Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

С НОВЫМ ГОДОМ

Поздравление от руководителя

Поздравляем

с награждением медалями

Наши книги в магазинах

крупных книжных сетей России

НАШИ ПРОЕКТЫ СЕГОДНЯ

Приглашаем к участию в сборниках

Форум

Страница «Zoya»Показать только стихотворения этого автора
Показать только прозу этого автора

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «Zoya»

    Обними меня            

                 Милый мой, подойди со спины,
                 Обними мои хрупкие плечи…
                                            © Любовь Шемчук


Обними меня, любимый, обними,
Счастья нашего заветные огни -
Устелили звёзды плоть Москва-реки,
Завораживает сердце звездопад.

Это Август - непоседа,
у реки
Разбросал свои высокие стихи,
Красотою набиваешь туески,
Чтобы в осени беречь волшебный сад.

Обними меня, любимый, милый мой...
Пусть на сердце лягут песни над рекой,
Будут тьма и холод, зимний непокой,
Между звёзд небесных выглянет весна.

Это - мы с тобою вместе, звёздный путь -
Выстилает Древний Логос нашу суть,
Мы пройдём его по звёздам, не свернуть...
И поёт у ног небесная река...
Поэт

Автор: Zoya
Дата: 24.09.2019 20:39
Сообщение №: 189114
Оффлайн
Администратор сайта

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Зоя Видрак-Шурер

Комментариев всего: 4 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

Жрица. Продолжение. Часть 4

Утро пришло радостное и спокойное. Солнце уже заглядывало за занавеску, когда Наташа открыла глаза.
- Ля-ля-ля, - пела Златка, играя с куклой. Чистый, не по-детски глубокий голос дочери, всегда вызывал у Наташи чувство восторга и восхищения. "Так поют оперные певцы", - не раз приходило ей в голову. Даже простейшее "ля-ля" изумляло звучностью и тембром.
- Ты уже проснулась, моя птичка, - улыбнулась Наташа дочке. - Ну, что? Пойдем завтракать и гулять?
- Пойдем.

Из дома вышли рано. Взяли с собой корзинки для ягод и грибов, Злата - маленькую, Наташа - побольше. Шли неспешно по дороге к лесу, напевая знакомые песенки.
- Тюнга-Тянга - синий небосвод,
Тюнга-Тянга - лето клуглый год, - пела Злата.

Лес встретил прохладой и легким сумраком. Деревья выстроились в ряд, точно солдаты на марше. Где-то в синей вышине прятался их шопот. Стало тревожно. Петь расхотелось. Наташа взяла дочку за руку.
- Пойдем сюда, - сказала она, указывая на тропинку, ведущую в сторону от главной дороги. Они прошли несколько минут, когда лес неожиданно распахнулся, и их взору открылся луг, полный солнца и тепла. По травам, вытянувшемся почти в Златкин рост, пробежал легкий ветерок, и они призывно зашумели, приветливо кланяясь людям. По направлению к ним, раздвигая травы рукой, шла женщина в темной, почти чедрной рубахе с золотистой вышивкой.

- Это тетя Лиза, знахарка наша и ведунья, - присмотрелась Наташа. - Здравствуйте, тетя Лиза, - поприветствовала она подошедшую женщину.
- И тебе здравствовать! - Ответила та не слишком любезно. - Это ты, что-ли, Наталья? - узнала, наконац, она. - И дочка твоя, вижу. Не забываешь бабу Веру-то, это - хорошо. - Она опять повернулась к девочке и, поначалу - легкое недоумение, а затем - изумление, смешаное со страхом, показались на ее лице. Наташа тоже посмотрела на дочь и поразилась. Златка и тетя Лиза точно загипнотизированные, слившись взглядами, впились друг в друга. Казалось, даже лес притих от подспудной важности момента. Травы перестали шуршать. Знахарка как-то странно дернулась. Наташе показалось, что она сейчас встанет перед Златой на колени.

- Великая... жрица, - разобрала Наташа шепот тети Лизы. Та не отрывала взгляда от взгляда Златы. - Великая жрица! - Воскликнула она громко. Чуть придя в себя, спросила: - Зачем ты сюда-то вернулась, на Землю?
Наташа ошарашенно слушала странную эту тираду. Молчала и Злата, и женщина ответила сама себе, бормоча: - Пожить в семье... ясно. У любящих родителей, ага. - Взглянула мельком на Наташу: - Ну, ты это правильных себе родителей выбрала. И любви тебе хочется земной. Ишь ты!

- О чём это Вы, тётя Лиза? - Еле пролепетала Наташа.
Та снова дернулась, слегка приходя в себя. - Пойду я. - Не отвечая Наташе, произнесла знахарка, и опять обратилась к Злате: - Хочешь, травы тебя научу узнавать? Ты, небось, наших трав не знаешь. Придешь?
- Плиду, - кивнула головкой девочка.
- Вот и хорошо! Вы обе приходите, завтра! - И добавила: - А здесь осторожнее, я хрюканье кабанов диких слышала. Хотя, с ней не пропадешь, конечно, - кивнула она головой на Злату.

Тётя Лиза ушла, словно растворилась в траве. Напряжение немного схлынуло. Взяв ребенка за руку, Наташа повела её по лугу. Но не прошли они и десятка шагов, как травы неожиданно раздвинулись, и перед глазами испуганной Наташа предстали клыки и двигающийся нос огромной кабаниха, по бокам её показались два небольших полосатых детеныша.

- Господи! - Охнула Наташа, сжимая Златкину ручку. Кабаниха сурово приклонила голову, выставляя клыки. Наташа замерла в ужасе.
- Не пугай мою маму, - неожиданно услышала она Златкин голос.
Девочка стояла, сжимая левой рукой руку мамы, а правую выставила к самой морде животного. - Уходи, - скомандовала она сурово.
Кабаниха опустила голову, точно в поклоне, ударила копытом по земле, хрюкнула, и повернувшись, пропала в траве. Следом за ней исчезли и кабанчики.

- Боже мой, - только и успела пролепетать Наташа. Солнечный, радостный, поначалу, день обрастал чем-то сумрачным и неведомым.
Они вышли из леса прямо к берегу Москва-реки. Река раскинулась перед ними широко и вольно, растекаясь между далекими берегами. Противоположный берег был крут. Торжественно и величаво вздымались на нем массивные стволы дерев, образуя защитную стену, уходящую от линии реки вверх по кургану. А здесь, под ногами, по странной прихоти природы, река льнула к берегу, очерчивая круглый силует, сохдавала заводь. Здесь было неглубоко, и местные мальчишки часто приходили сюда купаться. Захотелось войти в эти тугие воды и смыть пережитое напряжение.
 
- Нил, - вдруг расслышала Наташа тихий голосок дочери. - Нил, - повторила девочка.
- Нил? - Наташин испуг снова обрёл реальность. - Что ты говоришь, деточка? Это - Москва-река. Да и как ты слово такое знаешь? Нил?

Девочка молчала. Наташе захотелось плакать. Златкины особенности росли на глазах, и с этим ничего нельзя было поделать.
- Что ты знаешь про Нил, доченька? - снова обратилась Наташа к ребенку. А про себя подумала: «Саша! Что скажет на это Саша?» - Тревога за мужа снова коснулась сердца. - Пойдём домой, дорогая? - И повернувшись, они отправились обратно.

                                                                                                   (продолжение следует)

Поэт

Автор: Zoya
Дата: 03.10.2019 00:08
Сообщение №: 189217
Оффлайн
Администратор сайта

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Зоя Видрак-Шурер

Комментариев всего: 2 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

Жрица (продолжение)

Часть 5

Нафрини сидела на берегу, подмытому могучими водами Нила. Река раскинулась широко и вольно между берегами, и, насколько хватала взгляда направо и налево, - торжествовало царство воды, загадочное и великое. Лишь вдали, напротив, в слабом свете нарождающейся луны чернела могучая вершина над городом мёртвых, охватывающая своим покровом Та сет аат — «Великое место», откуда уходили к богам владыки Та-Кемет[1].

Здесь было тихо сейчас, в ночь новолуния второго месяца летнего сезона шему. Жрецы готовились к завтрашней церемонии, и - понимала Нафрини - ей даже больше, чем остальным, надо было бы спешить в келью, чтобы собраться с силами до утренней службы. Завтра, наконец, произойдет долгожданное событие - наречение нового имени, означающее её взрослость и вступление на путь великой жрицы.

- Мерет-Амон, - прошептала девочка, вслушиваясь в звучание имени. - Мерет-Амон. — Это имя выбрала для неё Высокая Мать Мумина. Нафрини волновалась; спать не хотелось совсем. Она взяла в руки отложенную маленькую арфу, сделанную для неё Учителем Ахенамоном.

«Господь Небесный,

царь постоянства, вечности повелитель.

Ты — самодержец, правящий божествами,

жизнями смертных, истины созидатель.

Ты утвердил горних небес пределы.

Ты, восходя, даруешь богам веселье,

радость — земле, поющей в лугах рассветных» - пела Нафрини знакомый псалом.

Неожиданно, чей-то шорох расслышала она на крутизне, в свете луны обозначилась фигура, и молодой незнакомый жрец спрыгнул прямо к её ногам.

- Приветствую тебя, моя добрая сестра, - обратился он к ней с обычным приветствием. - Не пугайся! Я шёл мимо и услышал твоё чарующее пение.

- Приветствую тебя, мой старший брат, - склонилась к нему в поклоне Нафрини. - Я не знаю твоего имени. Вероятно, ты - из тех жрецов, что пришли к нам на прекрасный Праздник Долины?

- Да, правильно. Моё имя - Яфеу. А я узнал тебя: ты участвовала вчера в процессии среди музыкантш с твоей арфой.

- Да, мне подарил её мой учитель Ахенамон. А зовут меня - Нафрини.

- Нафрини... красоту приносящая, - точно смакуя, добавил жрец. - Твой учитель? Ты посещаешь школу жриц? - Почтительно спросил он.

- Да, Высокая Мать Мумина отдала меня в школу, когда мне было три года.

- Высокая Мать? - Удивился Яфеу. - Она твоя физическая мать или приёмная?

- Моя настоящая мать - дочь правителя чужеземных стран по имени Якбаал, живёт она в Аварисе. Высокая Мать, благословенно имя её, забрала меня от родителей десять лет назад, когда мне исполнилось три. С тех пор я живу при храме, а Высокая Мать называет меня своей Любимой Дочерью.

— Вот почему твои волосы не черны, как у детей Земли Кемет, они сияют золотом в свете луны! Ты - потомок царей-пастухов!

- Да, - потупила голову Нафрини.

- Но ты - Любимая Дочь Великой служанки бога Амона — это огромная честь!

- Да, - подтвердила опять Нафрини, - да будет благословлено имя Высокой Матери и Великой служанки Амона!

- Я много слышал о вашей Школе Жриц, - продолжил Яфеу, - но никогда не общался с её жрицами. А что ты учишь в школе?

- Науку человеческого тела, науку звёзд, письмо и храмовое пение.

- Ты знаешь много, моя сестра, и ты так юна! А каковы твои обязанности при храме?

- Я помогаю Высокой Матери как низшая жрица, когда она служит свои часы.

Неожиданно, светлое облачко привлекло внимание Нафрини, и в свете луны она ясно увидела фигуру Высокой Матери Мумины, парящей над водами Реки. Любящие, но строгие, глаза смотрели прямо на юную жрицу.

- Пора домой, моя девочка, - услышала Нафрини, и вскочив, склонилась в почтительном поклоне.

- Да, матушка, - ответила она.

- Я должна идти, - обратилась Нафрини к Яфеу. - Моя добрая матушка зовёт меня.

- Да, я тоже увидел её. Ба над рекой. Но подожди ещё минутку, спой мне что-нибудь на прощание своим чарующим голосом.

Нафрини заколебалась.

- Хорошо. - И снова взяв арфу, она запела гимн Нилу:

«О, творец света, приходящий из темноты

Вскармливающий стада

Могущественный образ всего

Никто не может жить без него

Люди одеты в одежды изо льна, что произрастает на его полях

Ты облагораживаешь все земли и насыщаешь их непрестанно,

Спустившись с небес».

- Прости, добрый брат мой, я должна идти. Луна уже высоко. Благослови меня к завтрашней церемонии.

Яфеу молча поклонился ей, легко прикоснулся к золотистой голове.

- Иди, дорогая сестра, увидимся утром.

Нафрини легко поднялась на выступ, подмытый рекой, и, еле приметной тропой между разросшимися акациями, направилась к Храму. Ворота, конечно, были заперты, и ей не хотелось привлекать внимание стражи. Привычно, ноги привели ее к маленькой калитке в храмовой ограде, скорее - лазу, скрытому в ветвях тамариска. И рука ее, также привычно, нащупала выступ в ограде. Она надавила на камень, он поддался, открывая узкую щель, в которую Нафрини легко проскользнула.

Она закрывала лаз, когда вдруг заметила в темноте как-будто блеск чьих-то глаз. Не оборачиваясь, Нафрини вступила в Сад и поспешила к Священному Озеру Иешер.

Сад встретил ее тишиной. Лишь со стороны ворот раздавались защитительные гимны стражей, виднелись отблески факелов. Но здесь, в глубине, было таинственно и тихо. Сад разделялся на посадки финиковых пальм, смоковниц и олив. Были также яблони и виноград, гранатовые и миртовые деревья. Нафрини знала каждый уголок Сада, любила каждый по-своему, любила проводить в нем свободные минуты, которых у нее было не так много. И сейчас она, не задерживаясь, торопилась к Священному Озеру, провести ритуальное ночное омовение.

Луна уже стояла высоко в зените, её сияющий серп отбрасывал на земле чёткие тени, когда Нафрини подошла к Озеру.

"Мало тех, кто ее избегает, ибо Она – Почтенная;

Преисполнена земля любовью ее, когда сияет она,

Госпожа горизонта в прекрасном восходе своем на заре..." - шептала девочка слова гимна богине Мут.

Вода Озера нежно охватила теплыми объятиями её тело. И опять ощутила она чей-то пристальный взгляд, но обернувшись, никого не увидела. Окунувшись с головой три раза, Нафрини поспешила к Храму. Также, не переставая читать молитвы, вошла она в келью. Она любила свою комнатку. Сколько слёз, и молитв, и радостных гимнов прозвучало здесь за десятилетие её пребывания в Храме.

Нафрини плохо помнила родителей. Матушка Муминз не позволяла ей отлучаться из Храма. Сколько помнила она себя - Храм, эта комнатка, были её домом, службы и работы по Храму, учёба в школе - временем препровождения. Нафрини не знала другой жизни. Несколько раз пыталась она вызвать на разговор Ба своей матери, но та не умела общаться духом, и Нафрини прекратила попытки.

Небольшой коврик у стены - её постель, маленькая статуэтка богини Мут и чаша для возлияний в углу — вот и все принадлежности.  Нафрини свернулась калачиком на подстилке и сразу уснула.

(продолжение следует)



[1] Та-Кемет - древнее название Египта

Поэт

Автор: Zoya
Дата: 07.11.2019 18:38
Сообщение №: 189490
Оффлайн
Администратор сайта

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Зоя Видрак-Шурер

Комментариев всего: 4 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

Жрица (продолжение) 

Часть 6 

Божественный лик утреннего Солнца, влекомого скарабеем Хепри, ещё не заглянул в её каморку, когда Нафрини проснулась. Она не любила спать долго. Особенно сегодня, в такой важный для неё день наречения нового имени, определяющего её путь служения Сокрытому и Непостижимому, Великому Богу Амону. Второй день праздника Долины, выбранный Высокой Матерью Муминой для её посвящения. 

Из Храма доносилось пение жрецов, служба уже началась. И, быстро оправив на себе платье, Нафрини поспешилак Священному Озеру омыть тело к предстоящей церемонии. 

Подойдя к женской части Озера, она быстрым движением скинула платье, и входя в воду, опять почувствовала на себе чей-то взгляд. Обернулась, но никого не увидела, лишь качнулась ветка тамариска, обильно разросшегося вокруг Озера. 

Пройдя внешние дворы Храма, Нафрини вошла во двор перед Святилищем. Жрецы стояли чинно, каждый - на предназначенном месте. Некоторые пели, сплетая свои голосас голосами жриц храмового хора. Некоторые молились, торжественно воздев руки к Небу. Среди них Нафрини увидела Матушку Мумину и тихо подошла к ней. Высокая Мать чуть повернулась, улыбнувшись одними глазами, и снова сосредоточилась на службе. 

Громкий возглас Верховного Жреца Бога Амона, Открывателя небесных врат, Его Святейшества Птаххотепа раздался из Святилища, двери распахнулись, и священная барка Бога, сияющая золотом и инкрустацией, на плечах жрецов-носильщиков торжественно вступила во двор. На Барке блистал наос или ковчег с тремя стенками, разукрашенными золотом и драгоценными камнями, внутри которого за полупрозрачной расшитой золотом занавесью виднелась золотая статуя Бога Амона. В свете факелов и нарождающегося Солнца весь кортеж ослепительно сиял тысячами огней. 

Впереди, с воскуряемой кадильницей, в золотой короне Хаит шествовал Великодержавный, Властитель Обеих Земель, любимый Амоном, Его Величество Фараон Рэймсс. 

За баркой шёл Птаххотеп и другие ур-нечер, верховные жрецы.  

Барка на плечах носильщиков обошла двор и остановилась в центре. Жрецы образовали широкий круг, в котором священнодействовали Фараон и Верховный жрец. Тут Нафрини ощутила теплое прикосновение к плечу и, обернувшись, встретилась глазами с Матушкой. Следуя ее немому приказу, она вышла в центр круга и, почти теряя сознание от волнения, опустилась на колени перед баркой Бога. Пение не смолкало, но Нафрини показалось, что оно стало глуше. Она почти оглохла, так громко билось ее собственное сердце. Мягкие руки коснулись ее приклоненной головы, она увидела отстриженную прядку своих рыжих волос, опущенную в курильницу Высоким Отцом Птаххотепом. Пламя ярко вспыхнуло золотом, и она только расслышала:  

"Нарекается… служительница... Бога Амона… Мерет-Амон… посвящается… " 

Она бы, наверное, упала, если бы не крепкое объятие сзади, заставившее ее придти в себя и подняться. Сияющие глаза Матушки Мумины - было первое, что она увидела. А следом - добрый взгляд отца Птаххотепа, и рядом - строгое, но приветливое лицо Властителя Обеих Земель. дальше - радостная улыбка Туйи, любимой и единственной подруги, и еще дальше - Яфеу, новый вчерашний знакомец, и еще, и еще. Ей казалось, что сияние радости окутало весь Храм. Сердце билось так, что казалось, других звуков не существует вовсе. 

Матушка Мумина коснулась ее головы:  

- Все хорошо, моя девочка, все хорошо, - расслышала она и увидела, как Туйа передает Матушке какой-то белый сверток. Возвращающимся сознанием, она вдруг поняла, что это - платье. И прежде, чем она успела удивиться, легкое, ослепительно-белое полупрозрачное одеяние окутало ее. Матушка завязала на ней пояс, потом, подняв руки к груди, неожиданно сняла с себя ожерелье-менат и надела его на Нафрини 

- Мерет-Амон, - с любовью произнесла она. - Моя Мерет-Амон. 

Барка поднялась носильщиками, и процессия двинулась к выходу из внутреннего двора. Все последовали за ней. Во внешнем дворе толпились младшие жрецы и служители Храма. По мере продвижении барки они присоединяли свои голоса к хору и занимали места в процессии.  

На выходе из Храма тысячи зрителей, пришедшие на праздник, встретили барку дружным возгласом приветствия. Барка на минуту остановилась, и вся толпа в почтении и опустилась на колени. Затем по знаку Верховного Жреца, шествие двинулось по храмовой аллее, сопровождаемое музыкой, пением и танцами гимнастов. 

- Мерет-Амон, - прошептала про себя юная жрица. Ей казалось, что воздух искрится тысячами блёсток, и сердце пело. 

Вдруг чей-то тяжелый взгляд прожег ее. Она всмотрелась: 

- Я знаю это лицо. Это один из низших жрецов. Да! Он служит в саду. Гарамант, его зовут Гарамант, - вспомнила она. Это его взгляд преследовал меня ночью! Это - он! Но почему он смотрит на меня так неприветливо? 

- Ты будешь моей! - Услышала она его внутренний голос. Сердце сжалось. Мерет-Амон подавила в себе неприятное ощущение, отвернулась и постаралась снова окунуться в праздничное настроение. Ей это удалось, и к концу дня она совершенно забыла о происшедшем. 

                                                                                (продолжение следует) 

Поэт

Автор: Zoya
Дата: 20.11.2019 22:40
Сообщение №: 189602
Оффлайн
Администратор сайта

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Зоя Видрак-Шурер

Комментариев всего: 2 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии
ЗОЕ ВИДРАК-ШУРЕР

"Я ВИЖУ ВАС В ГЕКЗАМЕТРАХ ГОМЕРА..."
 
Я вижу вас 
В гекзаметрах Гомера...
Терцинах и сонетах Данте.
Верховным божествам
Не ссориться бы с Зевсом...
Оберегать блаженные таланты...


Уйти ли от любви,
Познавшей ямб отдушин?
Открытость тем опасна, что слаба.
Свое ничтожество
ПрезрЕть богиней лучше,
Пока не обольстил лже-дИсконт -
Хор похвал.

Но православным - келья* у Катуни...  
Попробуем вместить в нее Нью-Йорк!
Лишить бы сил торнадо, пыльных бурей,
Как большее из всех стихийных зол.

*место уединения
Поэт

Автор: zikovaA
Дата: 23.11.2019 07:15
Сообщение №: 189624
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Комментариев всего: 1 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

Жрица (продолжение) 

Часть 7 

Мерет-Амон-Нафрини спустилась привычной тропинкой к любимой заводи на Реке. Месяц уже поднялся высоко, и звёзды плескались в завораживающей глубине. Со стороны города и Храма неслись музыка и пение. Праздник продолжался. Горели факелы, было весело и шумно. Обычно Нафрини не покидала празднества. Она любила петь и танцевать в свете луны, но сегодня, в день наречения нового имени, ей хотелось уединения, она сама не понимала - почему. 

Как она и предполагала, в её любимом местечке у Реки было пусто и сравнительно тихо. Она залюбовалась игрою волн, и задумавшись, не услышала звука шагов. Лишь вздрогнула, когда - как и вчера - с крутизны к её ногам спрыгнул человек. 

- Я испугал тебя, Мерет-Амон, моя добрая сестра, - проговорил Яфеу, ибо это был он. - Извини. Почему ты сидишь здесь одна? Я не увидел тебя на Празднике, и потому решил, что ты - здесь. 

- Да, мне хотелось побыть одной, - пробормотала юная жрица.   

- Извини! Мне уйти? - Растерялся Яфеу. 

- Нет, нет, я рада, что ты пришёл! - Спохватилась Мерет-Амон. - Просто это ощущение нового имени странно для меня. Я - как будто другой человек. 

- Да, ты как-то изменилась со вчера, как будто бы стала старше. 

- Потому Матушка Мумина и говорит, что новое имя - новая судьба, другой человек. 

- Она мудра, твоя Матушка. 

- Да, она необыкновенно мудра, - ответила Мерет-Амон. 

 Они замолчали и некоторое время сидели - каждый в своих мыслях, наслаждаясь покоем и красотой вечера. 

- В каком храме ты служишь свои часы, дорогой брат? 

- Я служу в Абджу[1] Великому Властелину Жизни, Богу Спокойного Сердца, Осирису. 

- Абджу — это далеко! - Заметила Мерет-Амон. - Сколько времени занимает дорога сюда в Уасет[2]

- Не так уж далеко, день на ладье по Реке. 

- Ты любишь кататься по Реке, мой брат? 

- Да, люблю. 

- И я очень люблю. Когда я не занята в школе или Храме, я беру мою лодочку, вывожу её на середину Реки, и она несёт меня в своих объятиях. 

- Не боишься ли ты крокодилов, моя сестра? Это может быть опасно. 

- Крокодилов не боюсь. Они всегда мирны со мной, не беспокоят, просто плавают вокруг. Иногда мне кажется, что они меня любят. 

- Тебя нельзя не любить, моя сестра, - вставил жрец. - Твоё сердце полнится миром и добром. 

- Ты всё время хвалишь меня, мой добрый брат. Я не привыкла к этому. 

 Они в смущении замолчали оба. Чтобы сменить разговор, Мерет-Амон добавила: 

- Видишь суденышко там, в камышах? Это - моя лодочка. На ней я плаваю в школу. Её смастерил для меня наш жрец  Теремун. 

Помолчали опять.   

- Скажи, ты хорошо знаешь ту жрицу, что подарила тебе платье на церемонии? 

- Да, это - Туйа, моя подруга. Мы дружим с детства. Она - дочь Верховного начальника колесничих, господина Райи. Почему ты спрашиваешь? 

- Она - моя невеста.   

- Твоя невеста? - Изумилась Мерет-Амон. - Да, мы с Матушкой приглашены как почётные гости к ним на церемонию обручения по окончании Праздника Долины. Будет большое празднество. И все наши жрецы и жрицы приглашены. Туйа никогда не видела своего жениха, и она волнуется. Ты не подошел к ней в Храме! 

- Да, не подошел. Не получилось... или не хотел. Не знаю. На самом деле мы виделись давно, когда были детьми. Она была совсем маленькая тогда и не помнит, конечно. Наши отцы договорились поженить нас. 

- Туйа - моя любимая подруга. Понравилась она тебе? 

- Понравилась, да, но мне не хочется жениться по договору отцов, я бы хотел выбрать себе жену сам. Если бы мой отец был жив, я бы просил его отменить помолвку. Но он ушел к Владыке Запада, Великому Осирису, и я не знаю, как быть. 

 

- Когда твой отец ушёл на поля Иалу[3]

- Уже два года, - тихо ответил Яфеу. 

- Жива ли твоя мать? - спросила Мерет-Амон. 

- Матушка жива, но она в плохом здравии. Она не вынесла бы путешествия по Реке. 

- Туйа очень красивая! И она - замечательный человек! 

- Красивая, да. Но я её совсем не знаю. Если бы мне было позволено выбирать, я бы выбрал тебя. Ты - ослепительно красивая. 

- Спасибо, - потупилась девушка. - Но я никогда не выйду замуж. 

- Почему? - Удивился Яфеу. 

- Моя Матушка посвятила меня Великому Амону в младенчестве. Я буду служить ему как Великая жрица. И когда придёт время, найду себе преемницу, как Матушка Мумина нашла меня, сделаю её своей дочерью и служительницей Великого Амона. 

— Вот как! - Снова удивился Яфеу. - Я понимаю. А Матушка Мумина тоже посвящена Великому Богу? 

- Да, это давняя традиция. 

Они снова замолчали, каждый по-своему переживая услышанное. 

 Священная Река, плоть первозданного океана, спустившегося с небес, мерно покачивая боками, устремляла свои воды к северу, обтекая город. Веселье, звучащее на обоих его берегах, неслось к Реке и тонуло, угасая, в её могучем теле. Звёзды, сияющие на теле Великой Нут, богини Неба, родившей Солнце и звёзды, выстилали ковёр по поверхности Реки, создавая светящийся объём, единяющий Небо и Землю. Хонсу[4], Небесный путник, Прекрасный милостью, рождал серебристую дорожку на лоне Реки. Сердце Мерет-Амон трепетало от охватившей её радости и красоты, разливающейся вокруг. 

- Как прекрасно! - Вырвалось у неё. 

- Прекрасно, да, - согласился Яфеу. - Споёшь мне ещё? - Спросил он после некоторого молчания. 

 Мерет-Амон взяла арфу, и её глубокий голос вплёл золотое кружево в блистающее полотно вселенной. Яфеу не сводил с неё взгляд. 

- А возможно ли тебе отказаться от посвящения Великому Богу, если ты не захочешь? Или полюбишь? И захочешь выйти замуж? 

- Вероятно, могу, - удивилась юная жрица. — Это никогда не приходило мне в голову. И я не хотела бы огорчать Матушку Мумину. Она очень любит меня. Она - всё, что есть у меня, она - моя семья, а я - её. 

— Это потому, что ты никогда не любила, не любила мужчину, я имею в виду. - Сказал Яфеу. - Ты ещё юна. 

 Мерет-Амон потупила взгляд: - Я не знаю, что ответить тебе, мой добрый брат. Мы никогда не говорили на эту тему с Матушкой. 

- А что, если я отменю нашу помолвку с Туйей? Ты думаешь, она сильно огорчится? Она ведь тоже совсем не знает меня. Это просто договор между отцами. 

- Да, договор между отцами, но так издревле было в Та-Кемет[5], - возразила Мерет-Амон. - И конечно Туйя очень огорчится, - добавила она. 

- Я должна идти, мой добрый брат, пора. Луна уже высоко. 

- Пора, да, - отреагировал жрец. - Ты придешь сюда завтра? - Несмело, спросил он. 

Девушка стояла в свете луны, и лучи мягко обтекали её тело, создавая светящийся силует. А копна рыжих вьющихся волос золотой короной оттеняла милое лицо. 

- Ты невыразимо прекрасна, - вырвалось у молодого человека. - Ты придёшь? 

Юная жрица заколебалась. 

- Нет, - нерешительно произнесла она. - Не приду. Я должна идти. Увидимся на службе. 

- Увидимся на службе, - эхом откликнулся Яфеу. 

Мерет-Амон развернулась и, взбежав на косогор, поспешила к Храму.  

 

                                                                                         (продолжение следует) 

 

 

[1] Древний Абидос 

[2] Древний Карнак (Фивы) 

[3] Поля блаженных по верованиям древних египтян 

[4] Бог Луны 

[5] Самоназвание Древнего Египта 

 

Поэт

Автор: Zoya
Дата: 26.11.2019 02:06
Сообщение №: 189636
Оффлайн
Администратор сайта

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Зоя Видрак-Шурер

Комментариев всего: 4 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

Жрица (продолжение)

Часть 8

Праздник вошёл в свой апогей. Торжественная барка Бога Амона была установлена на огромной процессионной ладье из черного дерева, Усерхетамоне, отделаной золотом и лазуритом, и спущена на воду. В центре ладьи возвышалась каюта Великого Бога, собранная из деревянных панелей, поддерживаемая тонкими колоннами, также изукрашенная  драгоценными камнями, золотом и цветами, где разместилась храмовая барка с наосом Великого Бога. Буксируемая царской ладьей, не уступающей по красоте Усерхетамону, ладья Бога Амона переправилась на западный берег Реки, в Та сет аат - Великое Место[1], «освещая воды небесные красотами своими, словно само Солнце, когда диск его сияет, появляясь на горизонте»[2]. Величественная процессия сопровождалась десятками ладей царских чиновников и жрецов, соревнующихся богатством и убранством. А также сотнями лодок и лодочек поменьше, принадлежащих люду попроще и победней.

Согласно ритуалу, первую ночь праздника статуя Великого Амона, прибывшая из Уасета, проводила в Джесер-Джесеру, Святая Святых, вырезанному  глубоко в скале, куда мог войти только Его Величество. В следующие дни из заупокойных храмов и гробниц Та сет аат  выносились статуи царей, встречающие Великого Амона. В результате священного обряда призывались души умерших великих предков силой духа мира живых, а сами живые преобщались миру пресветлых духов.

Мерет-Амон любила ощущение праздника, света и радости, наполняюшие церемонии. Пение и танцы доставляли ей истинное наслаждение. Единение и близость пресветлым духам умерших царей и предков вдохновляли её, и порой, без всяких усилий, новые псалмы и песнопения рождались в её душе, которые потом они разучивали с девочками в школе.

Но теперешний праздник был другим для неё. Впервые в жизни она участвовала в процессии не со школьницами и даже не с музыкантшами. Впервые она шла и плыла в ладье с высшими жрицами, и ощущение неизмеримой полноты и счастья переполняли душу юной жрицы.

В ладье сзади она увидела Туйу и других девочек из школы. Мерет-Амон почувствовала огорчение: впервые за много лет они были с Туйей в разных ладьях и, как бы, на разных церемониальных уровнях. Но, заметив Мерет-Амон, подруга так приветливо замахала ей рукой, что чувство вины погасло. И Мерет-Амон замахала ей в ответ.

На ладье справа она увидела незнакомых жрецов, прибывших в Уасет из других мест. И с неё девушке улыбался Яфеу.

По окончании церемонии все разместились под тентами и в палатках: Его Величество, Властитель Обеих Земель со своим двором - в палатках в центре, высшие жрецы и жрицы - в палатках вокруг, и так по рангу. Некоторые, победнее, оставались на ночь на лодках. Но музыка и пение не прекращались, и в свете факелов грациозные движения танцоров и гимнастов привлекали внимание.

Мерет-Амон сидела рядом с Матушкой на маленьких подушечках у костра, наслаждаясь музыкой и гибкими движеньями танцоров.

Чей-то пронзительный, колючий взгляд ощутила она спиной. Быстро обернулась, и встретилась глазами с напряженным взгладом жреца, преследовавшего её в саду.

- Матушка! - Воскликнула девушка. Матушка Мумина обернулась тоже, но тот уже убегал от костра, теряясь в ночном мраке.

- Кто это? - Спросила Мать.

- Это - один из младших жрецов, Матушка, он работает в нашем храмовом саду. Зовут его Гарамант.

- Что он хочет от тебя? - Спросила жрица, и тут же ответила раздумчиво сама себе: - Недобрый человек. Ох, недобрый! Ты держись подальше от него, слышишь? Разговаривала с ним? - Строго поинтересовалась она.

- Нет, Матушка, не разговаривала. Но он преследует меня и в саду, и здесь.

- Я поставлю молитвенную защиту на тебя. Великий Амон, да славится Имя Его, убережет тебя. Но и ты сама берегись: в контакт с ним не вступай!

- Да, Матушка, - послушно ответила юная жрица.

- Красивая ты у меня, очень красивая, - мельком взглянув на Мерет-Амон, произнесла Матушка. Девушка услышала легкий трепет в её голосе, и теплая волна любви охватила её. Ей захотелось, как в детстве, броситься на грудь Матери, и замерев, утонуть в её безграничной любви. Но она не посмела.

- Сдерживай эмоции, - вспомнились ей слова своей наставницы. - Храни сердце в покое.

- Гарамант, говоришь, - задумчиво произнесла Мать. - Значит он из гарамантов[3]. Они - очень агрессивный и воинственный народ. И боги их воинственные. Что это он у нас задержался, в Та Кемет? Богов что-ли наших предпочёл?

Задумалась. И опять, отвечая на свой же вопрос, проговорила тихо:

- Это отец у него из гарамантов, а мать - египтянка. Изнасиловал он её во время военных действий, вот и всё.

Мерет-Амон давно увидела эту особенность Матушки: проникать в сущность людей и вещей внутренним, духовным вИдением.

- Не любила его мать. Подбросила в храм жрецам, и все дела.

- Значит, он - как я? - Спросила тихо Мерет-Амон. - Полукровок! Безродный!

- Не смей так говорить! - Голос Матушки зазвучал сурово, и она развернулась к Дочери всем телом. - Полукровка - да, но ты не безродная! Ты - царских кровей!  Твоя мать - дочь гиксосского царевича,  правителя по имени Якбаал. Ты это знаешь! Я по звёздам нашла тебя! Твоя мать не хотела отдавать тебя, я выкупила тебя у неё!

- Я помню наш дом... сад и озеро, - проговорила Мерет-Амон тихо. - И мать, и старших братьев. И отца.

- Твой отец - египтянин. Он был достойным человеком, смотрителем строительства царских кораблей в Аварисе, господин Омари. Он умер, когда тебе было пять лет, ты уже жила в Храме.

- Отец умер! – горестно вырвалось у юной жрицы. – Теперь я понимаю, почему ни разу не встретила его Ба[4] во время духовных визитов: он не обитает в мире живых, он – в мире мертвых! Да упокоится душа его на полях Иалу!

Они помолчали.

-Звёзды указали мне тебя. Ты - избранная Великим Амоном! Ты будешь служить детям Та-Кемет, и они будут любить и почитать тебя!

Помолчали опять.

- Значит, ты навещаешь свою мать в духе, своим Ба?

- Навещаю, - робко отозвалась Мерет-Амон. - Но люди мира профанного не умеют общаться духом. Можно ли мне поехать к моей семье, Матушка, навестить?

- Навестить? Для чего? - Матушка смотрела строго. Но взгляд её неожиданно потеплел, и она добавила:

- Не принесёт это радости тебе, Дочь моя. Чужая ты для них. Мать твоя сильно переживала, не хотела отдавать тебя, и я наложила зарок забвения на неё.

У Мерет-Амон сжалось сердце: - Она совсем не помнит меня?

- Не помнит, - добавила Матушка сурово. - И тебе помнить нечего, Храм - твой дом.

- Не накладывай на меня зарок забвения, Матушка, - робко попросила юная жрица. - Я хочу помнить.

- Ладно, помни, - согласилась Мать. - Хотя ты должна понимать: страдающее сердце - слабое сердце. Хотя оно и зреет в страданиях.

- Я понимаю, Матушка.

- Вот и хорошо. Да хранит тебя Великий и Сокровенный! Я иду на омовение и - спать. И ты не задерживайся.

Матушка скрылась в темноте, когда неясный силует возник в пламени костра. Узнав Яфеу, Мерет-Амон показала ему на подстилку рядом с собой.

Жрец опустился на указанное место, но начинать разговор, как-видно, не спешил, а просто замер, протянув руки к костру.

- Я пришёл поговорить с тобой, моя дорогая сестра, - начал он несмело. – Боюсь, что в насыщенности последующих дней, мы не найдём времени остаться наедине. А мне очень надо поговорить с тобой до празднества в доме Туйи, у господина Райи.

- Я слушаю тебя, мой добрый брат, - обернулась к нему Мерет-Амон, - я внимательно слушаю.

Она ощутила глубокое волнение, исходящее из сердца молодого человека, и прониклась сочувствием к нему.

- За время Праздника у меня было много времени наблюдать окружающих. Сколько же здесь красавиц! Но - поверишь ли - ни к кому не влечет меня сердце мое, только к тебе! Я знаю, ты посвящена Великому и Сокрытому, Повелителю всего сущего, - торопливо добавил он, видя, что Мерет-Амон собирается возразить. – Все, что я прошу, — это год! Я буду просить Туйу и господина Райю отсрочки нашей помолвки на год. А твою Матушку Мумину - о возможности выбора для тебя: служить ли Великому Амону в безбрачии или же будучи замужней.

- Вряд ли Матушка согласится на это, дорогой брат, - покачала головой юная жрица. – Мы только что обсуждали с ней моё посвящение Сокрытому. И я боюсь, ты сильно обидишь господина Райю и Туйу.

Она встала, наклонилась почтительно: - Увидимся завтра, мой добрый брат.

- Увидимся завтра, - откликнулся юноша.

Матушка крепко спала, когда, после ритуального омовения, Мерет-Амон вошла в палатку. Спать не хотелось совсем, хотя она и устала от обилия впечатлений. Она легла на свою подстилку и через распахнутый полог залюбовалась звёздами. 

Ахах -  звездное небо, тело богини Нут, пристанище пресветлых духов и душ предков - простиралось над ней. Привычным взором Мерет-Амон отметила царственные Сах[5] и Себедет[6]. И - показалось ей уже в полудреме - улыбающееся лицо Яфеу между звёзд. С этой мыслью она и уснула.

 

 

                                                                                                                        (продолжение следует)

 

 

 

 

[1] Долина Царей, некрополь на западном берегу Нила напротив древних Фив

[2] перевод Виктора Солкина

[3] Гараманты - так называемый "народ моря", происхождение их точно не известно.

 [4] Ба - согласно древне-египетскому мировоззрению - один из девяти уровней души, жизненная сущность человека

[5] Сах - Орион, по древнеегипетским верованиям - небесная форма бога Осириса

[6] Себедет - Сотис или Сириус, по древнеегипетским верованиям -небесная форма богини Исиды


 

Поэт

Автор: Zoya
Дата: 11.12.2019 22:47
Сообщение №: 189769
Оффлайн
Администратор сайта

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Зоя Видрак-Шурер

Жрица (Продолжение)

Часть 9

Мумина возвращалась в палатку после ритуального омовения, когда обратила внимание, что Мерет-Амон у костра не одна. Разглядеть человека она не могла, лишь по гладко выбритой голове поняла, что это - жрец. 

 - Интересно, кто это? – Мелькнуло в голове, - и что ему надо от неё? 

Непонятное беспокойство шевельнулось в сердце. Она села на подстилку в палатке, привычно скрестила ноги, замерла в молитвенном молчании. Отделившись духом от тела, встала рядом с костром и услышала: - Ни к кому не влечет меня сердце мое, только к тебе! … Я буду просить Туйу и господина Райю отстрочки нашей помолвки …  

Мумина присмотрелась к жрецу: - Да это – тот же самый, что приходил к ней в Уасете! – Узнала она. – Яфеу, кажется. Это плохо! Это – очень плохо! И зарок забвения на него не наложишь: этот – сам наложит, на кого захочет! 

Она быстро ретировалась обратно в тело, чтобы сидящие у костра её не заметили. Мумина была растеряна, как давно уже не была. Эта девочка, Мерет-Амон-Нафрини, стала сутью и смыслом её жизни. Мумина и не заметила, когда и как это случилось. Но сейчас, с появлением этого парня, Яфеу, её жизнь, её путь Верховной жрицы, и путь Мерет-Амон, как её преемницы, выстроенные с такой тщательностью, грозили разломиться на тысячу кусков.  

 - Почему, почему я так переживаю? – Задала она вопрос самой себе. – Что страшного, если даже она выйдет замуж? Она останется моей Дочерью! 

Мумина вспомнила свою приёмную Мать, Анкх, Великую Жрицу богини Мут. Вспомнила её строгость и требовательность, и – в то же время - бесконечную любовь к ней, своей Дочери. Не было дня, чтобы Мумина не поминала Великую Анкх в молитве. 

Анкх была царской дочерью, но свою жизнь посвятила Великому Амону и его Великой Супруге богине Мут. Она удочерила Мумину и посвятила её Великому и Сокрытому когда девочке было десять лет. Мумина хорошо помнила детство в доме отца. Помнила братьев и сестер, помнила родную мать, тяжело больную и не встающую с постели. Помнила смерть матери, отца, убивающегося от горя, и – как бы застывшего – после её ухода на поля Иалу. 

 Мумина помнила и день, когда Великая Анкх пришла за ней. Они тогда долго разговаривали с отцом, после чего Великая Жрица забрала её к себе. 

 Воспоминания теснились в душе Мумины, точно волны набегая одно на другое. Птаххотеп… их несостоявшаяся любовь… Он уже тогда был Великим жрецом бога Амона и учителем в школе жриц, когда Великая Анкх отдала её в школу. Мумина помнила добрый взгляд Птаххотепа, точно обволакивающий её сердце. Их встречи над Рекой… 

- Как сейчас Мерет-Амон с Яфеу, - подумалось ей. 

А потом – их обоюдный вердикт служить Великим богам в полноте сердец, сохраняя безбрачие. 

 - Мерет-Амон должна решить всё сама, - поняла Мумина. – Она уже инициированная жрица. Пусть будет – как будет. Да ведёт её Великий Амон! 

С этой мыслью она, успокоившись, легла спать.  

Когда Мерет-Амон зашла в палатку после разговора с Яфеу и ритуального омовения, Матушка крепко спала. 

 

*** 

Мерет-Амон ушла совершить ритуальное омовение, но Яфеу остался у костра. Он знал, что около его палатки - весело и шумно, а шума ему не хотелось. Здесь, рядом с палаткой Мерет-Амон было сравнительно тихо, и ему надо было подумать наедине. 

 Он винил себя, что не написал письмо господину Райе и Туйе заранее, с просьбой отложить помолвку. Тянул до последнего. А сейчас уже и тянуть некуда, и посоветоваться не с кем. Долгие годы мысли о женитьбе он воспринимал спокойно: всегда в их роду отцы заключали договор о женитьбе сыновей. Так сделал его дед, и дед деда, и его собственный отец. Потому Яфеу не противился и давно привык к мысли, что жрица из Уасета по имени Туйа будет его женой. Но последние месяцы он чувствовал некоторое беспокойство по этому поводу.  

 - Надо было хотя бы приехать заранее и познакомиться с ними, - думалось ему. - Может, Туйа и понравилась бы мне. Но теперь эта девочка, Мерет-Амон... А если бы я не встретил её?  

Именно эта юная жрица, совсем ещё дитя, задела его сердце. Он чувствовал небывалую нежность к этому существу, её открытости и незащищённости.  

- Я увевен, это - Великий Амон, Его пути, неисповедимые стези Его! Это Он вложил сомнения в мою душу! Иначе и быть не может! Я должен поговорить с господином Райей и Туйей! Надо сказать, что я не готов жениться сейчас. Год, всего лишь год отстрочки, - и там увидим, каков будет приговор! 

С такой мыслью Яфеу встал и, возблагодарив Бога, пошёл к своему костру. 

 

*** 

Гарамант убежал от костра, где разговаривали Великая Мумина и эта девчонка, новая высшая жрица, Мерет-Амон. Он добежал до Реки и взошёл на лодку, на которой приплыл в Великое Место с другими низшими жрецами. Лодка покачивалась, привязанная, в зарослях папируса, вокруг никого не было, хотя с обеих сторон Реки и по каналам вокруг раздавались музыка и пение.  

 Гарамант не любил шум. Праздники раздражали его как бестолковая толчея и многолюдность. Он любил одиночество, работу в храмовом саду в Уасете, куда был поставлен с детства. Великий Птаххотеп определил его на учёбу в школе писцов, по окончании которой он был назначен низжим жрецом в Храме бога Амона... с тех пор уже пятнадцать лет...  

Он жил при школе, а потом при Храме, не зная ни родителей, ни другой жизни. Он пытался выставлять свою кандидатуру на инициацию в сан высшего жреца, но никто никогда не поддерживал его. Одиночество как печать преследовало. И обида... на родителей, подбросивших его в храм, на жрецов, равнодушно проходящих мимо, на Бога, безмолвного и безжалостного в своём равнодушии... Всем и всегда было всё-равно - есть он или нет! 

 Эта девчонка, инициированная на днях, в начале Праздника Долины, Мерет-Амон... Он никогда не обращал внимание на девчонок-школьниц, снующих в Храм и обратно по Саду. Любви не было места в его сердце. Но эта... она - как и он, полукровка! Её преимущество только в том, что её удочерила Великая Мумина! Но если он женится на ней... Мумина будет поддерживать его! И путь к сану высшего жреца будет открыт для него! 

 Гарамант привычно расслабился и отделился своим Ба от тела. Он снова оказался у костра, который оставил час назад, где сидели Мерет-Амон и Великая Мумина. Их уже не было у костра, но духовное полотно их мыслей осталось. И Гарамант услышал: - Я поставлю молитвенную защиту на тебя. Великий Амон, да славится Имя Его, убережет тебя!  

 Жрец резко дернулся и вернулся в тело: "Великий Амон! Молитвенная защита! Да я разобью любую защиту, которую ты поставишь на ней!" Чувство злобы охватило его. "Еще посмотрим, кто - кого!" Он вышел из лодки и, яростно колотя по зарослям папируса руками, пошёл к своей палатке, спать. 

 

(продолжение следует) 

 

Поэт

Автор: Zoya
Дата: 17.12.2019 20:51
Сообщение №: 189822
Оффлайн
Администратор сайта

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Зоя Видрак-Шурер

Жрица (Продолжение)  

Часть 10 

Проснулась Наташа, когда Солнце только-только начачинало свой путь над притихшим утренним городком. Первые соловьи еще только прочищали горлышки перед парадным выходом. Злата спала. 

Наташе вспомннился вчерашний разговор с мужем по телефону: 

"Представляешь, Саша, она знает слово "Нил"! Откуда? Мы никогда с ней не говорили про Египет! 

А тётя Лиза назвала её "Великой Жрицей! Ты представляешь?! Что это значит?" 

- Не знаю, Натуся, - ответил Саша. - Попробуй показать ей книгу про Древний Египет. Может, она что-нибудь ещё вспомнит. 

- Это - хорошая идея, - подумалось Наташе, - это - очень хорошая идея. Посмотрим, что из этого получится. 

Завтракали не торопясь. Злата кормила кашей любимые игрушки, куклу Машу и Медвежонка Пуха. Решили прогулаться к тёте Лизе, поскольку она их пригласила, а потом пойти в библиотеку за книжками сказок. Вышли, когда солнце поднялось достаточно высоко, но жарко не было. Направились по проселочной дороге к домику тёти Лизы. Злата по привычке напевала: 

- Куда идём мы с Пятачком - больсой-больсой секлет! 

И не ласкажем мы о нём - о нет, о нет, о да! 

- Мамочка, нам есё далеко идти? 

- Уже пришли, детка. 

 Калитка во двор тёти Лизы оказалась не запертой. Они вошли. По двору бродили, переговариваясь, куры. Направо стоял большой стол с лавками и навесом. На всём пространстве стола лежали расстеленные куски белого полотна, на которых сушились травы. Также, связанные пучки трав висели под навесом. 

- Тётя Лиза! - Позвала Наташа. И обернулась с огорчением к дочери: - Похоже, нет её дома. 

Тут калитка заскрипела, и во двор вошла хозяйка, тётя Лиза. 

- Аа, гости пришли! - Обрадовалась она, - ну, проходите! А я вот за травами ходила, - добавила она, указывая рукой на корзину, из которой торчали веточки и букеты из трав. 

Они прошли в дом и ахнули: 

На гвоздиках, прибитых в стены, на брусках под потолком, на всех свободных местах горницы висели и лежали связки высушенных трав. У стены стоял большой комод, уставленный баночками и пузырьками. Насыщенный запах леса и лугов ударил гостям в ноздри. 

- Ух, ты! - воскликнули обе, мама и дочка. 

- Да, уж, - усмехнулась тётя Лиза. - Это всё - дары Матушки Земли. Она нам жалует их, чтобы не хворать! 

Ну, - обернулась тётя Лиза к Злате, знакомо тебе что-нибудь из этого? 

Девочка огляделась. Её внимание привлёк горшок с растением на окне. Она подошла, протянула пальчик к острой иголочке растения, слегка коснулаась и членораздельно приознесла: - Алоэ. А у нас оно вот такое больсое! - Она вытянула ручку вверх на сколько могла и даже поднялась на носочки. 

Наташа переглянулась с тётей Лизой: 

- Где это "У нас", доченька? 

Не отвечая, Златка прошла дальше, принюхалась. 

- Это - анис, он для зывотика. 

- Верно, это - анис, он для животика, - согласилась тётя Лиза. 

- А это - мята, она для зывотика, и для зубиков, и стобы не кашлять. 

- И чтобы не кашлять, - отозвалась эхом знахарка, удивленно покачивая головой. 

Девочка прошла дальше. Её внимание привлекли веточки с почками, привязанные рядом с окном. Она подошла, сорвала одну почку, растёрла между пальцев, принюхалась, лизнула кончиком языка. 

- Да она - настоящая лекарка! - Воскликнула тётя Лиза, наблюдавшая на манипуляциями ребёнка. - Посмотри, как определяет травы - по запаху! По вкусу! Профессионал! 

- Это - чудо-лекарство, - объяснила тётя Лиза девочке, - от всех болезней, можно сказать, берёзовые почки - называется. Запомнишь? 

- Да, - кивнула головкой девочка. 

И, повернувшись к Наташе, знахарка добавила: 

- Не видела бы своими глазами - не поверила бы. И впрямь похоже, что жрица она бывшая. А врачами только жрецы были в древности, ну и жрицы иногда. 

- А какой страны жрица, тёть-Лиза? - спросила тихо Наташа. 

- Египет Древний, - задумчиво произнесла ведунья. - Боишься? - Взгланула она пристально на Наташу. - Страшно тебе? 

- Страшно, тётя Лиза, - призналась Наташа. - Но детки только маленькие помнят свои прошлые жизни, правда? - С надеждой добавила она. - Потом забывают? 

- Правда, забывают в основном. Вот мы-то с тобой не помним. 

- Не помним, - с облегчением вырвалось у Наташи. 

- Ну, давайте-ка обедать будем! - Обратилась к гостям хозяйка. - Борщ у меня волшебный! На травах! - Улыбнулась она ребёнку. И котлеты! И не перечь! - Добавила она Наташе на невысказанное возражение. 

Накрыли в саду под навесом, слегка потеснив сохнущие травы. 

От тарелки вкуснющего борща, как хозайка и обещала, Златка осоловела и начала тыкаться носом в мамин бок. 

- Ой, тёть-Лиза, она совсем спит! - Воскликнула Наташа. 

- Ничего! Перенеси её в дом, положи на диван. Пусть спит себе! 

Наташа взяла малышку на руки, отнесла на диван. 

- Вот тебе одеяльце, укрой её, - протанула ей плед тётя Лиза. 

- Спасибо Вам, тётя Лиза! - Наташа была тронута. - Можно я оставлю её у Вас на часок? Я хочу сходить в нашу библиотеку. Хочу взать сказки для неё и, может быть, что-нибудь про Древний Египет. 

- Про Древний Египет - это хорошо! - Одобрила ведунья. - Не сомневайся! Пригляжу за ней, конечно! 

Поселковый Дом культуры встретил тишиной и безлюдием. Наташа взглянула на афишы. Мультик "Каникулы в Простоквашино" - отметила для себя, - завтра в пять. "Культура Древнего Египта", лекция, - неожиданно бросилось в глаза большое объявление. - В субботу в четыре. Она застыла в полной растерянности. - Вот и не верь после этого в предназначения! Таких совпадений не бывает. Древний Египет сам пришёл к нам со Златкой! Лектор - доцент МГУ Виктор Сойкин. Из нашего университета, - подумала Наташа, - факультет Востоковедения. 

В холле не оказалось никого. В библиотеке за стойкой сидела незнакомая женщина-библиотекарь. 

- Мне нужно сказки для детей и что-нибудь по истории Древнего Египта с иллюстрациями, - обратилась к ней Наташа. 

- Сказки - вот здесь, - указала рукой библиотекарь, - а по древней истории - вон там у стены направо. 

Наташа взяла большую с картинками книгу волшебных сказок и засомневалась у стойки по древней истории. Перелистав несколько книг, она наконец, остановила выбор на хорошо иллюстрированном томе по истории Древнего Египта. И,  довольная приобретением, поспешила к тёте Лизе за Златкой. 

 

 

                                                                                                                    (продолжение следует) 

 

 

 

 

 

Поэт

Автор: Zoya
Дата: 07.01.2020 21:40
Сообщение №: 190001
Оффлайн
Администратор сайта

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Зоя Видрак-Шурер

Жрица(Продолжение)  

Часть 11 

Когда Наташа вернулась из библиотеки, Злата ещё спала, разметавшись по тёть-Лизиному дивану. Наташа залюбовалась спящим ребенком. - Пусть спит, - поймала её взгляд тётя Лиза. - Пойдем чай пить. 

 Наташа села за стол у окошка и замерла, околдованная чарами летнего дня. Прямо за домиком тёти Лизы начинался лес,  загадочный и маняще-тревожащий. Ели на опушке возвышались гордо, точно стражи в карауле, и легкий ветерок, качаясь на их пышных лапах, пропадал где-то в могучих вершинах. Солнце ещё не закончило свой ежедневный обход, и ненавязчивые пушистые облачка не осмеливались затмить его царственное величество. 

 Легкий шорох отвлек её внимание, и она увидела своего заспанного разлохмаченного ребенка с плюшевым мишкой в руке стоящей возле дивана.
- Проснулась, моя девочка, - бросилась к ней Наташа.
- Идём к нам чай пить, - пригласила тётя Лиза. - Будешь пирог с земляникой?
- Буду, - кивнула малышка, взбираясь на табурет. 

Пока чаевничали, Наташа старалась укротить растущее нетерпение. Лишь только Златка отодвинула от себя тарелку с пирогом и собралась слезть с табурета, Наташа быстрым движением остановила её. 

- Подожди. Посмотри, что я принесла. - И она выложила перед девочкой принесенные из библиотеки книги.
- Посмотри, здесь - сказки, а здесь... - Наташа не успела договорить, потому что Злата, выпустив из рук медвежонка и отодвинув книгу сказок, буквально впилась взглядом в обложку второй книги. 

 На обложке книги стояла прекрасная иллюстрация Египетского храма, точнее - двух громадных пилонов, перед которыми восседали величественные колоссы фараонов.
- Уасет1, - сказала девочка, указывая пальчиком на обложку. - Ипет-сут2

 Наташа растерялась. Такой мгновенной реакции она не ожидала... или ожидала? 
- Что она говорит? - Обратилась к Наташе знахарка. - Ты понимаешь?
- Сейчас, тётя Лиза. - Наташа бросилась к своей сумке, достала блокнот с ручкой. - Я запишу. В субботу в Доме Культуры будет лекция египтолога, я спрошу его. 

 - Таких совпадений не бывает, - покачала головой тётя Лиза, повторяя Наташину мысль. - Египтолог! У нас, в нашей деревне! Когда такое было? Не простая у тебя девочка, что и говорить. - Она открыла наугад страницу книги. - А это кто? Знаешь? 

Образ страстной черноликой властительницы в белоснежном плиссерованном платье со знаками власти в скрещенных руках предстал перед ними.
- Яхмос-Нефертари, - пробормотала малышка.
- Что ты говоришь, доченька, кто? 

- Яхмос-Нефертари, - прочла надпись тётя Лиза, наклонившись над книгой. - Обожествленная царица 18-ой династии. 
- Она не умеет ещё читать, верно? - Обратилась знахарка к Наташе.
- Не умеет, - прошептала та. 
- Хемет нечер3, - сказала девочка. 

Неожиданно, быстрым движением, она спрыгнула с табурета, опустилась на коленки и прижалась головкой к полу. Наташа и тётя Лиза замерли в немом ужасе, схватившись за руки друг друга. Наташа резко захлопнула книгу.
- Всё, доченька, она ушла, - проговорила тихо.   

Домой шли молча. Злата не пела. Наташа была подавлена. Книгу о Египте оставила у тёти Лизы.
- Не могу, тётя Лиза, брать её домой, - объяснила. - Не хочу будить в Златке воспоминания. Завтра сдам в библиотеку. 

 - Что вы такие тихие? - Встретила их вопросом баба Вера. - Не поёте?
- Не могу говорить, баба Вера, - Наташа почувствовала, что слёзы подступили к горлу.
- Говори, говори, - настаивала баба Вера. - Что стряслось? 

Преодолевая спазм в горле, Наташа поведала ей про Златкины странности и способности, про подозреваемую её жизнь в прошлом в Древнем Египте, о книге из библиотеки и словах, предположительно на древне-египетском и, наконец, коленопреклонение перед изображением Египетской царицы.  

- Даа, - только и смогла выговорить баба Вера. 
- А где Злата-то? - Спохватились они обе. - Не меньше часа прошло за разговором. 

Они бросились в Наташину комнату. Злата стояла у окна, залитая светом луны. Её рыжие волосы сияли золотым ореолом вокруг головы. 
На звук шагов девочка обернулась и, указывая пальчиком куда-то вверх, сказала: 

- Сах4, и Себедет5

Чувствуя, что сейчас разрыдаеся, Наташа взяла блокнот и записала новые слова. 

 

                                                                                            (продолжение следует) 

 

[1] Уасет - современный Карнак, столица Древнего Египта в эпоху Среднего Царства

2 Карнакский храм (Ипет-сут, егип. Ipt-swt — «(наиболее) избранное место») — крупнейший храмовый комплекс Древнего Египта

3 Египетское (hm.t-nTr) — «Супруга Бога»

4 Сах - Орион, по древнеегипетским верованиям - небесная форма бога Осириса

5 Себедет - Сотис или Сириус, по древнеегипетским верованиям - небесная форма богини Исиды

 

Поэт

Автор: Zoya
Дата: 16.01.2020 18:39
Сообщение №: 190067
Оффлайн
Администратор сайта

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Зоя Видрак-Шурер

Комментариев всего: 1 Новые за последние 24 часа: 1Показать комментарии
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Вы действительно хотите удалить это сообщение?

Вы действительно хотите пожаловаться на это сообщение?

Последние новости


Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 5 гостей

  Наши проекты


Наши конкурсы

150 новых стихотворений на сайте
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора agafonova954
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора saman
Стихотворение автора saman
Стихотворение автора saman
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Коровёнков
Стихотворение автора Коровёнков
Стихотворение автора Коровёнков
Стихотворение автора Коровёнков
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора Кетлен
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора agafonova954
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Odyssey
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора НинаАкс
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
  50 новой прозы на сайте
Проза автора paw
Проза автора Zoya
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора Zoya
Проза автора Валентина
Проза автора admin
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора Валентина
Проза автора verabogodanna
Проза автора Zoya
Проза автора strannikek
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора Zoya
Проза автора Zoya
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора Zoya
Проза автора strannikek
Проза автора aleks-tatyana
Проза автора Zoya
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора strannikek
Проза автора belockurova1954
Проза автора IrinaHanum
Проза автора paw
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора Zoya
Проза автора витамин
Проза автора Zoya
Проза автора Николай
Проза автора polotany
Проза автора paw
Проза автора 3674721
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора Zoya
Проза автора Zoya
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора Николай
  Мини-чат
Наши партнеры