Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Приветствуем новых авторов

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

ШИПОВНИК

Приглашаем на Открытый поэтический конкурс-фестиваль

Озвучены результаты

VI Большого Международного поэтического конкурса "Восхождение"

Наши книги в магазинах

крупных книжных сетей России

НАШИ ПРОЕКТЫ СЕГОДНЯ

Приглашаем к участию в сборниках

РЕЗУЛЬТАТЫ РОЗЫГРЫША

Бесплатная книга за фото

Форум

Страница «ppanaseyko»Показать только стихотворения этого автора
Показать только прозу этого автора

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «ppanaseyko»

Случай у кассы

          По мотивам этого рассказа режиссёром -постановщиком Павлом Жарковым в 2018 году снят короткометражный художественный фильм "Такое не забывается никогда".                



               В продовольственном магазине с самообслуживанием выстроилась очередь у трёх касс. Покупатели, расплачиваясь за товар, уступали друг другу место. Неожиданно все обратили внимание на первую кассу, где возник какой-то шум.
               - Оплачивайте мороженое или я сейчас позову охранника, он вас всех в  полицию отвезёт! Воровка! - кричала во весь голос молоденькая лет двадцати кассирша с бейджиком «Татьяна».

                Пожилая женщина, стоящая у кассы, расплакалась:
                - Прости, внучка, мне семьдесят пять лет, шла в магазин с внуками за мороженым, а кошелёк на тумбочке в коридоре у телефона забыла. Сейчас я схожу, тут рядом, и принесу тебе деньги за мороженое. К сожалению, вернуть я его тебе обратно не могу. Сама видишь причину.

               Причина понятна стала всем: семилетний внук, стоящий рядом уже доедал, облизываясь, мороженое. Он выбрал самое вкусное, не интересуясь ценой. Восьмилетняя внучка успела укусить его только один раз, но тем самым нарушила товарный вид. А злая кассирша, вставшая утром с постели, видимо, «не с той ноги», продолжала кричать:
               - Охрана, ко мне! Задержите всех троих. Будут знать, как у меня  на моих глазах есть мороженое неоплаченное. Да к тому же, моё самое любимое. Мне бы кто купил его!
              
              Не успела подойти охрана магазина, неизвестно где находившаяся в это время, как с конца очереди к кассе подошёл один седой мужчина, опираясь на палочку. Уточнив, сколько стоит мороженое, он отсчитал необходимую сумму денег и отдал бабушке с внуками: 
              - Заплатите, пусть она успокоится.
              А сам направился в  очередь другой кассы. Пока бабушка расплачивалась, стоящие за неё девушка с парнем молча перешли на ту же  кассу, оказавшись за «добрым» дедушкой. Их примеру последовали и остальные.  Поступок незнакомца и наглость кассирши их «задели за живое». Она осталась одна со своей кассой.

              На второй кассе, поняв, что произошло, покупатели пропустили дедушку вперёд. Его покупка была нехитрой: хлеб, молоко, сметана. Все подумали, что он человек бедный, что ему не хватает пенсии, но никто  из взрослых не захотел за него заплатить. Хотя военная пенсия офицера-фронтовика не требовала этого.

             Уже на улице к нему подбежали две девочки, лет по двенадцать:
             - Дедушка, дедушка, возьмите наше мороженое. А мы себе ещё купим.
        
            Описываемые события происходили накануне праздника Победы. Дедушка, разумеется, мороженого у них не взял, пожелав приятного аппетита и мирного неба на головой.

             Наступило 9 Мая 2005 года. Известный нам уже магазин открылся после обеда. Администрация, не ожидавшая в этот праздничный день наплыва покупателей, посадила за кассу только одного кассира. Им оказалась та самая девушка, устроившая скандал из-за мороженого. Спустя десять минут, когда у кассы образовалась небольшая очередь, в магазин зашёл, опираясь на палочку, седой майор весь в орденах и медалях. В другой руке он держал то самое дорогое мороженое.  Подойдя к кассе, он отдал его  девушке:
            - Татьяна, кушай на здоровье. И, дай Бог, чтобы тебе не удалось пережить того, что пережил я во время войны.

            … Лейтенанта Бондарева война застала в летнем лагере недалеко от польской границы. А закончил он её в Праге. Через многое прошёл фронтовик, многое видел, но на всю жизнь до мелочей запомнил  выход своего взвода из окружения.

              Тогда, летом 1941-го года, жители Западной Украины, не так давно ставшей советской, по-разному относились к красноармейцам, выходящим из окружения. С каждым днём из-за боёв от взвода оставалось всё меньше солдат. Но вот, наконец-то, для оставшихся троих бойцов во главе с командиром замаячил на горизонте хуторок. Обойти его не хотелось: хоть какая-то надежда «перекусить» на голодные желудки появилась.

             Было это под вечер. Дождались темноты и пошли в … неизвестность. Пошли поодиночке, чтобы не привлекать внимание жителей, а возможно и находящихся там немцев. Заходили с разных сторон и стучали, понятно, тоже в разные дома. Последним направился к домику, утопающему в зелени, Бондарев. Услышав из открытого окна, немецкую речь, спрятался в сарае. Хотел было уйти к другому дому, но послышался вдалеке ружейный выстрел и крик: «Партизаны». В тот же вечер комендант ( а на хуторе находился только он со своим помощником) с помощью  полицаев задержал всех троих красноармейцев. Их судьба осталась неизвестной.

           
                Василий Бондарев продолжал скрываться в сарае, принадлежащем, как и дом, старосте. Поэтому-то его сарай и не обыскали. На всякий случай беглец залез на его крышу. Съедобного ничего там не оказалось. Утром, ближе к обеду, почувствовав запах борща, который хозяйка варила во дворе, он чуть было не полез вниз, вспомнив своё детство, когда мама, приготовив  обед во дворе их сибирского дома, просила сына слезать с  крыши сарая.

                Чтобы не думать о голоде, лейтенант снова окунулся в сон. Очнулся оттого, что чья-то рука гладила его по лицу. 
               - Дяденька, вам плохо? - спрашивала на смешанном русско-украинском языке девочка на вид лет восьми.
               - Я помираю с голода, девочка, но ты будь так добра, не говори об этом никому. Хорошо?
               - Нет, не скажу, дяденька. Но Вы не бойтесь, в нашем доме часто бывает немецкий комендант, искать здесь никого не будут. К тому же мой папа – староста на хуторе. Но ему на глаза Вы не должны показываться. Когда трезвый, он Вас не выдаст, он не фашист, но когда пьяный и «мать родную» может продать.
               - Спасибо, девочка, я прятаться буду здесь до вечера, а ночью пойду дальше.
               - Ой, дяденька, сегодня ночью нельзя. Я слышала, что ночью полицаи хотят делать облаву на появившихся в лесополосе за хутором партизан. Перекроют дороги. Им на помощь комендант даёт взвод немецких солдат из города.
               
                На этом они расстались. «Верить, не верить девочке? - подумал «дяденька». На всякий случай приготовился к бою. Как ему казалась, к последнему. Через полчаса девочка  вернулась. В руках она держала кусочек хлеб и печёные две картошки.
              - Это Вам, дяденька,- положив перед ним еду, шёпотом произнесла девочка. – Больше не могла взять, мама знает, что из меня плохой едок, и могла что-то заподозрить неладное.
               - Умничка ты, как звать-то тебя, добрый маленький человечек?
               - Маша.
               - Спасибо тебе, Машенька за всё. Если останусь жив, найду тебя и отблагодарю. Сейчас у меня ничего нет.
               
                Спустя два дня лейтенант ночью ушёл из хутора. Пробираясь по ночам на Восток, он в итоге попал к партизанам. Когда же Советская Армия пришла в эти края, продолжил воевать в её рядах до самой Победы. Своё обещание  выполнил, разыскал после войны свою спасительницу, ставшую уже совершеннолетней, пригласил её в гости в родную Сибирь, где Маша впервые увидела русского настоящего медведя… 

               Тогда, находясь в очереди у кассы магазина, увидев такую же восьмилетнюю девочку,  которою злая кассирша  пыталась вместе с бабушкой отправить в полицию из-за мороженого,  майор не мог не вспомнить ту свою спасительницу из сорок первого  года с печёной картошкой в руках. Такое не забывается. Никогда!

29.05.2017 г.

Фото из Интернета






Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 10:53
Сообщение №: 186702
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Направление к счастью

              Летом 1976 года в одном из областных центров Украины учащиеся медицинского училища, сдав выпускные экзамены, получали направления о трудоустройстве. Выбор был широк: от Закарпатья до Дальнего Востока. В городе оставались только те из них, кто  успел обзавестись семьёй. Однако таких оказалось мало. В их число попала и соседка по комнате  Нади Дмитриенко в общежитии. Лиде  так не хотелось куда-либо ехать по направлению, а ещё больше не хотелось ехать медсестрой в своё родное село, что она за полгода до распределения «выскочила» замуж за первого попавшего жениха.

           Проводив подругу с мужем в знакомое ей с детства село, Надя стала дожидаться направления. Подруги вокруг уже его получили. Её же задержали специально, как, окончившую училище с отличием.  Причину не скрывали: ждали запрос из одного российского города, где построен был в кратчайшие сроки новый завод. В прошлом году туда медицинское училище направило двух своих выпускниц.  Одна из них знаниями похвастаться не могла и  вскоре её уволили с заводской поликлиники. Теперь требовалась  замена. Чтобы не ронять престиж своего учебного заведения директор училища принял решение, никем не оспоренное: направить на завод в качестве медсестры лучшую из лучших своих воспитанниц. Ею, как можно догадаться, оказалась Надя.

          Она родилась в селе,  расположенном в ста километрах от ставшего теперь родным медицинского училища. Врачом мечтала стать с детского садика, воспитанники которого носили к ней «по записи» на лечение свои куклы. Никому не отказывала. На радость воспитательнице: пока очередь стояла к «врачу», в комнате была тишина.  Несмотря на то, что Надя «считалась» детским врачом, мальчишки к ней несли на «лечение» и своих «зверюшек». Приходилось «лечить» и их. Родители этому значения не придавали: чем бы ребёнок не занимался, лишь бы не плакал. Они, по профессии учителя, видели свою любимую дочку только педагогом.

         Поменять своё мнение им пришлось когда Надя училась в седьмом классе. В тот день родители были в школе, которая находилась далеко от  дома. Телефонной, а тем более сотовой связи в селе в каждом доме тогда и в помине не было. Вернувшись со школы после обеда, Надя застала свою бабушку Олю во дворе на скамейке легко одетой. Хотя  тот ноябрьский день выдался весьма прохладным, если не сказать больше. Бабушка сидела вся бледная, хватаясь за сердце.
          - Ой, внучка, спасай меня, я умираю, - сказала старушка, - мне только что стало плохо с сердцем.
            
         Не растерявшись в этой сложной для неё ситуации, внучка начала быстро «прокручивать» в голове все имеющиеся у неё на тот момент медицинские знания, полученные из книжек. "Значит так, - пронеслось у неё в голове, - бабушка разговаривает нормально, речь не нарушена. Уже нормально". Положив больную на скамейку и подложив под голову свой портфель,  спросила:
            - Бабуля, а голова не кружится, сильно не болит?
            - Нет, внучка, только боль в груди в области сердца, отдаёт в левое плечо и шею.
            - Всё ясно, бабуля, с тобой. Лежи и не двигайся, а я сейчас… .
            
           Не договорив, она помчалась в дом и вернулась с домашней аптечкой. Быстро нашла «Нитроглицерин» и заставила бабушку положить его под язык. Спустя пять минут боль прошла  и бабушка хотела встать. Но внучка, перестраховываясь, не позволила ей сделать этого, прикрыв принесённым с дома одеялом и поменяв портфель на подушку. А сама побежала в сельскую больницу за врачом. На всякий случай.
 
           Когда подъехала «Скорая помощь», то  больной на скамейке уже не оказалось: она мирно беседовала на огороде с соседкой. От госпитализации отказалась. А приехавший врач просто ей не поверил: не могла же тринадцатилетняя девчонка спасти пожилую женщину при отсутствии своих родителей от приступа инфаркта. Поэтому и не настаивал об отправке той в больницу. Надя же при этом не обиделась. Главное: бабушка осталась живая. Родители Нади, в отличие от врача,  им с  бабушкой поверили: они окончательно убедились, что дочь станет медицинским работником. Не всем же быть учителями, надо кому-то и лечить людей.

           
          В свидетельстве об окончании восьмого класса у Нади  «красовались» одни «пятёрки». И ни одной четвёрки. Поэтому ей не страшным казался  большой конкурс при поступлении в медицинское училище. Её приняли, как говорится, «с ногами и руками». И не пожалели: училище она тоже закончит на «отлично».

          Запрос пришёл через несколько дней. Получив направление на трудоустройство в неизвестную ей поликлинику и ещё менее известного города, Надя поехала сначала домой в село к родителям. Хотя ехала без особого настроения: те, смирившись с выбранной профессией дочери,  хотели бы, чтобы она работала в своей сельской больнице. Но, во-первых, штаты там были укомплектованы, текучести не наблюдалось, во-вторых, медучилище решило таким образом «реабилитироваться» перед заводом за непутёвую свою выпускницу прошлого года. Других кандидаток не нашлось.

        - Дочка, и куда же ты одна туда будешь ехать?-  расплакавшись, спросила мама.- Это же «не ближний свет», более тысячи километров от нас. Родственников и знакомых там у нас нет. А до окончания отработки тебя никто оттуда не отпустит. За это время всех женихов в селе расхватают, что будешь делать?
          - Там найду, мама.
          - Дочка, мне не до шуток. Давай тебя срочно оформим опекуном к бабушке.
          - Хочешь сказать, мама, что я бабушку Олю с собой могу забрать?
          - Больше ты ничего не могла придумать?
          
           В разговор вмешалась бабушка, до этого сидевшая  тихо себе в уголке:
           - Аня, брось ерундой заниматься. Почему же ты после пединститута не вернулась к себе в село, а поехала по направлению «на край Света»? И где ты своего мужа нашла? Уж никак не в нашем селе?
           - Мама, я другое дело.
           - Никакое оно не другое. Не трогай мою любимую внучку, куда направили, пусть туда и едет. Не на «вечные же времена»? Может и она там найдёт своё счастье. Ты же нашла, Аня? А твои подружки сельские искать вдалеке не стали, вышли замуж за односельчан и что в итоге получили? Мужей-алкоголиков?

        Отдохнув в селе, Надя уехала по направлению училища в ... неизвестность. Так ей казалось.

         В заводской поликлинике медсестру Надю заждались. Уролог Царёв , вернувшийся с отпуска, узнал, что его медсестра с отпуска не вернулась, а уволилась и ушла работать старшей медсестрой в одну из городских больниц.
        - Терпи Николай, - успокаивал его главврач, жди с «минуты на минуту» «новенькую», выпускницу медицинского училища. Но сразу предупреждаю, будешь и к ней приставать, подам запрос в мединститут на молодого специалиста, а тебя уволю.
         
        В это время открылась дверь кабинета и на пороге показалась новая медсестра.
         - Николай Родионович, -обратилась она к урологу, - кадры ваши направили меня к Вам. Думаю, сработаемся!
         - Сработаемся, сработаемся, - увидев перед собой прекрасную девятнадцатилетнюю девушку, ответил врач.
          
         Встав из-за стола, он обошёл её два раза, затем взял её руку и поцеловал.
         - А вот этого не надо, - не выдержал, находящийся в кабинете главврач. Ещё раз повторится, Николай, уволю. Ты меня понял?
         - Понял.
         - Ну вот и прекрасно. 
         
         Когда начальник ушёл, Надя, принявшая всё это за шутку, не знала, как себя  дальше вести. Выручил «шеф». Открыв дверь он громко произнёс:
         - Кто первый ко мне на приём? Заходите.
          
         Так прошёл не совсем заметно первый рабочий день медсестры Дмитриенко. На второй день врач вёл приём во вторую смену и по не понятной пока причине задерживался. В кабинете находилась одна медсестра. Вскоре в кабинет зашёл знакомый главврач:
       - Как прошёл вчера первый рабочий день, Надежда Сергеевна? Не приставал больше?
        - Нет, Юрий Дмитриевич.
        - Наденька, я не хочу от тебя скрывать: твоя предшественница уволилась как раз из-за приставаний. Но она сама, к сожалению, давала повод. Держать её мы не стали. Я изучил твою характеристику из медицинского училища и скажу, что за тебя мы будем бороться. Надо бы уволить его самого, но не могу: у него отец работает в горкоме партии.
        - А что, Николай Родионович, не женат? Вроде по виду лет сорок пять?
        - Сорок, Наденька, но ума не нажил. Уже двух жён сменил. Больно влюбчивый. Если что, беги сразу в мой кабинет. Договорились?
        - Договорились.
          
          Уходя из кабинета, главврач на пороге столкнулся с урологом:
         - За опоздание напишешь мне заявление и принесёшь срочно. Потом начнёшь приём. Одного больного медсестра уже приняла, он дожидается тебя в коридоре. Ему требуется направление в стационар.
          
         Пока врач ходил к  своему начальнику с объяснительной, Надя успела принять ещё одного больного. Оба оказались весьма благодарны новой медсестре. Это заметили остальные больные, ожидающие своей очереди в коридоре. Как только Царёв вернулся в кабинет и сел за свой стол, к ним зашли те два больных за направлением. Второму медсестра тоже рекомендовала полечиться в больнице, а не в домашних условиях, как это ранее ему рекомендовал  врач. Уролог, вспомнив слова главврача, выписал обоим требуемые направления.
 
         После них зашёл один старичок.
         - Слушаю Вас, на что жалуетесь?- голосом следователя спросил врач.
         - Можно я объясню медсестре, Вы меня не поймёте.
         - Пожалуйста, но только в коридоре.
          Надя, начавшая замечать, что шутки врача таковыми не являются, молча вышла из кабинета, за ней вышел и старичок. Вернулась она одна. О чём был разговор, врач  так и не узнал.

       В конце рабочего дня, когда последний больной хлопнул дверью, уролог неожиданно встал, взял со стола ключ, подошёл и закрыл дверь.
       - Что это значит, Николай Родионович? - заволновалась медсестра.
       - Сейчас узнаешь.
        После этих слов он подошёл к ней, обнял и стал целовать. Та, не поняв, что происходит, не реагировала, но когда тот стал её раздевать, увидев, что она молчит, Надя закричала во весь голос. В дверь начали стучать. Когда её открыл хозяин кабинета, медсестра выбежала и побежала к главврачу.

       Утром следующего дня Надежда  сидела уже в регистратуре поликлиники, выдавая талоны на приём к врачам всех категорий. Это была её личная просьба. Здесь, на виду у всех, к ней «приставать» никто не рискнёт. И не ошиблась. В регистратуре было восемь «окошек», за которыми были закреплены работники определённых цехов и отделов. Она сидела за последним. Здесь обслуживались инженеры-технологи. Вначале ей помогала медсестра, которая уходила в очередной отпуск, но увидев через десять минут, как «новенькая» лихо справляется с незнакомой для неё работой, покинула «окошко».

        - Мне, девушка, пожалуйста талончик к терапевту, - попросила женщина лет сорока.
         Получив свой заветный талон, она вновь подошла к «окошку» с вопросом:
        - Простите, девушка, Вас Надей звать?
        - Да, а что?
        - Да так, видимо, ошиблась. Простите.
       
         Женщина ушла, а Надя задумалась: «Кто же это может быть? Мама же говорила, знакомых тут нет». На второй день, когда в регистратуру вернули от врачей медицинские карты работников, побывавших вчера на приёме, она взяла карту «незнакомки»,  уточнила её место работы: Екатерина Олеговна работала в службе главного технолога завода. Год рождения (1936-й) указан был, а место рождения - нет. Украинская  фамилия женщины натолкнула её неожиданно на мысль: а не мать ли это её одноклассника Павла Филиппенко? Эта семья уехала из их села, когда Паша окончил седьмой класс. «Как же узнать, как же узнать?»- думала про себя Надя. Маму Паши она не знала, с её сыном не дружила, но в настоящий момент эта была та самая «соломинка», за которую можно было ухватиться, оказавшись одной в совершенном чужом городе, среди незнакомых ей людей.

           Екатерина Олеговна вернувшись домой, поделилась своими сомнениями со своей мамой.
          - Что ты голову ломаешь, дочка? Возьми школьные фотографии Паши и сравни с тем, что ты видела,- посоветовала та.
            Открыв фотоальбом и лишь взглянув на фото седьмого класса, мама  поняла: «Утром в поликлинике она видела его одноклассницу Надю Дмитриенко. Но как она здесь оказалась?». 

          Филиппенко, находясь на больничном, попросила терапевта выписать ей уколы, поскольку таблетки не помогали: головная боль её мучила с детства, опалённого войной. Врач не возражал. На другой день уколы пришла делать медсестра терапевта. Она сразу предупредила: «Врач прописал уколы на десять дней, но через пять  мы с ним уходим в отпуск. Уколы делать попрошу кого-то из девчонок с регистратуры». 

        Через указанное время оставшиеся уколы больной на дому делала медсестра …  Дмитриенко. Последняя в первый же день посещения, увидев на стене фотографию из седьмого класса, окончательно убедилась: кому она делает уколы. Пять дней пролетели быстро. При расставании бабушка Паши пошутила: «Внучка, зачем тебе жить в общежитии, оставайся жить у нас. Мы же с тобой земляки, с одного села. Вернётся Паша с Армии, лучшей невесты ему будет не сыскать».
         - Спасибо за приглашение, люди добрые, но, если он меня в классе не замечал, как же он меня теперь заметит?» - ответила медсестра.
         На том они расстались.

         Через месяц родители уехали на похороны дедушки Паши по линии отца. Бабушка осталась одна. В тот же день ей стало плохо с сердцем, она позвонила в регистратуру заводской поликлиники, хотя на заводе и дня не работала, будучи пенсионеркой-колхозницей. Да и стояла   на учёте в поликлинике по месту жительства.
      - Это регистратура, - спросила на всякий случай бабушка.
      - Она самая, - ответили на другом конце провода.
      - Мне бы услышать Надю Дмитриенко.
      - Сейчас позовём.
      - Внучка, приезжай ко мне, мне очень плохо, я одна осталась  дома, - не проговорила, а по сути, проплакала бабушка одноклассника.
       - Простите, Вы кто?
       - Я бабушка Паши.
       - Бабушка, у меня смена заканчивается через час. Потерпите?
       - Потерплю, внучка, только приезжай, а то я ещё умру.
       
        Приехав под вечер к бабушке, Надя убедилась, что та её не обманывала: её дочь с мужем действительно утром уехали из дома на неделю, во-вторых, по измеренному давлению и выражению лица было  видно, что и с этим бабушка не придумала. До ночи медсестре удалось «спасти» бабушку, но та в целях безопасности попросила спасительницу остаться до утра. Принимая во внимание тот факт, что завтра был субботний выходной день, Надя согласилась. На ночь легла спать в комнате бабушки. От чего та была несказанно рада.

         Наступило утро. Надя пошла на кухню готовить бабушке завтрак. Вдруг раздался звонок в дверь.
       - Кто же это может быть, внучка?- спросила со своей комнаты  бабушка.
         Вопрос был не из простого любопытства: она  уж точно знала, кто это может быть. Почему и пригласила к себе понравившуюся ей молоденькую медсестру. Надя без «задней мысли» открыла дверь и «замерла».
        
        Наденька, и кто там? – послышался голос бабушки с её комнаты.
        Не получив ответа, бабушка вышла  в коридор. Только теперь она поняла, почему Надя  ей не ответила: рот у неё был в это время занят. Паша, переступив порог квартиры, бросил на пол «дембельский» портфель, обнял свою бывшую одноклассницу и стал её целовать, пока не появилась бабушка.

        Отныне на работу Надя стала ездить с квартиры Филиппенко, а со временем и с новой фамилией. Она так никогда и не узнала, что "операцию" под названием «Внучка» осуществила любимая бабушка Паши, написав внуку в Армию соответствующее письмо- «инструкцию». Внук, разумеется, с удовольствием выполнил все её пункты. Потому, что невесты ранее не имел. Во-вторых, что сильно любил свою бабушку. А сама Надя всю счастливую свою семейную жизнь благодарила того директора медицинского училища, который дал  ей однажды направление ... к счастью. Никто с ней спорить не стал.

01.06.2016 г.

Фото из Интернета
         

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 11:17
Сообщение №: 186703
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Предсказание

     Прозвенел звонок на перемену. К тому времени учительница литературы  подвела итог изучению  романа Лермонтова «Герой нашего времени». Однако споры среди  учащихся по «Фаталисту» так ни к чему и не привели. Спор вызвали слова Печорина «Вы нынче умрёте», сказанные Вуличу. Последний, как известно, и на самом деле умер в тот же вечер. Татьяна Михайловна была в этом классе ещё и классным руководителем. Она предложила перенести спор на классный час, который по расписанию должен состояться завтра. На классный час приглашался известный в городе журналист  Попов, но он сообщил, что уезжает в служебную командировку.
    
      - Ребята, поспрашивайте своих родителей, бабушек и дедушек, знают ли они случаи, когда предсказание конкретному человеку сбылось или не сбылось? А завтра нам расскажите. Без фактов спорить бесполезно.
      На следующий день на классный час, заинтересовавшись его темой, пришёл и сам директор школы. 
      
      Первым начал свой рассказ Витя  Тарасов. Его он услышал от бабушки.
      Прадедушка Вити в 1970-е годы жил с прабабушкой в селе, находился на пенсии, но продолжал работать в колхозе конюхом. Он любил лошадей: в Гражданскую войну  воевал в Первой Конной Армии Будённого.
     
      Как-то в знойное лето в село заехали цыгане. Предсказывать судьбу не все цыганки умели, но тем не менее очередь сельчан к ним на гадание  выстроилась длинная. Не оказался в стороне и Тарасов. Цыганское гадание, разумеется, не считалось благотворительностью, а стоило денег. Прадедушка тоже приготовил денежки, но к его огромному удивлению «гадалка» денег с него не взяла.
     - За плохую новость, я денег не беру. Тебя погубят лошади. Ты умрёшь.
     - Когда?
     - Всему своё время.
     
        После такого предсказания старик быстро расстался со своими лошадьми, забрал свою Прасковью и они переехали к сыну в город.
        
        Прошёл год, другой, а прадедушка живёт себе и живёт.
    - Эх ты, нашёл кому верить, - не унималась Прасковья,- жили бы мы сейчас  спокойно в селе и горя не знали. А тут сиди в четырёх стенах.
    - Ладно, старуха, не ворчи, - отпразднуем через неделю моё 75-летие и поедем назад в село к дочери.
     
       На юбилей прадедушки ему подарили большую картину, на которой изображены бойцы Первой Конной Армии. Картина находилась в позолоченной рамке. Хотели её повесить в зале, но прадедушка настоял, чтобы повесили над его кроватью. Просьбу выполнили. Но, видимо, плохо на стене закрепили, и глубокой ночью «всадники Первой Конной» забрали с собой своего бывшего бойца: картина сорвалась со стены и свои углом ударила в висок юбиляра.
     Только теперь стало ясно, что та цыганка сказала правду: Тарасова погубили «лошади». И не важно, что они  картинные. 
      
      Второй выступала на классном часе Лида Нуждина. Она рассказала, со слов, своей бабушки Гали о её подруге.
      Вера и Галя дружили со школьных лет. После выпускного бала, когда выпускники бродили по городу до утра, им повстречалась на пути одна странная женщина.
       - Веселитесь, а не знаете, что та из вас, кто первой выйдет замуж, умрёт в день свадьбы на воде.
       
        В семнадцать лет, как известно, о смерти никто не думает. Выпускницы просто рассмеялись такому предсказанию. Никто его всерьёз не принял. Но пошли годы своим чередом, а никто из одноклассниц не хотел первой выходить замуж. Однако пришлось. Когда Вера узнала, что беременная, пришлось с будущим отцом её ребёнка идти в ЗАГС. Свадьбы играть не хотела. Если бы она жила в двадцать первом  веке, где гражданские браки сплошь и рядом, обошлись бы без свадьбы, но во второй половине двадцатого  принято было играть свадьбы. Хотели сначала устроить её на природе, но какая природа без воды. Не стали. Заказали свадьбу в кафе.
      
        Под конец торжества невесте стало плохо. Молодожёны вышли на улицу. Когда Вере стало совсем плохо, жених оставил её на свежем воздухе, а сам пошёл вызывать «Скорую помощь». Вернувшись, он увидел свою любимую, лежащей у фонтана. У воды. Признаков жизни  не подавала. Как позже выяснилось, она с детства имела проблемы с сердцем. Но оно, по странному стечению обстоятельств, не выдержало именно в день  свадьбы. Как и предсказывала когда-то гадалка.
      
      После этих двух рассказов больше желающих  выступать не нашлось.
      И тут  слово взял директор школы Беляков.
      
     В 1941 году его часть отступала с боями на Восток. Ночевали, где придётся. Однажды его отделению (он воевал сержантом) ночевать пришлось в каком-то степном хуторке. Хозяйка дома, пожилая женщина, любила гадать на картах. Предложила погадать уставшим бойцам. Согласились все во главе с командиром, который в очереди оказался последним. Результат гадания таков: Чирков погибнет через месяц, Рожков – через два месяца, Матвейков – через полгода. Остальным  предсказано прожить не больше года.
        - А ты, сержант, будешь жить, тебя дождутся жена и дочь, - вынесла свой вердикт  Белякову гадалка. Дойдёшь до Берлина.
        
        При слове "Берлин" на лице сержанта появилась улыбка.
        - Спасибо, мать, за твою жалость ко мне, но до Берлина пока далеко. А мы пехота, выжить в этом аду вряд ли мне придётся. Воевать только начали, а у меня уже дважды сменился  личный состав отделения. Да и я выжил чудом.
       - Не веришь, зайди ко мне после войны. Не зайдёшь – я буду считать, что я ошиблась. Хотя карты меня ни разу не подводили.
       
        Сержант Беляков, выходя из боя в бой, поначалу не придавал значения предсказанию незнакомой женщины, но когда его бойцы погибли в предсказанное время, стал задумываться: «А может гадалка права?»
      
         На этот вопрос он ответил только в мае 1945 года, расписавшись на рейхстаге в звании майора:«Да, она права!». Не заезжая домой, майор поехал и разыскал тот хуторок в степи. Его встретила  девочка лет восьми. С её слов он узнал, что  бабушка умерла зимой, а  мама – неделю назад. И что у неё родных больше не осталось.
     - Ну что же,- подумал Беляков, - где одна, там и две. И забрал девочку к себе домой, где его дожидалась жена и десятилетняя дочь.
      
       Закончив свой рассказ, директор школы сказал: «Видимо, лермонтовский Печорин в какой-то степени прав. На себе испытал, ребята. Но паниковать не нужно. Надо стараться эту свою судьбу корректировать в лучшую сторону, не опуская рук. Тогда и судьба над вами сжалиться. Любое предсказание – это повод задуматься, как жить дальше. Вопросы ко мне есть?».
      
       Вопросов не последовало.

01.10.2015 г.

Фото из Интернета

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 11:33
Сообщение №: 186704
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Жили студенты весело

       - Курочкин, заходи, - открыв дверь, произнёс начальник отдела кадров.
       Он зашёл в светлый просторный кабинет. Хозяин кабинета, подполковник милиции, показав на кресло, предложил присесть. За его спиной на стене висел портрет Феликса Дзержинского.
       - Ну что, Андрей Николаевич, могу тебя поздравить, проверку мы сделали, препятствий для твоего поступления на службу в милицию нет, - сообщил хозяин кабинета. – Оформляйся. Если хочешь в наших рядах сделать карьеру, готовься получить юридическое образование. Лучше, конечно, школа милиции, но тебе выбирать: можно и любой юридический вуз. Там на последних курсах есть наша специализация. Пока же будешь служить в батальоне патрульно-постовой службы.
       
       На улице в автомобиле его  поджидал друг с погонами лейтенанта милиции. Выслушав  содержание беседы с милицейским кадровиком,  посоветовал: «В школу милиции не ходи, ходи  на наш юрфак». Мы хоть и заочники, но студенты, и как поётся в той песне: «От сессии до сессии живут студенты весело». Лейтенант- студент, перешедший на пятый  курс, знал о чём говорил. Он так интересно рассказывал об учёбе, что друг решил поступать  на юридический факультет гражданского университета. Решил и поступил.
      
       Первым экзаменом на первой сессии  стояла логика. Вся группа в коридоре волновалась. Когда первые шесть человек зашли в аудиторию, где их ждал преподаватель с экзаменационными билетами на столе, все успокоились, стали дожидаться выхода первых добровольцев. Только теперь первокурсники обратили пристальное внимание на аудиторию, расположенную недалеко. Там тоже шёл экзамен. Его сдавали пятикурсники. Заходили и выходили студенты. Если тех из них, кто шёл в «неизвестность» даже не замечали, то тех, кто выходил с зачётными книжками замечали весьма своеобразным способом.
     
      - Юрьев, сдал?- послышался чей-то голос, - сколько?
      - Отлично.
      - Симаков, наливай стакан. Белавина, закуску.
       
        Если бы Курочкин и его однокурсники не являлись свидетелями действия, происходящего  на глазах, поверить в него было бы очень трудно. Через некоторое время из аудитории вышел ещё один студент.
      - Сахаров, сдал? – раздался тот же голос, - сколько?
      - Хорошо.
      - Симаков, наливай полстакана, Белавина, закуску.
      
      Со стороны казалось, что однокурсники находятся  в театре, где репетируют очередную сцену. Но это - не театр.
      - Николаевский, сдал? - спросил знакомый голос,- сколько?
      - Удовлетворительно.
      - Симаков, наливай одну треть стакана. Закуски не надо.
        Андрей с нетерпением ждал, что будет тем, кто не сдаст экзамен. После Николаевского вышли две «отличницы». Но им почему-то ничего не налили. Затем вышли два «хорошиста», которым досталось по полстакана с закуской. Но вот на виду у всех вышел студент, лицо которого "говорило", что не видать ему ни стакана, ни полстакана, ни одной трети, «как своих ушей».
      - Не сдал что ли, Караулов?- вопрос прозвучал, как допрос у следователя.
      - Нет.
      - Симаков, отдай стакан, пусть быстренько его помоет.
        Пока следующий «отличник» вышел из аудитории, стакан был уже готов для дальнейшей процедуры.
        
        Что происходило дальше наш герой  не видел, так как сам зашёл сдавать экзамен. После успешной его сдачи  вышел в коридор. Возле знакомой  аудитории  студентов не оказалось. Дверь стояла открытой. Преподаватель сидел за столом, а возле него  находился студент в штатском, видимо, староста. Подводили итоги экзамена. Договаривались о дате пересдачи для тех, у кого "хвост". В этот момент студент в аудитории оглянулся: он узнал друга.
      - Андрей, подожди меня в коридоре, я сейчас заканчиваю,- попросил лейтенант.
      
      Когда они вышли  на улицу и сели в  автомобиль, Курочкин  спросил:
      - Олег, а где ты был около часа назад? Тут без тебя, как старосты, в коридоре такое творилось представление.
      - Ты видел?
      - Ещё бы!. Правда, не до конца.
      - Андрюха, я же тебе говорил, что мы, студенты, "от сессии до сессии живём весело". Ты, надеюсь, сам понял это. Но имей ввиду, «поощрение» студентам за сдачу экзамена "положено" только на последних курсах. Вам, первокурсникам, пока нельзя. Дойдёте до пятого курса, тогда пожалуйста, наслаждайтесь студенческой жизнью на полную катушку. Что касается моего отсутствия, то я присутствую только в начале и в конце сдачи экзамена. Процедура его  нами отработана до мелочей, сбоев не с лучается. Вот так-то, дружок.
      
       Такая перспектива (дойти до пятого курса и получать указанное «поощрение») Андрея вовсе не устраивала. Крепче пива за свои 20 лет он ничего в рот не брал. С другой стороны, оказаться в группе «белой вороной» тоже   не хотелось. Но затем он успокоился: до пятого курса ещё надо дойти.
      
       Однако же дошёл. Студента-отличника Курочкина здорово "выручил" Михаил Сергеевич Горбачёв. По указанию нового генсека в стране начиналась очередная антиалкогольная кампания. Вырубались виноградники, устраивались безалкогольные свадьбы. За распитие спиртных напитков в общественных местах ужесточалось наказание. «Поощрять» студентов  в коридоре вуза стало невозможно. Когда же эта кампания «приказала долго жить», он учиться закончил, получив «красный» диплом. Безо всякого «поощрения». Считал, что ему просто повезло.

22.08.2015 г.

Фото из Интернета

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 11:40
Сообщение №: 186705
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Двенадцать копеек

           За несколько дней до 20-летия Победы в сельском парке было весьма шумно. Это директор школы вывел некоторые классы на уборку накануне праздничных торжеств. Как известно, главное торжество состоялось в воскресенье, 9 мая 1965 года.

           Четвероклассникам поручалось собирать мелкие камушки, сквозь которые тянулась к солнцу молодая майская травка. Дети их собирали в ладошки и выбрасывали в стоящий невдалеке прицеп от трактора. Он предназначался для сбора мусора с территории парка. Чтобы быстрее убрать камушки на порученном участке, Надя собирала их сначала в карманы одежды, потом с ними шла к прицепу. План сработал, и ей пришлось помогать в уборке ещё и своей подружке Оле. Одноклассницы закончили работу раньше всех и были отпущены домой.

          После обеда стало на улице совсем не по-весеннему жарко. Подружки, проходя мимо сельского продовольственного магазина, решили туда заглянуть:
         - Оля у тебя монетки с собой есть? – спросила Надя.
         - Да, есть семь копеек.
         - Отлично, а у меня есть двенадцать копеек. Мама дала просто так.
         - А почему, просто так.
         - Потому, что мне никогда денег не давали, говорили, что я ещё маленькая, могу их потерять. Моим же родителям-колхозникам денежки достаются с трудом.
         - Поняла, доставай свои копейки, купим одно мороженое на двоих.
          
           Но не тут то было. Надя проверила все свои кармашки в одежде, но четырёх монет по три копейки так и не нашла. Расплакалась. Сразу не поняла, куда они могли подеваться.
          - Не плачь, подружка, ты их, наверное, выбросила в прицеп вместе с камушками, - успокоила Оля. – Бежим обратно, попробуем найти.
          - Ты что, это равносильно тому, что искать «иголку в стоге сена». Давай лучше обойдём здание магазина и поищем монетки. Может кто, как и я, их потерял?
   
            Искали монеты одноклассницы не только возле магазина продовольственного, но и промтоварного, и вокруг клуба. Однако никто, как оказалось, накануне денег не терял.
            - И что теперь нам делать? - спросила Надя.
            - Я же тебе говорила, давай вернёмся в парк и поищем в прицепе.
            - Другого выхода, пожалуй, нет.

               Когда девчонки вернулись в парк, он оказался безлюдным, за исключением одного тракториста колесного трактора. Тот успел уже прикрепить прицеп. Собирался выезжать из парка. Но ему помешали это сделать появившиеся внезапно две подружки.

              - Ой, дяденька, не уезжайте, моя подружка выбросила с камушками денежки, - слёзно попросила Оля.

               Тракторист, дядя Коля, проживал в конце улицы, по которой и жила семья Нади. Хорошо её знал. Решил помочь. Но необычным способом. О чём ни сама «растеряшка», ни её одноклассница так и не догадались.

              - Подождите, девчонки, я сейчас проверю, не безопасно ли вам лазить в прицепе и искать пропажу?, - попросил «добрый человек».
              - Подождём, подождём, - последовал ответ.

              - Всё нормально,- спрыгнув с прицепа, сообщил тракторист, - ищите только с левой стороны. Во-первых, туда вначале  мусор и кидали, во-вторых, с правой стороны, я вижу, встречается разбитое стекло от бутылок. Там – не безопасно. Кстати, а монеты какие у тебя, Надя, были?
               - Четыре по три копейки. Всего двенадцать копеек. 
               - Понятно, но если найдёте другие денежки, забирайте, они – ваши. Я же всё равно сейчас этот парковый мусор отвезу и выброшу в установленное место за селом.
                - Мы поняли, дяденька.

                Не прошло и минуты, как находящийся в кабинет дядя Коля,  услышал на прицепе двойное «Ура!». То радовались одноклассницы, что в место потерянных четырёх монет нашли одну, но … достоинством в один рубль.

               - Вот видите, девочки, вам повезло, что я не успел отъехать. Бегите и покупайте себе мороженое.
               - Спасибо, дядя Коля, но… а вдруг этот рубль кто-то придёт искать?- загрустила Надя.
               - Вряд ли, вы где его нашли?
               - В том месте, среди обрывков бумаги, остатков сушёной рыбки.
               - Всё понятно, этот мусор сгребали лопатой и не заметили денежку. Её скорей всего потеряли наши любители пивка и сушёной рыбки, облюбовавшие себе парк.
               - Скорей всего так оно и есть. Мы побежали.

               Когда вечером Надя рассказала маме о своём приключении в парке, та только заулыбалась, ничего не ответив.

               В день Победы сельчане пришли в свой парк, чтобы отдать дань уважения своим землякам, а также воинам Советской Армии, освобождавшим в годы войны их село, и погибшим смертью храбрых. По окончании торжеств Екатерина Васильевна, мама Нади, подошла к Николаю Григорьевичу, «дяде Коле», и протянула ему рубль:
              - Спасибо тебе за дочку. Выручил.
              - Не понял, Катя, ты о чём? Девчонки тогда действительно нашли в моём прицепе рубль.
              - Ага! Тот, который ты им положил?!
               
             После этого они оба рассмеялись. Рубль так и остался у маминой Нади. Она не могла настаивать после его слов: « Кто знает, пройдёт много лет, может тогда твоя уже взрослая дочь окажет и мне посильную помощь?».

             Слова дяди Коли оказались пророческими. Прошло полвека. Надежда Алексеевна, врач-кардиолог, приехала в родное село к престарелой маме в гости  с города.
             - Ой, как хорошо, дочка, что ты приехала, - встретила на пороге мама.- Твоя помощь будет кстати. Помнишь, дядю Колю в парке во времена твоего детства? Его с утра увезли из дома в нашу больницу. Нужна срочная операция. Но до города могут не довезти. Помоги, Наденька, ему, семидесятипятилетнему, как он помог тебе тогда.
             - Как помог?- удивилась Надя. – Выходит, мама, он нам  свой рубль положил? И ничего не сказал?
             - Да, так всё оно и было. Более того, когда я ему пыталась долг отдать, он не взял со словами: « Может Надя когда-нибудь поможет и мне…»

            Не дослушав до конца, Надежда направилась в больницу. Успела вовремя. Больной, по словам сельских врачей, уже начал прощаться с жизнью, но увидев знакомое лицо врача, кандидата медицинских наук Надежды Нейчевой, только заулыбался, вспомнив, конечно же, тот «золотой» рубль, благодаря которому остался жить. Обошлись без операции. Надя применила метод лечения, который лёг  в написанную ею ранее кандидатскую диссертацию. Сельские врачи применить его не могли, надеясь только на операцию.

20.01.2018 г.

Фото из Интернета

  

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 11:49
Сообщение №: 186706
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Я по тебе скучаю

          Валентина Чернецова к  своим сорока пяти годам имела многое: высшее педагогическое образование, работу уважаемого в сельской школе учителя начальных классов; воспитала и выучила своих детей, у которых уже имелись свои семьи; дождалась внуков и внучек, по выходным дням навещавшим свою бабушку. Не имела  только одного, но самого главного: личного семейного счастья. Когда  муж окончательно и бесповоротно "подружился" с алкоголем, главным врагом семейной жизни, ей пришлось с ним расстаться. Больше терпеть пьянки под боком у себя она не смогла. Он ушёл в дом к своим родителям, а она осталась вдвоём с бабушкой Настей. Дети жили в городе.
        
        - Валюша, ты же ещё молодая, что ты не найдёшь себе новую вторую половинку? - неоднократно вечером перед сном спрашивала  бабушка.
        - Кому я нужна, бабуля, в таком возрасте? 
        -«В сорок пять – в сорок пять, баба ягодка опять, баба ягодка опять – в сорок пять» - отвечала обычно певучим своим голосом бабушка Настя, подражая Валентине Толкуновой.
        
            Эту песню Валя слушала неоднократно ещё до того, как ей самой исполнилось сорок пять. Однако, как известно, одно дело – песня, другое – сама жизнь. Это из песни «слов не выкинешь», а в жизни всё может случится. А что если и второй супруг попадётся из числа любителей выпить «по праздникам»? Она решила, лучше жить одной, чем мучиться с мужем-пьяницей.
         
           Шли годы чередой. Незаметно подкрался  50-летний юбилей. На него дети подарили маме новенький ноутбук, а заодно  подключив его в счёт подарка и к Интернету. А какой Интернет без сайта «Одноклассники»? Пришлось зайти на него. По совету бабушки (в свои девяносто лет она сохранила не только здоровье, но и здравый ум) внучка разместила на своей странице школьное своё фото. На посетителей её страницы с улыбкой глядела восьмиклассница Валя Зайцева. Она долго думала, какую фамилию указать на странице: девичью или по мужу. Выручила бабушка:
        - Внучка,  указывай фамилию по паспорту.
        - А фото как же?
        - Фото оставляй школьное.
        - А почему, бабушка?
        - Какая ты у меня, внучка, несмышлёная. По  фотографии и фамилии, которые имеются в твоём паспорте, тебя никто никогда не узнает. А по школьному фото, возможно, на тебя обратят внимание бывшие твои одноклассники. 
          
         Валя пошла и взяла свой фотоальбом, нашла фотографию восьмого класса и начала считать одноклассников. Их набралось пятнадцать, остальные десять, понятно, одноклассницы. Услышав цифры «пятнадцать» и «десять», бабушка не выдержала:
          - И что, внучка, они вас не могли разобрать?
          - Кого, бабушка?
          - Вас, одноклассниц, после школы в качестве невест?
          - Наверное не могли, или не захотели. Что теперь об этом вспоминать.
           
         Тем не менее внучка вспомнила, закрыв и положив на место фотоальбом, что тогда в восьмом классе у них никто ни  за кем не бегал. Одноклассники увлекались одноклассницами помладше. А кое-кто – и постарше. Как сложилась их дальнейшая судьба, она не знала, ни один одноклассник по окончании в селе не остался. Кто покинул его по окончании школы, поступив в техникум, кто ушёл служить в армию и с неё не вернулся домой. Что касается одноклассниц, то все десять остались в селе, но только одна Валентина, окончив педагогический институт, работала в селе в школе, остальные трудились в местном колхозе. В основном доярками. Личная жизнь сложилась не у всех удачно, как и у Чернецовой, мужья в большинстве оказались пьяницами.
           
         После регистрации своей страницы в «Одноклассниках» в «гости» к ней стали заявляться пользователи мужского пола. Пошли личные сообщения.
          « Дорогая Валюша, - писал ей пользователь  Борис.- Я учусь в 10 классе. Увидел твоё фото в «Одноклассниках» и влюбился с первого взгляда. Судя по фото, ты тоже учишься в 10 классе. Давай дружить».
         
          Сообщений с аналогичным содержанием стало поступать всё больше. Виной служило то, что пользователь не указала свой год рождения: только число и месяц. Сначала она эти сообщения принимала и читала с юмором, а когда юмор исчез, указала свой год рождения. Можно только догадываться, что о ней теперь думали те, кто до того изъяснялся ей в любви. Извиняться перед ними  не посчитала нужным: она же не просила их ей писать любовные сообщения.
          
         Прошёл месяц, Валентина собиралась уже заменить фото на странице и не «дурачить других пользователей». Нашла новую фотографию. Её она выбрала из своих «юбилейных». На одной из них, она, несмотря на свои пятьдесят лет, выглядела ничуть не хуже, чем на школьном фото. Даже бабушка уже не возражала:
         - Меняй, внучка, фото. Если за прошедшее время твои одноклассники тебя в «Одноклассниках» не заметили, то уже не заметят. Пусть теперь замечают твои ровесники.
           
         Через сканер скопировала на ноутбук нужное фото и приготовилась обновлять его на странице. Когда  зашла в «Одноклассники» замигало «сообщение». Пришлось открыть его и прочитать.
           Бабушка Настя оказалась права. Писал ей бывший одноклассник Антон Зыков:
          «Прошу прощения, но Вы очень похожи на мою одноклассницу Валю Зайцеву. Я не ошибся?».
           
           Бабушка уже несколько раз позвала внучку из соседней комнаты, но последняя не отзывалась. Тогда бабушка, несмотря на то, что ей стало плохо с сердцем, сама зашла к внучке в комнату. Та сидела без движения. Подойдя к ноутбуку, бабушка из-за спины Валентины прочитала сообщение. Это, оказывается, для неё стало лучшим лекарством: боли в сердце мгновенно исчезли. Так сильно  обрадовалась за внучку.
          - Рано, бабуля, радуешься, - отвечала внучка, - а если он женат?
          - Был бы женат, тобой не интересовался? Давай ему срочно ответ: «Это – я». И больше ничего не пиши.
           
          Валя послушалась бабушку и с нетерпением, не отходя от ноутбука, стала ожидать ответного сообщения. Оно пришло через пять минут. Антон сообщал, что очень рад, что это его одноклассница и будет ещё больше рад, если она окажется на данный момент не замужем. Сам Зыков дважды женился, но каждый раз не удачно. Поскольку «Бог любит Троицу», он решил попытать счастье и в третий, последний раз. Ему месяц назад исполнилось 50 лет. 
         
          Посовещавшись с бабушкой, Валя отправила ответ: «Привет, Антон! Я тебя хорошо помню. На твой вопрос отвечаю «Да». Я в данное время не замужем, но оставила фамилию мужа, которая у меня в дипломе. Дети взрослые, есть внуки, живут отдельно в городе. Я живу в указанном на моей странице селе, название которого ты, наверное, ещё не забыл».
         
          Потянулись секунды, поглощаемые минутами, а ответа от Антона не приходило. Ответ пришёл только через три часа. Антон извинялся за задержку по не зависящим от него причинам: в доме временно отключали электроэнергию. Просил приехать к нему «на переговоры». Сам  приехать не может, на работе выполняет ответственное задание как главный инженер завода. До 22-00 часов он будет ждать ответа, а потом пойдёт спать, так как ему завтра надо пораньше вставать.
         
         На переписку с одноклассником и внучка, и бабушка  были готовы, но неожиданное приглашение приехать застало их двоих врасплох. На дворе стояло лето, продолжались школьные  каникулы. Учительница находилась в отпуске.  Поехать - не проблема. Тем более, расстояние между ними измерялось каких-то пятьсот километрах. Но стоило ли ехать? До десяти часов вечера оставалось ещё полчаса. Валентина стало лихорадочно вспоминать, что из себя представляет Антон Зыков? Взяла лист чистой бумаги, разделила пополам, справа стала отмечать «плюсы», слева «минусы». В итоге «плюсов» набралось больше. Можно  давать бывшему однокласснику положительный ответ. 
         
         Пока  подсчитывала «плюсы» и «минусы» на село налетел сильный ветер, пошёл дождь. Тем не менее одноклассница стала набирать текст сообщения, набрав его, пыталась отправить. Но сообщение не отправлялось. Монитор светился как обычно, ибо питание шло от батареи в ноутбуке. Но Интернет уже  отключился. Налетевший ветер порвал в селе провода. А поскольку наступала ночь, то до утра сельские электрики не устранят аварию.
        
         Стрелки часов показывали три часа ночи, а Валентина всё сидела перед ноутбуком. Проснувшаяся бабушка быстро её прогнала спать.
        - Ничего страшного, внучка, - сказала при этом она,- если ты ему нужна, он дождётся твоего ответа.
        
        Проснувшись в шесть часов утра, внучка побежала к ноутбуку. К её радости Интернет включился. Более того сохранился текст сообщения. Не надо  набирать по-новому. Но пришлось. Правда, по другой причине.
      От Антона пришло девять сообщений, отправляемых ровно через час, начиная с 22-00 часов вечера  и заканчивая 06-00 часов утра. Текст в них был один и тот же:  «Я по тебе скучаю!!!».
      
        После этого Валентина убрала прежний текст сообщения и вместо него написала всего одно слово: «Еду». На следующий день Чернецова уехала навстречу своей судьбе, которая во второй раз оказалась к ней куда благосклоннее.
       
       Вернулась она из поездки в село уже Зыковой, а забрав с собой бабушку, покинула его навсегда. Идея забрать  в город бабушку принадлежала бывшему однокласснику. Она нашла горячий отклик не только в сердце внучки, но и её любимой бабушки Насти.

15.01.2016 г.

Фото из Интернета

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 12:07
Сообщение №: 186707
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Лесная незнакомка

          Утром в восемь часов воскресного сентябрьского дня в квартире Жаркова раздался телефонный звонок:
      - Выспался, Юра? Ты что собираешься делать?
      - Слушаю музыку.
      - Она у меня и в автомобиле  есть, послушаешь. Давай с нами в лес за грибами.
      - Никак твоя жена, Виктор, опять мне невесту подыскала из числа  одноклассниц или однокурсниц? Мне хватит прошлого раза.
      - Нет, она больше не будет. Мы едем с ней только вдвоём. Поедешь с нами?
      - Ну, если ты, Витя, меня не обманываешь, поехали.
     
        Через полчаса, услышав  под окнами квартиры автомобильный сигнал, Жарков вышел во двор и сел в автомобиль друга. Город проехали быстро, вдалеке, километров в пяти, показался лес. На  обочине дороги с корзиной стояла девушка лет двадцати пяти. Она махнула рукой, чтобы остановились. Просьбу выполнили.
       - Добрые люди, не довезёте ли вы меня до леса?- спросила незнакомка. – Пешком идти больно далековато, да и не безопасно.
          
         Добрые люди согласились. Автомобиль тронулся с места. Лес прекрасен в любое время года, но осенью, когда его поляны украшают грибы,  прекрасен вдвойне. Несмотря на раннее утро, создавалось впечатление, что в лесу  грибников находилось больше чем самих грибов. Не исключено, что не все из них, идя в лес, рассчитывали вернуться с полными корзинами, они просто решили побродить по  лесу в воскресный день. Лучше дышать свежим лесным воздухом, наполненным ароматом хвои и грибов, чем весь день сидеть дома, как говорят, в «четырёх стенах».
      
         «Чем дальше в лес, тем больше дров» - это грибникам известно, но на счёт грибов, поговорка может и ошибаться. Тем не менее наши друзья направились в глубь леса. С каждым метром продвижения Юра стал замечать, что Витя со своей женой отрываются от него как можно дальше, оставляя их вдвоём с незнакомкой.
       - Вы с Людой учились вместе в школе или в институте?- спросил Юра свою попутчицу.
       - С какой Людой?
        Незнакомка поняла, что проговорилась, но было уже поздно. До Юры дошло, что жена друга вновь ему подсовывает очередную однокурсницу, которую замуж никто не берёт. Сделав вид, что  ничего не понял, он предложил быстро догнать друзей. Особого труда это не составило. На удивление Вити и Люды.
         
      - Как вы быстро спелись, ребята?- удивился Витя.
      - Да, поём: «В лесу родилась ёлочка, в лесу она росла…». Кстати, там, за той ёлочкой, должны быть грибы.
     После этих слов Жарков быстрыми шагами направился к заветной ёлочке. Дальше шёл  густой лес. Пока оставшиеся грибники вошли в лес, следов Юры они не обнаружили. Втроём  остановились,  начали сообща обсуждать провалившийся очередной план Люды. Ей не удалось познакомить Юру со своей очередной незамужней подругой. А тем временем тот вышел на поляну. Грибники по ней ходили с полупустыми корзинами взад и вперёд. Прошёлся по их следам и он. Юрий обратил внимание на девушку лет  двадцати и девочку лет двенадцати, сидящих на поваленной сосне. Девушка сидела неподвижно, глядя в небо, по которому плыли облака, голова девочки лежала на коленях девушки. Когда через полчаса он вновь проходил невдалеке от них- картина  не изменилась. Лесная эта прекрасная незнакомка заинтересовала грибника. Он любил  интересные истории по роду профессии, и почему-то ему в тот миг показалось, что эта лесная незнакомка с девочкой оказались в лесу не просто так. Но беспокоить  их не стал. Пошёл дальше искать грибы.
      
        Жарков, того не зная, ходил по лесу «кругами», и через три часа вновь оказался у поваленной сосны. Девушка сидела на ней  с книгой в руках, а девочка играла вокруг неё. На этот раз, грибник пройти мимо не смог.
      - Другого места для чтения прекрасная лесная незнакомка, конечно же, найти не смогла? – решил всё-таки задать он вопрос.
      А в ответ – тишина. Юрий ещё два раза повторил свой вопрос, но ответа не получил. За него ответила девочка: «Дядя, не трогайте мою сестру, она в печали».
      - Жених бросил?
      - Нет, дяденька, её обидел наш отчим.
       
          Незнакомка, не дав договорить сестре, стала объяснять  причину появления их с сестрой в лесу в воскресный день. Отчим утром пришёл домой пьяный, где и с кем пил, никто не знал. Стал в очередной раз приставать к Зине (так зовут незнакомку), на глазах матери стал её раздевать. Мать не реагировала, так как сильно боялась своего нового мужа, который не раз избивал её до полусмерти. Своё дело отчим довёл бы до конца, если бы в тот момент не выбежала из соседней комнаты сестра. Она подняла такой крик в квартире, что соседи начали стучать в дверь. Когда им сестра открыла дверь, отчим претворился «ангелом» и сделал вид, что он мирно спит на кровати. Его жена в очередной раз обманула соседей, заявив, что она сама виновата: не так мол встретила мужа. Сёстры промолчали в очередной раз, жалея мать. Но с квартиры быстренько сбежали и приехали в лес, чтобы успокоить свои нервы. Оказалось, что «приставание» к старшей сестре со стороны отчима происходит постоянно.
       
        - Ну, и что вы с собираетесь делать? Сидеть в лесу до утра? В сентябре быстро темнеет.
        - Не знаем.
        В это время мимо них проходили двое мужчин. Один из них узнал Жаркова.
        - Юра, сколько лет сколько зим? Ты как здесь оказался, - поинтересовался бывший сержант Тихонов. Они вместе служили в армии десять лет назад.
        - Володя, ты за рулём?
        - Сегодня нет, пивка с утра выпил. За рулём мой друг, Вася. Кого и куда везти?
        - Нас троих.
        - Поехали.
       
         Юрий привёз Зину и её сестру к себе домой. Перед ними стоял выбор: вернуться домой к пьяному отчиму, или довериться незнакомому «дяденьке». Выбрали второе. 

        Вошли в квартиру с опасением, но, когда увидели в зале  квартиры на стуле милицейскую форму с погонами капитана милиции, страх улетучился.
       
        - Зина, какой адрес у вас? - одев форму, спросил хозяин квартиры.- Всё понял, ждите меня здесь. Можешь, Зина, готовиться к завтрашнему своему семинару в институте, а ты, Вера, включай телевизор и смотри мультики. Я скоро вернусь.
        
         Когда капитан с опергруппой прибыл по указанному адресу, то увидел картину не для слабонервных. Мать Зины лежала избитая и вся в крови  на полу. Отчим спал рядом. Очнувшись, его жена, увидев милиционеров, стала доказывать, что муж не виноват, что она шла, упала и причинила себе травму головы. На этот раз перед ней стояли не соседи, живущие по принципу «Моя хата с краю», поэтому номер отчима не прошёл. Его арестовали.
       
         Вернувшись домой, Жарков с порога заявил:
         - Всё, девчата, опасность миновала, можете возвращаться домой.
         - А можно я останусь?- тихо проговорила студентка Зина.- Я ещё к семинару не подготовилась.
       -  Правильно, Зина, оставайся, а я пойду к маме,- продолжила разговор её сестра. И ушла.
       
         Через три месяца студентка 3 курса Зина Леонова сменила свою фамилию на Жаркову. Когда её подруги по институту стали высказывать  сомнение по поводу совершившегося в жизни Зины события, намекая на разницу в возрасте, та отвечала одно и то же: «Разница роли не играет. Был бы человек хороший». Однако с ней не все соглашались. Видимо, просто  завидовали.

14.10.2015 г. 

Фото из Интернета

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 12:24
Сообщение №: 186708
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Домик окнами в сад

             Зима в тот год выдалась снежной. Село в буквальном смысле слова занесло снегом. С утра снегоуборочный трактор ездил по сельским  улочкам и чистил их. На одной из дальних улиц (село очень большое) проезжая часть в порядке очерёдности освободилась от снега, и сразу же на неё с центральной улицы свернула «Победа». Проехав несколько домов, автомобиль остановился напротив того места, где  находился огород, по обе его стороны  стояли дома, откуда шёл густой дым. Спустя минуту дверца у «Победы» открылась и из неё вышел мужчина в военной форме с погонами капитана. Улица выглядела пустынной: её обитатели отсыпались после бурной встречи Нового 1979  года. 
        
            Капитан с букетом живых цветов подошёл к огороду и, несмотря на сугробы, сделал по ним несколько уверенных шагов. На десятом он остановился, положил на снег цветы, поклонился, постоял минут три и вернулся к своему автомобилю. А в это время за его действиями из окна дома по левую сторону внимательно наблюдала старушка. Но не простая, а скорей всего, из числа любопытных, благодаря которым по селу разносятся своевременно  сельские «новости».
        
             Пока мужчина сидел в салоне «Победы», о чём-то думая, старушка неожиданно появилась перед его взором.
             - Сынок, ты что это придумал?- начала «допрашивать» незнакомца она. – Похоронен ли у тебя здесь кто? Так ведь кладбище у нас в другом месте.
             - Похоронен, бабушка.
             - И кто же это?
             - Домик моего дедушки.
             - Афанасия-то?
             - Его самого.
             - А ты-то кто, сынок?
            «Сынок» узнал её. Перед ним стояла соседка его деда.  Сама она, по всей видимости, внука не узнала.
            - Акулина Петровна, а внучка Клава, давно  у Вас гостила?
             
              Не ответив, старушка подошла поближе, сняла очки, достала из кармана другие, одела и внимательно посмотрела на приезжего.
             - Никак Яша? Да как повзрослел? – удивилась она.
             - Акулина Петровна, Вы на мой вопрос не ответили, что с  Клавой?
             - Да что с ней будет? Погуляла ночью хорошо, я бы только хотела знать, с кем? А теперь отсыпается.
             - Не понял, где отсыпается?
             - Да у меня на печи.
             Капитан приготовился спросить, «как она у Вас оказалась», но не смог: на него "набежали" воспоминания.
         
             … Шестиклассник Яша Константинов, перешедший в седьмой класс, гулял июльским жарким днём с ребятами на улице. Догулять до вечера ему не дала мама, позвавшая сына домой.
                - Хватить беситься с дружками, давай помогай нам с папой. Садись на велосипед, бери ведро и езжай за ягодами к дедушке Афанасию.
                - Так я к нему вчера только ездил, мама.
                - Ничего страшного, съездишь ещё раз. Он тебе  рад.  Не забудь снова помочь ему собирать ягоды. Дедушка же старенький, живёт один.
                
                Сын спорить не стал и поехал, выполняя просьбу мамы. Хотя в отличие от своего отчего дома и родной улицы там, у деда, "гуляла" скука: одноклассники и одноклассницы поблизости не проживали. Расстояние по сельским меркам  приличное, но его Яша, велосипедист со стажем, преодолел быстро.  Въехав на «космической» скорости в дедушкин двор, доложив ему о цели своего приезда, внук, взяв  в руки ведро, побежал в густой старый сад и с разбега запрыгнул на дерево с переспелыми вишнями. Насобирав полведра ягод,  собрался залезть на дереве ещё выше. Однако одна из «надёжных» (так ему казалось) веток затрещала и подросток полетел вниз головой.

              Дедушка на войне получил контузию: на одно ухо вообще не слышал, на другое - плохо. Услышать отчаянный крик внука, он, по указанной причине не смог. Тем более, что находился в своём доме и видел  послеобеденный сон. Ударился о землю Яша не так сильно, но от страха потерял сознание. Очнувшись, не открывая глаз, услышал чьи-то слова:
             -Мальчик, вставай, хватит на сырой земле лежать.
             
              После этих слов пострадавший сразу же ощутил на себе поцелуй. Сначала в левую щёку, потом в правую. Ему это понравилось, и  он решил не открывать глаза, а узнать , что последует дальше.  Последовал поцелуй в губы. Только после этого его глаза открылись и увидели перед собой склонившуюся над ним «принцессу» из сказок, которых  перечитал много. Да  и сам пытался   писать, но пока безуспешно.
            
             - Ой, что это со мной случилось?- спросил незнакомку подросток.
             - А ты что, действительно ничего не помнишь, скалолаз?
             - Помню только, как с ведром собирал на этом дереве вишни.
             - И всё?
             - И всё.
               Обрадовавшись словам Яши, девчонка поняла, что о поцелуях тот ничего не знает и спросила:
             - Тебя как звать? Меня – Клава.
             - Слушай, Клава, а что ты делаешь в саду моего дедушки? Пришла ягоды воровать?- отвечал вопросом на вопрос   внук.
             - Нужны мне ваши ягоды, у моей бабушки они вкуснее. Тебя пришла спасать. Я видела, как ты летел вниз головой, - с обидой произнесла та.
             
               Поняв, что нагрубил без основания совсем незнакомой девчонке, Яша быстро вскочил на ноги и протянул руку: «Будем знакомы! Яша».
                - Ой, осторожно, не делай быстрых движений, а вдруг у тебя сотрясение мозга.
                Не избежать бы ему последствий, если бы  не упал на кучу с травой. Только вчера дедушка делал прополку в саду. Но вынести траву в специальную яму у него тогда не хватило сил. Надеялся на помощь внука. В это время в саду появился и сам дед.
                - Ой, Клава, как хорошо, что и ты тут, - обрадовался старик, - перенесите траву  в ту яму и насобирайте и мне ведро ягод. Буду варить варенье.
                - Дедушка, а давайте я Вам его сварю. А Яша поможет, - предложила соседская внучка.
                - Согласен, если только он согласится, внук любит погулять, а работать должны дедушка, мама и папа.
             
                После такой «характеристики», подросток, не отвечая, быстро схватил  траву и понёс её в  яму. Клава последовала его примеру. Довольный же дедушка отправился досыпать. На этот раз снился ему штурм какой-то  высоты, которую его рота никак не могла взять.
                
                Справившись с травой и насобирав вдвоём два ведра ягод, Яша не выдержал и спросил:
                - Клава, а откуда ты взялась? Сколько раз ездил к дедушке, я тебя не видел?
                -Потому, что плохо смотрел. Небось на своих одноклассниц  смотришь? Я второе уже лето приезжаю к бабушке. До этого ездила в пионерские лагеря. Но бабушка   что-то стала болеть,  и мама начала  «кидать» меня  на помощь. Если ей станет лучше, то на следующее лето я поеду снова в  лагерь.
              
                Услышав такой не совсем желательный для него прогноз, Яша загрустил. Клава ему понравилась с первого взгляда.
                - А может она будет продолжать болеть?- сказал он.
                Клава, поняв смысл сказанного, заулыбалась и ответила: «Ты что говоришь, дурачок, о моей любимой бабушке? Если я тебе нравлюсь, я всё равно приеду. Ты вот мне понравился, хотя и являешься по словам твоего дедушки, ленивым мальчиком.
                - Лениться я  больше не буду, - после этих слов он  подошёл к Клаве,  обнял её и поцеловал  в губы.
                - Я поняла, Яша. Твой «ответ» меня  устраивает: я приеду снова. Сейчас пошли варить обещанное варенье.
              
                Сварить его сразу не удалось. Эта процедура должна происходить на улице за сараем. Но когда всё приготовили, набежали внезапно тучки, пошёл дождик.  Дедушкины помощники спрятались в домик. Сели на стульях в коридоре, где окна выходили в сад. Под шум дождя за окном стали мечтать.
                - Яша, окончишь школу, приезжай к нам в город, пойдём вместе поступать в педагогический институт. Будем в нашей школе преподавать историю, - сказала Клава.
                - В какой «нашей»?
                - Ну в той, где я сейчас обучаюсь. Мы же с тобой в одинаковом классе учимся, только в разных школах. А работать будем в одной. Согласен?
                
                Яша соглашался, ибо просто не хотел расстраивать свою подругу: ещё с первого класса  мечтал поступить  в военное училище и стать военным. На это решение, разумеется, повлияли рассказы дедушки, прошедшего войну от первого её дня до последнего. Тот, правда, не заканчивал никаких военных училищ, но с фронта вернулся  лейтенантом. Внук брал с него пример.
                
                Дождь не прекращался в течение тридцати минут. Потом выглянуло солнце.  Яша на него посмотрел с грустью: ему хотелось и дальше под «музыку» дождя целоваться с Клавой, которая оказалась его первой  любовью. Не возражала  продолжать это «занятие» и Клава. Но им  помешал дедушка.
               - Дождь, кажется, закончился, пойду варить варенье, - сказал он и вышел на улицу.
                Допустить это «влюблённые» , однако, не могли. Быстренько принялись за дело. Как только оно  закончилось, начало темнеть. Июльский тёплый вечер  без предупреждения вступал в свои права. 
             
               Утром следующего дня, проснувшись, Яша просил маму:
                - Я сегодня снова поеду помогать дедушке. Вчера не успел всего сделать.
                - Надо же, - удивилась мама,- что это, сынок, с тобой случилось? Ну ладно, езжай сегодня, а завтра будешь помогать нам с папой в нашем саду.
              
                Как догадался уже читатель, Яша маму обманул. Ни к какому дедушке он не собирался ехать, а проехав мимо его дома, забрал с собой Клаву и помчался на пруд, находящийся за селом. Об этом они договорились ещё вчера при расставании. Бабушка Клавы знала, куда и с кем поедет внучка и не возражала.
             
                Пруд был разделён условно на две части: в одной хозяйничали сельские рыбаки, в другой – отдыхающие. Наши знакомые остановились во второй части. Не ограничившись загоранием на песочке, они после обеда поехали в лес, находящийся от пруда всего в двух километрах. День пролетел быстро. По пути домой  оба были уверены, что их первая любовь не покинет их никогда, став взрослыми, они поженятся и будут всегда вместе. Писем пока друг другу решили не писать, чтобы их не стали читать посторонние. Договорились встретиться на следующее лето.
             
                Лето это не заставило себе долго ждать. Яша, катаясь на велосипеде с друзьями, ежедневно  проезжал по дедушкиной улице, иногда заезжая и к нему. Но его теперь интересовал больше не его домик окнами в сад, а тот, что рядом. Однако та, из-за которой он это делал, так и не появлялась на улице. Обидевшись на Клаву, он первого сентября «на зло» ей пригласил в кино одноклассницу Варю. Не знал Яша и не мог знать, что до мамы Клавы дошли слухи о "похождении" дочери у бабушки прошлым летом,  и что она специально отправила их с сестрой на всё лето на турбазу, где работал папа.
             
               Появилась Клава в бабушкином селе только окончив среднюю школу с «золотой медалью» и поступив в педагогический институт. Встретиться же с внуком соседа ей не пришлось: в это время Яша был уже курсантом военного училища… .
             
                - Проснись Яша, - толкала закрывшего глаза капитана  бабушка, - ну что, мне  звать  Клаву?  Или к нам зайдёшь, разбудишь? Будить больше её некому. Ко мне она в этот год приехала одна, детей отправила в пионерлагерь.
                - А что же муж ?
                - Да разбежались они два года назад, не сошлись характерами. А теперь кому она нужна с двумя детьми? Так мне звать её, Яша?
                - Пожалуй, Акулина Петровна, не надо, я поеду. Мне ещё необходимо успеть побывать на могиле дедушки и родителей. С утра на кладбище заехать не смог.
                -  А ты как? Женат, есть дети?
                -  Всё есть.
                - Поняла. Звать Клаву, значит, смысла нет. А тебе-то, Яша много ещё служить.
                - До выслуги пятнадцать лет.
            
                Попрощавшись с добродушной соседкой покойного дедушки, капитан включил зажигание, автомобиль тронулся с места. Проезжая мимо дома Акулины, он увидел в окне женщину. Но не остановился, поехал дальше. О чём он теперь, спустя  годы после той встречи в дедушкином саду,  мог с ней разговаривать? Он – отец троих детей и муж любимой и верной жены.
             
               - Кто это был, бабушка? - спросила Клава, когда та вошла в дом.
               - Ой, внучка, лучше не спрашивай. Ездят тут всякие.
               
                Внучка ничего не ответила и пошла досматривать сон, в котором она, принцесса, танцует с принцем  в старом саду. В реальной же жизни она своего «принца» упустила тем далёким летом, когда по вине мамы не приехала в село к бабушке и не встретилась с ним, как договаривались.

18.05.2016 г.

Фото из Интернета 

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 15:10
Сообщение №: 186710
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Дождь в незнакомом городе

          Не успел Максим зайти в подъезд незнакомого ему дома, как пошёл дождь. Из всех чудес природы он с детства не любил именно его. Тем более в другом городе. Сюда Серов  заехал по пути с армии. Отслужив два года в горах Афганистана, сержант  вспомнил, находясь ещё в поезде, что в одном из городов, мимо которых он едет, живёт его крёстный Николай Валентинович с женой. Последний раз (так получилось) он видел их в 1969 году, когда тот помогал нести ему  первого сентября портфель, а Марина Александровна несла рядом огромный букет цветов. Это было в понедельник, день тяжёлый. «Первый раз в первый класс» - это не шутка. Тогда Николай Валентинович жил в одном городе с Максимом. Но через год он с семьёй не просто покинул родной город, а уехал в другую республику огромного на тот момент Советского Союза на постоянное место жительства.  Родственная связь прервалась. Казалось, навсегда.
          
            Поднявшись на пятый этаж по ступенькам (дом «хрущёвской» постройки, лифт отсутствовал), Максим несколько раз позвонил в квартиру номер 65, но  дверь никто не открыл. Позвонив ещё раз,  присел у двери.
          "Спят, наверное,  крепким утренним сном, - подумал при этом приезжий.- Делать нечего, на улице дождь, зонтика нет, подожду здесь. Кто-нибудь да появится".
           
          Через полчаса, читая журнал «Крокодил» (с детства  очень любил юмор), услышал шаги по ступенькам: сначала еле слышимые, затем всё громче. Подняв голову,  увидел, как к соседней квартире подошла девушка, достала ключ и исчезла за дверью.
           - Ничего соседка, симпатичная, у моего крёстного. Не ревнует ли его Марина Александровна? Есть к кому.
           
          Побежали снова, не останавливаясь, противные минуты на ручных часах, на которые то и дело глядел Максим. Через некоторое время соседка вышла с мамой и пошла вниз. Спустя час вернулись обе.
          - Женя, ты не знаешь, почему этот молодой человек всё сидит на нашей площадке? - спросила женщина.
          - А давайте спросим: "Молодой человек, Вы что забыли возле нашей квартиры?".
          
          Заулыбавшись, гость отвечал, что , во-первых,  сидит напротив другой квартиры, во-вторых,  ждёт, когда проснётся его крёстный  Николай Валентинович. На что последовал ответ: «Ждите, ждите … у «моря погоды». После этих слов дверь вновь захлопнулась.
         
          - Женя, а он всё сидит, - глядя в дверной «глазок», сообщила  мама.
          - Пусть сидит. Надоест – уйдёт.
          - Нет, Женя, так нельзя. Видно по форме, что приезжий. Прямо из армии. Странно, что не домой сразу поехал. Надо выручать человека. Загорские – наши лучшие соседи, что они потом нам скажут?
          
           Открыв дверь, мама Жени начала популярно объяснять молодому человеку, что так он ничего не добьётся. Сегодня суббота, и соседи, вероятно, ещё с пятницы уехали на свою загородную дачу. Предложив, оставить «дембельский» портфель у них, женщина стала рассказывать, как доехать до соседской дачи. Заметив, что тот ничего не понял на словах, вернулась в свою квартиру, взяла чистый лист бумаги, и на нём начала чертить путь движения к заветной цели. Сержант, кажется, и на этот раз ничего не понял: это в своём городе он мог с закрытыми глазами добраться до дачи родителей, а в незнакомом городе, в котором всё ещё шёл, не переставая, дождь, он – «слепой котёнок».
         - Да, надо Вам дать сопровождающего,- сделала вывод соседка.
         - Если можно, то лучше сопровождающую,- услышала в ответ.
         - Можно. Женя, иди сюда.
         
          Дочь с мамой спорить не стала, и через несколько минут они уже под зонтиком стояли на трамвайной остановке. Стояли молча. Разговорились только в трамвае.
        
          Женя, закончив 8 классов, по рекомендации директора школы поступила в педагогическое училище. Окончив его с отличием, вернулась в родную школу, которая находилась в нескольких метрах от дома. Приняла  первый  класс. Детишки её полюбили. 
          
          Несмотря на то, что Жене исполнилось двадцать лет, она была не замужем. В педучилище у неё появилась первая любовь, да, как говорится, сплыла: любимого молодого человека у неё «из под носа» увела лучшая подруга. Сначала  обиделась, а когда увидела, как её бывший любимый ведёт себя в семье подруги  (они поженились сразу же по окончании училища), то обижаться перестала, а поблагодарила «разлучницу».
          
        Максим до армии тоже окончил училище, но профессионально-техническое по профессии автослесарь. Не один раз в Афганистане вспоминал тех своих наставников-педагогов, которые научили его разбираться в любом автотранспортном средстве в буквальном смысле слова «с закрытыми глазами». Что давало ему, водителю боевой машины пехоты, возможность, быстро устранив повреждение, выходить из огня, не дожидаясь пока её подожгут окончательно. За свои подвиги на той, непонятной для него войне, сержант Серов получил  орден и медали. Однако  не хотел ими «красоваться» и прятал  в портфеле. Женя, объяснив ему причину отсутствия у неё на данный момент жениха, всё допытывалась  на счёт его невесты. Увы! Их судьбы оказались схожи: окончив училище, Максим ушёл служить в армию, оставив "под охрану" свою первую любовь- однокласснику. Тот так охранял невесту своего друга усердно, что та стала ждать ребёнка. Пришлось брак зарегистрировать. Официально. Как и Женя, Максим на друга не обиделся: он с ужасом подумал, а что бы было, если бы его любимая изменила ему позже, после их свадьбы? Ответа не находил.
             
          За окном по-прежнему шёл дождь, выходить из  трамвая не хотелось, но пришлось. «Остановка конечная», - прозвучало в вагоне.
          
          Прячась под одним зонтиком, молодые люди быстро перебежали на другую сторону улицы, откуда отходили дачные автобусы по выходным дням. Ехали ровно час. Впереди показались дачные домики, словно из сказки. Никаких архитектурных правил, очевидно, при строительстве их хозяевами не соблюдалось. Строили, кто во что горазд.
          
         Дача Загорских находилась на пятой улице. Общественный транспорт, понятное дело, здесь не ходил. Шли пешком.
        - Ой, Максим, кажется, нам не повезло: мы сюда зря приехали, - вскрикнула неожиданно девушка.
        - С чего ты это взяла, Женя?
        - Смотри, - и  она показала издалека на большой гаражный замок, который висел на калитке.- Может ты и прав, Максим, может они действительно дома спят. Но почему не открывали дверь на твои настойчивые звонки?   Нет, здесь, что-то не так. Сейчас выясним у их соседей.
         
           Ответ соседей огорчил здорово Серова, но обрадовал на столько же  девушку: Максим с каждой минутой начинал ей всё больше нравится. Как пояснили соседи, Загорские  вчера прямо с дачи уехали в аэропорт и улетели к сыну на похороны отца жены. Приедут якобы после поминок на девять дней.
        
         Вернувшись в город, сержант, взяв портфель, собрался ехать на железнодорожный вокзал, прощаясь с гостеприимными соседями своего крёстного. Вдруг зазвонил телефон. Стоял у двери, ждал пока Женя поговорит.
         - Не могу. Не смогла найти. Наказывайте,- после этих  слов она положила трубку.
         - Кто звонил, дочка? - поинтересовалась мама, - и что ему надо?
         - Директор школы, он приказал, чтобы накануне Дня победы в каждом классе провели встречу с участниками войны. Желательно, с наградами. Но я не смогла никого найти. Желающих не нашлось.
         
          Максим поставил на пол портфель, подошёл к Жене, обнял её, вытиравшую слёзы после неприятного разговора по телефону, и спросил:
         - Женя, повтори, кого  должны пригласить? Просто участников войны с наградами?
         - Да, - сквозь слёзы ответила учительница начальных классов.
         - Он не уточнил, какой именно войны?
         - Нет.
         - Будет у тебя завтра в твоём  классе участник войны с наградами. Не плачь.
         - Откуда он возьмётся, интересно?
         
         Серов не стал отвечать, молча открыл свой портфель, достал оттуда коробочки с боевыми наградами и повесил их на грудь. Женя раскрыла рот, не знала, что и думать: спасение пришло оттуда, откуда  и не ждала. Она  не догадывалась, где проходил службу стоящий перед ней в парадной форме гвардии сержант.
         - Жди, Женя, меня завтра в назначенное время в своём классе. А сейчас я поехал в гостиницу, переночую там.
         -Кто же тебя, Максим, после этого отпустит в гостиницу, тем более, что там никогда нет свободных мест,- не выдержала мама Жени.- Оставайся у нас. Сейчас пообедаем. А потом дочка тебе покажет наш город, особенно вечерний, залитый огнями . Женя, ты не против?
         - Как закончится дождь, – отвечала дочка.
         - Тогда мне повезло, дождь закончился. Пошли гулять по городу, - обрадовался Максим. 
         
         Женя вышла на балкон и убедилась в правоте Серова, хотя ей очень хотелось просто посидеть  с ним на балконе и поболтать о том, о сём. Но никуда не денешься – надо идти. Они пошли, на всякий случай захватив с собой зонтик.
          
           Пешком прошли всю центральную городскую улицу - проспект Ленина. Передвигались со скоростью черепахи. Потому что за каждую достопримечательность, встречавшуюся на их пути, о которой в роли экскурсовода рассказывала Женя, Максиму приходилось расплачиваться … поцелуями. Такое требование у "экскурсовода". В итоге пришли к танцплощадке. Пропустить не могли. Танцевали так, что потом кавалеру пришлось нести свою даму к трамвайной остановке на руках: она выбилась из сил.
          
           Однако сил хватило целоваться дома на балконе до полуночи. Где Женя и уснула, а Максим спал в зале на диване. Они с мамой жили в двухкомнатной квартире.
           
            На следующий день с утра молодые люди пошли вместе в школу. Встреча планировалась вместо первого урока. Все сорок пять минут первоклассники не так слушали речь оратора, как с интересом рассматривали его новенькую военную парадную форму и награды на ней. На встрече присутствовал и лично директор школы, которому сержант  понравился. Вопросов задавали не много, но один из них заставил «покраснеть» учительницу.
          
           - Евгения Анатольевна, - подняла руку Жанна, - а правду говорит Коля Лифанов, что Максим Кириллович Ваш жених?
           - Откуда ты это взяла?
           
           Ответа не последовало. Но учительница вспомнила, как их, целующихся, видел вчера Коля, проживающий в том же подъезде.
           Выручил директор: «Значит, погуляем на свадьбе».
           И погуляли. Но в своё время.
           
            Серов дождался окончания учебного года, выпросил у директора школы с первого июня отпуск учительнице Евгении Михайловой и повёз свою невесту к родителям. В том, что они согласятся с его выбором , он нисколько не сомневался.

22.01.2016 г.

Фото из Интернета
          

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 15:21
Сообщение №: 186711
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Облака

       Окраина села. Июльский тёплый  тихий вечер. Небольшая речка, решившая когда-то пробежать  именно в этом месте среди бескрайних полей. Ивы над ней, словно солдаты в почётном карауле. По правому берегу речки, прямо в траве, перемешанной с полевыми цветами, лежали сельские мальчишки и девчонки от 10 до 13 лет. Все они уже  школьники, но в это время у них шли в разгаре самые любимые летние каникулы. Ещё бы! Разве могли они также лежать здесь, легко одетые, всматриваясь в красивое синее-синее и безоблачное небо, например, в зимние каникулы? Лежать и мечтать, мечтать, мечтать, сочиняя разные истории.
    
       - После окончания школы, - размечтался  шестиклассник Коля Егоркин, - женюсь на Зойке с четвертого класса.
     - А что же ты её сюда не привёл? Что в твоём классе "невест" нет? - послышались с разных сторон голоса.
     - Нет, ребята, её сюда приводить нельзя. Она же пока об этом не знает. Надо же сначала сватов засылать.
     - А нас на свадьбу позовёшь?- поинтересовались те же голоса.
     - Мы без свадьбы обойдёмся, накроем праздничный столик на двоих в ресторане «Плакучая ива».
     
         Все рассмеялись. И было от чего. Только-только на экраны кинотеатров вышел легендарный впоследствии фильм «Бриллиантовая рука». Все почему-то представили перед своим мысленным взором столик, за которым сидели герои Юрия Никулина и Андрея Миронова.
     - А дичь, заказывать будете? – не унимались голоса.
     - А как же, обязательно. Но песню о «зайцах» буду петь я. Никулин пусть отдыхает. Я буду сам сниматься в кино.
      
       Коля не случайно заговорил о «Плакучей иве» и кино, он как только стал воспринимать окружающую действительность, невольно стал кинолюбителем. Начал, естественно, с мультфильмов, но к  тринадцати годам не пропускал в сельском своём клубе ни одного художественного фильма, разумеется, тех, куда его пускали как несовершеннолетнего. Он мечтал стать киноактёром. Здесь, в траве за селом, ребята, слушая его придуманные фильмы с  «его участием», верили, что Егоркин добьётся своего.
      
        - А я мечтаю стать медсестрой, - заговорила двенадцатилетняя Оля,- и как моя любимая поэтесса Юлия Друнина, хочу выносить раненных солдат из поля боя.
     - А где война-то?- был задан ей вопрос. - Ты, Оля, опоздала родиться, война закончилась более двадцати лет назад.
    
        Оля Арефьева с первого класса, несмотря на отсутствие школьного предмета, очень интересовалась историей, но не всей подряд, а только историей войн от троянской  и падения Трои до Второй мировой с падением Берлина. «Тебе мальчишкой бы родиться», - часто говорил  отец. Перед своим мысленным взором она представляла себя  в этих войнах сестрой милосердия. Она «перевязывала» раненых и на Малаховом кургане, и на Бородинском поле, и на Сапун-Горе. Сочиняла на эти темы рассказы и доводила их до сведения своих сверстников, по вечерам собирающихся за селом у реки в травах, пахнущих мятой и запахом полевых цветов. Никто не смеялся. Все верили: Оля станет медсестрой.
     
         - А я хочу быть охранником, охранять заключённых в колониях, чтобы они не сбежали,- заявил о своей не совсем обычной мечте  Аркадий.- Уголовников нельзя выпускать на свободу, но они же не могут сами себя охранять. Их кто-то должен  охранять. Вот я и буду этим заниматься. Чтобы вы все свободно ходили и в селе, и в городе, не встречая на своём пути преступников.
      
        У  Аркадия Романова дед служил в НКВД, охранял в своё время политзаключённых в печально известных ГУЛАГах, много внуку рассказывал всяких историй, с которыми он сам потом делился с ребятами здесь в густой зелёной траве. Ему, десятилетнему, трудно было понять, что большая половина из тех людей, которых за колючей проволокой охранял дед, уголовниками вовсе и не были. Но желание охранять  у него от этого не пропадало. Его интересовал сам процесс, не вдаваясь в подробности. С ним не спорили в «травяных» спорах и мечтах, утверждая единогласно: «Быть Аркадию охранником».
     
       - Нет, ребята, лучше профессии стюардессы в мире нет, -заговорила до этого молчавшая Тамара.- Смотреть на небо с другой стороны – это же прекрасно. Вот лежу я сейчас в траве и смотрю в небо на облака. Посмотрите, какая красота: половина неба светлая, а остальная – тёмная. Ночь-то ещё не наступила. Когда смотрю на светлую сторону неба, мне кажется весь мир вместе с этими облаками улыбается, а тёмная сторона старается закрыть собой светлую, хочет украсть улыбку. Но смотрите-смотрите, вот проснулся ветерок и погнал прочь эти тёмные силы природы? Видите, видите? А стой стороны смотреть на это ещё интересней.
     
        Никто ничего не видел, но все подняли ещё выше из травы головы, пытаясь увидеть «сражение» в небе «светлых» и «тёмных» сил природы.
    
        Одиннадцатилетняя Тамара Воротнева в своей жизни только один раз летала на самолёте, но когда он приземлился, то  мама долго не могла оторвать её от окошка: юная пассажирка всё продолжала «видеть» перед своим мысленным взором проплывающие словно лебеди под крылом самолёта облака. Она влюбилась в небо, и не представляла дальнейшей своей жизни без него.
     
        Пока мечтали и рассказывали всякие истории над селом окончательно опустилась ночь. На улицах  продолжали гореть фонари, а в домах сельчан стали гаснут огни. Как ни чудесно  лежать в пахучей траве, где устраивали хоровод кузнечики, надо  расходиться по домам. Через десять минут всё стихло. Мятая трава стала медленно подниматься вверх, чтобы завтра в это же время принять в свои «объятия» сельских мальчишек и девчонок. 
     
        Так происходило изо дня в день в тёплые летние вечера. Проходили годы, здешние травы видели другие лица. Окончив школу, улетали из села, как стаи перелётных птиц, её выпускники, забывая порой в ежедневной суете и заботах о тех посиделках у реки в густой траве. Как забывали и о тех рассказанных историях и своих мечтах. Не каждый мог вспомнить. Только высокие травы, несмотря на прошедшие годы и десятилетия, «помнили» и лица ребят, и их мечты. Сбылись ли они? Этого травы знать не могли.
      
        Коля Егоркин после окончания  средней школы, активно участвуя во время обучения в художественной самодеятельности и в сельском народном театре, поступит во ВГИК, станет известным актёром, женится на Зое. Та детская мечта, некогда зародившаяся в его голове, под пение кузнечиков в траве, полностью воплотится в жизнь. 
    
        Оля  после 8 класса поступит в медицинское училище, окончит его с отличием и по контракту пойдёт служить в армию. В 1983 году старшина медицинской службы Арефьева в далёком Афганистане,  прикрывая огнём из автомата раненых бойцов, погибнет смертью храбрых. В селе ей будет установлен памятник как Герою Советского Союза.
    
        Аркадий Романов попадёт, как и мечтал к уголовникам в колонию, но не как охранник.
    Отслужив в армии, он решил съездить к другу в соседнюю область. Взял у отца автомобиль. Не доезжая до города, его остановили работники ГАИ. Проверив документы, пожелали ему счастливого пути,  он поехал дальше. В черте города его снова остановили работники ГАИ. Его, во-первых, удивило то, что останавливают два раза подряд, во-вторых, то, что здесь наряду с двумя «гаишниками» в форме находились еще два гражданских человека. «Тоже остановили для проверки, как и меня?»,- подумал он. Однако, оказалось, что   ошибался: его здесь ждали с «понятыми», о которых он раньше понятий не имел.
     - Выходите из автомобиля и откройте все дверцы, - приказал старший лейтенант милиции.
     Водитель  подчинился.
    - Так, понятые, внимательно смотрим, на заднем сидении лежит прозрачный пакетик с белым порошком,- продолжал всё тот же старший лейтенант.- Что это?
    - Понятий не имею,- ответил Романов.
    - Разберёмся.
      
        Разобрались в тот же день: в пакетике оказался наркотик. Романова  арестовали. Как он не пытался доказать на суде, что ему этот пакетик подбросили сотрудники ГАИ на предыдущем посту, ибо из-за жары стёкла были опущены, доказать не смог. И оказался там, куда мечтал попасть лёжа тогда в траве, но только по другую сторону колючей проволоки.
      
        Тамара  добилась своей мечты: смотреть на небо с другой стороны, став стюардессой. Вышла замуж удачно,  родились дети. Казалось бы, счастью не будет конца, но ... однажды она, как поётся в песне, «не вернулась из полёта", оставшись навечно там, с другой стороны неба. Вместе со своим любимым экипажем и пассажирами.

17.11.2015 г.

Фото из Интернета
   
     

     

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 15:32
Сообщение №: 186712
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Судьба детдомовца

         С родителями Коле «не повезло»: они у него работали геологами. Поэтому до двенадцати  лет  жил у бабушки в деревне. Когда же её не стало,  стал по воле родителей воспитанником детского дома.
        
        Через год его отец утонул в одной из таёжных рек Сибири, тело так и не нашли. А мать ещё через три года то ли от сильных переживаний по мужу, то ли от  клещевого энцефалита сошла с ума и попала в психиатрическую больницу. Она находилась на другом конце города. Далековато  от детского дома. Узнав от матери одного из друзей-детдомовцев, что его мать находится в больнице, Коля решил её навестить. Однако воспитатели его не отпускали, зная в какой именно больнице она находится. Запрет не помог, и Коля  с Васей самовольно ушли  в больницу.
       
       Вася ушёл ради прогулки и поэтому находился у стен психиатрической больницы. Во двор  Колю не пустили, никто ему не поверил, что здесь находится его мать. Не долго думая, он перелез через стену с помощью столетнего дуба-великана и оказался около столовой. Мимо неё шла медсестра.
     - Извините меня, где я могу увидеть Волкову Галину Максимовну?- поинтересовался  сын.
     - А ты мальчик, что здесь делаешь?
     - Я к своей маме пришёл.
     - Лучше бы ты, мальчик, сюда не приходил, это не простая больница. Видишь, там на скамейке сидят  две женщины, слева - твоя мать.
      
        Когда он к ней подошёл, то никак не мог понять, что с ней случилось: в прошлом году она приезжала в отпуск, брала сына с собой и они  гуляли по городу, в парке катались на «Чёртовом колесе», она покупала ему мороженое и всё что он захотел. Теперь же на него смотрели «чужие глаза». Она его не узнала.
      - Мама, мама, это же я, твой Коля, - обняв её, кричал  сын.
      
         Оттолкнув сына от себя, она стала раздеваться со словами «Мне жарко». Смотреть на обнажённую мать Коля не стал и, закрыв глаза, побежал прочь. Он понял, что теперь окончательно потерял её. О судьбе отца  не знал. Мать, когда была ещё при своём уме,  не хотела травмировать неокрепшую психику сына известием о гибели отца.
       
       Со злости по пути в детдом они с Васей разбили киоск «Союзпечати». Их задержали работники патрульно-постовой службы милиции. Последние после разбирательства в дежурной части, отправили ребят в их детский дом. Администрации дома пришлось компенсировать затраты на восстановление киоска.
      
       Киоск разбивали вдвоём, но почему-то воспитатель Крючков, наказанный за хулиганство своих воспитанников, отыграться решил только на Коле. После ужина он завёл его в тёмную комнату, одел боксёрские перчатки и стал «перевоспитывать». Да так старался, что «перевоспитываемый» потерял сознание: как бывший боксёр в молодости, Крючков наносил все удары по голове.
     
         После этого Коля начал на уроках ничего не запоминать, на вопросы не отвечать. Постепенно «ушёл в себя», мог часами сидеть, не двигаясь. Его ничего не интересовало. Обследовавшие его медики ничего лучшего не придумали, как приняли решение отправить детдомовца на лечение в психиатрическую больницу. Решили – отправили. Как потом выяснилось, на этом настояла администрация детского дома, скрывшая факт «перевоспитания» Волкова с помощью боксёрских перчаток.
    
        Попал Коля туда же, где находилась его мать, но только в детское отделение: ему шёл семнадцатый год. В отличие от других несовершеннолетних пациентов необычной больницы, вёл себя Коля тоже «не обычно» для персонала. Многие медсёстры справедливо его спрашивали: «Коля, а зачем ты сюда попал, ты же нормальный человек?»
    - Я-то нормальный, а сюда меня отправили ненормальные, - каждый раз отвечал Волков.
      Через год в психиатрическую больницу прибыло пополнение: выпускницы медицинского училища. Всех их приняли медицинскими сёстрами, две из которых попали в детское отделение.
      
        Одна из молоденьких новеньких медсестёр понравилась Коле с «первого взгляда».  Алла, заметив это, начала его избегать, направляя к нему делать уколы и другие необходимые процедуры свою подругу по училищу Люду. Волков стал Люду «наказывать» и отказываться от процедур и уколов. Пришлось к нему ходить Алле. Однако пациент требовал делать ему уколы не в палате, а в процедурном кабинете. Как и  положено по инструкции. Со временем Алла поняла, что перед ней абсолютно здоровый молодой человек, случайно попавший в психиатрическую больницу. И влюбилась в него тоже. А чуть позже главврач больницы застал их в процедурном кабинете целующимися.  Медсестру уволили. Она уехала к себе домой в другой город, где родилась и выросла, и где окончила медицинское училище.
       
         Николай затосковал по любимой медсестре и вновь стал неразговорчивым, вновь «ушёл в себя». Когда ему исполнилось восемнадцать лет, перевели его во взрослое отделение больницы. Став взрослым, он начал просить главного врача выписать его и дать справку, что он абсолютно здоров. Но получил категорический отказ. Ему ничего больше не оставалось, как бежать отсюда. Он не видел фильма «Кавказская пленница» и способом, показанным в фильме, бежать из психиатрической больницы не стал. Нашёл другой способ.
      
        Не особо «буйных» пациентов больницы периодически привлекали к работам в городе и на его окраинах. Этим и воспользовался он, сбежав  с города. Искать его никто не стал.
      
       Убежав с психиатрической больницы, Волков  каким-то чудным образом без денег и документов добрался до города, где проживал его старший брат по отцу. Тот работал в милиции, а его жена в городской больнице. Положив Николая на обследование в свою больницу, она убедилась, что «беглец» не имеет никакого психического заболевания, что он абсолютно здоров. Посоветовала пойти стать на учёт в военкомат с последующим призывом в армию. Документы восстановили с помощью брата. На следующий год,  во время весенне-летней призывной комиссии, Волков отправился в армию.
       Два года пролетели быстро.
      
        Алла Богатова, отработав ночную смену в городской кардиологической больнице, уставшая, утром вернулась домой. По пути зашла к подруге, сделав укол её маме, а поэтому немного задержалась. Мама Аллы уже начала беспокоиться. Когда дочь открыла дверь и вошла в коридор, спросила:
    - Алла, ты где ходишь? Тебя уже час ждут?
    - Кто? Где?
    - Тебе, наверное, лучше знать, кто. А где? Так в зале у телевизора.
       
       Она не вошла, а в прямом смысле слова, влетела в залу. Там она увидела стройного и красивого молодого человека  в новенькой парадной военной форме с погонами сержанта. Перед ней предстал во всей красе Николай Волков. Как он её нашёл, никто так и не узнал. Но с этого момента они уже не расставались.

20.10.2015 г.

Фото из Интернета
 

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 15:44
Сообщение №: 186713
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Наседка

         Возле ворот обычного сельского дома стали собираться мальчишки и девчонки с портфелями и  цветами. Сегодня у них, третьеклассников, последний день занятий в школе – впереди длинные и любимые летние каникулы. Однако ребята остались верны своей традиции: собрались не в школе, а здесь на сельской улочке с прекрасным названием Цветочная.
         
        Проходящие мимо две женщины остановились на мгновение.
        - Смотри Корниловна, опять наша «наседка» поведёт своих «цыплят» в школу, - с улыбкой произнесла первая из них.
        - Да, Петровна, - отвечала ей другая, - это же как надо любить свою учительницу, чтобы перед уроками в школе собираться не в классе, а у ворот её дома?
        
         Ответа у Корниловны не нашлось. Начиная с  январских зимних каникул такую картину стали наблюдать не только соседи  Трубачёвой, но и, пожалуй, обитатели всей этой Цветочной улицы. Сначала собирались по одному, по два школьника, но к концу учебного года учительница начальных классов Надежда Владимировна следовала по утрам в родную школу в почётном сопровождении всех своих воспитанников. Что заставляло  тех из них, которые жили на другом конце села, идти утром мимо здания школы, а затем снова к ней возвращаться, - никто из взрослых понять не мог. Село – это не большой шумный город с улицами, переполненными транспортом, являющимся, как известно, источником повышенной опасности, особенно для таких маленьких граждан. Здесь можно идти по всей улице, не опасаясь дико несущихся «лихачей». Если и проедет какой-нибудь автомобиль, то непременно остановится перед толпой школьников, пропуская их вперёд. Но тем не менее третьеклассники по утрам ходили в школу в сопровождении своей учительницы. Хотя правильно будет сказать, учительница ходила в их сопровождении. Никто ни  с кем не договаривался о такой «услуге». 
      
         Последний школьный день с усыпанными цветами партами закончился не обычно быстро. Распрощавшись до первого сентября с любимой учительницей, ребята разошлись по домам. У них начинались каникулы. В отличие от школьников каникул у их учителей не бывает. У них есть только очередной отпуск в июле.
    
        - Надежда Владимировна, зайдите через полчаса ко мне в кабинет, - заглянув в третий, а по сути, уже в четвёртый класс, попросила директор школы Ильина.
    
        В это время Трубачёва, отпустив учащихся на каникулы, подводила итоги своему учебному году. "Не плохо, даже очень не плохо, а даже отлично, - думала про себя Надежда Владимировна.- Три  отличника и семь отличниц, остальные на половину  хорошисты, за исключением Васи Блинова. Живёт один с мамой, учеба даётся трудно. Надо бы в четвёртом классе позаниматься с ним дополнительно".
      Через полчаса, закончив свои размышления, учительница открыла кабинет директора.
     - Что случилось, Галина Николаевна?- услышала та её вопрос.- Класс у меня не отстающий, учебный год закончили не хуже других, а даже лучше. Меня уважают, любят не только ученики и ученицы, но и их родители.
     - Вот в том то и дело, дорогая моя, Надежда Владимировна, что любят.
     - Не поняла?
     - Сейчас поймёшь, читай.
      
        «Уважаемая, Галина Николаевна!- начала вслух читать учительница начальных классов. - Обращаются к Вам родители будущих первоклассников. Убедительно просим Вас не ставить к нашим детям-первоклашкам учительницей Татьяну Игоревну Дьякову, которая  выпустила свой четвёртый класс и по нашим сведениям собирается принять в сентябре первый класс. Это не учительница, а настоящая "мучительница". Мы не хотим, чтобы она и наших детей дёргала за уши и ставила в угол. Просим её поставить на  четвёртый класс, а  Надежду Владимировну на первый, поменяв их местами. В противном случае, мы решимся на отчаянный поступок и своих детей в этом году в первый класс не отправим. Пусть лучше ещё годик отдохнут. С уважением родители будущих первоклассников».
      
         - И что я, как директор, должна в такой ситуации делать? – спросила директор свою подчиненную. – Подскажи! Не знаешь? Зато я знаю: первого сентября возьмёшь первый класс, свой четвёртый сдашь Дьяковой. Извини, но у меня другого выхода нет. 
     - Галина Николаевна, можно мне с завтрашнего числа взять отпуск вне графика, а передам я ей класс после отпуска.
     - Пиши заявление, подпишу.
    
           Отпуск пролетел быстро, как и лето в целом. В августе Трубачёва передала Дьяковой  свой четвёртый класс, а сама приняла первый. Родители первоклашек, таким образом остались довольны. Родители учеников четвертого класса, чтобы не осложнять своим детям их положение, заняли нейтралитет. Отпраздновали вскоре День знаний.
     Новый учебный год начался.
     
          Первый урок в четвёртом классе прошёл на удивление спокойно, но когда Татьяна Игоревна после перемены вернулась из учительской в свой класс, она его застала пустым. Дежурная на входе пояснила, что ребята на перемене вышли на улицу поиграть, больше не заходили. Шли без портфелей. Вернувшись в класс, Дьякова не обнаружила на партах и портфелей. Что её сильно озадачило.   Портфели же «ушли» через  окно.
    
        В первом  классе все уроки состоялись по расписанию. Немного уставшая Трубачёва вернулась домой. Зашла в ворота, обратив внимание, что они закрыты по-другому.
    - Наверное, мама выходила на улицу,- подумалось Надежде Владимировне.
    
       Во дворе их дом стоял у самого огорода, а перед ним располагалась кухня. Она зашла в неё перекусить перед обедом. Они с мамой обедали в одно и тоже время, которое ещё не наступило. Затем, немного отдохнув на свежем воздухе, направилась в дом. Когда  зашла в залу, то в буквальном смысле слова села на пол: на диване, на стульях, на полу, - везде сидели её бывшие третьеклассники. Шёл урок. Его проводила мама, бывшая учительница, ушедшая в прошлом году на заслуженный отдых.
     
       На следующий день ситуация в школе  нормализовалась. Первый класс учить так и продолжала Трубачёва, которая, войдя утром в класс его не узнала, он был усыпан цветами: постарались родители, которые очень боялись, что Надежда Владимировна вернётся в свой прежний класс с вытекающими последствиями.

       Четвёртый же  класс, затаив дыхание, слушал свою новую учительницу вместо Дьяковой, которую уволили по просьбе родителей. Ею оказалась мама Надежды, вернувшаяся на один учебный год снова в школу. Уж больно жалко ей стало отдавать бывший класс дочери той, которую не без основанию прозвали «учительницей-мучительницей».

01.11.2015 г.

Фото из Интернета

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 03.02.2019 21:39
Сообщение №: 186717
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Современный хамелеон

      Со школьных лет  мы знаем о чеховском «Хамелеоне». Речь в том рассказе идёт, конечно же, не о роде ящерицы, способной менять окраску своего кожного покрова при раздражении, а также при перемене цвета окружающей среды. Антон Павлович рассказывает нам историю о человеке, который приспосабливаясь к обстановке, легко меняет своё поведение, взгляды, симпатии. Эпоха Чехова ушла в прошлое, и, казалось, с её уходом исчезли  и люди - "хамелеоны". Но нет, они встречаются даже в нашем двадцать первом веке. Причём современные «хамелеоны» мало чем отличаются от своих далёких «предков».
    
          …Совещание у начальника цеха началось в пятнадцать часов. На него как обычно пригласили мастеров первой и второй смен. Совещание  внеплановое: заканчивался месяц, а план выпуска продукции, как говорится, «трещал по швам». Начальник цеха Баулин только что вернулся от генерального директора завода. К тому времени секретарь запустила в кабинет всех приглашённых, и они расселись по своим местам, заранее определённым. Первым начал начальник цеха:
       - Шошин, объясни мне, чем ты занимался в течение месяца? Почему план бригадой выполнен только на семьдесят пять  процентов?
       - Юрий Михайлович, Вы же знаете, подвёл отдел материально технического снабжения, не обеспечив в полной мере нас заготовками,- поднявшись с места отвечал мастер. 
       - Ничего не хочу знать, - стукнув кулаком по столу, прокричал хозяин кабинета, - где хочешь там и бери оставшиеся проценты, или пиши заявление на увольнение.
      
        После него руководитель поднял ещё несколько мастеров. После состоявшихся «диалогов» не надо было им обязательно идти в медпункт, чтобы убедиться: у всех артериальное давление подскочило «дальше некуда». Мастер Ливанов сидел по середине, ожидая «допроса» со стороны разбушевавшегося начальника цеха. Когда к нему подошла очередь докладывать, он, не дожидаясь, поднялся сам. Но не успел ничего сказать, как услышал:
       - Валерий Павлович, садись, не отвлекай меня от работы.
      
        Тот сел на место. Он ещё не знал, что генеральный директор сегодня подписал приказ о назначении Ливанова Дмитрия Геннадьевича, его дяди, на вакантную должность заместителя генерального директора по производству. До этого дядя работал начальником цеха на другом заводе и был в числе десяти кандидатов на указанную вакантную должность. Племянник знал, что в этом списке кандидатов  первым значился Баулин. А его коллеги-мастера и этого не знали. И, понятное дело, сильно удивились, что  начальник цеха не «тронул» мастера Ливанова, чья бригада выполнила план только на пятьдесят процентов. Стучание кулаком по столу продолжалось ещё полчаса. Пока начальник цеха не объявил совещание закрытым. Ливанов-мастер пошёл к снабженцам на переговоры. Договорился, что резчики металла останутся сегодня в ночную смену за двойную оплату и к утру обеспечат его бригаду заготовками металла.
      
          Потом он сел в свой автомобиль и поехал домой. По пути заехал в супермаркет за продуктами, вспомнив, что жена давала ему утром соответствующее задание. Всё, что значилось в списке жены, находилось уже в корзине, и он направился к кассе. Но, проходя мимо витрин спиртных напитков, услышал голоса, один из которых ему показался  знакомым.
       - Юра, я тебе сейчас этим коньяком голову разобью, - «говорил» женский голос. – У моей лучшей подруги День рождения, а ты хочешь, чтобы я шла к ней с твоим дешёвым коньяком. Тебе что, ещё тысячи жалко?
       - Ну что ты, Олечка, лапочка, - чуть не стоя на коленях перед женой оправдывался Баулин. – Я же пошутил, давай твоей подруги купим самый дорогой коньяк.
        И не успела жена «поблагодарить» мужа, как  бутылка самого дорогого коньяка лежала уже в их корзине.
       
         Мастер после этой сцены тихонько удалился. Начальник его не видел, так как стоял к нему спиной.
       - Надо же, как люди меняются? - подумал он про себя, - на работе с подчинёнными он – настоящий древний восточный деспот, а с женой – «ангел в тюбетейке». Понятно, кто в доме хозяин. Как-то это не совсем порядочно.
       
         Не успев зайти с продуктами в квартиру , Ливанов услышал голос жены:
        - Валера, сходи пожалуйста  в школу к Анне Михайловне. Она что-то приглашает нас с Колей. Там какие-то опыты в кабинете химии они проводили. А кто виноват, неизвестно.
       - Ладно, схожу.
       
       В назначенный час они с сыном открыли кабинет классного руководителя. Там уже сидели  сын и отец Баулины. Их сыновья учились в одной школе, в одном классе. Разборку не начинали, ждали ещё  Курникова с сыном. Прошло полчаса, но те не появлялись.
       - Анна Михайловна, начинайте, - произнёс Баулин. – Разбираться тут особо, мне кажется, нечего, мой Серёжа этого сделать не мог, он в химии « как баран в аптеке», а Коля Ливанов – тем более. Он очень воспитанный мальчик. Такой же как и его отец. Виноват, без сомнения, Курников Стёпа. Мы, пожалуй, пойдём, а Вы уж поговорите с его отцом. И вообще, кто они такие, я их не знаю?
       - Родители  на прошлой неделе переехали в наш город и сын пошёл в нашу школу продолжать учиться. Его я ещё плохо знаю. А вы оба можете идти. Тем, видимо, что-то помешало прийти в школу.
       
        Баулин и Ливанов  встали и направились к выходу. Но в этот момент открылась дверь кабинета и на пороге появился Курников с сыном. Прошли в кабинет, сели.
      - А вот теперь давайте разбираться, - обратилась ко всем троим родителям классный руководитель,- кто же из ваших сыновей чуть не сжёг своими опытами кабинет химии?
      - Да что тут разбираться, - начал Баулин, - это дело рук моего Коли, придём домой – накажу. Ущерб возмещу.
      На этом «разбирательство» закончилось, и все разошлись. Дома отец спросил сына: «Кто же виноват из вас?»
       - Курников Стёпа.
       - А почему же ты этого не сказал Анне Михайловне?
       - Ты странный какой-то, папа,- последовал  ответ. – Сам испугался отца Стёпы, майора милиции, даже разбираться не стал. А я что - герой?
       - Ладно, сынок, не переживай, возмещу я школе ущерб. А ты в следующий раз, прежде чем проводить опыты с одноклассниками, узнавай, кем работают их родители. А то нашёл мне друзей: у одного папа – майор милиции, у другого папа – племянник нашего нового заместителя генерального директора. 

28.08.2015 г.

Фото из Интернета

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 04.02.2019 08:27
Сообщение №: 186720
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Тайное крещение

          Партийное собрание колхоза «Имени Щорса» проходило на удивление оживлённо. Повестка дня  уж больно серьёзная: «Выборы нового парторга». Прежний партийный  организатор ушёл на заслуженный отдых, снялся с партийного учёта и уехал с женой в город к внукам. Спорили долго и упорно, но в итоге прошла кандидатура райкома партии. На дворе стоял 1965 год.
           
            Виталий Денисович Чесноков до этого работал инструктором в райкоме партии,  его «бросили» в один из колхозов, где плохо работала партийная организация. Возражать не стал: жили у тёщи, а тут колхоз предоставлял отдельный дом со всеми удобствами. И он поехал навстречу своей судьбе.
           
          Партийные дела в колхозе пошли вверх, численность организации заметно увеличилась. Парторг среди колхозников и просто жителей села стал заметной фигурой. С ним стали считаться. Делал это даже сам могущественный и "непотопляемый" председатель колхоза, которого прозвали «Новый помещик». Ходили слухи, что Василий Романович является потомком местных помещиков девятнадцатого века. Однако, понятное дело, живых свидетелей тому не находилось.
           
         Чесноков познакомился со своей женой Людмилой в педагогическом институте, на последнем курсе они поженились. Молодых специалистов направили учителями в школу районного городка, где проживали родители жены. Жили у них. Родился сын Олег. Виталий вступил в партию и стал делать партийную карьеру. Сначала возглавил коммунистов школы, а со временем перешёл инструктором в райком партии. Что считалось тогда повышением по партийной линии.
             
           В селе, куда переехали супруги, жена устроилась в школу учителем. Они  по диплому - учителя истории. Муж начал осваивать  рабочий свой кабинет, в котором портрет Никиты Сергеевича уже исчез, а Леонид Ильич ещё не появился. Через год в семье парторга родилась дочь. Назвали Лизой. После сына - дочь: радости не было предела. Вначале. Вскоре родители заметили, что она родилась не совсем здоровой. Врачи говорили, что это издержки роста. Бабушка Акулина несколько дней уговаривала родителей крестить её в церкви. Мама соглашалась, а папа сопротивлялся:
            - Вы что не знаете, какую я должность занимаю? Да я сам обязан проводить среди сельчан атеистическую пропаганду. Слава Богу, церковь закрыли до меня. За каждого крещённого новорожденного я  получу взыскание в райкоме партии.
            - И за кого ты только, Люда, замуж вышла? Не могла найти беспартийного?- подшучивала над дочерью её мама.- Ребёнок, видишь ли, пусть страдает, а ему дорог партбилет!
           
            Шло время. Лиза подрастала. Её ровесницы бегали по улице, радуясь солнышку, измеряли глубину луж после дождя, а она лежала в своей детской кроватке и грустными глазами наблюдала в окно, как там на деревьях водили хоровод певчие птицы. На глазах  появлялись слёзы. О беде мамы её знали не только все учителя в школе, но  и родители учащихся. После очередного родительского собрания к классному руководителю Людмиле Чесноковой подошла мама одного из её учеников, самого отстающего в классе.
          
             - Людмила Спиридоновна,- начала разговор мама,- я знаю о Вашем горе и хочу  помочь. В знак благодарности за то, что Вы «тянете» моего Ваню из класса в класс, затрачивая на это своё личное время. Другая бы на Вашем месте давно уже оставила моего сына на «второй год». Мой Ваня тоже долго не ходил, был прикован к постели. Пока я его не свозила к бабке-знахарке. Да, он учится плохо, знания достаются тяжело, но ведь он в школу ходит сам, своими ногами. Я Вам дам адрес этой знахарки, она живёт в ста километрах отсюда. Возьмёте адрес Людмила Спиридоновна?
           - Возьму с благодарностью, давайте.
           
            Когда она вечером сказала об адресе мужу, тот «вышел» из себя:
           - Люда, ты что с ума сошла? Хочешь, чтобы меня на смех в селе подняли?
           
           Жена промолчала: она ожидала подобную реакцию мужа.
           Спустя неделю, Чеснокова пригласили в область на  партийные трёхдневные курсы. Он уехал, а жена со своей мамой, взяв Лизу, оправились тайно по указанному адресу. Знахарке было уже далеко за восемьдесят, но держалась она бойко, выглядела минимум лет на шестьдесят пять. Не зря же говорят врачи, что биологический возраст человека не всегда совпадает с возрастом «по паспорту».
          
            Осмотрев девочку, бабка заявила:
           - Не волнуйся, миленькая, дочку твою вылечу, в школу пойдёт сама. Но …, миленькая, я не вижу у неё крестика, она что не крещённая?
           Потому, как мама и бабушка одновременно залились слезами, знахарка всё поняла и успокоила:
          - Не волнуйтесь, миленькие, крестите Лизу и приезжайте ко мне. Вылечу.
          На том и расстались.
         
             Вернувшись домой через три дня, Виталий дома жены не застал, она задержалась в школе. Её мама вручила зятю бумагу, на которой тот успел бегло прочитать : «Исковое заявление о расторжении брака». Как стоял он перед тёщей, так и сел перед ней на пол.
          - Всё, делайте, как считаете нужным, я возражать больше не стану, - порвав копию искового заявления жены, медленно проговорил зять.
         
          Он догадался, что таким образом жена хочет крестить  в церкви дочь. И прикинул, что в данном случае ему надо выбирать наименьшее из зол. Он выбрал крещение. О том, что дочь побывала уже у знахарки,  не знал. Пока рано ему  это знать. 
         
        Обряд крещения проходил в тайне в другом селе, где церковь пока ещё сохранялась. Крёстной была мама того самого Вани. Никто и никогда не узнал бы о тайном крещении, если бы крёстная случайно не проговорилась на следующий день. А ещё через неделю парторганизация колхоза освободила парторга Чеснокова от занимаемой должности и исключила из партии. Оно бы ничего, если бы не стечение обстоятельств: ещё до крещения дочери парторг здорово поругался, отстаивая интересы колхозников, с председателем колхоза,  тоже коммунистом и членом райкома партии. А кто в колхозе в советское время осмелился бы конфликтовать с всемогущим колхозным председателем? Единицы, разумеется, с вытекающими для них последствиями.
       
         На предложение сдать партбилет парторг ответил: «Не Вы мне его давали, не Вам его и забирать».
        - Ничего на бюро райкома положишь!, - со злостью ответил "помещик".
       
          Бюро райкома проходило закрытым. Причина: «Дурной пример заразителен». Быть бы исключённым Чеснокову из партии, если бы не одно «но»: работая в райкоме инструктором, Виталий пользовался авторитетом и уважением в коллективе. Поэтому для него не было  удивительным, что после гневной обличающей  речи члена райкома партии Варламова (председателя колхоза) в его адрес  никто из членов бюро против  не выступил. Зато выступил Филимонов, директор школы, где раньше работал «обвиняемый», и который лично давал рекомендацию ему в партию. Мало кто из районных адвокатов произнёс бы такую защитительную речь, как этот оратор. В конце своей речи, он обратился к председателю колхоза: 
          - Василий Романович, если бы я оказался на месте Чеснокова я бы тоже крестил дочь. Как известно, «утопающий хватается за соломинку», так и  Виталий Денисович ухватился за свою «соломинку». Тем более, что сам он в церкви не присутствовал. Какие к нему претензии? Жена и тёща в партии не состоят. На них он повлиять не может. Оставьте людей в покое.
         
         Вопрос поставили на голосование и... Чеснокова оставили в партии.
        Дождавшись окончания учебного года, супруги уехали из села обратно в район и вернулись учителями в прежнюю школу, которую Виталий Денисович через полгода и возглавил. После того, как Филимонов перешёл в районный отдел народного образования.
      
            Бабушка же Лизы вместе с её мамой стали регулярно навещать известную знахарку. Прежде чем ехать первый раз к ней, они вновь обратились к врачам. Те снова дали неутешительные прогнозы: вряд ли Лиза встанет на ноги. Но она встала. Через год. А ещё спустя год, как и обещала знахарка, Лиза Чеснокова своими ногами не пошла, а побежала с мамой в первый класс.

17.01.2016 г.

Фото из Интернета
        

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 04.02.2019 08:37
Сообщение №: 186721
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Древняя бабушка

         Клавдия Степановна только-только закончила работу по домашнему своему хозяйству: накормила  козу, свиней, кур, кошек и собак.
      - Терпите до утра, больше кормить и поить вас не буду,- начала беседу, как обычно, со своими животными бабушка Клава.
      
        В беседу вмешалась соседка  Зоя:
      - Пришла, Степановна, как обещала, получать инструкции.
      - Зоя, я уезжаю к внукам в город всего на три дня. С утра завтрашней пятницы до вечера воскресенья. Давно не была: весна-лето-осень, какие могут быть поездки? Кто за меня на огороде и в саду будет работать? Живу, как и ты одна. А вот завтра, первого декабря,  я могу себе позволить поездку к внукам. Но только при одном условии, что ты, моя соседка, поможешь и присмотришь за моими животными. Только их не балуй, корми в меру. Одним словом, принимай хозяйство на три дня. Приеду – езжай ты.
      - Смеёшься, Клава? Я-то куда поеду? Ты же знаешь: нет у меня внуков. Так получилось.
      - Извини, Зоя, я не хотела тебя обидеть. Я же не сказала, езжай к внукам, я имела ввиду ехать просто куда-нибудь на отдых. В санаторий, например.
      - Ага, ждут меня там с распростёртыми руками.
     
       Рано утром обе соседки попрощались: одна ушла на сельскую автобусную остановку, чтобы попасть на самый первый рейс в город, а вторая пошла к её животным.
    
      Через три часа бабушка Клава открывала дверь квартиры, где жила дочь с мужем и двумя детьми. Дочь Галя, отпросилась на время с работы, чтобы встретить мать.
    - Ну всё, мама, хозяйничай тут, а я побежала на работу, - обрадовалась она. – Да, я чуть задержусь сегодня, готовим месячные отчёты. Забери, пожалуйста, в шесть часов вечера Антона из садика. Садик знаешь где находится. Я воспитателей утром предупредила. Зина тоже вечером занята.
    
          Бабушка посмотрела на часы: до вечера ещё было много времени,  она включила телевизор. На первом попавшем телеканале показывали старые добрые советские мультфильмы. Вспомнив своё детство,  решила их посмотреть. Через час стало слышно, как хлопнула входная дверь. Это возвратилась  внучка-восьмиклассница Зина.
    - Ой, привет бабуля, - обняла та её. – Как хорошо, что ты приехала, а то мне надо вечерком по делам сбегать, а Антона некому  забрать.
   
      Увидев, что бабушка смотрит по телевизору мультфильмы, Зина рассмеялась:
    - Бабуля, какая ты у нас "древняя", мультики у нас смотрит пока что только Антон. Да и то не все подряд.
     - А что же ты смотришь, внучка?
     - Пошли покажу.
     
       Внучка повела её в свою комнату, включила ноутбук.
     - Бабуля, я смотрю современные фильмы. Вот один из них. Посмотришь - я тебе другой включу. В Интернете их много.
      
       Включив бабушке "современный" фильм, Зина пошла на кухню. Когда  вернулась через двадцать минут, "зрительница" лежала в кресле без сознания. Догадавшись, что «переборщила», внучка быстренько выключила ноутбук и дала бабушке понюхать нашатырный спирт. Бабушка очнулась.
     - Внучка, ты что мне включила? Что и сама его смотрела?
     - Два раза. Подумаешь, современный эротический фильм.
     - Да какая же это эротика, внучка? Я прошу тебя, больше такой «гадости» не смотри. А то я твоим родителям скажу.
     - Они знают, бабуля.
     
      После этих слов у бабушки Клавы не нашлось словарного запаса, чтобы ответить внучке. Она просто припомнила своё время, когда такого «безобразия», по её мнению, в стране не наблюдалось.
   
       Вечером, около восемнадцати часов, из квартиры собрались уходить вдвоём. Бабушка - в садик за внуком, а внучка - к  однокласснику на вечеринку. В садик первая опоздала. Там оставались, дожидаясь родителей, Антон и Лида. За Лидой пришла тоже бабушка. Когда вышли на улицу, бабушка Лиды спросила Антона:
    - Внучек, видишь тебя сегодня бабушка забирает. Сестре, видимо, опять некогда, по мальчикам бегает. Ты когда вырастишь, бабушка твоя совсем старенькой станет,  её кормить будешь?
    - Конечно буду.
    - Видишь, Лида, какой хороший мальчик. Учись у него как надо заботиться о своей бабушке. А то ты только и знаешь: купи бабушка то, купи это … 
     "Чужая" бабушка не успела договорить, как услышала далее:
    - Если бабушка мне будет отдавать свою пенсию.
     
       После этих слов Антона его бабушка уронила на землю пакет с  вещами, а бабушка Лиды, ничего не прокомментировав, быстро увела внучка в сторону, чтобы та не поняла смысл сказанных шестилетним Антоном  слов на счёт  пенсии.
    
       Вечером, после прихода дочери и зятя с работы, бабушка стала предъявлять им свои претензии по воспитанию внука и внучки, приводя в пример своё советское прошлое, когда не существовало Интернета с эротикой, когда она, внучка, до самой смерти ухаживала за своей престарелой бабушкой, не требуя взамен бабушкиной пенсии. А уж тем более, не бегала она  на «вечеринки» с одноклассниками. В ответ дочь и зять ответили хором: «Ну и «древняя» ты у нас, бабушка».
     
        Вернувшись в село,  Клава поделилась своими «тревожными» мыслями с соседкой Зоей.
     - А ведь, действительно, мы с тобой, Степановна, «древние» старушки,- подвела итог беседы соседка.   - Тебе ещё с внуками повезло, в том числе и с внучкой. Смотреть эротику в Интернете в таком возрасте, разумеется плохо, но не так страшно, как в этом возрасте «спать» с одноклассниками. У моей школьной подруги, проживающей в городе дела куда хуже. В прошлом году она гостила у меня  и жаловалась на внучку, кстати, тоже восьмиклассницу. Подруга однажды пришла   к дочери, которой дома не оказалось: её срочно вызвали в больницу, она – медсестра. Ключ у неё запасной имелся. Когда  тихонько зашла в квартиру, то как стояла с сумкой, так с ней и села на пол. Её внучка занималась со своим мальчиком сексом. Когда же бабушка   "гостя" выгнала с квартиры, внучка, уходя следом,  заявила: «Вот помрёшь, я буду плясать на крышке твоего гроба». Пришлось срочно вызывать  «Скорую помощь», которая увезла её с инфарктом.
    
      Выслушав соседку,  Клава сказала: «Хоть мы с тобой и «древние», Зоя, но вели себя тогда скромно. Не то, что нынешняя молодёжь. Своих внуков я всё равно любила, люблю и буду любить. Они же – мои. Пусть я для них и буду «древняя» бабушка.

14.11.2015 г.

Фото из Интернета
     
      
 

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 04.02.2019 08:46
Сообщение №: 186722
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Племянник

        К подъехавшему на автозаправочную станцию автомобилю на окраине города подошёл заправщик.
      - Что так рано, Володя, на работу едешь?
      - Нет, Петрович, сегодня я еду не на работу, отпросился на день. Направляюсь в другой город. Заправь-ка мне полный бак.
      - Счастливого пути!
      
        Федеральная трасса в утреннее время казалась не очень загруженной, и Кожевников, включив музыку, всё дальше удалялся от родного города. Он ехал по просьбе мамы к её сестре. Тётя, отметившая накануне свой 80-летний юбилей, жила одна в однокомнатной квартире, которую  получила как вдова погибшего участника войны ещё в советское время. Замуж так и не вышла второй раз, детей не имела. Из родных у неё оставалась сестра Мария и племянник Владимир. Пока позволяло здоровье, тётя никого не беспокоила, когда же его не стало, попросила отправить её в Дом-интернат для престарелых. Доехать туда сама не могла, дом находился в другой части города. Вот и обратилась она за помощью к своей родной сестре, чтобы та на денёк прислала к ней сына. Последнего уговаривать не пришлось. И маму, и тётю он любил одинаково.
        
       Въехав в  город, он быстро нашёл её дом, позвонил в  квартиру.
      - О, Володя, так быстро приехал? - открыв дверь, обрадовалась тётя.- У меня всё готово. Возьми мои документы, вещи у стенки стоят. Но давай по обычаю «посидим на дорожку». Они сели.  Володя вспомнил, как когда-то они все жили в этом городе. Как он по пути со школы всегда заходил к тёте проведать. Та в долгу не оставалась и как могла баловала племянника, что, разумеется, не очень-то нравилось его родителям. Потом, когда отец сменил работу, они переехали в другой город. Но племянник не забывал тётю, периодически её навещая.
       - Посидели маленько, теперь поехали в Дом-интернат,- первой заговорила тётя.- Ой, как мне туда не хочется, но ничего не поделаешь, как говорил Александр Сергеевич: «Старость – такая гадость!»
      
       Остановив свой автомобиль возле Дома-интерната и попросив тётю посидеть в салоне, племянник, взяв документы, направился в указанное заведение. Без тёти охрана его не пускала, пришлось предъявить удостоверение журналиста. Указанной в нём газеты, охранник не знал, ибо она издавалась в другом городе, но связываться с журналистом не захотел. Стоявшая невдалеке бабушка, слышавшая их разговор, пригласила журналиста Кожевникова к себе в палату.
      
        Она первая рассказала о своей судьбе. Жила с внуком, его родители жили за границей. Пока внук не вырос и не женился он ухаживал за бабушкой. А когда в квартиру привёл свою жену, то семидесятилетнюю бабушку «сплавил» в Дом престарелых. Сам теперь живёт «припеваючи».
     
        Вторая бабушка попала сюда благодаря дочери. Зять поставил условие жене: или я, или твоя мать. Дочь выбрала мужа. Как она это «дело» провернула – неизвестно. Не иначе, как воспользовалась большими связями.
     
        Третью бабушку «сдали» соседи, с которыми она по свей глупости заключила договор пожизненной ренты. Как им удалось, имея такой договор, определить её в Дом престарелых, бабушка понять не могла. Родственников у неё нет. Защитить некому.
     
       Четвёртая одинокая бабушка попала  в эту палату по воле одного  бизнесмена, которому понадобилась земля, где стоял одинокий её домик. Дом  разобрали, а его хозяйку отправили в Дом для престарелых.
     - Печальные истории вы мне рассказали,- пожаловался журналист.- А как вас здесь обслуживают?
     - Плохо, сынок, - хором ответили бабушки.
     
        Из их рассказа он понял, что обслуживание одиноких престарелых граждан в этом заведении находится не на должном уровне. Телевизор имеется, но они его не смотрят из-за плохого зрения, газеты поступают, но по той же причине  их не читают. По их просьбе, правда, им по вечерам читают русскую классику, но с большими перерывами. На тумбочке Кожевников заметил  аккуратно лежащий третий том «Войны и мира» Льва Толстого.
     - Сынок, ты нам расскажи, - попросила одна из бабушек, - за кого  вышла замуж Наташа Ростова? За Болконского?
    
         Бабушки очень сильно расстроились, когда узнали, что тот умер, а Наташа вышла замуж за Пьера Безухова. Но потом успокоились, согласившись с тем, что Пьер то же хороший человек, к тому же очень богатый.
     
          Попрощавшись с бабушками, племянник не стал оформлять свою тётю в Дом престарелых, а быстренько покинул его. Когда  сел в свой автомобиль, тётя спала на заднем сидении. Будить  её не стал и тронулся в обратный путь, в свой город. Когда выехали на федеральную трассу, тётя, проснувшись, спросила: «Володя, ты куда меня везёшь? Почему ты меня не оставил в Доме-интернате?».
      - Там мест нет,- последовал ответ.
      - А в вашем городе есть? Там меня возьмут? А то домой мне возвращаться нельзя, квартиру я уже продала.
      - Возьмут обязательно.
       
        Впереди показался родной город. Въехали на центральную улицу, затем свернули на право и подъехали к девятиэтажному дому. Остановились возле третьего подъезда.
      Не понимая, куда она приехала, тётя спросила: «Володя, а меня там точно примут?».
      - Не сомневайтесь в этом, - ответил племянник и повёл её в подъезд. 
      
       Поднявшись на четвёртый этаж, позвонили в дверь. Её открыла мама Володи.
      - Володя, ты почему от меня скрывал этот сюрприз?- спросила мама.
      - Мама, на то он и сюрприз.
      Находящиеся в четырёхкомнатной квартире Владимира его жена, их два сына, десяти и пятнадцати лет, отец вышли в коридор, догадавшись, что к ним прибавился ещё один член семьи. А вот тётя этого никак понять не могла.
      - Володя, что это значит? Где я буду жить?
      - Здесь, тётя, в моей квартире.
      - Не будите меня, пожалуйста, - со слезами попросила приезжая, - я хочу этот чудесный сон досмотреть до конца.
      - Это не сон. Я не мог свою любимую тётю отправить туда, где ей не место. Здесь же Вам будет хорошо.
      - Да я не против, но вам же со мной будет тесно. Вас так много.
      
        Услышав последние слова тёти, племянник подошёл к книжному шкафу, достал  том Тургенева и стал читать: «Когда при мне превозносят богача Ротшильда, который из громадных своих доходов уделяет целые тысячи на воспитание детей, на лечение больных, на призрение старых – я хвалю и умиляюсь. Но и хваля, и умиляясь, не могу не вспомнить об одном убогом крестьянском семействе, приютившем сироту-племянницу в свой разорённый домишко.
       - Возьмём мы Катьку, - говорила баба, - последние наши гроши на неё пойдут, не на что будет соли добыть, похлёбку посолить.
       - А мы её и не солёную, - ответил мужик, её муж.
       Далеко Ротшильду до этого мужычка». Конец цитаты.
      
      У всех присутствующих не нашлось слов, чтобы возразить  Тургеневу. Все  с ним согласились. Как-никак, русский классик.

19.10.2015 г.

Фото из Интернета

      

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 04.02.2019 08:54
Сообщение №: 186723
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Наследник

           Докучаев умер на следующий день после празднования 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Умер во сне. Что ему снилось накануне:  "празднование" юбилея Октября или трудные военные дороги с их фронтовыми «Сто грамм», - не известно. Однако, он прекрасно знал, что с его артериальным повышенным давлением граммы эти в последнее время  употреблять нельзя. Он на это не обращал абсолютно никакого внимания. «Прорвёмся», - часто повторял   одно и тоже, - мы же – фронтовики. Как оказалось у фронтовиков сердце тоже не железное, а вполне, получив «нагрузку», может остановиться в любой момент. С ним это случилось ночью.
           
          Ещё буквально накануне ноябрьских праздников его сожительница Степанида умоляла:
           - Гриша не пей так много, или  пойдём в ЗАГС зарегистрируем наш брак. Живём-то мы с тобой уже двадцать лет. Помрёшь, а я останусь ни с чем. По закону всё получит твой сын от первого брака. Пожалей меня, Гриша.
           - Не волнуйся, моя хорошая, я – бессмертный: всю войну прошёл и ни одной царапины. Ладно, Степанида, успокойся. Завтра пойдём и распишемся как положено. И будешь ты с завтрашнего дня  Докучаевой. Не страшно: помру – уедешь жить к своим детям. Они у тебя взрослые, внуки имеются. Шучу, шучу. Останешься ты в моём доме на законом основании. Получишь права, будешь ездить на моём «Запорожце», ставить его в мой гараж. Будешь ездить на мою дачу.
           
          - Моё! Моё! Как тебе не стыдно, Гриша, капитальный ремонт  твоего дома делали вместе, да и мои дети в стороне не стояли, приезжали, помогали. А автомобиль ты на чьи деньги купил? А дачу твою кто обрабатывает уже двадцать лет, иначе она бурьяном заросла бы?
            
          Одним словом, Григорий, «пропустив» ещё одну рюмку водочки, дал клятвенное обещание Степаниде, что завтра утром она станет его законной женой и получит наравне с сыном половину его имущества. По закону. 
            
          Утро наступило, но  оказалось «туманным». Не радостным для Степаниды: Докучаевой она так и не стала, как и не стала, разумеется, наследницей покойного. Дети Степаниды, по понятной причине, финансировать похороны «неизвестно кого» отказались. А на руках у «вдовы» оказалась только разменная мелочь: покойный «предусмотрительно» за два дня до смерти положил все имеющиеся у них в наличии денежные сбережения в сберегательную кассу. Со временем он собирался на эти деньги поменять автомобиль.
           
          Все тяготы похорон легли на Степаниду. Жили они в рабочем посёлке, все знали друг-друга. Случилась беда, как не помочь? Помогли, одолжив деньги на похороны. "Вдова", не имя другого выхода, деньги с благодарностью взяла, надеясь великодушно на то, что сын покойного отдаст за неё «кредиторам» деньги. Надежда, как известно, умирает последней.
           
          Похороны состоялись, помянули покойного и на девять дней, и на сорок. Ни на похороны, ни на поминки сын Григория не приехал. Он заявился только спустя полгода, вступив в наследство.
          
         Глеб Докучаев жил на «широкую ногу», работал в колхозе агрономом. Построил себе дом назависть сельчанам. Во дворе красовалась новенькая «Волга». Каждый год они с женой и единственной дочерью ездили отдыхать в Крым. Другими словами, не бедствовал. Об этом знала Степанида. На что и надеялась.
         
          Появился в доме отца сын вместе с женой. Они поблагодарили ту, кто двадцать лет кормила и поила Григория Докучаева, вела с ним общее хозяйство. В присутствии соседей пообещали дом ей подарить. Про гараж ничего не сказали. И он через несколько дней таинственно исчез. Кому сын покойного продал металлический гараж, так никто и не узнал. Приняв в качестве наследства автомобиль, Глеб его тут же переоформил на свою жену, которая и уехала на нём, не дожидаясь мужа. Вскоре уехал и он сам, пообещав Степаниде, что вышлет деньги, которые та потратила на похороны отца.
          
           Когда в начале мая Степанида поехала на дачу, то её туда не пустили два огромных пса у ворот. Сердобольные соседи сообщили, что дача больше не их, она продана. Предложили пожить пока у них. Чтобы окончательно успокоить нервы и отойти от похорон сожителя, Степанида согласилась.
          
          Однако основной «удар» в спину ожидал бедную женщину дома. Возвратившись через неделю, она не смогла попасть в калитку : на ней висел новый замок, а по двору бегала немецкая овчарка. Степанида поняла, что и дом продан. Схватившись за сердце, она медленно опустилась на землю. Её подняли соседские мальчишки и привели к себе домой. Откуда их родители отправили больную в больницу.
          
         Выписавшись из больницы, женщина отправилась к Глебу  за  деньгами для погашения долга перед соседями. Не получив ничего и вернувшись домой, она пошла по соседям объяснить причину невозврата долга и посоветоваться, как ей теперь быть. Пенсии  не хватит. Произошло невероятное: никто не потребовал возвращать ей деньги, зная то, на что она их потратила. Но при этом с их стороны неслись проклятия в адрес сына покойного. С их слов, поступить так со Степанидой мог только мерзавец. Место которому в аду.
         
          Поблагодарив соседей, женщина, забрав в своём бывшем доме только свои документы, уехала жить в город к дочке. Та давно уже звала нянчить внуков.
          
          Летом Глеб  вновь собрался ехать на отдых. Но дела в колхозе пошли не важно, к  тому же приехала какая-то инспекция с района с проверкой. Ему ничего не оставалось, как отправить на отдых только жену и дочь. Но не ехать же им на «Запорожце», и он отдал свою «Волгу». Ездить на запорожском автомобиле жена научилась, но на горьковской «Волге» сидела за рулём всего два раза. Ей показалось этого достаточно, и она села в третий раз. Как оказалось, в последний.
          
         Давая в руки свою «Волгу» неопытному водителю и отправляя их в дальний путь, Глеб терял тем самым  автомобиль и дорогих ему людей. До Крыма они так и не доехали. Выскочив на встречную полосу при  обгоне, Докучаева столкнулась со встречным автомобилем. Выжить у водителя шансов не было. Дочь, сидевшая на заднем сидении, в тяжёлом состоянии оказалась в реанимации. Никаких гарантий врачи отцу не давали. Советовали ему надеяться  разве что на чудо.
         
         Только пережив горе, Глеб понял, что «наказание» это он понёс не случайно. Разыскав Степаниду,  приехал к ней, извинился, вернул ей «долг» и оставил «Запорожец», на котором приехал, и который он ей подарил.  Добродушная Степанида  простила Глеба, вернула долг бывшим своим соседям. А на «Запорожце» благодарный зять стал возить её по выходным дням  на их дачу. До этого она ездила туда на электричке.
       
          И чудо, на которое уповали врачи, произошло: дочь Глеба выжила, хотя шансов на это не имела. Никаких!

19.01.2016 г.

Фото из Интернета
  
      
 

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 04.02.2019 09:05
Сообщение №: 186724
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Ложная тревога

               В воскресный августовский вечер в семье колхозника Дениса Голубенко отмечали День рождения дочери Олеси. Ей исполнилось четыре годика. Хозяин считался в селе гостеприимным, поэтому гостей присутствовало немало: и больших, и маленьких. Именинница, разумеется, не вникала в смысл произносимых поздравительных слов. Её интересовали подарки. В основном, понятно, куклы. Однако самый дорогой подарок девочке преподнесла кошка Мурка, родив в этот день троих котят. 
         
                Сама Мурка по уважительной причине на торжестве не присутствовала. От её имени внучку поздравляла бабушка Полина. Ни она, ни родители Олеси не предполагали, чем для них на следующий день обернётся кошачий подарок.
         
               Утром папа с мамой ушли на работу. Дочь осталась дома. В детский садик она не ходила, находясь под присмотром бабушки. Любила поспать в утренние часы. «Воспитательница» жалела внучку и никогда сама не будила, что вызывало недовольство  родителей.
        
                Когда Олеся проснулась, бабушка оказалась рядом. Накормив девочку, она разрешила ей погулять (как обычно) до обеда с подружкой Соней, проживающей в доме напротив и тоже находящейся на воспитании своей бабушки. Увидев, что те встретились у её ворот, взялись за руки и пошли во двор, бабушка вернулась в дом заниматься своими делами.
          
               Настало время обеда. Надо было звать внучку. Полина Игнатьевна зашла во двор к соседке, поздоровалась с ней. С её слов, Олеся и Соня играли в саду. Вместе пошли в сад, где увидели … спящую внучку соседки. Никого возле неё не обнаружили. Осмотрев весь сад, пришли к выводу: девочка вернулась к себе домой и, возможно,  спит в своей постельке.

             У одной из бабушек стало тревожно на душе. Никогда ранее такого не случалось. Она вернулась к себе, зашла в комнату внучки. На койке мирно "спала" укрытая одеялом … любимая кукла Маша. Последняя, понятно, «проснувшись», не могла объяснить, где её хозяйка. В других комнатах большого дома девочки тоже не оказалось.
          
             С большим трудом «воспитательница» по лестнице залезла на чердак, где иногда любила играть внучка. Но и здесь той не  было. Далее были осмотры  огорода и сада. Соседей слева и справа также пришлось потревожить. Всё бесполезно: Олеся как «сквозь землю провалилась».
          
             Вытерев платочком слёзы и «взяв себя в руки», Полина Игнатьевна не пошла, а «полетела» на колхозный ток, где работала её дочка. Выслушав маму, та «в истерике» наговорила в её адрес много обидных слов. Её понять можно: Олеся - единственный ребёнок, врачи иметь детей больше не разрешали. Выручил бригадир, недавно избранный на эту по колхозным меркам высокую должность:
              - Успокойся, Ольга Егоровна, криком беде не поможешь. Действовать надо быстро, но спокойно и с умом. Короче, работу прекращаем  под мою ответственность и всей бригадой идём искать твою дочку.
              
                Бригадир Роман слово сдержал, распределив подчиненных по разным местам поиска. Сам же с потерпевшей отправился к речке, протекавший за огородом. Иногда Олеся, нарушив бабушкин запрет, шла к речке и двигаясь вдоль берега, наблюдала за рыбками. Пока не оказывалась далеко от своего огорода. Роман направился вдоль берега в одну сторону, а свою помощницу отправил в другую. Через определённое время они вновь встретились в том же месте: поиски девочки ничего не дали.
                
                Другая часть поисковиков осмотрела все близлежащие колодцы, лесопосадку. Привлекли к поискам и папу-тракториста. Объехав все улицы, дочки он не нашёл.
                
               Посовещавшись с членами бригады, Роман дал совет родителям девочки:
              - Наше село – не «Бермудский треугольник», пропасть бесследно ребёнок среди белого дня не мог. Остаётся одно: его похитили. Срочно обращайтесь к участковому инспектору милиции за помощью. Насколько мне известно, он сегодня находится в соседнем селе. Езжайте срочно к нему.

              Учитывая пословицу: «У страха глаза велики», папа девочки на тракторе помчался в соседнее село. Участковый Квитко к тому времени закончил дознание по краже коровы и собирался ехать в район. На пороге дома его остановил тракторист:
              - Иван Иванович, выручайте, у нас случилась беда. Дочь похитили.
                
                От неожиданности тот медленно присел на крыльцо. Проработав в милиции более двадцати лет, из них пятнадцать участковым инспектором, он не помнил случая, чтобы в сёлах района похищали детей. Ему стало не по себе от того, что за год до пенсии на его территории случилось такое страшное «ЧП».
               В село поехали вместе.
              
                Отобрав объяснение от потерпевшей, выслушав её внимательно, капитан сказал:
                - Не совсем всё мне пока понятно, но будем разбираться. Вина в случившемся лежит на бабушке.
                - Ой, Иван Иванович, она же моя мама, её строго наказывать никак нельзя, - попросила Ольга Егоровна.
                - Нет, что Вы, строго наказывать не будем, дадим ей только пятнадцать суток, - мигнув её маме, ответил участковый.
               
                Как потом будет рассказывать всем  бабушка Олеси, именно улыбка строгого на вид милиционера вселила в неё надежду, что с внучкой ничего не случилось, и она будет найдена. Он улыбался не зря, поняв, что девочку следует искать где-то рядом. И оказался прав.
             
               В районном отделении внутренних дел капитан Квитко считался одним из лучших по своей профессии. На его счету было много блестяще раскрытых преступлений и ни одного нераскрытого. Раскрывать их ему помогало не столько образование, сколько интуиция, жизненный опыт и, не в последнюю очередь, фронтовые дороги. Всю войну  провёл во фронтовой разведке, где малейшей ошибке ценой служила жизнь. Двадцать пять лет минуло с тех пор, но фронтовик до сих пор помнит, как однажды его внутреннее чутьё спасло от неминуемой гибели возглавляемую им группу разведчиков.
              
                Сначала Квитко самым тщательным образом осмотрел территорию соседей напротив. Затем собирался  приступить к осмотру территории Голубенко. Но прежде хозяева угостили его чаем с оставшимся тортом.
             - Любите вы все, вижу, Олесю,- тихо проговорил капитан. – Торт такой вкусный испекли, подарки в доме не помещаются. Интересно, а какой и чей подарок оказался самым дорогим для маленькой именинницы?
              - Вы, наверное, не поверите, смеяться станете, - отвечала  бабушка, - но это родившиеся вчера котята.
               - Я так и понял, уважаемые. Где кошка-то с котятами сейчас находится?
                
                Никто ничего не ответил, но все поняли, на что намекнул тот. Первой в летнюю кухню побежала бабушка. За ней, не отставая, участковый инспектор.
             
                Открыв занавеску под печью, они  увидели там кошку с котятами. Рядом с ней лежала и видела неизвестно какой сон Олеся. Её бабушка то ли от радости, то ли от злости на внучку открыла рот и хотела закричать, но Иван Иванович вовремя закрыл его рукой. Иначе бы у девочки случился  нервный стресс.
             - Пойдёмте отсюда, - приказал он, - пусть мама её забирает сама.
             
                Через год, когда Квитко собрался уходить на пенсию, его начальник показал благодарственное письмо от семьи Голубенко с приложенной фотографией тех самых котят. Иван Иванович заулыбался и положил написанное им заявление в карман:
              - Пусть полежит маленько.
             
               Начальник не возражал. Он встал, пожал подчиненному руку и вручил майорские погоны.  Полковник знал, что с помощью той благодарности и повышения в звании уговорит бывшего фронтовика «повоевать» ещё годик-другой на другом, незримом фронте. И мысленно благодарил за это Олесю с её котятами.

29.03.2017 г.

Фото из Интернета
   
 

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 04.02.2019 09:50
Сообщение №: 186727
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Я выбрала жизнь

         После победного мая 1945 года в село возвращались не только фронтовики определённого возраста, но и постепенно стали возвращаться молодые люди, угнанные во время немецкой оккупации на принудительные работы в Германию. Те, кто выжил.
       
         - Владимировна, дорогая,- не вбежала, а влетела в калитку двора соседка Кондратенко,- радость-то у меня какая, моя Светка из Германии вернулась.
       - Одна вернулась, а моя Катя?
       - Не знаю, соседка, заходи, спроси её сама.
      
         … Света Кондратенко и Катя Симоненко дружили с первого класса,  сидели за одной партой. Учились на «отлично», но поступить в институт после окончания школы не успели: началась война. В сентябре сорок первого года немецкие войска  без боя заняли украинское село. Сначала никого не трогали. Но прошло несколько месяцев и всё изменилось. По всей округе начались массовые отправки молодёжи в Германию, понятно, что не для отдыха. Цивилизованные немцы в середине 20 века начали применять у себя рабский труд. Не избежали этой печальной участи и подруги, Света и Катя.
      
        В Германии их определили на работу на местную фабрику. Жили в охраняемых лагерях. Переносили и холод, и голод. …
      
        Через несколько минут соседки уже сидели в доме Кондратенко и, затаив дыхание, слушали печальный рассказ её дочери.
      
        ...И в товарном вагоне, и в лагере, и на фабрике подруги не расставались, держались вместе. Однако со временем из-за плохого питания, если его можно  вообще назвать питанием, первой заболела  Света. Силы медленно покидали её.  На работу направлять  её перестали, готовили для отправки в крематорий. Никто лечить её не собирался. Да и зачем? Если новая рабочая сила прибывала в лагерь постоянно. Однако  спасение всё же к ней пришло. В лице простой немки. Её муж и два сына к тому времени погибли на Восточном фронте, хозяйство имелось большое, не хватало работников. Она в лагере выпросила себе в работники умирающую Свету.
     
        Увидев в доме немки еду, Света набросилась на хлеб. Хозяйка быстро отобрала буханку хлеба, сказав при этом на ломанном русском языке: «Хочешь выжить, ешь по кусочку с перерывами». Она знала, что говорила: истощённый организм не выдержал бы приёма пищи в большом размере после долгих месяцев голодания. Послушав немку, Света в итоге выжила. До самого момента, когда в Западную Германию вошли союзные войска, она работала на винограднике у немки, получая такую пищу, которая позволила ей и работать, и жить. После этого её, как и многих женщин с Украины, не пожелавших остаться в Германии (хозяйка Светы долго её об этом уговаривала), отправили на Родину. Где её ждали мать и младшая сестра. Отец и старший брат погибли на фронте...
        
         Выслушав Свету, мама её подруги встала со стула, походила по комнате. 
        - Где моя Катя? Ты убила её! Ты! Ты! Ты! – с криками набросилась она на Свету. – Если она не вернётся, я тебя убью.
        - Владимировна, ты что, с ума сошла, - Кондратенко пыталась успокоить разбушевавшуюся соседку, - они же были лучшими подругами.
       - Были. Но Света-то твоя есть, а моей Кати-то нет, как это понимать?
       
        Когда Симоненко успокоилась, Света подошла к ней, обняла её и со слезами на глазах сказала: «Тётя Зина, я ни в чём не виновата, мы с Катей расстались только тогда, когда я не смогла из-за болезни и упадка сил ходить на работу. А Катя продолжала ходить. Она тоже обязательно вернётся». Не ответив, тётя Зина ушла к себе домой в подавленном состоянии.
      
       Прошёл год. Света поступила в институт, о котором они мечтали со своей подругой Катей и в школе, и в кошмарных условиях немецкого лагеря. На её очередной день рождения с поздравлениями пришла и мама Кати. Поздравив подругу дочери и расплакавшись, она снова повторила ту сцену своего гнева, обвиняя Свету в том, что её Катя так и не вернулась. За год судьба её  не прояснилась.
     
       Шли годы. Света вышла замуж за одноклассника-фронтовика. Его друг-одноклассник, с которым они прошли трудные военные дороги, как не пытался узнать о судьбе Кати, так  ничего и не узнал, и женился на соседке по дому.
    
      В 1953 году умер Сталин. Затем состоялся знаменитый 20 съезд партии. Медленно, со скрипом, начиналась «хрущёвская оттепель». Страх постепенно уходил в прошлое.
     
      Потеряв  мужа и сына на войне, Симоненко одна трудилась на огороде.
      - Владимировна, бросай работу, тебе письмо,- стоя у калитки, кричала почтальон Нина. – Но письмо не простое, а «золотоё».
      - От Кати, - подумала её мама, и расстояние от огорода до калитки преодолела за несколько секунд.
      Обрадовавшись вначале , она  потом отдала почтальону конверт , на котором обратный адрес был написан по-английски.
      - Ты что-то, Нина, перепутала, у меня родственников за границей нет,- с грустью произнесла она.
      - Да это же от твоей Кати письмо. Давай я тебе его прочту.
       
        Письмо действительно было от Кати, но только не от Симоненко, фамилия была другая и трудно произносимая. Текст был написан её рукой: в доме у мамы сохранились тетради за 10 класс и сравнить почерк не составило никакого труда. 
     « Дорогая мамочка, - писала Катя. - Я очень виновата перед тобой, что раньше не дала знать  о себе. Несколько раз пыталась это сделать, но пока жив был Сталин, пока жив был Берия и его репрессивный аппарат работал на полную катушку, ты могла свободно пострадать из-за меня. За то, что я не вернулась с Германии, будучи туда угнанной на работы. Тебя могли судить как мать изменницы Родины. Но видит Бог, никому и ничего я не изменяла.
     
        Когда мы расстались со Светой, я продолжала работать на фабрике, жила в невыносимых условиях. Накануне освобождения американскими войсками силы покинули меня, я медленно стала умирать. Меня спас офицер армии  США и отправил на его родину к  родителям. Иначе я бы не выжила. Его условием было, что по окончании войны я выйду за него замуж. Мама, прости меня, я согласилась. В той страшной ситуации, в одном шаге от смерти я выбрала жизнь. Сейчас он мой муж, у нас  двое детей, твоих, мама, внуков. Ехать к вам в гости сейчас я боюсь. Меня просто могут не выпустить обратно. Подождём до лучших времён. Бог даст, свидимся. Но не сейчас. Ещё раз прости меня, мама, за то, что я выбрала жизнь. Другого выхода судьба мне не предоставила».
      
       После этого Симоненко пошла к соседке, стала на коленях перед бывшей подругой дочери, и попросила  у неё прощения. Света её простила. Как-никак были подругами. А в том, что пути их разошлись - виновата только война.

18.09.2015 г.

Фото из Интернета

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 04.02.2019 09:58
Сообщение №: 186728
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Любовь сквозь годы

        «Возраст, года и десятилетия, - писал когда-то французский писатель  Андре Моруа,- не защитят от любви. Но любовь не только защитит от возраста, но и способна стереть с лица годы и даже десятилетия».
         
        На плотине у пруда в центре села в один из сентябрьских вечеров сидели двое: он и она. Прошло всего два месяца, как они  получили аттестат о среднем образовании. В их головах по-прежнему звучала мелодия выпускного бала.
        
        Подул северный ветерок, стало у воды прохладней. Надя немного продрогла, но вида не показывала. Однако это не могло пройти мимо влюблённого взгляда Павла. Сняв свой пиджак, он бережно накинул его на плечи своей бывшей одноклассницы. В знак благодарности тот получил поцелуй в щёчку.
        
        - Какой прекрасный вечер сегодня, Паша, - согревшись, произнесла подруга.-  В замечательное время мы живём: войны нет, через которую прошёл мой дедушка, вернувшийся инвалидом; над головами мирное голубое небо, так и манящее к себе ввысь, впереди у нас  целая жизнь, неизведанная и очень интересная.
        - Это точно. Плохо только, Наденька, что мне через пару месяцев в армию идти, в школу то я пошёл, как ты знаешь, с восьми лет. А за два года тебе может вскружить голову какой-нибудь солдатик, которых каждое лето гонят в наше село на уборку урожая в качестве водителей. Сколько их по указанной причине после службы у нас осталось, не считала?
         - Не считала, Пашенька, и считать не хочу. Я тебя дождусь. А чтобы ты не сомневался, давай сейчас поклянёмся друг другу в верности: что в твоей или моей жизни не случится - мы останемся верны нашей первой любви, которую пронесём сквозь годы. Никому её не отдадим. Клянёмся!
        - Клянёмся!
         
         Проводы в армию односельчан торжественно состоялись в ноябре до наступления холодов. Ушёл служить и Павел Сухарев. Надежда Мартьянова устроилась на работу в здешнюю школу секретарём директора с тем расчётом, чтобы по направлению поступить на следующий год в педагогический институт.
         
        Потянулись дни, недели, месяцы. Прошёл год. Надя заочно поступила в институт по специальности учитель математики. Несмотря на загруженность в работе (тогда, в 1980 году, компьютеров не было, приходилось документы печатать и перепечатывать на пишущей машинке) и необходимость готовиться к сессиям, в том числе писать контрольные работы, Надя находила время своевременно отвечать на письма Павла, которые приходили каждую неделю. Из-за той же загруженности она не заметила, что письма со временем стали приходить с армии всё реже, а потом и вовсе их не стало.
         - Наверное меня, студентку, жалеет, да и ему-то уже остаётся немного служить, - отвечала она на неприятные для неё вопросы о письмах  Павла.
         
          Когда же пришло время возвращения с армии Сухарева, Мартьянова поехала в районный военкомат. Что ей там сказали, она никому говорить не стала, а всем отвечала: "Не верю!"
         
        … На втором году службы в воинскую часть десантников, где служил сержант Сухарев пришла разнарядка на «добровольцев». Из газет и политзанятий Павел знал, что советский ограниченный воинский контингент, выполняя интернациональный долг,  в декабре 1979 года был введён на территорию Афганистана. 
            
         Павел попал в число «добровольцев». Он, как и его сослуживцы, свято верил в то, что там наши солдаты только сажают «цветочные клумбы», что местное население с радостью их встретило и окружило заботой и вниманием. Письма домой, в том числе и бывшей однокласснице, стал писать, по понятной причине, реже, не указывая, впрочем, откуда он их теперь писал.  Получатели писем были уверены, что у Павла служба продолжается на прежнем месте, в одном из военных округов Советского Союза. Первые же дни  пребывания в горах Афганистана показали Сухареву, что «цветочками» там и не пахнет, что там стоит совсем другой запах, запах войны. Война эта, как говорится, не по правилам: днём местное мужское население трудилось на виду у всех в поте лица на благо своих семей, а ночью оно же брало  в руки спрятанное оружие и шло в горы воевать с советскими «добровольцами». А любая война не бывает без жертв, без пленных и  без вести пропавших… 
          
         В военкомате Мартьяновой сказали, что сержант Сухарев  пропал без вести.  Однако она, вспоминая ту их клятву на плотине у пруда, не верила. Клятва для чего даётся? Чтобы её выполнять, не нарушать. Она со своей стороны её не нарушила.
          
        Никогда не заходивший в школу после её окончания, пришедший с армии сын директора Торопов Захар, стал наведываться к отцу чуть ли не каждый день. Понятно, что интересовал его не сам отец и не кабинет, в котором тот находился, его больше всего интересовала приёмная директора школы. Надю он увидел случайно на фотографии в альбоме отца. Фотографий было много. Отмечался тогда очередной юбилей школы и на приезжего фотографа денег не жалели.  Захар на фотографиях нашёл много знакомых лиц своих учителей, но взгляд его подолгу задерживался на фото секретаря его папы. Он влюбился в девушку, улыбающуюся на фото за пишущей машинкой. Просил отца разрешения с ней познакомиться. Тот согласие дал и стал содействовать сыну в завоевании руки и сердца своей секретарши.
        
       Для начала он отправил её с сыном в район за канцтоварами, предоставив в  распоряжение свой личный автомобиль. Получив канцтовары, Захар устроил пешую экскурсию по районному городку. С посещением кафе и парка культуры и отдыха. Экскурсия завершилась танцами во Дворце культуры. Когда сели в автомобиль, Торопов неожиданно для Нади стал её целовать. Но получив пощёчину, высадил её и поехал сам. Было темно на улице, и водитель надеялся, что таким образом он напугает девушку и она побежит за ним. Произошло же всё наоборот: автомобиль отдалялся от неё всё дальше и дальше, а Надя стояла не шелохнувшись. Набрав скорость, Захар поехал домой в село один. Отцу он скажет, что его секретарша уехала домой с подругой на автобусе. Тот ему поверит.
       
       Постояв ещё немного, Мартьянова пошла на окраину города и присела на скамейку. Долго  сидеть не пришлось. Через несколько минут рядом остановился новенький «Москвич».
       - Девушка, Вы что собираетесь здесь сидеть до утра? Автобусов больше не будет,- спросил водитель в военной форме с погонами старшего лейтенанта ВДВ. 
       
        Офицер-десантник ехал в отпуск в соседнее село. «Не идти же двадцать километров пешком ночью», - подумала девушка и села на свой страх и риск в салон автомобиля. Разговорились.
       
        Старший лейтенант, уезжая в очередной отпуск, дал слово командиру части на этот раз обязательно вернуться с женой. Но проблема состояла в том, что его невеста, подруга школьных лет, уже вышла замуж за гражданского жениха. Выходить за военного ей напрочь запретили родители. Папа у неё был военный и всю жизнь с женой скитался по военным городкам. Дочь жила у дедушки с бабушкой. Они не хотели такой же судьбы дочке. Последняя спорить не стала и вышла замуж без любви.
      
        Уже на десятом километре молодой офицер понял, что есть шанс: в сидящую рядом  девушку он влюбился с первого взгляда. Через пять километров признался ей в любви. А ещё через пять километров они расстались друзьями. Он поехал дальше, а она пошла по дороге в своё село. Признавшись в любви, старший лейтенант выслушал монолог пассажирки. Она рассказала ему и о клятве, и о плене жениха. На что тот ответил: «Очень жаль, Надя, мы были бы прекрасной парой. Но Ваши действия я одобряю. Плен – это ещё не конец. Если Вы остаётесь верны той клятве, то и жених Ваш останется верным ей. Он найдёт в себе силы вырваться из плена. Я в это верю».
       
        На следующий день директор школы уволил свою секретаршу с формулировкой «За утрату доверия». А не оправдала она, оказывается, высокого доверия потому, что не смогла привезти в школу полученные материальные ценности в виде канцтоваров. Куда они исчезли  с автомобиля его сына, выяснять не стала. Хорошо ещё, что не  взыскал с неё при увольнении стоимость их.
        
         Это ещё было полбеды. Явившись на очередную сессию,  Мартьянова узнала , что её родная школа отозвала в лице директора  направление на обучение. Пришлось учёбу бросить. Не имело смысла в её продолжении: в другой школе работать не хотелось. Она устроилась поваром в сельскую столовую.
        Шли годы, отбоя от женихов не уменьшалось, как местных, сельских, так и приезжих, городских. Но клятву Надя не нарушила ни разу, сохраняя любовь сквозь годы.
       
         В стране произошла смена власти, причем не однажды. Но даже с началом Перестройки бои «местного значения» в горах Афганистана не утихали. А разгорались с новой силой. Только после того как М.С.Горбачев объявил о выводе советского воинского контингента из Афганистана, появилась надежда на возвращение на Родину не только солдат и офицеров в боевом строю, но и тех, кто в разные годы попал в плен.
         
         Пленные не знали о решении генсека, а поэтому продолжали искать малейшую возможность из плена бежать. Группе, в которой находился сержант Сухарев, на этот раз повезло: побег удался. Вот только добраться до своих посчастливилось только троим. Пробивались, разумеется, с боем. Если бы  не ударили в спину преследователям наши разведчики, то и эти бы трое навечно остались  в афганских горах. Среди них оказался и Павел Сухарев.
        
        После  проверки соответствующими органами их отпустили  домой. 
        А годы продолжали лететь, не желая возвращаться назад.
       
       На плотине у пруда в центре того же села в один из сентябрьских дней сидели трое: Павел и Надежда Сухаревы, и трёхлетний их сын Артём. Каждый раз, когда они приходят на это священное для них место, у них появляются слёзы на глазах. Слёзы радости от того, что их любовь не «погибла» в горах Афганистана, не «уехала» вместе с канцтоварами, что их любовь прошла сквозь годы и стала только крепче и сильней. Не каждому дано такое счастье в жизни. Паше и Наде повезло. Клятва ведь она, на то и клятва.

27.01.2016 г.

Фото из Интернета
        
         
           
         
           


         
      

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: ppanaseyko
Дата: 04.02.2019 10:36
Сообщение №: 186731
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Петр Панасейко

Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Вы действительно хотите удалить это сообщение?

Вы действительно хотите пожаловаться на это сообщение?

Последние новости


Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 10 гостей

  Наши проекты


Наши конкурсы

150 новых стихотворений на сайте
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Гузель
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Кетлен
Стихотворение автора vsaprik
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ИннаГаджиева
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора Зинаида
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора Зинаида
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора Mari
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ivanpletukhin
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Кетлен
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Кетлен
Стихотворение автора Кетлен
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Анд-Рей
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Юлия
Стихотворение автора Юлия
Стихотворение автора Вересень
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Данвламир
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора Адилия
Стихотворение автора Адилия
Стихотворение автора Адилия
Стихотворение автора Адилия
  50 новой прозы на сайте
Проза автора paw
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора Zoya
Проза автора Zoya
Проза автора Zoya
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора vasil569
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора strannikek
Проза автора paw
Проза автора Адилия
Проза автора Адилия
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора Swieta
Проза автора ivanpletukhin
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора Swieta
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора ppanaseyko
Проза автора verabogodanna
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора strannikek
Проза автора Swieta
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора Swieta
Проза автора Swieta
Проза автора Swieta
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора Swieta
  Мини-чат
Наши партнеры