Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

С Новым 2024 годом!

Дорогие друзья! С Новым 2024 годом!

 

Учредитель и руководитель Издательства

Сергей Антипов

Форум

Страница «paw»Показать только стихотворения этого автора
Показать только прозу этого автора

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «paw»

Часть 6
Крулевская рылась в записных книжках Тарутова. Несколько десятков телефонных номеров! Владельцы которых именовались буквами с точками или кличками. К тому же помощница - практикантка Марина в прокуратуре перестала появляться совсем. Пропадала на телефонной станции. И, как говорится, если долго мучиться, что-то да получится. Итоговую справку с нескрываемой радостью положила на стол своего начальника.
— Маргарита, ты чего сияешь, словно пряник тульский, то есть, я хотел сказать самовар? — прокурор области надел на нос массивные роговые очки и погрузился в чтение.
Крулевская пыталась ещё что-то сказать, но передумала, так и стояла, ожидая дальнейших указаний.
Минут через десять Валентин Анатольевич отложил бумаги в сторону и глянул на подчинённую:
— Ну, что тут скажешь? Одно слово подлец.
— Так это я не одна нарыла, а со Стриженко. Она дневала и ночевала…
— И птичка твоя тоже умница, — бесцеремонно перебил её прокурор. Вот найдём этих подлецов, и я в приказе объявлю вам обеим благодарность, а может быть даже и до денежной премии дойдёт. А сейчас бери всё это и бегом к Рядову. Заждался наш важняк хороших новостей, ох как заждался.

Протокол допроса арестованного Тарутова.

Следователь:
— У Вас ведь дети есть?
Тарутов:
— двое. Близнецы. Сын и дочка. Круглые отличники, между прочим.
Следователь:
— и сколько же им стукнет, когда Вы отбудете свой срок, от звонка до звонка. А я уж об этот обязательно позабочусь, чтобы никакого условно-досрочно не было.
Тарутов:
— почему же вы так сурово? Я же все годы буду вести себя примерно и ничего не нарушать. Значит, мне могут и скостить, согласно нашего закона.
Следователь:
— Во-первых, Вы со следствием сотрудничать не желаете, а во-вторых, с чего Вы решили, что пойдёте по более лёгкой статье. Уверяю, это далеко не так. Я полагаю, что сидеть придётся лет десять, не меньше.
Тарутов:
— Не понял. Это почему же? За скупку у нас в стране столько не дают. Нет такого закона.
Следователь:
— ошибаетесь. В деле обнаружены новые обстоятельства. Итак, взгляните сюда. Тут чётко указано, что такого-то числа Вы встречались с неким Э. и приобрели у него пять золотых монет, царской чеканки. А это уже валюта! И статья по ней совершенно иная. Следующий эпизод… и ещё, почитайте вот это. В совокупности годков на десять вполне тянет. Это Вам любой сокамерник объяснит. Так по этой статье Вам на УДО[1] надеяться нет никакого смысла. Даю Вам сутки на размышление. Затем передаю дело в суд. Для обвинения материала более чем достаточно. Конвой, доставьте гражданина Тарутова в камеру.
***
Тарутов сутки не выдержал, попросился на допрос спустя два часа.
Глотая слёзы, поведал Рядову, что, несколько раз, в соседней области покупал иконы и ордена у некоего Игоря Калунича. Более того, сам рассказывал какие награды в цене на «Чёрном рынке». Надоумил прикинуться журналистом и воровать у ветеранов наиболее ценные награды. Старики, они же такие доверчивые, сами всё покажут. А ты, выжди время, да и попроси воды из-под кухонного крана. И ещё лучше отыщи себе помощницу. К молоденьким девушкам всегда доверия больше. Хорошенько потренируйся, как ловчее снимать с кителя или пиджака ордена. Бери не всё подряд, это заметно, да и ни к чему. Добытое несёшь прямиком ко мне. Если раздобудешь редкие награды, то и деньги будешь получать совсем другие.
***
Оперативники из соседней области быстро вычислили адрес Игоря и его сожительницы Инны. Арестовали обоих. И главное, при обыске, на столе молодых людей отыскали хрустальную вазу из дома Лернеров. Та самая, из которой девушка выбросили цветы.
falerist2 slidei
Месяц спустя.
В ленинской комнате областной прокуратуры Следователь по особо важным делам давал мастер класс для всех сотрудников.
— Я для себя решил, что Игорь Калунич, под тяжестью собранных улик пойдёт на признание своей вины в нападении на дом адмирала, он будет в полной уверенности, что потерпевшие остались живы. Поэтому будет считать, что ему высшая мера наказания не грозит. На этом факте я и строил весь допрос, но вдруг, совершенно неожиданно в кабинет ворвался один высокий чин, из столичного МВД, не буду здесь называть его фамилию и заорал:
— За что ты убил стариков? Если тебе не дадут вышку, я сам тебя вот из этого наградного….
И Калунич, «ушёл в себя», замкнулся. Перестал отвечать на любые вопросы. Я терпеть не могу посторонних на своих вопросах, но есть у нас чины, которым не откажешь! А мне очень нужны были все подробности по этому убийству, по кражам в других местах, коих арестованный совершил не мало.
Крулевская, как прилежная ученица тянула руку.
— Слушаю вас, Маргарита Сергеевна, — Рядов вытер платком пот со лба.
— Но ведь есть же ещё и подельница Инна. Её ведь, наверное, проще было расколоть? — Выпалила Марго на одном дыхании.
— Увы. От неё толку было чуть. Твердила как попугай. «Если Игорь разрешит. Если он позволит, тогда, конечно». Такая вот у неё получилась рабская любовь. Итак, продолжим. Игорь молчал, его сожительница ждала распоряжений, а я скрупулёзно изучал материалы, собранные вашими коллегами. Узнал, что парочка, в разных городах Союза ограбила аж полсотни человек Такой вот у них вышел размах. Вы меня спросите, а кто наводчик? Так вот отвечу — никто. У них была книга «Ордена и медали Советского Союза», в которой чёрным по белому пропечатаны не только фамилии и звания награждённых, но даже города их проживания. Приезжая в город, Инна за двадцать копеек, в справочном бюро узнавала точный адрес ветерана. Ну, а дальше к нему в гости наведывались псевдо-журналисты. Вежливо представлялись, даже показывали фальшивые студенческие билеты. Заводили разговор о минувшей войне, предлагал издать книгу мемуаров. Пожилые люди от такой заботы буквально «таяли», демонстрировали ордена, ну а дальнейшее вам известно. Просьба дать стакан воды и так далее. Тарутову сбывали не всё. Золотые звёзды Героев Советского Союза продавали подпольным дантистам. А те переправляли их на коронки. В вашем городе этих ублюдков заинтересовали очень редкие ордена Ушакова и Нахимова. Ими за всю войну были награждены лишь два с половиной десятка человек. «Чёрные коллекционеры» за них были готовы выложить двадцать тысяч! И не наших рублей, а американских долларов.
Пишущую братию чета Лернеров всегда принимал радушно. Ибо считали их работу очень важной и нужной. Не отказали и нашим «субчикам».
Теперь уже тянула руку практикантка.
— Слушаю тебя Стриженко, — недовольно произнёс следователь, — что непонятно?
Девушка часто, часто заморгала, но потом подавив комок в горле, еле слышно произнесла:
— Расскажите, как же Вы этого Калунича взломали, то есть разговорили?
— Вот послужишь с моё, тогда поймёшь. А если кратко, наступает время, когда преступнику, даже такому отъявленному как Игорь хочется исповедоваться. Сама понимаешь, у нас в камерах с этим контингентом напряжёнка, вот он, зная, что приговор будет предельно суровым, мне и открылся. Плёл, что у него появилось чувство неудовлетворённости собой. Затем пришёл азарт. Раздобуду эти дорогущие цацки, любой ценой. Вот и оказалось, что цена этой затеи оказалась чрезвычайно высокая, аж в три жизни.
— Пппочему три, — заикаясь вымолвила практикантка.
— Двое заслуженных людей, плюс убийца. За содеянное у нас ни один суд, ничего, кроме вышки не даст! И поделом. Может быть другим неповадно будет.
— А его девушка? Её не расстреляют? — Не унималась практикантка.
— У нас, за редким исключением женщин к высшей мере не присуждают. Но лет пятнадцать гарантировать можно смело.
Александр Петренко
***
По дороге домой Крулевская размышляла, почему же Григорий Иванович Лернер не кричал, не звал на помощь. Умирал молча, Как и подобает офицеру. Вдруг в её голове щёлкнул невидимый тумблер. — Он же таким образом спасал жизнь своей единственной внучки! До последнего вздоха боялся, что она услышит, проснётся и выйдет из своей комнаты!

[1]— условно-досрочное освобождение




Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 25.05.2022 08:25
Сообщение №: 194459
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Давным-давно судьба забросила меня в Ферганскую долину в город Ассаке (Ленинск) Андижанской области. Для меня, кубанского парня, в той долине все казалось необычным. Страшно дефицитные, в то время, искусственные ткани «кримплен» и «трикотин» совершенно свободно, без всякого «блата» можно было купить в любом магазинчике города. Эти ткани не пропускают воздух и несмотря на их удивительную расцветку и не высокую стоимость местные жители их напрочь игнорировали.

Но, я хочу рассказать вам, не о тканях, а об одном удивительном сыре. В Узбекистане его называют КУРТ. Старики в тёплых стёганых халатах - «чапанах», продавали бело - коричневые шарики, соорудив из них небольшие пирамидки. Я попросил продать мне один.

— Один так возьми. Пробуй. У вас в России, такого не делают и вкуса его не знают — дехканин протянул мне невзрачный шарик.

Я с трудом раскусил твёрдый, пахнущий копчёным сыром продукт. Никакого вкуса, чуть солоноватая субстанция и все. Пожал плечами и уже собирался уходить.

— Постой, не спеши. Торопиться не хорошо. Зачем торопиться. Пробуй ещё, хорошо пробуй. Денег не надо. Так пробуй. - Он протянул мне пригоршню шариков.

Я стоял, держал в руках непонятное творение рук человеческих и не знал, что делать. Честно признаюсь, есть этот продукт, мне почему-то не хотелось. Отдать назад, как-то неудобно. Человек, ведь от души дал, зачем его обижать. Стоял я так в нерешительности, наверное, минут пять. Подошёл ещё один продавец, налил в пиалу зелёного чая - протянул мне.

- Пей батыр, а этим закуси. Потом своё слово скажешь.

Я выпил терпкий горячий чай и съел шарики. Вот теперь их вкус мне показался изумительным.

sir2

Много позже я узнал, что его делают, используя уникальную закваску. Основным сырьём для этих шариков, как и для любых сыров, является молоко. Верблюжье в Киргизии или кобылье в Татарстане или в Монголии. Курт из этих видов молока получается особенно питательным и уникальным. Так как содержит множество нужных для нашего организма микроэлементов. Я бы сказал, что такой сыр - это концентрат натурального молока и естественного консерванта – поваренной соли.

Ещё много веков назад курт начали брать с собой путники, паломники, пастухи и путешественники. Такой высушенный сыр никогда не испортится в дороге. Ему не страшны суточные колебания температур. Он очень питателен и помогает легче переносить жажду в знойных степях. А если его размочить в горячей воде, то вполне можно сварить густой сырный суп, а можно и потереть его на тёрке, как приправу к овощным салатам. Ну, а том, что курт прекрасно подходит к пиву вы, наверное, и без меня уже догадались.

sir2

Готовим азиатский суп с шариком курт

НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:

1) Пол корня сельдерея.

2) Картошка три средних по размеру клубня.

3) Одна большая луковица.

4) Шарики Курт грамм 300-350

5) хлеб или лепёшка (хорошенько подсушенные!)

6) Укроп - один пучок

ГОТОВИМ:

В глубокую сковороду или казан наливаем воду и высыпаем наши мелко измельчённые овощи. Варим на среднем огне до готовности.

Проверяем вилкой, что они сварились и мягкие.

На тёрке перетираем курт (его желательно покупать не вязкий, а твёрдый!) и высыпаем в казан (или сковороду). Добавляем огонь. Частички курта должны полностью растворился. Переливаем наш суп в глубокую кастрюлю или иную ёмкость, в которой удобно работать блендером. Измельчаем всё до однородной массы.

Оставляем остывать минут пять-семь.

Параллельно режем хлеб на квадратики или ломаем лепёшку на маленькие кусочки.

Разливаем суп по тарелкам, не забывая положить наш хлеб и мелко нарезанный укроп.


Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 04.06.2022 07:50
Сообщение №: 194522
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Цвет дисплея — зелёный! О тонометре. Из цикла «Истории изобретений»

 

 

Краснодар. Июнь 202.. года.

 

 Внук Тимофей неслышно материализовался в проёме двери и попытался отвлечь меня от сотворения очередного рассказа:

— Встал с утра и сразу за комп? А как же твои неукоснительные правила? 

— Понимаешь, Тимоша, есть такое иностранное словечко дедлайн, а по-нашему, по-простому, сроки горят, редакция требует материал. Ну, вот и я ...

— А давление!? — бесцеремонно перебивает представитель нового поколения.

— А что, давление? Оно есть. И слава богу. Если бы не было, тогда совсем, как это по-современному, кранты или полный кирдык.

— Дед, не уходи от поставленного бабушкой вопроса. Она меня за этим и послала. Ты его мерил? «Скока на скока»? Я должен ей доложить, иначе мне свежеиспечённого пирожка с повидлом не видать! А он, знаешь, какой вкусный?

 Отговариваться от заданного вопроса не имело никакого смысла, тем более, что с кухни доносились такие ароматы, что приходилось признать: наш великий учёный Павлов был абсолютно прав в вопросе влияние мозга и обоняния на слюноотделение.

— Ну, не мерил я его сегодня. Забыл. Склероз. Вот допишу абзац и сразу возьму тонометр. Раз, два - и готово.

— Мне бабулю звать или сам, прямо сейчас мерить станешь? Только учти, если она сюда придёт, пирожки подгорят! А это уже...

— Всё, Тимоха! Сдаюсь. Садись рядом. Будем мерить. Раз уж без этого пирожкам могут прийти кранты.

 Я пересел с любимого писательского кресла на диван и достал коробочку с японским чудом техники.

 

***

— Вот смотри сюда, Тимоха. Верхние цифры — это давление в артериях в тот момент, когда сердце сжимается и выталкивает кровь. А нижняя цифра — это диастолическое давление, то есть в момент расслабления сердечной мышцы. Понятно?

Внук утвердительно кивнул. Помолчал пару секунд, а потом выпалил:

— А кто эту штуковину придумал? Японцы?

— Почему ты так решил?

— Но ведь аппарат-то их. Значит, они и изобрели. Типа градусника, только для сердца. Чтобы всегда под рукой был. На всякий случай.

— Понимаешь, Тимофей, дело в том, что интерес к кровеносной системе человека у людей возник очень давно, ещё в Древнем Египте. Когда перевели старинные папирусы, то узнали, что ещё за две тысячи лет до нашей эры врачеватели интересовались пульсациями сосудов и, как могли, устанавливали закономерность между их ударами и здоровьем человека...

— А затем они придумали вот это? — в обычной своей манере перебил нетерпеливый Тимофей.

 

 

— Прибор, основанный на этом принципе, изобрёл наш соотечественник Николай Сергеевич Коротков. Он сто семнадцать лет назад опубликовал маленькую заметку, всего-то двести восемьдесят одно слово. «Звуковой метод определения кровяного давления на людях» - и произвёл научный взрыв!

Тимофей удивлённо посмотрел на меня, хотел что-то спросить, но опомнился и демонстративно закрыл рот ладонями. Мол, молчу, аки рыба.

Я же продолжил:

— Я говорил о нижнем и верхнем давлении. Так вот, эти понятия в медицину ввёл Коротков. Он вернулся с Дальнего Востока, с театра военных действий, и стал работать в Петербургской Военно-медицинской академии. Оперировал и собирал материалы для диссертации. С помощью фонендоскопа день и ночь слушал, как течёт кровь в сосудах раненых солдат. Составял специальную звуковую гамму. После чего сформулировал новый способ измерения артериального давления. Дело в том, что пережатая кровяная артерия не издаёт никаких звуков, но, если её постепенно ослабить, можно услышать, как...

— Это понятно! Но ведь тогда не было таких вот моторчиков и маленьких насосиков? — не выдержав, перебил меня Тимоха.

— Конечно, не один наш хирург Николай Коротков работал в этом направлении. За девять лет до его судьбоносной статьи прообраз прибора для измерения артериального давления предложил терапевт Сципионе Рива-Роччи, живший в итальянском Турине. Он предложил использовать специальную сдавливающую манжету и увесистый ртутный манометр, соединённый с ней.

 Устройство было громоздким, но главный его недостаток заключался в том, что с его помощью можно было измерить лишь верхнее, то есть систолическое артериальное давление, — выдохнул я и замолчал, искренне надеясь, что в полной мере удовлетворил тягу внука к познанию в области медицины, но не тут-то было.

— Выходит, что этот самый Рива-Роччи всё уже изобрёл? Конечно, с ртутным манометром ходить на вызовы к больным неудобно, но в больницах его можно было запросто использовать. Стоит себе преспокойненько на полочке, подходи и меряй давление на здоровье. Делов-то.

 — Но ведь Сципионе не предусмотрел в своём приборе возможность измерения очень важного показателя – диастолического, то есть нижнего давления. Я тебе о нём говорил. Именно оно сообщает врачу информацию о состоянии сосудов.

— А потом тяжёлый и опасный ртутный манометр заменили на механический. И чтобы облегчить работу врачам, резиновую грушу заменили на микро-мотор и микро-компрессор. Засунули внутрь карту памяти, чтобы прибор сам запоминал предыдущие показания, и ещё часы с будильником, как же без них? Научили тонометры подсвечивать экран тремя цветами, как у светофора, чтобы больной, даже не глядя на цифры, знал: горит красный, значит, надо бежать к врачу; жёлтый — глотай таблетки. 

- Зелёный — бери ребёнка, то есть меня, и марш на зелёную лужайку играть и заниматься спортом, - на одном дыхани и выдохнул Тимофей и добавил. 

- А с изобретателем-то что стало?

— С Сципионе Рива-Роччи? — я хитро прищурился.

— Нет. С нашим, Николаем Сергеевичем. Разбогател? Ведь такое нужное человечеству открытие сделал. Наверное, и Нобелевскую премию получил.

— Увы. Лишь пять лет спустя он смог защитить докторскую диссертацию, которую присутствующие единогласно признали выдающейся. Затем работал простым врачом в Сибири, на золотых приисках Ленска. Но после жестокой расправы над рабочими, вновь вернулся в столицу.

После Октябрьской революции трудился главным врачом Мечниковской больницы до самой смерти. Болел сильно, но от госпитализации отказывался. Лишь за день до своей кончины его товарищ уговорил Короткова лечь в Военно-медицинскую академию, выписав для этого специальное направление. Увы, было уже слишком поздно, по дороге в приёмный покой Николай Сергеевич скончался от туберкулёза лёгких.

 Время было непростое, шла Гражданская война, и про учёного забыли.

Лишь недавно, в очередную годовщину великого доклада «Звуковой метод определения кровяного давления», вспомнили об авторе, пытались отыскать его могилу на Богословском кладбище Санкт-Петербурга, да так и не нашли.

 Я поднялся с места всем видом показывая, что наша беседа подошла к концу.

— Дед, ну, так не честно и несправедливо! Нельзя о таком учёном забывать! Давай, садись и напиши о нём рассказ или целый роман.

— А как же пирожки? —я попытался сменить тему.

— Сейчас принесу прямо сюда. И бабушку приведу. Будем и ей давление мерить.

— Уверен, что у неё экран будет ярко-зелёный. Она, в отличие от меня, за здоровьем следит регулярно, — возразил я, возвращаясь на рабочее место.

— Тогда все вместе пойдём в парк. Только перед походом померим температуру, а то, мало ли что? А заодно ты мне расскажешь, кто изобрёл термометр. Хорошо?

 

 

 

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 06.06.2022 09:53
Сообщение №: 194526
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

(Все имена и фамилии в этом рассказе придуманы автором и совпадения с реальными людьми чистая случайность)

d teatra

Южно-Российск. Июль 198.. Года.

 Редкий случай, но сегодня, старший советник юстиции, Маргарита Сергеевна Крулевская была довольна собой. Ещё бы, в данный момент она шла по центральной площади города, в сопровождении двух плечистых милиционеров, и не задерживать, а уже арестовывать уважаемого человека, директора местного театра Аркадия Егоровича Левского!

Завершается кропотливая работа по сбору материалов, поиску улик и следственных действий. ОБХСники[1] хотели доставить подозреваемого в контору самостоятельно, но прокурор области, Валентин Анатольевич Флехов, настоял, чтобы эту «почётную» миссию доверили именно ей.

Кабинет директора театра.

Левский, то надевал очки, в толстой роговой оправе, то снимал их, вчитываясь в строчки официального бланка.

Наконец, оторвался от чтения и воскликнул! — но за что? Какие хищения? Нас же недавно проверяла эта, ваша, как её, ОБХСС и товарищи из контрольно-ревизионного управления. И ничегошеньки, я сейчас приглашу сюда главбуха, она подтвердит.

— В этом нет необходимости, — с нотками металла в голосе, возразила Крулевская:

— Прошу следовать за мной, благо путь предстоит недолгий. Здание прокуратуры, как Вы, наверное, заметили, расположено на той же площади, что и театр.

— Но надо же собраться, в конце концов предупредить труппу. Дать необходимые поручения. В театре скоро премьера «Аэропорт». А реквизит...

— Не заставляйте применять силу, — Марго кивнула в сторону милиционеров:

— Раньше надо было решать эту проблему, а сейчас Вам следует думать исключительно о своей защите. Будете нанимать адвоката из конторы или попросите государство предоставить его бесплатно?

За три месяца до описываемых событий. Областной театр.

— Гена мне необходимо с тобой серьёзно поговорить, — директор указал молодому актёру на мягкий венский стул, стоящий в углу кабинета. Сам же расположился напротив.

Геннадий Бурыкин с удивлением рассматривал начальника. В это помещение его вызывали крайне редко, лишь по случаю вручения очередной грамоты, за участие в шефском концерте.

— Знаешь, за что снимают с работы директоров театров? — по-отечески ласково произнёс хозяин кабинета.

— Пп-понят-ия не имею, — заикаясь промямлил Бурыкин, — наверное, за пьянку или за этот, как его, адюльтер.

— И за это тоже, но крайне редко, почти никогда. Максимум строгий выговор и вся недолга. Нас увольняют за плохую реализацию билетов. Если в кассе их остаётся более десяти процентов, лучше пиши по-собственному!

— Но Вы-то тут причём? Есть же худрук, актёры, распространители. Иногда даже рекламу по телеку пускают. Редко, но бывает. Сам видел...

— Поедешь в загранку! Италия, Франция, и далее по глобусу, — бесцеремонно перебил артиста Аркадий Егорович.

— Это же художественный руководитель решает. И, вообще, я во втором составе. Выхожу на сцену, разве что, на замену.

— Эта проблема уже решена. Сегодня вывесят приказ о гастрольной команде. И твоя фамилия туда уже вписана! В самом низу.

Бурыкин намеревался что-то ответить, но передумал и сидел с открытым ртом.

— Год назад ты сочетался законным браком с артисткой театра Татьяной Даниной, и в семье уже растёт маленькая дочурка. Ничего не путаю? — Левский вернулся за стол и заглянул в толстую папку, — снимаете комнату, по адресу, улица Комсомольская, дом 17. Так?

Артист утвердительно кивнул, не понимая к чему клонит начальник, и при чём здесь его личная жизнь.

— Почему народ ходит на наши спектакли? — Неожиданно сменил тему разговора хозяин кабинета.

— На иг-ру ак-тё-ров пос-мотреть и ещё, если репертуар ин-те-рес-ный. И если билет бесплатно профком выделит.

— Ты прав и неправ одновременно. Конечно, на халяву и уксус сладкий. Бесплатный билет, а лучше два, это превосходно. Да и к тому же, в буфете, нашем, чешского пивка можно напиться. Чем плохо? В городе такого днём с огнём не сыщешь. Но народ ходит сюда не только за этим. Им нравится глазеть как одеты актёры!

— Так что костюмер даст, в то и наряжаемся. Если, к примеру, Шекспира ставим, то тогда...

— А если современная зарубежная классика? Труппа ведь сейчас Артура Хейли репетирует.

— Ну, наверное...

— В ватниках и телогрейках, — хохотнул Левский, — видно я зря этот разговор затеял. Уж больно ты непонятливый. Ну, да ладно. Мотай себе на усы. Благо они у тебя солидные, а-ля Мулявин[2] песняровский. Итак. Первое — за три гастрольных месяца заработаешь командировочных столько, что как минимум на взнос в кооператив, а может быть и на готовую однушку, хватит. Второе — купишь за кордоном, себе такой прикид, что в нём хейливского америкоса играть будет одно удовольствие. Глядя на это, режиссёр тебе и серьёзную роль предложит. Ну и третье, самое главное, в данный момент за гастроли меня благодарить не надо, ибо нечем. А вот по возвращении, записывай, чтобы не забыть. Магнитофон двухкассетный, «Грюндик» или «Панасоник», а лучше и то и другое, плащ кожаный, размер...

artur

Протокол допроса Аркадия Егоровича Левского.

Крулевская: Вы признаёте себя виновным в том, брали взятки с подчинённых.

Левский: Во-первых прокуратура зря тратит время. Меня выпустят и я, так полагаю, скоро. Хорошо было бы, чтобы ваш начальник извинился, ну да ладно. Обойдёмся без формальностей. А те небольшие сувенирчики, которые мне привозили, подчёркиваю, исключительно в знак благодарности, никак нельзя назвать взятками.

Крулевская: Вот протокол обыска в вашей квартире. Магнитофонов стереофонических, импортных — четыре. Обуви импортной — двенадцать пар. Костюмов — восемь. Галстуков — двадцать четыре. Шкатулок инкрустированных — семнадцать. Дальше продолжать?

Левский: Не надо. Я знаю, что и где лежит у меня дома.

Крулевская: в таком случае объясните, зачем столько всего? Как можно слушать одновременно несколько магнитофонов?

Левский: Квартира четырёхкомнатная, плюс кухня. Что же мне прикажете их из одной комнаты в другую носить? Это неудобно, к тому же вещи не дешёвые. Мало ли. Могу ударить, нечаянно. Где потом чинить? В нашем доме быта?

Крулевская: Вы только что заявили, — они дорогие! Так зачем же брали их у совсем небогатых людей?

Левский: Вы когда-нибудь смотрели чего и сколько привозят нашему первому секретарю на Новый год или на октябрьские праздники? Интересное, между прочим, занятие. От трудового коллектива ликёроводочного завода извольте принять ящик пятизвёздочного коньяка, от сотрудников мясокомбината мешок сырокопчёной колбаски, с рыболовецкого колхоза — белорыбицы вяленой и ещё икорку в придачу. И это никак не взятки! Ни в коем случае. Банальные образцы продукции. На пробу, так сказать! Я, конечно, не первый секретарь, но и мне не грех...

Крулевская: В самом начале допроса я сообщила, что наш разговор записывается и инкриминируемую Вам статью, прямо сейчас, можно переквалифицировать на иную, политическую! Надеюсь, Вы это понимаете.

Левский: (Театрально закрыв на секунду рот руками). Ой, простите, пожалуйста, сболтнул лишнего. Запишите в протокол. Подарки принимал. Фактическую их стоимость не знал. Артисты же чеки не прикладывали. Взятками такие подношения не считаю. А страсть к красивым вещам и предметам имею с детства. Так это же не преступление, а скорее болезнь.

Крулевская: В одной из шкатулок нами найден тщательно упакованный, маленький металлический предмет. На золото не похож. На ювелирное изделие тоже. Расскажите, зачем его хранили? Полагаю, что этот сувенирчик на взятку никак не тянет. Или я ошибаюсь?

Левский: (Мгновенно краснея) Вы абсолютно правы. Это личное! Сувенир на память! И прокуратуру такая ерунда никак не должна касается!

Неделю спустя.

Опросив с десяток свидетелей, — артистов и сотрудников театра, Марго писала обвинительное заключение и отправилась к начальнику, по пути размышляя:

«Как минимум устную благодарность я честно заслужила, а может быть и премию выпишет. Есть за что. Арестованный во всём признался, факт получения нетрудовых доходов доказан их наличием и показаниями потерпевших. Отсидит пяток лет, а может и больше. Это уж как суд решит. И другим неповадно будет. Хорошее дело досталось, даже приятное. Редко когда подобное выпадает. Левский не бандит и не убийца. Человек интеллигентный. На допросах не матерился, права не качал, сразу признался. Ранее, как говорится, не привлекался и не сидел. Правда, есть в деле небольшой моментик! Пять лет назад, согласно записи в трудовой книжке, работал на закрытом предприятии. И был оттуда уволен по статье «Утрата доверия». Желательно с этим эпизодом, как следует, разобраться, но сроки, будь они неладны. Начальство торопит, а на него обком давит. Вот отчитаюсь и попрошусь в отпуск. Хотя бы на недельку. На море, безмятежно купаться и загорать.

Кабинет прокурора области.

Не ответив на приветствие Крулевкой, Флехов молча указал на стул.

По тому, как начальник периодически теребил пуговицу мундира женщина поняла, что настроение у него хуже некуда.

— Неужели накосячила? — пронеслось в голове, — документы оформлены как надо. Ни сучка, ни задоринки. Может быть, по другим делам беда, а я пришла не вовремя.

— Допросы свидетелей внимательно читала? — буркнул Валентин Анатольевич, - нервно перелистывая папку.

— Конечно. Я же сама допрашивала.

— То-то же, что сама. Сколько свидетелей, вернее сказать — потерпевших обвиняют директора театра в вымогательстве?

— Нее, нет таких, — вымолвила Марго. — Все за него... горой. Сговорились, наверное. Но это же ничего не значит. Имеются железобетонные доказательства. И Левский призн...

— Железобетонные! А как ты думаешь, что они на суде скажут? — Прокурор водрузил очки на нос и стал читать вслух:

«Аркадий Егорович чуткий и отзывчивый человек. Когда у нас заболела дочь, он, бросив текущие дела, обивал пороги высоких кабинетов, чтобы определить её в лучшую больницу города.»

«Наш директор отправил меня и жену на зарубежные гастроли. И мы смогли, по возвращению, внести взнос на кооперативную квартиру.»

«Заслуга директора в том, что мне присвоили звание народного! Век за это буду благодарен».

Флехов с шумом захлопнул папку, — Крулевская! Ты хоть понимаешь, что за такие высказывания человека не судить, а к государственной награде представлять надо! Максимум, что ему при этом светит, — принуд. работы! Если дружный театральный коллектив не примет решение взять его на поруки! Мне уже оттуда звонили, — прокурор показал пальцем вверх, просили хорошенько подумать, прежде чем номенклатурного[3] сотрудника под суд отдавать.

Марго покраснела и сжалась в комок. На неё только что вылили ушат холодной воды. Хлопала ресницами и молчала, размышляя, возразить начальнику или нет.

— Не знаю зачем, но к нам через пару дней прилетит сотрудник столичного КГБ, Ломондов. Если дело забирать, то превосходно. Только вряд ли.

— Валентин Анатольевич, так что же, Левского под подписку, до суда? — еле слышно произнесла Марго.

— Ещё чего! Раз во всём признался, то пусть сидит. А бумаги свои, забирай. Лучше я их, прямо сейчас, верну на доследование, чем это сделает судья. Копайся! Рой землю, но найди такие аргументы и факты, которые будут звучать громче хора общественных театральных защитников.

Поздний вечер того же дня.

Крулевская в который уж раз перечитывала материалы дела. Казалось, что уже выучила наизусть каждую строчку подшитых документов.

Директор дорогущие подарки принимал, «Деточкиным»[4] не был, ни в какие детские дома денег не отправлял. И это факт! Всё полученное оставлял себе или передаривал «нужным людям». Правда и сотрудникам театра помогал. Одному пробил квартиру вне очереди, второму достал путёвку в санаторий «Актёр», а о стройматериалах, красках и тканях необходимых для декораций и говорить нечего. В этих делах Аркадий Егорович был самый настоящий асс.

А что на личном фронте? Ни жены, ни детей? Даже о любовницах ничего не известно. И это в актёрской-то среде. Неужели ни одна начинающая артисточка не смогла... Такого же просто не может быть.

Крулевская открыла изъятое в отделе кадров Личное дело.

Ни одной зацепки. Окончил профильный ВУЗ, много лет проработал на административных должностях, в рядовом московском театре! Играл в самодеятельном кружке. Потом добился того, что его зачислили в основную труппу. Однако карьеры не сделал. Уволился и устроился в секретный НИИ. Чем там занимался и на какой должности неизвестно. И ведь не спросишь, только с разрешения всемогущего КГБ.

Марго вскочила с места!

— А не поэтому ли поводу сюда едет товарищ Ломондов? Ведь остальная жизнь гражданина-взяточника, пусть даже и номенклатурного, вне их компетенции. Что-то я упускаю, хожу рядом и не вижу!

Женщина подошла к окну и уставилась на ночную улицу.

Внизу, не спеша и громыхая, ехал тягач, волоча за собой прицеп с трубами.

Большие, тяжёлые, — мозг женщины на предельных оборотах, обрабатывал полученную информацию.

— Директор театра хранил у себя малюсенький кусочек металла. Не безделушку, и не значок, а простую маленькую пластиночку. Зачем?

Марго подбежала к столу, и схватив листок начертала. «Первое — отправить металл на анализ. Второе ещё раз расспросить о нём Левского. Завтра. Утром.»

***

Ничего из запланированного Маргарите Сергеевне исполнить не удалось.

Чуть свет за ней приехал служебный «Жигулёнок» и увёз далеко за город, на место очередного преступления.

***

Область, как и вся страна, жила обычной жизнью. В городах и станицах совершались кражи и даже убийства. И работники прокуратуры обязаны были этим заниматься, стараясь, по возможности, раскрывать преступления по горячим следам.

***

Лишь спустя двое суток Крулевская добравшись до своего кабинета написала соответствующую бумагу в Технический отдел, и позвонила в КПЗ[5].

— А Левского здесь нет, — равнодушно ответил дежурный.

— То есть это как? Куда же он делся? Сбежал?

— Обижаете Маргарита Сергеевна. От нас не убежишь. Сейчас погляжу, — дежурный зашелестел бумагами, — ваш подопечный переведён в Комитет Государственной Безопасности. Распоряжение майора Ломондова.

— Но ведь дело у меня! — понимая, что это бес толку, возразила Крулевская и опустила трубку на рычаг.

Через минуту, прижимая папку к груди, мчалась по длинному коридору в кабинет прокурора области.

И удивилась, увидев в кресле начальника молодого человека, в элегантном костюме - тройке.

— Валентин Анатольевич на совещании, в обкоме. И он милостиво предоставил это помещение в моё распоряжение. Позвольте представиться, майор госбезопасности Ломондов Артём Александрович, — мужчина улыбнулся и пригласил Крулевскую занять место за отдельно стоящим столиком. Сам же расположился рядом.

— Крулевская Маргарита Сергеевна, старший советник юстиции, — в ответ представилась Марго.

— Давайте на этом наш официоз закончим, — предложил гость. — Зовите меня просто Артём. Мне так привычнее. И не прижимайте к себе злосчастную папку, я всё равно её заберу. Кстати, вам надлежит здесь и сейчас подписать вот это, — он протянул женщине лист бумаги, с напечатанным текстом.

«Рас-пис-ка о не-раз-гла-шении» почему-то по слогам прочитала Марго.

— Вы, правда не по своей воле, оказались причастны к государственной тайне. И конечно же должны...

— Молчать, как рыба, — съехидничала Марго, ставя подпись, — вот только о чём? Мне объяснят?

Вместо ответа Артём с ловкостью фокусника извлёк из кармана её запрос в Техотдел и демонстративно разорвал на кусочки, затем положил их в стоящую на столе пепельницу и поднёс зажигалку.

— Маргарита, можно я так буду вас называть.

Крулевская кивнула, ничего не понимая.

— Не надо загружать экспертизу тем, что мы и так знаем.

Металл, который вы с товарищами обнаружили в квартире бедняги директора именуется осмием. Его случайно открыл учёный Теннант в далёком, тысяча восемьсот четвёртом году, исследуя нерастворимую в царской водке сырую платину. И как думаете, сколько этот предметик стоит за рубежом?

osmiy

Женщина развела руками, всё ещё не понимая куда клонит собеседник.

— Тысяч пятьдесят за грамм, а то и более. Долларов! Что значительно дороже, чем золото или даже платина.

— Но каким образом Левский его раздобыл и главное для чего? У нас стране такое продать совершенно невозможно? — Марго положила папку на край стола.

— Спёр, когда работал на секретном предприятии. Вора хотели наказать, но потом передумали и оставили на свободе. Учитывая его уникальный организаторский талант, предоставили возможность искупить вину перед Родиной, честным, но специфическим трудом. Устроили в здешний театр и всё это время готовили к выполнению ответственного задания за пределами страны. Нарабатывали «легенду». Пропуском за кордон и акклиматизацией там как раз и должен был послужить кусочек химического элемента, под номером семьдесят шесть. А здешняя прокуратура чуть было всё не испортила. Тем не менее, вы поступили правильно. Сами того не зная, подыграли нашей конторе, и тем самым улучшили отдельные элементы готовящейся операции.

— И ничего мы вам не подыгрывали! Взяточник — нарушитель советского закона, должен быть арестован и посажен в тюрьму. Что мы и сделали! — с негодованием произнесла Крулевская, — у вас свои задачи, у нас свои! Забирайте папку! Раз уж приехали за ней, лично. А меня ждут другие дела. Убийство в станице Куршанской расследовать надо, — Марго решительно поднялась с места.

— Подготовь задним числом подписку о невыезде Левского. Я подпишу. И пусть Аркадий Егорович её, со спокойной душой, нарушает. Закроем на это глаза. Чай не убийца, серийный. Если человек ворует на рубль, а добра делает людям на целых три, то получается, что баланс положительный, — раздалось у неё за спиной, — в дверях стоял и улыбался Валентин Анатольевич Флехов.

Месяц спустя. Москва. КГБ. Первое главное управление.[6]

Дежурный молча положил на стол генерала папку с расшифрованным донесением.

Александр Петренко

«Внедрение прошло успешно. 76-й реализован. Деньгами обеспечен. Приступаю к выполнению основного задания. Директор»


[1]     — Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности.

[2]     — Руководитель популярного ВИА «Песняры». Обладатель огромных усов.

[3]     — В  СССР бытовало такое понятие - как номенклатурный работник. Это особая каста руководителей высшего ранга, которая была на учёте в Высших инстанциях КПСС, Совета Министров и иных органах государственного управления.

[4]     — Герой известного фильма «Берегись автомобиля».

[5]     — Камера предварительного заключения.

[6]— Внешняя разведка.

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 08.06.2022 07:42
Сообщение №: 194556
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

29 апреля 2014 года. Новороссийск. Офис филиала фирмы «Зерноэкспорт»
savonlina1
— Шота Ираклиевич, тут вот какое дело, — я переминался с ноги на ногу, мучительно соображая, как же убедительнее изложить свою просьбу.
— Нэ томи, праздныкы вот здэсь, — шеф указал на свой нос, — излагай и ступай.
— И я об этом, отпустите меня без содержания до двенадцатого мая. Сухогрузов в порту нет, и в ближайшие две недели не предвидится. Грузить зерно не на что! А у меня сын, студент в Питере — на одном дыхании выпалил я.
Хозяин кабинета, не отрывая взгляда от какой-то бумаги, с разноцветным гербом в левом верхнем углу.
— В университете.
— Мы на сэвэрах нэ таргуем. Там другой филиал имэется. Забыл что ли?
— Так я же по личным делам, можно сказать, семейным. Одна нога там, другая здесь. Вот заявление, подпишите, пожалуйста.
Шеф, наконец, оторвал взгляд от кипы документов:
— Сын гаваришь... это святое, так бы сразу и гаварил, а то понымаэшь... — он не успел закончить фразу, ибо зазвонил телефон.
Шота Ираклиевич снял трубку и затараторил на грузинском.
Не прекращая беседы, подмахнул заявление и дал знак, чтобы я исчез с глаз и «желательно навсегда».
***
В северной столице сразу начались приключения.
Мест в студенческом общежитии для приезжих пап и мам не оказалось. Свободных, бюджетных номеров в гостиницах и хостелах тоже.
Одно слово — праздники. Всем хочется к культуре приобщиться и на памятники зодчества поглядеть.
Кое-как при помощи коллег из дружественного филиала «Зерноэкспорта» удалось отыскать койку в малюсеньком хостеле «У тёмной реки», на окраине города.
Жили там гастарбайтеры из республик Средней Азии, три раза в день жарящие на кухне дешёвую рыбу.
— Юлдошев,[1] — обратился ко мне хозяин этой ночлежки, - значит так, живи покаместь, но недолго, дня три-четыре. Потом у меня муаммо бошланади[2]. Приезжают спортсмены. Будут выступать на площади в День победы.
— И куда же мне податься? На вокзал? Но и там...
— Юлдошев, ты прав. Туда не надо. Полицей-милицей раз-два и в кутузку. На базар ходи, может кто и приютит, даст кровать за сум[3], другой. А опосля праздников уни қайтариб олишдан хурсанд бўламан[4].
Ранее утро следующего дня.
С первым поездом метрополитена я уехал на рынок, желая, как можно быстрее, притворить в жизнь совет владельца хостела. И первое, что бросилось в глаза, это сиротливо стоящий микроавтобус с красноречивой табличкой за лобовым стеклом.
«Вожу в Финку за товаром. Недорого. Экскурсии по желанию. Наличие визы обязательно!»
Хвала горячо любимому «Зерноэкспорту», регулярно обеспечивавшему сотрудников годовым Шенгеном.[5]
— Едем завтра рано утром, — сонно бормотал водитель, - останавливаемся в отеле четыре звезды. Базаруем, закупаемся дня четыре, и домой.
— А кто не базарует, тому чем заняться? — интересуюсь я.
— Местные организуют экскурсии. Там поблизости есть какие-то музейчики, достопримечательности. Так ты едешь, или просто мне спать мешаешь?
— Еду! А что ещё остаётся делать? Спать-то негде.
— Ну ты даёшь? Там уж точно отоспишься, гарантирую. Гони гроши.
museum lusta2
Музей Луста
Пять часов утра следующего дня.
— Остановка по требованию. Дьюти фри[6]. Все выходят затариваются горячительным, — водитель распахнул двери нашего микроавтобуса.
— А ты чего сидишь? Стоянка минут двадцать, не больше. Валяй, водочку нашу закупай!
— Это, он говорит мне, единственному оставшемуся в салоне.
— Так ведь финская не хуже, я пробовал. Угощали как-то раз.
— Ну, даёшь! Знаешь, сколько она там стоит? Да, её ещё поискать надо. В супермаркете не купишь. Только в специальных магазинах. Вечером, что пить будешь?
— Чай, наверное, или кофе. Что у них там в баре подают?
— Чудак-человек. Впервые такого встречаю. Ну, как знаешь, моё дело предложить. Надо же, чаем ужинает. Во, даёт!
Отель в городе Савонлинна.
— Уваа-жае-мые гоо-сти, — нараспев произнесла администратор, - ресторан у нас на пее-р-воом этаж. Заа-в-трак уже вами оплачен. Стол у нас финский, но шведский. Поо-э-тому брать с собой еду на вынос нельзя. Наедайтесь на целый день только за столом. На вто-роом этаже есть бас-се-ейн. Над ним крыша. Из стекла. Если есть дождь или звёзды на небе, хорошо видно. Это называется реее-лак-сация. Работает круглооо-суточно. После вашего ужина в номере там купаться лучше всего. Джакузи есть также. Предупреждаю, водку там пить нельзя. Никак. Совсем. Всегда. Даже если день рождения. За это выгояйт и денег не вертать! Это запоминать!
Я взглянул на свой ключ от номера с большим деревянным брелоком — «222» и невольно воскликнул:
— О второй этаж! Надо же!
— Господин, — администраторша повернулась ко мне:
— Бас-се-еин и джа-кууу-зи не в вашем номере. Тридцать метров по коридору дальше. Надо идти. Халат в номерах есть. Тапочки тоже. Правда белые. Здесь это не есть траур. Просто обув! Ещё вопросы?
— Экскурсии будут? — выпалил я.
— Да. Конечно. Вы же не за покупками сюда явились. Вернее, не так. Не только за ними. Завтра, после завтрака, едем в му-узе-ей.
Там оче-ень интерес. Много полезного материал. И ещё одно, как это по-русски, не забывайт комната.
***
Засыпая на огромной кровати, с кучей пахнущих фиалками подушек, я вспомнил оплаченную лежанку в хостеле «У тёмной речки», правда, лишь на одно мгновение.
Завтрак в ресторане отеля.
Всё пространство зала занимала её высочество, еда! Десяток огромных лотков с салатами и столько же с мясными и рыбными деликатесами. Но глаз упёрся в небольшую, отдельно стоящую, бадью. В ней, переливаясь оттенками красного цвета, возлежала... икра!
И любой обитатель отеля мог спокойно подойти и безнаказанно «хапнуть» сколько душе угодно.
Моей душе было угодно завладеть таким количеством, которое сразу бы (конечно, по нашим расценкам!) окупило еврики, потраченные на проживание в этом царстве роскоши и пищи!
Местные жители относятся к этому деликатесу иначе, чем русские. Для них рыбьи яйца — банальное, повседневное кушанье. Скандинавы называют сие блюдо «мяти», и продают его в любой точке общепита. Икру смешивают с тёртым сырым и нарезанным луком, после чего заправляют густой сметаной. И вовсе не бррр! Сам попробовал. Вкусно!
***
У выхода из отеля нас встретила всё та же администраторша.
— Для тех, кому не нужны наши «Стокманн» и «Топман»[7] организована экскурсия в «Лусто». Это есть такой музей леса. Будет оче-ень интер-еесн-ооо.
***
Живя в степной Кубани, я к лесу отношусь, мягко скажем, прохладно. Но не болтаться же бесцельно по супермаркетам и оптовым торговым базам.
***
Слушая в пол-уха о том, как финны рачительно используют лес, как создали, лучшую в мире, деревообрабатывающую промышленность, я удивлялся тому, насколько продуман каждый уголок этого удивительного музея. Любая экспозиция была интересна и детям, и взрослым. Здесь отсутствовали любые запреты. Всё можно потрогать. Везде разрешалось, и даже советовалось, полазить!
Но окончательное и полное слияние с природой ждало в соседнем здании. Пребывание в котором, как это банально не звучит, запомнилось на всю жизнь.
Затемнённая комната, в которой при помощи объёмного звука и доброго десятка специальных проекторов была создана полная иллюзия нахождения на берегу финского озера.
Минуту, другую, понаблюдав за порхающими бабочками и птичками, я впал в сладостную полудрёму и очнулся лишь тогда, когда предо мной предстал водитель нашего микроавтобуса.
— До-ома надо бай, здесь только слу-ууша-ть и смо-оо-треть.
***
Всё когда-то заканчивается. Ежедневно путешествуя по маленьким, уютным городкам, я и не заметил, как наступило время возвращаться в ненавистный хостел на окраине Питера.
***
По дороге к границе остановились перекусить в селении с непроизносимым названием.
Попутчики решили пожертвовать обедом и отправились на расположенный рядом рынок, менять оставшиеся дензнаки на копчённого угря или солёного лосося.
Я же побрёл в харчевню.
«Глубокое знание финского языка» позволило ткнуть пальцем в строчку меню, висевшую возле дремавшей кассирши.
— Мне, это, как будет по-вашему? Кalakeitto, ухи, рыбного супа, одну порцию.
Женщина кивнула и показала на пальцах, что надо сначала заплатить четыре евро, а потом сесть за любой стол, ибо посетителей в этой точке общепита не было, от слова совсем.
Всегда знал, что финны по своей природе медлительны, но чтобы до такой степени! В течение пятнадцати минут ко мне не вышел никто!
«Автобус ждать не будет, придётся уходить не соло нахлебавшись, - пронеслось в голове, - и валюту ведь точно не вернут!
И я ринулся в атаку:
— Где уха? Сколько можно ждать?
— Там, — на чистом русском языке буркнула кассирша, — наливай сам, — и указала на огромный, вкусно пахнущий чан.
Местное kalakeitto представляло собой порубленную на крупные куски форель, лосось, сёмгу и кету, сваренную с обильным добавлением жирных сливок.
***
Вернувшись на Родину, в хостел не поехал. Отдал сыну закупленные в ходе одной из вечерних прогулок по Савонлинне деликатесы и отправился коротать ночь в аэропорту Пулково. Там хотя бы жаренной рыбой не пахнет.
Восемь лет спустя.
Сын давно окончил университет и вернулся в «родные Пенаты», а я, выйдя на пенсию, пытаюсь писать что-то похожее на мемуары. Однако каждый вечер заправляю китайский ароматизатор отечественным сосновым маслом и включаю, на музыкальном центре, записанные и оцифрованные звуки финского леса.
Конечно, это не «Лусто», но всё-таки!
uha3
Ну а теперь будем готовить kalakeitto или уху по-фински
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
Горбуша – одна, большая, потрошённая
Картошка – три больших штуки
Морковка – одна
Луковица - одна
Сливки жирные - две, три столовых ложки
Масло подсолнечное – три ложки
Лист лавровый – пару штук хватит
Перец чёрный молотый – на ваш вкус
Соль – тоже самое
Зелень, любая – для украшения в тарелках
ГОТОВИМ:
Рыбу режем на четыре части. Кладём в кастрюлю. Заливаем кипятком. Варим на медленном огне двадцать минут. Обязательно снимаем пену.
Параллельно чистим и режем картошку. Кому как нравится, кто кружочками, кто кубиками. Моем в холодной воде. Это важно, так как вымывается ненужный крахмал.
Лук мелко измельчаем или вообще, как и морковку, трём на тёрке.
Льём масло в сковородку, нагреваем. Затем кладём в неё наши овощи (кроме картофеля, конечно). Жарим, помешивая минут семь, на медленном огне. После чего добавляем немного воды и тушим минут восемь-десять.
Рыбу нашу вытаскиваем из кастрюли. Кладём на тарелку.
Бульон процеживаем и выливаем в другую чистую кастрюлю.
Туда же отправляем наши овощи и картошку. Ставим таймер минут на пятнадцать, чтобы сварился картофель.
Из горбуши извлекаем все косточки, после чего кладём в кастрюлю. Ставим таймер ещё на пять минут. Но прежде выливаем туда наши сливки. Солим и перемешиваем. Но не сильно, иначе испортим куски горбуши!
После того, как таймер сработал, закрываем кастрюлю крышкой и вновь включаем его уже на десять минут. Наша уха должна обязательно настояться!

[1]— друг (узб).
[2]— беда начитается (узб).
[3]— денежная единица в Узбекистане.
[4]— с удовольствием приму обратно.
[5] — разрешение для свободного въезда и перемещения по всем странам Шенгенского соглашения.
[6] — это режим торговли, при котором товары продаются без уплаты акцизов, пошлин и части налогов при условии вывоза покупки за границу.
[7] — «Стокаманн» — финская компания розничной торговли и одноимённая сеть магазинов по продаже одежды и товаров для дома. «Топман» — обувной бренд.

Прозаик

Автор: paw
Дата: 11.06.2022 08:02
Сообщение №: 194590
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Комментариев всего: 1 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

2005 год. Южно-Российск 9:00 утра. Общая редакционная комната.

u oblast

Старенький, висевший под потолком и пожелтевший от времени, некогда трёх программный радиоприёмник, превращённый в селектор и молчавший не один месяц вдруг неожиданно ожил и завещал звонким голоском секретарши главного редактора:

− Черенков, тебя повсюду разыскивает Постышев. Немедленно явись к нему в кабинет. Повторяю. Сергея срочно требует к себе главный!

− Является только господь Бог, − проворчал, под нос, Серёга Черенков, − ну подумаешь телефон дома забыл, с кем не бывает. Вчера до закрытия ресторана отмечали Люськину премию, за удачный репортаж. После такого, не то что телефон, невинность, потерять можно. То неделями обо мне не вспоминает, то нате − понадобился. С чего бы? Материал, как полагается сдал, без задержки.

Его размышления прервало новое сообщение. На этот раз динамик без искажения передал стальные нотки в голосе шефа.

− Черенков! Мать твою! Где бы ты ни был, немедленно ко мне!

− Ага. Сейчас. С вещами на выход, − буркнул журналист, неохотно поднимаясь со старого скрипучего стула.

Полчаса спустя. Кабинет главного редактора Ивана Николаевича Постышева.

− Ты сколько лет в газете работаешь? − главред, взглядом киплинского удава Каа, смотрел на подчинённого.

− Пять, кажется. Точно не помню.

− А как называется отдел, в котором ты числишься?

− Да нет у нас никакого отдела. И названия нет. Сидим все вместе в одной комнате, на головах друг у друга. Зовём её преисподняя[1]. Значит и отдел так называется.

− Ты тут чушь не пори. Согласно бухгалтерским документам, ваша комната, то бишь, отдел именуется «Криминальная хроника», и по штату там числится аж семь человек! Не кажется, что это слишком много?

− Если вы имеете в виду конкретно меня, то я хотел бы узнать за что?

− Вот за это! − Постышев поднял вверх руку с текстом, с броским заголовком «Тебя посодють, а ты не воруй![2]».

− И что там не так? В отношении нашего местного олигарха Силуянова почти завершены следственные действия. И со дня на день его упекут ...

− Вот именно, что почти! − бесцеремонно перебил Черенкова начальник, − надеюсь, до такой крайности не дойдёт. В общем, так. Эта писанина в печать не пойдёт. И точка! Более того! Ты, прямо отсюда, отправишься в офис «Лизингбанка» и нароешь там материал о благотворительности, детолюбии и прочих положительных качествах Силы, то есть я хотел сказать Силуянова. Чтобы к вечеру статья была! Задание понятно?

− Не-а. От слова − совсем, − журналист превратился в «соленой столб» не думал покидать кабинет.

− Не понял? Как тебе ещё разжевать? − главный редактор побелел от негодования. Такого явного неповиновения от журналиста он не ожидал.

− Разжёвывать ничего не надо. То, что гражданин подследственный, известный в криминальных кругах под кличкой Сила, давно известно. Как и тот факт, что контрольный пакет акций «Южных новостей» принадлежит «Лизингбанку». Но, если мы не сообщим нашим читателям о предстоящем суде над Силуяновым, это не значит, что об сем факте будут молчать другие газеты и теле-радиостанции. Мы же, фактом замалчивания, рискуем потерять подписчиков и розничных покупателей. Я уже не говорю о горячо об обожаемых и горячо любимых рекламодателях. А напечатав панегирик[3] окончательно потеряем репутацию, которую все эти годы кропотливо создавали, более того... − Сергей хотел ещё что-то сказать, но его речь прервал звонок дорогого, последней модели, сотового телефона, лежащего на столе начальника.

− Да! Случаю. Обязательно. Непременно. − поднявшись с места и приняв стойку «смирно» односложно отвечал Постышев.

Минуту спустя он, аккуратно положив гаджет на место, сообщил:

− Значит так, Черенков. Я, конечно, мог приказать кому-нибудь из писак, вместо тебя настрочить, как ты метко выразился − панегирик, но делать этого не буду. Как говорится, насильно мил, ну и так далее... Отправляйся в свою преисподнюю, и объяви всем, что с сегодняшнего дня их гонорары уменьшаются, скажем так, на двадцать пять процентов. Это первое, и второе, на четверть будет сокращена численность вашей банд..., команды. И, наконец, в третьих. Подробно, как ты умеешь, объясни народу причину возникших неприятностей.

Журналист хотел было огрызнуться, но не нашёл подходящих слов, а потому молча развернулся и поплёлся к двери, а вслед ему неслось:

− И заруби себе на носу! Мне только что сообщили, − господина Силуянова сегодня выпускают, дело будет прекращено, по статье двадцать седьмой УК РФ[4].

«Преисподняя» 10:50 утра.

Сергей рисовал на листке бумаги чертей. Прокручивал в голове слова, которые предстояло сообщить коллегам, вернее друзьям и, похоже, самым близким. За годы существования газеты «Великолепная семёрка»[5] прошла «Крым и Рим»[6]. Сначала, в девяностых за журналистами и репортёрами гонялись местные бандюки. Позже их сменили "авторитетные личности", в дорогих костюмах, предлагавшие солидные денежные суммы за заказные статьи. Но предыдущий главред, с советскими взглядами на задачи СМИ, всегда принимал огонь на себя. За что, полгода назад, поплатился третьим и последним инфарктом. Будь Мироныч жив, такого самодурства, как сегодняшнее, не могло быть в принципе.

От тяжёлых мыслей отвлекло лёгкое прикосновение к давно немытой голове. Репортёрша Люсьен, она же Людуха, Людуся, Людонька, Милка, Милушка, Финолетова, создатель вчерашнего газетного шедевра «Городские свалки и как с ними бороться на современном этапе?» стояла рядом, сотворив на лице самую обаятельную из своих улыбок.

− Чего кручинишься, дубинушка? Аль горе горькое неожиданно визит нанесло? То есть, я хотела сказать, после вчерашнего, головушка бо-бо? Так это мигом исправим.

Ребята, у кого ещё остался «Жардин»[7] в зёрнах или свежемолотый? − обратилась она к присутствующим.

− Люда, − журналист выбрал самое официальное из её имен, − у меня для тебя и всех нас имеется пренеприятное известие...

− К нам едет ревизор? − тут же съехидничала Финолетова, так пишущим сие, пофиг. Пусть бухгалтерия трясётся, а в нашей комнатушке, у жильцов − денежек пустушки.

− Не перебивай, − огрызнулся Сергей, − не до шуток. Дело швах[8], даже очень. И он, на одном дыхании, выпалил суть недавнего разговора с начальством.

***

Минут пять в комнате стояла тишина. Если бы в это мгновение в помещение влетела всего лишь одна маленькая мушка, то её жужжание было бы слышно во всех концах «Преисподней».

− Уйду я из газеты, злая она, − прервал молчание репортёр Кирилл, − на радио подамся. Там тоже, со свободой слова, не всё ок, но всё же. Жутких финансовых репрессий не устраивают.

− А я в прокуратуру пойду. Прямо сейчас, не откладывая, − воскликнула Марина Воробьёва, недавняя выпускница местного журфака, получившая заслуженное прозвище Жан-Поль Марат[9] в юбке, за решимость во всём идти до конца и бескомпромиссность.

− Работать или жаловаться? − тут же поинтересовалась Люсьен.

− Жалобу подавать! С официальной регистрацией входящего! Это - беспредел и произвол. Мы в Советской стране живём или нет? То есть, я хотела сказать, в правовом государстве?

− «Южные новости» − частная фирма, и владельцы, то есть Силуянов вправе распоряжаться ею по своему усмотрению. Урезать зарплаты, сокращать персонал, или взять, да и закрыть газету − его право, − пояснил Сергей, − какие ещё будут суждения?

− У меня будут, − не унималась Воробьёва, − но я хотела бы с тобой тет-а-тет, посекретничать.

− Марина, запомни! Вот эти журналюги моя, и надеюсь твоя, семья. То есть родственники, почти, − Черенков обвел взглядом присутствующих, − а, от родни секреты не утаивают, практически. Говори, что удумала.

− Так уж вышло, что я, ещё со студенческой скамьи, знакома с умнейшим человеком нашего города, да к тому же ещё и интересной дамой, частной сыщицей Маргаритой Сергеевной Крулевской. Так вот, она… − боясь, что её перебьют затараторила Марина.

Здание Лизингбанка. 12 этаж. Кабинет совета директоров. 18:00

Силуянов стоял у окна всматриваясь в поток машин и людей, снующих внизу.  Внимательно слушал разношёрстную делегацию сотрудников газеты и невольно улыбался в начинающие седеть, усы.

− Если не примите это предложение, то мы сами, вот этим коллективом, создадим новый портал и никто нам не запретит! − горячилась Воробьёва, − возьмём кредит, заложим квартиры, но претворим в жизнь... и это будет первый в городе правдивый и честный...

− И первой статьёй, который там появится станет материал о работе Лизингбанка и о его «сером кардинале».

− Уважаемые...э... посетит..., дамы и господа. Я не улавливаю цели вашего визита? Хотите что-то новое создавать, Бог в помощь. Опубликовать на меня компромат, так бога ради. Но прежде внимательно ознакомьтесь с УК РФ. Если не ошибаюсь, статья сто двадцать восемь − клевета и распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство. И тогда очередная наша встреча состоится уже в районном суде. А затем заложенное жильё вмиг перейдёт в собственность банка. Надеюсь, в таком исходе дела нет сомнений?

− Прежде чем идти сюда, знающие люди нас надоумили нанести визит в офис сыскного бюро «Крулевская и партнёры»[10] и познакомиться с Маргаритой Сергеевной Крулевской, − ничуть не испугавшись угрозы, оппонировала Марина, − следовательно о том, что вы бывший вор в законе нам известно, как и то, сколько полезного и нужного вы сделали для нашего города и жителей.

− И о сфабрикованном уголовном деле тоже, − дополнил Черенков и продолжил, − мы хотим создать новый Интернет-портал, публикующий, пусть даже горькую, но правдивую информацию..., с помощью этого банка.

− А как быть с газетой? Я же вложил в неё немалые средства, возродил из небытия, − после некоторого раздумья, поинтересовался хозяин кабинета.

− К сожалению у неё нет перспектив, − вступила в беседу Люда Финолетова, − бумага с каждым годом дорожает, краска тоже, я уже не говорю об услугах типографии. Да и по утрам обыватель нынче газетой не шуршит, а смотрит телек или, зачатую забыв почистить зубы, сразу ныряет в интернет.

− Постышева к себе, в команду, возьмёте? − меняя тему разговора, поинтересовался хозяин кабинета.

− Нет! − синхронно возразили журналисты.

− И зря. Иван Николаевич прекрасный хозяйственник. Каждый человек на что-то годен, надо точно определить ему место и занятие по способностям. Кто-то же должен обустраивать рабочие места, закупать оргтехнику, мебель, кофеварку, наконец, − Силуянов нагнулся к селектору, стоящему на столе, и гаркнул, − финансового директора ко мне! Срочно!

Затем обращаясь к делегации спокойно продолжил:

− И ещё. Давайте сразу договоримся. Публиковать будете исключительно проверенную инфу, и главное! Никогда не навязывайте читателю своё мнение. Дайте бедолаге возможность подумать над писаниной, поразмыслить. Поверьте моему опыту, иногда такое бывает полезно!

− Даже если писанина будет...э... нелицеприятное лично для вас или для ваших друзей и компаньонов? − в очередной раз съязвила Люся.

− Милая барышня, позвольте мне вас так называть, − Силуянов, порывшись в ящике стола, извлёк на свет божий несколько папок и продолжил, − нынешний обыватель, в отличие от хомо советикуса[11], писанину, опубликованную в СМИ, на веру уже не принимает. Полезет в альтернативные источники и сравнит. Поэтому, я уже давно разоблачительных статей не боюсь. Наоборот. Они создают мне, скажем так, некий рекламный фон. А теперь переходим к главному! К выбору руководителя проекта, ибо ответственность на нём, как и зарплата, будет высокими. Кого «Великолепная семёрка» на такое «лобное место» выдвигает?

− Сергея, конечно, голосуем! Единогласно! − ни секунды не рассуждая, выпалила Финолетова.

− На правах учредителя вынужден отклонить эту кандидатуру, − Силуянов открыл одну из папок и демонстративно погрузился в чтение.

− Но почему?

− Как это так?

− Вы игнорируете мнение нашего, пусть небольшого, но коллектива.

Неслось со всех сторон.

Журналист Черенков, как и его коллега, − хозяин кабинета открыл вторую папку и продолжил, − Кирилл Столетов будут задействованы в другом проекте, создавая его с нуля. В конце концов должен же с порталом кто-то конкурировать?

Посетители открыли рты, но молчали. А Силуянов, выдержав театральную паузу, продолжил:

− Мой компаньон и главное, верный помощник, госпожа Крулевская и сотрудники бюро, проделали серьёзную аналитическую работу, − он указал на лежащие на столе папки, − и рекомендовали банку создать медиа холдинг, в состав которого, помимо прочего, будет входить и радиостанция, вещающая на FM частотах. Вот парни этим и займутся. Так что, не откладывая дело в долгий ящик, продолжим обсуждать кандидатуру командующего интернет-порталом, какие ещё будут предложения?

Журналисты молча, но синхронно показали пальцами в сторону Марины Воробьёвой, автора серии нашумевших работ о «Художниках-разведчиках» и жене монгольского лидера Цеденбала − Анастасии[12].

− Ну, что же, глас народа, глас Божий… − проворчал хозяин кабинета. Он хотел ещё что-то добавить, но в дверях появилась голова маленького лысого человека.

− Знакомьтесь это наш финансовый гуру, Абрам Арнольдович Бехер. Его здесь все боятся, даже я..., опасаюсь, −  Силуянов поднялся и указал вошедшему на кожаное кресло, - впрочем, я отвлёкся. Вернёмся ненадолго к нашим баранам. Полагаю, все стоящие на повестке дня вопросы согласованы? Если да, то попрошу делегацию переместиться в здание напротив, с интригующим названием «Сила вкуса». Там состоится праздничный фуршет по поводу создания нового средства массовой информации.

Журналисты облегчённо выдохнули и поднявшись с мест потянулись к выходу.

− А вас, уважаемая Марина Ефимовна, я попрошу задержаться, − подражая артисту Леониду Броневому попросил Силуянов, и хитро прищурился.


[1] − В ряде религий — место, где после смерти грешников их души подвергаются вечным мукам; ад, геенна.

[2] − Знаменитая цитата из фильма «Берегись автомобиля».

[3] − «похвальное слово в торжественном всенародном собрании»

[4] − непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления.

[5] − нашумевший голливудский фильм.

[6] − то есть пройти испытания (огонь и воду).

[7] −  сорт кофе.

[8] − плохо, скверно.

[9]− активный участник Французской революции, издатель и публицист.

[10] − см. Серию рассказов Александр Ралот «Сыскное бюро Крулевская и партёры».

[11] −  Человек советский. Живший в СССР

[12]https://psygazeta.ru/rubriki/chitaem-ne-otorvatsya/667-khudozhniki-razvedchiki-pozyvnoj-yarema.html, https://klauzura.ru/2021/05/aleksandr-ralot-hozyajka-serebryanoj-strany-rasskaz/


Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 22.06.2022 06:45
Сообщение №: 194644
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Июнь 20... года. Краснодар. Полдень. +36 градусов по Цельсию в тени!
Внук Тимофей, уподобившись нашему коту Кысу, устроился на широком подоконнике и пытается читать, заданную на лето, пушкинскую лирику. Получается плохо, потому как взгляд, то и дело, покидает страницы и устремляется в окно, за которым виднеется берег реки Кубань и медленно проплывающие баржи, толкаемые трудягой буксиром.
− Тимоша или ты сейчас же вернёшься к Александру Сергеевичу или отправляйся на кухню. Будешь помогать чистить картошку. Выбирай! − поставила вопрос ребром моя супруга Ольга Ивановна и по совместительству лучшая бабушка на свете.
− А можно не то и не другое, а совсем, третье? − парировал Тимоха, спрыгивая с подоконника.
− То есть? Не поняла? На улицу пойдёшь, что ли? Там все живые существа по норкам попрятались, ибо...
− В Арктику пойду, то есть, поеду, − в обычной своей манере, перебил бабушку внук.
− Это как? Мы ведь живём на Юге нашей страны, а она, наоборот, на Севере. Да и холодно, там. Даже летом и то, прохладно, − пытаясь понять куда клонит её любимчик, возразила Ольга Ивановна.
− Это точно! Не бывает там такой жарищи! Зато по океану плавают, вернее ходят, настоящие ледоколы! Атомные! А у нас? Проплывёт малюсенький буксир, да и то редко.
− А что ты о них знаешь? − вмешиваюсь в разговор я, и откладываю ручку в сторону. Теперь, как минимум, на пару часов, моим литературным героям, будет представлен внеочередной отпуск.
− Много чего знаю. Они огромные, тяжеленные, и работают от энергии реактора. И ещё. Такой флот есть только в России! И больше нигде в мире! − внук выпятил грудь, тем самым подчёркивая и свою причастность к этому факту.
− А о том, кто первым изобрёл ледокол, ведаешь? − хитро прищуриваюсь я.
− Конечно. Поморы. Их лодки, то есть, кочи[1], никогда не вмерзали в лёд и ходили по белому морю круглый год!
− А я читала, что флотские офицеры частенько просили начальство перевести их на службу с теплого Чёрного моря на студёную Балтику, − вмешалась в разговор супруга, − и знаете почему? Море зимой замерзало. Следовательно, свободного времени у корабельных команд становилось больше. Правда, до тех пор, пока не изобрели эти, самые, ледоколы.
− Балтийское море замерзало везде: и в Швеции, и в Норвегии и даже на Аляске, а победили природу всё же, мы, русские! Потому как − не ленились и не лежали зимой на печах. Жаль, что теперь Кубань перестала замерзать, на коньках не прокатишься, даже у берега, − при этих словах Тимофей извлёк из кармана носовой платок и протёр макет корабля, стоящего на книжной полке. (После одного из творческих вечеров, в доме моряков, мне его подарили благодарные слушатели.)
− Ну, Тимоша ты не прав. Пытались бороться со льдом многие. Американцы специально выплавляли тяжеленные болванки и швыряли по курсу судна, а шведы палили из пушек, пытаясь таким образом пробить полынью. Некоторые судовладельцы даже устанавливали на носу корабля циркулярные пилы, работающие от паровых двигателей. Но замёрзшая вода каждый раз входила из этой схватки победителем. Дорогие болванки исчезали на дне моря, ядра заканчивались, пилы тупились или ломались.
Однажды военное министерство Российской империи приняло к рассмотрению проект начальника Морской строительной части Кронштадтского порта Николай Леонтьевич Эйлера, который так и назывался «минно-гиревый ледокол». Со временем первые два слова канули в лету, а вот последнее, как видишь, прижилось. На корабле смонтировали паровые краны, которые бросали на лёд тяжеленные гири, после чего вытаскивали их обратно. Кроме этого, была предусмотрена установка мин, в тех местах, где лёд был уж очень плотный.
Казалось бы всё, хорошо. Проект ледокола будет утверждён и верфи приступят к серийному производству. Но, по законам того времени, подобные новшества должны были проходить через тендер. То есть, комиссии предстояло рассмотреть и другие, альтернативные варианты. Все считали это пустой формальностью...
− Однако победил поморский коч?! − в очередной раз перебил нетерпеливый внук.
− Не совсем так. Жил в ту пору в Кронштадте удивительный купец и судовладелец, по фамилии Бритнев. Доставлял горожанам продукты и другие нужные товары. Летом на кораблях, зимой на санях, с ветерком. А вот поздней осенью или ранней весной, ну никак. Сани утонут, а небольшим судёнышкам лёд мешает. Убыток, полный. Но главным бизнесом Михаила Осиповича Бритнева была не торговля, а судостроение и ремонт плавсредств, владел заводом соответствующего профиля. Там и изготовили, первый в истории человечества корабль, способный успешно бороться ледяным покровом. Михаил Осипович понимал, что ни пилы, ни мины, ни гири, проблему не решат. Нужен иной подход, что-то совершенно новое. А новое это...
l2
Бритнев и пароход Пайлот
− Хорошо забытое старое! − выпалил Тимоха и зарыл ладонями рот, показывая, что отныне он нем, как рыба, и перебивать старших больше не будет.
− Назвали корабль «Пайлот»[2], − продолжил я, − да и приплыли на нём, весной 1864 года из Кронштадта в Ораниенбаум. Такой поход удался потому, что судно имело скошенную под двадцать градусов носовую часть. То есть, подобно поморским лодкам не ломало лёд, а выползло на него, разрушая своей массой. Не случайно изобретатель называл это судно ледодавом. Если же лёд не удавалось осилить с первого раза, «Пайлот» давал задний ход, потом «полный вперёд» и наползал на преграду заново.
Я замолчал, наивно считая, что дискуссия подошла к концу.
− А тендер? Ты о нём ничего не сказал? Кто победил Бритнев или Эйлер? − удивила меня супруга, до этого момента тихо сидевшая на диване.
Тимофей молча кивнул, таким образом поддерживая вопрос бабушки и выполняя обещание быть рыбе подобным.
l3
Красин и ледокол Святогор
− Финал тендера решили сделать публичным и провести его прилюдно, на льду Финского залива. Вначале состязания вперёд вырвался корабль Николая Леонтьевича, так как имел преимущество по мощности двигателя, но некоторое время спустя остановился. Толстый лёд выдержал и гиревые удары, и даже взрывы мин его не разрушили. «Пайлот» же, догнал соперника и обошёл, оставляя после себя полынью, пригодную для плавания других судов.
− И что дальше? − спросила Ольга Ивановна, прочтя в глазах внука этот вопрос.
− Прошло пять лет. Зима в Европе выдалась суровая. Крупнейший немецкий порт в городе Гамбурге парализовал многометровый лёд. Бизнесмены и государство несли огромные убытки. Германские инженеры носились по миру, отыскивая решение этой проблемы. Добрались и до Санкт-Петербурга. Ловкачи сумели приобрести патент на «ледодав», всего за какие-то триста рублей. Бритнев не жадничал, считал, что его изобретение должно помогать людям разных стран, а не только жителям России.
l4
Ледокол Ермак
А ещё через четверть века, спустили на воду наш знаменитый ледокол «Ермак», изготовленный по проекту адмирала Макарова. Он был уже в состоянии преодолевать лёд полярных морей.
− «Ленин», «Арктика», «Сибирь»! На Северный Полюс ходим, как на прогулку, − прервав обет молчания выпалил Тимоха, − я видел объявление в инете, в Мурманске группу туристов набирают для путешествия по северным широтам, может быть махнём все вместе. Белых медведей увидим и вообще...
− И вообще, кое-кому, не мешало бы вернуться на грешную землю. Показать наличие силы воли, и задание на летние каникулы осилить, − супруга поднялась с дивана и повернулась в сторону кухни, − но сначала пить чай. Так уж и быть, заварю его с северной ягодой. Морошка у меня, в морозильнике, пальчики оближешь!

Готовим кисель с морошкой, по бабушкиному рецепту

moroshka5
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
Ягоды - грамм сто.
Сахар-песок - столько же.
Крахмал — пол стакана
Воды − литровая кружка
ГОТОВИМ:
Морошку тщательно толчём (я это делаю в специальной ступе). После чего заливаем горячей водой и ставим на медленный огонь. Доводим до кипения.
Огонь уменьшаем до самого минимума и даём кипеть минут десять-двенадцать.
Берём сито и процеживаем через него наше варево.
В отвар кладём, предварительно разведенный крахмал и сахар. Опять ставим на огонь. Включаем таймер на пять минут.
Готовый кисель охлаждаем и разлив по тарелкам или стаканам, подаём на стол.

[1] − В разных говорах - коча, кочмора, кочмара – это судно, приспособленное как для плавания по битому льду, так и для волока.
[2] − Лоцман

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 02.07.2022 07:29
Сообщение №: 194657
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Сгоревшие банкноты

 

dengi1

197... год. Специальный вагон поезда «Южно-Российск − Арлар». Пять часов тридцать минут. Время московское.

Иван Никольский из-под полуприкрытых век внимательно наблюдал за сослуживцами.

Съеденный перед самым отъездом кусок сливочного масла и специальные таблетки, полученные от Шерхана сделали своё дело. Сон, конечно, подбирался к голове, но с ним можно было бороться.

«Друг» Колька Лыжин, принятый на работу в «ГосМорСтройбанк» за неделю до этого рейса, то и дело бегал в туалет, лил воду на голову, но это помогало мало.

«Ещё минут десять и всё. Заснёт, словно младенец. Кофейка халявного он вылакал полтермоса. То есть, дозу, на свою грудь принял изрядную, − пронеслось в голове Никольского, − такую комбинацию мог придумать только Шерхан. И погоняло[1] у него соответствующее − коварный и щеголяет в дорогом замшевом прикиде…»

От дальнейших раздумий его оторвал сигнал маленького механического таймера.

Иван, кинул взгляд, на уже посапывавшего Кольку и выглянул в окно. За ним промелькнул чёрно-белый километровый столб.

«Восемьдесят девятый! Надо спешить. Пора! − стучало в висках Ивана. − Поезд идёт по расписанию, и это замечательно».

Достав из рюкзака разводной гаечный ключ, он поспешил в туалетную кабину.

Обильно политые прихваченным заранее машинным маслом гайки унитаза, всё равно никак не хотели откручиваться! А назначенный час «Х» приближался.

Иван ободрал руки в кровь. «Это не страшно! Это ничего! Взрыв всё спишет», − пронеслось у него в голове. Наконец, открутив последнюю гайку и отшвырнув ногой металлический унитаз, начал лихорадочно выкидывать в образовавшиеся отверстие пачки банкнот, которые судорожно извлекал из располосованного перочинным ножом опечатанного парусинового мешка.

Выкинув последнюю, взглянул на часы.

«Есть минуты три, чтобы дойти до лавки и расположиться под ней. Тогда взрывная волна пройдёт выше и не заденет… Ой! Почему же так рано и так больно?»

Это были последние мысли в жизни Ивана Никольского, ибо пол вагона вздыбилось, и чудовищная сила подбросила его тело к потолку, а затем, разрывая на части, выкинула наружу, в образовавшееся отверстие.

Южно-Российск. Шесть часов сорок пять минут.

Марго нагнулась и подняла с земли плоский камешек. Посмотрела на спокойное море. «Вот швырну, и, если он раза три коснётся поверхности, то мама поправится, и всё будет хорошо» Она размахнулась, но предмет в её руке зазвонил. Женщина удивительно посмотрела на него и ... проснулась.

Серый телефонный аппарат, стоявший на прикроватной тумбочке, издавал противные звуки, не переставая.

Машинально бросив взгляд на старенькие ходики, Марго сняла трубку.

− Крулевская собирайся и поживее! − послышался начальственный бас прокурора области. − Машина за тобой уже выехала.

− Валентин Анатольевич, что случилось? Может, для начала милиционеры, а потом уже мы? − подавляя зевоту, попыталась возразить женщина.

− Вагон с деньгами взорвали полтора часа назад, − гаркнула трубка.

− Так это же не по нашей части, − в голосе Крулевской появились радостные нотки. − Пусть конторщики, то есть, я хотела сказать, сотрудники КГБ... Это же по их ведомству. Теракт и всё такое...

− Порассуждай! − бесцеремонно оборвал начальник. − Комиссия уже создана, и советник юстиции третьего класса Маргарина Сергеевна Крулевская в неё уже включена. Шнелер, шнелер[2], десять минут тебе на всё про всё. Наличие кителя, обязательно!

− На месте взрыва? − удивилась Марго. − Пыль, грязь, копоть и я при полном порядке?

− Так-то оно так, но мало ли что. Я тоже туда приеду. Позже. С первым секретарём области. Чрезвычайное, понимаешь, событие. Половинкина помнишь[3]?

− Угу, − вымолвила женщина, окончательно прогоняя остатки сна.

− Тоже включён в следственную группу. Летит из Москвы, первым рейсом.

Трубка запищала сигналами отбоя. По своему обыкновению начальник не счёл нужным ни поздороваться, ни попрощаться.

Два часа спустя. Девяностый километр железной дороги Южно-Российск − Арлар.

Марго брела вдоль железнодорожной насыпи, то и дело натыкаясь на обломки вагона, разлетевшиеся на значительное расстояние. Машинально нагнулась и подняла с насыпи несколько больших гаек. Интересно откуда они, и почему лежат сами по себе, без болтов и прочих железяк.

− Двое погибших, − её размышление прервал, не к месту улыбавшийся Половинкин, и продолжил: − Крулевская, ты это видела? − сотрудник КГБ держал в руках пачки полу-обгорелых банкнот. − что будем делать? В банк сдадим или выберем, какие поцелее, и пропьём за упокой убиенных?

− Витя! Как ты можешь шутить? У тебя душа есть? Инкассаторов не жалко?

− Маргарита Сергеевна, извольте взглянуть на это, − старичок криминалист Митрич протянул Крулевской помятый термос. − Со сто процентной вероятностью утверждать не могу, но, сдаётся мне, там, кроме кофе, мы обнаружим и сильнодействующее снотворное.

− И как вы это определили? У вас особый нюх на такие препараты? − Половинкин, обернув руку платком, забрал вещдок. − Наши проведут экспертизу и быстрее, и качественнее. Так что, без обид.

− У меня самого хроническая бессонница, к тому же тридцатилетний опыт работы в прокуратуре, это вам, молодой человек...

− Понятно, − оборвал его Виктор. − Что скажете про взрывчатку? Она была под вагоном или в нём?

− Пиротехники ещё не приехали, но, судя по разбросу фрагментов, могу с точностью до девяноста процентов утверждать, что рвануло не извне, а внутри. Полагаю, что ваши эксперты это тоже подтвердят.

Крулевская подошла к телу одного из погибших. Не первый раз в жизни ей приходилось рассматривать изуродованные человеческие останки, но побороть возникавшую рвотную реакцию женщине всегда удавалось лишь большим усилием воли.

Нагнулась и расстегнула кобуру погибшего. Достала табельный пистолет. Тщательно осмотрела и черкнула в блокноте: «Предохранитель на месте. Обойма полная.»

Рядом оказался милиционер, который пытался вручить собранные поблизости полуобгоревшие банкноты.

− Это всё? − Марго взглянула на то, что раньше было деньгами и знаком позвала к себе управляющего отделением «ГосМорСтройбанка», только что прибывшего на место происшествия на служебной «Волге».

Несмотря на внушительные габариты, мужчина споро подбежал к Крулевской и представился:

− Иван Андреевич Терентьев, управл...

− Я это уже поняла. Заберите у товарища деньги и оприходуйте. У вас, наверное, имеется должностная инструкция для подобных случаев.

− Какое несчастье, трагедия, как мне теперь общаться с их родственниками? Я ведь сам буквально пару часов назад... А деньги все сгорели? В этом есть уверенность? − затараторил управляющий.

−  Совершено преступление, следовательно, у него была цель. Вероятнее всего − кража, − Марго пыталась отвернуться от назойливого банковского служащего, но тот не унимался.

− Но этого же не может быть. Я боюсь этого слова, но всё же произнесу! Взрыв поезда − самый настоящий теракт. Об этом уже сегодня вечером будут говорить на БиБиСи[4]. У них везде свои люди. И сразу же передадут в Лондон информацию. Куда только наше КГБ смотрит.

− Куда надо, туда и смотрит, − вмешался в разговор подошедший Половинкин, − и, в первую очередь, на таких персон, как ваша.

− То есть? Не понял? − лицо управляющего приняло удивлённо-растерянное выражение.

− А чего тут непонятного? Деньги похитили, а потом привели в действие взрывное устройство. Пожар, ветер, несознательные местные жители, не пожелавшие сдавать занесённые ветром купюры. Быстренько составляем соответствующий акт, а спустя некоторое время едем отдыхать в Сочи, где и покупаем у спекулянтов из кавказских республик «Жигули» или «Волги». И не смотрите на меня так! Чтобы к обеду на столе у начальника местного КГБ лежала опись с номерами купюр, перевозимых в этом вагоне! Это первое! И второе, и главное: такая же справка с чёткой инструкцией, куда звонить в случае обнаружения банкнот из описи, должна быть немедленно отправлена во все отделения Сбербанка и универмаги этой и соседних областей.

dengi2

− Но это же колоссальный труд, а у нас не так уж много сотрудн...

− Вот и приступайте прямо сейчас, а с вражескими голосами мы уж как-нибудь без вас разберёмся, − бесцеремонного оборвал банковского работника Виктор.

Он хотел ещё что-то добавить, но перед ним вырос начальник поезда, державший в руке завёрнутый в грязную тряпицу разводной ключ.

− Вам чего? − раздражённого поинтересовался Виктор.

− Улика, − шёпотом произнёс железнодорожник.

− Гаечный ключ? − вмешалась в разговор Крулевскя.

− Ага. У нас в стандартном ремонтном наборе такого нет. Значит, принесли банковские люди или другие злоумышленники. Я его в раскуроченном вагоне нашёл.

− А кто вас туда пустил? Там же оцепление выставлено! − удивился офицер.

− Но я же начальник поезда. Лицо официальное. Мне везде можно.

− Ну, в таком случае, благодарю, − Половинкин забрал тяжёлую ношу и продолжил: − А почему вы его завернули?

− Так ведь улика же. Отпечатки пальцев и всё такое. Я же понимаю, − проявил осведомлённость железнодорожник.

− Действительно уникальный случай, − согласился Виктор, предавая вещдок стоявшему рядом милиционеру, − никогда не слыхал, чтобы на обгоревшей до черна железяке эксперты обнаруживали отпечатки пальцев.

Авторынок города Южно-Российска. Пятнадцать часов тридцать минут.

Вор по кличке Коленвал, а по паспорту, Кирилл Стоянов, бродил по рынку, прицениваясь к подержанным «Жигулям», «Москвичам» и «Запорожцам». С раннего детства его тянуло к автотехнике. Родители не имели никакой возможности доставить чадо в детский сад без бибики, которую пацан тащил за собой, на верёвочке. Первую судимость, ещё по малолетке, он получил за неудачный угон соседского мотоцикла «Ява», вторую − за «УАЗик». Но вот обладателем собственного авто с техпаспортом, выписанным на собственную фамилию, Коленвал не был никогда. И в данную минуту он был в шаге от воплощения заветной мечты. Карманы куртки «жгли» пачки денег в банковской упаковке. Законная доля в серьёзной «вязке»[5]. Правда Шерхан предупреждал, чтобы деньги сразу в ход не пускал! Выждал месяц, а лучше два и только после этого понемногу, по одной банкноте, можно тратить. Но ни в коем случае не в магазинах, а исключительно на рынках. И лучше в других городах. А он сейчас где? На авторынке! Второго такого в области нет. Возьму и куплю у того сельского лоха «Запор»[6]. Наверное, получил в награду за доблестный труд. На «кровные» годы копить надо, во всём себе отказывая. Цену, конечно, загибает не хилую, но ему сегодня не до торговли. Решено! Беру колхозника за шкирку и тащу в комиссионный магазин, пока тот не закрылся. Оформляю покупку, хватаю справку и шементом[7] в ГАИ. Не «Волга» и не «Жигуль», но всё же собственный транспорт. А колхозник пусть спускает денежки у себя в станице, там супермаркетов отродясь не водилось.

То же время. Областное управление прокуратуры. Кабинет Валентина Анатольевича Флехова.

Половинкин встал по стойке смирно и по-военному отчеканил:

− Управление государственной безопасности, изучив материалы пришло к выводу, что в этом преступлении версию террористического акта следует исключить. Экспертиза дала заключение, что взрывчатка, используемая преступниками аналогична применяемой на расположенном в области угольном карьере. Погибшие работали инкассаторами, но лица гражданские. Большинство купюр, хоть и сильно повреждены, но всё же возвращены государству. А остальные либо сгорели, либо похищены. И их поиск, как и поимка преступников − задача местных правоохранительных органов. У меня всё.

Прокурор области неохотно кивнул, соглашаясь, и обратился к присутствовавшему здесь же Терентьеву.

− Иван Андреевич, объясните собравшимся, почему Вы вдруг решили перевозить деньги поездом.  В отделении разве нет специальных автомашин?

− Есть, конечно, но столичное руководство решило, что на такое расстояние гонять автомобиль опасно.

− Это ещё почему? − поинтересовалась Маргарита Сергеевна.

− Его ведь гораздо легче ограбить, чем вагон поезда. Я написал соответствующую докладную и там, − Терентьев поднял палец вверх, − с этими доводами согласились.

− А почему вы не привлекли к операции наших милиционеров? − Не унималась Крулевская.

− В банке посчитали, что чем меньше посвящённых, тем лучше. Согласитесь? И, вообще, я не припомню ни одного случая со времён войны, когда бы бандиты нападали на поезд. Полагаю, что злоумышленники затевали ограбление, но что-то пошло не так, и они сами погибли от собственной бомбы, а деньги сгорели.

− Вы считаете, что, − Марго заглянула в блокнот и продолжила, − Иван Никольский и Николай Лыжин вступили в преступный сговор, но не смогли его осуществить до конца?

− Я, конечно, не следователь, но, полагаю, что в этом есть рациональное зерно, − Иван Андреевич достал из кармана платок и вытер пот со лба.

− Можете быть свободным, − буркнул, обращаясь к нему, прокурор. − Мы вас ещё вызовем. И не раз.

− Да, конечно. Сколько угодно. Но повторю ещё раз, все, кто знали о предстоящей транспортировке денег, исключительно честные люди. Мы же у себя в банке не вывешиваем об этом объявление... и, вооб...

− А вот это мы и проверим, − оборвал его на полуслове хозяин кабинета. − Крулевская, поручаю это тебе. Займись, прямо сейчас.

− Но Валентин Анатольевич... − попыталась возразить Марго.

− Половинкин поможет, у него для подобных случаев особые полномочия имеются, если я не ошибаюсь.

Виктор кивнул и что-то черкнул в блокноте.

Прокурор дождался, когда за управляющим отделением банка закроется дверь и сообщил:

− Эксперты только что доложили, − он надел очки и заглянул в лежащие перед ним бумаги, − недалеко от места взрыва обнаружены следы велосипедной шины. Никто из наших сотрудников на место происшествия на таком транспорте не добирался. Были вызваны кинологи[8], они прошли по следу шин и обнаружили велосипед, тщательно замаскированный, неподалёку от шоссе.

Марго, как прилежная ученица, тянула руку, выжидая момента, когда ей предоставят возможность задать вопрос.

− Слушаю, Крулевская. Что-то не понятно?

− Я хотела спросить, а пальчики с велосипеда откатали? По нашей картотеке проверили?

−  Злоумышленник, будем пока называть его так, хотя это ещё не доказано, действовал в перчатках. Однако, пряча своё транспортное средство в кустах, он всё же чуточку, но наследил. Один отпечаток обнаружили на ветке, лежавшей поверх велосипеда. Результатов идентификации пока нет. Жду.

Исходя из этого, свяжись с автопредприятием, обслуживавшим этот участок дороги. Узнай, не проходил ли там в это время рейсовый автобус. Мало вероятно, но вдруг, велосипедист сел на него. В жизни ведь и не такое случается.

− А вы не допускаете, что его там мог поджидать сообщник на личном автомобиле, − вмешался в беседу Виктор.

− Нет! Не допускаю. Если их было двое, да ещё с машиной, то на кой ляд, им прятать такую весомую улику, как велосипед. Бросили бы его в багажник и вся недолга. И ещё, вот что, − Валентин Анатольевич взял в руки ещё одну бумагу, − догадка нашего криминалиста, о том, что обитатели этого злосчастного вагона перед смертью принимали сильнодействующее снотворное, подтвердилась. В желудках у них обнаружены следы веронала. Но если они оба его выпили и крепко спали, кто же тогда привёл в действие взрывное устройство? И кто из них двоих преступник? Или, может быть, оба? Эту шараду нам с вами так же предстоит разгадать. И как можно быстрее. Всё. Закрываем народное вече.  За работу. А я к первому секретарю обкома, на ковёр. Эх, как бы я хотел с любым из вас поменяться.

Окончание детективного рассказа читайте через неделю.


[1] - Воровская кличка.

[2] − Быстрей, быстрей (нем.)

[3] - См. Александр Ралот. «Самородок».

[4] - Английская радиостанция ВВС, передачи которой глушились в СССР.

[5] - ограбление или разбойное нападение при помощи наводчика.

[6] - автомобиль Запорожец.

[7] - очень быстро (жарг.)

[8] - специалисты по подготовке собак в разных сферах: в области государственной безопасности, при подготовках к выставкам и дрессировках.


 

Областное управление КГБ. Неделю спустя. Десять часов утра.

 

 

 

banknoti1

− Лейтенант, ну как ты не поймёшь? Да, это дело мы к себе не забираем. Это факт. Но всё, что связано с утратой больших денежных сумм, не может просто так взять и пройти мимо нашего ведомства! − горячился Половинкин. − Мне что, прямо из этого кабинета позвонить на Лубянку, чтобы они всех вас тут образумили? Так я это запросто.

Он потянулся к трубке телефона, но тот зазвонил сам.

− Лейтенант Ручников, − хватая трубку, выпалил офицер. − Кто, Терентьев? Управляющий отделением? Хочет подать заявление? В комитет?

Виктор вырвал трубку и рявкнул:

− Немедленно сюда!

***

− Вы, там на месте взрыва… с дамой, как её? − мямлил Иван Андреевич, переминаясь с ноги на ногу. − Оказались совершенно правы. Деньги не все сгорели. Часть уцелела. Вот, поглядите сами. Десять купюр, − при этих словах банковский служащий положил на стол золотистые сотенные банкноты:

− Вот видите, у этой край немного обгорел, и у этой тоже.

− Откуда они у вас? − с любопытством разглядывая деньги, поинтересовался Ручников.

− Из нашего филиала в Арларе передали. Ими расплатились за номер в гостинице. Скорее всего, пассажиры того самого поезда подобрали ещё до приезда милиции. Теперь вот тратят.

− Но мы же опросили их всех и приказывали, подобранное сдать немедленно! − Виктор достал из кармана увеличительное стекло и взял одну из купюр.

− Товарищ, к сожалению, не знаю вашего звания. Мне было предписано изымать и сдавать. Я в точности всё выполняю. Номера банкнот по нашим и сбербанковским отделениям разослал и в головное управление тоже.  Как полагается. Ко мне ещё вопросы будут?

− Да. Один, − Половинкин вплотную приблизился к Терентьеву и заглянул тому в глаза. − Почему вы сюда пришли, а не в прокуратуру? Ведь дело там завели!

− Так взрыв же. Я уже говорил, диверсия, а прокурор не верит, сомневается. И, вообще, если есть на свете правда, так её только в ЧК[1] можно отыскать. Остальным лишь бы галочку.

Управление прокуратуры. Четырнадцать часов.

Телефон на столе прокурора области трезвонил уже минут пять. Флехов смотрел на него с ненавистью, но трубку не снимал. Перед ним лежала недописанная объяснительная записка в Обком партии. От изложенного в этой бумаге зависело его пребывание в занимаемой должности и наличие в кармане красной корочки, гордо именуемой «партийный билет». Поняв, что аппарат не угомонится, отложил ручку в сторону и снял трубку.

− Деньги? Сколько? Семь тысяч рублей. Теми купюрами, которые указаны в списке? Где? В сберкассе Станицы Новокольской? Человека, надеюсь, задержали? Выезжаю немедленно.

Два часа спустя. Станичный пункт правопорядка.

Растерянный мужичонка, мял в руках видавшую виды кепку.

− Да я уже говорил товарищу милиционеру. Машину продал, дом строить хочу. Большой. Кирпичный. Председатель с материалами обещал помочь. Выписать как передовику производства. Всё чин по чину, через комиссионный магазин, ну тот, который на рынке. И пошлину заплатил, всё, как полагается. За что задержали, я же ни копеечки не истратил. Всё в сберкассу принёс. Если деньги не честные, ворованные, так заберите. Бог с ними. Мне от этого бандюги ничего не надо. Я же не знал. Поехать составить фоторобот?  Это завсегда. Помочь милиции, так с большим удовольствием.

Вечер следующего дня.

− Витя, ты помнишь те гайки, что подобрала возле взорванного вагона?

− И что? Там этого добра было... − Половинкин отхлебнул остывший чай и хотел положить ноги на стол, но, взглянув на Крулевскую, передумал.

− И совсем даже не ну. Митрич раздобыл схему вагона, изучил и выяснил, что такие там установлены только на креплении унитаза и нигде больше.

− Подумаешь, велико открытие. Взрывом сорвало и выбросило.  Вагон к чёртовой бабушке разнесло.

− Ты можешь не перебивать! − Марго стукнула ладонью по столу. − Они были выкручены! Сечёшь? У них резьба целая! Унитаз открутили и в дырку выбросили деньги. А велосипедист их подобрал!

−  Логично. Прям мисс Марпл[2] советского периода. Одного не пойму. На кой ляд вагон подрывать и самоубийство совершать?

− Не знаю. Но думаю, − Марго поднялась и включила электрочайник.

Автотрасса Южно-Российск − Раздольная

Коленвал, расположившись на чуть потёртом кожаном сиденье личного Запора пребывал в приподнятом настроении. С утра, как полагается, опохмелился «Жигулевским» после вчерашнего, но в меру, без фанатизма. Жал на педаль газа умеренно, соблюдая скоростной режим. Конечно, если ГАИ-шники остановят, он откупится одной из бумажек, греющих карман, но всё-таки лучше без этого. Заберёт в станице разбитную деваху Люську и махнёт с ней на море. Пара часов − и они окажутся в любимой бухточке. Правда, там нет никаких удобств, ну да не беда. Переночевать можно и в салоне автомобиля, чай, не баре.

banknoti2

Его размышления прервал полосатый жезл сотрудника дорожной службы.

− Вспомни нечистого, так тот и явится, − проворчал Коленвал, подчиняясь требованию и останавливаясь у обочины.

− В чём дело, шеф? Я же ничего не нарушал, ехал согласно установленным знакам и, вообще...

− Документы! − бесцеремонно перебил сотрудник ГАИ.

Коленвал с явной неохотой достал права, сунул в них купюру и протянул в открытое окно.

− Кирилл Иванович Стоянов, выйдите из машины, − минуту спустя проорал страж закона, вытаскивая табельное оружие.

Из допроса задержанного.

Крулевская: − Объясните наличие у вас такой большой суммы денег. Ведь вы не имеете постоянного места работы, а, следовательно, и стабильного заработка.

Стоянов: − Так я это, занял, у друзей, машину вот купил. Отдам постепенно.

Крулевская: − Имена, фамилии, где проживают? У кого сколько брали в долг?

Стоянов: − Где живут, не знаю. Встретились в пивной, я им объяснил, что машина нужна до зарезу, бомбить, то есть, таксовать буду и отдам с процентами. В два раза больше, чем в сберкассе.

Крулевская: − Это незаконно и уголовно наказуемо.

Стоянов: − Признаю, нарушил. Готов понести заслуженную кару. Что мне за это полагается, с учётом того, что я ещё ничего противозаконного не совершил, то есть, ещё ни разу не бомбил. Условка? Или годик, другой, всё же дадут, с учётом моего прошлого?

Крулевская: − Хватит дурака валять. Что вы делали на месте крушения поезда? Отпечаток вашего пальца был обнаружен на ветке возле велосипеда, который вы замаскировали в кустах у трассы. (С документом задержанный ознакомлен.) Это факт опознания вашей личности водителем рейсового автобуса, который вы остановили на трассе, и так добрались до города. Водитель вас хорошо запомнил, потому что вы расплатились за проезд новенькой двадцати пяти рублёвкой. Шофёр с трудом наскрёб сдачу. Ещё раз спрашиваю, откуда столько денег?

Стоянов: − Нашёл. Вот те крест. Пути переходил, а там на шпалах, пачки валяются, много. Сотенные, полусотенные и одна с фиолетовыми, двадцати пяти...

Крулевская: − Ордер на арест сейчас лежит на столе у прокурора. И, будьте уверены, он его подпишет. Убийство двух человек тянет на высшую меру наказания.

Стоянов: − (заикался) Какое убийство? Никого я даже пальцем. Что деньги не вернул, мой грех. Позарился на государственное. Бес попутал. Но...

Крулевская: − Вы не могли не слышать взрыв, и, следовательно, только вы могли положить на рельсы взрывное устройство. Погибли служащие госбанка. Будем писать чистосердечное?

Стоянов: − Это не я! Шерхан придумал. Я должен был только пачки с полотна дороги забрать, отстегнуть своё, остальное ему отдать.

Крулевская: − Где, когда?

Три дня спустя. Стройка на окраине Южно-Российска. Семь часов вечера.

Шерхан удивлённо смотрел на рукав замшевой куртки. Вокруг небольшого отверстия быстро растекалось тёмно-красное кровавое пятно.

«Суки! Такую дорогую вещь испортили», − пронеслось у него в голове, боли от ранения, почему-то не было. Попытался пошевелить пальцами. Те не слушались. «Плохо дело. С одной рукой много не навоюешь…» Мужчина прислонился к холодной колоне и стал считать, сколько патронов из своего «ТТ» он уже израсходовал.

− Сдавайтесь! Вы окружены! Сопротивление бесполезно. У нас есть приказ стрелять на поражение! – раздался голос с недостроенной лестничной клетки.

«Всего два патрона. Мало. Хорошо хоть этого придурка Коленвала пристрелил. Точнёхонько в его дурную башку пулю всадил. Теперь умолк навеки. Приказал же не тратить деньги. Перетерпеть, пока шумиха утихнет! Так нет же, спалился! А раз легавые сцапали, так сиди и молчи. А он, гад, всё выболтал, раз ментов на встречу в условленное место притащил. Такую операцию завалил! Выходит, зря я ночи напролёт план составлял. Все возможные мелочи просчитывал. Сколько времени понадобилось на то, чтобы рассчитать точное время срабатывания взрывателя. Именно тогда, когда Иван Никольский унитаз открутит и деньги на рельсы выкинет. Ни раньше и не позже. Оставлять его в живых было нельзя. Запросто мог проболтаться. Прокурорские и не таких кололи, а он не урка, не сидел ни разу. Биография чистая. Иначе бы в банк на работу ни за что не взяли. Полгода к нему присматривался, пока не нашёл подход и не завербовал…»

Размышление Шерхана прервала автоматная очередь.

Превозмогая боль в раненой руке, он высунулся и выстрелил наугад.

«Выпустить последнюю пулю и сдаться? А что потом? Сначала тюремная больница, больных и раненных в СССР из гуманных соображений к стенке не ставят. Потом суд и высшая мера социалистической справедливости. Нет уж, такой радости я им не дам»

Шерхан посмотрел в оконный проём, − день угасал. Солнце уже скрылось за горизонтом.

«Вот уж никогда не думал, что нового восхода для меня больше не будет. Никогда! Самое дорогое на свете, это человеческая глупость! За неё приходится платить самой высокой ценой − собственной жизнью!» Мужчина поднёс пистолет к виску и нажал спусковой крючок.

***

Крулевская и Половинкин стояли возле тела Ивана Андреевича Терентьева. Глядя на работу экспертов Марго тихо спросила:

− Виктор, скажи, только честно, ты догадывался?

− Если честно, то лишь, подозревал. Работа у нас, чекистов, такая, подозревать всех и вся.

− А я вот, нет. Выходит, плохой я следователь. Завтра закрою дело, в связи со смертью подозреваемых и попрошусь в отпуск. Буду искать себе другую работу, может быть, в адвокатуру подамся. А ты назад, в белокаменную?

− Нет, конечно. Твоя работа закончилась, а моя только начинается.

Марго от удивления округлила глаза:

− Не поняла, поясни? Они же все погибли.

− Не все. Кто-то же украл и передал Терентьеву взрывчатку. А расследовать сей прискорбный факт, самое, что ни на есть наше, КГБ-шное, дело!


[1] − Чрезвычайная комиссия, предшественница КГБ

[2] − мисс Марпл — персонаж детективов Агаты Кристи


 

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 06.07.2022 06:26
Сообщение №: 194668
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Поэтесса на рынке или спасайся кто может!

 

Александр Ралот

Южно-Российск. Лето 2022 г. +32 градуса по Цельсию (и это в тени! Да ещё утром!)

rinok

Обычный, каждодневный разноязычный гомон рынка, разом стих. Будто бы неведомый дирижёр взмахнул своей палочкой и дал команду «Музыку прекратить!»

− Санэпиднадзор? Пожарные? Федеральная миграционная служба? Полиция? Все вместе и ещё плюс районная администрация? Спрашивали друг друга завсегдатаи, перекупщики и «одноразовые», неопытные продавцы.

− Грошей скока готовить?

− Кому отдавать?

− Где наш смотрящий за рынком? Куды Махмуд подевался?

− Как мзду с нас брать, так он тут как тут, а когда вопросы решать, так его и с розыскными собаками не сыскать!

Люди смотрели друг на друга судорожно решая, немедленно сворачивать торговлю, прятаться, тикать куда подальше? Или, может быть, обойдется. Ведь не впервой. Как из селёдочного косяка в море выловят пару-тройку мелких рыбёшек, оштрафуют для галочки в отчёте, да и угомонятся. Торгуй себе дальше, только не забудь увеличить ценник на процент понесённого убытка.

***

Минут через пять вдоль рядов, переходя с шага на бег, промчался Махмуд Казбекович Тураев, неформальный директор базара, со свитой, облачённой в традиционные поношенные, спортивные штаны, известной фирмы «Абибас» и обутые в турецкие кроссовки.

− Кароче! Я вас, это, в общем, прэдупрэдил. Она пришла сюды! Только что пэрвые ряды обашла! А тэперь сами рэшайтэ, таргавать или нэт?

***

Продавщица. (Золушкина Зинаида. Дачница. Это у неё на новёхоньком бейджике так написано!)

Да, кто она такая? И почему все переполох устроили? − искренне удивилась моложавая продавщица, отгоняя назойливых мух от нарезанных сладких персиков.

− Ты здесь первый раз? − поинтересовалась, стоящая за соседним прилавком, торговка.

− Ну, так и что с того? За место я, как и положено, заплатила. В карантинную инспекцию сходила. На наличие пестицидов товар проверила. И за эту бумажку, тоже деньгу отдала, − Зина демонстративно вытащила из-под прилавка и положила рядом с фруктами файл, в котором покоилась красивая гербовая бумага, увенчанная несколькими синими печатями. Продаю своё, честно выращенное.

− Не в этом дело, − глядя на Зинку, соседка, на всякий случай, тоже достала и положила перед собой, аналогичный, но сильно помятый «Сертификат соответствия», и продолжила, − она взяток не берёт. Совсем. Ни у кого. Честная! Вот в этом и проблема!

− И хорошо, что не берёт. Все бы так. Горбатишься в саду и огороде, а без поборов урожай не продать! Приходится цену ломить, не в убыток же реализовывать. Хорошо бы, чтобы эта дамочка порядок здесь навела. Только кто она, и как с ней познакомиться?

− Упаси Бог! Лишь бы пронесло и прошла мимо, − перекупщица истово перекрестилась, − а то так ославит, что хоть на новый базар переезжай. Покупатели твоё место, как чумное, десятой стороной обходить будут.

***

Известная, в узких кругах, поэтесса Элеонора Лерура, с раннего утра пребывала не в духе. И на то имелась веская причина. Намедни решила с подругами критикессой Аней Ханатекстовой и корректором Лизаветой Запятых, отметить публикацию большой подборки в местном литературном альманахе. И, конечно же, обмыть полученный, почти без задержки, гонорар. Зашли в ближайший бар, заказали по бокальчику марочного, коллекционного «Саук-Дере»[1], так бармен, самый настоящий гад-аспид, поставил на стойку бутылку и три пустых бокала.

И на резонный вопрос, а кто нальёт дамам до рисочки? Буркнул в ответ, − садитесь за любой свободный стол и наливайте. У нас, сегодня, самообслуживание.

− А остальное, ну то, что в бутылке останется, - куда? − культурно поинтересовалась Запятых.

− Принесёте назад, и на стойку поставите. Я вам доверяю, вы по всему видать, дамы интеллигентные.

Ага, сейчас, конечно. После выпитой, бутылки, на ры..., на личико, разъезжались по домам, исключительно на такси. Ибо, ноженьки... В общем, остались от гонорара рожки да ножки. А квартире, в холодильнике, мышь, не первый день, готовится к самоубийству, путём повешенья. Вот и пришлось взять ноги в руки и топать сюда, на базар, ибо здесь хоть чуточку, но дешевле.

***

Грустные думы Леруры прервала продавщица, выгодно отличающаяся от коллег, опрятным видом и, сверкающим на солнце, новёхоньким бейджиком.

− Почём Prúnus pérsica? Хозяюшка? − Лерура остановилась и стала рассматривать сочные плоды.

− Что? Не поняла? − переспросила Золушкина.

− Персик обыкновенный, за сколько отдашь? Латынь учить надо! − поэтесса взяла один и рассматривала его на свет, пытаясь отыскать, возможно скрытые, водяные знаки.

− Так берите, бесплатно. В подарок, − на щеках Зинаиды, как на боку спелого фрукта, проступил румянец.

− Ты, наверное, первый раз здесь торгуешь? − Элеонора вернула фрукт на место.

− Ага. Я на даче, часть урожая закрутила, то есть законсервировала, а что получше, сюда...

− Так вот, запомни. Правило номер раз, − бесцеремонного оборвала её поэтесса, − на предложение продавца, взять что-то бесплатно, следует, отточенный годами, ответ покупателя, «Насыпь мне сотню, а лучше две, этих бесплатных штук!» И ничего, никому, за даром не предлагай! А теперь, взвесь мне полкило этого чуда. Я персики, лично тобой выращенные, покупаю! И ещё держи от меня подарок. Рекламный слоган, от самой Элеоноры Леруры. Запиши и положи рядом с товаром. Вмиг всё раскупят! Гарантирую!

***

В магазин хожу с опаской -

цены в нём как будто в сказке

вырастают за три дня.

Непосильно для меня.

В сердце теплится надежда,

что продукты, как и прежде,

на базаре при цене,

что доступно даже мне.[2]

***

− Дэвушка, жэнщина, пэри, пэрсик в юбке, сюда хади, мой тавар сматри. Даром отдам. Почти. Только стых про мэня и мой тавар сачани. За такой рэклам нычэго не жалко! − Пылкий представитель южных республик выскочил из соседнего ряда и, схватив поэтессу за рукав, потянул к своему лотку.

− Кушай. Пробуй. Сыр. Есть капчёный, есть просто так, бэлый. А каймак, по-вашему − смэтан? Сахар! Мёд! С чаем, можно. Эканомия палучаэтся, − продавец предлагал Леруре то один товар, то другой, закрывая спиной картонки с начертанными на них «кусучими» ценами.

Но Элеонора, намётанным глазом опытной покупательницы, жест назойливого торгаша разгадала и, окинув взглядом собравшуюся толпу, секунду спустя громко продекламировала:

Прихожу, дышу свободно.

Здесь всего, чего угодно:

и сметаночка густа,

и торговец – красота.

Подхожу, а он с улыбкой:

- На сметану нынче скидка –

за стаканчик в полцены

тыщу будете должны.

Я смекнула и с ухмылкой:

- Вы торговец слишком пылкий.

Если тыща вам пустяк,

проживу и натощак![3]

Покрасневший до ушей торгаш тут же начал замазывать цифры на картонках и торопливо рисовать новые.

  Но было поздно, поэтесса, сопровождаемая хохочущей толпой, двинулась дальше. Лишь на мгновение обернулась и выдала напоследок:

Как же быть? Решила, братцы,

буду с рынком торговаться.

Здесь плаксиво, там игриво,

и уступят мне учтиво

те, кому построишь глазки,

и кто верит женской сказке.

***

Не могла я лебезить,

но, увы, заставил быт.

Не поможет институт,

если цены вверх растут.

Приспособилась, и вот

жизнь по-новому идёт.

На базар иду с утра.

И походка от бедра,

и улыбка – на троих

(для зевак и молодых).

Что угодно в полцены,

коль на хитрость вы сильны.[4]

***

Лерура, сопровождаемая добрым десятком поклонников и покупателей, переходила из одной части рынка в другую. Но встречающиеся на её пути торговые ряды, в одночасье, вымерли. То тут, то там слышались звуки спешно закрываемых ролет[5].

Перекупщики, от греха подальше, спешили укрыться, кто-где. Некоторые, банально, спрятались под собственными прилавками.

Одинокий ветер гонял меж рядов обрывки пластиковой упаковки и иной базарный мусор.

***

Тем не менее, в конце рынка, возле массивных металлических ворот, Элеонора узрела новый объект для своих поэтических экзерсисов[6]. Им оказался импозантный мужчина, облачённый в одежду, явно не поднебесного происхождения.

− А вы почему не исчезли? Надо же, не испугались одинокой женщины? − лукаво прищурившись молвила героиня сегодняшнего дня.

− Никоим образом. Я именно вас и дожидаюсь. Своё драгоценное время теряя! − мужчина приподнял шляпу, − Аведомон Луарсабович, для вас просто Авед или Авва. Предприниматель, меценат и издатель.

− А ещё сын Диореса, возница и боевой товарищ Ахилла. Это слово стало нарицательным именем ловких кучеров или таксистов, − мгновенно парировала Лерура, выказав глубокие познания в древнегреческой мифологии.

− Что есть, то есть. Хвала родителям, давшим мне его. С большим удовольствие транспортирую людей от нищеты и прозябания к богатству и славе. Хотите и вам помогу...

− Материально? − тут же перебила его поэтесса, − так я, прям сейчас, вся согласная. «Гоните ключ от квартиры, где деньги лежат.[7]»

− Вы газеты читаете? Телевизор хоть изредка смотрите? − начал горячиться Аведомон.

− Поэтесса указала пальцем на сиротливо стоящий киоск, − ручки-фломастеры вижу, игрушечки-побрякушечки всякие, средства для мытья посуды, имеются. А вот печатных средств массовой информации, увы. Так сказать, всё поглощающий век всемирной паутины. Детишки, с пупенка[8] требуют вместо погремушки, гаджет, с доступом в интернет.

− Полностью согласен. Но позвольте мне продолжить, я же, в конце концов, работу предлагаю, − мужчина хотел было топнуть ногой, но передумал, да так и застыл с поднятой нижней конечностью.

− Предлагайте. Я вся ваша. То есть, хотела сказать, я готова.

− Пепси-кола ушла, кока-тоже. Макдоналдс и тот, тютю...

− Скатертью дорога. Нисколечко не жалко. Будем, от жары, спасаясь наш, родной, квасок употреблять! − в очередной раз, перебила мужчину Лелура.

Но тот, не выказал неудовольствия и продолжил:

− Нужны красивые слоганы для продукции отечественных предприятий. Именно этим я и предлагаю вам заняться. Конечно, под моим чутким руководством. Будете трудиться копирайтером[9]. Станете выдумывать фразы и получать за них, вполне реальные и хрустящие на ощупь полновесные купюры.

− Славен многие века

Для царя и мужика!

Пейте, люди, русский квас -

Освежит, взбодрит он вас![10]

 − не откладывая дело в долгий ящик, мгновенно выдала Лерура, беря мужчину под руку. И заметив его замешательство, скомандовала:

− Соблаговолите проводить одинокую даму до дома. Ибо страшно ей! Кругом торгаши, лютой местью, пылающие. А там, у меня на кухоньке, за чашкой чая или чего покрепче мы «покалякаем о делах наших бренных»[11]. Вы ведь никуда не торопитесь? До завтрашнего утра совершенно свободны?

***

Сегодня с самого утра

Гудит базар, в предвосхищенье

(что за волненье?)

Сыры, арбузы, мёд, икра

Фруктовый рай тут, и соленья!

Снуют торговцы, кто куда

Меняя ценник на товаре

Сейчас придёт сюда звезда,

Не время думать о наваре.

Коль на язык ты ей попал,

Колюче будет её слово.

Ты станешь ростом сразу мал

Под взглядом цепким и суровым.

На первый взгляд, мила с лица

И элегантна поэтесса.

Отвесь ей лучшего мясца,

Узбекской дыньки с перевесом.

И выдохни, когда уйдёт, -

Пойдёт торговля сразу споро.

На рынке знают наперёд

Когда придёт Элеонора![12]

И напоследок: − Рецепт консервированных персиков от Зинаиды Золушкиной:

persiki

НАМ ПОНАДОБЯТСЯ:

1) персики — сколько есть. Плоды надо покупать крупные, в них легко отделяться косточки. И ещё, не берите недозрелые фрукты, они ещё слишком плотные и вкус нашей консервации будет не тот.

2) сахар

3) лимонная кислота.

ГОТОВИМ:

Тщательно моем овощи и обдаём кипятком, затем, сразу же ледяной водой из холодильника. Этот «душ» позволит легко отделить кожицу. Что мы и делаем, используя острый нож.

Персики режем на дольки и укладываем в чистые банки. Заливаем горячей (85-90 градусов) водой. Кипятим минут пять-семь, закрыв банки стерильными крышками. Вытаскиваем специальными щипцами и даём остыть.

Воду из банок выливаем, надев специальную пластмассовую крышку с отверстиями. Затем заливаем в банки сахарный сироп и лимонную кислоту, (можно лимонный сок). Кипятим минут десять. Затем закатываем.

Банки кладём вверх дном и укутываем, чтобы остывали медленно. Это важно!

Александр Петренко

Метки: рассказ, шуточный рассказ, поэтесса, рынок, торговцы, рецепт.


[1]     − производятся в одноименном винодельческом хозяйстве Краснодарского края

[2]− Автор  Николай Францевич Дик. (Специально для этого рассказа).

[3]− Автор  Николай Францевич Дик. (Специально для этого рассказа).

[4]− Автор  Николай Францевич Дик. (Специально для этого рассказа).

[5]− Рольставни — разновидность жалюзи, выполненная в виде рулона, двух направляющих и скользящих по ним пластин. Встречаются названия ролставни, роллставни, ролеты.

[6]— комплекс всевозможных тренировочных упражнений.

[7]− Знаменитая фраза из романа И. Ильфа и Е.Петрова.

[8]− с рождения.

[9]— люди, которые пишут текст с целью рекламы или других форм маркетинга.

[10]− Автор Татьяна Евсеева Кабакова.

[11]− Крылатая фраза из фильма «Место встречи изменить нельзя».

[12]− Автор Инвер Шеуджен (специально для этого рассказа)

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 09.07.2022 06:56
Сообщение №: 194673
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

«Лебединая песня» или десять лет спустя

 

продолжение рассказа «Один день из жизни провинциальной газеты «Южные новости»

l pesnya1

2015 год. Южно-Российск 11:00 утра. Сауна в фешенебельном отеле, принадлежащем «ЛизингБанку».

Сила терпеть не мог всякого рода парилки, и на то были, как минимум, две причины. Первая, наличие татуировок в виде церковных куполов и короны[1] на его теле. На руках бывший вор в законе их свёл, а на остальных частях оставил, но демонстрировать это художество не любил, тем более влиятельным гостям, зону не топтавшим[2].

И вторая, и главная, − ассоциация со среднеазиатской пустыней и годами, проведёнными там, за колючей проволокой. Но дело, есть дело. Раз московским гостям потребна беседа именно в этом заведении, придётся уважить.

***

Вдоволь попарившись и накупавшись в бассейне (непременный атрибут такого рода мероприятий − Девушки-эскортницы были отвергнуты ещё на первом этапе согласования данной встречи), визитёры перешли к столу, сплошь уставленному местными и импортными деликатесами.

− Александр Иванович, − обратился к Силуянову Олег Вениаминович Зелотов, пожилой столичный чиновник очень высокого ранга, − надеюсь Вам не надо напоминать о строгой конфиденциальности той информации, которая сейчас будет доведена до вашего сведения.

Хозяин отеля молча кивнул и открыл краны, дабы шум воды заглушал предстоящий разговор, несмотря на то что сауна и так была оснащена самыми современными средствами глушения звукозаписывающих устройств.

− Вам, как всем здесь присутствующим, известен мой возраст и тот факт, что я собираюсь на заслуженный отдых. Так вот, один из сидящих за этим столом в скором времени взвалит на себя груз правления «Синдикатом». Но не раньше того, как завершится операция, которую я назвал «Лебединая песня». Что поделать, в старости многих тянет на сентиментальность.

Присутствующие молчали, боясь перебить могущественного шефа, при этом каждый из них, включая Силуянова, пытался оценить свои возможности занять освобождающийся трон. Меж тем Зелотов продолжал:

− В соседней республике сложилась крайне печальная экономическая ситуация. Об этом не раз писала местная пресса, − он указал рукой на Силу, давая понять, под чьим контролем она находится, − и это хорошо, − хлёсткие статьи некой журналистки Воробьёвой позволили нам скупить долговые обязательства тамошнего правительства за пять процентов от их номинала. Различные хедж-фонды, из ближних и дальних государств, а так же частные инвесторы − держатели обесценившихся бумажек, были чрезвычайно рады и этому. Далее. В качестве глубокой благодарности, власть-предержащие этой страны передают «Синдикату» земельные участки, расположенные на берегу моря. Предвижу ваши возражения, мол зданий там нет, а если и имеются, то требуют значительных капитальных вложений и тому подобное. Но давайте смотреть лет на пять вперёд. Ситуация в мире ухудшается с каждым днём. Майорки с Багамами совсем скоро будут недоступны не только простым, но даже и состоятельным россиянам. И куда они отправятся на отдых? Правильно. В наши, возведённые с нуля, фешенебельные кемпинги и отели мирового уровня. Поверьте моему опыту, игра стоит свеч.

Спортивного вида мужчина, со странной фамилией Цыпкин, открыл было рот, но не решился перебить босса.

Тот увидел это и дал знак, мол возражай, я слушаю.

− Олег Вениаминович, у меня, и у некоторых других заинтересованных лиц, возникли вопросы. И вот один из них − подконтрольные нам банки вбухали огромные средства в обесцененные бумаги Адарии. Это же колоссальный пассив.

− Ты прав и не прав одновременно. За что и ценю. Прежде чем осуществить такую сделку, наши аналитики как школьники заглянули в конец учебника и посмотрели ответ. А он заключается в том, что эти, малоценные на данный момент, бумажки у нас обязался перекупить ведущий банк из первой пятёрки. За десять процентов от номинала. И можешь не сомневаться, его акционеры сумеют их перепродать куда повыше, − старик показал пальцем вверх и продолжил, − может быть даже Совмину или Центробанку. Это уже не наша забота. Мы же «имеем с гуся»[3] сто процентов навара, плюс очень привлекательную недвижимость. Как я уже говорил, некоторое косвенное участие в разработке данной сложнейшей комбинации принял наш радушный хозяин. И в знак благодарности за этот, почти Сизифов труд[4], мы сюда и прилетели.

То же время. Редакция популярного информационного портала «Городские новости».

Настроение Марины Воробьёвой с самого утра стремилось к нулю. Сначала поругалась с ведущей постоянной колонки и закадычной подругой Милкой Финолетовой, та никак не желала понять, что на свете существуют темы, которые нельзя публиковать, семь раз не проверив. Потом пришла ссылка на закрытый сайт медицинских лабораторных анализов. Там сухие буквы и цифры, в многочисленных таблицах, показывали, что с её здоровьем не всё в порядке, и это ещё мягко сказано. Следовательно, стать заботливой мамой розовощёкого карапуза без длительного и дорогостоящего капитального ремонта всего организма, ей не суждено.

− Сообщить об этом Черенкову? Или расхлебывать проблемы самой, − размышляла Марина, а рука, не дожидаясь команды из головы уже пересылала медицинские результаты на электронную почту любимого мужчины.

Через пару минут услужливый монитор передал ответ: − «Первое. На Южно-Российске свет клином не сошёлся. Будем штурмовать столицу! Московская медицина не чета нашей. Второе. Я сейчас именно здесь. Пашка Зайцев срочно вызвал. Говорит у него материал — бомба! Но переслать не может. Чего-то боится. Наверное хакеров. И наконец, третье. Вернусь завтра. Встречай утренний рейс. По дороге всё накопившееся обсудим. Целую всю тебя, целую! Сергей»

Женщина невольно улыбнулась, вспомнив Серёжкиного однокашника, веснушчатого и рыжеволосого пройдоху, репортёра. Раз вызвал к себе Черенкова, значит откопал действительно что-то чрезвычайно важное. Но почему его «бомба» не может разорваться в каком-нибудь московском таблоиде? Ведь у тамошних сми и влияния и возможности много больше наших? Загадка.

Южно-Российск 13:00. ВИП апартаменты отеля.

Дремавшего Олега Вениаминовича разбудила резкая трель старенькой Нокии. Зелотов специально не выкидывал этот раритет, используя как средство чрезвычайной и экстренной связи.

− Шеф, здесь Эльдар. Захватили обоих. Полагаю, что «гость» материалы ещё не получил, а Веснушчатый не колется, пока. Разрешите применить к нему сыворотку правды.

Зелотов с минуту молча смотрел на зелёный экранчик переговорного устройства, потом поднёс его к уху и гаркнул:

− Разрешаю, только не переборщи! Знай меру! Жмуры нам ни к чему. Надеюсь, у тебя хватило ума не держать их вместе? С южанином попробуйте договорится.

Компромат на него собрать успели? Есть что стоящее?

− Практически ничего. Семьи нет. Только любовница, некая Воробьёва. Тоже журналистка, − ответила старая трубка.

− Пообещайте деньги, много, или перевод в Москву. Или и то, и другое, − оборвал собеседника Зелотов, − можете купить ему квартиру или машину. В общем, он должен вернуться сюда завербованным и полностью нашим человеком.

Олег Вениаминович нажал красную кнопку «конец разговора» и бросил трубку в кресло.

− Как же надоели все эти криминальные дела, − он посмотрел в зеркало, оттуда на него уставилось усталое, морщинистое лицо, − передать бы все дела Цыпкину или этому, местному Силуянову, да и перебраться в Адарию. Греть кости на берегу тёплого моря и тратить накопленные денежки. Впрочем, их, за остаток жизни исчерпать не удастся. Вполне возможно количество дензнаков, в валютах разных благополучных государств, превышает годовой бюджет этой уютной страны. Нет. Сейчас нельзя. Надо самому довести до конца «Лебединую песню». Ведь где-то произошла утечка! Кто слил, и главное, сколько, верный Эльдар, в ближайшее время узнает. А вот что потом с этим репортёришкой делать? Надо подумать. Как там вождь всех народов говорил? «Нет человека, нет проблемы». Только «несчастный случай» предстоит как следует организовать. К примеру, мог репортёр свалиться, с крыши строящегося небоскрёба? Вполне. Или напиться до синих чертей и полезть купаться в какой-нибудь подмосковный водоём. Главное, чтобы дотошные сыскари не вздумали ковыряться в его внутренностях и не нашли следы инъекций, − Зелотов хотел ещё поразмышлять над способами умерщвления слишком любознательного человечка, но в дверь тихонько постучали.

Горничная, в опрятном накрахмаленном переднике, сделав книксен протянула постояльцу серебряный поднос, на котором покоился листок бумаги. «Олег Вениаминович. У вас через полчаса встреча с губернатором. Машина ждёт внизу. Силуянов»

Коттеджный посёлок Мульмино, принадлежащий «Синдикату».

Сергей внимательно изучал каждый сантиметр кирпичной кладки подвала, повторяя про себя единожды увиденную запись ссылки на код доступа в облачном хранилище. Эх, был бы с ним, сейчас, смартфон можно было бы проверить, всё ли правильно запомнил. Ведь хотел же, ещё в аэропорту сфотографировать клочок бумаги, но встречающий его Павел, не позволил. Ткнул под нос и буркнул − зазубри и, минуту спустя, разорвал его на мелкие кусочки, объединив с десятком каких-то бумажек. Затем, через три минуты, их обступили люди в гражданском, помахали красными корочками и затолкали в микроавтобус, с тонированными стёклами. Связывать руки и заклеивать рот не стали. Моментально вкололи какую-то дрянь, и он тут же провалился в сон, без сновидений.

l pesnya2

Южно-Российск 21:00. Загородная вилла Силуянова.

Старик лениво потягивал из бокала местное марочное вино, время от времени рассматривая содержимое на свет.

Час назад верная Нокия вспыхнула зелёным цветом. Пришла подробная смс-ка от верного Эльдара. «По веснушчатому всё ок. Естественные проблемы с сердцем. Не успел ничего рассказать. Увы. Отправился в дальний поход совершенно самостоятельно. Без нашей помощи. С гостем хуже. Информацией по «песне» не владеет. Проверил лично, с помощью нашего препарата. На вербовку не идёт. Предлагаю применить к нему вариант аналогичный репортёрскому.»

− Два жмура, это не один, − размышлял глава «Синдиката», − начнётся следствие. Брали обоих в людном месте, в зоне прилёта аэропорта. Да и к тому же «южанин» не успел получить инфу от коллеги. Взяли обоих сразу по прилёту. Зачем же его к праотцам отправлять? Не по-людски это, не по-христиански, − додумать эту мысль ему не удалось. На пустующее соседнее кресло, опустился глава «Лизингбанка».

− Олег Вениаминович, как вы относитесь к охоте? Нет желания завтра побродить с ружьишком в нашем заповеднике? Интереснейшее скажу я вам занятие...

− Журналист Сергей Черенков у тебя работает? − бесцеремонно оборвал хозяина дома гость.

Сила, от удивления, чуть не уронил свой бокал, ставя его на край стола, − Да. На моей радиостанции. Отличный спец...

− Так вот! Я желаю, чтобы этот спец был уволен! Сегодня же! Прямо сейчас!

− Но. У меня нет для этого не то что веских, вообще никаких причин. Вы же понимаете, это же пресса. Тут такое может начаться. Сами же знаете, − на всякий роток не накинешь платок.

− Сила! Ты меня слышишь? Выплати ему золотое выходное пособие. Годовое жалование! Или отправь отдыхать, за счёт своего банка в дальние страны. И надолго.

− На сколько? − всё ещё до конца не понимая, куда клонит старик, поинтересовался Силуянов.

− До завершения «Лебединой песни». Мне, вернее нам всем, необходимо, чтобы он не имел никакой возможности хоть строчку настрочить или на минуту эфире оказаться.

− Альтернативного варианта не предусматривается? − не унимался хозяин дома.

− У палки всегда два конца. Надеюсь, как выглядит второй тебе объяснять не надо? − Зотов поднялся со своего места, показывая, что его указание окончательное и обжалованию не подлежит.

Сила, помедлив с минуту, вытащил из кармана смартфон, нажал кнопку и рявкнул:

− Постышев ты меня хорошо слышишь? Готовь приказ. Без тебя знаю, что ночь. Не перебивай! Записывай. Редактор радиостанции «Голос Юга» уволен с сегодняшнего числа. Какая ещё тебе нужна причина? Иван Николаевич, ты сколько на этом свете живёшь? Неужели сам формулировку не в состоянии придумать? Пиши − за прогул! Или нет. Лучше − за утерю доверия! И ещё, прямо сейчас свяжись с охраной и передай мой приказ. Этого... э... негодяя, на территорию наших офисов. Да, всех! Не пускать! Никогда!

Продолжение читайте через неделю.


[1]− Её изображение доступно не всем «ворам в законе», а только самым влиятельным представителям этой тюремной масти.

[2]− Не отбывавшим тюремный срок.

[3]− крылатая фраза из произведения И.Ильфа и Е. Петрова.

[4]− в древнегреческой мифологии строитель и царь Коринфа, после смерти приговорённый богами катить на гору в Тартаре тяжёлый камень...


 

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 13.07.2022 07:11
Сообщение №: 194686
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

d
— Не знаю как тебе, а по мне все эти немецкие города сделаны как под копирку. Бесконечные дома с фахверками, так и хочется лизнуть или сразу откусить. Чистенькие, аккуратные. Пряничные. И почему наши предки словно на мёд сюда слетались? Ведь малые российские городки не менее живописны и уж точно не похожи один на другой. Найдите десять отличий в оформлении центральных площадей городов Баден-Баден и Висбаден!
— Моя половинка остановилась на полуслове.
— Погляди сюда. — Она указала на бронзовый памятник.
— Это же наш Фёдор Михайлович, собственной персоной. Он что, на приплюснутом земном шаре стоит? Понятно. Весь мир его почитает, а почему босой? Да и сюртук на нём не по росту. Помятый. С чужого плеча, что ли?
— Последние ботинки и пальто в местном казино проиграл, а заодно и пальто. Вот и одет в то, что милостиво предоставили, — буркнул я. — Проигрался наш гений в пух и прах. Правда, не в здешнем казино, а в Висбадене.
Супруга опустилась на скамейку и жестом пригласила меня сесть рядом.
— «Игрока» я читала. Выходит он его сочинял, на основе собственных наблюдений? Так сказать, по горячим следам. А правда, что не мог в игре остановиться? Он же гений! Как такое может быть? И за что его иностранцы обожают? Они же все такие праведные. Живут, словно по инструкции.
— Дорогая, сколько вопросов сразу. Тебе на все отвечать или мы посидим минуту-другую в этом благостном месте, да и пойдём в сторону вон того ресторанчика?
— Не увиливай. Местный общепит от тебя никуда не денется. Успеешь ещё рульку с пивом оценить. А сейчас давай о нём. О великом. Он же женатый был. Что же супруга от карточного стола не оторвала? Наверное, в модных магазинчиках день и ночь пропадала?
— Случилась в истории нашего отечества такая оказия. Император-батюшка Александр Первый взял да и женился на баденской принцессе Луизе. Традиция испокон веков существовала, брать в жёны принцесс. Немецких. Венценосная чета, понятное дело, регулярно навещала родню в Баден-Бадене. Ну, а за ними потянулись подданные высокого и среднего ранга. Вот и стал в позапрошлом веке сей городишко любимцем светского общества. Сюда регулярно наведывались особы королевской крови. Большие и малые правители. И, конечно же, писатели, музыканты, художники. Ну и финансовые воротилы, куда же без них.
— И чем же все эти господа здесь занимались? Дамы, понятно дело, шопингом, а мужчины? Охотой, что ли?
— Прежде всего, принимали целебные ванны. Местные горячие источники известны ещё со времён римских походов. Согласно легенде, здесь поправлял своё пошатнувшееся здоровье лично Марк Аврелий. А по вечерам, конечно же, азартные игры. Легальные и никем не запрещённые.
— И наш Фёдор Михаилович тоже, того. Не удержался?
— Что поделать, если все наши великие были поражены этим недугом. И Некрасов и Пушкин.
Супруга посмотрела на меня удивлёнными глазами. — И он, тоже? Здесь?
— Нет, дорогая. Наше всё, увы, за границей не бывал. А в России-матушке, сего господина глава московской полиции внёс в список известных банкомётов. Людям из этого листа полагался скорый суд и ссылка за игру на деньги. По указу императора объявленной вне закона. Александр Сергеевич слыл игроком азартным. Однако весьма неудачливым. Если ты помнишь, поэт всегда был не в ладах с математикой. А без неё в карточной игре — никак. При игре в четыре партии, умудрялся проиграть три! Если не мог рассчитаться наличными, ставил на кон готовые рукописи. Только не говори об этом своим подругам, учительницам литературы. Услышав такое, запросто могут и в обморок грохнуться. Пятую главу «Онегина» поставил на кон в игре Загряжским. Тот заклад принял без возражений. Ему было доподлинно известно, какую сумму готов заплатить за рукопись издатель!
— Ну, не томи же! Пушкин продул главу?
— Проиграл. Листы стали собственностью Загряжского.
— Но ведь роман-то опубликован, целиком?
— Пушкин поставил на кон два дорогущих дуэльных пистолета, фирмы «Лепаж» и….
— Выиграл? — Радостно вскрикнула супруга.
— Да! Отыграл и рукопись и даже деньги.
***
— С Сергеевичем нашим, всё понятно. Он на кон ставил, то что уже написал. Вещь, так сказать, материальную. Осязаемую. А Достоевский? И вообще как у него с финансами было? Сам же знаешь в наших учебниках литературы, об этом ни гу-гу. Табу, полное. — Супруга взяла меня под руку, и мы отправились в сторону ближайшего заведения общепита. Следуя строго на запах свежеприготовленного кофе.
— Дорогая, чтобы дать ответ на твой вопрос, мне придётся тебе рассказать, как он вообще оказался за рулеткой.
— Да. Да. Расскажи. Я вся во внимании.
***
Чета Достоевских после долгого путешествия добралась до Берлина. Большой город писателя, увы, не порадовал.
— «Холодно как и у нас. И вообще скучно здесь. Поехали далее. А то эти правильные берлинцы расстраивают мои нервы, до самой злости! Дрезден, торговый город. Куплю там тебе, дорогая моя жёнушка, шляпку по последней моде. С лентами и розами. Будем ходить в тамошнюю картинную галерею. Любоваться творениями Рафаэля и Рейсдаля. Слушать, как играет оркестр в парке. Ты же любишь Моцарта, Бетховена и Россини».
— А когда же он работал? Или забросил на время свои писательские дела?
— Конечно, работал. По ночам. Писал очень медленно. Уехал в чистенькую Европу, чтобы работать. Но рукопись не писалась. Столько денег потратил что бы сюда добраться и вот. Пропало вдохновение и всё тут.
— Ну раз так, то почему они назад не вернулись? Дома, как говорится, и стены помогают.
— Понимаешь, дорогая. Поистратились Достоевские. Аренда весьма приличной, трёхкомнатной квартиры. Обеды в ресторанах. Средств на обратную дорогу не набиралось.
— И тогда Федор Михайлович решил поправить свои финансовые дела с помощью рулетки?
— Именно так. Простой способ обогащения. Не так ли?
— А его любимая Анна Григорьевна даже не пыталась писателя от этой идеи, отговорить?
— Женщина, конечно, всё понимала. Она видела, что её мужчина всё время ходит угрюмый и злой. День ото дня становится всё более сварливым. Ругает всё подряд. Прямые, как струна улицы, чистенький пруд и т.д. И когда Фёдор Михайлович сообщил ей о своём решении ехать играть, супруга согласилась. Иначе они бы поссорились. Гнева мужа она боялась и всячески старалась избегать.
— Выходит, что писатель бросил свою супругу в чужом городе? Одну! И уехал?
— На прощание пообещал, что как только он выиграет, тот же час приедет за ней.
***
— Два кофе по-австрийски. С холодной водой. Пожалуйста. И пирожное, для дамы. — Мы расположились в уютном кафе и я, грешным делом, подумал, что тема «Достоевский и казино исчерпана». Но не тут-то было.
— И что было дальше? Наш Фёдор Михайлович, сразу проигрался, или как новичку ему повезло? — Супруга удручённо покачала головой, изучая цены в меню.
— Достоевский всё, в мельчайших подробностях, излагал в своих письмах к жене. Дословно, я их, конечно, не помню, но примерно так.
«До обеда проиграл шестнадцать империалов. Однако к вечеру их отыграл и вдобавок выиграл ещё сто! Мог бы и все триста выиграть, да рискнул и всё опять спустил».
— И не прекратил? Не остановился? Ведь видел же, что всё может плохо кончиться.
— Как хорошо, что нам с тобой не знакомо чувство необузданного азарта. Мне кажется, что писатель убедил себя. Он играет исключительно для того, чтобы одним махом покончить с нищетой. Забрать свою ненаглядную Аннушку и как можно скорее отбыть на Родину.
— А на самом деле, уже играл ради процесса? То есть ради самой игры?
— Ты права. Сходил на почту. Отправил письмо жене. Попросил денег. Вернулся назад. Снова сел за стол. Повезло. Немного выиграл. Но не остановился. Не ушёл. Опять проиграл. Заложил часы.
Анна Григорьевна оправила супругу деньги. Двадцать империалов и, конечно же, поспешила на вокзал. Встречать своего, вконец разорившегося, мужчину. Но поезд прибыл без него. Зато дома её ждало письмо.
— Проиграл и то, что прислала? Я права? — Жена отхлебнула кофе. Чашка в её руке подрагивала.
— Да. Ругал себя сильно. Но при этом просил срочно выслать ещё десять империалов.
— Ты, как-то обмолвился, что писатель заложил свою душу. Что имел ввиду?
— Жил в то время издатель. Звали его Федор Тимофеевич Стелловский. Занимался тем, что приобретал души мятежных писателей, оказавшихся в затруднительном финансовом положении. Заключал с ними контракты ровно тогда, когда гении остро нуждались в деньгах и были готовы согласиться на самые невыгодные условия. Вот и Фёдор Михайлович был обязан в кратчайший срок предоставить роман, состоящий из двенадцати печатных листов! В противном случае господин Стелловский получал право в течение девяти лет издавать все работы Достоевского. Не платя автору никакого вознаграждения.
— По всей видимости, этот самый издатель надеялся, что писатель не успеет. — Супруга поставила на стол пустую чашку и поднялась с места.
— Скорее всего. Федор Тимофеевич был прекрасно осведомлён, что Достоевский в это самое время отрабатывает подписанный контракт на «Преступление и наказание». К тому же частенько болеет и в эти дни работать увы, не в состоянии. — Мы вышли на свежий воздух, и я продолжил.
— Однако же, за двадцать четыре дня гений сотворил роман «Игрок». Утром Достоевский писал один роман, вечером другой. Неточка Сниткина, молоденькая стенографистка, помогала ему во всём.
— Это та девушка, на которой Достоевский женился по окончании работы над романом?
Я кивнул головой в знак согласия.
s
Ну, а теперь будем готовить блюдо по рецепту 1861 года – солянку с говядиной, свининой, курицей и каперсами.
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ: (много чего! Часто такое кушанье, увы, не приготовишь, но разок попробовать можно!)
1) Капуста квашеная — примерно килограмм,
2) огурцы соленые — пол кило,
3) Грибочки маринованные или солёные - грамм триста,
4) Теперь мясо − говядина и свинина по триста — четыреста грамм,
5) копчённая курица — маленькая одна,
6) колбаски охотничьи — грамм двести,
7) маслины без косточек — грамм сто,
8) лук репчатый — пару больших луковиц,
9) топленое масло сто грамм,
10) каперсы[1] маринованные или соленые — грамм пятьдесят (на нашем рынке сам видел − турецкие)
11) масло подсолнечное − пол стакана,
12) мука пшеничная — большая ложка с верхом,
13) лавровый лист — лист,
14) гвоздика — пара штук,
15) черный перец, горошек — четыре горошины.
ГОТОВИМ:
Для начала наше мясо режем на кусочки, а курицу и колбасу на кубики.
Затем мелко нарезаем огурцы, грибы и маслины.
Засекаем на часах десять минут (не знаю точно, но подозреваю, что в те далёкие годы таймер ещё не изобрели). Жарим мясо на отдельной сковороде, на самой большой конфорке, затем кладём туда курицу и колбаски, даём пожариться ещё минуты три, после чего снимаем с конфорки и кладём немного остыть.
Берём утятницу, выливаем туда половину нашего масла и жарим репчатый лук, измельчённый лук. Затем добавляем туда квашеную капусту, уменьшаем огонь до среднего и засекаем время − сорок минут. После чего всё это помешиваем, добавляя муку.
Выкладываем все ингредиенты на большое блюдо.
Слой овощей, затем слой мяса и так раза два-три. В капусту кладём наши специи и сбоку кладём лавровый лист. На самый верх кладём соленые огурцы, грибы, оливки и, наконец, каперсы. Блюдо поливаем сверху подсолнечным маслом и отправляем в духовку, которую мы предварительно разогрели до двухсот градусов. Смотрим на часы. Засекаем − через полчаса наш кулинарный шедевр будет готов!


[1] − это съедобные части колючего кустарника, известного как каперсник (лат. Capparis spinosa). Произрастает он в основном на теплых берегах Средиземного моря, поэтому каперсыпрочно обосновались в кухне Италии, Греции, Турции


 


Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 16.07.2022 18:47
Сообщение №: 194703
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Южно- Российск. Утро следующего дня. Офис сыскного бюро «Крулевская и партёры».
Марина сидела напротив совладелицы бюро и хлюпала носом:
− Он трубку не берёт, на смс-ки не отвечает. Такого с ним никогда раньше...
Маргарита Сергеевна налила из графина воды, протянула посетительнице, − во-первых надо отнести заявление в полицию, а во-вторых, его у тебя не примут. Три дня ещё не прошло. Таков закон. Мало ли. Телефон потерял или украли. Запил в конце концов. С кем не бывает.
− С ним никогда, − продолжая всхлипывать, возразила Воробьёва. Помогите, пожалуйста, вы же всё можете.
Крулевской по-женски было жалко журналистку, но закон, есть закон. Раньше положенного срока никто из органов и пальцем не пошевелит. И вообще Черенков личность в городе, да и за его пределами, известная. На похищение такого человека мало кто решиться. Ограбить, тюкнуть по голове? Вполне возможно:
− В столицу, говоришь, улетел? − Марго заметила пустой стакан и налила в него ещё воды, туда и обратно. К другу, однокашнику.
Воробьёва молча кивнула.
− Значит, поступим так. Ты сейчас идёшь в свою редакцию, садишь всех, кого можно, на телефоны и пусть обзванивают московские больницы, вытрезвители, ну...и... морги, тоже.
Марина удивлённо уставилась на Крулевскую.
− Чего смотришь? Это общепринятая практика, у меня людей, для такой рутины, нет. Ступай и будь на связи. Проверь зарядку телефона. И любую нарытую информацию, сразу мне. В любое время суток!
***
Проводив посетительницу, Марго тут же позвонила своему давнишнему другу генералу Романцу[1].
Минуту спустя в трубке зарокотал знакомый бас, − чего тебе надобно золотая рыбка? Ты ведь за просто так старику ни в жизнь не позвонишь.
− Тарас, ты не старик, и сам прекрасно это знаешь, ибо всё ещё на государевой службе, а там лиц преклонного возраста, пусть даже генералов, не держат. И вообще, перестань на комплимент напрашиваться, а лучше помоги разыскать Южно-Российского журналиста, исчезнувшего в мегаполисе.
Друзья препирались ещё минут пять, наконец Романец сдался и велел кому-то срочно отсмотреть записи со всех видеокамер, аэропортов столицы, в которых совершают посадку самолёты, прилетающие с юга. На всякий случай опроси таксистов и аэропортовских «бомбил». Мне азы сыска тебе излагать?
Сторожка в лесной чаще Гар...й области средней полосы России.
Сергей проснулся от боли в обоих висках. Кое-как поднялся на ноги и выглянул в грязное оконце и ничего не увидел, кроме капель дождя, барабанящего снаружи. Очень хотелось есть, пить и снова спать. Крикнул несколько раз, зовя ненавистных охранников. Без толку. Не ответил никто.
Наконец Черенков сообразил, что не связан и может передвигаться, хотя бы в пределах этого помещения. Подскочил к двери и со всей силы забарабанил в неё:
− Сволочи! Немедленно выпустите! Мне в туалет нужно! Мать вашу!
На удивление после града ударов дверь слегка поддалась. Заметив это, журналист навалился на неё и через минуту выпал из ветхого жилища, чуть не споткнувшись о камень, подпирающий снаружи дверь. Охранников нигде не было видно.
− Спрятались поблизости от дождя или вообще уехали. Лес же кругом, − пронеслось у него в голове, бежать и немедленно, только вот в какую сторону. Эх, лежал бы в кармане верный смартфон, включил бы геолокацию, да, банально, позвонил...
Раскат грома прервал его фантазии. Дождь усиливался.
Сергей побежал не выбирая направления, лишь как можно быстрее уйти от злосчастной сторожки. Примерно через час сообразил, что выбираться из леса надо по уму, хотя бы, для начала, по мху или солнцу определить стороны света. Правда последнее исключается ввиду дождя. Одно хорошо. Погони слышно не было. Мысленно поблагодарив за это лодырей-охранников, Черенков, в очередной раз оглядевшись вокруг, попытался отыскать хоть какую-нибудь захудалую тропику или следы от шин автомашины. Поскольку есть в этакой чащобе жилище, то должны же, каким-то образом, добираться до неё люди.
Бизнес-класс самолёта, выполняющего рейс Южно-Российск — Москва.
Заботливая бортпроводница укрыла Зелотова аэрофлотовским пледом и поставила на откидной столик рюмку, с дивно пахнущим напитком «Х.О.»[2]
Сделав пару глотков божественной жидкости, старик размышлял: «Ещё, дня три-четыре, максимум неделя, и наши юристы подпишут все нужные бумаги с чиновниками Адарии. А надёжные люди, положат на их номерные счета в Швейцарских банках кругленькие суммы, в свободно конвертируемых тугриках. Операция будет завершена, и можно приступать к строительству Шато де Зелотов.[3] Проект на имение, уже давно приобрёл в лучшем архитектурном бюро Цюриха. Остаётся второй, не менее важный вопрос, кому доверить «Синдикат». Конечно, Цыпкин его правая рука, и, в общем то, стратег «Лебединой песни». Проверенный и надёжный. Но Силуянов бывший законник, а как известно, воры такого уровня, бывшими не бывают! Это во-первых, а во-вторых, в его сфере влияния находится большой строительный трест, так кому же, как не его людям возводить шато на берегу моря. И денег вообще платить не придётся. Это, конечно, мелочи, но всё-таки.
17 часов 30 минут. Село Вырино, Гар...й области
Бог на свете есть! И он смилостивился над Черенковым. Одному ему ведомыми тропами вывел измученного и промокшего насквозь журналиста к домику, стоящему на окраине небольшого селения. Более того, к великой радости журналиста, в этом строении располагалась почтовое отделение No 17/34 и оно… было открыто!
Девушка, сидящая за окошком, увидев грязного до нельзя, посетителя хотела нажать спрятанную под столом тревожную кнопку, но вспомнив, что та уж год как не работает, подавив комок в горле, прошептала:
− Вам чего?
− Конверт с маркой, лист бумаги и ручку, − выдавил из себя Сергей, опускаясь на скрипучий стул и нащупывая, завалившуюся за порванную подкладку сотенную купюру.
pochtamp
Почтальонша перечить не стала, подала странному посетителю требуемое, обронив при этом, − вам бы в баню, а потом в милицию, то есть в полицию или наоборот. Только у нас в селе её нет. В Кудельниково есть, это километров за двадцать отсюда.
Черенков написал на листке одну единственную фразу, положил его в конверт, на котором печатными буквами (чтобы не ошиблись) начертал адрес и протягивая девушке спросил:
− Как доехать?
Та, поняв, что бомжи, а тем более грабители так себя не ведут, осмелела и даже попыталась кокетничать:
− Куда, собственно? До бани?
− До полиции. У кого из местных есть машина? Правда мне за проезд заплатить нечем, только вот сотенная имеется, остальное всё отобрали.
− Вас ограбили? − девушка округлила глаза, − у нас, здесь, такого отродясь не случалось.
− До чиста, − машинально ответил посетитель. Силы окончательно покинули его, и он уснул, опустив голову на стол.
Почтальонша поднимать тревогу не стала, будить «пришельца» тоже. Лишь на следующее утро, рассказав во всех подробностях события вчерашнего дня, уговорила водителя почтового фургона отвести бедолагу в Кудельниковский опорный пункт правопорядка.
По дороге Сергей то и дело терял сознание. Поднялась температура и вместо полиции, шофёр доставил несчастного в приёмный покой районной больницы. Там, для порядка, покочевряжились, мол человек без документов, полиса ОМС и тому подобное, но видя состояние больного, смилостивились.
Офис сыскного бюро «Крулевская и партёры».
Марго, держа в одной руке телефон, другой, от негодования, чуть не сломала карандаш, − люди «Синдиката», Романец, твои подчинённые не могли ошибиться? Это же очень серьёзно! И на кой им потребовался простой журналюга из Южно-Российска? Да. Я понимаю, что ты этим сейчас плотно занимаешься. Но прошу тебя, как лучшего друга, поторопись! Сам же понимаешь, это не волки! Они самые настоящие белые медведи! С виду пушистые, но на самом деле − крупнейшие хищники на свете!
Тоже время. Редакция популярного информационного портала «Городские новости».
Марина испытывала те же чувства, что и Крулевская, но совершенно по другому поводу. Только что она получила копию приказа «О увольнении Черенкова». Сначала порывалась бросить всё и помчаться в офис «Лизингбанка», но потом одумалась, экстренно созвала общее собрание коллектива, после которого, возмущённая донелья, местная журналистская знаменитость, Мила Финолетова напечатала письмо в адрес главного акционера, следующего содержания.
«Сотрудники информационного портала, в полном составе в знак солидарности с незаконно отстранённым от исполнения своих обязанностей Сергеем Черенковым, с сегодняшнего считаются уволенными по собственному желанию! Последней публикацией на сайте станут наши развёрнутые комментарии по данному чрезвычайному событию. Информация также будет незамедлительно доведена до сведения всех аналогичных электронных и бумажных изданий города и области. По поручению всех сотрудников − бывший руководитель портала В. Е. Воробьёва»
Эпилог.
Марина и её коллеги не выполнили своей угрозы. И на то появилась веская причина. А именно обыкновенное письмо, поступившее в редакцию из далёкого села Вырино.
В нём была всего одна строчка, − электронный адрес облачного хранения. Подключившись к которому, журналисты информационного портала обнаружили папку под названием: «Лебединая песня». «Кто и как грабит народ республики Адария.»
Память у Сергея оказалась отменная, и он, невзирая на все злоключения, и двухсторонее воспаление лёгких, в точности перенёс из головы на пустой телеграфный бланк многочисленные буквы, цифры и символы открывающие доступ к сенсационному материалу, раздобытому рыжеволосым пройдохой, репортёром.
***
Следственный комитет на основании полученной информации возбудил ряд уголовных дел. Однако задержать главного подозреваемого Олега Вениаминовича Зелотова не удалось. Пользуясь наличием паспорта одного из Европейских государств, старик успел покинуть пределы Российской Федерации. Его помощник Цыпкин, арестован и уже сотрудничает с правоохранительными органами.
***
На основании заявления журналиста Черенкова, сотрудники частной охранной фирмы «Ломонорд» и её владелецЭльдар Барудов привлечены к уголовной ответственности по статье 126 Уголовного кодекса Российской Федерации.[4]
***
Вследствие того, что Александр Силуянов является действующим избранным членом Законодательного Собрания и обладает иммунитетом, было отправлено ходатайство о лишении его этой привилегии.
(Учитывая многочисленные заслуги перед жителями области и большую меценатскую деятельность, оно было, большинством голосов, отклонено).
Из материалов по делу Павла Игнатьевича Зайцева.
Изучив результаты экспертизы, следователь районной прокуратуры постановил:
Труп, найденный в парке города У...ска, и принадлежащий выше означенному лицу, признаков насильственной смерти не имеет. Кончиной П.И. Зайцева послужил обширный инфаркта и не оказанием своевременной медицинской помощи.

[1]− см. повесть А. Ралот « Копи царя Комусова» https://www.litmir.me/br/?b=281675&p=1&ysclid=l522a00dgf257692290
[2]− Коньяк XO (Extra Old) выдерживается не менее десяти лет. Производится из винограда, выращенного в зонах Гранд-Шампань и Пти-Шампань региона Коньяк Франции.
[3]− Шато (фр. château) — принятое во Франции название загородного усадебного дома высшей аристократии и вообще дворянства, с парком и винодельческим хозяйством.
[4] Похищение человека -. наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 20.07.2022 08:25
Сообщение №: 194715
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Кто из вас не слышал про Барселону, райское такое местечко на берегу самого что ни есть Средиземного моря. Конечно же, слышали, и даже бывали, - скажут мои возмущенные читатели, что ты вообще нового можешь рассказать нам про Испанию, Каталонию и вообще про Пиренейский полуостров? - Действительно, и о Коста Браво и о Коста Дорадо и даже о знаменитой горе Монсеррат написано немало. Зайдите в любое, даже самое маленькое туристическое агентство и перед вами вывалят целую кучу красочных буклетов с видами этой далекой страны.
Поэтому я не буду подробно останавливаться на том, как с замиранием сердца и стараясь не глядеть вниз, поднимался на эту самую гору, как потом не мог оторвать взгляда от неземной красоты, открывшейся передо мной. Вы и без меня прочтёте о знаменитейшем монастыре, расположившимся на склонах гор и о скульптуре под названием «Чёрная Дева Монсерратская», которая, согласно преданиям, исцеляет всякую хворь человеческую, а попутно ещё и решает насущные финансовые проблемы, всех паломников к ней обратившихся. Глядя на весёлых каталонцев, от мала до велика самозабвенно танцующих свою знаменитую «Сардану», и в самом деле начинаешь верить, что «таки-да» решает денежные проблемы, правда выборочно, в основном для местных жителей, зато поголовно!
chernaya deva monserat
Как и полагается, на выходе из монастыря расположены многочисленные лавки, торгующие различными сувенирами, оберегами и, конечно, местной снедью. Не буду здесь разглагольствовать о знаменитом местном ликёре «Крема Калана», дабы меня не обвинили в пропаганде пьянства и алкоголизма. Лучше я расскажу вам о сыре под названием Petitot Peq. Все дело в том, что дорога из монастыря идёт под гору, идти легко, а разнообразные сырные запахи и лёгкий тёплый ветерок делают всё, чтобы ноги сами собой, независимо от команд из мозга, поворачивали в сторону затейливо разукрашенных столов с сырными нарезками. И вот уже разбитные каталонки на перебой призывают вас попробовать продукцию местного «сырпрома». Из их рук вкусно всё, но Petitot Peq выше всяких похвал и вне конкуренции.
Изготавливают это съестное чудо, в одном единственном месте Испании, а именно в каталонской деревушке под названием Терраделес. Вам, наверное, уже понятно, что козы в этой деревне водятся исключительно особые и молоко, которое они дают, тоже особое. Оно отдаёт нотками трав и грибов. Гоняю во рту сырный шарик, и он как хорошее марочное вино раскрывает весь свой вкус. Я чувствую этакую слабую кислинку. Потом мне начинает казаться, что сыр чуть-чуть солоноват. После чего во рту появляется совсем легкая горчинка. Всё понимающая продавщица протягивает мне бокал сухого испанского вина. Я не на вершине горы Монсеррат, я вам честно признаюсь, я на вершине блаженства.
Бездушное время продолжает свой бег и, к сожалению, в памяти стираются не только события, но и вкусовые ощущения, теперь по прошествии нескольких лет всего букета этого сыра, к сожалению, не припомнишь. Колоссальный выбор испанских сыров, со всех областей этой удивительной страны изготовленных из коровьего, овечьего и козьего молока, полученных путем кислотного, ферментативного и смешанного свертывания, просто поражает воображение. Сыры с корочками всех типов и различных цветов: натурального, с маслом, с вином, паприкой, коричневого цвета, покрытыми ароматными травами лежат в каждом местном магазинчике.
Это пиренейское королевство смогло объединить в себе самые разные древние культуры и стало настоящим раем для производства сыров. Испания, как и соседняя Франция, наделена разными типами климата: атлантическим, средиземноморским, континентальным, альпийским, субтропическим.
Сочные долины и травы высокогорья на севере, обширные кастильские равнины и ледниковые горные массивы Пиреней, и так далее, и тому подобное. В конце, дорогой мой читатель, хочу открыть тебе одну простую истину, которую после некоторого усилия постиг и я - в каком бы городе этой удивительной страны ты не очутился, какой бы местный сыр не попробовал, всегда помни. У тебя сейчас во рту всего лишь индивидуальное вкусовое сочетания – проще говоря вариант! Испанцы же в основной своей массе - народ простой. А посему говорят они удивительно ёмко и по-народному просто: «Главное, чтобы то, что попало вам в рот в данный момент, - было вкусно!»
almogrote
Ну а теперь будем готовить то самое − Альмогроте. (Или попросту, паштет или соус. Кому как нравится)
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
  • Помидоры — примерно грамм триста-четыреста
  • Сыр твердый (отечественный. Ибо санкции!) − грамм этак сто
  • Чеснок — три зубочка достаточно
  • Паприка молотая — чайная ложка
  • Перец красный острый молотый — это уж по вашему вкусу
  • Масло растительное (лучше оливковое) − чайная ложка
  • Соль − по вкусу
ГОТОВИМ:
Горячей водой заливаем наши помидоры. Ставим таймер минут на восемь. Затем снимаем кожицу.
Трём сыр как можно мельче.
Помидоры режем на дольки и удаляем все семена.
Кладём их в блендер, туда же отправляем чеснок. Измельчаем.
Добавляем наш сыр и немного оливкового масла.
Сыплем острый перец, паприку и соль. Опять взбиваем.
То, что получилось, кладём в пиалу или иную керамическую посуду. Подаём к столу не забывая украсить зеленью.



Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 23.07.2022 06:45
Сообщение №: 194720
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Лето 2016 года. Южно-Российск. Офис «Сыскное бюро Крулевская и партнёры»
ulika
Марго была в замешательстве, она знала своего компаньона многие годы, но ещё никогда его волевое лицо не выглядело таким озабоченным.
− Силуянов! Что случилось? Обанкротился? Завели уголовное дело? Впрочем, это вряд ли. Ты же народный избранник, лицо неприкосновенное и неподсудное, [1] –она хотела ещё что-то добавить, но компаньон её бесцеремонно перебил:
− Батуху час назад арестовали. В городской бане.
− Твоего зама? Батуханова? Да ещё где? − Крулевская округлила глаза, − миллионера и в народной парилке? Сила, ты часом не пьян? У него же особняк по размерам не уступает губернаторскому! Неужели там финской сауны нет? Или какого-нибудь хамама.[2]
− На зоне пристрастился. Он во время отсидки банщиком там работал. А как откинулся, так поход в это место для него – обязательный элемент повседневной жизни. Наколки свои воровские всем любопытствующим демонстрировать. Сколько раз говорил, тщеславие − смертный грех. Да всё без толку. Вот и подсунули ему в пиджачок от Кардена волыну палёную и лопатник[3] чиновничий, с позавчерашнего убийства, − олигарх устало опустился в кресло и налил себе из графина воды.
− Понятно. А с меня что хочешь? Свора твоих борзых адвокатов его на раз из КПЗ вызволит.
− Да знаю я. Копию заключения уже у экспертов за приличное бабло выкупил. Нет на уликах Батухановых пальчиков. И те, кто подлянку устроил, тоже об этом знают. Если не совсем идиоты! Должны соображать, на кого свою поганую лапу подняли. Но всё равно, как минимум, трое суток Бату за решёткой останется. Будут проверять по другим делам, возможно, чего и нароют. С них станется...
− Силуянов! Я ещё раз повторяю: что с меня надобно? Согласно лицензии, дающей право на частную сыскную деятельность, бюро не может нос совать в уголовные дела. С тобой же вместе много лет назад её получали. Забыл?
Посетитель жадно допил воду и буркнул:
− Твой заместитель, Половинкин, если я не ошибаюсь, имеет статус адвоката и может осуществлять такую деятельность, а лично ты можешь оказывать независимые консультационные услуги как дипломированный советник по правовым вопросам.
− Ну, допустим, − Маргарита Сергеевна лихорадочно соображала, куда клонит олигарх.
− Я вас нанимаю. Готовь договор между сыскным бюро и моим «ЛизингБанком».
За два дня до описанных выше событий.
Репортёрша Люсьен, она же Людуха, Людуся, Людонька, Милка, Милушка, Финолетова, больше всего в жизни любила две вещи: флиртовать, то есть морочить головы особям противоположного пола, и фотографироваться. Сегодня ей удалось и то, и другое, ибо она раскрутила молодого фотокора Тимофея Гущина на поездку за город, к песчаному карьеру. Там Мила собиралась забабахать шикарную фотосессию на фоне «дикой и первозданной пустыни», а затем отправить получившееся портфолио в пару тройку журналов мод. Чем чёрт не шутит. А вдруг кому-нибудь из редакторов приглянется её почти безупречная фигура. И тогда... она вместо очерков и фельетонов будет красоваться на обложках в сногсшибательных нарядах!
***
Они штурмовали рукотворные дюны карьера четвёртый час к ряду. Вспотевший Тимоша то и дело присаживался на остатки деревьев, полузасыпанных песком. Его силы были на исходе. Но Финолетова неутомимо бегала от одной коряги к другой и требовала непременно запечатлеть её на фоне заката как в широкополой шляпе, так и без неё. А в награду за то обещала пару раз поцеловать фотомастера и даже (если Гущин будет паинькой!) обнажиться топлес.[4]
Уже смеркалось, когда парочка заметила вдалеке внедорожник и пикап. Минуту спустя машины остановились, и из первой во вторую двое перенесли тело мужчины, после чего облили ту из канистры и, сняв с тормоза, толкнули машину с обрыва. Секунду спустя где-то далеко внизу прогремел взрыв, и молодые люди увидели поднимающийся к небу столб огня и дыма.
− Успел? Сфоткал? − прошептала Мила, наклонившись к самому уху парня.
− А то! Даже объектив заменил на длиннофокусный.
− И номера машин тоже?
− Это вряд ли. Песок же кругом. Попробую на компе вытянуть, но ничего не гарантирую.
Когда будешь сенсацию публиковать? Завтра?
− Во-первых, до открытия уголовного дела нельзя. Потому как мы, законопослушные граждане, обязаны аж бегом эти улики передать следакам. И только с их соизволения..., а во-вторых, это же бабки и очень крупные.
− Не понял, поясни. Ты имеешь в виду премиальные от Воробьёвой, нашего главреда? Хотя от неё дождёшься. Держи карман шире. Наш «Информационный портал» итак еле-еле концы с концами сводит...
− Вот и я о том же, − Финолетова поднялась и стряхивала с себя песок, − есть у меня в друзьях один человечек, будем называть его Литагент. Так вот, он сможет эти кадры пристроить за рубежом. Оплата, понятное дело, в свободно конвертируемых тугриках. Это же самая настоящая сенсация! Усёк? − женщина сняла с шеи парня фотоаппарат и ловко извлекла из него карту памяти.
Три часа спустя. Особняк в пригородном посёлке Громово
− Егорчик, любимый, − женщина порывисто обвила руками шею хозяина дома, − представляешь, я сегодня придумала тебе кличку. Отныне ты будешь именоваться Литагентом.
− Кем-кем? − абсолютно лысый мужчина с удивлением посмотрел на позднюю гостю.
− Агентом. Литературным. Но это пока. Потом слово «литературный» мы удалим, − Мила рассмеялась и достала из серванта два бокала и бутылку «Киндзмараули».
− По какому поводу предстоящая пьянка? − Егор вынул из ящика штопор и отобрал у женщины вино.
− Я принесла тебе деньги. Большие. Можно сказать − огромные.
− Давай. Бабули я люблю.
− Больше баб? − съязвила Финолетова.
− Одинаково. Но тебя всё же чуточку больше.
Они выпили и переместились в кабинет, где над старинным дубовом столом возвышался огромный монитор.
***
Хозяин дома с помощью компьютерной мыши то увеличивал изображение, то удалял. Наконец, развернувшись на крутящемся кресле, обернулся к женщине, сидящей сзади на диване.
− Пять. И ты забываешь о существовании этой карты.
− Не поняла? Чего пять? Долларов? Ты что, сейчас меня оскорбил?
− Миллионов. Рублей. Прямо здесь и мгновенно.
Гостья открыла рот, да так и застыла.
Между тем Егор Барейский подошёл к встроенному сейфу, затем бросил ей на колени кусок пластика − неименная банковская карта. По-советски − сберкнижка на предъявителя.
– Там пять лимонов. ПИН сейчас скажу. Не вздумай записывать! Четыре цифры, я надеюсь, запомнишь.
− Но я хочу валюту, − подавив предательский комок в горле, вымолвила Милка, – у меня же есть напарник, наш фотокор Тимоха Гущин, надо же и ему...
− Валютная гвардия, Центральный банк, Федеральная таможенная служба, налоговая и обычная полиция. Дальше перечислять? Оно тебе надо? Снимай потихоньку наличку и топай в обменник. Не наглей. Покупай баксы помаленьку и подельнику скажи, чтобы тратил деревянные разумно, без излишеств. Кэш[5], он кэш и есть, − хозяин дома демонстративно достал мобильник и вызвал такси.
− Разве я сегодня не здесь ночую? − Мила обиженно захлопала глазами.
− Увы. От такого «подарочка» мне сейчас не до любовных утех. Буду голову ломать, что со всем этим делать. И, главное, как при этаком богатстве с головой не расстаться!
Ночь. Песчаный карьер.
− Что скажете? − обратился дежурный следователь Иван Калюжный к эксперту-криминалисту и вылил себе на голову остатки воды из бутылки, прогоняя сон.
− Темно. При свете фар мало чего соберёшь. Надо будет вернуться сюда утром. Но предварительно могу сказать, что это очень хорошая постановка.
− И как вы сей факт определили?
− Наверху нет никаких следов торможения. Это раз. Далее. Теперь да. Дорогие очки, я их нашёл не здесь, а в десяти метрах от края обрыва. Получается, что шофёр их снял и выкинул, прежде чем сигануть сюда. Согласитесь, водитель выбрал весьма оригинальный способ самоубийства, предусмотрительно облив всю машину и себя значительным количеством бензина... − он хотел ещё что-то добавить, но следователь остановил его знаком руки и поднёс к уху телефон.
− Определили владельца пикапа? Кто? Неужели?! − даже при свете фар было видно, как побелело его лицо, − Черемисову? Главному архитектору города?!
Кабинет управляющего «ЛизингБанком»
− К вам из сыскного бюро Виктор Борисович Половинкин, − пропел голосом секретарши селектор громкой связи.
− Пусть войдёт. И приготовь чашку кофе «Лювак»[6], я знаю, он его любит, − Силуянов хотел уже нажать кнопку отбоя, но секретарша уточнила, − только одну?
− Ты же знаешь, я эту гадость на дух не переношу.
Минуту спустя хозяин кабинета протянул гостю газету.
− Читал? Задержали моего зама. Подозревают в убийстве главного архитектора. Каково? Он мне нужен здесь и сейчас. Что собираешься предпринять? Ты как адвокат Батуханова уже ознакомился с материалами дела?
− Конечно, я к вам прямо оттуда.
− И когда его выпустят? Ежу ведь понятно, что улики ему подсунули. Ни он, ни я многие годы даже не прикасаемся к волынам[7].
− Для следователя это слабый аргумент. На свете существуют перчатки и прочие тряпочки, надёжно избавляющие правонарушителей от отпечатков пальцев. И я больше чем уверен, срок пребывания Бату будет продлён. Для хорошей отчётности им нужен подозреваемый. Ваш человек подходит на эту роль идеально...
− Я для чего тебя нанял? Ты представляешь, какие сделки не состоятся без его прямого участия? Миллионы долларов могут легко уплыть к конкурентам. Мне нужна конкретика, точнее план по скорейшему вызволению невиновного человека!
− Всё просто, − Половинкин, смакуя, сделал глоток из маленькой кофейной чашки.
− Не понял? Поясни.
− Мы должны обменять его на реальных убийц. То есть раскрыть преступление. Чего тут непонятного?
Продолжение читайте через неделю.


[1]− см. Рассказ А. Ралот «Лебединая песня» или десять лет спустя. https://psygazeta.ru/rubriki/chitaem-ne-otorvatsya/1852-lebedinaya-pesnya-ili-desyat-let-spustya.html
[2]− турецкая баня-вид паровой бани, связанной с исламскими традициями.
[3]− кошелёк, портмоне (воровск. жаргон)
[4]− англ. topless, дословный перевод «без верха», то есть без одежды для верхней части тела.
[5] − наличные деньги.
[6]− самый известный сорт кофе, который производится из помета животного. Делают его в странах Южной и Восточной Азии. Прежде чем зерна проходят “человеческую”, промышленную обработку, они проходят “природную”. Зверёк съедает самые спелые и вкусные плоды кофейного дерева...
[7]− пистолетам.(воровск. жаргон)




Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 27.07.2022 06:14
Сообщение №: 194734
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Вы знаете, как проходят забастовки во Франции? Нет? - Тогда я вам сейчас расскажу. Вот, например, инвалиды этой цивилизованной европейской страны решили напомнить о себе правительству и в очередной раз потребовать от него улучшения условий своего существования. В преддверие этого события, на всех афишных тумбах, а также на остановках общественного транспорта развешиваются объявления на французском, английском и! На Русском языке.
О том, что господа инвалиды в такой-то день и такой-то час перекроют все близлежащие магистрали. В связи с чем они заранее приносят свои извинения за доставленные хлопоты. «А при чём тут сыр?», - спросит удивленный читатель. И будет как всегда прав.
Всё дело в том, что я, мои домочадцы и прочие пассажиры туристического автобуса застряли как раз в том месте, где пикетировали эти самые инвалиды, нам предстоял многочасовой объезд сего места, причем не нам одним, а всем многочисленным и обозлённым владельцам разнокалиберных авто. Исходя из этого, об ужине в тихом и уютном парижском ресторанчике оставалось только мечтать.
Моим малым потомкам особенности борьбы инвалидов за свои права объяснить было трудно. Поэтому было принято решение, в кратчайший срок, а именно в оставшиеся до отъезда автобуса 15-ть минут срочно посетить парижский «дискаунтер», расположенный всего-то в трёх кварталах от стоянки нашего автобуса.
Что из себя, представляют «рысистые бега» вам, наверное, известно. Так вот именно этим видом спорта, только без лошадей мы и занялись, поминутно посматривая на часы. Дело в том, что большинство столичный магазинов - дискаунтеров двухэтажные, только этажи идут не вверх, а вниз. Первый плюс подвальный. И на первом этаже, как вы уже догадались, конечно же, представлены шедевры французской швейной промышленности и не «совсем высокой моды», а для гастрономических изделий приспособлен подвал. Так, как у сытых французов, еда не на самом первом месте.
diskaunter
Влетев в такой магазин, мы в мгновения ока разметали все платья и вышитые сорочки, после чего дружной, голодной толпой ринулись к лифту, идущему в заветное царство «его величества ЕДЫ».
Если мне память не изменяет, еще Шарль де Голль, работая в должности Президента Франции говорил: «Как управлять страной, где производят 325 сортов сыра?» Уверяю вас, его данные о количестве сортов данного кисломолочного продукта очень сильно устарели. Окинув взором огромный прилавок с этим деликатесом, я понял, что представленное здесь количество однозначно перевалило за пять сотен.
Прочитать, а тем более понять, что написано под ценниками, с моим «глубоким знанием французской грамматики» было совершенно невозможно, к тому же временной цейтнот давил все сильнее.
- Дочь, марш за коньяком - прорычал я, всё ещё не приведя в порядок свое дыхание.
Сам же принялся тыкать наугад в витрину, таким международным жестом давая понять расторопной продавщице, что именно месье туристу угодно. Понятное дело, что речь о весовом количестве, была уже совершенно не уместна.
Продавщица, действительно была очень расторопной, она моментально распознала во мне «лоха конкретного», да к тому же ещё и иностранного. В пакет полетели самые дорогие сорта, с самым, что ни на есть специфическим запахом.
Дочь с двумя бутылками коньяка «Х.О.» оказалась у кассы раньше меня и поставила это чудо на транспортер.
Здоровенный афро-француз сидевший за аппаратом улыбнулся ей в 32 своих белых зуба.
- Мадмуазель во! - он поднял два больших пальца вверх.
Всем своим видом показывая, как он сильно уважает девчушку 15-ти лет от роду, способную в одиночку осилить полтора литра крепкого, натурального французского коньяка.
- Ноу - произнес он дальше, и стал мотать головой из стороны в сторону.
Мол, он конечно горячо одобряет, но вот закон демократической республики никак не велит продавать алкоголь лицам, ну и так далее.
Дочь пожала плечами и тихо произнесла – «Папа» - делая ударение на последнем слоге, одновременно кокетливо показывая пальчиком в мою сторону.
Афро - француз глянул на меня и мгновенно сообразил, что такому верзиле как я, да ещё с огромным пакетом сыра, две бутылки явно никакого вреда причинять не смогут. Поэтому, он тут же прекратил попытки «легкого флирта» с моей дочей, угрюмо выбил чек, и протянул руку за кредитной картой.
В автобусе спешащим к границе Германии мы пытались понять причину такого разнообразия местных сыров. Отламывая кусок за куском, мы рассуждали, что дело кроется в разнообразии ландшафтов, от сочных и богатых пастбищ неподалеку от морских берегов до многотравных горных лугов Оверни, Юры и Вогезов. И ещё просто огромное количество коров самых различных пород. Плодородные долины Луары и Роны, просто рай для местных коз, которые отыскивают себе пропитание у края виноградников, и карстовые высокогорья Прованса, Лангедока и Пиренеев, это уже вотчина тамошних выносливых овец. Но самое главное — это, конечно же сами французы, многие поколения сыроваров, тщательно, прилежно и искусно учившихся извлекать лучшее из молока своих животных. И, еще одно и, наверное, самое что ни на есть важное – этот народ умеет ценить индивидуальный вкус своего "сырного ассорти". Они справедливо считают, что сырное богатство, дарованное им всевышним, есть ни что иное, как часть их знаменитого умения жить и ежедневно наслаждаться этим богатством, угощая конечно ( за немалые деньги) многочисленных туристов со всего мира ежегодно стремящихся в эту замечательную страну.
Наш ужин из хлеба и сыров распространял неповторимых аромат на весь автобус, но никто из его пассажиров даже и не подумал возмутиться, потому что все они предавались такому же чревоугодию как и мы. А за окном автобуса мелькали те самые поля и те самые коровы, о которых я вам уже рассказал.
А теперь рецепт на тот случай, когда гости позвонили и сказали, что будут через пять минут.
sir3

Малюсенькие бутербродики с виноградом

НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
Чёрный (ржаной) хлеб − пол буханки хватит.
Сыр Бри (а за неимением подойдёт и камамбер) или наш, отечественный, аналогичный.
Виноград (местный) - грамм сто.
Мёд (жидкий) - количество на ваш вкус
Петрушка - пол пучка будет достаточно.
ГОТОВИМ:
Хлеб режем на квадратики, обязательно края обрезаем.
Берём сыр бри и нарезаем на пластинки, равные нашим кусочкам хлеба.
Виноград тщательно моем и сушим. Затем режем пополам и удаляем косточки. (Если это не кишмиш).
На хлеб кладём кусочки сыра и дольки нашего винограда. Сверху, очень аккуратно, льём совсем немного мёда. И наконец, кладём листики петрушки.
Ставим на стол и бегом к холодильнику, достаём то, чем это будем запивать.
Ждём звонка в дверь


 


Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 30.07.2022 07:26
Сообщение №: 194741
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Лето 2016 года. Южно-Российск. Особняк в пригородном посёлке Громово.
Продолжение. Начало в Газете за 27 июля 2022 года.
Барейский, проводив гостью, пытался уснуть. Без толку. Мысли, одна за другой, нахально лезли в его голову, и казалось, что они вовсю шевелят волосами, которых уже много лет, как не было.
Вариант первый, прямо сейчас сесть в машину и помчаться в полицию. Отдать им злополучную карту и заделаться почётным помощником правоохранительных органов. Глядишь, в знак благодарности они закроют глаза на его прежние прегрешения. Но их первый вопрос будет − откуда? И что он скажет? Не Милку же с её фотографом сдавать. Как на любом большом корабле у них там есть крыса, и, возможно, не одна. Стуканут убийцам, и всё. Полетела парочка невинных репортёрских душ прямиком в рай. Значит, этот вариант отбрасываю, и о нём забываю. Идём дальше. Допустим, осчастливлю Силуянова. Для него десяток лимонов вообще не деньги. И олигарх с помощью этой инфы вмиг выкупает у ментов своего зама.
Все довольны, все смеются. А я с этого имею навар сто процентов. Это плюс. Теперь минус. Убийцы через тех же полицейских крыс выйдут уже конкретно на меня. Финал вполне себе предсказуем. Следовательно, нужен третий вариант. И он таков. Продаю фотки... журналюгам, заклятым конкурентам Силуяновского «Информационного портала». Что это мне даёт? Первое − те же десять лимонов, а, может быть, и все двадцать. Материал ведь убойный, в самом прямом смысле этого слова. Правда, лиц преступников я так и не разглядел, зря что ли они капюшоны на себя напялили, а вот физиономию архитектора видно, причём в разных ракурсах. По всему выходит, этот Тимофей дело знает. Далее. Хозяин «Вольного вестника», господин Леонард Стаковский своего не упустит и опубликует фотки, тем самым переманив к себе рекламодателей Силы, а заодно и штучных покупателей его газет. Но это мелочи. В редакцию «Вестника» врываются разъярённые менты, а тамошним сотрудникам по барабану. Мол, доброжелатель подбросил конвертик прямиком в наш почтовый ящик, что у входа в здание висит. Почему в следственный отдел не передали? Так вот же − читайте нашу газету и используйте для своих сыщицких дел свежий материал. Кто против? У нас в стране свобода слова. Мы публикуем − вы ловите преступника. Каждому − своё.
Обдумав эту идею в деталях, Егор завёл будильник и уснул, весьма довольный принятым решением.
Южно-Российский следственный комитет.
Следователь Калюжный, получивший от руководства дело об убийстве архитектора, с утра был в приподнятом настроении, и на то имелись веские причины.
Во-первых, ему доверили вести столь резонансное расследование. И, когда он передаст материалы в суд, возможно, последует приказ о повышении. Во-вторых, убийца или соучастник преступления через минуту будет доставлен к нему на допрос. В-третьих, что очень хорошо, адвокат задержанного не светило юриспруденции, а какой-то простой частный сыщик, зачем-то купивший себе право числиться в городской коллегии адвокатов...
− Можно заводить? − прервал его размышления заглянувший в кабинет конвоир.
Иван кивнул и достал бланк допроса.
− Итак, приступим, – следователь щёлкнул кнопкой видеозаписи, − для начала, назовите фамилию, имя и отчество.
− Батуханов Ильдар Темербиевич.
− Где Вы были в ночь убийства главного архитектора Черемисова?
− В баре на Лермонтовской. Там на меня пялилась куча народа. В конце концов, можете посмотреть камеры видеонаблюдения. И больше я Вам ничего не скажу без адвоката. Имею полное право.
− Конечно. Он сейчас приедет. А вы молчите и думайте, каким образом в кармане вашего пиджака оказался кошелёк с внушительной суммой, ранее принадлежащей убитому. Только не говорите мне, что вам его подбросил ваш земляк, банщик Кумарбек. В эту банальщину я всё равно не поверю.
***
− Полагаю, Вы согласитесь, что моего подзащитного надо прямо здесь и сейчас отпускать, как минимум, под подписку о невыезде, − Половинкин деловито доставал из портфеля одну бумагу за другой.
− Я внимательно прочитал материалы дела и утверждаю, что согласно справке ГИБДД, за господином Батухановым числится аж три автомобиля, но, к счастью, ни один из них не изготовлен на заводах известной фирмы «Мерседес». Протекторы именно этой марки ваши криминалисты зафиксировали на месте преступления.
− Не аргумент, − огрызнулся Калюжный, − установлено, что преступников было двое. Какие ещё доводы в пользу вашего клиента у вас имеются?
− Отсутствие отпечатков пальцев на портмоне и пистолете. И, главное, звонок неизвестного доброжелателя, сообщившего полиции о месте пребывания подзащитного. Вам не кажется всё это странным? Какой-то спектакль плохого провинциального театра получается.
Следователь еле сдерживал свой гнев. Он понимал, что адвокат, скорее всего, прав, подстава Батуханова была грубой и примитивной. По всей видимости, он мог догадываться или знать убийц, и те решили упечь его за решётку, вслух же Иван произнёс:
− Незаконные хранение, ношение оружия, статья двести двадцать два УК РФ, а, учитывая, что Ваш подопечный имел судимость, и не одну, светит ему ....
− Взгляните вот на это, − перебил Калюжного адвокат, − подлинник «Разрешения на хранение и ношение». Всё чин по чину, выдано соответствующими органами. Работа у Ильдара Темербиевича опасная. Сами же знаете, крупный бизнес в нашей стране всегда под прицелом, и не только правоохранительных органов.
− Не сходится, − радостно воскликнул следователь, − Оно выдано исключительно на травмат, а не на боевой ТТ, да ещё с полной обоймой и патроном в стволе. Я оставляю коммерсанта под стражей, и можете подавать на меня жалобы кому угодно и сколько заблагорассудится.
***
Егор оставил свою машину на стоянке и возвращался из редакции «Вольного вестника» на обычном городском автобусе. Скромно пристроился на заднем сидении, прижимая к себе видавший виды портфель, изготовленный в далёкие советские времена.
Озираясь по сторонам, он размышлял, правильно поступил, или нет.
Конечно, добраться до дома на своей навороченной «Тойоте» было бы куда быстрее, но мало ли? Стаковский человек непростой. И, отвалив за карту памяти пятнадцать лямов наличными, вполне способен организовать любую подлянку. Не зря же при их разговоре заявил, что, покупая материал, волен поступать с ним как захочет. Что он имел в виду? Скорее всего, хотел перепродать «заклятому другу» Силуянову? А, может, собирался кого-то из «верхнего эшелона» этими фотками шантажировать? Вопрос только, кого? Мэра? Губернатора? Выборы ведь не за горами. Три раза переспрашивал, не оставил ли я себе копии снимков. Зачем? Не доверяет? Боится, что я их загоню ещё кому-нибудь? Прекрасно же знает, за такую подлянку могут и наказать. Пребольно! И даже смертельно!
***
Проводив продавца, хозяин «Вестника» запретил секретарше впускать в свой кабинет кого бы то ни было, и целый час пристально рассматривал на компьютере приобретённый материал. Затем хотел отдать приказ бездушной машине, удалить всё, но передумал, вынул из гнезда маленький кусочек пластика, разломал его на куски и, завернув их в бумагу, сжёг в большой металлической пепельнице. После чего велел позвать к себе редакционного системного администратора. А когда тот переступил порог начальственного кабинета, приказал:
− Немедленно переустановить на компьютере всю операционную систему! Полностью! Предварительно стерев всё, что попало в «Облако».
Из свежего выпуска газеты «Вольный вестник».
sluch ulika2
«Наш коллектив с прискорбием сообщает, что сегодня вечером, в результате автокатастрофы, погиб сотрудник «Отдела криминалистики» Виктор Евгеньевич Соловьёв. Выезжая по заданию редакции в соседнюю область, он не справился с управлением на скользкой дороге и врезался в бетонный столб линии электропередач. Прощание с покойным состоится...»
***
Изучая фотоматериалы с места происшествия, Иван Калюжный остановил свой взгляд на пиджаке покойника. Почему-то на нём не хватало одной пуговицы.
«Мало ли, − размышлял следователь, − оторвалась во время столкновения автомобиля с препятствием. Такое вообще возможно? Наверное. В жизни и не такое случается». Где-то он видел уже такую. Вот только где? Надо бы вспомнить. Иван ещё раз бегло перечил заключение судмедэксперта и написал «Отказ от возбуждения уголовного дела. Вследствие наступления смерти без признаков умышленного преступления».
Особняк в пригородном посёлке Громово.
Вот уже полчаса неизвестный в маске хладнокровно и жестоко избивал Барейского. После первых пяти минут экзекуции хозяин дома дрожащими руками отпер сейф и выдал грабителю все деньги и драгоценности. Но развязка не наступала. Наоборот. Схватив жертву за шиворот мучитель отволок несчастного в ванну и, открыв кран, стал топить. Обещал оставить в живых, если Егор расскажет, как к нему попали злополучные снимки и кто их сделал.
Егор то приходил в сознание, то его терял. Одна мысль стучала в виске, требуя спасти себе жизнь, выдав Милу Финолетову и Тимофея Гущина, другая, догоняя первую, кричала, что это бесполезно. Погибнут все. Таких важных свидетелей в живых не оставляют.
Наконец, мучитель выдохся, бросил Барейского на мокрый пол и, вытащив из кармана фляжку, приказал несчастному сделать пару глотков.
− Мне твой труп без надобности. Просто заказ выполняю. Сдай тех, кто фотографировал, и копти небо дальше. Можешь позже, после моего ухода, даже в ментовку позвонить. Глядишь, ещё и страховку получить. Если успел свою грешную душонку застраховать! − при этих словах изверг хихикнул и ударил ладонью по дну фляжки, заставляя хозяина дома, поперхнувшись, влить в себя ещё глоток отвратительно пахнущего пойла. После чего пытка продолжилась.
Перед глазами Егора поплыли кроваво-красные круги, а избитые в кровь губы невольно прошептали Гущ-ин Ти-мо-ф из информ порта…
***
Эти слова стали последними в его жизни. Даже умирая, он не выдал имя любимой женщины, которая так и не стала законной женой Барейского, может быть, поэтому находилась далеко от особняка, .... осталась цела.
***
Лишь спустя двое суток приходящая уборщица обнаружила бездыханное тело и вызвала полицию.
***
Осмотрев особняк, следователь районного управления пришёл к выводу, что здесь имело место убийство с целью ограбления.
***
А ещё через сутки в кабинет к нему вошёл криминалист с заключением о причине смерти хозяина дома. Там чёрным по белому было указано, что она наступила не вследствие нанесённых побоев, а в результате отравления ядом, содержащимся в алкогольном напитке, который несчастный употреблял незадолго до кончины.
Донельзя измотанный после суточного дежурства сотрудник посмотрел на кучу дел, громоздящихся на его столе, и подшил новый документ в тощую папку.
***
Тимофей спешил на работу, почти не глядя по сторонам. Хотел было остановиться у цветочного киоска и купить девять роз для Милочки, но подумал, что это будет уж слишком. Конечно, их отношения развиваются весьма успешно, но ещё не достигли той степени, когда ему будет позволено, вот так, на виду у всей редакции, дарить даме цветы. Придётся немного потерпеть.
Накануне она позвонила и сообщила, что щедрый гонорар за его работу уже лежит в ящике её стола, и можно выбрать время и порыться в интернете на сайтах автосалонов, подбирая себе небольшую, но новенькую, бибику.
Обдумывая это, Гущин шагнул на «зебру» перехода и краем глаза заметил мчащийся на него огромный чёрный автомобиль.
− Где-то я его уже видел, кажется на....
Неделю спустя. Редакция «Информационного портала»
Окончание читайте через неделю.



Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 03.08.2022 07:16
Сообщение №: 194756
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

 

Как изобличить негодяя или новые приключения сыщика - криминалиста Тимофея

 
 
­«По спине преступника побежали мурашки! Он понял, что обречён, ибо за ним стояли, щёлкая курками ...» − я, с явным неудовольствием, нажал кнопку «Enter»[1], сохраняя набранный текст нового детективного произведения.
Это не за литературным героем, а за мной кто-то стоял и «нахально» сопел. И не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, кто бы это мог быть.
− Дед! − внук Тимофей заглянул в глаза и заговорщически зашептал, − хочешь открою страшную тайну?
− Открывай. Только, если можно, побыстрее. Рассказ, для журнала, дописать надо. Сроки, понимаешь, поджимают.
− Вырасту и стану сыщиком.
− Как Шерлок Холмс и Пуаро? − недовольно буркнул я, пытаясь побыстрее придумать для Тимохи интересное занятие, и желательно за пределами кабинета.
− Точнее, я стану криминалистом! Следы, всякие, распутывать, отпечатки пальцев изучать. И ты должен, прямо сейчас, меня этому научить!
− Я? Но я же писатель, в некотором роде.
− Детективы пишешь!?
− Иногда. И что с того?
− Значит, всё про них знать должен. Вернее про их методы. И обязан их секреты мне поведать!
***
По собственному опыту знаю, что отнекиваться от просьб Тимофея − себе дороже. Выпятит нижнюю губу, уйдёт в свою комнату. И, самое страшное, откажется лопать бабушкину кашу, а это уже чревато серьёзными семейными разборками.
***
− Тимоша, скажи честно, прежде чем сюда прийти, ты, хоть немного, гуглил[2] эту тему?
− Смотрел, конечно, но там не интересно. «Отцом дактилоскопии, стоящим у истоков её истории, считается Уильям Джеймс Гершель»[3].
Ты гораздо интереснее рассказываешь, и кроме того, преступников ловили и до рождения этого самого Гершеля.
− В твоих рассказах, сыщики злодеев «на раз-два» вычисляют по ДНК[4], − вмешалась в нашу беседу супруга, «материализовавшись» в дверях кабинета и добавила − давай поступим так. Особенности дедуктивного метода поручим внуку изучить самостоятельно, используя для этого четырёхтомные записки сэр Артура Игнейшуса Конан Дойля, а с тебя современные наработки в этой области. Согласны, мужчины?
Внук, неохотно, кивнул. И тут же, хитро прищурившись, выдал, − ба, а с тебя тогда, что?
Я, от удивления, открыл рот, и застыл, ожидая ответа любимой бабули.
− В таком случае, с меня вкуснейшее блюдо, приготовленное по рецепту самого, − она многозначительно подняла палец вверх, выдержала театральную паузу и произнесла, − великого знатока еды - Ниро Вульфа[5]. И давайте переместимся на кухню, там за чаем, курс обучения, будущего специалиста, и продолжим.
Прошло десять минут.
− Пожалуй начну с того, − я сделал глоток из пиалы, где пребывал терпкий девяносто пятый чай, − что сейчас в чемоданчике криминалиста, выезжающего в составе следственной группы на место происшествия, лежат почти сто предметов! И теперь вовсе не обязательно снимать отпечатки пальцев, при помощи металлического порошка. Достаточно сделать фотографию под воздействием ультрафиолетового излучения. И снимок, не мешкая, по интернету, отправить в центр, где хранится обширная база данных. К этому следует добавить наличие в управлениях внутренних дел различных модификаций сканеров дактилоскопирования. Согласитесь, что на месте преступления злоумышленник может и не оставить отпечатки пальцев, но, вполне возможно, чего-нибудь, случайно коснётся ладонью руки.
− И большущие серверы это хранят и мгновенно анализируют! − в обычной своей манере перебил Тимофей, − с этим понятно. Лучше расскажи о пистолетах и ружьях. Их ведь, за многие годы, огромное количество навыпускали. Как криминалисты определяют из какого ствола вылетела пуля?
− В стране создана эталонная коллекция всевозможных стреляющих предметов. Тысячи экземпляров. Пули из которых отстреляны и зафиксированы в специальных электронных каталогах. Сыщикам всего-то и остаётся, что извлечь пулю и сравнить с подходящим аналогом.
Тимофей открыл было рот, но на этот раз я его опередил, − собаки? Ты о них хотел спросить?
− Угу? Почему их, в двадцать первом веке, на пенсию не отправили?
− Понимаешь. Даже сегодня нос любой Жучки или Шарика превосходит по чувствительности все существующие приборы. Расскажу такой случай.
***
Случилось одно преступление, в начале прошлого столетия. Но состоял на службе в тогдашней полиции пёс, по кличке Треф. Так вот этот уникум, собачьей породы, вёл проводника целых три дня, не упуская запаховый след злодеев. Человек и собака совершили марш-бросок протяжённостью в сто пятнадцать километров, но негодяев задержали!
***
А теперь представь себе, что на месте преступления нашли клочок одежды. Его взяли и закрыли в специальной, стерильной, банке. А потом в другом месте обнаружили что-то похожее. Как определить, одному человеку вещи принадлежат или нет? На помощь приходит верный друг человека, специально обученная собака. И её утвердительное тявканье является законным основанием для заключения эксперта, признаваемого в суде…
***
− Я так понимаю, ты с любимой четвероногой темы до самого вечера не слезешь, − перебила супруга, − а я всё ещё жду рассказ о ДНК! И моё терпение, и терпение того, что сейчас находится в духовке, не безгранично!
− Её структуру смогли расшифровать лишь в середине пятидесятых годов прошлого века, − недовольно начал я, с любопытством поглядывая на тусклое свечение, исходящее из духового шкафа:
− Сегодня, чтобы провести эту сложнейшую экспертизу, длящуюся несколько дней, достаточно тридцати клеток организма.
− А я читала, что ДНК есть в любых человеческих клетках человека, кроме зрачков, это так? − Произнеся это супруга почему-то посмотрела не на меня, а на мирно тикающий таймер.
− Ты права. Впрочем, как всегда, − согласился я, − чаще всего в распоряжение следственных органов попадают волосы. Даже одного единственного хватает, чтобы идентифицировать человека, с точностью до девяноста девяти процентов...
− И не надо больше никаких пальчиков и прочей дактилоскопии, − констатировала жена, ставя на стол ляган[6] и снимая с него чистое льняное полотенце:
− А теперь давайте будем идентифицировать вот это блюдо! Пока не остыло! И первый початок достаётся…самому любознательному и проголодавшемуся, из присутствующих!
Рецепт от любимой бабушки Тимофея и Рекса Стаута:
kukuruza
***
"Миллионы американских женщин и некоторые мужчины совершают это святотатство каждый день. Они превращают несравненное лакомство в простой пищевой продукт. Очищенная и сваренная в кипятке молодая кукуруза вполне съедобна и полезна, но если её сунуть на сорок минут в лиственной оболочке в очень жаркую духовку, очищенная уже за столом и слегка подсоленная кукуруза является настоящей пищей богов. Изобретательность и воображение ни одного шеф-повара не создало лучшего блюда...."
Рекс Стаут "Банальное убийство".
***
На базаре покупаем (или выращиваем на своём огородике) свежую кукурузу. Она должна быть − не перезревшая и не молочной спелости! (Это важно!)
Затем, (ни в коем случае не очищаем) а прямо так, с листьями, кладём на решетку нашей духовки, предварительно прокаленной до двухсот градусов.
Ставим таймер на сорок-сорок пять минут. При этом температуру выставляем градусов сто девяносто-двести.
Вытаскиваем, очищаем и смазываем оливковым или кунжутным (если есть) маслом.
Быстренько ставим на стол и солим по вкусу!

[1] − клавиша на клавиатуре компьютера, служащая для подачи на исполнение команды, отправки сообщения или подтверждения какого-то действия.
[2] − искал в интернете пори помощи поисковой системы Гугл.
[3]https://www.inpearls.ru/969806?ysclid=l5deisqm2x90813063.
[4] − Нуклеиновые кислоты ДНК и РНК присутствуют в клетках всех живых организмов и выполняют важнейшие функции по хранению, передаче и реализации наследственной информации.
[5] − Ниро (Нерон) Вульф — частный детектив, вымышленный персонаж цикла детективных романов американского писателя Рекса Стаута, один из популярнейших персонажей американской культуры.
[6] − большое блюдо или большая тарелка, предназначенная для подачи национальных блюд в странах Средней Азии (Узбекистана, Таджикистана).

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 06.08.2022 07:14
Сообщение №: 194759
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

(на основе реальных событий)
"Да ведь это ты, неунывающая вдова? И ты здесь?"[1]

Друзья, знакомые и просто случайно заглянувшие на её страницу, в одной из социальных сетей, обратили внимание, что эта фраза из знаменитого романа – последняя!
Больше симпатичная двадцати восьми летняя девушка, в камуфляже и каске, уже никогда и ничего не напишет и никого не процитирует!
***
Она увидела свет за тысячи километров от Донбасса, в самом сердце русской Сибири.
Как и все, первой ступенькой в маленькой жизни стал детский сад, а затем лицей в небольшом городе Железногорске огромного Красноярского края.
Воспитатели и педагоги открыли в девчушке, с косичками, «целый ворох» способностей.
− Вырастет, будет балериной. Однозначно. Потому как пластика превосходная.
− Музыку любит. К скрипке тянется. Ей прямая дорога в консерваторию.
− Девочка, грезит тайгой. С родителями в тайгу ходит! Любит пещеры и сплавы на платах. Запросто и дров нарубит, и костёр разведёт. После окончания школы, сразу на геологический факультет!
− Они с братом у меня в секции гимнастики занимается. Так вот, скажу я вам, «Бесстрашие полное»! Ни одного раза не пропустила ни одного занятия. Согласитесь, через десяток лет, а то и раньше на её груди мы увидим значок
«Мастер спорта по спортивной гимнастике»!
***
Увы. Наставники ошиблись. Лицей она не закончила. После восьмого класса перевелась в знаменитую, в Красноярском крае, школу с физико-математическим уклоном, прозванную «Школой космонавтики». Затем была учёба в ВУЗе, на архитектора. Вскоре поняла − это не её профессия. Девушка увлеклась журналистикой и ушла работать на телевидение.
***
Меж тем, семья переехала на новое место жительства. В Воронежскую область.
Она осталась. Ибо влюбилась. Родила сына. Но счастливой семьи не получилось. Такое случается у многих и довольно часто. Сибирь её больше не удерживала.
Хотелось тепла родного очага и, главное, всё понимающих материнских глаз.
Воронеж 2014 год.
В город привезли первых беженцев. Героиня этого рассказа стала снимать репортажи о них. Начала вести блог об Украинской трагедии. Перезнакомилась с добровольцами, взявшими в руки оружие, чтобы отстоять свободу Донецка.
***
Объездила всю область, но нашла-таки спонсоров, на деньги которых были закуплены необходимые фронту: продукты, медикаменты и, конечно, обмундирование.
***
Писала: «Уезжала в командировку. Родителям не сказала куда. Вернулась, вошла в дом и с порога выпалила: «Я была на Донбассе!». Для мамы это стало настоящим шоком…»
И чуть позже: «Я хочу жить рядом с любимым и потому приняла тяжёлое для близких решение – переехала в Донецк. Поступила заочно в университет на «Психологию».
***
Старалась быть прилежной студенткой. По возможности посещала все лекции и семинары.
***
Случилось чудо! Однажды сын Даниил, сопровождаемый бабушкой, добрались до мятежного города. Его даже зачислили в одну из Донецких школ. Однако с любимой мамой ребёнок прожил меньше месяца, ибо жизнь в городе, день и ночь подвергающемся обстрелу со всевозможных калибров, никак нельзя назвать мирной.
2018 год. Трасса Донецк − Воронеж.
Из-за неимоверной усталости уснула за рулём. Врезалась впереди идущую фуру. въехал в фуру. Больше месяца медики делали всё возможное и невозможное чтобы вернуть её с того света на этот.
И она выкарабкалась, более того, начав ходить, поковыляла в университет, дабы вовремя сдать сессию и не отстать от родной группы.
2020 год. Ноябрь.
Судьба приготовила нашей героини новое, тяжелейшее, испытание. Любимый Андрей, воевавший уже шестой год, и назначенный командиром батальона, погиб от пули вражеского снайпера.
***
Верная его памяти, настояла на том, чтобы служить в батальоне Андрея. Оказывала психологическую помощь его бойцам. И освоила профессию фронтового фельдшера.
***
Из писем героини этого рассказа маме, в Воронеж: «Психологическое образование пригодилось. Когда солдаты, с ужасом спрашивают: «Мне теперь ампутируют, да?». Отвечаю: «Зато живой. Ты ведь будешь жить!»
14 апреля 2022 года.
В Мариуполе её отряд угодил под миномётный огонь. Бросилась выносить раненых. Главное, как можно быстрее, доставить их в укрытие.
Только вот, её саму укрыть от осколков не успели, не смогли...
***
И ещё одна цитата из письма отправлено маме, в Воронеж, незадолго до своего последнего боя.
«На войне не страшно, если убьют. Убьют, и всё, тебя нет. Не страшно, если ранят. Ранят – это больно. Страшно, когда рядом с тобой умирают, а ты не можешь спасти!»
***
В настоящее время бойцы отряда, в котором служила Валентина Галатова, готовят документы о награждении своей однополчанки званием Героя Донецкой Народной Республики.


[1] − Цитата из романа Булгакова «Мастер и Маргарита»
[2]https://maloros.org/articles/27213/?ysclid=l5rqifggp4899527057
[3]https://ok.ru/ivototomch/topic/154906425202835
[4]https://ok.ru/profile/180833454564/statuses/154201103853796
[5]https://ug.tsargrad.tv/articles/nas-ubili-ja-bolshe-nichego-ne-bojus-poslednie-otkrovenija-russkoj-opolchenki-vali_557760?ysclid=l5qlqczzlx234201863



 


Прозаик

Автор: paw
Дата: 08.08.2022 07:44
Сообщение №: 194761
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Неделю спустя. Редакция «Информационного портала»
После похорон погибшего под колёсами неустановленного автомобиля фотокора, Милка Финолетова окончательно прозрела и рассказала всё своей подруге и начальнице Марине Воробьевой. Не мешкая, обе тут же помчались за помощью и советом к Маргарите Сергеевне Крулевской, в её сыскное бюро.
А ещё через два часа Силуянов, Половинкин и Крулевская втолкнули двух представительниц СМИ в кабинет следователя Калюжного.
Результатом их вояжа стало то, что ни в чём не повинный Батуханов Ильдар Темербиевич, наконец, покинул камеру предварительного заключения.
− Спасибо за информацию, я буду просить начальство об объединении всех дел в единое производство, − выпроваживая делегацию, выдавил из себя Иван, с удовольствием захлопывая за посетителями дверь кабинета.
***
− Раз они не ищут, сами найдём, − злилась Марго, расположившись на первом сидении, рядом с Силуяновым.
− А как же запрет на участие в криминальных делах и возможный отзыв лицензии? − подзуживал её соучредитель бюро.
− Мы поможем, − вмешалась в их беседу Марина Воробьёва, − журналистам никто не запрещал вести собственное, параллельное расследование. Маргарита Сергеевна, Вы только скажите, что делать? От какой печки плясать?
− От соседей, − обрадовалась Крулевская.
− Не поняла? От каких?
− Тех, что живут рядом с особняком убиенного Егора, − Марго стремительно возвращалась в привычную ей стихию, − надо обойти все близлежащие дома. Может быть, кто что-то видел или слышал. Там люди небедные живут. Наверное, у каждого второго камеры видеонаблюдения стоят.
Женщины синхронно кивнули, соглашаясь.
Южно-Российский государственный университет. Факультет журналистики.
Марина шла по знакомым коридорам, изредка вглядываясь в фотографии преподавателей, развешанные по стенам. Прошло немало лет после того, как она покинула стены родной Альма-матер[1], а трепет в её душе от пребывания в этих стенах всё ещё оставался.
Минуту спустя она оказалась в большой лекционной аудитории, и на неё уставились два десятка пар молодых, пытливых глаз.
***
− Нашему порталу нужна ваша помощь. И мы готовы за неё платить. Немного, конечно, но по тысяче рублей в день на каждого гарантирую.
− А что надо делать? − поднялась с места бойкая девушка Вика, староста группы.
− Для начала, разделиться на две команды. Первой предстоит обойти все дома в посёлке Громово, там недавно жестоко расправились с одним человеком. Выяснить, может быть, кто из обитателей что-то видел, заметил посторонних и так далее. Вторая будет делать то же самое, но здесь, в городе. На месте транспортного происшествия, в котором погиб наш коллега Тимофей Гущин.
− А чем в это время будет заниматься доблестная полиция? Разве это не её дело? − не унималась Вика.
− Конечно её. Но у них штатных сотрудников раз, два и обчелся. Мы должны выполнить эту работу гораздо быстрее, а всё, что «нароем», обязательно передадим в правоохранительные органы. Обещаю. Тот, кто раздобудет самый ценный материал, станет сотрудником «Информационного портала», правда пока в статусе внештатного корреспондента, с постоянным окладом!
Офис сыскного бюро «Крулевская и партнёры»
− Нет, нет и ещё раз нет, − горячилась Крулевская, расхаживая по комнате, − ловить преступника на живца − не обязанность сотрудников бюро. Пусть этим занимается Иван Калюжный. Государство ему за это платит.
− Марго, ну ты пойми. Силуянов прав. Пока комитетчики разработают план, утвердят его наверху, убийца может исчезнуть. Я бы на его месте так и поступил...
− Как хорошо, что ты сейчас не на его месте, а здесь, − перебила Половинкина женщина, − Сила под пули сам не полезет. Кинул идею и в кусты. Но иного выхода я не вижу. Готовь объявление, мол, при тщательном осмотре особняка убиенного Егора Барейского новый владелец обнаружил кое-какие фотографии и готов с ними расстаться за энную сумму. Пусть Марина опубликует в своём «Информационном портале», и её конкурентам отправь в этот, как его, «Вольный вестник».
При этих словах владелица сыскного бюро, открыла шкаф и решительно бросила на колени своего заместителя бронежилет.
− Технику безопасности в нашей конторе ещё никто не отменял.
Пять дней спустя. Южно-Российский следственный комитет.
Калюжный внимательно всматривался в невозмутимое лицо главного редактора газеты «Вольный вестник».
− Если у Вас есть адвокат, то самое время пригласить его сюда. Если нет, то государство вам предоставит его совершенно бесплатно. Это понятно?
sl ulika2
Из протокола допроса Леонарда Стаковского.
Следователь: «Вы задержаны в момент попытки покушения на жизнь господина Половинкина».
Стаковский: «Боже праведный! Какое покушение? В моей газете опубликовали необычное объявление, вот я и решил, исключительно из праздного любопытства, познакомиться с его автором. Что в этом криминального?»
- Для чего вы прихватили с собой охотничий нож, электрошокер и шприц с пентобардитуратом? Между прочим, сильнодействующее снотворное. Всё это в присутствии понятых изъято у Вас при обыске.
- Ну, мало ли, у нас по городу психопатов ходят, вот я исключительно для самообороны.
- Вот документ. Заключение экспертов. Следы пентобардитурата были обнаружены в крови погибшего архитектора Черемисова. Как вы сей факт объясните?
- Я его купил у сотрудника нашей газеты Виктора Соловьёва. Для личного пользования. Работа у меня нервная, сплю плохо.
- У того самого, который недавно погиб в автокатастрофе?
− Для всего нашего коллектива − большая потеря. Отличный был специалист своего дела.
− Эксперты, тщательно исследовав вещи Соловьева, обнаружили, что на его пиджаке отсутствует одна пуговица. Она приобщена к делу, ибо найдена сотрудниками внутренних дел на песчаном карьере, поблизости от места, где погиб Черемисов.
− А я тут при чём? Был бы жив Виктор, спросили бы у него.
− Почитайте эту справку из ГИБДД, в ней чёрным по белому написано, что тормозные шланги в машине сотрудника вашей газеты были заранее перерезаны.
− Витя работал в Отделе криминалистики, конечно, у него было много недоброжелателей и даже врагов.
− Одному из которых вы и одолжили свой нож. Назовите его фамилию.
− Никому я ничего не одалживал, с чего вы взяли?
− Это ещё одно заключение экспертов-специалистов. На перерезанном тормозном шланге в автомобиле Соловьёва остались микрочастицы металла с охотничьего ножа, который был изъят у Вас при обыске. Исходя из этого, я предъявляю вам обвинение по статье 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.[2] Идём дальше. Наши добровольные помощники, студенты факультета журналистики, отыскали жителя посёлка Громово, который оказался профессиональным художником, и он нарисовал человека, приезжавшего к Егору на большой чёрной машине. Очень похожей на ту, которая числится за Вашей редакцией. И из показаний сотрудников установлено, что ею пользуетесь исключительно Вы. Взгляните на портрет. Кого он Вам напоминает?
− Мало ли что привиделось этому доморощенному художнику. Малевичу вообще одни квадраты мерещились.
− Мы проведём процесс опознания, и я уверен, что художник Вас опознает. Далее. По нашей просьбе сотрудники сыскного бюро «Крулевская и партнёры» обошли все ремонтные мастерские города и ближайших посёлков. И отыскали ту, в которой заказчик менял помятый бампер на чёрном «Гелентвагене». Аккурат в тот день, когда в аварии погиб фотокорреспондент Тимофей Гущин. Их мы тоже в ближайшее время пригласим на опознание.
− У Вас нет главного. А именно – мотива. Докажите, зачем мне всё это было нужно? Какое я имею отношение к архитектору и всем другим?
− Над этим всем нам пришлось повозиться больше всего. Читайте. Это официальное заключение БТИ. Федеральные власти приняли решение построить скоростную дорогу рядом с земельными участками, принадлежащими лично Вам и Вашему подельнику − Соловьёву. И если этот проект самую малость изменить, то означенные участки оказались бы в зоне сноса и строительства трассы. Следовательно, выкуплены за большие, можно сказать, огромные деньги. Но Черемисов оказался человеком принципиальным и на сделку с совестью не пошёл. А вот с его первым заместителем Вы, полагаю, общий язык отыскали. Сейчас этим господином усиленно занимаются наши коллеги из управления экономических преступлений. И всё бы Вам сошло с рук, но на месте убийства случайно оказался фотограф, да не абы какой, а самый настоящий профи.
− Достаточно. Я готов написать чистосердечное признание. Как Вы считаете, мне это зачтётся?
− Суд будет решать. Писать Вы вправе всё, что угодно, но в погоне за шальными деньгами Вы совершили самое тяжкое преступление, отняли жизнь ни в чём не повинных людей.
Редакция «Информационного портала»
Марина сосредоточенно кусала ненакрашенные губы. Несколько раз порывалась нажать кнопку селектора громкой связи, но медлила, наконец, решилась.
− Всему коллективу портала. Срочный общий сбор. Жду всех у себя.
***
Удивлённые журналисты молча смотрели на свою бледную начальницу. Первой не выдержала Мила:
− Давай, не тяни хвоста за кот. Что стряслось? Силуянов умножает нас на ноль?
− Почти. Сегодня утром «ЛизингБанк» отказался пролонгировать наш кредит и потребовал погасить его в ближайшее время. А мы всё, что было, перечислили студентам журфака за проделанную работу. Дальше думайте сами.
Пишущий народ, услышав слова своей начальницы, в обычной русской манере безмолвствовал.
Только Финолетова вытащила из сумочки кусок пластика и швырнула его на стол.
− Здесь пять лимонов. На первое время хватит. А дальше я по рекламодателям пойду. Расскажу всем, как мы, рискуя жизнями ...
Договорить ей не дал звонок начальственного телефона, стоящего на столе Воробьёвой.
Марина, чуть помедлив, сняла трубку и нажала кнопку громкой связи:
− Редакторша, − разнёсся по комнате раскатистый бас Силуянова, − ты что, мороженного переела, голос совсем потеряла? Чего молчишь? Давай бегом ко мне! Будем объединяться с «Вольным вестником». Полагаю, что ты и два издательских террариума[3] потянешь!

[1]— старинное название учебных заведений, обычно университетов, которые изначально давали в основном теологическое и философское образование.
[2]− умышленное причинение смерти другому человеку.
[3]− Помещение для содержания земноводных и пресмыкающихся. В том числе и ядовитых.

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 10.08.2022 06:38
Сообщение №: 194771
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Ну, и что ты, дорогой мой писатель, можешь поведать нового о Краснодаре? Сам же прекрасно знаешь, - открыл интернет и, - нате, пожалуйста: и Википедия, и официальные сайты краевой и городской администрации, да и ещё пару десятков различных страниц в дополнение. Не трать свое и моё время. Всё и без тебя уже давным-давно написано.
А знаешь ли ты, мой дорогой читатель, что город этот славный расположился ровнёхонько посередине между северным полюсом и экватором?
Да, да именно на этой невидимой нитке. На ней и существует самый благоприятный климат на земле. А именно - большая длительность летнего дня и достаточное количество солнечного тепла. Здесь никогда не бывает экваториальной жары или северной стужи. Скажу тебе, читатель, по секрету, - ещё наши далекие предки неспроста называли эту географическую параллель "линией жизни", так как именно здесь просто великолепные климатические условия для проживания человека.
В теперь уже нашенском Крыму даже установлен памятный знак в честь этой невидимой нити. Имеется знак "Географическая параллель 45 с.ш." и в Краснодаре:
Вот такой географический указатель находится на территории парка «Солнечный остров» — одного из самых известных среди «зелёных» достопримечательностей нашего города. Однако на него почти никто не обращает внимания. Наши земляки и гости южной столицы проносятся мимо, спеша со всех ног побыстрее добраться до зоны развлечений и общепита.
- Ну есть в твоём городе такой знак и дальше что. Ты мне скажи, как эта самая параллель город разделила, - обязательно спросит дотошный читатель.
Отвечаю. Точка отсчёта направления 45-й параллели на запад проходит через территорию мясокомбината до пересечения улиц Воронежской - Стасова, Захарова, далее по улице Индустриальной по Яблоновскому мосту. Далее уже по территории Республики Адыгея, а затем по Таманскому полуострову. Пройдя вокруг земного шара, 45-я параллель "возвращается" с востока через Краснодарское водохранилище, микрорайон Гидростроителей в парк "Солнечный остров".
- Понятно. С географией более менее разобрались - опять возразит мой дотошный аппонент.
- А скажи-ка мне, почему твой город – «собачкина столица»?
- Когда-то давным-давно великий пролетарский поэт посетил с гастролями наш город. 14 февраля 1926 года он выступал в переполненном кинотеатре «Мон Плезир». После столичной зимней стужи поэт окунулся в теплынь наших знаменитых «февральских окон» и был поражён жаром кубанского солнца («Солнце жжет Краснодар словно щк краснота. Красота!..»)
Свидетели тех далеких дней сказывали, что Маяковский в черном пальто с каракулевым воротником, в черной каракулевой шапке, с толстой тростью в руках шёл по нашим улицам и удивлялся. Вот именно на эту трость и отреагировала наша свободолюбивая дворняга.
Выступление поэта в «Мон Плезир» прошло с аншлагом, в тот же день он выступил и в клубе пединститута. Владимир Маяковский читал новые стихи, отвечал на вопросы, рассказывал интересные вещи об Америке, где он недавно побывал. Публика была в восторге. Когда же поэт признался, что пишет стих о Краснодаре, захотели его услышать.
- Нет, товарищи, стихотворение только вылупляется, - ответил Владимир Маяковский.
Северяне вам наврали
о свирепости февралей:
про метели,
про заносы,
про мороз розовоносый.
Солнце жжет Краснодар,
словно щек краснота.
Красота!
Вымыл всё февраль
и вымел -
не февраль,
а прачка,
и гуляет
мостовыми
разная собачка.
Подпрыгивают фоксы -
показывают фокусы.
Кроме лапок,
вся, как вакса,
низко пузом стелется,
волочит
вразвалку
такса
Длинненькое тельце.
Бегут,
трусят дворняжечки -
мохнатенькие ляжечки.
Лайка
лает,
взвивши нос,
на прохожих Ванечек;
пёс такой
уже не пёс,
это -
одуванчик.
Легаши,
сеттера,
Мопсики, этцетера.
Даже
если
пара луж,
в лужах
сотня солнц юлится.
Это ж
не собачья глушь,
а собачкина столица.
Владимир Маяковский
Теперь эти милые собачки - местная достопримечательность и как и полагается их милые носики начищены до блеска.
pam
- С «собачкиной столицей» теперь прояснилось. Однако, пора и честь знать. Хорошо тут у вас, но все же пора домой. Вот и подскажи мне, дорогой мой писатель, что из твоего города привезти. Чтобы оригинально было - не как у всех. Чтобы, значит, запомнилось надолго. Только не вздумай мне магнитики предлагать. У меня за ними уже и холодильника совсем не видно. Хочу чего-то интересненького и оригинального.
Коренные жители моего города потомки выходцев из соседней Украины. А посему у нас в городе почти все поголовно любят сало и знают в нем толк. Поверь мне, что хороший шматок этого продукта точно будет желанным гостинцем из южного города. Солёное, перчёное, с травками и чесноком. Возьми понемногу каждого - не ошибёшься.
А если тебе хочется привезти с нашей солнечной Кубани, уж что-то особенно самобытное, то казацкая папаха — в самый раз. Эта высокая шапка, являющаяся элементом военной формы казачьих войск, заимствована нашими служаками у горцев. А к папахе присовокупи еще несколько Кукол. Казаки и казачки в красочных одеждах будут приятным подарком для тех, кто коллекционирует эти самобытные произведения искусства. Ну, а понравится ли такой подарок малым деткам, я думаю, и так понятно. В Краснодаре можно найти кукол из керамики, из дерева или даже из ваты в виде колпака на чайник....
А еще мой город славится своими фруктами и орехами. Прикупи баночку джема, варенья или пастилы! А ещё можно захватить сухофрукты, козинаки, халву или чурчхеллу - уверяю тебя, не пожалеешь.
И еще обязательно захвати с собой бутылочку, другую хорошего местного вина. Марочные вина Кубани тоже наш фирменный сувенир.
Да, чуть не забыл наш знаменитый Краснодарский чай. Куда же без него!
Он ведь единственный сорт российского чая. И главное, Краснодарский чай - самый северный промышленно выращиваемый чай в мире!
Что, передумал уезжать вообще? - Ну и правильно. Перевози сюда свою семью. Жилья у нас строится, чуть - чуть меньше, чем в российских столицах. Микрорайоны вырастают как грибы. Один краше другого. Да и работы, уверяю тебя, на всех хватит. Будем с тобой кунаками - то есть братьями.
А теперь будем угощать гостей. Кубанская закуска − Салат «Нашинский» Из цикла «Заготовки на зиму»
salat3
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
  1. капуста кубанская, белокочанная − один большой вилок
  2. помидоры наши или адыгейские − пара килограмм
  3. лук − две головки
  4. перец болгарский − две штуки
  5. морковь− пара штук
  6. чеснок − одна большая головка
  7. огурцы− пара штук
  8. зелень− на ваше усмотрение по вкусу
  9. лавровый лист − один лист
  10. соль и перец − на ваш вкус
ГОТОВИМ:
Все наши ингредиенты очень тщательно моем, даём высохнуть затем чистим и мелко режем, (я лично морковку и чеснок измельчаю на механической терке). Затем всё это кладём в кастрюлю, солим по вкусу, и заливаем уксусом (я использую наш местный − яблочный или виноградный, примерно три четверти стакана). Затем закрываем крышкой и ставим таймер на сорок-сорок пять минут.
После чего выкладываем (плотно!) в предварительно простерилизованные стеклянные банки. Не забываем в каждую из них сверху налить пару столовых ложек подсолнечного, но лучше кукурузного масла. Кладём банки в кипящую водяную баню, закрыв стерильными крышками. Ставим таймер на пол часа. Затем закатываем.



Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 13.08.2022 06:51
Сообщение №: 194775
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Вы действительно хотите удалить это сообщение?

Вы действительно хотите пожаловаться на это сообщение?

Последние новости


Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 20 гостей

  Наши проекты


Наши конкурсы

150 новых стихотворений на сайте
Стихотворение автора ivanpletukhin
Стихотворение автора ivanpletukhin
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ivanpletukhin
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ivanpletukhin
Стихотворение автора Сергей
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ivanpletukhin
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора Натаffka
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Сергей
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Сергей
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
  50 новой прозы на сайте
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
  Мини-чат
Наши партнеры