Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

ШИПОВНИК

Приглашаем на Открытый поэтический конкурс-фестиваль

Озвучены результаты

VI Большого Международного поэтического конкурса "Восхождение"

Наши книги в магазинах

крупных книжных сетей России

НАШИ ПРОЕКТЫ СЕГОДНЯ

Приглашаем к участию в сборниках

РЕЗУЛЬТАТЫ РОЗЫГРЫША

Бесплатная книга за фото

Форум

Страница «GalinaDemidienko»Показать все сообщения
Показать только прозу этого автора

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «GalinaDemidienko»

Франция...

Первые лучики солнца заглянули в окно, пощекотали ресницы. Катерина счастливо улыбнулась и открыла глаза. Всю ночь ей снились замки на берегу Луары, балы и полный успех у теперь уже не существующих древних кавалеров.
Она радостно вскочила с постели, кинулась к серванту и снова взяла в руки паспорт, открыла на заветной страничке. Вклеенная виза оказалась на месте и девушка , весело рассмеявшись от счастья, закружилась по комнате.
Ах, какое счастье! – подумала, вспомнив вчерашний день. – Наконец-то, я поеду в страну своей мечты!
Вчера свершилось то, к чему она так упорно стремилась последние три года – Катя получила на руки заграничный паспорт с открытой визой во Францию аж на целый месяц! То-то будет счастье проехать по берегу Луары, посетить старинные замки, Лувр, Версаль, послушать настоящую французскую речь, попробовать знаменитый французский луковый суп и козий сыр с холодным мясом, запивая их бургундским. Прямо как в книжках, которые она читала запоем с самого детства и которые создали её мечту.
Мысли крутились в голове вокруг долгожданной поездки и радостных сборов, пока Катя застилала постель и прибиралась в комнате.
«Ах, да, бельё нужно повесить, чтобы к обеду высохло, - вспомнила она, глянув на светящийся глазок стиральной машинки, - и на рынок надо сбегать, что-нибудь в дорогу поесть купить, а то ехать-то трое суток, если не больше...»
Развешивая постиранные вещи на дворовой верёвке, Катерина представляла себе, как будет разговаривать с французами по-французски, и даже проговаривала вслух некоторые слова и выражения с прононсом, которые ей особенно нравились.
Сзади звякнули вёдра. Катерина оглянулась.
- Привет, Таиска! – поздоровалась приветливо. – А у вас что, опять воды во дворе нет?
- Со вчера нет, представляешь?! – возмутилась соседка из двора, расположенного по ту сторону улицы. – Ни постирать, ни умыться, ни чаю попить! Ужас какой-то...
- Ну, иди, у меня набери воды, а то в дворовом кране, наверно, едва течёт, - кивнула Катерина на открытую дверь своей квартиры, развешивая последние вещи из таза.
- Ой, спасибо, Кать, - обрадовалась Таиса и скрылась в кухне.
Вода тонкой струйкой набиралась в вёдра, а соседка с утра была явно не в духе.
- Случилось что, Тай? – спросила Катерина, заходя со двора.
- Да вот, Антошка приболел что-то и Вовка злой, как сто чертей.
- А злой чего?
- Комиссия какая-то проверять нас приезжает, так всех и лихорадит. Точно головы полетят, - вздохнула соседка. – Я вот тоже на работе сижу, как на вулкане.
- А чего? – удивилась Катя. – У вас же, в ментуре, и так всё нормально. Рука руку моет и ворон ворону глаз не выклюет. Вам никакая комиссия не страшна. Да, и начальство прикроет, если что.
- Ой, Кать, я бы такая уверенная не была, - покачала головой Таиса и, понизив голос, доверительно сообщила. - Поговаривают о сокращениях, что, мол, на половину кадры урежут. Все трясутся, дела быстро закрывают, чтоб не висели. А Вовка-то в убойном. У них там висяков знаешь сколько?! Вот мой и злющий, даже на детвору рычит, как бешеный. Я уж притихла и молчу. Может пронесёт.
- Пронесёт, конечно, - оптимистично улыбнулась Катя, - не впервой, чай-то.
- Ой, Кать, а может ты бы мне на картах кинула, а? Всё на душе спокойней бы было, - жалобно глянула Таиска.
- Кину, - усмехнулась девушка, и всплеснула руками, - ой, только за картами надо к Танюхе смотаться. Я вчера ей обе колоды отдала, и Таро, и простые.
- А чего? – вскинула брови соседка. – У неё что, своих нет? Тоже мне, гадалка.
- У неё Таро нет, а к ней вчера гости какие-то именитые пожаловали, - объяснила Катя, - говорила, что теперь связи наклёвываются, нельзя в грязь лицом упасть, а карты у неё старые, вот мои и попросила. Ну, я и дала. Жалко, что ли, для хорошего человека.
- Ах, да, я забыла, вы же с ней дружите, - понятливо кивнула Таиса.
- Тай, не просто дружим, я ей до гробовой доски благодарна буду, - серьёзно глянула на соседку Катерина, - она мне в трудную минуту помогла, заработок в руки дала. Благодаря ей я институт закончила и до сих пор живу нормально. Это она меня гадать научила. Так что, для Танюхи мне ничего не жаль. Ты погоди, я сейчас к ней сбегаю, пока вода набирается. Минута делов.
Катерина бросила фартушек на спинку стула, сунула ноги в шлёпки и выскочила на улицу.
Татьяна жила за углом, в таком же общем дворе, как и все, живущие с старой части города, где соседи на улицах здороваются, хозяйки бегают другу к другу за солью и сахаром и даже праздники частенько празднуют вместе.
Быстренько добежав до угла, Катерина заскочила во двор, где жила Татьяна, дошла до её квартиры, всё ещё повторяя про себя французские словечки, то из детской песенки, то из приснившегося сна.
Дверь была приоткрыта.
- Таня! – громко позвала Катерина, - Таань! Ты дома?!
Ответа не было.
"Странно, - подумала девушка, - дверь открыта, а Тошка не лает. Он же первый отозвался бы. Может Танюха с ним куда вышла? Тогда почему дверь бросила открытой?..
Девушка оглянулась вокруг, ища глазами хоть кого-то из соседей, чтобы спросить о подруге, но двери ближайших квартир были закрыты, а окна на шторах задёрнуты. Это удивляло и беспокоило.
Обычно, в это время, жизнь во дворе кипела и бурлила: двор завешен постиранным бельём, бабка Марфа жарит семечки на продажу, открыв настежь двери из кухни, Светка гоняет свою малышню, чтобы одевались и не носились голяком за загородкой, Анна Петровна важной походкой обычно несёт свою новую причёску на работу, да и дед Матвей, что живёт в том конце двора, уже курсирует со своей самокруткой от калитки к туалету и обратно, покряхтывая и поплёвывая жёлтой слюной на мощёную дорожку. А сегодня как-то странно тихо и никого нет.
Катя открыла калиточку загородки, осторожно вошла и постучала в кухонное окно.
- Таааняаа! – позвала громко. – Тань! Ты дома?!
Бабка Марфа выглянула из-за своей двери и недобро пробурчала:
- Гулеванила она с мужиками всю ночь. Спит, поди! Чё орать-то? Заходи, коль дверь открыта!
Катерина удивлённо глянула на неё, подумала: "Гулеванила?! Татьяна?! Что за чушь? Танька же пуританка, она мужиков, как огня боится..." – и осторожно вошла в квартиру.
Крохотная кухонька была завалена грязной посудой. В раковине валялся окровавленный нож. Запах стоял отвратный, какой-то сладко-тяжёлый. Катя остановила на ноже взгляд и поспешила в комнату.
Тошка лежал у самого порога, распластавшись, как коврик. Вокруг его крохотного тельца разлилась красная лужа, ещё не успевшая потемнеть.
Волосы зашевелились на голове у Катерины. В голове промелькнула ужасающая мысль, а сердце сжалось от страха.
- Тань? – испуганно позвала она – Тань, отзовись...
Татьяна лежала на полу, около дивана, неуклюже подвернув ногу, руки разбросаны в стороны, в скрюченных пальцах несколько карт Таро. Грудь и живот искромсаны, будто ей заживо вырывали внутренности. Хотя нет. Кровь была везде. Даже там, где растерянно остановилась Катерина., будто кто-то специально всё забрызгал ею. Остальные карты разлетелись по всей комнате и тоже были испачканы, а в одном месте на полу, у окна и на подоконнике, остались окровавленные следы огромного ботинка, с округлыми носком и каблуком. На это Катя обратила внимание, хорошо помня лекции по судебной медицине ещё со студенческих лет.
Вдалеке послышался вой сирены. Он вывел девушку и ступора, и она опрометью бросилась вон из квартиры мёртвой подруги. На пороге запнулась о мёртвого Тошку и чуть не растянулась в лужице крови, благо успела схватиться за дверной косяк.
Милицейская сирена выла всё ближе, а Катерина бежала к калитке из двора. Дверцы милицейского газика хлопнули одновременно с калиткой.
- И куда торопимся в такую рань? – спросил дородный сержант, подозрительно прищурившись.
Он поправил ремень на поясе и накинул на лысую голову фуражку меньшего размера. Та никак не хотела надеваться, но сержант упрямо натянул её на выпуклый лоб.
– А, ну-ка, документики предъявите, гражданка! – зло потребовал он, заметив взгляд девушки, не сводящей с него испуганного взгляда.
Двое других, по его знаку, быстро окружили Катерину, готовые в любой момент к действию.
- Нет у меня с собой документов, - растерянно пожала плечами девушка и сбивчиво добавила, - я к соседке бегала, а она убитая лежит. Вот домой бегу, в милицию звонить, а тут, как раз вы подъехали. Пойдёмте, я покажу...
- А туфельки у нас в чём это, а? – присел на корточки сержант. – В крови, небось? Подружку-то сама завалила? Или дружки помогали?
Откуда он знает, что в крови?! – пронеслось в голове у Кати, но додумать не успела, как двое подхватили её под руки и потащили прямиком к квартире Татьяны. – Откуда они знают, что нужно именно сюда? – панически забилась удивлённая мысль.
Беглый осмотр места происшествия тремя тружениками правопорядка и вдруг наручники оказались на Катиных запястьях. Протащили скрюченной через весь двор, впихнули за решётку в заднюю дверцу газика.
- Сиди здесь, сучка, - рявкнул на неё сержант и хлопнул дважды дверцей. С первого раза не закрылась. – Знаем мы, как ты в милицию собиралась звонить. С места преступления скрывалась, шлюха.
Затрещала рация и суровый голос сержанта доложил:
- Это тринадцатый. У нас задержание с поличным. Да. Мокрое. Пашковская, семь. Да. Женщина и собака. Вещественные? Да. Нож. Кухонный.
Катерина сидела с закованными назад руками и никак не могла поверить, что это происходит с ней. Что это не сон и её обвиняют в убийстве Татьяны.
"Откуда он знает про нож? - думала лихорадочно. - Он же в кухне и не остановился даже. Что же это такое творится?! Это какая-то дурацкая ошибка. Следователь во всём разберётся. Не могут же меня обвинить в том, чего не совершала...".
Приехал дежурный следователь Вовчик, муж Таиски, заглянул в окошко машины, увидел Катерину и отвернулся. Следом подкатила бригада экспертов.
- Это она, что ли? – спросил Вовчик сержанта.
- Она, - кивнул тот уверенно, - из калитки выскочила, когда мы на вызов подъехали.
- А кто вызвал? – спросил Вовчик.
- Соседка позвонила. Говорила, что подружка к ней зашла, кричат истошно, как бы не случилось чего. А оно вон, случилось.
- Везите в отделение, - распорядился следователь-сосед.
- Ещё бы пару минут и удрала бы, - громко бубнил сержант, - хорошо вовремя сигнал получили...
Вовчик поджал губы, нахмурился и пошёл во двор. Газик вырулил на проезжую часть и понёсся по улице.
Катерину завели в камеру предварительного заключения, сняли наручники и шлёпки. Дверь за дежурным закрылась, в замке зловеще скрежетнул замок. Девушка растерянно огляделась, осторожно присела в уголке на замусоленную доску, прикрученную к стене, в виде лавки. В голове было пусто, во рту сухо, а на душе тяжело. Она не могла поверить, что такое случилось с ней накануне выезда. Мертвое тело Татяны стояло перед глазами, то на фоне комнаты, то наплывало лицом так близко, как она его видела.
Через три часа её провели в кабинет капитана Федорчука, мужа Таисы. Он скрупулёзно записал всё, что рассказала Катерина, потом снял с неё наручники и сказал:
- Кать, я тебе верю. Доказательств твоей вины нет, поэтому я тебя сейчас отпущу, но только под подписку "о не выезде".
- Как «о не выезде»? – растерялась девушка. – Вов, ты же знаешь, что я не убивала Таню!
- Этого я не знаю, Катерина Сергеевна, свидетелем не был, - казённым голосом ответил следователь. – Вас взяли на месте преступления, как говорится, с поличным.
- Но это ошибка! – возмутилась девушка. – У вас нет доказательств, чтобы меня обвинять в том, чего я не делала!
- Вот поэтому я тебя сейчас отпускаю, - хмуро буркнул Владимир, - но могу и задержать «до выяснения», если не прекратишь митинговать.
Катерина тут же закрыла рот и потупилась.
- Это надолго, Вов? – тихо спросила, чуть не плача.
- Следствие длится тридцать дней, потом дело передаём в прокуратуру. Там ещё месяц. А потом в суд. А в суде, сама знаешь, когда назначат, тогда и будет, – спокойно объяснил следователь.
- Что будет, Вов?! – оторопела девушка. – Я же этого не делала!
- Это докажет или опровергнет следствие, Кать. Сейчас ещё и эксперты своё слово скажут. А там видно будет.
Он тяжело вздохнул и придвинул к ней бумаги:
- Прочти и подпиши.
Катерина попыталась прочесть убористый Вовкин почерк, но буквы прыгали перед глазами и она никак не могла понять ни одного написанного слова. Она подписала документ, так и не прочитав его. Вовчик глянул профессионально и сказал:
- Кать, ты должна написать: «Мною прочитано, с моих слов записано верно» и поставить свою подпись. И так на каждой стороне.
Подписала.
- Теперь пойдём, снимем пальчики и пойдёшь домой, - радушно улыбнулся он.
Как «снимали пальчики», Катерина плохо помнила. Будто во сне, она взяла пропуск у следователя, вышла из отделения милиции и побрела домой. Она не могла поверить, что её мечта никогда не сбудется, что она никогда не попадёт на берега Луары, не увидит то, к чему стремилась столько лет! Она не думала о преступлении, которого не совершала, не думала об убитой подруге Татьяне, о следствии, свалившимися, как снег на голову. Она думала о себе и своей мечте, которая теперь может никогда не исполниться.
Только дома Катя немного пришла в себя, когда машинально открыла заграничный паспорт с визой. Слёзы мгновенно высохли, а в душе взорвалась ярость на несправедливость.
«Я не я буду, если не докажу свою невиновность! – решительно подумала девушка, вышагивая из угла в угол по крохотной кухне. – Только как это доказать?! Ведь все улики против меня. Карты мои, - начала перечислять в уме, - Татьяну я знала хорошо, в доме у неё бывала часто. На ковре, в кухне и во дворе следы ног мои. Ах, да! Ещё я споткнулась о Тошку и мои отпечатки пальцев на двери и на дверном косяке. Их тоже найдут. Ещё что? Что ещё я видела? Чёрт! Кто же это сделал, а? Я должна это узнать! Во что бы то ни стало должна!"
Она с трудом дождалась позднего вечера. Оделась в тёмное трико и майку, взяла фонарик, вылезла в окно, которое выходило во двор. Осторожно пробежав в самый конец, соседскими дворами пошла к дому Татьяны.
Оба окна квартиры убитой подруги смотрели в соседний двор, как раз, за кустами сирени. От них в комнате было всегда темновато, но зато во время цветения здорово пахло распустившимися цветами и лучи жаркого солнца не попадали внутрь и даже в самую сильную жару в доме Тани было прохладно.
Катерина осторожно пробралась за кусты, посветила фонариком на влажную землю под окнами. Глубокие следы ботинок большого размера с округлым носком и подбитыми металлом каблуками бросились в глаза. Она примерила след по своей ноге. Тот оказался чуть ли не в два раза больше. Значит, след мужской, к тому же, специфический. Летом мужчины такую обувь не носят, разве что военные и милиционеры. Похожие следы были в комнате, на полу и подоконнике. Это она помнила точно.
Катерина старательно посветила вокруг и между ветвей сирени увидела какую-то тёмную кучку. Подползла ближе, с трудом протискиваясь между стеной дома и кустом, пригляделась внимательно и замерла. Один из соседей включил свет у себя на веранде и вышел во двор покурить. Огонёк его сигареты то вспыхивал, то исчезал, он что-то нечленораздельно бормотал и громко отхаркивался, плюя в сторону. Наконец, отшвырнул окурок, выключил свет и щёлкнул дверным замком.
Катерина снова включила фонарик и тихо ахнула. Внутри куста, у самых корней, лежали две милицейские фуражки и пустые бутылки из-под водки. Девушка попыталась достать их, но длины её рук не хватало.
Неожиданно хлопнула калитка, послышались быстрые шаги и тихие мужские голоса. Кто-то шёл в эту сторону двора, стараясь не шуметь. Силуэты на фоне осветлённой улицы выглядели, как мужские.
Девушка шмыгнула за поленицу дров, от страха сжалась в комок и затаила дыхание.
- Вроде бы это её окна, - буркнул молодой мужской голос, - тут надо искать. Она её сюда куда-то кидала, вместе с бутылками.
- Сука, - отозвался второй, - такую тварь не жалко. Мало я ей врезал.
- Ты языком-то не трепи, - буркнул первый, - фонарик давай. Нам тут светиться нечего. Сержанту фуражка завтра с утра нужна, на доклад идти.
Фонарик заплясал между ветвями сирени и, ткнувшись в блеснувшую кокарду, потух.
- Ну что там? – спросил нетерпеливый голос.
- Нашёл. Сейчас вытащу.
- Давай быстрее, а то сержант там один ту дуру стережёт, чтобы не удрала ненароком.
- Не удерёт, - прокряхтел второй из густых зарослей сирени, - она в справедливость верит. Глаза, видел, какие наивные? Ей и невдомёк, что пятнашку себе подписала.
Достав находку, фигуры быстро удалились в сторону калитки.
Катерина, неслышной тенью, метнулась за ними, припала к дырочке в заборе. Напарники сержанта утреннего наряда милиции, задержавшего её сегодня, быстро шагали к стоящему на углу «газику». Дверцы хлопнули, машина медленно тронулась и неслышно покатила по дороге.
Катерина долго стояла, уперевшись лбом в забор, ни жива, ни мертва от ужаса.
«Значит, улику забрали, следы с утра затоптали, сами вне подозрений. Как же, сами же задерживали! Да и веры сотрудникам всегда больше, чем посторонним. И что теперь делать? – напряжённо думала она. – Надо к Вовке с Таиской пойти. Может что подскажут.»
Девушка перепрыгнула через забор, пробежала до угла, осторожно осмотрелась. Никого. Перебежала через дорогу, нырнула в калитку и там, по дворам, добралась до нужного.
Кухонное окно Таискиной квартиры, затянутое от комаров марлей, было открыто. Слабый свет настольной лампы слабо освещал кухню. Супруги, уложив детвору спать, ужинали и потихоньку разговаривали. Катерина занесла руку для стука, но вдруг услышала своё имя. Разговаривали о ней. Рука сама замерла и девушка прислушалась.
- ...жалко же её. Катька нам столько помогала, - тихо говорила Тая, - нельзя же девчонку вот так, ни за что, сажать. Может ещё можно что-то сделать, Вов?
- Ну что я сделаю, Тася?! – зло рыкнул супруг. – Начальник вызвал, говорит, дело надо закрывать, пока всё ясно и понятно. Я на дыбы, мол, девчонка здесь не при чём, знаю её давно. А он в ответ, мол, комиссия, нам висяки не нужны, премии лишат или вообще выговор можно схлопотать с занесением в личное дело. Я ему своё твержу, а он стал на своём и хоть кол на голове теши.
- И чем закончилось? – напряжённо спросила Таиса.
- Ничем, - вздохнул Владимир, - отстранил он меня от дела. Передал Скворцову. Тот при мне Катькины показания переписал.
- А подпись?
- А что подпись? У Катерины подпись простая, - со вздохом сказал Вовчик. - Ей теперь или на нары, или в бега. Другого не дано.
- Вов, ну что, ничего доказать нельзя?
- Тась, ну что ты, как маленькая, а? Специфику не знаешь, что ли? Или первый день в органах работаешь? Невозможно Катьке помочь. Ни чем! А на хорошего адвоката у неё денег нет, даже если всё продаст и голая останется. Там такие цифры нужны, какие ей в жизни не снились... Ладно, Тась, пошли спать. Завтра вставать рано.
Катерина осторожно отошла от окна с колотящимся сердцем. Обида и ярость клокотали в душе, сотрясая её телом. Так и просидела всю ночь за сараями, пытаясь собрать мысли воедино. Только к утру она успокоилась окончательно и приняла решение.
Милицейский газик стоял на углу до тех пор, пока по улице не разъездились трамваи. Потом медленно проехал мимо её дома и рванул в сторону отделения милиции.
Катерина дождалась, пока они скрылись из виду и пошла домой.
Страха не было. Она была, на удивление, спокойна.
Собрала в дорожную сумку всё необходимое, ценные вещи, деньги, документы и спокойно отправилась на трамвайную остановку. Когда подъехал её номер, вошла в вагон, села на свободное место, поставив сумку на колени, и равнодушно уставилась в окно. Выражение её лица не изменилось, когда увидела милицейский газик, стоявший около её дома, и сержанта, молотившего кулаком в двери пустой квартиры.
"Зря стараешься, гад, - холодно подумала, в последний раз проводив глазами родной дом, - тебе всё равно придётся ответить за Танюху..."

Колёса равномерно постукивали, вагон пассажирского поезда, следующий до Парижа, покачивался из стороны в сторону, увозя Катерину к берегам Луары, к её мечте...
Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 30.08.2013 01:17
Сообщение №: 4202
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

Защитники Родины

Иван Афанасьевич слушал еженедельный отчёт своего экономиста краем уха. Ему доставляло эстетическое удовольствие смотреть на эту хрупкую молодую женщину, слышать её мелодичный спокойный голос, любоваться мимикой и выражением умных глаз.

«Ах, какая красавица, - думал Иван Афанасьевич каждый раз, когда Ирина Анатольевна сидела напротив него и рассказывала с цифрами в руках о сегодняшнем положении фирмы – и не скажешь, что мать двоих детей. Фигурка точёная, как у статуэтки. Личико, глаз не отвести. Ухожена, как принцесса, а уж умна, так и слов нет. Эх, жаль, что не встретились раньше. Не упустил бы...»

Ирина Анатольевна закончила говорить, закрыла папку с документами, внимательно глянула на директора.
- Иван Афанасьевич, Вы меня хоть слушали?
- Безусловно, Ирина Анатольевна, – кивнул в ответ – очень внимательно слушал. Я Вас всегда очень внимательно слушаю. Ваш анализ ситуации и предложения, как всегда, разумны и я с ними полностью согласен.
- Благодарю, - серьёзно ответила она – я могу идти, Иван Афанасьевич? А то мне ещё за покупками надо.
- Спешите к деткам, Ирочка Анатольевна? – улыбнулся директор.
- Муж из командировки вернулся – как-то безрадостно сообщила она – звонил только что со служебного.
- Он у Вас всё также по «горячим точкам» мотается? – недовольно пробурчал Иван Афанасьевич – Пора бы и остепениться, казалось бы. Жена красавица, детки одно загляденье, а ему всё неймётся: то Афганистан, то теперь Чечня. Мог бы давно работу поменять. Предлагал же ему место начальника безопасности. Так нет, носом крутит.

Ирина Анатольевна подняла голову, глянула на директора полными слёз глазами.
- Он не крутит, Иван Афанасьевич, - заступилась за мужа - Ему меньше года дослужить осталось. Да и начальство не отпускает. Говорят, что таких специалистов, как он, по стране меньше, чем пальцев на одной руке. Обещали, что больше посылать никуда не будут, что это был последний раз. Каждый раз так обещают.
Слёзы ручьём потекли из глаз расстроенной женщины и она прикрыла лицо руками.

Директор крякнул от неожиданности, поднялся из-за стола, присел рядом, успокаивающе погладил по плечу.
- Ничего, Ирочка, - попытался успокоить женщину – Всё образуется, всё будет хорошо.
- Не будет! – сквозь слёзы воскликнула она – Я знаю, что не будет! Я чувствую это, Иван Афанасьевич!

Директор нахмурился, озадаченно глянул на экономистку.
- Ну-ка, расскажите, Ирочка, что происходит? – спросил и, опершись локтем о край стола, потёр ладонью чуть шершавый подбородок.
Она всхлипнула в платочек, судорожно выдохнула:
- С Геной совсем плохо, Иван Афанасьевич, - доверительно глянула на него –

Он, когда из командировок возвращается, спокойно спать не может. Вскакивает среди ночи с сумасшедшими глазами, кричит: «В укрытие! «Чечи» прорвались!», с оружием по дому бегает, во все углы заглядывает, пока в себя не придёт, а потом извиняется – всхлипнула снова, опустив глаза - С ним невозможно стало даже в гости ходить. Ко всем меня ревнует. Столько друзей было, всех разогнал. Одни кумовья остались, да и то, только потому, что с детства дружим и дети у нас по возрасту одинаковые .
- А что его начальство на это говорит? – хмуро спросил Иван Афанасьевич – Хоть знают, что происходит?

Она отрицательно покачала головой.
- Гена не хочет, чтобы кто-то знал, что с ним творится. Говорит, что он не имеет права показывать свои слабости, а то ребята уважать перестанут. Сами же знаете, как оно там на самом деле...
Директор задумчиво помолчал, прошёлся по кабинету, остановился у окна.
- Что же Вы, Ирочка Анатольевна раньше-то об этом мне не сказали? Неужто за столько лет совместной работы, Вы мне всё ещё не доверяете? – с досадой в голосе спросил директор.

Женщина виновато глянула на руководителя:
- Да, как-то не хорошо "сор из избы выносить", Иван Афанасьевич. Не приучена я к этому – отвела глаза.
Иван Афанасьевич вернулся за стол, положил огромные ладони на полированную поверхность.
- Знаете, Ирочка Анатольевна, - внимательно глянул на неё – есть у меня в руководстве Вашего мужа один приятель. В понедельник я с ним созвонюсь и поговорю по-дружески. Может и удастся чем-то помочь Вашей беде. Думаю, что это вопрос разрешимый.
- Спасибо, Иван Афанасьевич. Буду Вам очень признательна – с надеждой глянула на него Ирочка и смущённо потупила глаза – Простите, что не сдержалась. Можно я пойду?
- Идите, Ирина Анатольевна, и ни о чём не волнуйтесь. Всё будет хорошо.
Женщина поднялась, забрала папку с документами и вышла из кабинета.
Директор долго смотрел ей вслед, думая о превратностях судьбы и её несправедливости.

До понедельника Иван Афанасьевич решил не ждать, на следующий же день поехал к другу домой. Разговор был не долгим, вопрос о досрочном увольнении Геннадия решили положительно. Иван Афанасьевич облегчённо вздохнул и, обрадовав хорошей новостью свою подчинённую, вернулся домой.
Ранним утром в воскресенье Ивана Афанасьевича разбудил настойчивый телефонный звонок. Не открывая глаз он прижал трубку к уху:
- Морозов. Слушаю – ответил хрипловатым от сна голосом.
- Здравствуй, Иван – услышал голос друга, с которым разговаривал намедне – Тут беда случилась с твоим протеже и его семьёй.
Сон, как рукой сняло, машинально сел.
- Что случилось, Фёдор, говори, - глухо выдохнул в трубку Иван Афанасьевич.
С той стороны немного помолчали.
- В общем так, Вань, - донеслось из трубки – Я в больнице. За тобой машину выслал. Приезжай давай.
Иван Афанасьевич вскочил с постели, быстро оделся и сбежал вниз. Машина уже ждала.

Мелькание фонарей, бросающих последние отблески на зеркальные лужи в предрассветной мгле, вой сирены, предупреждающей ранних водителей о скорости движения служебной машины, казались Ивану Афанасьевичу чем-то отстранённым, далёким, не важным. Его сердце сжималось от боли и горечи.
Фёдор Кузьмич ждал перед входом в небольшое здание, расположенное в стороне от больничных корпусов. Завидев подъезжающую машину, отбросил окурок в сторону, шагнул навстречу давнему другу. Директор фирмы хмуро глянул на здание с единственным освещённым окном, коротко спросил:
- Ну? - хмуро спросил Иван Афанасьевич - Говори, что случилось?
- Товарищ генерал-майор, капитан Геннадий Светлов два часа назад застрелил жену, своих детей, гостей с их детворой и застрелился сам из табельного оружия – доложил Федор Кузьмич.

Иван Афанасьевич кивнул, тяжёлым шагом прошёл в здание. Санитар проводил в ярко освещённое помещение. Тела лежали на каталках, прикрытые окровавленными простынями.
Иван Афанасьевич прошёл вдоль стены, по очереди открывая лица погибших. Остановился у последней каталки. Дрожащей рукой откинул простынь.

В глазах потемнело от бессильной ярости. На себя, на её свихнувшегося мужа, на тех, кто был по-настоящему виновен в её смерти. Ногти впились в ладони, зубы скрипнули от досады.
- Светлов был одним из лучших, товарищ генерал-майор, – тихо сказал Фёдор Кузьмич за его плечом – кто бы мог подумать, что боевой офицер, защитник Родины такое сотворит...
Иван Афанасьевич повернулся и поднял на него тяжёлый взгляд.
- Защитник Родины, Федор Кузьмич, всего лишь человек со своим пределом выносливости и требовать от него больше, чем он может выдержать, нельзя. Мы с тобой оба знаем, кто по-настоящему виноват в этом и ничего с этим сделать не можем. Ни ты на своём посту, ни я на своём, ни мы оба.
Он повернулся и тяжёлой походкой медленно пошёл к выходу. Фёдор Кузьмич понимающе смотрел вслед другу.
Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 02.09.2013 16:51
Сообщение №: 4415
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

Cтишки для малышни. Буду выкладывать в той очерёдности, в какой они писались.

Ландыш


Плакала травинка
Утренней росою,
Пряталась тропинка
За густой травою.

У тропинки вырос
Колокольчик белый,
Ландышем назвался,
Вот такой он смелый.

Воробышек


Скок, воробышек, поскок
Вправо, влево, на восток,
И на запад и на юг
Полетаем, шире круг.

Улетели журавли,
Утки, гуси и грачи,
Ты, воробышек, остался,
С нами весело скачи.

Кузнечик


Светит солнышко в лесу,
Птички распевают:
«Я вам радость принесу!»,
Все об этом знают

Стрекоза крылом звенит,
Шмель гудит натужно
И кузнечик трель свирчит:
«Я кому-то нужен!».

Паучок


Паутинка полетела
Паучка она несла
На ветру тихонько пела
В путь-дороженьку звала.

Под корой тепло и сухо,
Можно зиму зимовать,
А весной с весёлой мухой
Будем радостно плясать.

Опята


На пенёчке мы живём,
Он для нас родимый дом,
Приходите к нам вдвоём,
К вам в лукошки попадём.

Одиноко нам в лесу,
А морозец на носу,
Будем в баночках лежать,
И улыбок ваших ждать.
.

Добавлено (10.01.2013, 22:02)
---------------------------------------------
.
И чуток из кулинарной темы:

Борщик



Посмотри какой красивый
Я в тарелочке плещусь,
Меня бабушка сварила
И тебе я пригожусь.

Мы с морковкой крепко дружим,
Мне приятель бурачок,
Лук, чеснок мне очень нужен,
Сладкий перчик мой дружок.

И капуста и картошка
Закадычные друзья,
И петрушечка с укропом,
Мне без них никак нельзя.

Я весёлый вкусный борщик,
Я в тарелочке плещусь,
И в голодный детский ротик
С удовольствием прошусь.

Супчик



Накормила меня мама
Вкусным супчиком опять
И теперь я не упрямый,
И могу с детьми играть.

Мы игрушки посадили,
Приготовили еду,
Понарошку накормили,
Вкусным супом «детвору».

Кукле Маше дали ложку,
Мишке, слонику, коту,
Ну-ка, съешьте понемножку,
А то маму позову.

Киселик



Я киселик золотой,
Не расстанусь я с тобой,
Ты поешь меня немножко
И тогда потопай ножкой,

Я с компотом не сравним,
Нечего тягаться с ним.
Я хорош, когда жара,
Меня любит детвора.

От меня она растет,
Я полезный, словно мёд,
Я детишек всех люблю,
Слава-слава киселю!

Каша



Кашу кушает ребёнок,
И растёт он по часам,
Будет крепеньким с пелёнок
И на ножки встанет сам.

Моя мама не ленится,
Кашу варит мне всегда,
А другим детишкам снится
Не из баночки еда.

Молоко



От коровки принесла
Мама кринку молока,
Мне из кружечки дала,
И котёнку налила,
И щенка ещё звала.
Я глоточками пила,
И на пол не пролила.

.

Добавлено (10.01.2013, 22:19)
---------------------------------------------
.
А этот стишок написала под наплывом эмоций от общения с одной мамочкой, принесшей малыша на приём.

Глоточек воды



Третий день уже кричу:
Я воды попить хочу,
Но любимая мамуля
Понесла меня к врачу.

"Ваш ребёночек здоров",
Вот решенье докторов,
Но любимая мамуля
Видит, я орать готов.

Поменяли молоко,
Дали это "Бэйбико",
Но от чайника с водичкой
Положили далеко.

Я бы сам на ножки встал,
Но ещё я слишком мал,
А любимая мамуля
Делает, как док сказал:

"Не давай ему воды,
Ничего, кроме еды
Малышу пока не нужно,
Говорят наук труды".

Изошёлся я на крик,
Я к воде ведь так привык,
Хоть один глоточек дайте,
Чтоб от колик я отвык.

Благодать



Мама вечером сказала,
Что замурзанный я весь,
В травках час меня купала,
А потом взяла поесть.

Широко открыл я ротик!
Ах, какая благодать!
Будет полненьким животик
И тогда смогу я спать.

Знаю запах моей мамы,
Вкусным будет молочко,
Я такой малыш упрямый,
Есть не буду не весть что!

Мама ела утром пряник,
Запила его чайком,
Суп молочный, вкусный драник
И сметану с калачом.

А потом на масле кашу
И с клубничкою компот,
Ей фигура тёти Маши
Обязательно пойдёт.

Будем с папой веселиться,
Сладко маму обнимать,
А худой соседке снится
Вот такая благодать.


Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 17.09.2013 02:50
Сообщение №: 5452
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо



Засверкала наша ёлка,
Шарик синий - балаболка,
На ветвях висят зайчишки
Всем известные трусишки.

И пришёл к нам дед Мороз!
Беготня вокруг, хаОс!
А за ним явилась внучка,

Подбежала к внучке Жучка,
Опрокинула бокал,
Он под ёлочку упал!
Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 26.12.2013 00:12
Сообщение №: 14070
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо




Если бы я Дед Морозом была,
Всем бы детишкам по ёлке дала,
Вместе с игрушками, кучей подарков,
Чтобы светилось всё, праздник был ярким.

Девам дарила бы радость и смех,
У кавалеров бесспорный успех.
Юношам пылким - рассудок в желаньях,
Чтобы потом не нести наказанье.

Дамам - любовь и достаток в их дом,
Пусть бы лучились глаза серебром.
Ну, а мужчинам - удачу в их деле,
Путь получают, что сами хотели.

Жаль, что не стану Морозом, друзья,
Да и Снегурокой побыть мне нельзя.
Я пожелаю от чистого сердца:
Пусть этот год обойдётся без перца!
Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 07.01.2014 06:50
Сообщение №: 14997
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

Сказания Дарины. Сага о Богине.

Книга первая.

10 а.л. (427 540 знаков = 10,5 а.л.)

Жанр: фэнтези

 Содержание текста.

 Часть 1. Отпуск

Часть 2. Замок

Часть 3. Волки-оборотни

Часть 4. Город

Часть 5. Благодетели?

 Аннотация: Дарина – боевой маг, убегает от замужества в отпуск, но вместо спокойного отдыха оказывается в эпицентре чужих интриг. Её ждут приключения, новые враги и друзья, смертельно опасные загадки, которые придётся решать быстро, потому что на кон поставлена жизнь.

 Синопсис:

 Часть 1. Отпуск.

Дарина – боевой маг, убегает от замужества в отпуск, но оказывается на хуторе оборотней. На берегу моря она встречает странного мужчину. После возвращения в дом, где девушка сняла комнату, оказывается, что сын хозяев исчез. Она отправляется на его поиски и обнаруживает , что ребёнок похищен и находится в заколдованном замке. В её отсутствие оборотни бросаются на поиски мальчика и Дарины.

Стычка с вожаком и отцом мальчика вынуждают Дарину отправиться в замок.

 

Часть 2. Замок.

В замке магиня знакомится не только со странным мужчиной, но и с хозяином, великим магом Борелем и принимает предложение пройти ритуал "присоединения". Она притворяется околдованной и в конце ритуала развоплощает Бореля. Дарина обнаруживает артефакт силы,забирает его и, вместе с мужчиной (Эльдаром) и мальчиком (Васильком) возвращается в деревню оборотней.

 

Часть 3. Волки-оборотни.

Вождь и шаман готовятся праздновать спасение Эльдара и Василька. Неожиданно для себя, Дарина превращается в волчицу и покидает хуторок, но осознав своё не нормальное состояние находит в себе силы и возвращается в облик человека. Эльдар уговаривает Дарину взять его в город. Вовремя предупреждённая старшей сестрой Василька, Ариной, магиня избегает смертельного пиршества и вместе с Эльдаром убегает из хуторка. Диким оборотням, высланным учениками мага Бореля, не удаётся догнать беглецов. Они успевают заскочить в последний вагон поезда, сбавившего ход у неприметной станции.

 

Часть 4. Город.

Вернувшись домой, Дарина обнаруживает в своей квартире ещё одного гостя - мага Бореля, находящегося в эфирном теле. Ей удаётся сообщить  об этом во время медитации  магам разных рас и миров. Эльдар знакомится с подругой Дарины, Лариской. Дарина спасает девушку, случайно ступившую на "тропу перехода из мира в мир". Ей помогает Лариска.

Дарина возвращается на работу в сопровождении красавца-Эльдара и бесплотного Бореля, но оказывается в тот же день уволенной. Перед уходом в кабинет Дарины приходит один из тех, кто слышал её предупреждение. Это Драгир - один из древних драконов. Вместе они помогают Борелю занять место "тёмной сущности" в мужском теле. При выходе из здания Дарину похищают.

 

Часть 5. Благодетели?

Дарина приходит в себя в странном месте и вскоре понимает, что оказалась в лаборатории, где из её тела пытаются вытащить "сферу". Ей удаётся спастись с помощью зеркала. Подруга Лариска объясняет Дарине значение и последствия похищения, происшедшего в присутствии Драгира. Дарина узнаёт, что Лариска является представительницей расы Древних. Вместе они переносят тело умирающего дракона в его родной мир. Там Драгир приходит в себя и нападает на Дарину. Поединок происходит на глазах высшего совета мира драконов. Дарина испепеляет Драгира и попадает на суд драконов. Ей приходится пройти внеочередное посвящение. Разговор с Призрачным драконом Абараром, учителем Дарины, ставит перед ней новые задачи.

 

 

Часть 1.

 

Отпуск.

 

 

1

 

 

На сегодня это была последняя запись в журнале и я старалась заполнить каждую графу побыстрее.

- Могу я пригласить Вас на кофе, госпожа Дарина? – разбил мою сосредоточенность мурлыкающий по-кошачьи голос пациента.

Я подняла взгляд от недописанной страницы, глянула на нахального оборотня. Он по прежнему сидел по ту сторону стола, и скалил зубы в дурацкой ухмылке. Под длиннющими, как у восточных красавиц, чёрными ресницами, в ярких сине-зелёных глазах, с продолговатыми кошачьими зрачками, приплясывали и кривлялись веселые бесенята. Красиво изогнутые брови приподнялись в немом вопросе, сделав заметной перечеркнувшую высокий лоб морщинку. Чёрные волосы, аккуратно зачёсанные назад, густой волной падали на широкие плечи, блестели здоровьем и ухоженностью, и на их фоне окладистая чёрная бородища, которая прикрыла половину лица, шею и грудь, выглядела совершенно естественно - как у героев старых мастеров живописи, которых те когда-то запечатлели на своих полотнах.

- Оплатите в кассу сто рублей за диагностику здорового организма, – сказала более резко, чем хотела, и смягчила дежурной улыбкой. – Моя помощь Вам не потребуется ещё долго. Всего доброго.

- А как насчёт кофе? – настойчиво повторил вопрос несостоявшийся пациент.

«Они что, сегодня все сговорились?! – пришла возмущённая мысль. – То один, то другой, а теперь ещё и этот старикан!»

- Уважаемый, - терпеливо объяснила назойливому мужику, - меня дома ждёт муж и трое детей, мал мала меньше. Кофе я пью с ними, и только по утрам, а по вечерам в нашей семье употребляют чай. Если Вам скучно и не с кем выпить кофе, подойдите к рецептуре. Ирочка с удовольствием составит Вам компанию. Она любит и кофе, и чай, и напитки покрепче, а Вы как раз в её вкусе, – показала глазами на дверь.

Мужик усмехнулся, понимающе кивнул, пробарабанил пальцами по краю стола, поднялся и, бросив на меня смеющийся взгляд, вышел.

Едва дверь за ним закрылась, как появился из «ниоткуда», то есть, вышел из воздуха, мой дед, собственной персоной. По-хозяйски прошёлся по кабинету, и остановился напротив меня.

- Ну и как он тебе? – глянул буравящим взглядом.

- Кто?

- Вот этот, который только что вышел.

- Здоров, как бык, можно запрягать и пахать, – я пожала плечом, вернувшись к записи результата обследования.

- Это я и без тебя знаю, – раздражённо буркнул дед. – Я спрашиваю, понравился?

Я удивлённо подняла глаза от записей, на всякий случай (вдруг послышалось) спросила:

- Кто? Этот пердун?!

- Какой «пердун»?! – взорвался дед. – Это самый богатый и влиятельный жених во всей вселенной!

- Бедняга, угораздило же... – сочувственный вздох получился сам собой.

- Прекрати ёрничать, Дарина! – рявкнул дед. - Он пришел лично, чтобы с тобой познакомиться!

– Познакомился и ушёл. Что ещё? Догнать и на шею прыгнуть?

- Догони и прыгни! – сверкнул глазами разгорячившийся родственник. – Нахалка! Вести себя не умеешь с приличными особами! Поговорю с ним, чтобы завтра к концу работы заглянул ещё раз. Смотри мне, чтобы без разговоров согласилась пойти с ним «на кофе» или ещё куда!

- Куда? – я наивно захлопала ресничками, и по-детски открыла рот - ну, ни дать, ни взять, святоша получилась. Аж самой понравилось.

- Ты мне тут дурочку не строй! – рявкнул дед. – Пойдёшь, куда скажет! Поняла?!

- Нет, не поняла, – настырно уставилась на него. – Ему что, занудная секретарша нужна, чтобы с оравами претенденток на его состояние разбираться? Так я, вроде как, в работе не нуждаюсь, и в деньгах тоже. Да и ты меня всегда скромности учил...

Отскочить успела, а вот стулу хана. Пострадал, бедненький, за правое дело.

- Ты мне не умничай, засранка мелкая! Сказал, за него замуж пойдёшь, значит, пойдёшь! К твоему сведению, он молод, красив, умён, высший маг пятого уровня, великолепно образован, перспективен и вообще, парень хоть куда!

- Если это парень, то я балерина, - хмыкнула себе под нос, но так, чтобы дед услышал.

- Это грим и иллюзия, - взъерепенился дед. – Он слишком известен, чтобы разгуливать просто так в своём нормальном облике.

- Звезда! – воскликнула наигранно, патетически закинув голову, и взмахнув рукой. - А почему без коня?

Я невинно глянула на деда, заметила в углу кабинета чей-то поисковик и сразу же догадалась, кто его послал.

- Без какого коня? – не понял дед.

- Белого, - улыбнулась в ответ. – Прекрасный прЫнц на белом коне, и вот так ручкой мне, а я ему платочком! Мечта!

На этот раз я отпрыгнула в сторону напрасно. Дед только сложил руки на груди, но смотрел на меня прищурившись, а я знала по прежнему опыту, что этот взгляд не сулит ничего хорошего.

- Жених подсматривает, – показала пальцем на поисковик в углу.

Он не оглянулся, только продолжал буравить меня яростным взглядом.

- Деда, ну что я тебе, надоела, что ли? – жалобно протянула в конце концов. – Я же послушная девочка, постоянно работаю, вечно учусь, в глаза никому не лезу, тебе не надоедаю. Не отдавай меня этому престарелому ходячему ужасу, а?! Давай ещё пару лет подождём? Может и не надо будет за него замуж, он и без моей помощи помрёт, а?

Дед глянул на часы, нахмурился.

- Ладно, артистка, завтра на свидание с ним пойдёшь. Познакомишься поближе, может и понравится. Поняла меня?

- Поняла, – согласно кивнула, пряча глаза, как подобает скромной внучке.

- То-то же! – удовлетворённо кивнул родственник, и исчез тем же способом, что и появился.

Не удержалась, вслед ему скрутила фигу, и показала язык. Потом зыркнула на поисковик, метнула разряд, но поисковик исчез быстрее.

- Нашёл дуру! – буркнула себе под нос. – Хрена с два он меня здесь завтра найдёт. «Могу пригласить на кофе?», - передразнила паскудным голоском. – Жених нашёлся, едрёный корень! Богатый и влиятельный, видите ли! Бедолага! Вот возьму и уеду в отпуск на пару лет к чёртовой матери! Прямо сейчас!

Достала из шкафа атлас, открыла на первой попавшейся странице, присмотрелась к названиям населённых пунктов, тех, что подальше от цивилизации и расположены прямо на морском берегу, ткнула пальцем в интересное название «ВолДюны».

- Вот туда и поеду! – решительно хлопнула ладошкой по карте, бросила атлас в сумку, и вышла из кабинета.

По дороге заскочила в продуктовый, купила еду на дорогу и в дверях магазина нос к носу столкнулась с подружкой Лариской, «рыжей бестией», как я её называла.

- Привет, Даринка! – расплылась в довольной улыбке Лариска.

- Привет, Лар. Извини, я спешу.

- А куда торопишься? – заинтересованно спросила рыжая, не отставая от меня ни на шаг.

- В отпуск. Устала до чёртиков. Ещё немного и на людей кидаться начну, – пожаловалась подруге. – А тут ещё дед пристал со своими женихами!

- Со своими? – хохотнула Лариска.

- Со своими, конечно, - скривилась и передёрнула плечами. – Сватом заделался на старости лет, будто заняться ему нечем. Вот сам пусть за них за всех и выходит! Нашёл, тоже мне, дуру! Сбагрить решил родную внучку ни за понюшку табаку какому-то старому хрычу...

- И правильно, Даринка! – поддержала подружка. – Рано нам себя хоронить под пелёнками и мужниными носками. Погуляем ещё! Может, мне с тобой в отпуск отправиться, а? Вдвоём-то веселее!

- Нет, я сама хочу, – покачала головой. – В другой раз, Лар. Не обижайся, ладно?

- Ладно, – рассмеялась Лариска. – Тогда давай, счастливого отдыха, – взмахнула рукой в прощальном жесте, и свернула к своему дому.

«Грех не воспользоваться моментом и не рвануть хоть вот в этот затерянный в горах и лесах хуторок, – думала я по дороге к своему подъезду, и в сознании вспыхнула яркая картинка маленького поселка в тридцать-сорок домиков, который лежит на берегу тёплого моря, глядя окнами в закат. Туристов там наверняка нет. Расположен далеко, и дорог туда, в общем-то, нет. Вряд ли кто-то захочет топать от ближайшей станции километров двадцать на своих двоих только для того, чтобы искупаться в море, да поваляться на пустынном пляже. Разве что такие же ненормальные, как я. А нас таких немного, как показывает опыт, поэтому волноваться мне не о чем, можно ехать, коль так сильно хочется...»

Мечтательно вздохнула.

«Песчаный пляж, море, лесистые горы. Что может быть приятнее? Да и «полигон» для испытаний моих новых изобретений был бы кстати. Квалифицированных магов там, по идее, быть не должно, по шапке давать за эксперименты вблизи населённых пунктов будет некому, а остальные не в счёт. И жених этот пролетит вместе с кофе и свиданием, как фанера над Парижем, и дед всякой дурью мне голову забивать не будет. А пока вернусь, может и охолонет от навязчивой идеи. Со всех сторон будет ляпота..»

Перед дорогой быстренько нырнула под душ, уже совсем с другим – отдыхательским – настроением достала со шкафа запылившуюся спортивную сумку, обмахнула её влажным полотенцем. Кинула внутрь сменное бельё, пару маек, сарафан-разлетайку, полотенце, пляжные шлёпки, пакетик с едой и развлекательную книжку по парафизике - пригодится, если дорожная скука накатит. Выслала начальнице сообщение по мобильнику «я в отпуск», вышла из дома, и радостно зашагала на железнодорожную станцию.

Ещё через пару часов по-летнему шумный перрон отплыл, наконец, в прошлое, забирая с собой мысли о работе, каждодневных проблемах, нежданном и негаданном женихе, дедушке–свате, и я отдалась размеренному покачиванию вагона, который монотонно выстукивал своё ту-тух-ту-тух-ту-тух. Под его убаюкивающий ритм всю ночь мне снился сказочный дворец на берегу тёплого моря, крикливые чайки вокруг зубчатых башен, ласковые волны под высокими стенами, пока не проскакал мимо замка принц на белом коне, махнул ручкой, и скрылся в облаке тумана. Тот наполз молочной стеной, спрятал в себе замок, чаек, море, запершил в горле, начал душить, вползая в нос и горло.

Я проснулась, едва не задохнувшись от вони жестокой реальности, свесила голову вниз и увидела, что мужики на нижних полках сняли ботинки. Одним движением соскочила с верхней полки, прихватив сумку, брезгливо фыркнула, ругнувшись про себя на деда, прочившего мне такие запахи на всю оставшуюся жизнь. Выскочила из душного храпа в тамбур, к открытой двери перехода из вагона в вагон, и с трудом отдышалась.

«Нееет! Замуж точно не пойду! – уверенно решила для себя – Даже речи быть не может! Пусть дед сам нюхает такое, ежели ему так хочется, а я обойдусь!».

 

 

2

 

 

На этой станции, если верить расписанию, поезд останавливался всего на одну минуту. На самом деле, правильнее было бы сказать, что он только слегка притормаживал, потому что на остановку это никак не походило, равно как увиденное за вагонным окном на станцию. Я успела только спрыгнуть вслед за сумкой на насыпь, которая в этом месте немного раздавалась в стороны, и вагоны покатили дальше, набирая скорость под прощальный гудок тепловоза.

Махнула рукой вслед поезду, хмыкнула про себя комичности ситуации, и огляделась.

Справа темнел хвойный лес, слева же, с другой стороны высокой насыпи, шелестел лиственный, и на мгновение мне показалось, что железнодорожное полотно здесь положено не просто так, а со специальным умыслом, чтобы не давать драчливому лесостою выяснять отношения между собой когда заблагорассудится. В этом случае потрескавшиеся от времени бетонные плиты, которые неведомый мне шутник назвал станцией, могли им служить за нейтральную территорию Я представила, как в темную безлунную ночь шепчутся здесь на своем деревянном языке объеденные короедом сосны и корявые от возраста березы, хихикнула, и поняла, что чувствую что-то необычное то ли в воздухе, то ли в этом месте. Достала атлас, определилась со сторонами света и направлением куда идти, а потом резко выдохнула, прогоняя вдруг накативший мандраж, и потопала по лесной дорожке.

Как только я нырнула под кроны деревьев, меня окутало облако запахов прелых листьев, грибов, нагретых солнцем цветов и трав на полянках, мимо которых проходила. Все это будоражило воображение, наполняло душу радостью, а тело весёлой игривой силой.

В густой листве цвиринькали невидимые птицы, где-то неподалеку бился о дерево дятел, то слева от меня, то справа посвистывала иволга, и я даже успела заметить, как вспыхнули солнечным зайчиком перья, когда она перепархивала с ветки на ветку.

Потом тропинка вбежала на очередную горку, я поднялась вслед за ней, и ахнула перед открывшейся панорамой.

Прямо впереди, куда только достигал взгляд, переливалось волнами света лазурное море, плавно растворяясь в высоком голубом небе там, где воздушная дымка сглаживала цвета. А слева, отделенные от моря грядой высоких холмов, раскинулись правильным кругом песчаные дюны. В центре этой гигантской песочницы возвышалась скала, на вершине которой красовался настоящий замок и из-за того, что песок отчаянно блестел на солнце, выглядела картина так, словно он парил в воздухе, вырастая прямо из жаркого марева.

Гряда холмов, поросших лесом, уходила до самого горизонта, как будто специально поставленная оградой от морских бурь, но у её основания мне удалось заметить широкий пустынный пляж, удивительно чистый и даже, как показалось отсюда, ухоженный.

«Какая красотища! – подумала восхищённо. – Как здорово, что я приехала отдыхать именно сюда! Ни одной живой души вокруг! И как это туристы ещё не открыли такое сказочное место?! Если понравится, останусь подольше. И замок «в небе» интересно было бы посетить, вдохнуть ароматы древности. Если на глазок, так и не очень далеко до него. За день можно успеть туда и обратно.»

- Не делай этого, – раздался сзади такой мелодичный голос, даже показалось, будто это флейта заиграла.

Я обернулась: полупрозрачная в солнечном свете, дриада стояла в паре шагов от меня, опершись спиной о толстый ствол дерева, и внимательно смотрела светло-зелёными глазами.

- И вообще, не ходи туда, – добавила она спокойно.

- Почему? – удивилась я такому доброхотству, совсем не присущему дриадам человеческого Мира.

- Моё дело предупредить, а решать тебе, – недовольно бросила она, пожала плечами и шагнула в дерево.

- Эй! Погоди! – крикнула ей вслед, но бесполезно.

Она успела скрыться и, без сомнений, была уже далеко.

«Хмм... Ладно, пойду гляну, что там такого опасного, что даже дриада не поленилась выйти из дерева в такой солнцепёк, чтобы предупредить», - удивлённо приподняла брови, глядя на то место, где она только что исчезла.

Потом я немного подумала о том, что делать дальше, упрямо наметила себе план развлекательных мероприятий на всю неделю, свернула к морю и вприпрыжку понеслась к манящему прохладой волн берегу.

«Быть у моря и не искупаться?! Ни за что! По крайней мере со мной такого не будет!» – радостные мысли скакали в голове в такт бегу, пока ступни не увязли в горячем полуденном песке. Я торопливо сорвала одежду, и не медля ни секунды кинулась в ласковые волны.

Море приняло меня в свои объятья, как ласковая мать заблудшее дитя – оно качало на волнах, давало прохладу от солнечного жара, позволяло чувствовать абсолютную свободу и переполняло абсолютным счастьем.

Когда я вынырнула очередной раз, чтоб вдохнуть воздуха, услышала над головой резкий птичий крик, задрала голову вверх, и увидела чайку точь в точь, как в недавнем сне. Я захохотала во все горло, ударила руками по воде, так, что брызги заискрились тысячами алзмазных осколков, и поняла, что все, сделанное мной до этого, было сделано правильно. Потом я легла на спину, позволила морским волнам покачивать мое телои принялась разглядывать белесое от жары небо.

Наплававшись и нанырявшись вдоволь, я перекусила свежими мидиями, которые насобирала с подводной скалы, оделась в разогревшуюся на солнце одежду (совсем про нее забыла, блин), и потопала дальше вдоль береговой кромки, распевая во всё горло все те песенки, какие только могла себе припомнить. Когда становилось слишком горячо, я останавливалась, остужалась в прибрежных волнах, и шла дальше, продолжая горланить от избытка чувств всё, что придёт на ум.

 

 

3

 

 

Едва солнце коснулось нижним краем моря, и протянуло до самого берега окрашенную радужными бликами дорожку, я в очередной раз сверилась с картой, вскарабкалась на соседнюю дюну, и с ее высоты увидела почти рядом деревушку, будто скопированную с полотна какого-то старинного художника.

Свежий вечерний бриз щекотал лицо, улыбал от уха до уха, пытался выбить прядки из туго заплетенной косы. Бабочки и стрекозы облетали в последний раз свои владения перед тем, как отправиться спать в травяные джунгли. Медовый запах вместе с пыльцой устало собирали труженицы-пчелы и, тяжело жужжа, несли облепленные золотистой пылью лапки в родные ульи.

Деревенька была меньше, чем представлялась в воображении, когда я увидела название на карте. Скорее хуторок из нескольких десятков домов. Их белёные стены тянулись от самого берега до верха холма и видны были все, как на ладони, украшая собой пологий склон, заросший буйной зеленью садов и огородов.

Таких хуторов на побережье можно встретить довольно много. Я знала, что обычно их жители с удовольствием принимают городских постояльцев, вырвавшихся на отдых подальше от начальства, и за умеренную плату предоставляют свой кров и домашнюю еду всем желающим.

Как я и предполагала, праздно гуляющие туристы на глаза не попадались, и это меня обрадовало. Захолустье - оно и есть захолустье, тут ничего не скажешь. Хотя нашим туристам только и подавай такие «девственные» места, судя по царившему вокруг спокойствию, они этот райский уголок пока не обнаружили, так что я могла нежиться здесь в полном одиночестве.

«Жалко, что Лариску с собой не взяла, - подумалось вдруг. - Вдвоём и правда веселее было бы. Ну, ничего, раззнакомлюсь здесь, и в следующий раз обязательно привезу её сюда. Да и подружек не мешало бы вытащить на отдых. Небось, засиделись там с мамками-няньками в своих поместьях... Ох, и соскучилась же я за ними!».

Напротив единственной деревенской дороги, что карабкалась вверх по склону, извиваясь между хатками, довольно близко от берега, вздымалась из морских волн скала, очень похожая на поднятый вверх палец. Она выглядела довольно странно и, казалось, что попала сюда по ошибке природы, но я прекрасно знала, что таких ошибок природа не допускает, значит, эта скала имела всё же какое-то серьезное значение, или была своеобразным знаком, отмечающим, к примеру, центральную ось Вселенной, благодаря которой существует всё сущее. Хоть и получается тавтология в попытке обозначить словами такую закономерность, суть от этого не меняется.

Я хотела было, по-привычке, насторожиться, но обгоревшая на солнце кожа приятно пощипывала спину, вечерний бриз ерошил волосы, во рту после купания в морской воде царила липкая горечь, которую надо было как можно скорее залить чаем или, еще лучше, настоящим домашним квасом, поэтому я махнула рукой на свои вечные глупости, и повернулась к скале спиной. Тем более, что верная интуиция не подавала признаков жизни.

Улица, как оказалось при ближайшем рассмотрении, поднималась в гору крутыми уступами, и когда я карабкалась вверх под вечерним солнцем, мне показалось, словно песчаная почва, на которой она лежала, по чьей-то воле подражая морю, так и застыла в виде замерших навечно волн. Я прошла по главной улице, крутя головой на сто восемьдесят градусов, насчитала шестнадцать домов по обеим сторонам дороги, а остановилась у семнадцатого, того, что понравился больше всех. От него веяло доброжелательностью, теплом, уютом и привычным порядком.

Аккуратно постриженные кусты, в которых чувствовалась умелая рука садовника, тянулись вдоль забора и с улицы, и со двора. Гармонично рассаженные цветы удивляли искусно подобранной цветовой палитрой. Добротный навес во дворе, чисто выскобленный стол под ним, и широкие лавки рядом, говорили о хозяевах только положительно, обещали приятный отдых, и вкусную еду, в которой крупинка за крупинкой не будут гоняться с дубинкой, как это бывает в пустых супах нерадивых хозяев.

Скотный двор от жилой части отделял невысокий заборчик. Там тоже, как я успела увидеть, было убрано, подметено, и совершенно не воняло навозом, - наверное потому, что кормушки и поилки для живности были чистые, вода свежая, а зерно будто только что насыпано.

Маленькая летняя кухонька, какие встретишь на юге в каждом деревенском дворе, белёными стенами выглядывала из-за угла дома. Большая печь, годная как для выпечки хлеба, так и для приготовления еды, красовалась росписью завитушек-оберегов от чужого глаза, врага, злодея, злого духа, нечисти, чёрного мага и «сорочинской вдовы», и повторяла хитрый орнамент ещё и на трубе.

У печи хлопотала женщина, с виду лет сорока, в длинном сером платье с короткими рукавами, в таком же длинном, под стать платью, переднике, каким-то чудом во время домашней работы остававшимся белоснежным. Молоденькая, но крепкая в кости, девушка помогала ей по хозяйству без напоминаний и подсказок. Казалось, они обе, занятые своими делами, не обращали внимания на постороннего человека, идущего по улице, но как только я остановилась у калитки, хозяйка сразу же оставила свои занятия, вытерла руки о чистое полотенце и быстро подошла ко мне. Она не была удивлена моему появлению, а скорее обрадована.

- Добрый вечер, – поздоровалась я, слегка поклонившись в знак уважения, как это принято в таких деревеньках.

- И тебе добрый, гостья. Чего-то желаешь? – приветливо улыбнулась хозяйка.

- Можно у вас снять комнату?

- Надолго пришла? – странно спросила она.

- На неделю. В отпуск.

- «Гость в дом – Боги в дом», - ответила она старинной пословицей и доброжелательной улыбкой, – проходи, уважаемая, будь как дома. Дочь покажет свободную комнату. Там и поселишься. Аринушка, доченька, проводи гостью в дом и помоги расположиться.

Девушка оставила своё занятие, подошла на зов матери, и жестом пригласила меня следовать за ней.

 

 

4

 

 

Комната оказалась большой и светлой, с широкими окнами, из которых видны были холмы и море.

«Как по заказу, – подумала я с улыбкой. – Такое впечатление, будто меня здесь ждали. Если бы не знала, что это случайность, так бы и подумала.»

Налюбовавшись видом из окна, кинула на плечо полотенце, и отправилась во двор, спрашивать про удобства. Арина провела за дом, показала два деревянных строения: одно было отхожее место, второе, душ, как объяснила она.

Ополоснулась под душем, сделанным умельцем-хозяином из старого корыта, перекинула влажное полотенце высыхать на верёвку, протянутую от дерева к дереву за домом, вернулась во внутренний дворик.

- Раздели с нами хлеб-соль, гостья, – позвала хозяйка, жестом приглашая к столу, но не указывая конкретного места.

«Хм... – подумала я, – прямо, как при бабушке, когда та ещё жива была, и случайных гостей принимала. «Где гость пожелает, там и сядет, за то хозяевам честь и хвала, а вы наблюдайте, да запоминайте, глядишь и добро какое в дом придёт», - говаривала она, поучая нас, любопытную малышню. – Надо же, хозяйка даже имени не спрашивает. Может они староверы какие? Ждёт, когда сама представлюсь?», – удивилась местным правилам.

- Благодарю, хозяйка, - чуть поклонилась в ответ. – Меня зовут Дарина.

Хозяйка удивлённо глянула на меня, поняв, что имя я сказала настоящее, благодарно улыбнулась.

- Меня зовут Анна, а мужа Иваном кличут, а дети: старшая, вон, Арина, средний Василёк, а младшие Костик и Кортик.

- Благодарю за доверие, Анна, – ещё раз склонила голову, поняв, что она тоже назвала настоящие имена членов своей семьи, и села, как и положено непрошеной гостье, у самого края, где было свободное место.

Ужин был нехитрый: варёная картошка, обильно политая постным маслом, жареная рыба, наверняка выловленная сегодня кем-нибудь из детворы в море, пёрышки зелёного лука, и малосольные огурчики, аппетитно пахнущие чесноком и укропом. Все это было для меня лучшей наградой за долгую прогулку по морскому берегу.

Хозяева, изящная Анна и огромный космато-бородатый Иван, особо ни о чём не расспрашивали. Да и вообще мало разговаривали за едой.

Иван изредка только бросал на меня изучающие взгляды, аппетитно хрустел огурчиками и молодыми стрелками лука, пережёвывал рыбьи кости крепкими зубами, не оставляя от них следа.

Анна зорко следила за детьми, подкладывала им в тарелки добавку, раздавала материнские шлепки за возню за столом, и ласково улыбалась, любуясь младшими.

Приструненные малыши обиженно поглядывали на мать, десяток секунд сидели смирно, но тут же забывали наказы матери, и снова принимались за старое. Одно слово, мальчишки.

Старшая, Арина, рослая девица, на вид лет семнадцати, смеющимися глазами наблюдала за шалостями малышни, и на меня особого внимания не обращала. Младшие поначалу немного потаращились на новое лицо, но быстро забыли про постоялицу, рассказывая старшим увлекательные новости о гусях, которых пасли целый день, об огромном шмеле вооот с такими крыльями, о ящерке, которая всё же удрала, оставив вёрткий хвост в пальцах, об облаке-драконе, проплывшем над самыми их головами, и ещё массе важных и серьёзных происшествий, которые случились на их глазах.

Только Василек, мальчишка лет семи, смотрел на меня, не сводя восторженных ярко-зелёных, с сероватыми крапушками, глаз, при этом не забывая уплетать всё, что попадётся под руку. Было что-то в этом взгляде, притягивающее и немного странное, будто смотрел на меня совсем не ребёнок, а кто-то взрослый, мудрый, может быть, даже старый. Я отмахнулась от таких мыслей, решив, что мне опять привиделось чёрт знает что, и не стала обращать на это особого внимания, приняв удобную мысль, что мальчишка просто глазеет на городскую.

Одно удивило: у всего семейства были необычайные ярко-зелёные, хотя и с разными цветовыми оттенками, глаза.

После ужина я поблагодарила хозяев за хлеб-соль, и ушла в предоставленную мне комнату. Не то, чтобы усталость после дороги сморила, а просто захотелось тишины и покоя после встречи с «женихом», настаивавшим на свём деде, изматывающей городской суеты и такой длинной дороги.

Долго лежала в темноте, привыкая к новому месту, прислушивалась к новым звукам, скользила поисковиком по окрестностям, пока в конце концов не сморила усталость, и я провалилась в глубокий сон.

Опять снился замок, и опять принц помахал ручкой в железной перчатке, и опять ускакал восвояси, так и не подняв забрала. Только коня сегодня он выбрал чёрного, как ночь, да и сам был в латах, подобных по цвету на скол обсидиана.

 

 

5

 

 

Горластый старый петух орал, казалось, не переставая, усевшись на плетень прямо напротив моего окна. Отчаянно хотелось запустить в него чем-нибудь тяжелым, но под рукой ничего подходящего, кроме мягкой подушки, не нашлось, да и хозяев обижать не хотелось. Подумают ещё, что ненормальную в дом пустили. Глубоко вздохнув, я снова закрыла глаза.

После третьего душераздирающего крика, разорались все петухи в округе, а мне, с непривычки, показалось, что голосят не только петухи, но и куры.

Мозгии не хотели просыпаться, просились зарыться вместе с головой под подушку, закутаться в одеяло, как когда-то в детстве, когда солнечный лучик находил лазейку в густой ажурной занавеске и щекотал ресницы, пытаясь разбудить маленькую лентяйку. Это состояние между сном и явью, между теплом одеяла и свежестью раннего летнего утра, между блаженством неги и набирающей обороты жизнью за окном, радовало, и давало осознание полной свободы и счастья отпуска. Если бы не горлопан со шпорами за окном, спала бы, наверное, до обеда.

Но из окна пахло цветами, росой, морем и чуть-чуть горчило печным дымком. Бабы у колодца бряцали коромыслами о вёдра, звенели крепкой цепью, доставая воду из колодца, перебрасывались привычными утренними фразами, шуточками, подковырочками, громко смеялись.

Одна из них сварливым голосом начала выговаривать молодухе-растяпе, утопившей ведро в колодце, за её косорукость, другая стала ту защищать. Перебранку немедленно подхватил хор голосов, припоминая друг другу кто, когда и как ославился. Иначе говоря, начиналось привычное деревенское утро.

Во дворах бурная сельская жизнь была уже в разгаре. Мычали коровы, зовя хозяек на утреннюю дойку. Им вторили козы, позвякивая колокольчиками, гоготали гуси, вперевалку выбираясь из сарайчика и прямиком направляясь к кормушке, квохтали куры, толкаясь там же.

Из открытого окна пахло морскими водорослями, и удивительной йодной свежестью, вместо обычных деревенских запахов.

Я вздохнула от мысли, что не удалось выспаться, и открыла глаза.

Прямо в распахнутом окне блестела пурпуром восходящего солнца морская гладь, переливаясь янтарём отсветов и золотистым блеском до самого горизонта. День обещал быть погожим, и пустое небо только подкрепляло эту уверенность.

Полюбовавшись на красоту захолустья через щели строеньица в конце огорода, поежилась от утренней прохлады, и поскорее вернулась в постель. Чтобы звуки местной жизни больше не беспокоили, я повернула кожаный ободок, спрятанный под волосами, задом наперёд, закрыла глаза и сладко заснула, уже ничего не слыша.

 

 

6

 

 

Второй раз меня разбудили детские голоса, деловито распределявшие порученную взрослыми дневную работу прямо под открытым окном.....

Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 19.01.2014 00:41
Сообщение №: 16166
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

Комментариев всего: 1 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

13

 

 

На пляже было пусто. Мои шлёпки испарились, будто их и не было здесь никогда.

«Небось зеленоглазый на большие пальцы ног нацепил и смылся восвояси, с Васильком подмышкой», - хмыкнула про себя и огляделась.

Песочный замок стоял целёхоньким, будто и не наступала на него ногой всего лишь час назад, когда уходила рассерженно от нахального мужика. Волны, усилившиеся к вечеру, странно огибали его стороной. Даже брызги туда не летели.

Огляделась.

Никого вокруг.

Тишину нарушал только плеск волн, да несмелый стрёкот первых цикад.

Это было неправильно. Так быть не могло.

Да уж, учиться мне ещё и учиться, да опыта набираться, прежде чем стану настоящей магиней, которой всё по плечу.

Итак, чтобы во всем разобраться, нужно применить пару восстанавливающих события заклинаний, то есть вызвать фантомы, которые повторят происшедшее по оставленному живыми существами энергоследу. Этому учит следственная магия, начиная с третьего курса. Значит, надо этим воспользоваться и тогда точно буду знать, что здесь произошло, куда делся мальчик и кем был тот человек. Если, конечно, он был человеком.

Последняя мысль ввела меня в ступор, но я вовремя взяла себя в руки.

Далее. Применить следственную магию, это значило бы, открыться на много верст вокруг местному шаману, который и так ко мне не ровно дышит, каждой ведьме, колдуну, ворожее, оборотню и любой нечисти, типа, вот она я, если кто ещё не знает, приходите все кому не лень, огребёте по полной программе. Ведь любой тренированный маг-воин моего уровня излучает огромное количество энергии в своей ауре, которая изменит привычный фон окружения и тут же станет заметной, как яркий фонарь в чистом поле в тёмную ночь.

Сдерживать силушку я так и не научилась, да и вряд ли скоро научусь. На это нужны годы и годы, а мне до такого уровня ещё ой как далеко. Но без этого мне не узнать, что же на самом деле произошло здесь после моего ухода.

В сердцах плюнула прямо на замок.

Плевок не долетел, взвился дымком.

Бровь удивлённо прыгнула вверх сама, а я, с открытым ртом, уставилась на это чудо природы.

Такого портала я ещё никогда не видела. А это был именно портал. Это только что поняла по вспыхнувшему сиянию ауры, окружающей песочный замок, на границе которой сгорела слюна. И, если быть логичной, то скорее всего, мы его сотворили вместе с тем мужиком. Но как?!

Портал такого типа не игрушка, которую можно создать походя. Он требует серьёзных усилий и конкретных ритуалов, даже если заготовка заранее была подвешена рядом или соответствующий артефакт позволял вызвать портал мгновенно. А вот так, как сегодня, это просто не реально. Да ещё если учитывать, что в данном случае нужны расчёты места и времени действия сил, необходимых для построения подобного портала.

Это не одноразовая игрушка, которой может пользоваться любой маг. Это серьёзная штука, которая требует затрат времени, сил и нешуточных знаний. Мне лично нечто подобное пока было не доступно, поэтому в эту версию не верилось.

Разве что портал был здесь и раньше, только в не активном состоянии?!

Но я бы почувствовала его. Ведь любой портал это статическое изменение структуры окружающего энергофона. Не заметить его просто невозможно.

Но ничего подобного не было ни тогда, когда пришла вчера на хутор, ни тогда, когда сегодня с утра пришли сюда с Васильком, ни тогда, когда целый день валялась здесь на солнцепеке, ни когда уходила отсюда, разозлённая на зеленоглазого нахала.

Странно...

Кто же ты такой, а?! Неужели ты хозяин настоящего замка, случайно увиденного моим сознанием во время релаксации? Что же тогда тебе нужно-то от меня, а? И как ты вычислил моё ментальное вторжение в твои владения? А?!

Это был явно не мой уровень знаний и умений, и это было понятно даже для моего образованного Академией ума.

Ну, не мог ты прочувствовать меня, ну никак не мог. В этом я уверена, – думала, пытаясь понять логику происшедшего.

Что же это тогда за магия такая, а? – в который раз спрашивала себя, прохаживаясь по влажному песку и косо поглядывая на песочный замок. – Может быть он открыл портал оттуда, из замка, а я только чуть-чуть помогла? Но как он мог узнать, что именно в это время кто-то будет здесь с такими возможностями, как у меня, и начнёт играться в детские игры с мокрым песком? Или этот маг всё заранее просчитал и я приехала сюда не по своей воле, и даже этого не заметила?!

Стоп!

Так и до паранойи не далеко.

Надо успокоиться и всё обдумать без эмоций. И избавиться побыстрее от метки. Она вполне может связывать меня с тем, кто всё это так ловко подстроил и теперь вполне может влиять на моё мышление. А это для меня совсем не желательно. Не люблю я танцевать под чужую дудку. Не нравится мне это.

Побрела по берегу подальше от деревни.

Волны шептали что-то у ног, листья шумели предупреждения, цикады истерично верещали, будто их режут живьём, но я не обращала на них никакого внимания и сосредоточенно ткала заклинание прозрачности, пользуясь местными энергетическими потоками.

Деревни уже не было видно, когда остановилась на берегу. Потихоньку шепнула Слово. Мир обрушился привычной лавиной звуков, запахов, красок, эмоций, потоками животворных и убивающих сил. Ночь засверкала переливами разноцветных энергий, толчками излучений аур больших деревьев и спрятавшихся в траве живых существ. Всё, как на ладони.

Никогда не любила этого перехода. Вечно уши закладывает и глаза слепит, а тело корчится, будто в конвульсиях, пока не привыкнет к новому восприятию.

Теперь главное для меня, это не потерять контроль над процессом. Сознание должно оставаться спокойным, иначе и крыша убежать с перепугу может без обратного адреса, а это не входит в мои планы.

Постепенно привыкла к знакомому ощущению и, отдышавшись после перестройки общего состояния сознания и тела, огляделась.

Луна ещё не взошла, а звёзды только начали перемигиваться со своими отражениями в воде. Где-то ухнул филин, одиноко плеснула хвостом рыба, неосмотрительно близко подплывшая к берегу. Волны шуршали о песок и уже ничего не говорили. Цикады истерично цвиркнули и замолчали. Даже светлячки попрятались.

Прикрыла мокрой от морской воды ладонью плечо, нещадно жгущее чужой силой.

«Вот гадство, а?!» – ругнулась про себя.

Метка ушла глубоко в тело, несмотря на все мои старания не допустить этого. Пришлось медленно и кропотливо её отделять, создавать кокон, помещать туда, осторожно выводить из тела, чтобы не нарушить внутреннего баланса заклинания и только потом вычислить энергетический код нахала.

Заняло это довольно много времени, но конечный результат стоил таких усилий.

Фуф... Удалось.

Чужеродный сгусток энергии завис перед глазами в виде светящейся ладони пляжного знакомца.

«Ничего себе ладонь, - подумала недовольно, - как лопата совковая. Хорошо, что только на плечо лапу положил. Если б на спину, так, небось, всю бы прикрыл...».

Тонкий зонд медленно проник в кокон, изучая потенциал зеленоглазого.

Пара мгновений и кокон лопнул, рассыпав вокруг разноцветные искры.

Успела отскочить в сторону, чтобы преобразованная в электричество тонкая энергия не опалила кожу. Не хотелось бы предстать перед посторонними с лицом и декольте в крапушку, если вдруг придется попасть куда-нибудь на вечеринку и в открытое платье обрядиться. Как выйдем с подружками «из подполья» всё равно же по балам ходить будем. С нашими характерами без этого никак не обойдётся.

Так, понесло.

Давай-ка, Дарина назад «возвертайся», за тебя никто твои вопросы не решит, а подружки сейчас далеко и заняты своими делами. Нечего нянек искать. Сама не маленькая. Да и не решат они эту проблему. Не по зубам им.

«Неужели всё же древняя магия?! – думала сосредоточенно. – Очень похоже. Из того, что знаю о древних магах, тем более высших, в живых не осталось никого. Может это был всё-таки призрак с конкретной задачей, которую должен был выполнить одноразово? Тогда куда делся Василёк и почему физическое тело мужика было вполне материальным, хотя по ощущениям, которые сейчас пробую восстановить в памяти, оно было какое-то иное? Похоже на оборотня, но оборотни имеют немного иную структуру энергоследа. А этот был какой-то странный...».

Ругнувшись про себя на свою недальновидность, воспроизвела в сознании всё, что удалось обнаружить за пару мгновений зондирования, как в замедленном кино.

Не густо.

Подвела итог: физическое местоположение не определено, но где-то рядом. Уровень неизвестный, но довольно высокий. Магия какая-то непонятная, мне не известная. Возраст физического тела мага примерно около 28-30 лет, но не факт, что это так и есть. Зовут Эль или Эльдар. Родом из местных. Оборотень. Вторая личина – волк.

Черт знает что...

Это что, деревня оборотней?! – с запоздалым ошеломлением дошло до сознания, куда я попала. - Тогда, почему же этого не поняла сразу? Почему не сработали мои, кропотливо натренированные за много лет обучения, инстинкты? Это же не первая деревня оборотней, в которую я попадаю. Может виновата моя поспешность? Или причина в моей некомпетентности? А если что-то другое, то что?

 

 

14

 

 

Вдоль позвоночника струйкой потёк холодный пот, отвечая на истеричный вой интуиции, предупреждающий, что опять вляпалась по самые уши и выход только один: выгребать, пока не затянуло винтом, как в клоаку. Однако, обильный опыт неприятностей и собственные предчувствия безошибочно подсказывали, что уже поздно, «пёсик сдох».

Окунула голову в морскую воду, пока мозги не перестали кипеть от натуги, отдышалась и выбралась на берег. С одежды текло ручьём, но я на эту мелочь внимания не обращала.

Так.

И что я в этом случае имею?

Среди оборотней тоже неплохо жить можно. Вон как хорошо встретили. Даже прицепиться не к чему. Просто надо спокойно определиться где я, что это за оборотни и какого черта там появился этот дурацкий портал вместе с этим дурацким мужиком. И ещё, какое я к этому имею отношение.

Внимательно прислушиваясь к окружению, пошла к деревне, постепенно переходя на бег, тот самый, которому учили в древние времена в Спарте, а нас, зелёных студентов, жестоко и нещадно дрессировал наш наставник по физической подготовке Маркелиус.

С этими наставниками никогда не знаешь кто они и откуда. Может он сам древний спартанец или кто-то подобный из той же серии, но выдрессировал он нас качественно. Так могла бежать сколько угодно, с приличным весом на плечах и не запыхаться. Скорее надоест, чем устану.

Иногда такие кроссы полезны, чтобы кондицию поддержать и энергообмен потренировать. Тело, оно ленивое, и если его по-хамски не гонять, быстро заплывает жиром и старится. А мне оно нужно, как инструмент не только для вот таких прогулок, но и для более серьёзных дел.

Через несколько минут остановилась около песочного замка.

То, что в трансе сделала из песка и морской воды, теперь переливалось потоками энергий. Замок ЖИЛ, а портал РОС!

Усилила зрение и увидела, что по внутреннему дворику нервно расхаживает мой пляжный знакомец, заложив руки за спину, а на скамеечке, возле розового куста, под окном, сидит хозяйский сынок Василёк, обхватив руками подтянутые к подбородку коленки и положив его на них.

Осторожно коснулась успокаивающим лучом щеки мальчугана, передавая покой и обещание выручить. К моему удивлению, он почувствовал касание моей эмоции, растерянно заморгал и огляделся в поиске источника поддержки.

Зеленоглазый мгновенно отреагировал, подняв глаза вверх, может быть, надеясь увидеть смельчака, подглядывающего за ним, а может просто от лёгкого порыва ветерка, который принёс мой эмоциональный посыл испуганному ребёнку. Но он явно ждал. Ждал того, кто попадет в ловушку. Ждал меня и знал, что я приду.

Пожала плечами. Может и приду, кто знает, но это будет не по твоему желанию, а так, как решу сама.

Отвернулась и медленно пошла по дороге к хозяйскому дому.

 

 

15

 

 

Мне было ясно, что настоящий замок располагается совсем не на песчаном берегу и совсем не в миниатюрном виде, а где-то не очень далеко. Может даже это тот самый «замок в воздухе», который увидела с той самой горы, в начале своего пути сюда? Может именно об этом предупреждала дриада? Может она знала наперёд, что зеленоглазый придёт за мной в поселение оборотней?

То, что я увидела его в своём сознании и построила прототип из мокрого песка, говорило лишь о том, что хозяин замка серьёзный маг, с большим опытом и мощным потенциалом, и что он приложил немало усилий, чтобы его кто-то услышал. Не просто услышал, а клюнул на его приманку. И ему было всё равно кто это будет, потому что само появление здесь «услышавшего», то есть в данном случае меня, свидетельствует об уровне его знаний и реальных возможностях, которые этот маг может использовать для исполнения своих планов.

Видимо поэтому этот Эльдар вышагивает по детинцу так нервно. Ему, наверняка, тоже есть о чём подумать. Особенно после того, как он увидел меня, а не равноценного мага.

Только вот одного не могла я понять, почему он телепортировался только к проекции замка и не отошёл от него даже на пару шагов?

Это могло означать только одно: что он был как-то привязан к месту и сил хватило только на телепортацию сюда и назад. А значит, вернее, может быть он был узником настоящего замка и ему требовалась помощь? Иначе бы он не прихватил с собой мальчика, а взял его с собой в надежде, что найдется кто-нибудь, кто пойдет выручать малыша.

Хм...

И этот «кто-нибудь» не посторонний в магии, а тот, кто в состоянии пройти предоставленный портал во плоти.

Не больше, но и не меньше.

Причём, прошедший портал должен либо беспрекословно подчиниться воле мага, создавшего портал, либо сознательно рискнуть и кинуться к чёрту в пекло, то есть в замок.

Скорее всего первое, если судить по логике магов.

Но зачем?

Вполне может быть, что этот маг, высылая импульс призыва, готовил проекцию портала, а когда почувствовал меня в безлюдном месте, не удержался и активировал его, желая, как можно скорее, встретиться с тем, кто услышал Зов?!

Но такую, как я, примчавшуюся пусть и не по своему желанию, он явно не ожидал увидеть, иначе не было бы столько удивления в ответной волне его эмоции.

Надо бы побольше разузнать о легендах и сказках у местных жителей. Может быть эта информация могла бы пролить свет на случившееся. Часто ведь бывает так, что легенды и сказки рассказывают о реальности больше, чем все эти научные трактаты вместе взятые.

Легенды и сказки только чуть-чуть приукрашивают истинную правду, которую большая часть современного общества воспринимает, как сказку и вымысел. Но я была другого мнения. И оно у меня сложилось из собственного опыта и наблюдений, которые встречала в своей, пусть и не очень долгой, но зато очень богатой приключениями, жизни.

С самого, как ни странно, рождения я твёрдо знала, что мир не так прост, как кажется спящему сознанию воплощённого существа. Он более многогранен, сложен, многослоен и загадочен.

Реальность накладывается на реальность, не мешая друг другу. Одни существа проходят по своим делам сквозь друг друга, даже не замечая этого, и каждый при этом находится в своём Мире, не мешающем Миру параллельному. И то, что в состоянии «пощупать» один, другой просто не заметит из-за разницы восприятия, понимания, объёма знаний и умения думать. Часто сказка, легенда или фантазия бывают более реальными, чем земля под ногами и кусок хлеба в руке. К сожалению, это мало кто понимает, даже в среде магов.

 

 

16

 

 

Накрытый во дворе к ужину стол так и оставался прикрытым белоснежной салфеткой, расшитой по краю зелёными листочками, с пупырышками алых бутонов неизвестных мне цветов. Еда не тронута. Никого из домочадцев поблизости не видно. Ни хозяев, ни их детей. В доме свет не горит, значит, никого нет. Тишина вокруг аж звенит напряжением, как натянутая струна.

В соседних домах то же самое. Будто исчезли все внезапно в неизвестном направлении, как «корова языком слизала».

Хм...

Опять ошиблась.

Присутствие и настороженный взгляд из темноты вдруг стал почти осязаем. Значит, кто-то рядом всё же есть и этот кто-то совсем не человек. И пахнет молодым волком.

Осторожно огляделась вокруг.

Опасность почувствовала чуть раньше, чем тёмный мохнатый силуэт, метнулся из густой тени, а огромная пасть щёлкнула клыками по лицу. Успела присесть и отбить рукой стремительное тело, добавив в удар чуточку магической силы. Не для того, чтобы убить, а чтобы удар получился немного сильнее, как предупреждение, и отбил охоту нападать ещё раз.

Молодая волчица промахнулась и получила по морде кулаком. Взвизгнув от неожиданности и боли, она всё же умудрилась приземлиться на лапы, но проскочила дальше, чем рассчитывала. Тут же развернулась, резво прыгнула, снова пытаясь успеть достать клыками. Матёрый поосторожничал бы, а эта пёрла нахрапом, совершенно бездумно подчиняясь звериной эмоции.

Я одним прыжком заскочила в дверь дома и захлопнула её перед самым носом разъяренного зверя.

Волчица с разгону ударила в дубовую дверь всем телом. Накинутый в поспешности крючок прогнулся. Раздался злобный рык и снова удар. Пришлось задвинуть засов.

Из сеней осторожно заглянула в гостиную.

Оттуда опасности не почувствовала.

Тихонько вошла, прислушалась. Из угла у печи послышались возня и тихое поскуливание.

Щёлкнула пальцами, вызывая шарик света.

На полу, наползая друг на друга, копошились два маленьких пушистых серых щенка.

«А вот и младшенькие», - подумала про себя.

Они смешно перебирали лапками, переворачивались, падали и жмурились от яркого для их глазок магического освещения. Удалила шарик и перешла на ночное зрение.

Присела на корточки, успокаивающе погладила малышню, задумалась о происходящем и то, что подсказывал здравый рассудок, мне всё меньше и меньше нравилось.

Тихо выругавшись себе под нос, чуть ли не бегом бросилась в отведённую мне комнату, сдёрнула одеяло с кровати, вернулась с ним в горницу. Щенки беспомощно попискивали, ища укрытия. Кинула одеяло на пол, перенесла на него малышню, прикрыла, положив обоих рядышком и оставила край приподнятым, чтобы ненароком не задохнулись. Уселась обок с ними на полу и задумалась.

Щенки потыкались мордочками, обнюхали мою ладонь, немного попищали, повозились и, согревшись или почувствовав себя безопасно, замолчали.

Волчица упорно скребла дверь, топотала под окнами, как неподкованный конь, становилась на задние лапы, пытаясь заглянуть в окно и к стеклу то и дело прижимался то мокрый нос, то виднелся один светящийся глаз.

Менять обличье молодая волчица не спешила. Вероятно, считала меня врагом. Да оно и понятно. Ведь из-за меня пропал ребенок. И объяснений, что я тут не при чём, никто не примет во внимание. Да и объяснять мне как-то не с руки. Как говорится, «не мне говорить, не им слушать». Да и не будут они слушать, если ничего не предприму и не окажусь умнее их. Порвут ведь, как Тузик грелку и сомнений ни у кого не возникнет, что были не правы. Особенно у шамана. Он первый в очереди желающих окажется или без очереди рванёт...

 

 

17

 

 

Долго сидела неподвижно, думала о том стечении обстоятельств, которые занесли меня в эту Богами забытую дыру, населённую волками-оборотнями и мне всё это совсем не нравилось....

Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 19.01.2014 00:55
Сообщение №: 16168
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

17

 

 

Долго сидела неподвижно, думала о том стечении обстоятельств, которые занесли меня в эту Богами забытую дыру, населённую волками-оборотнями и мне всё это совсем не нравилось. Теперь отсутствие собак не казалось чем-то ненормальным. Собаки тут не выжили бы ни за что. Кошки, впрочем, тоже.

Интересно, чего боялись хозяева и почему выслали ребёнка сопровождать взрослую девушку к пляжу, которая из-за тридевяти земель добралась до их поселения одна и не побоялась ничего? Или тут принято провожать отдыхающих через всю деревню, чтобы соседи видели у кого остановился посторонний и не порвали ненароком в клочья?

Тогда почему они не напали на меня, почувствовав по-звериному приближение чужачки к своей территории? Почему пропустили в деревню?

Это тоже было странным.

Кстати, днём заметила, что берег был пустынным. Купающихся, кроме меня, не было вообще никого. Будто бы они воды боялись. Впрочем, волки они и в Африке волки. Не любят воду, как и коты.

И что это были за дети, которые играли на берегу? Почему Анна сказала, что детей такого возраста больше в деревне нет? Кем же были тогда те, которых я видела? Моими галлюцинациями? Или духами нерождённых или уиерших детей, которых я не распознала, как духов?

Дурдом какой-то.

Опять же, кем были те загорающие, которых тоже видела время от времени боковым зрением на пляже и которых можно было посчитать по пальцам одной руки, ещё и свободных осталось бы достаточно? Может быть это были те оборотни, которые живут где-то далеко, в других местах, и приехали к родне в отпуск? Или это свои, кому было поручено, тем же шаманом, наблюдать за мной?

Всё может быть.

Как говорится, умы людские неисповедимы, не говоря уж об умах оборотней...

Но вернусь к своим бара.. тьфу! волкам.

Видимо Анна и Иван, не найдя сына к ужину и обнаружив моё отсутствие, бросились искать пропавших. Сообщили соседям о приключившейся беде, попросили помощи.

Соответственно, всё взрослое население хутора откликнулось, перекинулось волками и рыщет теперь в округе, оставив детей в домах на попечении старших, и, для большей безопасности, обратив малышню в щенков. Тогда старшим проще спрятать их при необходимости в безопасное место и проще охранять.

Арина, ещё совсем молодая и неопытная волчица, не признала меня после того, как я открылась магически, и самоотверженно кинулась защищать младших братьев. За это незаслуженно получила по зубам. Бедная девочка...

Но я же не знала, что это она. С перепугу и саданула без оглядки на знакомство. Иначе бы просто пропустила над головой или отскочила в сторону. Мда... нехорошо получилось.

Из задумчивости меня вывело виноватое поскуливание и размеренное царапание дубовых досок двери когтистой лапой. Арина, даже в волчьем обличье, всё же сообразила, что я не враг.

Пора было заканчивать этот спектакль. Незачем мне здесь врагов наживать. Их по Мирам у меня и так хватает. Даже с лихвой.

 

 

18

 

 

Открыла дверь.

Волчица мигом промелькнула в комнату, разворошила одеяло, лизнула каждого из малышей и стала над ними, ощеря на меня зубы.

Это уже было смешно.

- Арина, ты извини, что я тебя ударила, но разве ты меня не узнала, когда я вошла во двор?

Волчица тихо зарычала в ответ

– Арина, не будь дурой, пожалуйста. Бояться меня нечего и защищать детвору надо не от меня, а от настоящей угрозы. Ты была достаточно долго на улице, пока я оставалась здесь, со щенками наедине. Как видишь, никакого вреда я им не причинила, да ещё и тебя впустила в дом. Давай, оборачивайся человеком, мне надо с тобой поговорить о Васильке.

Она повертела головой, наклоняя её то вправо, то влево, как бы прислушиваясь к интонации моего голоса, потянула носом, глянула на малышню, спящую на одеяле, и потрусила в соседнюю комнату.

Я облегчённо вздохнула. Первый раунд был выигран.

Через несколько секунд девушка вернулась аккуратно одетой и причесанной. Губы с одной стороны были слегка припухшие, но быстро возвращались в норму. Видимо, мой удар, усиленный направленным пучком энергии, затормозил регенерацию, но не надолго.

Арина подошла к малышам, присела на корточки, ласково погладила каждого, прикрыла тёплым одеялом.

Я кивнула ей на стул напротив.

Она уже успела достаточно прийти в себя, но всё же демонстративно подвинула стул поближе к одеялу, села на самый краешек, готовая при первой же опасности прыгнуть на защиту, в полете превращаясь в волчицу.

Этот трюк я знала, траекторию её возможного полёта просчитала и прокрутила в голове несколько вариантов, как её остановить, если девице вдруг покажется, что я враг.

Ее мысли волной прошли сквозь меня, но я проигнорировала вызов-предупреждение.

«Ага, - подумала про себя, - всё-таки вы тут какие-то неправильные оборотни, но телепатией всё же владеете. Причём, на совершенно иных волнах мысли. Странно...»

- Кто вы такая и чего хотите? И как вы узнали меня? – требовательно спросила девушка.

Глаза насторожено блестели, поза вызывающе-агрессивная, лицо хмурое.

Я удивлённо приподняла брови и недовольно покачала головой в ответ на её требование. Открывать ей или кому-то другому свою принадлежность в миру магии мне не хотелось и я решила, что об этом скажу, если у меня не будет иного выхода.

Она заметила мою изменившуюся мимику и немного стушевалась.

- Арина, я обычная отпускница, городская жительница, которая выбрала этот уголок побережья для своего отпуска. Ты вообще знаешь что такое отпуск? – на всякий случай спросила её.

Мимика девушки нисколько не изменилась. Только эмоция удивления промелькнула в уголках её глаз и тут же спряталась за настороженностью.

- Отпуск это когда человек, работает целый год, а потом получает возможность отправиться отдохнуть туда, куда пожелает и ему хватает на исполнение такого желания и денег, и свободного времени, - объяснила я, стараясь говорить мягко и доходчиво. - Вот я и пожелала. Открыла карту и наугад ткнула пальцем. Попала как раз в то место, где находится ваш хуторок. Не долго думая, собрала вещи, отправилась на вокзал и доехала до ближайшей к хутору железнодорожной станции, а потом дошла сюда пешком. Ты знаешь, что такое карта? – в этой дыре о картах могли и не знать, поэтому я предпочла спросить.

Подбородок девушки чуть дернулся вперед, но Арина упорно молчала, плотно сжав губы.

«Значит, всё-таки знает, - решила я про себя. - Это облегчает мою задачу. Нужно добиться, если не расположения, то хотя бы понимания с её стороны. Иначе, вернувшиеся с поисков взрослые, раздерут меня на запчасти и не спросят как зовут. Не воевать же с ними по-настоящему, они-то не при чём, что я оказалась здесь, да ещё и в такой ситуации. Всё-таки это их дом, а я тут всего лишь случайная гостья.»

- Арина, - снова обратилась к ней, в надежде на её здравый рассудок, – ничего дурного против всех вас или твоего брата Василька я не замышляла. В этом могу тебе поклясться. И я, действительно, приехала сюда по чистой случайности и просто отдохнуть от города...

Девушка полыхнула глазами и зло прорычала:

- Вы обманываете! Откуда бы вы узнали о нашем хуторе?! Как бы вы нашли сюда дорогу, если бы не были одной из них?! Нашей деревни нет ни на одной карте мира! Вы специально пришли сюда открыто, чтобы мы приняли вас со всем радушием и не заподозрили настоящих намерений! Вы пришли воровать наших детей! Вы украли Василька и насильно увели его к своим бандитам, а теперь вернулись за другими детьми!

Она гневно сверкала глазами и возбуждённо дышала, её ногти-когти то превращались в волчьи, то снова становились человеческими. Изменялись уши и глаза с необычайной быстротой. Я воочию видела какая борьба происходит в её душе и мыслях. Но что за глупости она говорит?!

Я постаралась сохранить спокойствие.

- Понятия не имею, что ты имеешь в виду, Арина, – сказала ровным голосом, продолжая напряжённо думать. – Сейчас ты сама убедишься, что я не вру. Своими глазами увидишь и карту, и название вашего хутора на ней.

Атлас до сих пор лежал в боковом кармане сумки, куда я его и засунула, чуть отойдя от станции, когда провела рекогносцировку местности и  сориентировавшись в какую сторону идти.

Сходила за ним, вернулась в горницу, открыла атлас на роковой странице, кивком позвала Арину, чтобы она могла убедиться воочию. Мой палец указывал на кружочек, над которым была надпись «ВолДюны». Арина заглянула к атлас через моё плечо.

- У меня галлюцинации или это название вашего хуторка, а? – с нажимом спросила, глядя на неё через плечо.

Она оценила моё доверие, что я повернулась к ней спиной, медленно подошла ближе к столу, склонила голову к атласу.

Внезапно её зрачки расширились, губы приоткрылись. Она протянула дрожащие пальцы к названию.

Я мельком глянула на карту, и завороженно уставилась чуть выше пальца девушки. Буквы и кружок под ними медленно исчезали, будто на них капнули реактивом.

Моё удивление вдруг появившемуся ощущению ментального луча было не меньшим, чем от того, что надпись исчезала на наших глазах. Мысленное воздействие на мой атлас, купленный давным давно в обычном книжном магазине?!

Нееет, это уже слишком!!

От досады на саму себя я едва не выматерилась трехэтажным непечатным лексиконом, хлопнула ладонью по месту, где только что красовались ВолДюны, сконцентрировалась на восстановлении надписи.

Ноль реакции. Только память о следе энергетического луча.

Скользнула по нему, но он исчез быстрее, чем я смогла нащупать его исходную точку.

- Стервец! – не удержалась от вырвавшейся из глубины души эмоции.

К кому этот всплеск раздражения мог относиться я и сама не знала, но разозлилась не на шутку.

Арина смотрела на меня во все глаза, ничего не понимая, а я напряжённо застыла, пробуя просчитать силу мага и смысл его действий, пока «след не простыл».

Получалась какая-то глупость. Не глупость, а полный идиотизм! По моему пониманию и просчёту это был высший маг не ниже ого-го какого уровня. Не чета зеленоглазому. Ему до этого «ого-го» было далеко, впрочем, как и мне, только мне намного дальше.

От такого открытия я оторопела.

Ну, кому из высших магов верхних уровней есть дело до какой-то там Дарины, не дотягивающей даже до шестого уровня боевого мага?! Хоть я далеко не новичок, но всё же уровень не тот, чтобы мог заинтересовать аж до такой степени любого высшего, не говоря уж о том, чтобы он был заинтересован привести меня сюда, как козу на верёвке и поставить перед фактом.

На Мастера обратили бы внимание, это понятно. А тут было похоже, что работает Мастер Мастеров.

Но такого быть не могло даже в принципе.

Все Мастера Мастеров давно вымерли, кроме моего деда, а он явно находится не в этой забытой Богами стороне Мира Людей, а в искусственно созданном пространственном кармане, во дворце Высшего Совета Мудрецов и был по уши завален работой. Это было абсолютно точно и никаких сомнений у меня не вызывало. Или я не знаю своего деда, воспитавшего меня с малолетства в лучших традициях боевых магов.

Не кроется же, в конце концов, в этих несчастных ВолДюнах такой артефакт, ради которого Высший Совет Мироздания решил бы поселить здесь инкогнито высшего мага такого уровня, которого не всякий Мастер переплюнет, в роли охранника этого самого артефакта? Или могло быть?

В общем-то, с этими магами и их причудами всяко может быть.

Но здесь всё было не так. Не так, как меня учили в Высшей Школе и Академии не так давно. Не так, как написано и рассказано в древних трактатах. Не так, как говорил дед, а он всё же Мастер Мастеров и Высший Маг десятого уровня. Выше просто не существует. К тому же, происходящее никак не вязалось ни с чем хоть как-то мне знакомым. Всё это происходило вопреки всем законам магии, которые я знала и могла себе навоображать своей буйной фантазией.

Ведь такие, как я, для таких, как этот деятель, ни рыба, ни мясо, и вообще, как маги не существуем. И вообще, все ещё не дошедшие в своём развитии до высших ступеней мастерства, едва набравшиеся теории и чуть-чуть нюхнувшие практики не могли представлять интереса для таких, как он, априори. Эдакая серая масса, обещавшая в будущем стать личностями или раствориться в бытовухе. Тьфу.

Третье тоже было – сгореть.

Это слово по отношению к настоящим магам я впервые услышала в далёком детстве, когда в калитку постучал какой-то незнакомец. Он попросил позвать деда и, не переступая порога, сказал, что маг-воин Силай сгорел во время поединка с демоном, захватившим тело его внука, на что мой дед взмахнул рукой, нарисовав в воздухе между собой и пришельцем знак покоя. Незнакомец в ответ поклонился и молча ушёл.

Позже дед объяснил мне, что это не значит, что маг-воин Силай сгорел в огне или умер от перепоя, как сосед Дормидон, а только то, что он перестал быть магом, потому что во время боя с нечистью истратил все свои душевные и магические силы, отдал себя всего, но враг оказался неожиданно сильнее. Что такое бывает с магами, особенно с магами-воинами. После этого они становятся обычными людьми и для них это хуже смерти. Тогда они просто растворяются по собственной воле в ткани мироздания или уходят в новое воплощение. Что если такое происходит с обычным человеком, то он становится просто «растением» и тихо умирает, и вылечить его невозможно, не поплатившись частью или всей своей жизнью, даже если за такое лечение возьмётся сильный и умелый маг-воин. «Съеденную душу, - говорил дед, вернуть и восстановить невозможно, а сжечь себя можно запросто».

Направление такого вида магического Зова, а то, что это был именно Зов, я теперь не сомневалась, должен был услышать только опытный высший маг, а не такая свиристёлка, как я, «ни богу свечка, ни чёрту кочерга». Ан-нет, выпало на меня. Значит, тут что-то совсем другое. Вот только что?

Эх, знать бы, где упасть, да соломки бы заранее подстелить. Теперь и была бы соломка, только вот стелить её некуда и незачем. Это я, к сожалению, понимала слишком хорошо.

Девушка на миг опустила голову и тут же глянула прищуренными глазами, сверкнувшими на мгновение красным огоньком, который сменился на глубокую, затаённую боль.

По этому взгляду поняла, что мне удалось пробить её враждебность, ненависть и страх передо мной.

- Все вас ищут, - подтвердила она очередную часть моих догадок, даже не подозревая об этом, и опровергла другую их часть, - и вас, и Василька. Ведь вы вернулись вечером одна, а брат так и не появился. А вы потом так неожиданно исчезли и все подумали, что вы украли моего брата! А потом по призыву шамана и вождя вся стая бросилась в погоню!

Она неожиданно расплакалась.

- Арина, скажи мне, зачем бы мне понадобился Василёк?

- Себе взять или продать! – уверенно выдала она и слёзы тут же высохли.

Теперь была моя очередь крутить в непонимании головой и таращить на неё глаза.

- Что за чушь ты несёшь?! – ошеломлённо воскликнула я. - Зачем мне его брать себе, а тем более продавать?! – недоумение было более, чем искренним, потому что таковым и было. – Это же какая-то глупость!

Но на меня в этот момент смотрела настоящая волчица, хоть и в обличии миловидной девушки. В её взгляде было столько ненависти и злобы, что имей она минимальный повод для атаки, мне пришлось бы с ней изрядно повозиться. Для меня это было серьёзной неожиданностью, ведь я приехала сюда отдыхать, а не воевать.

«Отпуск всё-таки накрылся», – с тоской подумала, поняв окончательно, что от отпуска остались рожки, да ножки. Одно радовало, что от дедового бородатого «жениха» избавилась хоть на какое-то время.

Не изменяя мимики, выражения глаз и эмоций, я осторожно спросила:

- Такое разве бывало раньше?

- Да! – гневно бросила она мне в лицо. – И вы это отлично знаете!

Девушка была вне себя от волнения, обиды и страха за маленького брата, но этого мало. Настроение молодой волчицы изменилось подобно флюгеру, подчинявшемуся любому дуновению ветерка. В этот момент она была уверена, что поймала вора пропавших из деревеньки детей.

Детей?!

Эта мысль была для меня настолько дикой, что я даже отступила на шаг. А ведь она не врала. Что же здесь происходит-то, а?!

Нормальная боевая обстановка, чёрт побери!

«Я же в отпуске! – взвыла про себя. – Ну и на кой мне эта, отработанная годами чувствительность, если она здесь не сработала ни разу?! Блин, блин, блин! Какого черта?! Боевой маг, хоть и паршивенький, тоже имеет право на отдых! Так попасться в ловушку какому-то экспериментатору, хоть и древней магии, надо ещё умудриться! Какая же я растяпа! Бьёт жизнь по башке, бьёт, а видно мало! И дед бил мало! Дубина стоеросовая ты, Дарина! Отдыха, едрёна вошь, захотела! От дедова «жениха» удрать захотела, видите ли! Растащило! Знала же, что ничего просто так не бывает! Даже собственных эмоций! Вот тебя и подставил какой-то маг своим экспериментом, может быть даже и ему неизвестной магии. Идиотка... – с ненавистью глянула на карту и ярость полыхнула в душе. - Ну, гад, я тебя найду и отыграюсь! Можешь быть уверен! И не посмотрю на твой уровень! Костьми лягу, но отыграюсь! – мстительно пообещала в мыслях себе и тому, кто подложил мне такую подляну. – А я тебя найду, будь уверен!!».

- Ты, наверное, не понимаешь, Арина, - постаралась объяснить ей свою точку зрения на местные странности спокойно и доходчиво. - Брать чужого ребёнка это огромная ответственность и огромное количество ненужных новых хлопот. А у меня нет на такие глупости ни времени, ни возможностей, ни желания, ни сил. И, кстати, в наше время торговли детьми давно нет. Да и кто купит чужого ребенка? Глупости какие-то ты говоришь...

Я смотрела ей в глаза искренне веря в то, что говорю, хотя прекрасно знала, что на самом деле вру безбожно, не моргнув глазом. Торговля людьми и их детьми существовала и будет существовать почти во всех Мирах, пока будет существовать тяжёлый физический труд и войны, пока цена на жизнь держится в цене мешка риса или ящика тушёнки.

Но моей задачей было разубедить её в этом, иначе мне несдобровать. Хоть один союзник в этом волчьем обществе мне был нужен позарез. Даже такой ненадёжный, как Арина. Поэтому я изо всех сил старалась быть убедительной и подтверждать эмоцией то, что говорила и в данный момент верила.

- Если это не вы, то кто украл моего брата?! – недоверчиво покачала головой девушка.

Я в сердцах захлопнула атлас, едва не прищемив палец Арине, всё ещё упирающийся в то место, где минуту назад была надпись.

- Вот это я и собираюсь узнать. Зови родителей и остальных, - скомандовала безапелляционно, – да поубедительней! Чтобы прервали погоню и побыстрее вернулись назад. Без их помощи нам с тобой не обойтись и твоего брата не найти. Эту лавочку с похищениями надо прекратить. И надо вернуть Василька. Во что бы то ни стало.

- А вы знаете где он? – сверкнула надежда в глазах девушки.

- Знаю. Я его видела, – пристально глянула ей в глаза. – Зови старших. Без них всё равно не справимся.

Я остро пожалела, что рядом нет моих боевых подруг. Посылать Зов им, когда рядом находится высший маг такого уровня и силы, это подставить девчат под удар и получить самой по шапке. Этого я допустить не могла.

Думай, Дарина, думай! Зря в тебя, что ли, столько сил вложили? Не подводи своих учителей и деда. Думай.

Итак.

Значит, Василёк не первый из детей, кого увёл зеленоглазый. Но он явно не тот, чей ментальный луч я поймала. Он маг, я не спорю. Даже высший маг, но ему далеко до того, кто стоит за ним.

А может быть этот пресловутый маг, на почве своих «научных изысканий», сошёл с ума и уводил детвору, чтобы экспериментировать над ними, а обвинения сыпались в адрес тех, кто ни сном, ни духом не был винен? И, наверняка, шаман с ним в сговоре. Иначе зачем ему было на меня так смотреть? Явно ведь, не того услышавшего ожидали. Представляю себе их разочарование. Потому-то и шаман был злой, как сотня демонов и зыркал на меня, как на врага номер раз.

На месте оборотней я бы ещё и не так рассвирепела, если бы пропадала моя родня, а не дай Боги, мои дети.

Ой, про детей лучше не думать, а то накаркаю себе на голову, чего доброго. Мало ли. А вдруг этот маг и мои мысли читает?

Видимо тон моего голоса и мимика были достаточно убедительными и Арина скользнула за порог, а я отправилась в свою комнату.

Швырнула атлас в сумку и повалилась на кровать, зная о том, что на возврат погони нужно время.

За окном раздался громкий протяжный волчий вой, которому тотчас же ответил далёкий многоголосый хор волчьих голосов.

«Далековато забежали, - подумалось, – видимо здорово разозлились.»

Закрыла глаза и усилием воли мгновенно отключилась, не забыв оставить «сторожевика» начеку.

Сознание перенеслось к разъяренной стае. Я слышала цокание когтей о камни, осыпь щебняка, надсадное дыхание долгого бега, шуршание сильных волчьих лап по траве и знала, что матёрые бегут на Зов одного из своих щенков. Примерно пять миль бега, значит, минут пятнадцать у меня есть.

Не теряя времени даром, сконцентрировалась на мальчике, вспоминая его энергокод.

Василёк... Василёк... Василёк...

Настроилась на восприятие излучений его разума, потянулась на ответный всплеск эмоции... и увидела глазами мальчика каменный пол замка, где шаги лёгкого тела разносились гулким эхом. Где-то бухала тяжёлыми каплями вода, срываясь с высоты, и падала на мокрые каменные плиты с громким чмаком. Вдалеке что-то скрежетало, раздирая паническим ужасом душу испуганного мальчишки. В узких бойницах башен стенал жуткими голосами ветер, леденя кровь в жилах.

Картинки из его памяти и сознания пронеслись в моей голове вихрем, оставив ощущения, эмоции, чувства ребёнка, пережившего серьёзный шок.

Теперь Василёк лежит на широком каменном ложе, устланном шкурами зимних волков, прикрытый такой же шкурой сверху, тёплым мехом к телу. Спит.

Рядом сидит молодой мужчина, опустив высокое чело на сложенные, как в молитве, руки. В его пальцах ровным пламенем горит свеча.

Глаза мужчины закрыты. Он, полностью отдан медитации и не замечает моего эфирного появления рядом. Присела на корточки, всмотрелась в лицо, чтобы хорошо запомнить черты, понять характер, мотивы поступков, мысли, эмоции и, главное то, что ему от меня надо.

Правильный овал лица, с волевым подбородком, густые тонкие брови вразлёт. Длинные густые ресницы бросают тень на полщеки, танцуют причудливый танец от мигающего света. Широкие плечи расслабленно подались вперед. Мозолистые ладони, натруженные мечом и тяжёлой работой, осторожно касаются друг друга, а длинные пальцы переплелись в мудру созерцания, удерживая кончиками пальцев почти сгоревшую свечу.

Наконец, он почувствовал моё присутствие и медленно открыл глаза. Взгляд звал, молил о помощи, но было в нём что-то ещё... Вот только что?

Этого я так и не успела разглядеть. Контакт отрубило, как топором. Ураганной силой меня вышибло назад, в физическое тело. Аж в глазах метелики замелькали.

Ах, ты ж, чёрт возьми! Это же тот, что стёр надпись на карте!

Значит, зеленоглазый здесь не при чём, а автор пьесы тот, второй. Может быть зеленоглазый даже его пленник и ему просто нужна помощь? Метка и украденный Василёк это своего рода гарантия, что помощь последует? Или это только стечение обстоятельств?...

Хмм...

Хоть думай, хоть не думай, а идти в замок придётся, тут к гадалке не ходи и так ясно, что пойду. Мальчонку я там ни за что не оставлю.

Если им нужна я, значит, пойду я. Ведь это я услышала Зов, а не мальчишка. Выпустят Василька живым и здоровым, потом поговорим, как взрослые люди. Если нет, я им там такую варфоломеевскую ночь устрою, что и о магии забудут, и о Васильке, и вообще пожалеют, что на свет родились. Гады!

 

 

19

 

 

С разных сторон, по шесть-восемь гибких тел, серыми волнами стекаются к хутору матерые волки-оборотни. Они спешат, услышав зов Арины. Они готовы на всё, лишь бы защитить своих детёнышей, свои дома, свою привычную жизнь.

Впереди мчится по длинной улице огромный вожак, поджарый, мощный, кажущийся седым в лунном свете. За ним гибкой серой волной несётся стая. Ярко-зелёные, серые, красноватые огоньки глаз посверкивают то тут, то там фосфоресцирующими бликами. Тяжёлое дыхание, высунутые языки, сильные тела стелются над землёй в длинных прыжках. И острый запах псины. Скорее! На хуторе враг!

«Не догнали, так согрелись, - саркастически хмыкнула про себя. - Аппетит нагуляли, опять же, перед ужином. Как говорится, для бешеной собаки пять километров не крюк. Для волка-оборотня и десять легкая прогулка перед сном. Может спасибо скажут, когда добегут? Или сразу рвать на части станут? Ну, в обиду я себя, конечно же, не дам. Полезут, получат по мусалам. Но приготовиться к ретировке всё же не помешает. Мало ли что...»

Коснулась мизинцем колечка на безымянном пальце. Одноразовый портал завис крохотной точкой чуть выше головы и чуть впереди, всего лишь на полшага, в ожидании моей мысленной команды. Может и не понадобится, а спокойнее себя чувствовать всё же буду.

Порывшись в сумке, выбрала необходимое из своего «джентльменского набора», разложила по карманам. Карманов не хватило, пришлось одеть ещё и тёплую рубашку. Теперь всё нужное поместилось.

Попрыгала на месте, крутнулась задним сальто, проверила надёжность карманов, тишину движений и уверилась, что ничего не выпадет случайно, если придётся идти или бежать в тишине, темноте, на ощупь или очень быстро. Ну и на случай, если придётся всё-таки удирать.

Но удирать я уж никак не собиралась, что бы ни случилось. Брошенная магом перчатка мною поднята и моя полетела в ответ. Жди, дорогой, скоро буду. По твою душу. Готовься.

Теперь можно идти встречать оборотней.

Стая быстро приближалась к дому. Только топот огромных лап, да скрежет когтей по случайным камням нарушал гробовую тишину. Даже живность в сараюшках и под навесами, казалось, замерла. Ночные птицы и цикады тоже молчали.

Машинально пригладила волосы, заплетённые в косу и шпильками сколотые вокруг головы, пошла в горницу.

Эфирное зрение услужливо подкинуло картинку мчащихся волков, и в последнем полёте через плетень, оборачивающихся в одетых в серое людей, но по инерции продолжающих движение.

Остановились перед дверью, качнулись назад, уступая место вожаку и шаману.

Арина, не шелохнувшись, стояла на пороге. Это был её дом и она его стерегла. Вперёд прошли родители девушки и молча зашли вслед за дочерью в дом. Остальные остались стоять во дворе настороженной серой стеной. Только устрашающе мигали пары зелёно-красных огоньков глаз.

 

 

20

 

 

Мы одновременно появились в горнице с двух сторон, я и оборотни....
Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 19.01.2014 00:57
Сообщение №: 16169
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

20

 

 

Мы одновременно появились в горнице с двух сторон, я и оборотни. Остановились, буравя друг друга глазами.

Вернее, они дружно буравили меня, я их рассматривала с нескрываемым интересом. Прежде мне не доводилось видеть таких оборотней.

Те, которых видела раньше, были вполне цивилизованными и вели себя более, чем дружелюбно. Эти были интересным зрелищем, если не брать во внимание сложившиеся обстоятельства и моё положение во всём этом спектакле.

Эмоциональное состояние родителей, по чужой вине потерявших ребёнка, назвать взбешенным, значит, ничего не сказать. Гамма эмоций, их аур плескала во все стороны тёмно-красным, бордовым, коричневым и чёрным, но больше мешаниной этих цветов. Останавливало их от немедленной атаки лишь спокойствие дочери и моё.

Волки-оборотни вообще-то мудрый народ, иначе бы давно вымерли, как раса, и их Мир оказался бы пуст. Они всегда умели вовремя взять себя в руки, «наступить на горло своей песне» и подумать, прежде, чем совершить опрометчивый поступок. Но это те, что жили в своём Мире Волков-Оборотней. Их я знала и не боялась.

А как будет с этими? Неужто обособленность жизни только своим кланом, в закрытой для других зоне, повлияла на их умственные способности? Если так, тогда должны сработать инстинкты. На это и был направлен мой расчёт.

Купол молчания упал сверху, активированный мною из заранее приготовленной заготовки заклинания. Оборотни этого не ожидали, судя по неожиданно подогнувшимся коленкам и острым взглядам по сторонам.

Я надеялась, что во дворе никто не заметил действия магического заклинания. Разве что шаман. Но я опять ошиблась.

Иван, со всклокоченными и взмокшими после долгого бега волосами, исподлобья глянул на спящих на одеяле щенков, вспомнил, что он здесь хозяин, размашисто шагнул к столу и сел. Табурет жалобно скрипнул под его тяжёлым телом. Огромные ладони сплелись на дубовой столешнице, глаза пробуравили меня гневно, но оборотень хорошо владел собой.

Анна молча последовала за ним, испепеляя меня злобным взглядом, и встала за плечом мужа.

- Зачем ты нас звала, гостья? – пророкотал голос хозяина, не предвещающий ничего хорошего.

- Чтобы вы все не погибли, – спокойно ответила, не отводя взгляда. – Щенкам нужны живые родители, а не их трупы.

- Уж не ты ли со своими дружками собрались превратить нас в трупы? - он недобро ощерился. – Где наш сын?! И где другие пропавшие дети? Ты должна знать! – снова рыкнул и одновременно стукнул раскрытой ладонью по столу Иван. – Отвечай, гостья!

Даже грозно приподнялся от избытка эмоций.

«Ну, надо же! Молодец, папаша, - подумала, внимательно наблюдая за ним и ловя минимальные знаки изменения его настроения. – Но как бы ты ни был зол, ты меня всё же боишься, потому что не знаешь, кто я. А твоё звериное чутьё подсказывает тебе, что со мной надо быть осторожным. Ты прав. Так и есть.»

Анна положила руку на его плечо. Иван, повинуясь, сел. Не к лицу хозяину дома так гневаться на гостей, с которыми преломил хлеб, гласил древний закон, и они его, к моему счастью, знали и почитали.

Я чуть качнула головой:

- Об этом ты и твоя Анна знаете лучше, - ответила спокойно.

Если бы можно было убить взглядом, то мой хладный, труп уже давно валялся бы на полу от взгляда Ивана. Анна изумленно уставилась на меня:

- Да откуда же нам знать, Дарина?! – воскликнула она, прижимая руки к груди. - Если бы мы знали, мы бы давно разыскали пропавших детей и вернули их домой.

В её глазах блеснули слёзы.

Я плавно подошла к Арине, взяла её под локоток, подвела к стулу, усадила. Иван скрипнул зубами, но промолчал.

«Пора мне идти в атаку. Словесную. Проиграю, тут мне и крышка», – подумала рационально.

- Арина, дорогая, - пропела я медовым голоском, – расскажи-ка мне самую страшную сказку, какую ты знаешь. Пожалуйста. Вот ту, которую вы, дети, рассказываете друг другу перед сном, чтобы побояться в темноте, - и посмотрела на хозяев по очереди. – Может быть кто-нибудь из вас может рассказать её мне?

Иван хлопнул ладонью по столу:

- Хватит дурака валять, гостья! Говори сама то, что знаешь! А не то...

Что не то, я так и не узнала. Дверь распахнулась настежь, громко бабахнув по стене и захлопнулась с не меньшей силой.

В горницу решительно вошёл высокий статный мужчина, к моему удивлению, даже не обративший внимания на поставленный мною «купол защиты», обычно не дающий возможности пересечь его границы никому, кроме тех, кому позволит это сделать маг, активировавший заклинание, то есть я. А этому хоть бы хны. Прошёл и не заметил. Нахал!

Пожилым его назвать было трудно. Чёрные, с изрядной сединой, длинные волосы связаны сзади в хвост кожаным ремешком, колючие ярко-зелёные глаза оценили каждого присутствующего по очереди и недобро остановились на меня.

В душе я ахнула. На меня смотрел мой зеленоглазый знакомец, только в более старшем возрасте. Значит, этот Вожак, а тот сын Вожака стаи. Без сомнений.

Так вот оно в чём дело! Ответ на вопрос отпал сам собой. Спрошу-ка его. Может соблаговолит ответить.

- Это Ваш сын пропал первым? – спросила, не дожидаясь его слов.

Он не удивился вопросу. Пружинисто подошёл к столу, спокойно сел на табурет и вперил в меня злющие глаза.

- Ты не воспитана так же, как все тебе подобные. Здесь вопросы задаю я, - грозно сказал он. - Тебе слова пока никто не давал. И решать твою судьбу буду я так, как посчитаю нужным, – он обвёл хозяйским глазом присутствующих, остановил взгляд на испуганной девушке. – Говори, молодая волчица, что здесь произошло, пока нас не было.

Я пожала плечом, благоразумно промолчала и чуть отступила в сторону. Пусть объясняются. Мой черёд ещё наступит. Скрестила на груди руки, готовая к любой неожиданности.

Иван сидел, как каменный. Ни одна мышца не дрогнула на его лице. Анна недовольно нахмурила брови. Обоим явно не нравилось поведение Вожака, но они молчали. Наверное, в этом уголке нашего мира ещё не забыли не только о древнем законе гостеприимства, но также и о почитании старших, и о праве Вожака, но забыли о праве хозяина дома.

Арина стиснула пальцы, опустила глаза, на мгновение прикусила губу, но смогла пересилить страх перед вождём, чуть шагнула вперед.

- Я охраняла малышей снаружи, когда к дому подошла гостья, - сказала она чистую правду. - Она пахла по-другому, не так, как прежде. Я её не узнала и прыгнула, приняв за врага. Она отшвырнула меня, как кутёнка, а сама закрылась в доме. Я видела в окно, как она заботливо укутала малышей, как сидела с ними, успокаивала и согревала. Когда она услышала, что я справилась со своими эмоциями, сразу же впустила меня в дом. Потом показала карту с написанным там названием нашего хутора. Правда, название тут же исчезло под моим пальцем, когда я до него дотронулась... – девушка перевела дыхание и продолжила. - Гостья рассказала мне, как она нашла наш хутор и почему. Она не врала. Я ей верю. Она хочет нам помочь. Это она заставила меня позвать вас назад, – помимо воли девушка всхлипнула. - Она знает, кто крадёт наших малышей и знает, где Василёк...

Последние слова девушка не-то выкрикнула, не-то с нажимом выплюнула из себя, перевела дух, отступила назад и покосилась на мать. Та одними глазами одобрила поведение дочери.

Я удивилась.

Значит, Вожак не имеет абсолютной власти среди соплеменников. Значит, как и в любой другой стае, волки оспаривают Вожака, если хватает сил. Особенно молодёжь.

- Говори, гостья, – громыхнул голосом Иван, не дав Вожаку высказать своё мнение. – А ты, Эрлис, помолчи пока. Всё же в моём доме находишься. Ты хозяин там, – кивнул он головой на улицу, – а здесь хозяин я. Это моя гостья и пропал мой сын. Поэтому решать, что делать дальше и как поступить с виноватыми, мне и моей семье. Если нам понадобится твоя мудрость, мы обратимся к тебе и тогда ты дашь нам свой совет. Говори, гостья, – ещё раз обратился ко мне Иван уже совсем другим тоном.

Я взяла свободный стул, села к столу. Стоять навытяжку перед оборотнями мне, магу-воину, не пристало. Да и незачем. Ещё настоюсь и набегаюсь, если предчувствие и рассудок мне не изменяют.

- Сегодня, там, на берегу, я сделала замок из песка. Люди из моего мира, особенно дети, когда отдыхают на берегу моря, развлекают себя тем, что лепят из мокрого песка разные фигурки, которые им подсказывает фантазия. Я поддалась детской забаве и выстроила замок, – спокойно рассказала им. - Тогда я была в трансе и увидела его в своём сознании. Неожиданно какой-то молодой мужчина положил мне руку на плечо. Он спросил, хочу ли я туда и кивнул на песочный замок, – присутствующие внимательно слушали. – Я решила не разговаривать с незнакомцем и молча ушла, подумав, что это кто-то из местных, кто не доволен присутствием на хуторе посторонней. Василёк, когда я уходила, оставался на пляже, хоть я ему и кивнула, чтобы он шёл со мной. Но, думаю, что мальчик был сильно испуган, поэтому не понял меня.

Тишина.

Наконец, Иван спросил:

- Что ещё ты можешь сказать об этом мужчине, гостья?

- На вид ему лет 28-30. Оборотень. Как две капли воды похож на вашего Вожака, только без седины. Поэтому и спросила сразу, не его ли сын пропал первым.

Мужчины вскинули головы, переглянулись, уставились на меня. Анна прикрыла рот рукой, сдерживая вскрик. Арина тихо ахнула. Я молча наблюдала за ними, внешне сохраняя спокойствие.

- Продолжай, – прохрипел внезапно осевшим голосом Вожак.

Трудно описать взгляд отца, давно потерявшего сына и вдруг получившего отблеск надежды, что тот может быть жив. Куда делась спесь, злоба, ненависть к чужачке. Вожак напряжённо подался вперёд и требовательно сверлил меня взглядом.

- Тот мужчина сейчас в настоящем замке, - ответила, не отводя взгляда. - Он забрал с собой Василька, чтобы быть уверенным, что за мальчиком придут и помогут ему самому вырваться из замка. Я думаю, что он там пленник и ему нужна помощь.

- Продолжай гостья, - велел Иван.

- Когда вы решили, что я украла ребёнка и бросились в погоню, я была на берегу моря, около песочного замка. Каким-то образом моя игра с мокрым песком стала порталом в настоящий замок. Я заглянула в портал и увидела детинец песочного замка и то, что происходило в настоящем замке. В то время Василёк сидел на скамеечке, во внутреннем дворике, а тот мужчина нервно расхаживал между мальчиком и колодцем с длинным журавлём.

- Василёк!.. – помимо воли вскрикнула взволнованная мать и тут же прикрыла рот ладонью, подчиняясь взгляду мужа.

Мужчины не удивились услышанному и было видно, что об обитателе замка они знают не хуже меня. Только Иван чуть побледнел, когда услышал мои слова.

- Чтобы всё это выяснить, мне пришлось пойти на берег, и применить некоторые свои возможности, – решила всё-таки сказать им об этом, потому что портал они всё равно увидят, а мальчик сын тех, кто предоставил мне кров, защиту и еду. – Когда Арина вернулась одна, я решила пойти на берег и найти Василька или его следы, хотя бы из чувства благодарности к нему и к вам за всё, что вы для меня сделали. Следы всегда остаются, только нужно уметь их увидеть. Ваши возможности оборотней дают вам только то, что могут ваши тела. Мои возможности немного иные и я решила их использовать.

Взгляд Вожака стал острым, как кинжал.

- Ты не оборотень, гостья. Найти следы ребёнка-оборотня не всегда может даже взрослый оборотень. Значит, ты не та, за кого себя выдаешь. Кто ты, говори!

Усмехнулась его несдержанности.

- До сего момента меня никто не спрашивал об этом и я себя не выдавала ни за кого иного, кроме как за саму себя. Вы видели меня такой, какой хотели видеть. Кто я? – задумалась на мгновение и с улыбкой сказала. – Прежде всего я человек. И вы пустили меня в деревню, сразу увидев, что перед вами просто человек. Не так ли, уважаемые дамы и господа?

- Гостья! – грозно нахмурился Вожак. – Ты знаешь о чём я тебя спрашиваю. Отвечай!

От одеяла на полу послышалось тихое шебуршание и жалобно-испуганное попискивание.

- Ну вот, - буркнула себе под нос, покосившись на одеяло, с расчётом на острый слух оборотней, – малышей напугал. И чего было орать? Командный голос тренирует, что ли? Так это не ко мне, а к собственным подчинённым... Тоже мне, начальник выискался, – и чётко сказала, пробуравив его взглядом. – Если тебя, Вождь, интересует моя профессия, я тебе отвечу. В этом нет никакого секрета. Я магиня-воин по образованию и призванию. И повышать на себя голос не позволю ни тебе, ни кому-то другому. Я не твоя подчинённая и не самка твоей стаи. И моей личной вины в пропаже ваших детей нет никакой. Если моё желание помочь стае из чувства благодарности к этим людям, пардон, оборотням рассматривается вами, как неправомочное вмешательство в ваши внутренние дела, то я умываю руки, и утром отправлюсь на станцию. У меня отпуск и я смогу найти более подходящее место для отдыха.

- Вряд ли ты куда уедешь, гостья, – голос Ивана был непоколебим, – пока не будет найден мой сын.

- Ты ошибаешься, хозяин, – покачала головой, – я покажу где находится твой ребёнок, которого украл его сын, – ткнула пальцем в Вожака, – и посчитаю, что на этом моя миссия закончена. И уеду со спокойной совестью, и чувством выполненного долга, а вы тут разбирайтесь сами со своими внутренними проблемами. Это уже не моё дело, коль на то пошло.

Вожак задумчиво смотрел сквозь меня. Взгляд стал отсутствующим, как у человека, погрузившегося в свои мысли и не замечающего ничего и никого вокруг.

- Это было пятьдесят лет назад, – тихо начал рассказывать Вожак, скорее самому себе, чем кому-то из нас. - Мой мальчик пошёл к морю наловить рыбы к ужину и больше мы его не видели. Его уже не вернуть, - и тяжело вздохнул. – Мы долго искали, но так и не нашли даже его следов. Подумали, что случайно забрёл за Дюны и навсегда остался волком, забывшим дом и семью. А обычный волчий век уже давно закончился. Ведь волки не живут так долго, как мы... А потом начали пропадать щенки. Василий тринадцатый... Пропадали и гости. Мы решили, что люди узнали о нас и начали охоту на наших детей. Поползли слухи, что их крадут и продают богачам для забавы, – он посмотрел мне в глаза и было в них столько боли, что мне стало не по себе. – Дело в том, магиня, что наши дети до совершеннолетия не владеют силой, долгожительством и умениями трансформации, как взрослые оборотни. И, попадая во внешний мир, за Круг Дюн, навсегда превращаются в волков. Только эти волки намного хитрее и умнее обычных. Они остаются разумными, как и люди, но оборачиваться людьми уже не могут. Они хранят верность хорошему хозяину всю свою недолгую жизнь, понимают с полуслова его эмоции и желания. Лучших друзей и бойцов-охранников, чем наши дети, ставшие навсегда волками, не найти. Никто из пропавших детей не вернулся... Как Эльдар... мой сын...

Вождь горестно вздохнул и замолчал, опустив взгляд на свои руки.

«Всё-таки я не ошиблась, – подумала довольно. – Всё-таки его зовут Эльдар... Хм... За 50 лет исчезло только 13 детей? - удивилась. - Не так уж много, если считать мерками человеческого Мира и количеством детей, исчезающих и умирающих там каждый день.

Но было что-то такое, что ускользало от моего внимания. Что-то, что сказал только что Вожак, но я не уловила мелькнувшую мысль. Может быть из-за какой-то эмоции, с которой он говорил, или её оттенка? Но, странно, что не было изменений цветовой гаммы его ауры. Обычно в таком психическом состоянии аура любого живого существа меняется, пульсирует цветами, живет переживаемыми эмоциями. А тут ноль реакции...

Хм...

Это было более, чем странно. С той, первой, эмоцией никак не сравнить. Будто бы он говорил не о собственном сыне, а о ком-то совершенно постороннем, чужом, может быть даже давно забытом и выброшенным из головы и души. Но и это было не всё.

Ладно, потом обдумаю что именно меня так насторожило. Сейчас не время. Сейчас было более жизненно важно предположить, может быть даже вычислить, чей и какой это план, и кто в нём может быть заинтересован. Не одно ли это и то же лицо, которое принудило меня появиться здесь и попасть в этот переплёт?

В случайности я никогда не верила. Хоть и хорохорилась, что уеду, но в своей душе прекрасно знала, что никуда не уеду, пока не развяжу этот загадочный «Гордеев узел».

- Как имя вашего пропавшего сына? – повторно спросила, чтобы отвлечь его мысли и направить разговор в нужное мне русло.

- Эльдар, - повторил Вожак, – но до полного имени он тогда не дорос, и мы все его звали просто Эль.

- А сколько ему было лет, когда он исчез? – решила просчитать возраст своего неожиданного знакомца.

- Девять, – вздохнул Вожак, горестно поджал губы, пожевал ими и неожиданно мягко продолжил. - А сказки у нас действительно интересные. Они рассказывают о древних магах, которые сотворили тринадцать Дюн и построили на них тринадцать замков. Маги эти замкнули магический круг для того, чтобы наша раса смогла дожить до времени второй волны усиления магической энергии на нашей планете и смогла охранять Живой Замок Великого Мага. Многие из нашей стаи, кто был за границами Круга Дюн, мутировали и превратились в Иных. Они постепенно расселились в больших поселениях людей, в их городах, приспособились к той жизни. Мы пережили самые трудные времена в своей истинной природе. До сегодняшнего дня. Нас хранили Маги и их волшебные Замки многие сотни лет. Но дети начали пропадать всего лишь 50 лет назад. Мой сын пропал первым, как ты догадалась сама, гостья. Может быть это наша жертва за выживание стаи. Так думать всё же легче, когда теряешь собственного и единственного ребёнка.

Изменение настроения Вождя сняло общее напряжение, а меня насторожило. Что-то в этом всём было неправильно, не так, как должно было быть. Мне показалось, что в нём в этот момент жило две личности: сильная, властная и злобная Вожака, и мощная, притворяющаяся лояльной, немного грустной и уязвимой, того, другого, который здесь правил балом.

«Мда... К Вождю поворачиваться спиной я бы не рискнула, – подумала про себя. – Он не из тех, кому можно доверять.».

- Если Василёк в замке, то для нас он пропал навсегда, – залилась слезами Анна, уткнувшись в плечо мужа.

Арина тихонько всхлипывала в сторонке, закрыв лицо руками.

- Почему? Ведь портал действует, вы легко сможете попасть туда и выручить своего мальчика.

Анна разрыдалась в голос, закрыв лицо руками. Иван угрюмо покачал головой:

- Туда без позволения Хозяина нам хода нет, гостья. А если даже кто-то из нас отважится пройти портал, то никогда оттуда не выберется, - хмуро глянул на меня Иван.

- Хозяина? У замка есть Хозяин? Кто он? – спросила пытливо в надежде, что что-то скажут.

- Это Великий и Бессмертный Маг, – хмуро произнес Вожак и согласно кивнул. – Если мальчик попал в замок, то это навсегда.

- Но у вас же есть шаман. Он мог бы...

- Нет, магиня, - резко перебил меня Вожак, – он нужен тут и туда ни за что не пойдёт. Ни за их сыном, ни за моим, ни за кем иным. Если ты хочешь помочь нам всем, пойди туда сама. У тебя больше шансов вернуться, чем у любого из нас. Может быть тебе удалось бы уговорить Мага вернуть наших детей. Или хотя бы последнего. Ведь ты оставила его одного на берегу с чужаком и это твоя вина, что мальчика забрал тот, кого ты называешь моим сыном. И это в благодарность за то, что он весь день стерёг тебя, чтобы с тобой ничего плохого не случилось! – стукнул ладонью по столу и волосы на его голове приподнялись, будто встали дыбом.

В глубине моей души предательски кольнула вина и я, помимо своей воли, почувствовала себя последней неблагодарной свиньёй. Это чувство вины росло и сжимало сердце, катило по горлу тугой ком.

Логически я понимала, что никакой моей вины во всём этом нет и что в происшедшем виноват никто иной, а этот «великий» и «бессмертный». Что это он заварил всю эту кашу, а мне теперь её расхлёбывать. И я готова была её не только расхлебать, но и удавить кашевара собственными руками.

С другой стороны, хозяева приняли меня в свой дом, посадили к своему столу, дали в провожатые своего ребёнка. А я не уберегла мальчишку. Забыла обо всём на свете, разнежившись на солнце. Не дала себе труда подумать своей тупой башкой, что с самого начала всё шло не так, не нормально, не естественно. Не насторожилась, не приняла меры безопасности, даже не изучила местность, хотя обязана была это сделать в первую очередь и всегда делала. Всегда. Но не сегодня.

Чёрт меня дернул не настоять, чтобы малец вернулся домой. Чёрт меня дёрнул поддаться желанию поиграться в песочницу. Из ума выживаю, что ли? Или неизвестный маг с неизвестной магией полностью подчинил себе мой рассудок?

Ни-фи-га! Не поддамся! Пойду в замок через портал и верну мальчишку. И сама уйду живой и здоровой. А маг.. Ну и что, что маг. На всякого хитрого мага найдется свой винт. Да ещё и с левой резьбой!

Ладно, хватит посыпать дурную голову пеплом. Всё равно иного пути нет.

Итак. Что я имею в наличии?

Оказывается, моему пляжному знакомцу сейчас 59 лет, но выглядит он иначе. Скорее всего что этот Великий Маг поддерживает его тело молодым и здоровым с помощью своих заклинаний. Но зачем? Неужели ему так дорог слуга? Ведь иного положения для оборотня в замке нет, кроме как для роли слуги. Тогда зачем Магу понадобился ещё и Василёк?

Далее.

Эльдар в достаточной мере владеет магией, коль сумел телепортироваться из замка и по энергокоду соответствует уровню высшего мага. Всё-таки, создать из песочной имитации замка так быстро постоянно действующий портал, не простая задача даже для опытного мага, покруче меня и его самого уровнем. А вот меня пометил именно он, а не кто-то другой.

Далее.

Великий и Бессмертный направленным лучом своего ментала обозначил место на карте, чтобы его смог прочитать тот, кто это сможет? Или кто-то конкретный? И не только прочитать, но и захотеть отправиться куда нужно и когда нужно, и принять это желание за собственное.

Это вообще превосходило все мои фантазии, но ведь он это сделал! Вот прочитала и захотела. Поддалась. Но из-за своей дурости и лени не проверила рисунок энергопотоков, как это делала обычно, прежде чем куда-то отправляться. И даже не почувствовала внешнего воздействия. Просто подчинилась. Как овца, которую гонят на пастбище не важно куда, лишь бы трава была посочнее.

Забывать чья я дочь и внучка, мне не пристало. Но об этом вообще никто не мог знать, кроме меня, деда и родителей. По крайней мере не этот маг. Но ведь поймал же в свои сети! Или это всё-таки была роковая случайность?

Злость и стыд на себя захлестнули до самой макушки. Щеки запылали жаром, а ярость вспыхнула в душе.

Так попасться! Так глупо проколоться и пойти на поводу у манипулятора! Узнай мой Учитель или дед о такой бездарной оплошности, опять усадили бы за ученическую парту или придумали бы такое наказание, что света белого невзвидела бы, особенно, вдвоём.

Позорище какое!...

Стоп.

Вождь сказал о Магах. Они построили замки. Значит, Эль обычный узник и раб или Замка, или Мага. Или всё-таки больше, чем узник и слуга?

Хм...

А где вообще находятся эти замки, если я видела только один? Неужто они расположены в Межмирье или на его границе?!

Об этом стоило бы подумать серьёзнее, но немного позже, когда будет на это время.

Вожак глянул на меня и усмехнулся.

- Не кори себя, гостья, ты всё сделала правильно. Я слишком долго живу на свете и чувствую такие вещи. Да и моя магическая суть вожака стаи подсказывает мне, что ты не просто так появилась в наших краях. Дюны просто так никого на свою территорию не пропускают, – он хитро прищурился и продолжил. – Мне по природе дано отличать одно от другого. А ты изменила свою энергозащиту слишком быстро после приезда, и слишком близко от деревни. Поэтому я и подумал, что это ты увела щенка, когда Иван прибежал ко мне за помощью. И мы бросились в погоню. Мы хотели лишь одного: отнять ребёнка и наказать воровку. Извини, но я ведь не знал, что ты магиня.

Он поднялся, прошёлся по комнате, остановился напротив меня и продолжил:

- Я сразу не понял, что убегать ты не собиралась. Ведь после изменения твоих защитных заклинаний ты исчезла для меня в том виде, в каком я и другие тебя восприняли. А после того, как Иван и Анна вошли за Ариной в дом, звуки из дома перестали доноситься. И тогда я понял, что ты магиня высокого уровня и опустила защиту на дом, чтобы не было слышно, что происходит внутри и о чём вы говорите. Когда я это понял, то посчитал нужным вмешаться и зашёл в двери. Ощущение было такое, будто прошёл сквозь густую невидимую ткань. Это была твоя защита, магиня, и я это понял только теперь. Тогда я подумал совсем иное и мне стыдно за свои мысли.

Грустно кивая головой в согласии с его словами, я считала свои ошибки. Пепла на дурную голову не хватало катастрофически, а если бы хватило, то вряд ли откопали бы меня из-под него.

«Стыдоба-то какая... – горестно думала про себя. – Оборотень, который даже не маг, так меня раскатал...»

- Что у вас говорят о Замке, который расположен в центре дюн и, как бы, висит в воздухе? – спросила тихо.

Хозяева переглянулись с Вожаком.

- Туда никто не ходит, – ответил Вожак, – туда нет ни дороги, ни тропы. Замок находится на центральной Дюне, стены которой непреодолимы для нас ни в одном из обличий и из-за высоты, и из-за крутизны склона, и из-за охранных заклятий, окружающих Дюну и замок на её вершине.

Я встала.

- Пойдемте, я вам покажу портал.

Они молча пошли за мной. Толпа во дворе расступилась.

- Пусть остальные останутся, - тихо шепнула Вожаку.

Он повелительно поднял руку, останавливая соплеменников.

С нами пошли только Иван с женой и Арина. Сзади осторожно шёл, будто крался, шаман и старался оставаться незамеченным. Я решила не нарываться на очередную неприятность и сделала вид, что его в упор не вижу.

 

 

21

 

 

Оборотни остановились в нескольких десятках шагов от берега, как вкопанные. Ни дать, ни взять стойка насторожившегося зверя. Ни назад, ни вперёд. Сфинксы, блин!

Улыбнувшись про себя, я не спеша пошла дальше.

Портал разросся и нависал теперь над песочным замком вытянутым овалом, сиял переливами живой радуги и манил к себе не только своей загадочностью, но и необычайной красотой. На фоне поблескивающей от света ярких звезд и отражения полной луны на морской глади, он выглядел потрясающе.

Может быть это Эльдар подкачивал портал энергией или использовал какое-то из древних заклинаний, которое преобразовывало окружающие потоки энергии, насыщало первоначальное заклинание и увеличивало объем его действия? Этого я не знала. Что-то подобное краем уха когда-то слышала, но ничего конкретного не помнила, а вспоминать детали времени не было.

По слухам, такое вполне можно было бы создать, если правильно рассчитать формулу заклинания. Но мне никогда не приходилось этого делать, да и никто из знакомых магов при мне подобное не сотворял. Теперь я видела это чудо собственными глазами.

Песочный замок теперь казался миниатюрой настоящего и, одновременно, выглядел призрачно-сказочным из-за марева окружающего его сияния.

Остановилась рядом с границей портала, оглянулась на оборотней. Вожак, медленно и осторожно ступая на кончики пальцев, подошёл ко мне.

Супруги-хозяева, Иван и Анна, двинулись за ним, но так и не решились подойти близко. Арина оказалась смелее и вскоре прижалась ко мне тёплым боком, а руками ухватилась за мой локоть. Она меленько дрожала, но отступать не собиралась. Я порадовалась её смелости и решила, что она даст хорошее пополнение в стаю своими щенками, когда подрастёт до нужного возраста и выберет себе пару.

- Это портал в замок, - сообщила я присутствующим ровным голосом, прислушиваясь к своим ощущениям. – Он где-то недалеко, хотя и не настолько, как мне этого хотелось бы.

- Портал? – Вожак непонимающе посмотрел на меня, а потом на разноцветное свечение.

- Хм... – поняла, что он зачем-то начал претворяться, что не знает значения этого слова, хотя в доме использовал его довольно бойко. Но я решила всё же объяснить подробнее, чтобы Арина тоже поняла о чём речь. – Вот это светящееся пятно дверь в пространстве. Шагаешь в него и сразу попадаешь в другое место, которое может находиться далеко отсюда или даже не в нашем Мире. Такие двери бывают природными, а бывают искусственными. Их умеют создавать маги с помощью ритуалов, заклинаний и артефактов, которые специально для этого предназначены. Или их создаёт сама природа определённого места.

- А кто создал эту дверь? – спросил Вожак.

- Твой сын Эльдар и я, – недовольно буркнула в ответ, не отрывая глаз от пустого дворика в настоящем Замке и кивнула присутствующим. – Вон там на лавочке сидел Василёк. Там я его последний раз видела.

Анна рванулась вперёд, едва услышала имя сына, и наверняка прыгнула бы в портал, но муж вовремя успел схватить её за шиворот и рвануть назад.

Он обхватил её своими огромными ручищами и прижал супругу к своей широченной груди так, что не маленькая Анна почти полностью скрылась в его объятии. Она беззвучно разрыдалась, горестно сотрясая плечами и уткнувшись в могучее плечо мужа.

- Мой сын исчез 50 лет назад, магиня! Исчез и, без всяких сомнений, погиб! И даже ты, не сможешь меня убедить, что он жив, – глухо выдохнул Вожак. – А если и не погиб, то всё равно что погиб, - и почти шёпотом закончил. - Хуже, чем погиб.

«Значит, произошло что-то важное, из-за чего ты не хочешь признавать открыто, что твой сын жив. Или здесь кроется ещё одна серьёзная загадка или даже тайна? Интересная у вас тут песня, однако, господа оборотни, - подумала хмуро, - и, кажется, мне придётся её спеть вместе с вами до последней ноты.».

- А я и не собираюсь никого ни в чём убеждать. Тем более тебя, Вожак, – спокойно ответила, решительно глянув ему в глаза. - В принципе, мне всё равно, твой это сын или нет. Но я собираюсь пройти в этот портал и, вполне возможно, что в Замке встречу его и других ваших детей. А может быть и нет. Этого я наперёд знать не могу. Но то, что Василёк находится там, я полностью уверена и я его оттуда вытащу. Если вытащить оттуда вообще кого-нибудь возможно, – подумала и вопреки своему здравому рассудку и тому, о чём он дал мне понять, всё же спросила. - Но если тот оборотень твой сын, Вожак, то как я смогу узнать, что это именно он, а не кто-то другой? Может быть есть какая-то особая примета, шрам или ещё что-то, что могло бы мне послужить знаком, когда я с ним встречусь? И что ему передать от отца, если это он?

Вожак медленно выдохнул и ещё медленнее втянул в себя воздух, то ли собираясь с мыслями, то ли сдерживая себя от эмоционального взрыва.

Наконец, он глухо проронил:

- У моего Эля под подбородком родимое пятно в виде звезды. Белой звезды с девятью лучами. Если это он, скажи ему магиня, что Эрлис готов отдать за него сердце и ждёт его домой, – он помолчал и добавил. – Меня зовут Эрлис.

Молча кивнула.

- Меня зовут Дарина, – запоздало представилась ему, – Дарина Стар.

Глянула на Ивана и Анну. Они так и стояли, обнявшись и не сводя с меня ожидающих глаз.

Что я могла им сказать? Что их ребёнок обязательно вернётся, когда сама не знаю ничего ни о замке, ни о его обитателях? Вернусь ли я сама из этой ловушки? А то, что это ловушка, я не сомневалась ни на мгновение. На кой чёрт мне туда лезть, я тоже не понимала. Здравый рассудок кричал «караул», интуиция подвывала «надо», а совесть бубнила «виновата».

Пока мы болтали, портал едва заметно начал тускнеть. Видимо, зеленоглазый выдохся и мне надо было спешить, если я всё-таки хотела попасть в этот дурацкий замок.

- Поставьте тут охрану и позаботьтесь о том, чтобы песочный замок, если свечение совсем исчезнет, никто случайно не затоптал или не нарушил его границы. А то нам некуда будет возвращаться, – глянула на каждого по очереди, задержав взгляд на Иване и он понял меня, пожала руку Арины и, пока не передумала, поспешно шагнула в радужный свет.

 
Конец 1 части

Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 19.01.2014 00:58
Сообщение №: 16170
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

Часть 2.

 

Замок.

 

1

 

 «Хорошо, что одела кроссовки», - подумала, мягко приземлившись на носки, заученно откатилась кувырком в сторону и быстро огляделась. Мало ли что. Мерцание портала почти померкло. Здесь тоже была ночь.

«Надо же, успела, - мелькнула мысль, – будто портал ждал этого момента и, как по заказу, выключился. Прямо мистика какая-то, чёрт побери, или проделки «великого» и «бессмертного», что его...»

Я оказалась во внутреннем дворике замка, прямо у колодца, с длинным журавлём. Здесь никого не было, или я просто не видела и не ощущала никого. Не знаю. Ещё раз настороженно огляделась в других диапазонах зрения.

Ноль. Никого и тишина.

Осторожно подошла к лавке, где сидел Василёк, когда я смотрела в замок с морского берега, провела над ней ладонью.

След ауры мальчика всё ещё оставался на лавке, хотя и не такой чёткий, как мог бы быть, но и не такой слабый, чтобы не почувствовать его. Настроилась на частоту энергококона Василька, перестроила зрение на восприятие излучений его ауры и сразу нашла слегка фосфоренцирующий след на камнях. Ещё раз внимательно оглянулась и осторожно двинулась к дверному проёму, куда он вёл.

Вход был выполнен в виде арки. Никакой двери не наблюдалось и в помине, а за аркой начинался длинный широкий коридор, выложенный каменными плитами.

Где-то на камни шлёпали тяжёлые капли воды, ветер завывал в высоких бойницах, что-то шуршало, шелестело, переливалось, постукивало. Над полом едва светились следы двух пар ног, прошедших здесь одновременно пару часов назад. Одна пара следов принадлежала, явно, Васильку, вторая, видимо, Эльдару.

Я протянула поисковый луч вперёд, проверяя наличие энерголовушек, потом подобрала камушек и кинула его в ближайший след, проверяя пол на предмет обычных ловушек. Вроде бы всё было нормально. Шагнула. Следующий камушек. Шагнула. По прошлому опыту я знала, что в таких замках подобных сюрпризов было не счесть и предпочла быть более осторожной, чем быстро убитой.

Ловушки здесь были и в немереном количестве. Каменные плиты не везде были каменными. В некоторых местах это были просто тёмные сгустки энергии, на первый взгляд почти не отличимые от настоящих камней, особенно во мраке ночи. Наступишь туда и для увеселения летишь вниз неведомо на какую глубину, а там, как обычно, ждёт подарочек: то колья, то змеи, то ещё какая гадость.

Где-то поджидали стрелы, по ощущению, арбалетные. Попадаешь на мгновение в радиус чувствительности энерголуча такой гадости и получаешь стрелкой в предвиденное хозяином место.

Были и дротики, железные наконечники которых несли в тело смертельный яд или разрывались на крохотные кусочки с бешенной силой, только ошмётки летели в разные стороны, если такое коснётся живого тела.

О проваливающихся вниз, переворачивающихся и падающих сверху плитах и говорить нечего. Этого счастья тут было предостаточно.

Следы Василька то там, то здесь петляли или вообще пропадали. Значит, тот, кто шёл рядом, переносил мальчика через опасные места. Видимо, на обитателя замка эти ловушки не действовали и мне стало понятно, что он специально оставил след, чтобы прошедший портал случайно не потерялся, а ребёнка переносил там, где он мог бы подвергнуться опасности, и тем самым оставлял подсказку для меня.

Очень мило с его стороны. Рисковать бездумно я не люблю, применять магию опасно, пока не разберусь, какой вид магии здесь можно применять. Ведь место-то необычное, неизвестное и нигде не описанное.

Ещё находясь у колодца внутреннего дворика, я просканировала пространство вокруг и пришла в недоумение. Магия здесь была везде и нигде. Это насторожило меня, но особого выбора не было и я пошла по следам. Как говорится, двум смертям не бывать, а одной не миновать. Можно ведь и так влететь, что даже Хозяин не поможет.

Я поневоле двигалась так, как показывали следы: тут ступала полной стопой, там лишь коснувшись носком, перепрыгивала стараясь попасть след в след, также петляла, приседала, уклонялась, короче, занималась гимнастикой обычной «полосы препятствий». Пока не дошла до закрытой двери. Следы уходили туда.

Осторожно провела ладонью перед дверью, ища способ, которым она открывалась, чтобы не остаться случайной калекой от незамеченной ловушки. Оказалось, всё просто, надо было лишь потянуть за ручку двери. Потянула.

 

 

2

 

 

Это была комната, которую я видела во время последней медитации в доме родителей Василька: ложе застеленное шкурами зимних волков, спящий мальчик, укрытый такими же шкурами, и мой зеленоглазый знакомец, только теперь скрюченный на каменном полу, с потухшим огарком свечи в замерших пальцах.

Присела на корточки около мужчины, подняла ему голову, заглянула под подбородок в поисках метки, но ничего не увидела. Во-первых в комнате было совершенно темно, а во-вторых, мешала густющая бородища. Зато сонная артерия была под рукой, но её пульс едва прослушивался. Видимо он исчерпал все свои силы, поддерживая портал и отключился от истощения.

Взяла свечу из его пальцев, щёлкнула зажигалкой. Раздался громкий протяжный стон и резкий порыв ветра задул пламя.

Порыв ветра в закрытом помещении?!

Ладно. Обойдусь без света. По крайней мере пока.

Всё же здоровенный он мужик. И тяжеленный. Пользоваться телекинезом не рискнула. Пришлось затаскивать своими силами. Чуть пупок не развязался от такой туши, да ещё и безвольной. С тихими матами, кряхтением и пыхтением всё-таки втащила его тело на камни, прикрытые шкурами.

Василек спал, как зачарованный, и только тихонько что-то побурчал во сне, когда я его отодвигала в сторону, чтобы уложить безвольное тело мужчины рядом.

Отдышавшись, щёлкнула пальцами и свеча загорелась, резким потоком потянув из меня энергию. Я охнула и тут же погасила огонь.

«Так вот в чём дело! Замок пожирает энергию огня, тепло и силу людских тел и душ. Прямо энергосос какой-то, - задумчиво покачала головой. - Видимо это какая-то древняя магия самого Замка и те, кто строил его, пользовались именно ею. Интересная, однако, котлета получается.».

Прежде чем проводить следующие эксперименты, обернулась к мужику. Его состояние оставляло желать лучшего и я решила прежде всего заняться им.

Положила ладони на лоб и область сердца, чуть качнула энергии. Он глубоко вздохнул несколько раз и...... перестал дышать вообще.

Едрёный корень! Мы так не договаривались! Ещё не хватало, чтобы он у меня на руках окочурился! То-то будет весело! Тогда Великий и Ужасный потеряет раба-слугу, и мы с Васильком, окажемся в паскудной ситуации, из которой трудно будет выбраться живьём.

Реанимировала я его не то чтобы долго, но умаялась изрядно. Силы выхлёстывали из меня огромными толчками, как будто выкачивались помпой.

И тут я поняла, что только убиваю его, а никак не возвращаю к жизни, да и себя гроблю совершенно по-хамски. Здесь всё дело было, видимо, в том, что Замок был ЖИВЫМ. Таким же живым, как любое живое существо, и, чтобы вернуть мужика в сознание, надо использовать не мою энергию, а заставить Замок преобразовывать энергию в восстановительную и регенерирующую, которая необходима для здоровья и жизни своего постояльца.

Не знаю что на меня нашло и откуда в моей голове появилось заклинание, нашедшее положительный отклик в моей душе, но я не раздумывая его произнесла. Громко. Чуть ли не проорала со злости.

Пот тёк по спине, руки и ноги дрожали, в теле появилась слабость, вызванная слишком сильным душевным усилием.

Я склонилась ухом к носу оборотня.

Ноль.

Мужик лежал всё такой же бездыханный, как и прежде.

От досады я врезала по его груди кулаком - да очнись же ты! - и, не знаю почему, дунула ему в лицо. Он трепыхнулся всем телом и задышал. Порывисто, но задышал. Я облегченно вздохнула и вытерла пот со лба. Теперь опасность смерти для него миновала. В этом я была уверена, уж не знаю откуда. Знала и всё тут.

Теперь настала пора подумать об освещении. Вообще-то мрак и темнота мне никогда не мешали, но сейчас было необходимо проверить есть ли родимое пятно на указанном Вожаком месте. А для этого мне нужен был свет. Хоть слабенький. За его густой бородищей не так просто разглядеть родимое пятно, особенно, если они миниатюрное. Не стану же я дожидаться утра, а потом просить: мужик задери голову и раздвинь бороду, а я посмотрю тот ты или не тот.

Тьфу ты! Глупости какие в голову лезут.

Если замок живое существо, то свеча и огонь фитилька должны быть его частью. Значит, использовать свечу надо, рассчитав вектора взаимодействия энергий огня самого замка. А эти энергии присутствовали и подтверждением этому был хотя бы тот факт, что не смотря на каменные стены, потолок и пол, сквозняки и ночь, в замке не было холодно, как это бывает в обычных замках.

Прислушалась к себе. Ощущение было такое, будто нахожусь внутри огромного живого организма, наделённого недюжинным интеллектом и насмешливо наблюдающего за мной в ожидании каждого следующего моего действия, типа, ну и что ты сделаешь теперь?

Мне было всё равно, смешно ему или нет. Теперь передо мной стояла задача более серьёзная, то есть, вычислить вид энергии, бытующей здесь и придумать альтернативное заклинание, которое могло бы остановить её действие на меня и моё сознание.

Я перебирала в уме формулы, прикидывая которая будет максимально действенной и прислушивалась к своей интуиции, как вдруг почувствовала взгляд.

Он лежал, повернув в мою сторону голову, и смотрел своими невозможно-зелёными глазами. И глаза эти светились в темноте, похлеще волчьих.

- Как тебя зовут? - каркающий хрип, совсем не похожий на вчерашний изумительный бас, с трудом вытолкнулся из его высохшего горла.

- Дарина, - хмуро буркнула я, - а тебя?

- Как ты сюда попала? - ответил он вопросом на вопрос и подтянул тело выше, в полу-сидячее положение, с трудом опершись локтями о каменное ложе. На большее, видимо, сил не хватило.

Удивлённо уставилась на него.

- Ты же сам этого хотел. Так чего спрашиваешь? - сыграла в дурочку, проверяя свои возможности в этом месте.

Он закрыл глаза, с трудом сглотнул скупую слюну и медленно с расстановкой произнес:

- Я н е х о т е л, чтобы ты сюда попала. На берегу я с п р а ш и в а л, хочешь ли ты сама сюда попасть. Но н е д у м а л, что ты сюда придёшь по собственной воле. А теперь спрашиваю, к а к ты с ю д а п о п а л а?

Тут я сообразила, что мое заклинание односторонней прозрачности почему-то действует и здесь, и он не воспринимает мою ауру магини, а лишь ауру обычного человека.

- Не знаю, как попала. Тебе лучше знать, - ответила, глядя в окно перед собой.

На подоконнике вдруг заметила большой кувшин с водой и, странный для всей этой обстановки, хрустальный стакан.

Очень похожий набор был и у меня дома, но графин взорвался, когда я отрабатывала новое заклинание, а один из стаканов не понятно куда исчез. Так и остались в обиходе только 5 стаканов, из которых я потчевала коктейлями своих неожиданных гостей, но сама никогда не пила.

То, что в кувшине была вода, я и носом чуяла, поэтому спрыгнула с края ложа, подошла к окну, налила из кувшина воды и подала ему стакан.

Он недовольно глянул на меня, но стакан взял и одним глотком осушил до дна. Откинувшись на высоко подбитой подушке, он закрыл глаза, продолжая сжимать стакан в руке.

«А ведь не попросил бы, подумала про себя. - Ему бы, наверняка, это и в голову бы не пришло.»

Через несколько минут, так и не открыв глаз, он провалился в сон.

Я долго сидела на краешке импровизированной постели, глядя в ночь за окном. Думала о том, кто сотворил этот замок и зачем, до тех пор, пока не почувствовала вокруг себя чужие эмоции.

Слух меня не обманывал: и мужчина, и мальчик спокойно спали, тихо сопя носами. Воспринятые мной чужие эмоции им не принадлежали.

Это уже становилось интересным.

 

 

3

 

 

Светало.

Чернота внутреннего дворика сменилась серостью.

Я прикрыла шкурой зеленоглазого, открыла окошко и выпрыгнула наружу, чтобы не тащиться по спортивному коридору.

Лёгкий туман осаживался росой на плитах внутреннего дворика и растительности. От цветов в воздухе расплывалось утреннее благоухание. Я с наслаждением втянула полную грудь запахов, задержала дыхание и медленно выдохнула. В голове сладко закружилось.

Обошла дворик по периметру, по очереди вдыхая ароматы цветов, пока не дошла до неприметной дверки. Она была приглашающе приоткрыта и я скользнула внутрь.

Прямо передо мной, в нескольких шагах, начиналась витая лестница, а слева и справа стены украшали резные двери.

В раздумье внимательно посмотрела на каждую из них.

Не желая оставлять у порога свой молодой здоровый труп, я воспользовалась двойным зрением и тут же увидела магические ловушки на каменным плитах пола. Единственная плита без ловушки была та, на которой я стояла.

Вот чёрт! И что теперь делать? Я даже не могла вернуться во внутренний дворик. Не ждать же, пока зеленоглазый очухается и освободит меня.

Огляделась.

Древние руны начали проступать даже на стенах и ничего хорошего они не сулили, если я хоть что-то понимаю в рунах и хоть как-то умею их читать.

Вот попала так попала!

Прокрутила в голове всё, что только можно было припомнить с перепугу, от древних трактатов до лекций по высшей магии Академии Естества одного из Миров, от слов Учителей и учителей до фраз случайных людей, волею судеб встретившихся в моей жизни, но так и не нашла ничего, что бы могло мне помочь в данную минуту. Оказалось, что мои обширные знания слишком ничтожны и совершенно не пригодны в данном случае. Одним словом, хлам.

Медленно продышалась, изгоняя панические мысли и попробовала думать немного иначе.

Если Замок Живой - а он живой, даже без тени сомнения, - то он существо, которое вполне может мыслить. А если это существо мыслит, то в своей мысли оно вполне может развиваться. То есть, его ментал должен быть либо полностью примитивным, либо высоко развитым.

Так.

Допустим, он примитивен. Тогда проявление будет именно таким, какое я заметила, когда пробовала зажечь свечу своей собственной волей и своей собственной энергией и получила по ушам, то есть, поплатилась болью и потерей сил в неизвестном направлении, а значит, получил ту часть моей силы жизни этот вот живой замок. То бишь, один ноль в пользу замка.

Плюс примитивные ловушки по спортивному коридору, не понятно для чего или для кого поставленные, если учитывать, что здесь находятся лишь те, кого Замок принял или сам привёл к себе. Вернее, его хозяин.

Но, тогда в этой части здания применение более сложных заклинаний и рун было бы просто нереальным, глупым и по-настоящему идиотским.

Значит, у этого замка-существа ментал высоко развит и он в состоянии поступать так, как ждёт от него попавший сюда человек, незаметно заставляя его выполнить то, что ему необходимо.

Хитрый, зарррраза...

Шелест ветра где-то на самом верху лестницы показался то ли глубоким вздохом, то ли тихим хохотом. Это номинально подтвердило мои мысли и придало сил думать дальше.

Что или кто может ради развития ментала пожертвовать своей материей, отдавая её на развоплощение низших энергоуровней (если судить по царствам природы) ради развития высших?

Только высший маг, достигший определённого уровня и имеющий особый склад ума. И никак иначе. Ведь только высший маг в состоянии понимать ценность такого развития. Только такой разум может пожертвовать чем угодно ради того, чтобы постигнуть великое и потом, по своему желанию, вернуть себе такую мелочь, как физическое тело, бессмертие, богатство, целые миры в любом состоянии развития. То бишь, это уже шаг к полу-божественности.

Хмм...

Но этому Высшему Магу, видимо, нужен был кто-то, кто беспрекословно выполнял бы его желания и воплощал в реал его нужды, а заодно и подпитывал его силы. И таким кем-то стал именно Эль, мальчик, унаследовавший магическую суть своего отца и проживший слугой в этом Замке-Маге целых 50 лет. А то, что это именно единое целое мага и его творения, я теперь не сомневалась.

От таких мыслей мне стало нехорошо.

Чего же теперь хочет этот ... хм... Замок? Что ему нужно от меня, в конце концов? Почему он позволил или даже помог Эльдару телепортироваться к песочному замку и зачем мне передал его вИдение и желание воссоздать прототип из песка, которому я так легко поддалась? Или это не он позволил, а Эльдар сам проявил инициативу, чтобы вырваться отсюда? Только вот интересно, после стольких лет пребывания здесь, знает ли Эльдар, что такое свобода?

- Свобода... – шелестнула в моей голове, как далёкое эхо, непонятно что.

Я встрепенулась, покрутила головой, не поняв, откуда происходит звук.

- Я хочу свободы! - чужая мысль, как грохот набата ударила по моему сознанию.

«Ого!» - скривилась от неожиданной головной боли, подождала пока гул в ушах утихнет и мысленно спросила, вкладывая в каждое слово наиболее широкий спектр значений:

- А я тут при чем?!

Если сравнивать силу его мысли с моей, то моя мысль не могла уподобиться даже мышиному писку в подполье отдаленного уголка замка в сравнении в грохотом лавины. Теперь я скривилась от собственного ничтожества и слабости.

- Ты должна пройти в библиотеку, – решительно заявил телепат.

Вот блин! Подобного рода приказы я на дух не выносила и моя строптивость тут же проявила себя ещё до того, как я успела подумать, а язык громко выпалил:

- Ничего я никому не должна! Вы, сэр, поступаете не порядочно для уважающего себя мага! Сначала вы натаскиваете оборотня в древней магии. Потом заставляете его построить портал чужими руками. С его помощью переносите сюда не нужного вам ребёнка, за которым, как вы считаете, придёт тот, кто помог построить портал, яко бы по собственной воле. Это подло и не по-мужски! Но я всё равно уже здесь, сэр и я задаю вам вопрос, годный для любого кодекса любого мага любого времени: что вам надо? И, если вас не интересуют те, кто пребывает здесь не по своей воле, то отпустите их с миром. Я здесь по своей воле и собственному желанию. Хотите сотрудничества? Никаких проблем не вижу, хотите соперничества, я вам не соперница, хотите войны, это тоже можно устроить. Этому я обучена и в этом моя суть. Как видите, сэр, я играю с вами в отрытую и однозначно вам заявляю: я вам н е д о л ж н а н и ч е г о. Вам ясно?

Пока я несла всю эту чушь и с удивлением слушала саму себя, совершенно успокоилась и ко мне вернулось то самое состояние созерцания, которое обязательно сопутствует любому боевому магу в действии и обеспечивает ему шанс остаться в живых.

Теперь я замолчала, ожидая ответа.

Ветер завывал в сторожевых башнях, где-то скрипела черепица, где-то капала тяжёлыми, как кровь, каплями вода.

Руны потухли, пол и стены очистились.

Наконец, я услышала:

- Дарина, я жду тебя в библиотеке и прошу прийти туда.

Я кивнула, приняв его капитуляцию, и ступила на место бывшей ловушки. Не сработало.

Поняла и приняла этот знак, как заверение в моей безопасности и его лояльности.

Видимо всё было намного запутаннее, чем я себе представляла, иначе Замок-Маг не принял бы моего дурацкого лепета. Значит, Высший Маг попал в те трудности, которые на высшем уровне решить было или ещё, или уже, но невозможно. И этим я могла бы воспользоваться, если соображу, что тут к чему, зачем и почему. А я очень постараюсь сообразить. Всё-таки не зря меня считали самой хитромудрой из нашей группы и звали Дикой Розой, которую подчинить и приручить невозможно, пока я сама чего-то не захочу или не соглашусь на предложенные условия. Вот пусть и этот Замок-Маг отведает моих ядовитых шипов, позарившись на нежность лепестков и чарующий запах.

Итак, вперёд, Дарина. Покажи этому чучелу, чего ты стоишь.

 

 

4

 

 

Я свободно прошла в левую дверь. Там была кухня, обустроенная ничем не хуже любой современной. Правая дверь вела в кладовку, где были аккуратно разложены продукты на полках и в холодильниках с прозрачными дверцами.

Осмотревшись внизу, двинулась вверх по лестнице.

Второй этаж был довольно функциональным для нормального жилья. Комнаты большие, благоустроенные всем необходимым, окна огромные. В каждой комнате камин. Чистота везде идеальная.

«Странно, - подумала про себя, - это наваждение или действительность? Ведь Эль и Василёк спят далеко не в таких апартаментах, как эти. Интересно, почему? Или это для таких «званых» гостей, как я? Или ему только сейчас в голову... хм... или что там у него, вместо головы... пришла эта мысль? Или для дамы аж так расстарался?».

Хмыкнула и пошла дальше.

Третий этаж представлял собой огромное студио, где рядами стояли стеллажи с книгами. Библиотека.

Я обошла всё помещение, трепетно взирая на старинные переплёты и мне с трудом удавалось сдержать себя, и не кинуться полистать наиболее интересные из них или хотя бы те, до которых могла бы дотянуться. Чтобы не попадать впросак и не показывать свои слабости, я постаралась побыстрее оттуда уйти.

Следующий этаж делился на две части. Одна была огромной, с камином и креслами вокруг него, удобным столиком для книг, и ещё одним небольшим столиком для напитков или лёгких закусок. Мебель выглядела изумительно, будто только-только была изготовлена каким-нибудь древним мастером, и даже пахла свежестью настоящего дерева.

Вторая часть помещения занимала не много места и отделялась сплошной стеной с небольшой дверью, витиевато украшенной рунами. Сейчас эта дверь была приглашающе распахнута.

Я сразу же вспомнила слова Учителя: «не думай, как войти в открытую дверь, думай, как из нее выйти», и остановилась в раздумье.

В принципе выбора у меня не было, да и думать надо было раньше. Не сейчас, а когда стояла перед порталом на берегу моря, рядом с оборотнями. Теперь Замок-Маг вполне мог меня не выпустить из своих могучих объятий, если бы этого захотел. Хм... По крайней мере мог бы попробовать не выпустить.

Чем дольше я находилась здесь, тем сильнее становилось внутреннее ощущение, будто Замок-Маг меня немного боится. А может быть и не немного. Это ещё бабушка надвое сказала. Интересно, что он сам обо мне думает и почему так старается услужить, ещё ничего от меня не получив? Что бы это всё значило, интересно мне знать?

Если я не ошиблась и хозяин замка мужчина, то у меня ещё есть шанс выпутаться из этой переделки и выбраться отсюда живой, но если это магиня... хм... тогда дела мои плохи. Совсем плохи. С бабой не договоришься и бабу не обманешь. Баба меня просчитает на сто шагов вперёд и я ничего с этим не сделаю. А вот если мужик...

«Ладно, проверю. Чем чёрт не шутит, когда Боги в ужасе разбежались. Посмотрим, что это за фрукт и с чем его едят,» - подумала и шагнула внутрь комнаты.

 

 

5

 

 

Здесь пахло книгами, берёзовым дымком из камина и настоящими восковыми свечами. У камина в кресле-качалке сидел мужчина зрелого возраста и богатырского сложения, и смотрел на огонь. Я остановилась, едва переступив порог и облегчённо перевела дух, стараясь сделать это так, чтобы он не заметил.

- Проходи, пожалуйста, и присаживайся, Дарина, - пригласил он, не оборачиваясь.

Густой бас поразил меня своей мощью.

Мне ничего не оставалось, как молча сесть в другое кресло, стоявшее напротив того, в котором сидел он.

- Дарина, ты сказала, что играешь в открытую и потребовала, чтобы я поступил с тобой также. Я принял твое требование и пригласил тебя сюда, чтобы предложить свои условия.

Я молча кивнула и внимательно на него воззрилась.

- Ты правильно поняла, что Замок это я и есть, то есть то, что стало моим телом. Хозяин в нём я, и как каждый хозяин, я могу материализоваться здесь в любой удобной для меня форме. Сейчас ты видишь меня таким, каким я был, когда принял решение пожертвовать малым ради большого, но я устал и хочу свободы. Я хочу вновь ощутить радости обычной жизни, вкус еды, запахи природы, любовь и ненависть. Всего этого я был лишён долгие века и справедливо считаю себя вправе получить желаемое.

Я с удивлением смотрела на него, чувствуя какую-то ложь в его словах, но не могла понять какую и в чём.

Чтобы высший маг мог допустить такие мысли и, тем более, слова?! Невозможно! Мои представления о высших магах такого уровня были совершенно иными. А тут Великий Маг и такое?! Невероятно, но факт.

- Не смотри на меня так, Дарина. Высшие маги тоже люди и тоже должны есть, пить, справлять свои нужды, как-то относиться к реальной жизни. Меня зовут Борель, - наконец-то представился он.

Где-то когда-то я слышала это имя и что-то не особо лестное, связанное с ним. Я напрягла память и она тут же услужливо подсунула воспоминание о лекции по истории магии древних веков вредного профессора Карнана. Заунывным голосом, на одной ноте, он рассказывал о Древних и Первородных, которые владели магическим искусством и что они были не чета сегодняшним высшим магам. Сегодняшние и ТЕ в сравнение не входили. Это было равноценно сравнению стаду слонов и табуна клопов. Нынешние, по словам Карнана, были из табуна.

Имя Борель принадлежало одному из Первородных, самому талантливому ученику Великого Мрака, достигшему неописуемой мощи и уничтожившему своего Учителя. Не просто убившему и оставившему шанс возрождения, а по-настоящему распылившего его в небытие, без малейшей возможности вернуться к жизни когда бы то ни было. Возможно, у него были на то свои причины, но чтобы так поступить со своим Учителем, в моей голове не вмещалось.

Я вспомнила, как нас, тогда ещё начинающих своё обучение девчонок и мальчишек, потрясло такое кощунство и подлость. Даже заунывный голос профессора не помешал затопить наши сознания вспыхнувшим в ответ на его слова эмоциям и отвращением к подлому магу. Наверно, поэтому мне так запомнилось это имя.

Я внимательно посмотрела на мага, прислушиваясь к своей интуиции. Та упорно молчала. Тогда я прибегла в логике и решила, что этот человек вполне мог совершить подобное и любой мой поступок по отношению к нему будет вполне оправдан. Я даже улыбнулась от мысли, что казявка собирается победить в поединке слона, но сдаваться не собиралась.

- И чем вам могла бы помочь среднестатическая магиня, господин Борель? – спросила наивным голоском и удивлённо хлопнула ресницами.

Он развернулся ко мне лицом и я едва не шарахнулась в сторону от его взгляда. Мне показалось, что на меня из глубины огромных зрачков смотрит истинная ненависть. В чистом виде и без приукрас. Но это длилась всего лишь доля мгновения, которого было достаточно, чтобы понять его суть. Это была ненависть к женщине вообще и ко мне в частности, и я интуитивно почувствовала, какая опасность мне грозит.

Машинально, совершенно не понимая, что я делаю и зачем, разделила своё сознание на не равные части и спряталась его большую часть за ментальной стеной женской сути, куда не было доступа ни одному мужчине. Меньшая часть осталась доступной для его разума, но она выглядела наивной и простой, как может выглядеть малолетка для умудрённого жизненным опытом старика. Этим действием я хотела обезопасить свою душу и истинную суть от ненависти Бореля.

Маг справился со своими эмоциями и через мгновение смотрел на меня изучающе и без зазрения совести сканировал то, что я ему оставила доступным.

- Я отдал поиску знаний всю свою жизнь, Дарина, - начал он издалека чарующим голосом. – Я познал то, что не знает ни один из живущих магов. Я научился тому, что не снилось никому из них и я готов поделиться всем, что имею и знаю, с тобой, юная магиня, за одну крохотную услугу, которую ты можешь мне оказать без всякого усилия со своей стороны, - улыбнулся он и после короткой паузы добавил, - конечно, если захочешь.

- А что за услуга? – позволила своим глазам жадно загореться.

- Ты всего лишь поможешь мне выбраться отсюда.

- А как? – чуть подалась плечами вперёд, подчёркивая свою наивную заинтересованность.

Он усмехнулся, довольно сверкнув глазами.

- Идём, дорогая, я тебе кое-что покажу, - сказал, как пропел.

Борель встал, оставив свое «материальное» тело сидящим в кресле. Я, чуть неуклюже, последовала его примеру, интуитивно поняв, что эфирное тело позволит намного больше, чем может сделать физическое за то же самое время. Проследив за моим отделением от физического тела, Борель удовлетворенно кивнул:

- Да, так будет быстрее.

Я оглянулась на себя. Вроде бы всё было в порядке.

Пока я буду занята, моё физическое тело будет под контролем той части сознания, которую я специально в нём оставила и которая была видна и доступна Борелю. Моё тело было достаточно тренированным, чтобы защитить себя и мгновенно выслать мне сигнал опасности, даже при таком противнике, каким мог оказаться высший маг Эльдар, если бы он попробовал уничтожить моё тело или что-то с ним сделать. Но за оборотня я была почему-то спокойна. Борель был более опасным и я это учитывала.

Перераспределив энергообмен таким образом, чтобы физиологические процессы в теле замедлились, как если бы я спала, спокойно шагнула за магом.

Теперь передо мной появилась ещё одна цель, которую я должна была выполнить, во что бы то ни стало. От этого зависела не только моя жизнь, но и многое другое.

 

 

Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 22.01.2014 03:38
Сообщение №: 16593
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

Комментариев всего: 1 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

 

Часть 3.

 

Волки-оборотни.

 

1

 

 

Место выхода из портала получилось именно там, где мне хотелось: от песочного Замка немного дальше по берегу, чуть в стороне от прибрежной полосы, на зелёной лужайке.

Солнышко висело почти над горизонтом, даря свои прощальные лучи миру, перед тем, как отправиться «спать». Небосклон догорал всеми цветами радуги, переходя из одного цвета в другой. Восточная половина неба мягко переходила из аквамарина в глубокую тёмную синь, а за лесистыми горами, в прозрачную чернь звёздного неба. Зрелище неописуемое.

Я залюбовалась такой красотой, затаив дыхание. Василёк присел на корточки, готовый в любой момент сорваться с места и понестись домой. Эльдар восхищённо оглядывался вокруг, принимая душой давно забытый мир.

Его ноздри трепетали, вдыхая свежий морской воздух и тёплые запахи трав. Мышцы лица расслабились, разглаживая едва заметные морщинки, лёгкий румянец показался на щеках, с продолговатыми ямочками. В эту минуту он был похож на подростка, мечта которого вдруг исполнилась. Улыбка тронула его губы. Он прикрыл глаза, прислушиваясь к себе и окружающему миру.

Я ощутила движение живого существа с той стороны, где должна была быть обещанная Вожаком охрана песочного замка. Моё внутреннее зрение показало огромного седого волчару, лежавшего в тени раскидистого куста лесного ореха. Морда на скрещенных лапах, кончики ушей настороженно подрагивали. Время от времени волк прикрывал глаза, отдаваясь слуху.

В какой-то момент он потянул воздух носом и всё его тело мгновенно напряглось. Ещё миг и он уже летел в нашу сторону, распластываясь в воздухе в огромных скачках.

Я обернулась ему навстречу.

Его сильное тело гибкой волной неслось по морскому берегу. К нам. Я подняла в приветствии руку и улыбнулась. Моей улыбки Эльдар не увидел, но на движение руки отреагировал в мгновение ока: с места прыгнул вперед.

Мгновение назад волк и человек столкнулись в полёте, а теперь два взрослых мужика, старый и молодой покатились по траве, старый, хлопая молодого огромными ладонями по спине, плечам и хохоча, а молодой, мутузя старого с остервенением фанатичного защитника, пока старший с силой не оттолкнул молодого от себя так, что тот отлетел далеко прочь.

Оба вскочили на ноги, тяжело дыша. Две пары невозможно-зелёных глаз схлестнулись поединком, но тут же смягчились, в растерянности и удивлении разглядывая друг друга.

Василёк, с перепугу прижался к моему боку. Я успокаивающе потрепала его по вихрам. Мол, сами разберутся. Я предпочла не вмешиваться и отступила чуть назад, увлекая за собой мальчика. А то ещё ляпну что-нибудь не то, а потом объясняйся, что пошутила.

Мальчишка схватил меня за руку и потащил через поляну, напрямик, к родительскому дому.

Обогнув стороной чужие огороды, мы перепрыгнули через довольно высокий плетень и оказались в хозяйском саду, широко раскинувшемуся на косогоре, откуда было видно море и закат.

Василек выпустил мою руку и вопросительно заглянул в глаза. Я улыбнулась:

- Беги-беги, обрадуй своих. Они очень ждут тебя.

- А вы? - неуверенно протянул он.

- Я? Я побуду немного здесь, в саду, чтобы не мешать вам, и приду чуть позже.

Он стремглав кинулся к дому, сверкая пятками. Я проводила его взглядом. На душе было радостно и тепло, как бывало всегда после хорошо сделанной работы. Присела под деревом, оперевшись спиной о его ствол и глубоко задумалась.

Отпуск получился отменный, нечего сказать. Лучше бы с тем пердуном «на кофе» пошла, а потом культурно отшила. А тут, мало того, что поддалась приказу старого эгоиста-мага, ещё и попала в переплёт со всем этим дерьмом. Ну и скажите мне на милость, на кой мне и этот Замок, и эти Ученики, и эта деревня оборотней-охранников?!

Я совершенно не собираюсь сидеть здесь и тратить время на чьи-то там вековые обязательства. У меня своя жизнь, свои интересы и оставаться пленницей в Дюнах я совершенно не собиралась.

Древняя магия это, конечно, хорошо, но она работает только в определенных местах и условиях, да и то, с выбрыками. Времена-то давно изменились и, как сказал Борель, энергетические потоки поменяли свои направления, паутина лучей причинно-следственных связей сплелась в иной рисунок, силы потоков далеко не те и здесь, и в Мирах.

А там, черт его знает.

Поживём-увидим.

Теперь надо подумать как отцепиться от этих Учеников-Хранителей и как потихоньку удрать из деревни оборотней, чтобы избежать всех этих помпезных благодарностей, которые могут последовать после возвращения сына Вожака.

Меня передёрнуло, как только я представила, что Вожак может устроить народные гуляния в мою честь. Особенно противно стало, когда вспомнила глаза шамана и его паскудную рожу. Тоскливо заныло подложечкой. Захотелось завыть и прикрыть морду лапами...

Ой!

От неожиданности я вскочила на ноги.

Мир вокруг меня как-то странно изменился. Стал выше что ли.

Я зажмурилась, опустила голову и для верности потрясла ею, прогоняя галлюцинацию и... неожиданно уткнулась носом в траву. Подорожник вонял нестерпимо. Отпрыгнула в сторону от резкого запаха и потрясла головой, яростно отфыркиваясь.

И тут до меня дошло, что я уже не я! Волосы встали дыбом от ужаса, сердце нещадно замолотило под рёбрами, тело задрожало, в голове закружилось. Я упала.

Таак.

Спокойно, Дарина, спокойно.

Возьми себя в руки. Паниковать рано.

Может быть всё не так плохо, как тебе кажется. Может это всего лишь перестройка организма на новый ритм или действие новых знаний древней магии.

Я медленно открыла глаза, повертела головой, рассматривая себя. Блин. Волчица. Ну надо же! Даже хвост на месте! Я повертелась за хвостом, пытаясь его укусить, но так и не достала. Ничего лучше не придумала, как сесть на него, чтобы не отвлекал от мыслей.

Ну и что мне теперь делать в таком-то виде? Разве что повыть. Закусить от досады губы не удалось. Видимо у волков с этим серьёзные проблемы.

Ну и где же, скажите мне, так красочно описанный в книжках треск костей, боли при трансформации, а?!? Даже не заметила, как превратилась в дикого зверя без всякого желания и концентраций!

Чёрт знает что.

Поднялась и потрусила прочь из сада и подальше от деревни, чтобы прийти в себя и попытаться вернуть нормальный облик собственному телу.

 

 

2

 

 

Легко перескочив плетень, я понеслась к морю.

Мир новых ощущений открылся мне совершенно неожиданно.

Моё тело ликовало от лёгкости, гибкости, силы и свободы. Мне казалось, что я летела над землёй, едва касаясь её сильными лапами. Гармония запахов проникала в нос вместе с ветром, удивляя меня своим разнообразием.

Я знала теперь каждую травинку, каждый цветок, корешок, дерево. Я видела как фосфоресцируют в воздухе их эфирные масла, как смешиваются друг с другом, складываясь в неповторимый рисунок аромата каждого конкретного места. Я поняла теперь зверей, которые по запаху отличают одно место от другого. Эта новизна не мешала мне бежать и ликовать от новых ощущений.

Начало смеркаться.

Я устала и остановилась, тяжело дыша, потом легла, поджав под себя натруженные лапы.

Да уж, это тело не такое сильное и выносливое, как моё нормальное человеческое. Волчье мне уже не нравилось. Я разочаровалась в нём и больше не хотела быть зверем. Но как вернуться в нормальное состояние тоже не знала.

Заставила себя подняться и потрусила в сторону деревни, кляня себя за своё опрометчивое желание повыть в саду.

Как же хорошо было быть человеком! Как приятно было просыпаться по утрам, потягиваясь в истоме на чистой постели! Как здорово было выпить чашку кофе с сигаретой, глядя в окно своей квартиры, а потом ехать на работу в своей машине!

Стемнело.

Я бежала к деревне в волчьей шкуре, где так недавно была счастлива, будучи человеком. Бежала, не разбирая дороги, сдирая лапы в кровь об острые камни прибрежья, и слезы катились из моих волчьих глаз, а тоска раздирала душу на части.

Резкая боль неожиданно вырвала меня из потока безнадежных мыслей, застилавших глаза слезами. Я охнула и шлёпнулась на задницу, но тут же подскочила от новой острой боли. В тело впились острые камни, пробив кожу. Крупными каплями выступила кровь.

Я изогнулась, выковыривая их из тела и вдруг поняла, что я опять человек и выковыриваю впившиеся камушки нормальными человеческими пальцами из нормальной человеческой задницы!

От радости колени подогнулись и я опять чуть не грохнулась на мелкое крошево острых камней.

Рыдания счастья снова сотрясли моё тело, но упасть себе я не дала.

Размазав по лицу слёзы, кровь, пот и пыль, пару раз всхлипнула и осторожно пошла к воде, выбирая куда поставить ногу.

Совершенно голая.

Видимо, одежда осталась в саду, а я этого даже не заметила.

Ну и ладно. Пусть это будет моим самым большим горем.

Я тихонько засмеялась от радости и поплыла.

Если бы кто-то увидел меня сейчас в таком виде, точно помер бы со смеху или от страха: рыдающая голая баба на цыпочках подбирается к воде на совершенно пустынном берегу и, то ржёт, как полная идиотка, то снова рыдает.

«Это было бы смешно, если не было бы так грустно», - вспомнила классика.

Но, на счастье, вокруг никого не было. Даже светлячков. Цикады тоже молчали, хотя обычно в это время их стрёкот было не унять.

Тёплая морская вода приняла моё разгоряченное тело в свои объятия, заботливо умыла и начала пощипывать на ссадинах. От наслаждения я прикрыла глаза и расслабилась.

Волны качали моё тело, как в колыбели, напевая свою убаюкивающую песню, смывая напряжение, усталость, боль, страх.

Придя немного в себя, я медленно, с наслаждением, поплыла к деревне. Плыть всё же лучше, чем шкандыбать по острым камням босой.

 

 

3

 

 

Осторожно ступая по траве, я пробралась в сад. Около моей одежды сидел огромный зеленоглазый волк и демонстративно отворачивал морду.

Черти его сюда принесли.

Распрямилась и пошла к одежде. Он прыгнул в сторону, оборачиваясь человеком, стал спиной ко мне. Я кое-как нацепила джинсы и кроссовки, накинула рубашку, завязав её на груди узлом, майку затолкала в карман.

- И как тебе в теле волка? - издевательски поинтересовался Эльдар, не оборачиваясь.

- Хреново, - буркнула я и пошла к дому.

- Подожди, Дарина, - он нерешительно шагнул за мной.

- Чего ещё? - я нехотя остановилась и обернулась.

- Прости, я не хотел тебя обидеть, я хотел с тобой поговорить, - он смущённо замолчал.

Я обречённо вздохнула и вернулась. Села на траву, покосившись с подозрением на то место, где впервые обернулась волчицей, и жестом пригласила его присоединиться.

Сел напротив, опустив взгляд, чуть помолчал, собираясь с мыслями, и выдохнул:

- Возьми меня с собой, Дарина! Я тебе пригожусь! Хоть кем возьми! Я тут чужой! Я это понял, как только вошёл в деревню. Я не смогу здесь жить! Я здесь умру, - он замолчал и замер, не поднимая глаз.

Я опешила.

Такого поворота событий я не ожидала.

Ну и куда я его возьму, да и зачем, интересно мне знать? Ни документов, ни жилья, ни денег у него наверняка нет и обо всём придется заботиться мне. Да и города он не знает. Вырос в этом долбаном Замке-Маге и никакого понятия не имеет о реальной жизни.

Такого мужчину в карман не спрячешь, мигом начнут интересоваться кто такой, да откуда. То, что он здесь чужой, я тоже поняла. Даже не поняла, а почувствовала. Но это всё же его стая, тьфу... общество и отец его не оставит, пока не научит всему необходимому, чтобы его сын мог чувствовать себя хорошо среди своих.

Я вздохнула и осторожно сказала:

- Эльдар, здесь твой дом и здесь твои близкие. Ты ведь прекрасно понимаешь, что легко тебе не будет нигде, но тут ты сможешь намного проще адаптироваться в реальной жизни, - я запнулась, увидев как изменилось его лицо, но пересилила себя и продолжила. - Я не знаю, Эльдар, что теперь будет со мной, когда я вернусь домой. В городе я веду очень скромную жизнь: работаю в кабинете биоэнерготерапии, вместе с другими экстрасенсами и стараюсь не привлекать к себе особого внимания ни с чьей стороны. О том, что я боевой маг не знает никто из тех, кто меня окружает, и знать не должен. Они вообще не знают ничего о моей магии. Да и знать не должны.

- Почему? - тихо спросил он.

- Они философы, Эльдар, философы, начитавшиеся жёлтой прессы, журналисты которой не имеют ни малейшего понятия ни о магии, ни о магах. Тем более, о магах-воинах. Зато рассуждать очень любят на эту тему. Мне это неприятно и я просто ухожу или смеюсь над их болтовней, когда разговоры касаются этой темы.

- А почему ты им не объяснишь?

- Не вижу смысла, - вздохнула, вспоминая как когда-то попыталась объяснить одной сотруднице её ошибку с точки зрения магии и взаимодействия энергий, а потом пришлось менять место работы. - Эльдар, ты не знаешь людей. Они очень жестоки и самолюбивы. И начни я что-то объяснять, сразу начнутся неприятности, а мне это ни к чему, - я посмотрела ему в глаза. - Люди не понимают, что быть магом это тяжёлая работа, а полученные эффекты это результат колоссальных усилий, которые должны выдерживать и физическое тело мага и его рассудок. Им нужна сказка. А сказок в магии не бывает. Да ты и сам знаешь об этом не хуже меня. Я же, человек скромный, и мне не хочется быть на виду и привлекать к себе ненужное внимание. А ты, мало того, что высший маг без академического образования, так ещё и с такой внешностью, которая сразу же привлечёт внимание.

Он кивнул, соглашаясь. Подумал и сказал:

- В магии, Дарина, лжи не бывает. Только недостаток знаний и умений. А люди хотят быть обманутыми и с удовольствием поддаются на обман. Они не готовы к правде. Наверно, потому, что правда у каждого из них своя. В магии правда общая и она скрыта в её законах, которые изменить или извратить безнаказанно никому не удалось до сих пор.

Я ошарашено уставилась на него. Он грустно усмехнулся и добавил:

- Дарина, ты напрасно думаешь, что я ничего не знаю о реальном мире и людях. Это не так. У меня было достаточно времени, чтобы изучить это всё с помощью хрустального шара. Я годами просиживал над ним, изучая характеры людей, их писанные и неписанные законы, привычки, психику, поступки, ситуации, которые они сами себе успешно создают, а потом увлеченно ищут из них выход. Я смогу с ними ужиться также, как и ты. Но здесь я чужой. Здесь всегда будут помнить, что я был пленником Мага в его зачарованном Замке. И здесь я сын Вожака. Сын. Не человек, не оборотень, не маг, просто сын Вождя, которого давно оплакали и забыли. Я не знаю, как тебе объяснить, что я чувствую. Может быть позже это получится. Пока не могу. Не умею сложить в слова свои эмоции. Поэтому и прошу тебя о помощи, хоть мне это и не по нутру. Просто другого выхода я не вижу, как обратиться к тебе.

Он замолчал, глядя на меня с такой болью, что мне снова захотелось завыть. Но я вовремя взяла себя в руки и подавила чреватое желание.

Он говорил правду и я его прекрасно понимала.

Для мужчины просить женщину о помощи это крайняя мера, на которую настоящие мужчины предпочитают не идти или идти в самом крайнем случае. Только по-настоящему сильный мужчина в состоянии сделать такой шаг, когда у него нет другого выбора. Я это оценила и поняла.

Ну что ж, в город так в город. Как-нибудь вместе справимся с ситуацией. Да и такой помощник, как Эльдар, мне пригодится. По крайней мере сопли ему вытирать не придётся.

И всё же я чувствовала, что здесь есть ещё какая-то правда, о которой он говорить не хочет или не может. И эта правда касается меня и Древнего Мага Бореля. Моя интуиция подсказывала, что именно эту правду я обязана узнать любыми путями, потому что от неё может слишком много зависеть.

- Хорошо, - кивнула в ответ. - Я согласна. Поедем вместе в город.

Улыбка сделала его лицо более мягким, суровость исчезла, длинные ямочки на щеках открыли всю его мужскую привлекательность, пушистые ресницы спрятали ночной блеск волчьих глаз.

Я залюбовалась им, но тут же смутилась и отвела глаза.

То-то девчонки захлебнутся эмоциями, когда увидят такого красавца. А уж сколько атак я выдержу, типа «познакомь поближе!» или «можно ли прийти вечерком в гости на чаёк со своим тортиком?», я вполне красочно себе представляла.

Губы помимо воли растянулись в улыбке.

«Ну, хочет, пусть отбивается, как сам сумеет. Я-то тут не при чём. Моя хата с краю».

Эльдар поднялся, подал мне руку. Я встала и мы двинулись к дому.

- Эльдар есть одна проблема, которая может помешать мне выбраться отсюда, - у меня от этой мысли похолодело внутри. - Замок может не выпустить меня из круга Дюн. После смерти Бореля он моя собственность и моя часть.

- Смерти Бореля?! - Эльдар резко развернулся ко мне. - Борель умер?!

Я кивнула, закусив губы.

Теперь Эльдар нахмурился:

- Он не мог умереть. Его жизнь поддерживают его ученики, Хранители его Души, его опыта и заний. Это не реально, Дарина.

Я усмехнулась и покачала головой:

- Он передал их мне в время ритуала и заставил их принести Присягу верности. Это не шутка, Эльдар. Это правда.

Глаза Эльдара стали огромными, рот приоткрылся и он неверяще выдохнул:

- ЗАСТАВИЛ?!

- Да, - растерянно смотрела на него, не понимая к чему он клонит и показала ладошку, с ярко выраженными двенадцатью тёмными пятнышками, обозначившими кружок вокруг центра ладони.

Эльдар внимательно присмотрелся к моей ладони и заходил вперед-назад передо мной. Я наблюдала за ним, не понимая причины такого волнения, и разволновалась сама. Наконец, Эльдар остановился и серьёзно глянул на меня.

- Дарина, пойми, Хранителей невозможно заставить. Это Высшие Маги. Мы с тобой, вместе взятые, не потянем даже на сотую долю силы любого из них. Борель, наверное, предвидел такой вариант и разыграл всё по своему сценарию. Он привязал тебя к Дюнам, как обычного наместника, и получил полную свободу и одновременный контроль собственной вотчины.

- Но я связала его заклинанием в момент его отрыва от материи Замка! Он попал в деревянную фигурку какого-то древнего божка, которую я тут же сожгла!

- Что ты сделала?! - его лицо потемнело, глаза с ужасом уставились на меня.

- Я ударила его заклинанием, которое считала из его памяти. Заклинанием развоплощения Эквариэля, - повторила ещё раз. - Больше я ничего не смогла придумать в тот момент.

Теперь Эльдар растерянно моргал.

- Ты «считала из его памяти»?!

- А что тут такого? - не поняла его реакции и удивлённо приподняла брови.

- Ты считала из памяти главного из всех Высших Магов?!!

- Да. И что?

Эльдар смотрел на меня, как на ненормальную.

- Ты хоть понимаешь, ЧТО ты говоришь?!

Вот тут я разозлилась.

- Да. Понимаю. Я это сделала. Я открыла Борелю только часть своего сознания, когда он решил им завладеть, а он решил, что тот мизер, какой он увидел, это всё и я в полной его власти. Он ошибся. Я контролировала процесс от начала до конца. Я наблюдала за ним и, как только появлялась возможность, сканировала его память. Да! Я это сделала! Я не в его власти, Эльдар. Я сама по себе!

- Но это невозможно! Я много раз пробовал это сделать, но совершенно безрезультатно!

- Возможно, но я это сделала. Может быть свою роль сыграло то, что я пришла туда добровольно, - с жаром возмущённой эмоции, чётко проговорила, пристально глядя ему в глаза. - Может потому, что Борель привык к тем, кто его окружал века и десятилетия. Может потому, что не знает, как теперь обучают боевых магов. Может быть потому, что я женщина, а он мужчина. А может быть мне просто повезло.

Я пожала плечами, успокаивая гнев, и отвернулась лицом к морю.

Лунная дорожка поблескивала до горизонта, освещая море призрачным светом, если можно сказать, что то место, где она исчезала и есть горизонт. Лёгкий ветерок овевал мои разгорячённые эмоциями щёки, приглаживал растрепавшиеся надо лбом волосы, щекотл ими кожу. Звёзды подмигивали сверху, то ли поддерживая меня, то ли насмехаясь.

Эльдар напряжённо молчал.

Разговор был окончен.

Я облегчённо вздохнула и пошла к дому.

 

 

4

 

 

Главную улицу хуторка освещало такое количество факелов, что светло было как днём. Ночной ветерок сдувал гарь промасленных тряпок и в воздухе оставался лишь приятный запах костра.

Вдоль заборов в ряд стояли столы, заваленные самыми разнообразными яствами, источающими желанное для голодного желудка благоухание. Напитки в прозрачных кувшинах даже отсюда казались искристыми.

Видимо жители собирались пировать возвращение пропавших детей всей деревней и уважительный повод для всеобщего веселья у них был.

В моём животе громко квакнуло, я сглотнула набежавшую на запах жареного мяса слюну, внимательно присмотрелась к блюдам, используя двойное зрение: физическое и эфирное. Аппетитный парок, поднимающийся от горячих кусков, в Эфире выглядел ядовито-зелёным дымом, а перебродивший янтарный сок винограда выглядел, как изумрудный яд. Даже фрукты и овощи, изобиловавшие своим количеством и разнообразием на столе, в Эфире выделяли буроватую мглу.

От такого зрелища голод тут же пропал, появилась горечь во рту. Замутило от одной мысли, что мне пришлось бы что-то съесть или выпить, а по коже пробежали здоровенные мурашки.

Эмоциональный сторож донёс укол чужого взгляда.

Обернулась.

Прищур красных глаз размалёванного в боевой раскрас мужского лица ничего хорошего не сулил. Из всех присутствующих он один разглядел меня, прячась среди листвы деревьев.

«Шаман, - подумала, вспомнив его взгляд через плетень в первый день моего пребывания на хуторе, когда шла с Васильком к морю. – А ненависти-то сколько во взгляде! Мог бы, похоронил бы во всех этих яствах саморучно. Ан-нет, пока только наблюдает. Не знает, чего от меня ждать. Осторожный, гад! Пока народ будет занят возлияниями и обжорством, придёт моя пора и честь знать. Погостила и хватит, а то ещё понравится...»

В свете факелов человеческие лица с нечеловеческим блеском глаз казались маскарадом чудовищ из сказок.

- Что случилось? - тихонько спросил Эльдар, неслышно появившись за моей спиной.

- Пора сматываться отсюда, - твердо ответила.

- Ты должна туда пойти, Дарина. Ты же для них героиня, спасшая их детей, - он взял меня за руку и потянул к местному обществу.

Я выдернула руку из его лапищи и, приглушенно, чтобы не услышали чуткие уши оборотней, повторила:

- Я - ту - да - не - пой - ду!

Кажется, понял. Резко выдохнул, мотнув головой так, что чёрная грива разметалась по плечам, тихо спросил.

- Почему?

- Не хочу и не пойду, - буркнула упрямо, не желая тыкать его носом в паскудство его родни.

- Но есть-то ты хочешь? - он улыбнулся.

- Хочу. Но туда не пойду.

Он понял, что объяснений от меня не дождётся и заставлять идти, куда я не хочу, совершенно бесполезно.

- Хорошо, - кивнул согласно, - может ты и права. Иди собирайся, а я пока раздобуду что-нибудь из еды. По дороге перекусим.

Я пошла в дом, понимая, что спорить с ним сейчас бесполезно. Эльдар бесшумно исчез в темноте.

 

 

5

 

 

Не зажигая света, подошла к своей сумке. Все вещи аккуратно сложены, но на книгах остались видимые мне светящиеся отпечатки чужих пальцев.

Рылись в моих вещах!

Негодование захлестнуло и метнулось яростью во всём теле. Кровавые пятна поплыли перед глазами. Меня затрясло от оскорбления, нанесённого какими-то паршивыми оборотнями. Да как они смели! И кто! И кого!

Я открыла рот, одновременно стараясь продышаться и овладеть неожиданным всплеском ярости. Моё сознание странно раздвоилось. Одна часть бушевала от возмущения, а вторая с ужасом наблюдала за чуждыми мне эмоциями.

Догадка взорвалась вулканом. Высший Маг всё ещё жив! Жив во мне! Жив в глубине моего сознания, в глубине моего Я! Сволочь! Обдурил-таки! Ну, ничего, ещё посмотрим, кто кого удавит! Я тебе так просто не дамся! Я тебя, гада, калёным железом выжгу!

Ярость на хозяев захлебнулась, а злость на себя и собственную глупость ушли в подполье, уступив место холодной решимости.

Как прав был Эльдар, когда сказал, что в магии нет лжи, а только нехватка знаний и опыта. И я поняла, насколько мало знаю и умею.

Ещё я поняла, что теперь мне предстоит серьёзная работа над собой: ещё более глубокий контроль не только мыслей и эмоций, но и их малейших оттенков, каждую секунду моей жизни, пока не выгоню из себя этого хама.

Блин, не было печали, так черти накачали.

Древний Маг при помощи ритуала не только передал мне всё, что знал и умел сам, но и рассчитал, что я догадаюсь о его намерениях и постараюсь этого не допустить.

Я сделала всё именно так, как он рассчитал и попалась в ловушку. Я вспомнила тот несуразный для ритуала знак бесконечности, который он нарисовал рукой в самом конце, когда отправлял учеников в их замки-тела, и только теперь поняла его значение. Маг этим жестом узаконил своё подселение ко мне.

Вот гад!

Дааа, попала я качественно.

Значит, это рытьё в моих вещах было принудительным актом для какого-то оборотня, которым повелевал кто-то из Хранителей. И, скорее всего, это была Арина.

Её светящиеся отпечатки пальчиков, нарушивших заклинание охраны, я увидела на обложках книги и атласа. Видимо, Ученики-Хранители имели приказ от своего Учителя контролировать меня во всём, пока он не завладеет моим телом полностью и не подавит или вытеснит меня из него.

Я, в сердцах, топнула ногой.

Не бывать этому!

 

 

Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 22.01.2014 03:42
Сообщение №: 16595
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

Комментариев всего: 1 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

Часть 4.

 

Город.

 

1

 

 

Поезд, размеренно стуча колесами, подползал к железнодорожному вокзалу. Это поняла по звукам, доносящимся из открытого окна. Видимо Эльдар перенёс меня в вагон и устроил у окна. В купе, кроме нас, никого не было.

Во рту у меня была «сахара», внутри догоняли друг друга волны испепеляющего жара и леденящего холода, причём, по очереди. Я оперлась руками о сиденье и подтянула непослушное тело. От усилия выступил холодный пот.

Эльдар мельком глянул и отвернулся к окну.

На откидном столике стояла открытая баклажка. Дрожащей рукой я потянулась к ней, с трудом подняла и припала губами. Живительная влага полилась в распаленное горло.

На пятом глотке Эльдар неожиданно выхватил ёмкость.

- Достаточно, - предупредил он моё возмущение, - смочила губы и хватит. Допинг ещё никому ничего хорошего не сделал. Доберёмся, выспишься и всё будет нормально.

Он был прав. Нахмурившись, промолчала. Злоупотреблять стимуляторами нельзя. Значит, со мной происходит что-то совсем паршивое, коль не смогла разобраться в составе трав и действии напитка. Осталось только вздохнуть и положиться на спутника.

Я последовала его примеру и добросовестно уставилась в окно.

Мимо медленно проплывали железнодорожные разъезды, семафоры, какие-то строения, по большей части заколоченные досками или украшенные амбарными замками на дверях и решётчатых окнах. Поезд едва тащился, всё ещё сбавляя ход. Через несколько минут остановился совсем.

Мы вышли на пустой перрон и направились к троллейбусной остановке. Благо троллейбус стоял с открытыми дверями, приглашая занять места. Двери закрылись, как только мы уселись на сидения и чудо цивилизации тронулось своим маршрутом.

Неожиданно появились странности с моим сознанием. С удивлением обнаружила двоякое восприятие реальности. С одной стороны я смотрела на знакомые улицы с радостью человека возвратившегося домой после длительного и опасного путешествия, а с другой, удивлённо-насторожено, будто никогда в жизни не была не только в этом городе, но и в любом другом по-современному населённом месте.

«Чёртов маг! – ругнулась про себя и подумала. - Интересно, в какой мере этот старый хрыч контролирует моё сознание? Не может же быть так, чтобы я была в его власти на все сто процентов и не понимала этого. Иначе подобные мысли не могли бы появиться в моей голове, потому что он тогда полностью контролировал бы их. Значит, всё не так плохо.

Если я в состоянии думать самостоятельно и понимать разницу между своим собственным мышлением и его эмоциями, то вполне возможно, что мне удастся избавиться от нежелательного «пассажира».

Можно, конечно, прибегнуть к экзорцизму, но обычный священник из первой попавшейся церкви вряд ли сможет выдержать нужную концентрацию достаточно долго и провести ритуал так, как этого требуют обстоятельства.

Скорее испугается.

И мне не поможет и себе может навредить.

С другой стороны древний маг тоже не пальцем деланный и вполне может дать полноценный отпор на подобные действия не только мне, но и священнику, а это может грозить смертью моему физическому телу.

Значит, надо его обхитрить, но как?»

Я горько вздохнула и продолжила строить следующую мысль.

«Если мой измученный мозг отключится в сон, я потеряю контроль над телом и маг, наверняка, воспользуется предоставленным шансом, завладеет им, вышвырнет меня из меня же или полностью подчинит своей воле, что никак не лучше.

И где я тогда буду жить и буду ли?

Просто энергетическое, пусть даже и полностью осознанное, существование мне абсолютно не улыбается. Не для этого я проходила все этапы воплощений в физическом мире, растила, тренировала и учила это своё тело, чтобы вот так вот, за красивые глаза, уступить своё законное место под солнцем какому-то древнему хаму.

Опять же, его магия изменила мою энергетику, а это значит, что можно будет попробовать пару «фокусов из рукава».

Я чувствовала, что во мне происходят серьёзные перемены и физическое тело уже начало изменяться. Интересно, насколько сильно и как долго будет происходить перестройка? Этот вопрос тоже нужно было бы изучить, но на это нужно время, а его-то у меня не было.

Сейчас главное, это маг Борель.

Так просто я ему не дамся. Но сначала надо добраться домой. Не зря же пословица утверждает, что дома и стены помогают.»

Я вздохнула и уставилась в окно, с удовольствием вдыхая запах просмоленного выхлопными газами города.

 

 

2

 

 

Захлопнула за нами дверь квартиры. В прихожей или в моих глазах было сумрачно. Может это моё настроение сказывалось. Не знаю.

- Проходи, располагайся, - подтолкнула смущённо топтавшегося у двери Эльдара к прикрытой двери свободной комнаты. - Эта комната будет твоя. Напротив моя. Зал, кухня, сортир, ванная и балкон общие. Поместимся как-нибудь. Осмотрись пока. Я в душ.

Зашвырнула дорожную сумку в свою комнату и нырнула в ванную.

Поток горячей воды обрушился на голову, растёкся по затылку и плечам, обнял тело теплом. В голове плыло, будто в тяжёлом похмелье, во рту был привкус тухлятины.

Я с остервенением тёрла жёсткой мочалкой кожу, будто бы могла стереть случившееся вместе с потом и пылью. Ледяная вода вышибла дух и заставила задрожать от холода, покрыться пупырышками, но привела в чувства.

Я закрыла глаза, слушая своё тело. Теперь оно пело чистотой и никак не хотело расставаться со своей хозяйкой, не говоря уж о мнении самой хозяйки на этот счёт.

Сглотнув подкативший к горлу комок незаслуженной обиды, дыханием восстановила эмоциональное равновесие, а потом медленно выдохнула весь воздух из легких. Задержала дыхание до тех пор, пока кровь не забилась в висках, а в глазах не покраснело от недостатка кислорода.

«Нееееет! Прекратииии! Стоой!» - донеслась до моего сознания истерика Мага.

«Видимо знает этот приёмчик расставания с жизнью. Неужто и в те древние времена его использовали? Вот стервец, а! Испугался, значит,что покончу с собой? Идиот.»

Я презрительно усмехнулась.

Не дождешься!.

Зато теперь знала, чего он панически боялся.

По всей вероятности, древний Великий Маг Борель оказался заперт в эфирном пространстве, лишившись тела-Замка в момент моего вмешательства в ритуальное действие и теперь был привязан ко мне именно на уровне Эфира. Остальные энергетические уровни оказались ему недоступны, хотя это никак не мешало ему мыслить.

Значит, он остался в эфирном коконе, привязанном к моему эфирному телу, а трансляция мыслей происходила лишь на эфирном уровне от тела к телу, преобразовываясь в мысль с помощью ментальных возможностей каждого из нас по-отдельности.

От этого понимания у меня, как неподъёмный мешок с плеч свалился. Я облегчённо вздохнула.

Вот и ладушки, вот теперь ты у меня попляшешь, умник паршивый! Теперь я знаю, что могу тебя блокировать, когда мне это будет необходимо.

Я ещё немного постояла под ледяным душем, быстро вытерлась, согревая кожу, завернулась в огромное махровое полотенце и вышла в зал.

Эльдар стоял у окна и задумчиво смотрел на улицу.

- Ванная свободна, - сообщила его спине.

Он не оглянулся, лишь передёрнул плечами.

- Я впервые в настоящем городе, - как-то растерянно сказал он. - В хрустальном шаре всё выглядит иначе, миниатюрно, что ли...

- Я догадалась, - усмехнулась в ответ.

- Как ты можешь жить в такой толчее? - он оглянулся и тут же смущённо отвернулся.

Мой видок и впрямь был не из лучших: мокрые волосы свисали сосульками почти до колен, прилизав овал лица и истончив шею, с впадинами над ключицами, о которых любили шутить подруги, как о «подставках для рюмок». Голые руки, увитые совсем не женскими мышцами, поддерживали толстое махровое полотенце, прикрывающее тело до тонких лодыжек. Костлявые стопы довершали гаденький образ.

Этот вид меня никак не радовал, поэтому я редко смотрела в зеркало, да и то, только по необходимости. Самокритики мне было не занимать.

Повернулась и пошла в свою комнату, но, услышав голос Эльдара, остановилась, не поворачиваясь.

- Дарина, я понимаю, что я здесь не к месту. Но и ты пойми меня, я не могу оставить тебя наедине с Борелем. Я знаю на что он способен и не могу позволить ему тебя уничтожить... после всего, что ты для меня сделала.

Помолчала, ожидая продолжения, но и он молчал.

Кивнула и ушла к себе.

 

 

3

 

 

Присев на пуфик перед окном, я вооружилась феном, зная сколько времени у меня займет сушка и расчёсывание волос. Давно бы отрезала косицу, если бы не была благодарна ей, как боевому оружию, не единожды спасавшему мне жизнь.

Что может быть лучше трехгранного лезвия или кусочков олова, вплетенных в косу? Разве что пара острых шпилек, спрятанных там же. Длинные волосы вообще очень удобны для укрывания в них самых разных вещей. Я этим пользовалась с особой изобретательностью и с удовольствием делилась новыми выдумками с подружками. Но сейчас мне было не до них.

Сейчас я сушила волосы и думала о Замке и своём пребывании там.

Мысленно я всё ещё бродила по его залам и коридорам, перелистывала фолианты, вчувствовалась в его атмосферу, настроение, силу. Старалась проникнуться духом его хозяина, понять его суть, найти ключик, который помог бы мне решить проблему с Борелем.

Я повторила в памяти весь ритуал передачи информации, как если бы просматривала замедленную киноленту, проживая его ещё раз.

Какая-то тёмная сила шевельнулась во мне. Тёмная, пугающая, неукротимая. Будто бы я носила в себе плотный клубок энергии, сжатый в маленькую сферу и готовый в любой момент выстрелить пружиной, разрывая меня на части.

Я почувствовала эту силу и поняла, что справиться с ней не смогу, если не изучу её медленно, спокойно, шаг за шагом. Я не представляла себе как может справиться с этим человек с моими мизерными знаниями и опытом. Это ведь, как ядерная бомба в руках ребёнка. Я почувствовала себя этим ребенком и испугалась.

Борель молчал. Значит, он в данный момент никак не контролировал ни моё тело, ни моё сознание. Значит, он превратился в присосавшуюся к моей ауре пиявку, не имеющую возможности ни оторваться, ни проникнуть внутрь.

Это радовало и огорчало одновременно.

Радовало потому, что я оставалась хозяйкой самой себе, а огорчало потому, что с таким балластом меня тут же засекут другие паранормы, которые до сих пор меня не запеленговали. А их достаточно много. Его-то я никак не прикрою, а он, наверняка, светится в Эфире как новогодняя ёлка. Но этого ни увидеть, ни оценить я не могла, не выйдя хотя бы в Астрал. А покидать физическое тело я боялась. Пока я не изучила до конца возможностей Бореля, рисковать лишний раз не хотелось.

Потерять тело можно легко, а вот вернуть...

Может быть попросить помощи у друзей или позвать подруг? Но где их сейчас искать? Они, скорее всего, разбрелись по Мирам, аккуратно затирая следы после нашей последней вылазки. Никто из них не допустил бы такой оплошности, чтобы их можно было выследить хоть своим, хоть чужим. Первое правило для нашего выпуска Высшей Школы Магии было: «не высовывайся, а то засекут». За это нас нещадно гоняли и Учителя, и Наставники, у которых мы проходили практические занятия.

Воспользоваться Зовом, специальным заклинанием, которое применяется лишь в крайнем случае и тут же открывает местонахождение зовущего для всех, кому не лень и даже для тех, кому лень, накостылять такому крикуну по шее?

В принципе, моё положение могло бы сойти за «крайний случай», но я не знала как отреагирует эта энергосфера, тот крошечный розовенький шарик из статуэтки древнего божка, угнездившаяся, по ощущениям, во мне.

Ещё с этой гадостью надо бы разобраться, что это такое и с чем едят.

Да и «засвечивать» друзей и подруг перед Борелем и его магами-учениками совсем не хотелось.

И тут возникла неожиданная мысль: а что если это тот запас энергии древней магии, которую собрал для себя и припрятал в Замке Борель?!

Если это так, то время существования Замка теперь ограниченно временем, как и время жизни Бореля. Если, конечно, он не учёл такую возможность и не прихватил сгусток с собой в моём теле. А после вселения в искомое тело выдерет его у меня вместе с жизнью.

Что-то подобное в ритуале было, как я помнила...

Мда... положеньице.

Как бы отвечая моим мыслям, сердце начало пульсировать в грудной клетке, постепенно увеличиваясь и заполняя всё тело. Я замерла с поднятой вверх рукой, боясь пошевелиться и салютуя феном неизвестно кому.

Поток горячего воздуха смахнул давно исписанные листы со столика. Те радостно запорхали по комнате, кругами заходя на посадку.

Я боялась даже моргнуть, поняв, что это совсем не сердце, а сгусток энергии, о котором только что подумала. Так и стояла, пока новая сила разливалась по телу тёплой волной и, едва коснувшись внутреннего слоя кожи, успокоилась.

Ничего подобного прежде я не испытывала, а к новому я всегда относилась осторожно. Но мне это состояние воцарившегося полного покоя и внутренней силы понравилось. Оставалось только понять, что я получила или потеряла, и как этим можно пользоваться себе и другим во благо, и можно ли.

Прерывистое дыхание вырвалось из груди.

Наверное, организм откликнулся на мои мысли или пришло время реакции на адаптацию чужеродной энергии, так как, по всей вероятности, произошло её самопроизвольное перераспределение в моём теле.

Интересно, не вызвало ли оно ядерную реакцию в какой-нибудь клетке, а? А то и моя физическая жизнь будет не такой долгой, как хотелось бы. Бубухнет и привет. С "онко" шуток нет.

Прислушалась к себе.

Вроде бы всё нормально. Никаких аномалий.

А может быть это Борель балуется?

Хм... так и до паранойи недолго...

Я продолжила сушить и расчесывать волосы, переключившись мыслями на Бореля. Нужно было придумать, как выяснить его возможности и позицию в отношении меня. Теперь я его не боялась и даже не опасалась. Новая сила дала уверенность в себе и ощущение скрытой внутренней мощи. Но открывать это ни Эльдару, ни Борелю я не собиралась. Основной козырь, за неимением лучших, должен быть припасен в рукаве.

Заплела косу, закрутила её вокруг головы и приколола шпильками, чтобы не распадались и пока не мешали.

 

 

4

 

 

Удобная одежда из натуральной ткани приятно обняла тело и я почувствовала себя защищённо.

Усевшись на кровати по-турецки, выравняла дыхание, отбросила эмоции и сконцентрировалась на контакте с магом. Он тут же отозвался резким эмоциональным ответом с добавлением красочных мыслеформ, которые, видимо, должны были мне объяснить, кто тут хозяин положения.

В ответ я довольно образно предложила ему попридержать язык и проявиться в эфире рядом со мной. Покидать физическое тело я не отважилась, и поэтому разделила внимание сознания на две части: одну оставила в родном физическом теле, а вторую переключила на восприятие Эфира.

Борель проявился, восседая в лотосе, напротив меня. Выглядел он также, как и в Замке, разве что менее экстравагантно. Расшитый звёздами халат потускнел и походил на старую тряпку, прикрывающую мускулистое, если можно так сказать об эфирном, тело. Хмурая мина не предвещала ничего хорошего. Сузившиеся от напряжения губы сжаты в смешную обиженную подковку. Ментального касания я не чувствовала, значит, он заперт в Эфире и ни туда, ни сюда переместиться не может.

Мне это понравилось и я продолжила игру.

- Зачем ты это сделал? - спокойно спросила я, наблюдая за его реакциями и изменениями оттенков ауры.

- Мне нужно новое тело, - ровным голосом ответил он, но я чувствовала его напряжение.

Другого ответа я и не ожидала. Аура покрылась дымкой. Хитрит. Ну, что ж, так даже интереснее. Значит, прикинусь дурочкой.

- Ты же имел тело в Замке. Почему не использовал его, чтобы выйти в открытый мир? - недовольно упрекнула я.

- Ты не понимаешь, магиня...

Его мыслеречь была окрашена эмоцией грусти, боли и отчаяния, в которые вполне можно было поверить, судя по изменениями оттенков его ауры, но я не спешила с доверием и вопросительно уставилась на него.

- То тело, - продолжил Борель, - которое ты видела в Замке, было создано силой моей мысли. Таким я был когда-то, в далёкой молодости, когда только коснулся ступени адепта. Но материя изнашивается, как ты знаешь, и моё настоящее физическое тело мне пришлось покинуть много веков назад, когда оно состарилось и отказалось мне служить. Оно мумифицировано в Замке и уже не сможет быть мне ничем полезным. Созданное силой мысли материальное тело могло функционировать лишь на территории Замка. В крайнем случае в Кругу Дюн, но не дальше.

Он помолчал, опустив голову.

Я напряженно ждала продолжения, в тайне радуясь ограниченности его древнего мышления. Если бы он знал о достижениях современной науки в области ядерной физики, то додумался бы, как изменить ритуал и использовать энергию, сконцентрированную в Сфере, чтобы создать нормальное физическое тело для себя и не мучиться с добыванием чужого.

Я покопалась в своей памяти, но ритуала создания материального тела так и не нашла. Этого знания он мне не передал.

Может и к лучшему, будет над чем подумать. Главное, что теперь я знала, что такой ритуал существует и передо мной красуется живой пример его успешного применения.

Я вернулась к разговору.

- Ты была права, когда подумала о том, что я займу твоё тело. Таковым и был мой первоначальный план. Я хотел воспользоваться им, пока не найду подходящее.

- Значит, ты решил, что меня можно просто так вышвырнуть из моего же собственного тела, попользоваться им, как перевалочной базой, а потом бросить бесхозным?! А что было бы со мной ты подумал? - воскликнула я, изо всех сил стараясь выглядеть возмущённой.

- Этот вопрос у меня не возникал, Дарина. Своя рубашка ближе к телу. Вероятнее всего, ты опять искала бы для своего воплощения новое место и семью. Для меня это не было столь уж важно.

- Зато для меня это важно! Я не собираюсь по чужой прихоти снова десятками лет болтаться в Ментале, рассчитывая вероятности нужного воплощения и дожидаться его своевременности!

- Я это понял, видя как ты отчаянно защищаешься, и изменил своё решение. Я понял, что могу просить тебя о помощи, Дарина. Мне нужно молодое здоровое тело, - он улыбнулся и добавил. - Мужское.

Такого цинизма я не ожидала. Борель играл со мной, как кот с мышью, но меня это особо не волновало. В глубине души я внимательно и спокойно наблюдала за ним и старалась предугадать, какой реакции он от меня ждёт.

- Борель, не думаешь ли ты, что я буду помогать тебе выселять кого-то из его собственного тела, чтобы тебе было в чём жить? – издевательски скривилась.

- Именно это я и имел в виду, - кивнул он.

- И как ты это себе представляешь, а? Я прихожу к своему приятелю и говорю: «уступи-ка, дорогой, одному древнему магу своё тело, а сам уматывай, куда глаза глядят», так что ли?

- Это твоё дело, Дарина, как ты сделаешь. Меня устроит любое решение, лишь бы тело было молодым и здоровым.

В комнату без стука вошёл Эльдар. Присел на край кровати. Ни я, ни Борель не обратили на него внимания. Но он вмешался в разговор сам:

- Почему ты не воспользовался моим телом, когда я был в твоей власти? - тихо спросил Эльдар.

Маг глянул на него исподлобья:

- Эль, у тебя другое предназначение и не в моей власти его изменить. Ты должен оставаться самим собой.

- Тогда зачем ты держал меня в Замке столько лет?

- Это было не моё решение.

- А чьё? - брови Эльдара поднялись вверх. - Кому ещё есть до меня дело?

- Это решение Высшего Совета Магов.

Я недоверчиво прищурилась. Дед к подобному не мог иметь никакого отношения.

- И ты подчинился?

- Естественно, - Борель снова усмехнулся. - Это и моё решение. Я был одним из них до недавнего времени. Это решение созрело за много веков до твоего рождения Эль. О причинах тебе знать не обязательно. После долгих расчётов оставалось только ждать воплощения и забрать мальчика во второй фазе развития к себе.

Мы оба опешили. Каждый маг, даже средней ступени, знал о Совете. Но, чтобы Высший Совет интересовался или принимал такие решения, было нонсенсом. Значит, причина была слишком веской, а Борель ни за что о ней не скажет. Если это так, то дед тоже промолчит. Это я знала точно.

Я остро затосковала за прежней жизнью, когда могла принадлежать только себе, своим не хитрым обязанностям и умеренным желаниям. Всё указывало на то, что происшедшее изменит мою жизнь совсем не так, как мне бы этого хотелось и мне стало грустно.

- Дарина, ты тоже привлекла внимание Высшего Совета, - мысль мага, подкреплённая нахальным толчком, вырвала меня из задумчивости.

Я вздрогнула от неожиданности и удивленно посмотрела на Бореля. Он не знал, кто я. Это было хорошо и могло сыграть мне на руку. Если бы он узнал, чья я внучка, мне бы пришлось хуже. Значит, Высший Совет не при чём, дед не в курсе таких игр, а Борель врёт, как сивый мерин.

- Чем же? – спросила с невинным видом.

- Тебя нет, - Маг состроил гримасу и развёл руками.

- Как это нет? Вот она я. Что значит, «нет»?

- Нет твоего реинкарнационного развития Монады, - ехидно пояснил маг.

- Как это нет? А куда она делась? - растерялась я, но тут же опомнилась и сказала. – Борель, я помню все свои воплощения. Проверяла их достоверность и в трактатах, и в старинных личных дневниках, которые удалось отыскать. Всё на месте. Всё подтвердилось. Так что, ты меня тут не путай и глупостей не говори.

Борель недовольно покрутил головой, но всё же решил объяснить:

- Дарина, ты попала во внимание Высшего Совета только тогда, когда откликнулась на мой Зов, предназначенный для высших уровней магов, когда увидела на карте ВолДюны и, не задумываясь, отправилась туда.

По идее, ты не должна была его услышать, а тем более увидеть на простой карте. Это был первый сигнал отклика, который заметили все. Но не решающий. Ты неожиданно легко пересекла границу Круга Дюн, а это, поверь, совсем не простая задача.

Дюны не пропускают внутрь своего чётко очерченного круга посторонних. Это же не просто кучи утрамбованного временем песка, а сплетения различных потоков сил, материализованных ритуалами магии в гранитно-песчаные холмы, с веками обросшие растительностью и скрывающие то, что находится внутри их границы.

Но ты, вопреки всему, добралась до хутора. Там твой выбор пал не на дом Вожака, самый большой и богатый, не на дом Шамана, самый крайний от берега, а на дом простого оборотня.

Понятно, что ты действовала инстинктивно, но этот поступок второй раз за короткое время вызвал новый всплеск энергии. Подобное не может пройти без внимания членов Высшего Совета. На тебя обратили внимание и отметили, как факт существования вот такой аномалии, - я обиделась на «факт аномалии» в отношении себя, но Борель не обратил на это ни малейшего внимания и продолжал. - Третий раз ты встряхнула энергопотоками, когда прошла портал во плоти. До тебя этого никто не смог сделать, без специальной подготовки прохода с моей стороны.

- Но ведь Эльдар там тоже был во плоти! - возмутилась я, не понимая что тут необычного.

Борель укоризненно глянул на меня и продолжил:

- Дарина, не путай понятия. Одно дело, когда человек попадает в созданный магом «карман» реального мира по желанию мага, а другое дело, когда человек сам вторгается туда без позволения и желания Высшего Мага, - он подчеркнул последние слова хлестнувшей меня эмоцией. - Вот тогда ты вызвала удивление у членов Совета и, я бы сказал, лёгкое беспокойство. Ведь каждый старший маг, не говоря уже о высших, известен поимённо и работает либо на Совет, либо против него. В общем-то в любом случае, выполняет решения и волю Совета, не важно, знает он об этом или нет.

Ты от уровня старших магов далека. Ты обычная начинающая магинюшка-воительница, кусочек пушечного мяса, задача которого выполнять боевые задания старших по уровню. Но ты прошла «полосу препятствий», как ты назвала лабиринт моего воплощённого ментала, даже не заметив, что это лабиринт. Без ошибок и плутаний прошла в нужное место, в нужное время на помощь Эльдару и мальчишке. Эль тогда совсем выбился из сил, сопротивляясь мне и стараясь дотянуться мыслью до тебя.

Он врал, как нанятый, и я это видела, но решила не мешать и дать ему выговориться, ведь всё равно правда в этой лжи есть и её крупицы мне хотелось выявить. Поэтому я молча слушала и старательно подыгрывала ему.

- Тогда, по моей просьбе и настоянию, Высший Совет начал тебя проверять, - продолжал маг, не замечая, как завирается. - Оказалось, что у тебя нет реинкарнационного пути развития. То, что ты помнишь, это ложная память, как её называют люди. И на чём она основана в твоём случае совершенно не понятно никому из нас.

Тогда возник вопрос, если это твоё первое человеческое воплощение, то каким образом в тебе проявилась Сила? А если не первое, то кто ты или что ты такое, если воплотилась в физическом мире и твоя монада существует реально, да ещё и на таком уровне для впервые воплощённого.

Было принято решение использовать подвернувшуюся оказию и передать все мои знания тебе, как ненормальности природы, связав тебя ритуалом, по двум причинам. Первая, чтобы проверить твои возможности и происхождение, вторая, чтобы, в случае, если ты выживешь, продублировать меня, если бы эксперимент с моим отделением от Замка не удался. Тогда эту информацию извлекли бы из остатков твоей монады и представили Совету для дальнейшего рассмотрения такой аномалии.

- А если бы я не согласилась? – подыграла ему.

- Детка, - протянул он назидательно, - о желаниях и мнениях таких, как ты, такие мэтры, как члены Высшего Совета, не спрашивают. Таким, как ты, рассказывают красивую сказку про долг и честь, вызывают чувство вины или идейно-фанатичный порыв души, обещают исполнение какой-нибудь мелочи и забирают то, что надо, то, что наиболее ценно, - маг назидательно поднял эфирный палец. - И сказку рассказывает тот, кому ты больше всего веришь палец ткнул в мою сторону, - и кто у тебя пользуется большим авторитетом, - палец изменил направление. - Я же поступаю с тобой более честно, потому что приоткрываю твои наивные глазки на то, как по-настоящему обстоят дела, а не вру, разбрасывая идеологические слюни на твои маленькие розовые ушки.

В моей душе всё ворчало и рычало от негодования. Но я понимала, что он говорит древнюю правду, ту, которая существовала когда-то, когда он вполне мог быть членом Высшего Совета или даже его Старейшиной. Было горько и обидно. Потому что эта правда, как оказывается в реальности, у каждого своя. И у Бореля тоже. Это была правда Бореля, но не моя. И не настоящего, ныне действующего, Высшего Совета Мудрецов Мироздания.

Я подавила вспыхнувшие эмоции, на мгновение заткнувшие мне уши, и внимательно прислушалась к его словам.

- Но ты не только выжила, - упоённо продолжал маг, - а ещё и вышвырнула меня из моего же Тела-Замка, разорвав своим эмоциональным толчком все мои связи с ним. Мне ничего не оставалось, как привязаться к тебе, чтобы отправиться на поиски нового тела. Только это могло помочь мне выбраться из созданного мною же кармана реального Мира.

Он пытался вызвать у меня чувство вины и ужас от моей ненормальности, страх из-за, якобы, внимания Высшего Совета и на этом фоне заставить делать то, что ему было необходимо.

- Но ведь был ещё и Эльдар, и Василёк - буркнула я, лишь бы что-то сказать и показать, как сильно прониклась его словами.

И он поверил.

- С Эльдаром этот номер не прошёл бы, - уверенно заявил Борель. - Он бы скорее погиб, чем вынес меня оттуда. Василёк не выдержал бы такой нагрузки, мал ещё. Я и воспользовался моментом, пока ты была под впечатлениями от ритуалов и остался очень доволен собой.

- Ну ты и свинья, Борель! - невольно вырвалось у меня вслух.

Эльдар молча коснулся кончиками пальцев моей руки. Я глянула ему в глаза. Такого спокойного взгляда я не видела ни у кого. От этой неожиданной поддержки я тоже успокоилась.

«Хорошо, что он поехал со мной в город. Хоть какое-то время я буду не одна во всём этом кошмаре», - подумала про себя и благодарно кивнула ему. Снова глянула на «великого» и «могучего».

- Борель, я попробую помочь тебе, но в обмен на твоё обещание ни под каким видом никогда не пробовать пользоваться моим телом. При малейшей попытке с твоей стороны я буду считать себя свободной от обещания, - он смотрел мне прямо в глаза прозрачно-эфирными глазами с видом удава, поймавшего жертву взглядом. Меня это не взволновало, а лишь подхлестнуло. Я ответила не менее пристальным взглядом. - И я найду способ, который уничтожит действие ритуала на нашу теперешнюю связь, будь уверен. Тогда не поможет ни Совет, ни его члены с "членихами", ни твои маги-ученики-Хранители. Понял?

- Это невозможно, Дарина - покачал он головой, снисходительно улыбаясь.

- Возможно, - усмехнулась я в ответ, - ты мне это уже больше двух часов показываешь, восседая рядом на постели в эфирном теле и рассказывая высосанные из пальца сказки.

Из его глаз полыхнуло огнём. Аура Бореля вспыхнула багровыми пятнами, но он тут же погасил эмоцию. Пара мгновений и энергетика пришла в норму.

«Мне бы тааак...», - позавидовала я.

- Ты быстро учишься, магиня. Этого я не учёл... - продолжил Борель, как ни в чём ни бывало. - Ладно, согласен. Но взамен ты мне не только найдешь здоровое тело и поможешь в него вселиться, - он глянул на Эльдара и кивнул в его сторону, - с ним вместе, и ещё пообещаешь мне, что не предпримешь ничего, разрывающего нашу связь, пока я не буду в безопасности.

- Эльдар здесь не при чём. У него своя дорога, как ты сказал...

- Дарина, я на твоей стороне, - тихий, спокойный бас прервал меня. Эльдар смотрел на Бореля опасно прищурившись. - Борель, я помогу, но я прослежу, чтобы твоя часть договора была выполнена честно и с Дариной ничего не случилось ни сейчас, ни потом. Надеюсь, ты понимаешь, о чём я говорю, - он глянул на меня, я открыла было рот и тут же его закрыла. - И ещё одно. Тебе не обязательно находиться постоянно рядом с ней. Дай ей отдохнуть от твоего общества, - на открывшийся рот мага Эльдар отреагировал непререкаемым жестом. - Будь мужчиной, Борель.

Эльдар встал и пошёл к двери. Остановился, оглянулся на прозрачного Великого Мага. Тот нехотя отправился следом, плавно проплывая по воздуху в позе медитирующего турка.

Я закрыла глаза и откинулась на подушку.

Ну и нарассказывал же этот Борель сказок, с собой в главной роли. Эдакий белый и пушистый самаритянин. Аж на слезу прошибает. Верить его распатякиваниям я не собиралась, а вот избавиться от него было нужно, как можно быстрее. Даже если он и правда имел или имеет отношение к Высшему Совету, то тем более надо побыстрее его сплавить. Подальше от начальства, поближе к кухне, как говорится. Моё дело маленькое, жить потихоньку, не привлекать к себе внимания и зарабатывать на жизнь, хотя бы для видимости. По крайней мере пока.

Я ещё немного побурчала про себя. Потом серьёзно задумалась. Ну и где я возьму ему здоровое, да ещё и молодое тело? На кладбище выкопаю, что ли? Или объявление развешу, типа «Древний Великий Маг ищет тело для подселения и личной эксплуатации! Желающие предоставить своё тело Великому Магу в постоянное пользование, записывайтесь в очередь!». Тяжко вздохнула и прикрыла глаза.

 

 

Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 22.01.2014 03:45
Сообщение №: 16597
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

Комментариев всего: 3 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

Часть 5.

 

 

Благодетели?

 

 

1

 

 

Сознание возвращалось медленно, плавно, спокойно. Оно плавало в неге, тепле и какой-то воздушности. Меня охватила настолько Великая Лень, что не хотелось не то что открывать глаза, а и вообще чувствовать собственное тело. Но тело всё-таки было. Своё, родное, только совершенно расслабленное.

Такого ощущения я не испытывала с самого детства. И это было приятно. Никаких эмоций, волнений, переживаний, необходимостей и нужностей. Просто расслабление и нега. Свежий летний воздух, проникающий в лёгкие при каждом вдохе, дополнял эти ощущения.

Состояние между дрёмой и полным просыпанием отличается этой великой ленью, когда уже не хочется спать, но и незачем вставать, когда можешь себе позволить остаться в этом состоянии, как можно дольше.

Эти моменты в своей жизни я называла полной релаксацией. В эти моменты и моё тело, и мой разум, и мои эмоции, и мои чувства полностью регенерировали, набирались силы.

Всегда было жаль расставаться с этим состоянием. Всегда было жаль, что они так редки и так коротки.

В открытое окошко впархивал лёгкий ветерок, принося запах полевых цветов, нагретых солнцем. Редкие вскрики птиц рассказывали об окружающем мире. Шелест листвы навевал радость. Тело постепенно начало тихо напевать песню полного здоровья, лёгкости, счастья. Я лениво прислушивалась к нему и наслаждалась тишиной вокруг, и благодатной тишиной внутри себя.

Тихонько отворилась дверь, качнув ветерок из окна. Раздались тихие, шаркающие шаги, всё ближе и ближе. Тёплая шершавая ладошка легла на мой лоб, нежно погладила по голове. По телу прошла мягкая волна чужого вмешательства в негу и я внезапно ощутила его целиком.

Лёгкие мурашки пробежали по коже, закололо, согрелось и тут же охладилось.

Теперь я полностью ощущала себя и вдруг поняла, что лежу совершенно голая, на перине, укрытая пуховым одеялом.

От неожиданности осознания себя в таком виде непонятно где, я сглотнула набежавшую слюну. Получилось громко. Открыла глаза.

Надо мной склонилась древняя старушка с добрыми глазами и улыбкой на морщинистом лице. Чистенькая одежда, аккуратный платочек прикрывает седые волосы.

- Очнулась, дитятко, - у неё был приятный молодой голос. - Это хорошо. А я уж грешным делом и не надеялась. Ничего, теперь всё будет хорошо. Теперь ты быстро поправишься и будешь, как новенькая.

Она улыбалась и подтыкала под моё тело одеяло. В добрых глазах блестели старческие слёзы.

- Я очень хорошо себя чувствую, - прокаркала я вмиг пересохшим горлом, с трудом разлепив губы - Где я?

Ладошка тут же прикрыла мне рот.

- Помолчи, дитяко, помолчи. Тебе нельзя сейчас разговаривать. Ты слишком слаба. Поспи, дорогая ещё немножко, а я пока тебе бульончика куриного сварю. А потом разбужу и ты покушаешь. Знаешь, какой я бульончик варить умею? Спи, деточка. Спи.

Она говорила тихо, успокаивающе, как бы хотела убедить меня в моей слабости и своей заботе. Я послушно прикрыла глаза и старушка, тихо шаркая, вышла из комнаты, плотно прикрыв за собою дверь.

Интересно, куда меня это чёртово заклинание «драконьей лапы» перенесло? - то, что это было именно оно, я не сомневалась. - Чей это дом? Где он находится? Кто эта благообразная бабулька с молодым голосом? И где, чёрт возьми, моя одежда? Хм... Интересно, почему эта старушка решила, что я слаба и мне необходим сон?

Я послушала своё тело, пошевелила пальцами рук и ног, покрутила головой. Напрягла и расслабила мышцы. Чувствовала я себя необычайно сильной, гибкой и лёгкой. Как говорится, могла горы своротить. С чего она решила, что я больна или немощна?

Что-то здесь было не так. Это я чувствовала всем своим существом.

Надо разобраться, что именно и почему это «что-то» меня насторожило.

Менять положение тела сию секунду я не рискнула. Решила для начала просканировать место, где вдруг оказалась.

Для начала уравновесила дыхание.

Покидать тело, переходя в эфир в незнакомом месте, было бы с моей стороны безрассудным. Я знала достаточно случаев, когда даже недолгий выход энерготела за пределы физического в незнакомом месте причинял хозяину немало хлопот с возвращением назад. Известны были случаи, когда вышедший возвращался совсем не в своё тело и обнаруживал это слишком поздно, да ещё и там, где прежде жил хозяин тела. Поэтому я приняла решение использовать давно известный мне метод ментального луча и осмотреться.

Вообразила себе тоненький прозрачный лучик, выходящий из правого глаза, сотканный из низкочастотной энергии, который мог бы проникнуть сквозь любую преграду, воспринять своим кончиком всё, что его окружает, и передать эту информацию хрусталику. Мозг обработает полученные картинки и моё сознание получит общий образ этого места в виде мыслеформы.

Для тренировки я сначала осмотрела саму себя. Да, это была я и моё тело. Потом комнату, в которой находилась. Открыла глаза, проверила соответствие и осталась довольна точностью полученного образа. Потом решила пустить лучик следом за ушедшей старушкой.

За дверью был коридор, куда выходило несколько дверей.

«Интересно, куда же она пошла?» - подумала и добавила лучику качеств поисковика теплового излучения.

Следов оказалось много. Присмотрелась, рисунки разные. Старых следов здесь тоже было много. Свежий только один. Старушкин. Рассмотрела и запомнила форму рисунка.

Вернула лучик в комнату, где лежала, подумала и вернулась в коридор.

Направила лучик по следу в последнюю дверь справа, куда она только что вошла.

Провела кончик лучика сквозь дерево двери и остановила его в паре миллиметров от её поверхности с внутренней стороны помещения. Осмотрелась.

Это была кухня.

За столом сидели мужчина и женщина, внимательно слушали распрямившуюся «старушку», с прекрасной молодой фигурой. Только одежда была какая-то сказочно-не-настоящая, слишком уж новая и тщательно отглаженная.

«Старушка» стояла, опершись мягким местом о кухонный рабочий стол, сложив руки на груди, между которыми был зажат платок, видимо, только что снятый с головы. Её собеседники развернулись лицом к ней и внимательно слушали. У них были такие же седые волосы, сморщенные лица и молодые, сильные тела.

Я тут же исправила неточность луча, добавила восприятие звуковых волн.

- ... суток удалось продержать её в отключке, но она пришла в себя неожиданно быстро после лошадиной дозы препарата. Вроде бы удалось её успокоить, но нужно немедленно ввести ещё дозу, иначе мы так и не успеем получить нужное, - приказным говорила тоном «старушка».

Слушатели удивленно переглянулись и согласно закивали головами.

- Только я боюсь, как бы она раньше времени не загнулась, - добавила «старушка». - Выделение из тела энерго сферы обычно заканчивается летально для носителя.

- Значит, такова её судьба, - вздохнула вторая женщина. - Жаль, конечно. Молоденькая ещё, могла бы и пожить. Она ведь не виновата, что родилась с этим и даже дожила до такого возраста. Обычно носители умирают в раннем детстве.

- Но мы должны попытаться получить сферу не нарушенной. Это наша обязанность, если учесть, что мы впервые за столько столетий сумели разыскать её вовремя. И вовремя заполучить взрослого носителя, - сказал мужчина и погладил ладонью скатерть на столе, задумчиво поглядывая на собеседниц.

«Какая сфера?! Какой носитель?! Это они про что?! И кто они такие? Как они собираются «выделять» эту сферу? Из кого? Из меня?!!» - испуганно заметались мысли.

Сердце замолотило чаще. Холод страха сковал конечности. Я сжала зубы до скрежета, но концентрацию всё же удержала.

«Если это всё относится ко мне, то я должна знать о чём речь, а если не ко мне, то к кому?» - подумала более спокойно.

- Бари, ты так говоришь, будто бы она не имеет права на жизнь и ты готов убить её, лишь бы достать сферу, - женщина за столом подалась вперед.

- Лея, ты должна понимать, что для нас это единственный шанс получить изначальный заряд чистой энергии. Она своей смертью откроет возможности жить другим! Как ты этого не понимаешь? - убеждал мужчина.

- Погодите, погодите! – эмоционально воскликнула «старушка». - У меня мелькнула мысль: почему же наши приборы запеленговали её только несколько дней назад? Почему они не реагировали на такой большой сгусток энергии раньше? Ведь прошлый, такой же сильный сигнал, мы зарегистрировали несколько столетий назад, по местному времени, и он был последним. Остальные были известными экспериментами ядерщиков и фармакологов, и все они потерпели фиаско. Как мы могли пропустить нечто подобное, если все наши приборы реагировали на носителя в то время, когда мать будущего ребёнка ещё носила его под сердцем?

- Может быть сфера не активировалась прежде и находилась в её теле в какой-нибудь защитной оболочке? - предположила Лея.

Бари достал сигареты, прикурил, задумчиво затянулся и медленно выпустил дым. «Старушка» проворно поставила перед ним пепельницу в виде лилии.

- Глупость, наверное, но может быть она каким-то образом получила сферу извне? – предположил Бари и сразу же тряхнул головой. - Нет, это невозможно. Сфера бы её убила.

- Пора мне варить бульон, а то не с чем будет дать новую дозу препарата, чтобы она ничего не заподозрила. Давайте разойдёмся по своим делам и каждый подумает об этой проблеме, а потом все вместе ещё раз это обсудим, - «старушка» пошла к холодильнику, а Бари и Лея, встав из-за стола, направились к двери.

Лея обернулась к «старушке» :

- Ивона, а ты уверена, что эта доза не станет для неё последней? - её тонкие пальцы сцепились замком и побелели.

«Старушка», как раз, обрывала целлофан с замороженной синюшно-спортивной курицей из ближайшего супермаркета, брезгливо держа её в тонких ухоженных пальцах. Она оторвала взгляд от предмета своей занятости, глянула на Лею и пожала плечами:

- Ну откуда я могу знать, какой будет реакция? Может протянет ещё пару дней и мы успеем выбить из её тела сферу, а может представится перед ликами Богов сразу после бульона.

Она ещё раз пожала плечами и вернулась к своему занятию.

Я поспешно выдернула лучик из двери и обезопасила себя, подняв его высоко над головами тех, кто собирался появиться в коридоре.

Лея вышла первой и направилась к двери, рядом с той комнатой, где находилась я. Бари проводил её и вернулся назад. Ну и я, естественно, за ним.

Ивона успела снять целлофан и вместе с салфеткой, приклеившейся к тушке, пыталась запихнуть целую курицу, с головой, лапами и клювом в кастрюльку. Та никак не хотела помещаться в ёмкости.

Меня замутило от одного представления запаха и вкуса такого бульона.

Бари подоспел вовремя. Деликатно потеснил Ивону от курицы, вынул тушку из кастрюльки, разделил её на части, достал кастрюлю побольше, промыл и курицу, и кастрюлю, залил мясо водой, и поставил на огонь. Молча.

Ивона всплеснула руками:

- Ну что я могу сделать, если кухарка из меня никакая?! Не чувствую я продуктов, ну никак! Прости, Бари. И спасибо тебе! - в её глазах блеснули слёзы досады.

- Ивона... ты... это... - он смущённо подыскивал слова, - ты... дай ей ту же дозу... пусть не мучается... проще будет выделить сферу во время отделения тонких тел от физЫ, - сглотнул шумно и, как ужаленный, выскочил из кухни.

 

Тааак.... Чем дальше, тем страшнее.

Меня это уже начало забавлять. Пока они разговаривали, я вспомнила Замок и то ощущение, которое осталось после ритуала. Кодовым для моей памяти оказалось слово «сгусток». Именно «сгустком энергии» я назвала тогда это новое для меня ощущение! Именно «сгустком»! Значит, они это называют «сферой». Хм... А что? Похоже.

Значит, я жертва науки. Интересно, чьей?

Блин! Ну вы молодцы, ребята! А меня вы спросили, согласна я быть жертвой или нет? В какой это гадюШник я попала, интересно мне знать?! Что это за приборы и дозы, о которых они говорили? И кто они такие вообще?

 

Мой лучик скользнул за Бари.

Он нёсся на всех парах к последней двери, в другую сторону от кухни. Вид у него был крайне расстроенный.

Посередине комнаты стоял огромный стол, заваленный какими-то чертежами и бумагами, но Бари подошёл не к нему, а к компьютерному столу и уселся на стул. Монитор не светился. Бари уставился в окно неподвижным взглядом и задумался. Видимо, ему трудно было принимать решения за жизнь другого человека. Особенно за его смерть.

Я не стала ждать и вернула лучик назад. Пора было исследовать комнату по-соседству, куда ушла Лея.

Осторожно коснулась лучом стены и мягко провела его сквозь неё. Сноп искр вспыхнул в сознании и я тут же ретировалась.

Переждав, пока утихнет головная боль и исчезнут метелики в сознании после искр, я попробовала снова попасть лучиком туда же.

Искры. Удар по сознанию. Темнота.

Сколько времени пролежала без сознания и получила ли свою последнюю дозу неведомо чего, я не знала, но разозлилась на учёных-убийц по-настоящему. По моим собственным ощущениям выходило, что отравить меня пока ещё не успели.

Сознание протестовало против непосильной работы, голова раскалывалась на запчасти, но я помнила одно: от этого зависит моя жизнь. Или я смогу выбраться отсюда, пока «варится бульон» «мастерицей-кухаркой-старушкой», или мне крышка.

Никто не имеет права решать за меня, жить мне или умереть. Это моя жизнь и только я властна распоряжаться ею. Ещё и тот, кого каждый из живущих зовёт Богом, а не по чьей-то безумной или жестокой воле, или ради какого-то там эксперимента, потому что кому-то потребовался «сгусток энергии», который прежде принадлежал Борелю, а теперь мне.

Они меня взбесили. Адреналин хлынул в кровь мощной порцией. Снова создала лучик и, чтобы проверить сколько времени потеряла, я направила лучик на кухню. «Старушка»-Ивона стояла у окна, отвернувшись и от плиты, и от бурлящего бульона.

Я глянула на варево и поняла, что прошло примерно минут двадцать. Оставалось надеяться, что это не решающе много. Я тоже глянула в окно: палисадник пестрел цветами, над которыми кружили пчелы, бабочки и трутни. Поблизости никаких строений не было, но вяснять, что это за местность и что это за Мир у меня времени не было. Это ещё успеется. Если успею, конечно.

Пора к Лее.

Лучик, подчиняясь моей воле, метнулся к двери в соседнюю комнату, мягко просочился сквозь дерево и застыл в положенном сантиметре от её поверхности. С этой стороны сопротивления не было и никакого энергоудара я тоже не получила.

Без сомнения, это была маленькая лаборатория, которой могла бы позавидовать любая из известных мне доныне. Стены уставлены сложными компьютерными блоками, где-то что-то перетекало за стеклянными дверцами, где-то что-то бурлило и парило, где-то конденсировалось в жидкость, которая опадала крупными каплями сквозь странные туманные облачка, и на лету превращались в лёд.

Стена, граничащая с моей комнатой, представляла из себя массу мониторов, на каждом из которых, то мигали какие-то графики, то неслись бесперебойной чередой какие-то цифры, то летели строки кривых, то череда сменяющих друг друга цифр.

Я присмотрелась. Ага. Ритм сердца, селезенки, печени. Главные нервные узлы. А вот тут главные разветвления артерий. А вот и венозные сплетения. Объем кислорода в легких. Таак... и куда ведут "енти" проводки?

Прошла лучиком вдоль изоляции, разделив его на части.

Ах, вот как весело! К моей кроватке!

Ну и хороша же я в таком виде! Ни дать, ни взять труп трупом.

Я вернула лучик тем же путем в комнату, где лежала.

Теперь он скользнул под кровать.

Так я и думала! Креногравитационная плита!

Ай, да молодцы! Ай, да умники! И Хто ж вы такие-то, рЫбЬяты, а?

Ладно. Потом разберусь. Но сначала нужно выбраться отсюда.

Лучик скользнул снова в коридор, проплыл сначала вправо, исследуя чужие пустые комнаты, потом влево. Входная дверь была в конце коридора слева. Я выглянула за неё.

Аккуратный сельский или, может быть даже, дачный домик, с постриженными вокруг него газончиками, цветочными клумбочками, дорожками, выложенными по краешку подбеленными камешками, каменная мозаика вокруг фонтанчика, ворота с калиткой, фонарь. Под фонарем надпись: ул.Астральщиков 5, и полукругом мелкими буквами: ОАО «Индивид».

Запомнила.

Лучик вернулся внутрь дома.

Что-то я тут мельком видела. Что-то важное.

Осмотрелась.

Стены обиты тёмным деревом. Слева от двери прямое зеркало, уголки которого поддерживает кованная вязь.

Вот это мне, кажется, и надо.

Я вернула лучик, вобрала его в себя. Уравновесила дыхание. И, впервые черпанула энергии из СГУСТКА в моём теле, одновременно поднимаясь с постели и, вместо себя, оставляя ровно столько материализованной только что энергии, насколько тяжело было моё тело. Сама соскользнула на холодный пол. Огляделась.

Ни шкафа, ни стола с ящиками, ничего, где можно было бы разместить то, что было на мне в момент похищения.

Я проверила движения тела. Вроде бы всё было нормально: легкость, гибкость, пластичность всё те же. Сконцентрировавшись на восприятии аурой и неслышно подошла к двери.

Слабенькое заклятие «запор» сняла без особого усилия. Труднее было открыть саму дверь так, чтобы этого не почувствовали присутствующие в доме.

Наконец, после некоторых усилий, мне это удалось.

Вышла в коридор и, осторожно ступая босыми ногами по холодному полу, двинулась в сторону зеркала, но, подумав, остановилась. Мне нужен был мой перстень драконов. Без него уходить нельзя, а он на пальце у этой Ивоны-«старушки».

Метнулась к двери в кухню. Лучик тут же показал горе-кухарку. Она стояла у окна, глубоко задумавшись, и, всё также, смотрела на улицу. Я медленно выдохнула, переходя на скоростной режим, дёрнула на себя дверь и, пока девушка-старушка не успела отреагировать, подскочила к ней, заученно тюкнула в точку на шее, подхватила падающее тело и аккуратно уложила на пол. Сорвала с её пальца свой перстень драконов, выскользнула за дверь и бесшумно её прикрыла за собой.

До зеркала в местном душе успела добраться за несколько секунд. В нём отразилось моё голое тело, но любоваться на себя было некогда и я сосредоточилась на подруге.

Лариса.

Лара.

Л а р а....

Облик мелькнул и исчез.

Л а р и с к а ! - вложила в эмоцию Зова мощный импульс, уже не обращая внимания на тех, кто собирался меня убить, и тут же услышала хлопание дверей и топот ног в коридоре.

Серебристое стекло помутнело и я увидела её. Она стояла нагишом перед зеркалом в ванной и расчесывала свои золотистые волосы. Собралась купаться, что ли?

- Лариска, протяни руку к Зеркалу! - крикнула я.

Та машинально вытянула руку, ещё ничего не соображая, но я уже выкрикнула заклинание «перехода» и ухватилась за неё. Успела только оглянуться на открывшуюся дверь и, без раздумий, прыгнула в Зеркало.

Мы с подружкой дружно упали на кафель и заскользили по нему. Я успела лишь швырнуть выхваченную у Лариски расческу в отражающее стекло и, одновременно с осыпающимися осколками метнуть в портал одно из «дежурных» боевых заклинаний.

Теперь меня не найдут несколько часов. За это время я успею придумать «плёнку защиты», о которой предположил Бари. Или что-нибудь другое, столь же эффективное.

А пока, мы с подружкой голышом валялись на кафельном полу, обсыпанные крошевом битого, посеребрённого с одной стороны, стекла и обе надсадно дышали, глядя друг на друга обалдевшими глазами. Она от испуга, а я от счастья, что в очередной раз осталась жива и выбралась из переплёта.

 

 

2

 

 

Мы сидели в глубоких мягких креслах, попивая ароматный чай из фарфоровых чашечек, завернувшись в махровые длинные халаты, благо их у подружки было великое множество.

Я давно рассказала Лариске о своём приключении так, чтобы не пугать мою дорогую блондинку ненужными страшилками.

Она, как положено нормальной блондинке, по-ахала, по-охала, вволю построила испуганные и восхищенные глаза, помахала ручками, покрутила головой. Я улыбалась и успокаивала подружку, говорила, что всякое бывает в жизни. На том и согласились.

Закатное солнце из открытых окон заливало маленькую гостиную золотом света. На душе было тепло и спокойно. Я думала о том, что всё хорошо, что хорошо кончается. Лариска пила маленькими глотками чай, опустив длинные, такие же золотистые, как и солнечный свет, ресницы.

«Как же красива, дорогая моя подруга! – с умилением залюбовалась ею. - Будто бы ожившая, статуэтка древней принцессы, вылепленная когда-то рукой какого-то древнего мастера. Вот, нет в ней изъянов, нет несовершенных черт, движений, мимики. Даже самому претензионному эстету не к чему придраться. Даже сейчас, в этом толстом махровом халате она прекрасна во всех отношениях, - и улыбнулась своему открытию. - Надо же! Оказывается женщина тоже может любоваться женской красотой, искренне восхищаться ею и получать от этого истинное удовольствие.»

Подруга застыла с чашкой в изящных пальцах, о чём-то задумавшись. Я долила чай из чайничка в свою и её чашечки. Это вывело её из транса.

- Дарина, мне последние три недели каждый день звонил Эльдар, тихо сказала она. – Волновался, спрашивал о тебе, - и глянула мне в глаза. - Ты знаешь, что тебя не было три недели?

Я отшатнулась. Глаза подруги, вместо обычных весёлых ярко-голубых, были стальными. В них появилась необычная строгость и какая-то неумолимость. Черты лица посуровели, полные губки напряглись, став жёсткими и решительными. Я замерла. Такой Ларисы я не знала и никогда не видела. Да и новость о времени моего отсутствия напрочь выбила меня из колеи.

- Три недели?! – ахнула в ответ.

- Да, дорогая, три недели, - подтвердила она с самым серьёзным видом.

Лариска поставила чашечку на столик, обеими руками пригладила растрепавшуюся причёску, шумно выдохнула, как человек, который после долгих размышлений решил сказать что-то важное. Я ошеломлённо смотрела на неё, пытаясь собрать мысли в кучу, но это плохо получалось.

- Из того, что ты рассказала и о чём умолчала, дорогая моя подруга, - незнакомым, глубоким голосом начала подружка, - я поняла, что тебя похитили прямо из-под носа дракона и двух серьёзных магов, когда вы выходили из дверей Центра. Это под силу далеко не каждому, Дарина. Вернее, не под силу никому, кроме магов расы Древних. Причем Высших Древних. Скорее всего это было заклятие «драконьей лапы», которое ни при каких обстоятельствах не применяется в присутствии живого дракона, - без колебаний подтвердила она мою прежнюю догадку.

- А ты откуда знаешь?! – вытаращила на неё глаза.

Лариска глянула на меня пронзительным взглядом и усмехнулась:

- Дарина, не задавай глупых вопросов. Не знала бы, не говорила бы.

- Магиня? – нерешительно высказала подружке свою догадку.

Лариска уверенно кивнула.

- Объясни про заклинание, - потребовала я, ничуть не растерявшись.

- Потому что оно лишает дракона его природных магических сил и вытягивает их на усиление заклинания. Если или когда такое происходит, это чувствуют ВСЕ драконы. Весь Драконий Мир, Дарина. Они все получают этот сигнал, который равен сигналу нападения на Дракона. Это сигнал к войне, Дарина.

Она помолчала, ожидая, пока я переварю услышанное, и добавила:

- Последний раз это заклинание в присутствии дракона было применено тысячи лет назад, Дарина. Тогда высшие маги Атлантиды применили это заклинание в присутствии одного из великих драконов, которого звали Фарниром. Тогда они пригласили его на заседание своего Совета и напали на него, желая принудить принять неверное решение за весь драконий народ. Из-за этого тогда началась Великая Война, которая иначе называется Великая Битва. Она привела к тотальному опустошению земель многих Миров. Были уничтожены все: и люди, и не-люди. Остановила эту бойню Богиня Дарина, представь, была такая, - Лариса вымученно улыбнулась, - Она добровольно отдала Драконам свою божественную силу, чтобы помочь восстановить их магическую суть и спасти людей. Боги были против, но она иного выхода не видела. И никто не видел. С тех пор о Богине Дарине никто ничего не слышал.

- А я тут при чем?! - не сдержалась я.

Лариска глянула на меня внимательно своими стальными глазами и тихо ответила:

- Тебя тоже зовут Дариной и тебя похитили в присутствии Дракона, бывшего там в человеческом теле. Знаешь, что после этого произошло?

- Нет. Откуда мне знать? - растерялась я.

- Драгир потерял сознание. Как тогда Фарнир, - хмуро глянула на меня подружка.

- И что? - не поняла я.

- Он едва не погиб, Дарина, - странным взглядом глянула на меня Лариска и продолжила. - Удар заклинания был таким неожиданным и настолько сильным, что Драгир не успел его блокировать. Он потерял сознание и в этом состоянии, на автомате, продолжал подпитывать брошенное в тебя заклинание своей энергией, - она покачала головой, вспоминая происшедшее. - Я едва успела туда телепортироваться и прервать отток энергии. Драгир остался жив, но он ещё очень плох. Борель, после вселения в новое тело, ничего не смог предпринять. Эльдар растерялся. У него такого опыта ещё не было. Но серьёзно помог, когда я начала командовать. Теперь он ухаживает за обоими пострадавшими. в твоей квартире. Так что, дорогая подруга, придётся тебе пожить у меня несколько дней, пока мы не придумаем, что с ними делать дальше. Если ты, конечно, не хочешь жить всё это время в компании двух полумёртвых магов и одного растерянного, - Лариска, усмехнулась и покачала головой.

Поток информации, обрушившийся на меня, был шокирующим и я совсем запуталась. Закрыла глаза, пытаясь разобраться в только что услышанном.

Рассказы о Древних я слышала в Таверне, когда случайно оказалась за соседним столиком с преподавателями ВАМПиКа (*Высшая Академия Магии, Паранормы и Колдовства*). Они потихоньку шептались о каком-то расколе и междуусобной войне за власть, которая почти уничтожила главный Город Мира Древних. Будто победили те, кто решил пожертвовать не только людьми, но и другими существами, чтобы выжить самим. Но они неожиданно прервались, увидев кого-то в дверях, встали и ушли.

Теперь мне припомнился этот разговор, на который я тогда не обратила внимания, и в моей голове сразу же возникла масса вопросов.

- Лар, ты кто? - спросила я, боясь поверить догадке.

- Древняя, - просто ответила она и по-дружески улабнулась.

Я расхохоталась.

Комичность ситуации заключалась в том, что моей подругой на протяжении стольких лет была Древняя магиня, а я даже не подозревала об этом! Я считала её обычной глупенькой блондинкой, кое-как закончившей институт и пристроившейся, за неимением выбора, в первую попавшуюся поликлинику участковым врачом. А ведь могла и догадаться, хотя бы тогда, когда реанимировали девушку, сорвавшуюся с Тропы.

Возможностей всё понять у меня было множество, но мне было удобнее не думать и принимать подругу такой, какой я сама хотела её видеть.

Комичной была моя глупость, недалёкость и лень. Я смеялась над этой комичностью всё сильнее и сильнее, пока смех не перешёл в истерический хохот и слёзы покатились из глаз.

Какая же я дура! Какой дурак дал мне степень магини-воина?!

Хохот сотрясал моим телом, и я закатывалась от смеха, с трудом хватая воздух открытым ртом. Спазмы мышц вызвали колику. Я не могла уже остановиться. Истерика было выходом нервного перенапряжения последнего времени и итогом моих дурацких приключений.

Лариска подскочила ко мне, силой отнята мои руки от лица и закатила пару звонких оплеух.

В голове поплыло, как в тумане, в ушах зазвенело, голова мотнулась из стороны в сторону, но хохотать я перестала.

Подружка прижала меня к себе, тихонько поглаживала по голове и спине ласковой мягкой ладошкой. Постепенно я успокоилась и затихла.

Лариска заглянула мне в лицо:

- Полегче стало?

Я кивнула и прижалась к ней. Я была ей благодарна за всё и, наконец-то, оценила её терпеливость и уважение ко мне, её заботу и мудрость.

- Прости меня, пожалуйста, Лар! Я такая глупая! – глянула на неё искренне.

Лариска отодвинула меня от себя, придержав вытянутыми руками за плечи, заглянула в глаза:

- Даринка, ты не глупая, ты просто ещё маленькая по сравнению со мной, - и тут же со смехом добавила. - Ты обещаешь мне больше не рыдать? - я кивнула. - А то я по праву старшинства выпорю тебя ремнём, вместо отца, - она звонко рассмеялась своим серебристым смехом и подтолкнула меня из кресла. - А теперь марш умываться, малявка! И быстро на кухню! У тебя сегодня «наряд вне очереди» чистить картошку и готовить ужин.

Я послушно метнулась в ванную, а потом на кухню.

 

 

Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 22.01.2014 03:54
Сообщение №: 16603
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

Комментариев всего: 1 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

Сказания Дарины. Сага о Богине.

Книга вторая.


Часть 6.

 

Одна

 

 

1

 

 

С пригорка хорошо просматривались вьющаяся змейкой дорога, крайние дома посёлка, огороды, поля с дозревающей пшеницей. На небе ни тучки. Солнышко щедро обливает землю теплом и светом. Лёгкий ветерок колышет листья и колоски, стрекочут кузнечики в разогретой траве, пчёлы жужжат натруженными крылышками, таща собранную пыльцу в ульи, белые с черными пятнышками бабочки-капустницы порхают с цветка на цветок, лакомясь нектаром, чистый воздух обволакивает и дурманит своими ароматами.

Я сидела, прислонившись к дереву спиной, и отдыхала после долгого бега.

Прозрачный Дракон решил открыть портал в тихое место, подальше от людских и не-людских глаз. До огромного города, где я могла исчезнуть среди жителей, по его расчётам, я должна была добежать за несколько часов, если ничего не случится при выходе из портала и по дороге.

Ничего не случилось.

Теперь я ждала сигнала собственной интуиции, что можно пересечь границу городской черты и попасть в Мегаполис. Я чувствовала, что прибегать к магии или своим паранормальным возможностям в данное время нельзя из-за всплеска энергии, вызванного моим десантом. Это могло привлечь внимание тех, кому знать о моём появлении было совершенно не нужно.

Я надеялась, что отследить, кто вышел из портала никто не сможет, а я успею вовремя попасть в толпу жителей Мегаполиса и рассеять среди них избыток энергии, которая накопилась во время моего пребывания у драконов и при переходе в родной Мир.

Для народа это было бы хорошо: кто-то излечится от серьезного заболевания, кто-то почувствует прилив сил, кто-то вдруг откроет свои неожиданные способности, найдет цель в жизни или поймёт свои ошибки, а у кого-то автоматически снимется порча или сглаз. И для меня замечательно, хоть перестану светиться на тонких уровнях, как новогодняя ёлка в тёмную ночь, типа, вот она я, если кто ещё не заметил.

По моим предположениям до метро оставалось пробежаться ещё два-три километра и тогда цель будет достигнута. Но вместо этого я сидела под ореховым кустом и наблюдала за крайним домиком, что стоял немного в стороне от остальных.

Домик был маленьким, аккуратненьким, с цветочками вокруг. Такой же маленький, с ровненькими грядочками, огородик, граничащий с тихой гладью крохотного, как игрушечного, озерка. Складывалось такое впечатление, что там живёт добренькая старенькая фея, и только и делает, что напевает себе под нос волшебные песенки и делает всем добро.

Во дворике не было видно никого всё то время, пока я сидела на пригорке. И ощущение присутствия старушки-феи развеялось, как только к забору подкатил серебристый джип.

Из машины вышли стройная молодая блондинка и элегантный мужчина. Они подошли к калитке. Женщина быстрым движением нарисовала руну Соулу, та на мгновение вспыхнула, калиточка отворилась, оба вошли во дворик и скрылись в домике.

Через некоторое время из домика появилась светловолосая девушка под руку с пожилым человеком. Они вышли из калиточки, сели в джип и укатили в ту сторону, откуда приехали те, что вошли.

«Таак, - довольно улыбнулась я. - Значит, это граница Мегаполиса, а сказочный домик принадлежит стражам города. Не важно что это за стражи, но мимо этого домика с таким балластом энергии на внешней границе ауры мне не пройти. Надо срочно что-то придумывать или быстро уносить отсюда ноги.

Но вполне может быть, что по периметру города таких домиков полным-полно. Если это так, то радиус контроля пространства у них не большой, а, значит, они смогут меня засечь. А вот когда засекут, то обязательно найдут и обыщут. И, конечно же, найдут драконьи артефакты. Прикинуться дурочкой не удастся, вычислят по ауре и золотым цацкам. Рассказывать кто я и откуда, это сразу попасть в серьёзные неприятности.»

Обдумывая ситуацию, я интуитивно накинула на себя невидимость и двинулась к озерку, стараясь держаться ближе к деревьям и кустарнику, и ступать, как можно тише. Мне казалось, что я ползу, как улитка, но, оглянувшись, заметила, что преодолела довольно большое расстояние.

До воды оставалось несколько шагов, когда с крыши домика слетел огромный ворон, и замахал крыльями в сторону леса. От заборчика за домиком шмыгнула по косогору рыжая лисица. Она двигалась быстрыми скачками в том же направлении, куда полетел ворон, то есть, в противоположную от меня сторону.

Оборотни.

На страже города работают оборотни и они понеслись сейчас на место портала, из которого я вышла, проверить, что там произошло, ушёл кто-то или проник в наш Мир, и если проник, изучить по следам противника и начать поиск.

Пот лил с меня ручьями. Рубашка прилипла к телу. Коленки противно тряслись от напряжения и страха. Во рту пересохло, голова шумела.

Берег озерка был глинистым и очень скользким. Рисковать изваляться в грязюке я не стала, издалека прыгнула и рыбкой нырнула в воду. Постаралась сделать это без всплеска.

Тело пронзили миллионы иголок. От боли заперло дыхание. Я замерла, пережидая, пока утихнет боль. Появился звон в ушах и ощущение, что из меня уходит жизнь.

Я чуть не закричала от ужаса догадки. Озерцо было заклято ритуалом вампиров «высасывание жизни».

«Могла бы и догадаться, что рядом со Сторожевым домиком не может быть обычного озера», - отрезвляюще пронеслась запоздалая мысль.

Теперь надо или помирать, или удирать. Удирать было сложнее. Ведь я не могла выдать себя ещё одним всплеском энергии, когда по моему следу идут оборотни. Нужно было сделать так, чтобы они поверили, что я погибла. Иначе игра «кто быстрее бегает» никогда не закончится. А это в мои планы не входило.

Несколько мощных гребков и я пересекла озеро, подпитывая свои силы из той энергии, которую получила в Замке Бореля. Аурическая энергия израсходовалась сразу, подарив мне жизнь в момент погружения в воду.

Я с трудом выбралась на траву на противоположном берегу озерка и трусцой побежала по узкой улочке сонного пригорода. Капли воды от мокрых кроссовок и штанов шипели на разогретом асфальте, как на раскаленной сковороде, и тут же высыхали.

Странно.

Меня это удивило, но я решила вернуться сюда, как только решу все свои вопросы и адаптируюсь на новом месте, чтобы выяснить что это за явление.

Удирать всегда труднее. Особенно от организации. Их много , а я одна. А то, что это организация, я была уверена.

Джип катил мне навстречу на малой скорости. Я продолжала бежать трусцой, не обращая никакого внимания на сидящих в машине. Они проводили меня мимолётными взглядами и покатили к «сказочному домику».

Я почти добежала до метро, когда почувствовала приближение стремительно летящего ворона. Он громко каркнул и залетел в подземный переход. Через пару секунд оттуда вышел элегантный мужчина в длинном чёрном плаще.

Я почти прошла мимо него и хотела было облегченно вздохнуть, но оборотень одним движением развернулся на каблуке и шагнул следом, подхватывая меня под локоть. Пришлось остановиться и изобразить святую невинность.

- Что вы себе позволяете, молодой человек?! - громко возмутилась, вырывая руку из его цепких пальцев.

Он внимательно изучил мое лицо, заглянул в глаза, попробовал сканировать сознание, но далее поверхностных мыслей негодования от его наглой бесцеремонности не проник и отпустил локоть. Сейчас я ничем не отличалась от любого другого человека. Только тренированный и опытный паранорм, или не-человек высокого уровня развития мог бы что-то заподозрить, но не этот "элегант".

- Извините, я обознался, – сказал он. – Вы похожи на одну мою знакомую и я принял вас за неё.

Мне стало смешно от его неуклюжести и я подумала, что знакомый среди стражи был бы мне очень полезен, поэтому сказала:

- Вы именно так привыкли обращаться со своей знакомой, как сейчас со мной? - удивлённый взгляд, недоверие, чуть приоткрытые губы, едва заметный румянец на щеках, что может быть лучше такого «крючка» для мужчины?

Он не мог не ответить. Не тот тип.

- Ну, что вы, конечно же, нет. Просто... - он эмоционально заметался, ища подходящее слово, - я растерялся и обрадовался, что снова встретил её. Наверное, поэтому не рассчитал своих сил и так больно схватил вас за локоть. Извините, я очень сожалею...

Пока он лепетал эту ерунду, я бесцеремонно просканировала его сознание, воспользовавшись недоступным ему диапазоном Силы.

Оборотень. Врождённый. Третий уровень. Два Посвящения Первого Круга. Энергетика чуть выше среднего для его уровня. Потенциален к развитию. Доступные тела: ворон, волк, собака, варан. Для оборотня ментал хорошо развит. Любит подглядывать за объектами своего интереса в Эфире. Контактен. Чувствительность достаточная для стража. Аура спокойного состояния около двух метров. Аура любого вида возбуждения до девяти метров Сейчас почти пять. На уровне головы «кольцо Сатурна». Скорее всего отличительный знак принадлежности к организации, поставленный начальником и не видимый ему и тем, кто ниже начальника по уровню. Неплохо владеет поисковым лучом. Ритуаликой магии владеет примитивно. Полагается на интуитивное восприятие энергопотоков и тонких изменений природных условий, когда пользуется одним из тел. Женат, трое детей. Жена тоже оборотень. Любят друг друга. Остальное не важно.

- А я в этот район попала случайно и решила его осмотреть, - закинула удочку для знакомства, - но мне не повезло, - вздохнула наигранно-грустно, его взгляд тут же стал настороженным, - солнце быстро зашло, - и рассмеялась.

Он напряженно улыбнулся:

- А живёте где?

- Почти в центре, - махнула беспечно рукой, загадочно улыбнулась и пококетничала плечиком. - В гости напрашиваетесь?

Он смутился как мальчишка:

- А можно? – спросил нерешительно.

- Нет, конечно, - рассмеялась я. - Незнакомых домой не приглашаю. Это против моих правил.

- Вы одна живете?

- Нет, конечно, - теперь пококетничала глазами.

- Извините, мне пора. Мне очень жаль, что вы не она. Всего доброго! - галантно поклонился он и повернулся уходить.

- А вы местный? - вдогонку брякнула я.

Он обернулся:

- Да. А что?

- Я подумала, что могла бы к вам обратиться, когда снова попаду в ваш район. Вы же здесь, наверное, всё знаете. Могли бы показать местные красоты и достопримечательности.

Наивные глазки, наивная мимика, наивный голосок с надеждой на продолжение знакомства, либо резко отталкивают от дурочки мужчину, либо увлекают прочно и надолго, доводя до трагедии, если у него есть семья.

Оборотень тут же отбросил мелькнувшую мысль. Взгляд стал злым.

- Думаю, что у вас с этим проблем не будет. Вы найдете достойного гида, когда будете здесь в следующий раз. Извините, я занят.

И быстро двинулся в сторону «сказочного домика».

Я пошла на приближающийся звук электрички вполне довольная собой.

Если он будет отчитываться перед своим Мастером, для того будет достаточно информации, чтобы забеспокоиться и доложить своему Мастеру. И так по цепочке. Если оборотень промолчит, то и беспокоиться не о чем. Я просто исчезну в мегаполисе и буду заниматься своими делами, не привлекая без надобности ничьего внимания.

В пустом вагоне пахло пылью, машинным маслом и чужими эмоциями. Я могла бы рассказать много интересного о каждом, кто в нём ехал за последнюю неделю. Но предпочла получить удовольствие от равномерного покачивания вагона, перестука колес, мелькания огней станций.

 

 

2

 

 

Я сидела в уголке, откинувшись к стене вагона и закрыв глаза. Вагон постепенно заполнился. Плавно покачивало, стучали колеса, кто-то с кем-то разговаривал, механический голос объявлял остановки.

Информации о себе я оставила достаточно много, но она была не для исполнительных мальчиков и девочек из службы охраны, а для тех, кто командует их командирами, чтобы без нужды не лезли, куда их не просят. Таких городов, со своими службами, паранормами, магами и не-людьми, было на планете не мало и мне уже приходилось общаться с ними. Но теперь ситуация была иной.

Если обратиться к местным кланам теневой группы населения города, они, конечно же, помогут найти Бореля и Эльдара, но плата может оказаться мне не по зубам. Не зря же Призрачный сказал, что нужно остаться незаметной. А он просто так никогда ничего не говорит.

Я вышла из метро где-то ближе к центру города. В самом центре делать мне было нечего, да и поздновато уже осматриваться. Нужно искать ночлег. А это не так-то просто. Тем более, нужно учесть, что кроме стражи есть ещё и патрули, которые постоянно утюжат улицы города, и привлекать их внимание к себе было бы глупостью.

Надеяться на то, что на улицы «высшие» чины выходят редко и мне повезет ни с кем из них не встретиться «случайно», не стоило. Тем более, что в случайности я не верила и имела к этому полное основание.

Старые домострои стояли рядком по обе стороны улицы. В них жили те, кто звезд с неба не хватал, трудился всю жизнь, довольствовался тем, что дают, роптали только на кухне, да и то редко. Туда мне и надо.

Осталось только найти ту, которая будет рада пустить бедную горемыку, то есть, меня, на ночлег.

Я шла и слушала эмоции тех, кто жил в этих домах. Шла медленно, будто бы прогуливаясь перед сном. Свет в окнах постепенно гас, меняясь на мерцающий голубой, телевизионный. Несколько домов осталось позади, когда я увидела в одном из окон свет мерцающей свечи, поставленной на подоконник. По эмоциям, исходившим оттуда, я поняла, что там живет одинокий человек. Женщина. И она ждет. Меня.

Это открытие ещё не успело как следует удивить, как я почувствовала в отдалении присутствие моего знакомого-оборотня, умело следившего за мной.

«Вот, значит, как? – усмехнулась про себя. - А ты не так прост, как показался с первого взгляда».

Прислушалась к его эмоциям, связала в последовательности событий после нашей встречи.

Ага. Теперь стало понятно.

Вернулся, рассказал напарнице, она тут же связалась с шефом, доложила о происшествии и того не удовлетворила сказка о моей бесследной гибели в озерке. Видимо, были свои способы проверить достоверность свеженький трупец не нашли и забили тревогу.

Шеф немедленно послал элеганта проследить, куда делась не случившаяся дохлятина, предварительно пропесочив нерадивого труженика подведомственной охраны и теперь этот бедолага, вместо того, чтобы продолжать спокойно свою работу, вынужден тащиться за мной.

Мне стало его жаль. Но работа есть работа. Пусть выполняет что приказано.

Я чуть сбавила шаг, ожидая, пока он приблизится.

Не подойти он не мог хотя бы потому, что уже кипел от злости и имел приказ выяснить что я за птица, где живу, чем дышу. Это я чувствовала шкурой. А шкура меня ещё ни разу не подводила. Ориентируясь на окошко со свечой, просчитала подъезд и квартиру, где ждала меня женщина, и даже остановилась, задрав голову и любуясь то ли окном, то ли яркими звездами, ожидая очевидного поступка оборотня. И он ринулся ко мне.

Я истерично взвизгнула и понеслась к подъезду, перескочив через низенькую лавочку, вкопанную в землю. Покосившаяся, облупленная дверь пропустила без задержки. По лестнице я взлетела визжа, как резанный поросенок и замолотила кулаками в дверь вопя:

- Тетечка, родненькая, открывай быстрее! За мной какой-то ненормальный гонится! Аааааа....

Дверь моментально распахнулась. На пороге квартиры стояла пожилая женщина со скалкой в руках, а я висела в воздухе, схваченная за шиворот подоспевшим оборотнем, сучила ногами, махала руками и верещала не своим голосом.

Женщина не растерялась. Схватила меня за куртку, рванула мимо себя в прихожую, шмякнула оборотня скалкой:

- Ах, ты, охальник бесстыжий! Отцепись от девочки, нахал! А то я тебе покажу! Сейчас, как вызову милицию, так тебе твои грабли быстро закуют и отвезут куда следует!

Элегант защитил голову рукой от прямого удара, другой попробовал поймать руку со скалкой. Не удалось. Женщина молотила его куда придётся и ругалась по-старинному.

Защёлкали замки дверей, соседи всем скопом вывалили на лестничную площадку, кто в чём был, и мгновенно оценив обстановку, кинулись на «охальника». Тому пришлось бегом ретироваться по лестнице вниз.

Соседи повозмущались распустившейся молодежью и разошлись по домам, сочувствуя мне и моей спасительнице.

Женщина закрыла дверь на все замки, повернулась, оглядела меня с головы до ног и обратно.

- Проходи, - сказала и первой пошла на кухню.

Я сняла кроссовки и отправилась следом за ней.

Скромная рабочая стенка аккуратно побелена, полки, цветы, ходики с кукушкой, обеденный уголок. Столик сервирован на двоих: жареное мясо, рыба, сыр, овощи, зелень.

- Присаживайся - пригласила она.

Я растерянно оглядывалась, не зная, как реагировать и что сказать. Что-то нечленораздельно промычала, сопровождая невразумительной жестикуляцией.

Женщина улыбнулась:

- Садись-садись. Я знала, что ты придёшь. Ты мне сама сказала об этом, - в ответ на мои вытаращенные глаза пояснила. - Ты мне снилась прошлой ночью. Только не сказала как тебя зовут. Познакомимся? - я кивнула. - Меня зовут Вера, а тебя?

- Дарина – ответила я, перестав прикидываться испуганной.

Она была просто женщина. Обыкновенная женщина, без всяких заморочек, с великолепной золотой аурой, отливающей зелёной медью жизненного опыта и добра, до невозможности чистая душой и бесхитростная. Васильковые глаза, обрамлённые чёрными длинными ресницами, смотрели ласково и радостно. Она не лгала, не хитрила, не искала во мне подвоха, не ждала откровенности. Она просто радовалась, что сон её не обманул.

На вид ей было лет сорок пять-пятьдесят. Правильные черты лица, миндалевидный разрез глаз, стройная шея и лицо без морщин, покатые плечи, полная грудь, тонкая для этого возраста талия, округлые бедра, ухоженные руки, густые волосы, заколотые «раковиной».

Видя, что я всё ещё стою в дверях кухни, она встала, взяла меня за руку и усадила на удобное мягкое сиденье. Сама села напротив.

Я оглядела сервированный на две персоны и заставленный едой стол и попросила воды из крана. Выпив одним глотком больше половины, отдышалась.

- Угощайся, Дарина, - с улыбкой пригласила Вера. - И я тоже вместе с тобой поужинаю.

Мы наполнили тарелки и принялись за еду.

- Вера, могли бы вы сказать, что вы имели в виду, когда говорили о своём сне? - спросила я, едва утолив первый голод.

- Ну, во-первых, давай на ты, а во-вторых, я с удовольствием тебе всё расскажу, как только мы закончим ужинать. Еда это наслаждение тела и духа, поэтому лучше не отвлекаться на разговоры во время еды.

Я посмотрела на гору костей от сладких карасиков и куриных крылышек, которую успела намолотить челюстями. Мне стало стыдно. Ещё подумает, что я голодающая какая-то.

- Ешь, ешь на здоровье - попотчевала она меня снова. – Я рада, что тебе нравится моя кухня.

Я прислушалась к себе: желудок тихо урчал от удовольствия, язык смаковал вкусовой букет, глаза скакали от одного блюда к другому, подстегивая эмоцию жадности съесть ещё кусочек, но я поняла, что уже наелась.

Для приличия потянулась к кучке зелени, с удовольствием пожевала кинзу и запила привкус водой.

- Спасибо большое, - поблагодарила от всего сердца. - Ты меня спасла от голодной смерти.

Улыбка украсила её милое лицо.

После уборки и мыться посуды, Вера пригласила меня в гостиную. Старинная мебель, расставленная со вкусом, выглядела, как новая. Особенно меня поразил комод, сверху прикрытый вязаной вручную салфеткой и коллекцией рядком стоящих слоников, от малюсенького до самого большого. Такие когда-то стояли и в моём родительском доме и неожиданно напомнили мне о нём и моём детстве.

Удобные мягкие кресла с гобеленовой обивкой и резными подлокотниками, под стать им софа, буфет со стеклянными дверцами в верхней части, откуда была видна старинная фарфоровая и хрустальная посуда. Картины на стенах, выполненные руками мастеров живописи. Тюлевые занавески и гардины на окнах, тяжёлые портьеры из комнаты в комнату вместо дверей, напольные часы, инкрустированный столик и домотканый, шерстяной ковёр на полу.

Я села в одно из кресел, а Вера поставила на столик два бокала из венецианского стекла и бутылку «Кагора». Вино в бокалах отливало тёмным рубином, маслянилось по стенкам, отражалось в полированной столешнице, с изящным рисунком посередине.

Мы пригубили вина «за знакомство» и Вера начала свой рассказ.

- Я ждала тебя, Дарина, хоть и не знала как тебя зовут. Я, человек верующий, но Бог у меня мой собственный. И он меня направляет. Даёт сны. Вещие, - улыбнулась она доброй улыбкой. - Раньше меня так и называли, вещунья.

- «Раньше» это когда? – заинтересованно спросила я.

- «Раньше» это очень давно, если судить по человеческим меркам, Дарина, - пояснила Вера. – Я родилась на свет в прошлом веке и, сколько себя помню, всегда умела управлять своими желаниями увидеть во сне то, что мне хочется. И всегда у меня это получалось. В своих снах я предвидела будущее и своё, и чужое. Люди шли и ехали ко мне со всех концов земли и я им вещала то, что мне открывалось в моих снах.

Однажды, в ночь перед моим сорок пятым днём рождения, мне приснился необычный сон. Мне приснился мой Бог, таким, каким я его себе представляла. Он мне сказал, что я буду жить в таком теле, какой я была в тот момент до тех пор, пока не дождусь того, кто должен прийти в наш Мир из Мира сказочного и только тогда я смогу уйти к нему.

По молодости и глупости я махнула рукой на увиденное во сне и скоро забыло об этом. Но шли года, жизнь менялась, были свои заботы, семья, дети. Некогда было думать об этом.

Тогда я с облегчением вздохнула от того, что после этого сна другие сны мне перестали сниться. Совсем. Но через время мои подруги, соседи, муж, дети начали обращать внимание, что я совсем не старею. Тогда я испугалась. Что я только ни делала, чтобы увидеть ещё хоть один сон. Всё бесполезно. Я поняла, что слова моего Бога исполняются и испугалась ещё больше.

Во время Великой Отечественной войны я была на передовой от первого до последнего дня, но ни одна пуля меня не коснулась, не смотря на то, что я искала смерти. Да что там пуля, даже веткой ни разу не поцарапалась, хоть приходилось туго. Мой муж и дети вернулись с фронта, но я не вернулась к ним.

Да и после войны, в годы разрухи и голода, в тяжелые времена восстановления страны, я не худела, не полнела, не болела, почти не уставала. Чтобы не возникало вопросов о моём возрасте, я устроилась работать в архив ЗАГСа и все эти годы просидела в подвале, среди пыльных папок рождений и смертей. Конечно же, я регулярно меняла свои документы и подправляла в своём Свидетельстве о рождении дату. Вопросов ни у кого до сих пор не возникало.

Вчера ночью, после стольких лет, мне снова приснился мой Бог. Он улыбался мне, появившись в лучах заходящего солнца, показал рукой на далёкую точку, которая стремительно приближалась. Ею оказался огромный прозрачный дракон, нёсший на себе человека. Этим человеком была ты, Дарина. Я видела твое лицо. Оно врезалось в мою память. Тогда мой Бог сказал: «Будь готова! Она идёт.». И я проснулась.

Утром я пошла на рынок, купила всё, что необходимо для встречи дорогой гостьи. А ты по-настоящему дорогая гостья, Дарина! Ты избавишь меня от этой жизни и я смогу, наконец-то, отдохнуть на Том Свете вместе с моим мужем и детьми. Они меня ждут. Я знаю.

Я сидела, ошеломленная её рассказом, не зная, верить или нет такой сказке-правде, но аура Веры подтверждали её слова и сомневаться не приходилось. Я сидела и думала, не поднимая глаз на хозяйку и совсем забыв про вино.

Такого не могло быть. Или могло? За много лет до моего рождения совершенно не знакомая мне женщина вдруг перестает стареть и какое-то Существо показывает ей день моего перехода из Мира Драконов?! Интересно, что бы это значило? Как говорится «куда я попала и где мои скороходы?»

- Ты не веришь мне, Дарина? - в её голосе послышалась горечь, а в глазах блеснуло отчаяние.

- В том-то и дело, что верю, Вера, верю, - вздохнула я, - но может во сне была не я, а кто-то другой, похожий на меня?

Глаза Веры заблестели, слёзы покатились по щекам, она улыбалась и отрицательно мотала головой.

- Ты, конечно же, ты! Я душой чувствую! Только я не могу понять про дракона. Это символ какой-то? Мне символические сны никогда не снились, только так, как есть или будет, один в один.

- Нет, Вера, не символ, - я грустно покачала головой, про себя усмехнувшись. – Ты видела во сне настоящего Прозрачного Дракона. Это был он и он меня сюда прислал.

 

 

3

 

 

Трое суток я отсыпалась. Вставала с постели только попить и в туалет. Вера меня не беспокоила, молча поглядывала, когда я, сонная, шлёпала по одному маршруту. Наконец, я почувствовала себя живой.

Был вечер. Солнышко готовилось спрятаться за крайние дома, неохотно гасило свои лучи, из последних сил подсвечивая темнеющее небо. Это не помешало мне растереться и сделать обычный набор упражнений, чтобы привести тело в норму. Контрастный душ и я на кухне.

Вера ставила на стол лёгкий ужин на двоих, когда я вошла, обернутая в полотенце.

- Добрый вечер, - вежливо поздоровалась с ней.

- И тебе добрый, - улыбнулась хозяйка. - Отдохнула? - я кивнула. - Халат в твоей спальне, в шкафу.

- Спасибо тебе огромное Верочка!

Я чмокнула её в щеку и понеслась в спальню.

В шкафу висели и лежали на полках вещи моего размера. Это меня приятно удивило и ещё раз подтвердило слова моей неожиданной добродетельницы.

После ужина мы сели пить чай в гостиной. На инкрустированном столике лежала стопка бумаг. Я обратила на них внимание, но вопроса не задала.

Вера внимательно наблюдала за мной с улыбкой на губах.

- Что тебе снилось, если не секрет?

- Спала, как убитая, - улыбнулась ей в ответ. – Наверно, я так устала, что хоть из пушек стреляй над ухом, все равно бы спала.

- Это хорошо. Значит, тебе здесь спокойно.

- О, это да! - я восхищенно осмотрелась. - У тебя очень уютно и приятно. И на душе спокойно и как-то защищено.

- Я очень рада, Дарина, что ты пришла. Только побыть мне с тобой долго не удастся, - её лицо помрачнело.

- Опять сон? - попробовала догадаться я.

Вера кивнула и задумчиво посмотрела на заходящее солнце.

- Я не могу тебе о нём рассказать, - тихо сказала она. – Это касается только меня. Если расскажу, не смогу уйти к своим родным.

Я молча кивнула, перевела взгляд туда же и с удивлением задумалась о сложностях судьбы, которая играет каждым из нас, то проверяя на прочность, то на виртуозность ума, а то и на выносливость. Как Веру. Или как меня...

Солнышко давно скрылось, в комнате стало совсем темно. Только уличные фонари давали немного света. Нам было хорошо и спокойно вдвоём в этой удивительной тишине. Мы могли бы так сидеть рядом и ничего друг другу не говорить, и это молчание было бы полным общения и понимания. Но как и каждая приятная минута, наше время единения душ закончилось.

Вера поднялась, включила свет, сходила на кухню, поставила чайник на огонь и вернулась. Взяла бумаги со стола и протянула их мне.

- Это всё, что я смогла для тебя сделать, Дарина. Здесь метрика, прописка и паспорт. Документы на эту квартиру и нотариальная доверенность на счет в банке, - она жестом остановила мой открывшийся для возражений рот. - Это воля моего Бога, Дарина. Ты здесь не при чём. Ты же не станешь лишать меня права уйти к тем, кого я так сильно люблю? Ведь я так долго ждала этой возможности...

Я с трудом сглотнула комок, подступивший к горлу. Горькие слёзы потекли по щекам. В груди сдавило. Вера погладила меня по голове, успокаивая:

- Так надо, девочка, так надо. Мы с тобой обе это знаем: и ты, и я.

Я в голос разревелась от вдруг накативших боли, одиночества, от потери только что обретённой доброй души, от предчувствия всего того, что ещё ждало меня в ближайший год. Моё сердце разрывалось на части, но я ничего не могла поделать. Я знала, что она права и мне впервые за долгое время было жаль себя.

Вера поцеловала меня в макушку, погладила по щеке, заглянула в глаза и подбадривающе подмигнула:

- Все будет хорошо. Поверь, Дариночка. Иначе и быть не может.

Она медленно повернулась и ушла в другую комнату. Что-то, какой-то неясный звук или ощущение, заставило меня вскочить и кинуться за ней. Я отдернула портьеру.

В комнате было пусто.

 

 

Поэт

Автор: GalinaDemidienko
Дата: 06.02.2014 00:57
Сообщение №: 18690
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

имхо

Комментариев всего: 3 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

Сказания Дарины. Сага о Богине.

Книга вторая.


Часть 6.

 

Одна

 

 

1

 

 

С пригорка хорошо просматривались вьющаяся змейкой дорога, крайние дома посёлка, огороды, поля с дозревающей пшеницей. На небе ни тучки. Солнышко щедро обливает землю теплом и светом. Лёгкий ветерок колышет листья и колоски, стрекочут кузнечики в разогретой траве, пчёлы жужжат натруженными крылышками, таща собранную пыльцу в ульи, белые с черными пятнышками бабочки-капустницы порхают с цветка на цветок, лакомясь нектаром, чистый воздух обволакивает и дурманит своими ароматами.

Я сидела, прислонившись к дереву спиной, и отдыхала после долгого бега.

Прозрачный Дракон решил открыть портал в тихое место, подальше от людских и не-людских глаз. До огромного города, где я могла исчезнуть среди жителей, по его расчётам, я должна была добежать за несколько часов, если ничего не случится при выходе из портала и по дороге.

Ничего не случилось.

Теперь я ждала сигнала собственной интуиции, что можно пересечь границу городской черты и попасть в Мегаполис. Я чувствовала, что прибегать к магии или своим паранормальным возможностям в данное время нельзя из-за всплеска энергии, вызванного моим десантом. Это могло привлечь внимание тех, кому знать о моём появлении было совершенно не нужно.

Я надеялась, что отследить, кто вышел из портала никто не сможет, а я успею вовремя попасть в толпу жителей Мегаполиса и рассеять среди них избыток энергии, которая накопилась во время моего пребывания у драконов и при переходе в родной Мир.

Для народа это было бы хорошо: кто-то излечится от серьезного заболевания, кто-то почувствует прилив сил, кто-то вдруг откроет свои неожиданные способности, найдет цель в жизни или поймёт свои ошибки, а у кого-то автоматически снимется порча или сглаз. И для меня замечательно, хоть перестану светиться на тонких уровнях, как новогодняя ёлка в тёмную ночь, типа, вот она я, если кто ещё не заметил.

По моим предположениям до метро оставалось пробежаться ещё два-три километра и тогда цель будет достигнута. Но вместо этого я сидела под ореховым кустом и наблюдала за крайним домиком, что стоял немного в стороне от остальных.

Домик был маленьким, аккуратненьким, с цветочками вокруг. Такой же маленький, с ровненькими грядочками, огородик, граничащий с тихой гладью крохотного, как игрушечного, озерка. Складывалось такое впечатление, что там живёт добренькая старенькая фея, и только и делает, что напевает себе под нос волшебные песенки и делает всем добро.

Во дворике не было видно никого всё то время, пока я сидела на пригорке. И ощущение присутствия старушки-феи развеялось, как только к забору подкатил серебристый джип.

Из машины вышли стройная молодая блондинка и элегантный мужчина. Они подошли к калитке. Женщина быстрым движением нарисовала руну Соулу, та на мгновение вспыхнула, калиточка отворилась, оба вошли во дворик и скрылись в домике.

Через некоторое время из домика появилась светловолосая девушка под руку с пожилым человеком. Они вышли из калиточки, сели в джип и укатили в ту сторону, откуда приехали те, что вошли.

«Таак, - довольно улыбнулась я. - Значит, это граница Мегаполиса, а сказочный домик принадлежит стражам города. Не важно что это за стражи, но мимо этого домика с таким балластом энергии на внешней границе ауры мне не пройти. Надо срочно что-то придумывать или быстро уносить отсюда ноги.

Но вполне может быть, что по периметру города таких домиков полным-полно. Если это так, то радиус контроля пространства у них не большой, а, значит, они смогут меня засечь. А вот когда засекут, то обязательно найдут и обыщут. И, конечно же, найдут драконьи артефакты. Прикинуться дурочкой не удастся, вычислят по ауре и золотым цацкам. Рассказывать кто я и откуда, это сразу попасть в серьёзные неприятности.»

Обдумывая ситуацию, я интуитивно накинула на себя невидимость и двинулась к озерку, стараясь держаться ближе к деревьям и кустарнику, и ступать, как можно тише. Мне казалось, что я ползу, как улитка, но, оглянувшись, заметила, что преодолела довольно большое расстояние.

До воды оставалось несколько шагов, когда с крыши домика слетел огромный ворон, и замахал крыльями в сторону леса. От заборчика за домиком шмыгнула по косогору рыжая лисица. Она двигалась быстрыми скачками в том же направлении, куда полетел ворон, то есть, в противоположную от меня сторону.

Оборотни.

На страже города работают оборотни и они понеслись сейчас на место портала, из которого я вышла, проверить, что там произошло, ушёл кто-то или проник в наш Мир, и если проник, изучить по следам противника и начать поиск.

Пот лил с меня ручьями. Рубашка прилипла к телу. Коленки противно тряслись от напряжения и страха. Во рту пересохло, голова шумела.

Берег озерка был глинистым и очень скользким. Рисковать изваляться в грязюке я не стала, издалека прыгнула и рыбкой нырнула в воду. Постаралась сделать это без всплеска.

Тело пронзили миллионы иголок. От боли заперло дыхание. Я замерла, пережидая, пока утихнет боль. Появился звон в ушах и ощущение, что из меня уходит жизнь.

Я чуть не закричала от ужаса догадки. Озерцо было заклято ритуалом вампиров «высасывание жизни».

«Могла бы и догадаться, что рядом со Сторожевым домиком не может быть обычного озера», - отрезвляюще пронеслась запоздалая мысль.

Теперь надо или помирать, или удирать. Удирать было сложнее. Ведь я не могла выдать себя ещё одним всплеском энергии, когда по моему следу идут оборотни. Нужно было сделать так, чтобы они поверили, что я погибла. Иначе игра «кто быстрее бегает» никогда не закончится. А это в мои планы не входило.

Несколько мощных гребков и я пересекла озеро, подпитывая свои силы из той энергии, которую получила в Замке Бореля. Аурическая энергия израсходовалась сразу, подарив мне жизнь в момент погружения в воду.

Я с трудом выбралась на траву на противоположном берегу озерка и трусцой побежала по узкой улочке сонного пригорода. Капли воды от мокрых кроссовок и штанов шипели на разогретом асфальте, как на раскаленной сковороде, и тут же высыхали.

Странно.

Меня это удивило, но я решила вернуться сюда, как только решу все свои вопросы и адаптируюсь на новом месте, чтобы выяснить что это за явление.

Удирать всегда труднее. Особенно от организации. Их много , а я одна. А то, что это организация, я была уверена.

Джип катил мне навстречу на малой скорости. Я продолжала бежать трусцой, не обращая никакого внимания на сидящих в машине. Они проводили меня мимолётными взглядами и покатили к «сказочному домику».

Я почти добежала до метро, когда почувствовала приближение стремительно летящего ворона. Он громко каркнул и залетел в подземный переход. Через пару секунд оттуда вышел элегантный мужчина в длинном чёрном плаще.

Я почти прошла мимо него и хотела было облегченно вздохнуть, но оборотень одним движением развернулся на каблуке и шагнул следом, подхватывая меня под локоть. Пришлось остановиться и изобразить святую невинность.

- Что вы себе позволяете, молодой человек?! - громко возмутилась, вырывая руку из его цепких пальцев.

Он внимательно изучил мое лицо, заглянул в глаза, попробовал сканировать сознание, но далее поверхностных мыслей негодования от его наглой бесцеремонности не проник и отпустил локоть. Сейчас я ничем не отличалась от любого другого человека. Только тренированный и опытный паранорм, или не-человек высокого уровня развития мог бы что-то заподозрить, но не этот "элегант".

- Извините, я обознался, – сказал он. – Вы похожи на одну мою знакомую и я принял вас за неё.

Мне стало смешно от его неуклюжести и я подумала, что знакомый среди стражи был бы мне очень полезен, поэтому сказала:

- Вы именно так привыкли обращаться со своей знакомой, как сейчас со мной? - удивлённый взгляд, недоверие, чуть приоткрытые губы, едва заметный румянец на щеках, что может быть лучше