Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

Новый альманах "Серебро Слов"

выпускаемый совместно с Русским литературным центром

Приглашаем всех в сборник

свободной тематики "МИР ПРЕКРАСЕН"

Форум

Страница «nicholas1960»Показать все сообщения
Показать только прозу этого автора

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «nicholas1960»

Мой хозяин - он не злой.

Мой хозяин – он не злой.
Мы же с ним накоротке –
Летом, осенью, зимой
И весной – на поводке.

Ем я самый лучший корм
И ещё, что попрошу,
Но придерживаюсь норм –
В форме и его держу.

По утрам бежим трусцой –
До еды и налегке –
Я, довольная собой,
Он за мной на поводке.

Удивить его могу
Я заплывами в реке –
Он сидит на берегу,
Ждёт меня на поводке.
******
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 06.08.2015 01:22
Сообщение №: 119878
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

Из шкаликов

Матрёшка с водкой - как они похожи.
Да, русский сувенир! И, да - одно и то же!
Ну, разве усомниться мог посметь я:
Одну откроешь - там: вторая, третья...
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 06.08.2015 01:28
Сообщение №: 119879
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

           ******

Предрассветный и не проснувшийся,
Я свою покидаю постель.
И в себя прихожу, окунувшийся,
В ледяную, с морозца, купель.

В эту рань мне вставать, что за надобность?
Якорям прокричали подъём.
Поднимаю свою многопалубность
И на рейд выхожу кораблём.

Я от киля дрожу и до клотика
Расставаясь с причалом своим.
Но ловлю с капитанского мостика
Все команды и следую им

Прохожу я походкой вальяжною
Мимо спящих ещё стапелей,
И громадиной многоэтажною
Порт приписки покину своей.

Провожают, моргая, маячные,
Уходящее судно, огни.
Килем режу я воды прозрачные,
Вспоминая прибытия дни.
******
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 06.08.2015 01:44
Сообщение №: 119881
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

Возможно ли о завтра помышлять...

Возможно ли о завтра помышлять,
Когда уже вчерашнее забыто.
Тем более, день прошлый исправлять,
Просеивать историю чрез сито.

Без прошлого нет завтрашнего дня,
Коль древо жизни срублено под корень.
В глазах не будет гордости огня.
У прошлого не будет двух историй.

Историей гордится человек
Своей страны, и как бы ни просили –
Не перепишем сроду имя-рек
Своё и своей Родины – России.
******
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 06.08.2015 01:46
Сообщение №: 119882
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

Комментариев всего: 1 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

НЕУМОЙКА.
(Русская народная сказка)

Жил, да был один солдат,

Был он службою богат.

Как все верные сыны,

Отслужил он три войны –

Только выслужил солдат

Скорлупу пустую.

Генерал его был рад –

Отпустил вчистую.

И пошёл служивый брат

Наш, куда глаза глядят:

(поёт)

- Ай, спасибо генералам,

Матушке родной стране,

Позаботились о малом,

Не забыли обо мне.

Три войны прошёл служивый –

Генерал одно твердит:

Вам спасибо, что вы живы,

Бог вас отблагодарит.

Жалованье выдал за’ год:

Веру в Бога, честь мою.

Наберу в лесу я ягод

И росою их запью.

Как блаженному герою,

Люди хлеба поднесут –

Дорогого это стоит.

Все дороги в рай ведут.

 

Долго ль, коротко ль путь длился,

Сколько уж пройти успел,

Приустал и притомился –

Он у озера присел.

«Ну, куда теперь деваться, -

Думу думает солдат. –

Или к чёрту наниматься?

Если мне сам чёрт не брат».

Только он промолвил это,

Как чертёнок тут, как тут.

Чертёнок

- Что, постранствовал по свету?

Все дороги к нам ведут!

(Чертёнок поёт)

- Здравствуй, человек хороший,

Работёнка есть для всех.

Жалование положим,

В жизни ждёт тебя успех.

Стал не от хорошей жизни

Чёрта всуе поминать,

Раз не нужен ты Отчизне,

Можем мы работу дать.

К нам в работники наняться

Стоит только пожелать.

Чёрта нечего пугаться –

Чёртом может каждый стать.

Чертёнок

- Я скажу тебе так, служба,

Раз уж сам ты захотел –

Выкаблучивать не нужно –

Бог терпел и вам велел!

Солдат 

 - Какова у вас работа?

Чертёнок

- Так работы легче нет.

Будет у тебя забота

Только все пятнадцать лет:

И не стричься, и не бриться,

И соплей же не сморкать,

И с одёжою смириться –

Её не переменять.

Во! Забыл ещё сказать:

Нос не вздумай утирать.

Солдат

- Три войны кормил я кровью

Вшей в окопах – хуже нет.

Разве повредят здоровью

Мне твои пятнадцать лет.

Что нам стоит не сморкаться,

Бородою обрасти.

Нам чуточек постараться –

Все условья соблюсти.

Это, брат ты мой, не ново,

Рукава я засучу.

Только было бы готово

Всё, чего ни захочу,

Всё чего душа желает.

Чертёнок

- Будь спокоен, это нам –

Плюнуть раз – не помешает.

Солдат

- Ну, чертяка, по рукам!

В город я хочу столичный –

Ты меня перенеси.

Вижу, что ты чёрт приличный,

Головы мне не сносить.

Притащи деньжат для траты

Кучу и побольше мне,

Потому, как у солдата

Кукиш с маслом в кармане’!

 

Чёртик в озеро метнулся,

Как солдат его просил,

Он ему, когда вернулся,

Кучу денег притащил.

И, не ждя уже заката,

И, не тратя лишних слов,

В град столичный он солдата

Перенёс – и был таков.

 

А солдат наш шепчет что-то:

«Вот на дурака напал!

Не служил и не работал,

А уже и деньги взял».

Он себе квартиру нанял,

Потому, как был богат.

«Эх, чертёнок, ты и Ваня!» -

Только и сказал солдат.

 

Не стрижёт волос, не бреет

Бороды, и весь в соплях

Он живёт и – богатеет.

Вспомнил он о бедняках:

«С серебром своим и златом

Одному мне куковать?

Ну, не стану же богатым…

Буду бедным помогать!

За меня пусть молят Бога,

Молят о душе моей.

Не осудит меня строго

Он десницею своей».

 

И налево, и направо

Деньги бедным раздаёт –

И пошла по царству слава,

Что солдат такой живёт.

 

Деньги только прибывают –

И куда ещё их деть?

Бедняки и те не знают –

Сами стали богатеть.

Год за годом быстро тают…

На пятнадцатом году

Вдруг министры сообщают

Всем про царскую беду:

Денег царских не хватило

Даже из заморских стран –

Мол, царю не пофартило –

Опустел его карман.

 

Царь (поёт)

- Ах, министры-лиходеи,

Растранжирили казну –

Мы – борцы, мол, за идею,

За великую страну.

К ней любовь, мол, ими движет,

Нету ихней в том вины,

Что своей казны не вижу,

Не хватило мне казны.

И куда её девали?

И на что она пошла?

А они мне: - Мы не брали!

Вот такие вот дела!

 

В свои светлые палаты,

Где обычно отдыхал,

Призывает царь солдата,

Про которого слыхал.

Тот нечёсаный, небритый,

Не утёртый – нос в соплях,

Рваный, грязный и немытый

Появляется в дверях.

Солдат

- Я вам здравия желаю!

Царь

- Ты, служивый, говорят,

Людям нашим помогаешь,

И тебе сам чёрт не брат.

У меня такое дело:

Дай мне денег, хоть взаймы, –

Просит царь так неумело, –

В чём-то просчитались мы.

Денег войску не хватает,

Нечем армии платить.

Кто же защищать нас станет?

Хочешь генералом быть?

Солдат

- Генералом не желаю!

Ну, какой я генерал?

У тебя, я точно знаю,

Замуж дочерям пора.

 

Жалко дочек государю,

Но без средств не обойтись:

«Ладно, по рукам ударю!

Эх, скрутила меня жизнь!»

 

Царь

 - Я с тебя твою персону

Срисовать щас прикажу.

А потом своим «матрёнам»

Я её и покажу.

 

Наш солдат к себе вернулся

И портрет с себя списал,

Ну, точь-в-точь. Он улыбнулся.

И царю его послал.

 

Царь старшую призывает.

Показавши ей портрет,

Дочь свою он вопрошает:

Царь

- Выйдешь за него, аль нет?

 

Увидав кто нарисован –

Не поймёшь – младой, старик? –

Чистотой не избалован.

Не видала гаже лик.

На портрет глазёнки пучит

Старшая дочь

- Папа, что за существо?

Не хочу! Я выйду лучше

Хоть за чёрта самого!

 

Глядь, а чёрт всё это слушал –

Да с бумагой и с пером –

Записал её он душу.

Средняя перед царём.

Царь

- Выйдешь замуж за солдата?

Средняя дочь

- Лучше в девках просижу!

Лучше выйду за рогата –

С чёртом я себя свяжу!

 

Чёрт и это всё услышал –

Записал её и вышел.

 

Царь меньшую призывает.

Та отцу и отвечает

Младшая дочь

- Батюшка, я выйду замуж!

Видно, что таков мой крест.

Ну, а там, что Бог даст. Да, уж!

Он меня живой не съест?

 

Царь послал сказать солдату,

Чтоб готовился к венцу,

И когда, в какую дату

Выезд подавать к крыльцу.

 

А солдат зовёт чертёнка.

Солдат

- Вот двенадцать штук подвод.

Ожидает работёнка –

От меня царь злато ждёт.

 

Шла работа у нечистых:

Кто мешок, кто два несёт,

И, воза’ насыпав быстро,

Злато во дворец везут.

Царь поправился. Солдата,

Почитай, что каждый день,

Начал звать к себе в палаты,

Стал солдат, как царска тень.

За единый стол садился,

Вместе с ним и пил и ел.

Царь солдату всё дивился,

Как же тот разбогател.

Свадьбу вскорости хотели

Отыграть – проблем-то нет.

Ну, а тут и пролетели

Те, как раз, пятнадцать лет.

И солдат позвал чертёнка.

Солдат

- Служба подошла к концу.

Ты прибавь-ка мне силёнки,

Всё, что нужно молодцу!

 

Чёрт солдата мелко рубит,

Бух в котёл, давай варить.

Чертёнок

- Вот уж молодец-то будет –

Надо правильно сложить.

 

Он сварил солдата, вынул,

Воедино всё собрал,

Всё проверил и прикинул,

Что, куда и как вставлял.

Мёртвою водою взбрызнул,

А потом живой водой,

И вернул солдата к жизни.

Не солдат стоит – герой!

В сказке про таких не скажут,

Не напишут их пером,

В жизни встретишь редко даже –

Стал солдат наш молодцом.

 

Обвенчался он с царевной,

Стали жить, да поживать,

И от скуки ежедневной

Себя делом занимать.

 

Я на свадьбе тоже был,

И за них мёд-пиво пил.

Было там у них вино –

Выпивал по само дно!

 

Сказка наша убывает:

В озеро вернулся чёрт –

Дед к ответу призывает,

Требует давать отчёт.

Чёрт-дед

 - Как дела там у солдата?

Чертёнок

- Отслужил свой верно срок.

Борода была лопатой…

 

Дед чертёнку, как упрёк.

Чёрт-дед

- За пятнадцать лет потратил

Столько денег и не смог

Соблазнить солдата? Хватит!

И ни слова поперёк!

Будешь ты в смоле кипучей

Песни петь, как соловей!

Чертёнок

- Дедушка, постой, получишь

За солдатску душу – две.

Чёрт-дед

- Как тако могло случиться?

Чертёнок

- У царя три дочки в ряд.

Захотел солдат жениться –

Две старшие говорят,

Что за чёрта выйдут лучше –

Им не нужен, мол, такой.

Стало быть, ты их получишь –

Две души, замест одной.

 

Дед чертёнка поздравляет –

Ладно, можно отпустить –

Дело внучек своё знает.

 

Здесь позвольте завершить!

Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 07.08.2015 21:01
Сообщение №: 120052
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

ЦАРЯ НИКТО НЕ ЖДАЛ.

(Возвращение Петра I в Москву из-за границы.)

Плыл предзакатный час, Москва полудремала,
Стремились стаи галок на ночлег.
И кавалькада запылённа подъезжала
К Петровским воротАм, коней замедлив бег.

Уже и звонари на многих колокольнях
Сзывали вразнобой к вечерне христиан.
Всё было благолепно, мирно и привольно.
Царя никто не ждал. Таков ведь был и план.

Переполох случился только на заставе,
Но, впрочем, не признал на ней никто царя.
Решила стража, что боярский выезд правит,
Лишь многолюдство в поздний час коря.

А, впрочем, в Кремль царь соваться передумал:
- В Преображенском власть - поехали туда.
Какие у него при этом были думы?-
«О, сколь же впереди кровавого труда!»

- Князь-кесаря позвать с сановниками всеми,
В отсутствие моё что правили вместях.
Держать ответ пущай придут за это время.
Предстанут предо мной за совесть, не за страх.

Пошто, скажите-ка, меня вы не дождались,
Как должно не спросив, казнили главарей.
Везите всех сюда, которые остались.
Князь-кесарь, подойди, не опускай бровей.

За бороду схватив, царь добру половину –
Щёлк-щёлк и отхватил:- Остатки дострижёшь!
- За что же, государь, да за какие вины?
- Так службу бородой свою не подопрёшь.

За службу за твою всем положу, не майся.
А это – старина, иные времена.
И на иконы ты в словах не опирайся.
Ну, кто из вас святой? Кого икону на?

- Ты - государь над нами, но зазорно –
Как безбородым нам ся миру показать.
Ты чести нас лишил, то стерпим мы покорно...
- Я – царь, великий князь – найду, что вам сказать.

Скажи-ка мне, мил брат, я разве непочтенен?
А Фёдор Головин? Или иные здесь?
И нешто вас корю в какой ни то измене?
В Европу входим мы и начинаем днесь!

И голос тут возник:- А как святой Георгий?
Пантелеймон Целитель? Што ль непочтенен тож?
И разрядился тут, растаял воздух строгий.
Продолжил царь боярам их бород правёж.
******
- Сколь вязано стрельцов по городам, острогам?
- Без малого две тыщи. – Всех сюда свезти.
И следствие рядить, сам буду оком строгим,
Я без мирволинья, ужо его блюсти.

И из монастырей, изб приказных, острогов
Свозили отовсюду вязанных стрельцов.
Везли, как брёвна, был прокорм скудЕн в дороге –
Корм шёл от сердобольных баб и стариков.

Всё в ход пошло: и дыбы, колёса и жаровни.
Четырнадцать застенков обустроил царь.
Обычный ли стрелец, али полуполковник,
Дык, кату всё равно – тяни, распни, поджарь.

Подьячие возлЯ сидели, всё писали:
Всяк стон, всяк вскрик, всяк вздох и всякую мольбу.
Бумага стерпит всё. К ответу призывали,
Дознаньями решая стрелецкую судьбу.
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 07.08.2015 21:06
Сообщение №: 120053
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

КАЗНЬ СТРЕЛЬЦОВ.

Последний день сентябрьский выдался погожим,
Скворцов прощальный посвист душу бередил,
Дух увяданья тихого уж в воздухе царил,
Всё словно замерло, на ожидание похоже.

Вот из Преображенского кортеж –
Телеги – в каждой пО две скорбные фигуры.
Эскорт его сопровождает конн и пеш,
Истошны крики, плач и лай собак до дури.

Взлохмаченная, бОсая толпа валила вслед.
Повдоль же строились зеваки, сострадальцы.
Стрельцов везли в Москву держать ответ,
И свечи судорожно их сжимали пальцы.

Нет правды на земле! А в небесах?
Ведь царска власть – она дана от Бога.
Пошли опричь и потеряли страх?
Вот к плахе вас и вывела дорога.

А вспомните – шестнадцать лет назад
Сколь много душ невинных погубили.
Тогда из вас был каждый крови рад:
Как звери пьяные – кололи и рубили.

Картина та до сих в глазах царя:
Царевича падучая накрыла;
А нервный тик? – всё вам благодаря.
Душа таила месть. И время наступило.

Взял в руки Божии бразды и говорит:
- Мне отмщение, и аз воздам! Противна
Месть Господу? Не Бог, а Пётр мстит.
А пред глазами всё тех дней картина.

Громадная толпа процессию встречала
У врат Покровских. Пётр над ней царил.
Фигура рослая в кафтане восседала
На гнедом коне, что так же росл был.

А вкруг него теснились ближние бояре.
Всем было велено не только просто быть,
Но – бить, чтоб преданность казать в ударе
Царю. Раз верен, будь добр голову срубить.

Дьяк думный выступил и сказку зачитал:
- В расспросе да и с пыток всё сказали...
...Великий государь казнить вас смертью указал.
В толпе же снова стон и вой подняли.

- Я своеручно головы срубил
Пяти заводчикам. Теперь же ваш черед
Бояре, люди верные,- взгляд к ним оборотил.-
Воров сих повезут – вы за возами вслед.
Не дрогнет же рука, поднявшая топор!

Телеги двинулись, за ними и бояре –
Кто взглядом всех сверля, а кто, потупив взор –
Но шли, послушные царёвой воле-каре.

И сколько их всего легло под топором,
И сколь повешено, а сколь колесовали...
Троих повесили под Софьиным окном –
Си челобитие на царство ей держали.

Москва окаменела – печаль и горесть. Страх –
Великий страх. Притихли ажно тати.
Казнённые?.. До лета тлел их прах,
И твари Божьи слетались и сбегались пировати.
******
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 07.08.2015 21:12
Сообщение №: 120054
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

ПАМЯТЬ.

О былом, о летах пролетевших поведать
Мне хотелось бы вам, рассказать что-нибудь.
Чью-то вижу я тень, мы пройдём за ней следом,
Кинем взгляд чрез плечо и отправимся в путь.

Вижу папку…. Да, нет! Это скоросшиватель:
Дело номер и год, и хранить (сколько?) лет.
И за этим за всем, драгоценный читатель,
Чьей-то жизни виток, чей-то жизненный след.

Не хочу я листать будни этого дела,
Что бегут по строкам жёлтых, хрупких страниц.
Но составлено всё здесь рукою умелой,
Всё отглажено, собрано всё до крупиц.

Чьих-то жизней судьбу в жернова побросали,
Перетёрли в муку, доложили наверх.
И за это ещё ордена получали –
Запятнали в анналах кровавый свой век.

С фотографий глядят драгоценные лица:
Чей-то сын, чей-то муж, чей-то дед и отец,
Чья-то мать и жена…. Малолетней сестрице
Старший брат надевает терновый венец.

Если кровь всю собрать – ручейком станет Волга,
А ещё и война…. С силами соберусь:
Только мы так могли, ради русского долга,
Только ты так могла всё терпеть наша Русь!

Сколько раз за века этот мир мы спасали,
Становясь на пути у бесчисленных орд;
От себя же порой мы себя защищали….
Да, я – русский! И этим я счастлив и горд!
******
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 07.08.2015 21:15
Сообщение №: 120056
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

ВЕТЕР.

Ветер дует осенний, промозглый,
На ребро ставит вечный вопрос...
Неожиданно вскочит на козлы
Революции пьяный матрос.

Ветер в стены кидает листовки
И готов опрокинуть ушат...
Из дворов проходных заготовки
Революции строем спешат.

Ветер с моря шлёт чёрные волны
И бросает на невский гранит...
А солдат, революцией полный,
В сердце пьяным штыком поразит.

Ветер времени сдует опоры,
Рухнет небо на Веры скелет...
Из безвременья выстрел «Авроры»
Нас отбросит на семьдесят лет.

Революции ветер отменный
Нас на «белых» и «красных» развёл...
Господин, иль товарищ степенный
Всё проверил, все сметы учёл.

Дверца времени приотворилась:
Вновь России на сцену пора.
Дай-то Бог, чтобы не повторилась
В революцию наша игра.
******
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 07.08.2015 21:24
Сообщение №: 120059
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

ДОПРОС ЦАРЕВНЫ СОФЬИ.

Недружелюбный у Петра был разговор
С сестрицами своими Софьей, Марфой.
Не поклонившись старшая вошла в притвор,
Держа себя, считая себя правой.

- Отколь к тебе стрельцы-от приходили?-
Спросил. Седеющая, бледная, с поджатыми губами.
Года ль морщинами весь лоб избороздили?
«Старуха! Старше мя шестнадцатью годами».

- Не ведаю, не говорили, не спрашала,-
Не думая, но сразу, сухо отвечала.
- Заводчик бунта-то с тобою трактовал?
Не отпирайся, мне известно стало,
Что Васька сей Тума тебя на царство звал.

- Звал, аль не звал – не знаю такова.
А я не шла. Не шла я – упиралась.
- Запрись, аль нет – вся о тебе молва.
«Она же моей смерти добивалась!»

- Так знамо нам, что на чужой роток,-
И, усмехнувшись, бросила,- платок,
Ить, не накинешь.
                 - Я добрОм спрашаю.
Супрямствуешь, так хуже будет.
                                - Нет.
Хужей того, что есть, не будет. Али запытаешь?
Меня-то – царску дочь? Так мы ж на свет
От одного отца.
                 - Хотела ты известь
Меня? Признайся, дело прошлое…- устало,-
Хотела ж извести – сама на царство сесть?
-Семь лет я правила. На царстве я бывала.

- Стрельцов закармливала, даже нарекла
Придворною пехотой их, бунташный дух взрастила.-
Пётр укорил, но Софья не пошла
На сговор. Знала в языке вся сила.

Остёр он у неё, да, впрочем, как и ум.
И царь раскаялся, что взял её к допросу.
«Я сам не лыком шит, не тугодум,
Но Софья языку не ведает износу».

- Ступай и Бог с тобой.
                        - Со мной-то Бог.
С тобою вот антихрист,- и казалось,
Что дразнится она, чтоб брат не смог
Стерпеть, и чтоб к нему падучая подкралась.

Но Пётр понимал, в узде себя держал:
- Иди, иди. С тобою тоже Бога нет. Укоренился
В тебе диавол,- тихо так сказал.
- Тьфу!- бежала Софья, взгляд её искрился,
Сама она вся мелко задрожала.
В притворе уже стража поджидала.
******
Сестра же Марфа – та дерзка не столь,
Но вызова, однако ж, не чуралась –
Да, с главарями шла на связь, изволь,
Но ни на что она их не толкала.
На бунт же – наипаче.
                     - Се ухарство!-
Отчаявшись уже и как-то всуе,-
И Софью не хотели звать на царство?
- Того они хотели сами, памятуя
О милостях её.
              Царь пожалел,
Что призывал к допросу сестёр своих –
Лишь время потерял. Тогда велел
Постельниц, нянек, прочу челядь их
Пытать. Они же частью большею в летах,
И с первого огня же признавались.
Даж без него, те, впав в великий страх,
Напраслину взводили с кем якшались.

Допросы, пытки многого не дали
Против того, известно что допреж.
Подробности же дела не решали.
А запах крови прошлой очень свеж:

- Они меня хотели все убить!
Все эти Циклеры, Соковнины, сестрица.
Так что мне их, по-вашему, щадить?
Русь содрогнётся пусть, не токмо вся столица.
Чем с ними я свирепей обойдусь,
Для мира лучше и спокойней Русь!
******
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 07.08.2015 21:30
Сообщение №: 120060
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

Петербургские навеивания 1

Дома доходные - в глазах моих пестрит.
Дворцами панораму замените.
Люблю я петербургский колорит,
Найдёте всё, чего ни захотите...

Москва была, как кость – всё поперёк.
И чем она платила – только кровью.
Что допустить – податливость воловью?
Или сестрице преподать урок?

Царь выживал и реки крови лил,
Мостил в Европу из России гати.
Но взор он свой на свеев обратил –
Почто бы с ними не повоевати.

Голландцы корабли ваяют в голове.
Нам надобны расчёты на бумаге.
Когда похочет русский человек –
Не занимать сноровки и отваги.

Сначала, правда, царь прибрал Азов,
И с кораблями там располагался.
Он бранно дело постигал с азов,
С младых ногтей – морскому обучался.

Он не искал руки для топора –
Сам брал (с ним на стрельцах спознался).
К морям России выходить пора,
И флот на реках русских зарождался.

Когда бы нам просторы бороздить,
Достойную стране вести торговлю.
Себя на Чёрном море утвердить
Ногою твёрдой, не считаясь с кровью.

Да, ладно, чёрт попутал, поспешил,
По сухопутью двинул на османов.
Что ж, погодим. И царь уже решил
Всерьёз идти в край северных туманов.

Азов пождёт. Куда занятней свей.
Зело богат он кораблями знатно.
Фрегатов, бригантин, галер и скампавей*
Поболее нам надобно, понятно.

С линейными нехватка, будем бить
Мы шведа там, куда его заманим.
По шхерам** надобно немного поблудить –
Зашхеримся – и ворога обманем...

Имею две руки я - армию и флот.
И, паки, в единении их сила,
Когда войдём мы в шведский коренной оплот.
И дабы сторона та мира запросила...

...Царь похотел - встал твёрдою ногой.
Рубил окно - в него летели щепы.
Глаза открыл всем тем, кто были слепы,
Пусть заплатил ценою дорогой.

И в Бога верит, тут же и грешит.
Народ за шкирку, как детишек блудных.
Русь правил он и всё ещё спешит
Закончить "опыт, сын ошибок трудных".

Телегу сдвинул - не остановить;
Не канул в Лету он в веков горниле.
И до сих пор - могу вас удивить -
Его рука нет-нет, да на кормиле***.

(До следующей поездки в Питер!)

*скампавея - галера-бригантина метров 30-ти с 3-я мачтами,
    дюжиной пар вёсел. Названа с лёгкой руки Петра I.
**шхеры - небольшие скалистые острова у сильноизрезанного берега.
***кормило - руль на парусном судне
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 07.08.2015 21:38
Сообщение №: 120061
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

ВСПОМНИ ГОРНУЮ РЕКУ.

Окуни свою руку в воды быстрой реки
И, отпрянув от холода, как от ожога.
Но воды зачерпнул, не поранив руки,
Показалось, что капельку смерти потрогал.

Ты заставил себя сделать полный глоток,
А вода холодна, зубы аж заломило.
Не хотел бы упасть в этот бурный поток.
Сделать только глоток ты нашёл в себе силы.

Принесла нам привет с этих снежных вершин,
Что лежат на горах в виде белой папахи.
И из этой реки мы испить не спешим.
Только брызги летят нам на наши рубахи.

Этот первый глоток до сих пор не забыл –
И как хочется вновь к этой речке вернуться.
В этот раз я уже сам по ней бы проплыл
И воды зачерпнул, не боясь захлебнуться.

Ах, речка моя горная,
То омут, то порог,
То белая, то чёрная,
Забыть тебя не смог.
Меня ты напоила,
Что зубы заломило,
Как спирт пить научила,
На выдох, не на вдох.
******
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 07.08.2015 21:49
Сообщение №: 120063
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

БЕСПРИЗОРНИКИ СТРАНЫ СОВЕТОВ.

Самоцветы в разброс,
Изумруды в горсти.
Беспризорником рос –
Кем я мог вырасти.

Кто-то Мамочкой звал,
Кто-то звал шантрапой,
Кто-то уши нам рвал,
Кто-то гнал нас метлой.

Бриллиант, изумруд,
Аметист и опал.
Тяжек был вольный труд –
Кто не смог, тот пропал.

Кто-то в речке утоп,
Кто в сугробе замёрз.
И не нужен нам гроб –
Шантрапа, как навоз.

Ожерелье, колье,
Перстенёк и браслет.
Жизнь нас делала злей
И бросала в кювет.

Кто-то и вылезал,
Кто-то в жиже той гнил,
Кто-то глубже сползал,
Кто-то веру сменил.

Злато и серебро
Приводили мир в раж.
Нас чужое добро
Доводило до краж.

Кто-то и выживал,
Кто-то ехал на юг.
Беспризорник устал,
Затихал сердца стук.
Он глаза закрывал
И сцеплял пальцы рук –
Тихо так умирал,
Лишь в глазах был испуг.

Самоцветы в разброс
И алмазы в горсти.
Беспризорником рос,
Но по совести!
******
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 07.08.2015 22:41
Сообщение №: 120066
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

НЕКОТОРЫЕ ПРОИСШЕСТВИЯ,
ПРОИЗОШЕДШИЕ С ДВОРЯНИНОМ
НИКОЛАЕМ РЕЗАНОВЫМ,
ПО МЕРЕ ПРОХОЖДЕНИЯ ИМ
СВОЕГО ЖИЗНЕННОГО ПУТИ.

Шестнадцать лет. Всего шестнадцать
Нам уже. Сейчас – юнец.
Тогда же – время заниматься
Не только поиском сердец.
Смазлив. А, может быть, прекрасен?
Да. Может быть. Уже тогда
Считали, что для дам опасен
В такие юные года.

Заботилась императрица*
О безопасности своей –
Ему есть повод отличиться,
Исполнить чётко, без затей.
Царицу в Крым сопровождает
И обеспечивает тыл.
Опасен Крым – все это знают.
Опасен ли охраны пыл?

Идут года… Знаком вам Зубов**?
Да, тот всесильный фаворит.
Красавец сам, других не любит –
А вдруг другому пофартит?

Героя нашего рассказа
Забыл представить господа:
Да – это Николай Резанов.
Дворянство – вот его среда.

Себя надеется прославить?
И тут задумался Платон:
А, может быть, его отправить
Туда, где не был ещё он.
А что? Пускай в Иркутск смотает.
Не в ссылку же? А по делам.
Ведь Шелихова он не знает –
Проинспектирует всё там.
Тот***  поселенья на Аляске
Для наших русских основал.
Всё лучше, чем здесь строить глазки.
В Сибирь Резанов поскакал.

Проинспектировал удачно.
Скажу: удачно до того,
Что заключил союз он брачный –
Взял в жёны дочку самого.
На Шелиховой он женился,
Хоть той всего пятнадцать лет.
И с вольной жизнею простился.
А, впрочем, почему бы нет?
Наследником богатств огромных
Он стал, благодаря жене,
Главою РАКа (как-то скромно!) –
Теперь пусть знают обо мне.

Да, только вот жена младая,
Двоих детей ему родив,
Открыла вдруг ворота рая,
Внезапно для него почив.

Как смерть на сердце его давит –
А что, не завершить ли путь?
Решил, что службу он оставит –
Отправится куда-нибудь.

Но император**** призывает:
Дела оставишь на потом –
Империя свой путь вручает:
В Японию тебя – послом.
 
Страна лежит далековато…
И что нам здесь судить-рядить –
Раз путешествие чревато,
Так кругосветку снарядить!

И вспомнили про Крузенштерна*****,
Что он настаивал давно –
На кругосветке? Да, наверно.
Его возьмите заодно.
Сильнее аргумент науки?
А, может, бизнес-аргумент?
Короче, развязали руки
И снарядили всё в момент.

Начальником кого поставить?
Резанов? Крузенштерн? Кого?
Один здесь должен кто-то править –
Обычно ставят одного!
Но Крузенштерну не сказали –
Резанов, мол, начальник то ж!
А то бы плаванье видали!

Резанов на кого похож?
Вот именно – на камергера
(Он камергером-то и был).
Учить нас станет он манерам?
Когда морской воды не пил.

Себя начальниками мнили,
Ругались меж собою – страсть!
Но, между тем, всё дальше плыли –
Резанов на Ивана злясь.
Команда тоже обижала –
Резанов вовсе зеперся.
А судно дальше всё бежало,
Ругательства все вынося.

Когда доплыли до Камчатки, –
Два океана позади –
Герой наш выплеснул остатки –
Ну, Крузенштерн, мол, погоди!
Потребовал предать Ивана
Суду – естественно, казнить!
Как требовал-то это рьяно –
Его не переубедить.

Начальник области Камчатской******
Не пожалел труда и сил,
Сказал всё с прямотой солдатской –
Но «дуэлянтов» помирил.
Хотя они и утверждали,
Что извинились перед НИМ…
Мы уточнять уже не стали –
Обоих с вами здесь простим.
 
Не заговаривая зубы,
Продолжим мы по мере сил.
В Японию Резанов убыл,
Сказать точнее, так – отплыл.

Японцы наших не любили.
А проще – вовсе никого.
В своём соку себя варили
В кругу Японских островов.

Сидел полгода в Нагасаки
Резанов. Где ему потом,
Не глядя на мундир вояки,
Велели их покинуть дом.
Не приняли его подарков –
Сам император приказал.
Резанов тоже парень жаркий –
В ответ японца обругал.

И после это нервной встряски
Резанов проложил маршрут:
Поплыл уже он на Аляску –
А как там русские живут?
А поселенцы плохо жили,
И голодали – нету сил.
Когда об этом доложили,
Он в Калифорнию отплыл.

Любовь – она всегда нетленна.
Всё как-то тут само срослось:
Выходят на морскую сцену
Тогда «Юнона» и «Авось».
Молились на Христа икону,
И плыли вместе, а не врозь,
Чтя древнеримскую Юнону,
Надеялись на наш «авось».

Он в Калифорнию стремился,
Чтоб продовольствие купить.
Здесь с губернатором сдружился.
Но, как так? Можно обвинить
Его, конечно же, в измене:
С Наполеоном заодно
Испания была на сцене…

Но, видно, Богом суждено!
У крепостного коменданта
Встречает наш Резанов дочь
И… у любви он в арестантах.
Пятнадцать лет! Но он не прочь.
Пятнадцать ей – ему за сорок,
Но ради этой красоты
Готовы сжечь последний порох,
Готовы прыгнуть с высоты.

А дальше нам уже известно:
Любовь, взаимность, сватовство…
Он православный? Как не к месту!
Дойду до папы самого!

Жених в Россию уезжает…
А донесение его?
В нём он начальству сообщает:
Любовь, победа, торжество?
Ан, нет!
Что «…куртизируя гишпанку,
Я предприимчивость её
Приметил…». Не оставил ранку
На сердце пагубном своём.

Через Кончиту обеспечил
Он продовольствия запас.
Зато, какие были речи,
Аж слёзы брызгали из глаз.

Письмо предсмертное читаем.
Что здесь поставить нам в вину
Герою нашему не знаем –
Любил лишь первую жену,
Хоть не восстанет та из мертвых.
А про Кончиту узнаём:
Отечеству всего лишь жертва –
Ей места в сердце нет моём.

Во всём ли лошадь виновата,
Когда герой с неё упал?
Любовь он обманул когда-то…
Не был ли предрешён финал?

Так больше замуж и не выйдя,
Ушла Кончита в монастырь.
Другой стези для чувств не видя,
Чтоб не росли ни вглубь, ни вширь!

ПРИПЛЫЛИ.

===================
*- Екатерина II .
**- Платон Зубов - фаворит Екатерины II.
***- Григорий Шелихов – глава Российско-американской компании (РАК).
Основал русские поселения на Аляске.
****- Александр I.
*****- Иван Фёдорович Крузенштерн – русский мореплаватель.
******- Кошелев Павел Иванович.
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 09.08.2015 15:22
Сообщение №: 120207
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

СВЕТЛАНА. (сказка в стихах)

предСКАЗАНИЕ

В губернском городе жила одна девица,
Решившая портретом своим стать,
А там уже и покорить столицу.
Тут случай: фрау, ведьма. Помогать
Она девице этой вдруг решила,
Ей в высший свет дорогу проторив,
Из Светы тоже ведьму сотворила,
И Лешего Ван Гогом нарядив.
И Змей Горыныч тут с Ягою вместе
Им помогают. Есть ещё мадам,
Что к Лешему навяжется в невесты.
Короче, слово фрау передам,
Что из Кикимор сделала моделей,
Сама влюбилась в призрак, но – царя.
Здесь горе есть, есть торжество веселий –
Дух сказки здесь, короче говоря.
И Свету фрау сделает княгиней –
За ручку протеже – и в высший свет.
Всё в будущем: четыре части минет,
До этого когда дойдёт сюжет.
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 09.08.2015 15:26
Сообщение №: 120209
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

СВЕТЛАНА.
(сказка в стихах)
Часть первая.

ЖЕНЩИНАМ!!!

На антресолях или чердаке
Тетрадь попалась пыльная со сказкой.
Из юности ушёл я налегке –
И на тетрадь теперь гляжу с опаской.
Взглянул, пыль сдул, открыл, перелистал:
Листов-то кое-где и не хватает.
Поэтому чуть-чуть я дописал –
Теперь читатель пусть её листает.


1
Вступительною частью монолога
Я обозначу основную нить
Того, о чём с тобой совсем немного,
Но очень я хочу поговорить.
Стоит во граде распрекрасный терем
И в нём одна красавица живёт.
К несчастью, в сказки мы уже не верим,
Хотелось бы совсем наоборот.
Так вот.
У терема два молодца на страже
Стоят цепными псами у ворот.
Простая мышка серенькая даже
И та стремится мимо них в обход.
Красавица, пускай и не принцесса,
Девятым чудом света у отца.
Уже не раз и не один повеса
По шее получали у крыльца.

Про Сивку Бурку многие слыхали,
Но где теперь возьмёшь таких коней.
Пытались здесь одни: два дня скакали –
Народ подумал, что из циркачей.
Ей-ей!
И до сих пор народ ещё гадает:
Кому же этот лакомый кусок
Отец так неусыпно сберегает?
Какой же ему надобен зятёк?

По городу идёт молва волнами,
Во всех концах его одно и то ж.
Я поделюсь секретом: между нами –
Узнать мне это тоже невтерпёж.
Как хошь!
Увы, я с детства суеверный малый
И мне уже не справиться с собой.
Начну за здравье лучше я, пожалуй,
Не сразу чтобы петь за упокой.

Что знаю, расскажу всё по порядку.
Закономерность в деле есть одна:
Красавица с утра, как на зарядку,
Подходит и садится у окна.

Присядет, перси бух на подоконник
И ручкой подбородок подопрёт.
На улице же пеший или конник,
На это глядя, чёрте куда прёт.
Вот-вот!
Кто лоб свой об фонарный столб приложит,
Задавит пешехода верховой.
Красавицу же это не тревожит,
Плюётся себе сверху шелухой.

А иногда совсем уж безобразно:
Привстанет шАлая и оголяет грудь.
Ей что. Без задней мысли – для соблазна.
А ей кричат: «Ещё бы что-нибудь.
Чуть-чуть!»
Она потянется, лукаво улыбнётся,
Потрогает себя же за сосцы,
И снова, не краснея, застегнётся.
Внизу же парни ржут, как жеребцы.

Такая вот у дЕвицы причуда.
Я сам не знаю, что тут и сказать
Показывать парням свои два чуда.
Себя, быть может, этим ублажать:
«Унять!»
Отец такое высказал решенье,
Приставил к дочке фрау и мадам,
Чтоб воспитать в красавице стесненье,
Разнузданное в ней не по годам.

Немецкая степенность и порядок
На девушку глядит через лорнет,
А та к ней поворачивает задом,
Закутывая плечи в тёплый плед.
Но нет.
От немки просто так не отвертеться –
Та, въедливою мухой забрюзжав,
Пытается в доверие втереться,
Чесночным духом девушку обдав.

Красавица же мелко задрожала,
Не вынеся такой удар с утра,
И в дальний угол быстро убежала,
Показывая линию бедра.
Пора:
Представлю-ка я всё-таки вам дочку,
Красаву златокудрую свою.
Я имя просмакую по кусочку:
Свет-ла-на... и тихонько запою.

Она к нам не сойдёт звездой с экрана,
Мечтою звёздной с неба не падёт,
Не станет героинею романа –
Она своё совсем другим возьмёт.
Так вот!
Ведь и взаправду будто бы девятым,
Но всё же чудом обзавёлся свет.
Насчитывалось восемь их когда-то –
Живого же и не было, и нет.

Мы видим во плотИ здесь совершенство,
Единственный, как Ева, образец.
В душе пожаром - страстное блаженство,
И в этом пламени сжигаемых сердец
Конец.
Продолжим мы своё повествованье.
Забилася Светлана в уголок
И к ней идёт немецкое созданье
Тяжёлой поступью своих немецких ног.

Заскрежетала что-то по-немецки,
Коверкая знакомые слова:
Пора бы, мол, вести себя по-светски.
И – чем забита Ваша голова?
Едва
Немецкая лахудра отбрюзжала
И выпятила нижнюю губу,
Светлана тут к окну перебежала,
Кляня свою проклятую судьбу.
Ох, фрау и наслушалась по-русски
Всего, узнав на чём наш свет стоит.
Состроив на губах подобье гузки
И выпрямила свой радикулит.

Такой поступок был для Светы редок,
Но что поделать, если чувства прут:
И показала немке напоследок
Откуда ножки стройные растут.
Капут!
Увидев пред собою ягодицы,
Которым в этом мире равных нет,
Немецкий порося, прося водицы,
Ретировался, выронив лорнет.

Светлана же, свои оправив юбки,
Готовиться к осаде начала:
Сейчас отец придёт к своей голубке
Ругать, зачем же грубою была.
Дела!
Ей от отца, увы, не ждать защиты –
Не зря же гувернанток нанимал,-
Сейчас придёт насупленный, сердитый,
И немка будет тявкать, как шакал.

Светлана полотенце намочила –
На голову его. В постель легла
И, как её природа научила,
Разбитый вид изобразить смогла.
Сочла
Светлана это лучшим. Нападенье
Должно от заболевшей исходить.
Какое там шальное поведенье,
Когда воды не можешь попросить.

Открылась дверь порывистым движеньем,
Отец через порог перешагнул
И на больную посмотрел с сомненьем,
Ко лбу её он руку протянул.
На стул
Он сел и удивлённо оглянулся
На изваянье у его плеча.
Хотел сказать он что-то, но запнулся
И только сплюнул на пол сгоряча.

А немка свою вытянула шею
И нервно поднесла к глазам лорнет,
Почувствовала, что язык немеет
И слишком узким стал ей вдруг корсет.
Сюжет!
Девица только что, задравши юбки,
Показывала немке голый зад.
И – вдруг лежит больной, поджавши губки,
Уставив на отца стеклянный взгляд.

Сверкнув глазами, фрау развернулась
И горделиво выперлась за дверь.
В отце ж такая нежность вдруг проснулась –
Он даже прослезился. Верь – не верь.
Потерь
Себе представить даже он не может
С тех самых пор, как схоронил жену.
Его у дочки каждый чих тревожит.
Он не скрывает чувства глубину.

Как может его дочка не тревожить –
Один лишь взгляд сжимает всё внутри.
Родная кровь, единственная всё же.
А что до горничных: так – тьфу и разотри.
Умри,
Но, чтобы дочь осталась всем довольна,
Сам с детства ей во всём и потакал:
-Ах, доченька, скажи мне, где же больно?
И к ней консилиум врачей он созывал.

Вот и сейчас Светлана «охи», «ахи» -
Отец почувствовал, что задыхаться стал.
Он ворот нервно рвёт своей рубахи,
Но, слава Богу, на пол не упал –
Устал.
-Ах, батюшка, что с Вами? Что случилось?
-Всё, успокойся, доченька, пройдёт!
А что так фрау нервно удалилась?
-Ах, папенька, да, кто ж её поймёт?

Она мне здесь все уши прожужжала,
А изо рта один сплошной чеснок!
«Заразу губит»- так она сказала.
Ты б, батюшка, ей с запахом помог.
-Дай Бог,
С ней разберусь. Одеколоном сбрызну.
Сама-то как?
            -Вот, кажется, прошло.
Что, батюшка, по мне готовил тризну?
-Тьфу на тебя! Язык, как помело.

Мне скоро надо по делам в столицу.
Ты гувернанток здесь не обижай.
Пускай ваяют из тебя девицу,
А ты ещё тут книжек почитай.
Дерзай!
А там, глядишь, и мы переберёмся...
-Куда? В столицу? Батюшка, люблю!
Я сплю и вижу, как мы в ней проснёмся...
Скажи, что правда? Правда – я не сплю?
-До этого ещё дожить нам надо.
Как Бог рассудит по моим делам.
-Ах, батюшка, а я уже так рада!
Давай-ка завтра вместе сходим в храм!

2

Светлана перед зеркалом стояла,
Оглядывала с головы до ног
Себя и вожделенно представляла:
Меня художник написать бы мог.
Как хороша я в этом новом платье,
И взгляд, горящий, словно изумруд,
И тело, что полно девичьей статью –
Не зря природа тратила свой труд.
Но тут...
Светлана вдруг подумала случайно...
Да как же это сразу не пришло?
Вот если от отца удастся тайно
Картину написать... И тут пошло.

Художника достойного отыщем –
Не зря же дружбу я свела с мадам –
Хоть всю столицу пусть она обыщет,
Я с ней поговорю, заданье дам.
А там!..
Светлану охватило вожделенье,
Едва она представила сюжет,
Глаза изобразили изумленье,
И тут же сердце ей дало совет.

С позиции третейского арбитра
Под строгим взглядом изумрудных глаз,
И, в то же время, улыбаясь хитро,
Себе устроить вздумала показ.
Как раз
Отец её отсутствовал. Прислуге
И гувернанткам дан был выходной,
И дом был отдан на потеху скуке –
Всё выходило тут само собой.

Светлана тут же блузку расстегнула
И, оголив немного свою грудь,
С улыбкой хитрой в зеркало взглянула.
Да, тут уж было ей на что взглянуть.
Чуть-чуть
Плечами поведя, движеньем плавным,
И блузку опустивши по рукам,
Светлана думала уже сейчас о главном,
Бросая блузку вниз к своим ногам.

Она себя потрогала за груди,
Как будто дева взвешивала их.
Да, есть на что взглянуть у женщин, люди,
И им я этот посвящаю стих.
Достиг
Я кульминационного момента –
Светлана уже юбкой занялась.
Развязывает медленно так ленту,
Но вот уже и юбка поддалась.

Одна, другая нА пол полетели –
И вот стоит девица нагишом.
Скорее надо нам, без канители
Писать о самом главном, о большом.
О чём?
Прекрасней что всего на белом свете,
Чему сравнения не подобрать,
Что держится почти всегда в секрете,
Но от чего нам глаз не оторвать.

Конечно же, писать о женском теле,
Тогда совсем уж лучше не писать,
Когда бы видеть вы его хотели
В чём, извиняюсь, родила нас мать.
Опять
Мне не найти достойных сочетаний:
Вот бёдра, грудь, везде округлость форм,
Животик, попка и... предмет желаний.
В душе вас тут же застигает шторм.

А если это всё и первозданно,
К тому же и прекраснее всего,
Перед глазами будет постоянно –
Забыть мираж сей будет нелегко,
Того
Изображенья в зеркале. Светлана
Какое-то решенье приняла.
Надела вдруг сапожки из сафьяна
И ожерелье к ним подобрала.

Чуть поудобней зеркало поправив,
Чтоб было видно в зеркале кровать,
В него свой вожделенный взгляд уставив,
Светлана стала позы принимать.
Скучать
Всё это время не пришлось девице.
Налюбовавшись вдоволь на себя,
Погладив напоследок ягодицы,
Поцеловала зеркало любя.

И твёрдо приняла она решенье
К себе уже художника позвать.
Исчезли все последние сомненья,
Француженка ей будет помогать.
Писать!
Ах, как же не хотелось одеваться.
Вот так бы ей всю жизнь и проходить –
Что за причуды у людей – стесняться,
Когда наоборот должно всё быть.

Достоинствами мне ли не гордиться,
И как же их другим не показать.
Так, видно, и должно было случиться –
Вот я и буду всю себя писать.
Начать
Светлане так хотелось поскорее,
Что прикусила даже язычок,
Смакуя мысли, их в уме лелея,
Пред зеркалом крутилась, как волчок.

К мадам опять оборотились мысли:
Ну, хорошо, та будет помогать.
Безвольно руки вдруг плетьми повисли –
Куда же фрау нам тогда девать?
Опять
Нам «мумия» картину нарушает –
Её пока убрать бы с глаз долой.
А батюшка всё только обещает.
Скорее бы вернулся он домой.

Одной мадам, по-моему, довольно
Вводить меня за ручку в жизни класс.
Хочу я быть, как птица в небе, вольной,
Но чувствую немецкий цепкий глаз.
Сейчас
В другое место мы пока заглянем,
Посмотрим взглядом немки на дела.
И беспристрастным зрителем здесь станем,
Куда нас эта сказка привела:

Была Светлана фрау недовольна,
Пронзала взглядами из-под ресниц,
И обходилась с не порой фривольно,
Пугая немку блеском ягодиц.
Но гувернантка к Свете попривыкла,
Не потакала, нет, а приняла
Её игру. Главою не сникала –
Свою игру вдруг фрау начала.

Однажды днём вернулась незаметно,
В законный свой немецкий выходной,
Воспользовалась дверцею секретной,
И что же лицезрела пред собой?
Бог мой!
Светлана перед зеркалом крутилась
Во всей красе – в чём мама родила.
Сознание у фрау помутилось,
Она тут чуть концы не отдала.

Но вспомнила всех родственниц: валькирий,
Русалок, ведьм и, наконец, - Ягу.
Из русской что-то прошепча Псалтири,
Три раза сплюнула: «Я Свете помогу!
Угу!»
Её «угу» младых ушей коснулось –
Светлана вздрогнула, к постели устремясь,
В неё нырнула – только что проснулась.
Тут фрау входит, глазками смеясь.

-Светлана, детка! Ты меня не бойся!
Тебе я буду самый лучший друг.
Прошу, не трепещи и успокойся.
Помочь готова скрасить твой досуг.
Испуг
С лица Светланы почему-то сходит
И мысли быстро бегают в мозгу:
Одна к ней немку за руку подводит;
Другая – по-немецки: «Помогу!»

Она сама протягивает руку
И фрау помогает Свете встать:
-Светлана, я развею твою скуку.
Давай-ка будем твой портрет писать.
Гадать
Сейчас Светлане вовсе не хотелось:
Откуда немка всё могла узнать?
И почему-то Света вся зарделась,
А фрау её стала одевать.

При этом ещё что-то говорила:
Художник, мол, знакомый у неё,
Какая-то в его портретах сила,
Но он их никому не продаёт.
Своё
Творенье он обычно преподносит,
Кто тронет его душу, просто в дар.
Слегка на фрау Света глазом косит,
В душе ж её уже горит пожар.

Как можно упустить саму удачу,
Когда за хвост схватилась ты уже,
Когда глаза от вожделений плачут,
И чувства новые рождаются в душе.
В плаще
Немецкий искуситель оказался,
Когда Светлана чуть в себя пришла.
Чесночный дух с хозяйкою расстался.
В постель Светлана снова прилегла:
Ей что-то вдруг и очень поплохело,
В глазах её и в голове туман,
И почему-то вся она вспотела:
-Ах, если только это не обман!


 

 
3.

А в это время где-то на сторонке
В лесной избушке в виде теремка,
Совсем недавно умершей чухонки,
Справляла новоселие Яга.
Вот именно, известная всем баба –
Старушка вредная, ценящая покой;
Куда её судьба не занесла бы,
Порядок наведёт под стать самой,
Но свой.
Дубы трещали, сосны пригибались –
Нечистой силой сразу взят разбег.
Как только злыдни здесь не изгалялись,
Ища всё новых для себя потех.

Об этом расскажу немного позже.
Хотелось бы представить вам гостей:
Вот Леший, волосами весь заросший,
За стол упавший прямо из ветвей.
Вот Змей,
Известный по прозванию Горыныч,
О трёх своих презверских головах.
В подарок притащивший три перины,
Прожжённые дыханьем в трёх местах.

Кикиморы болотные гурьбою
Примчались на халяву – и за стол,
Болотный дух приведши за собою,
Что даже перегар переборол.
Дошёл
Я снова до рассказа продолженья.
Избушка расходилась ходуном.
Хмельные часто видели сраженья,
Поэтому и здесь сейчас гульнём.

Когда-то встарь всё было мирно, тихо –
Сейчас у нас срывают дверь с петель –
Нечистая гуляет, нежить, лихо –
Хозяева окрестных всех земель.
Уже ль
Чухонские леса не для веселья?
…И поедался фирменный набор.
Рекой лилось в дому хмельное зелье;
Царём закуски был же мухомор.

И вот застолье пик перешагнуло.
Горыныча ж икота доняла.
Кикимор со скамьи, как ветром сдуло,
За ними Леший то ж из-за стола.
Пошла
Тут пляска и болотные поганки
Перед хозяйкой быстро в раж вошли.
Плясали, как заправские цыганки
И даже вдруг плечами затрясли.

Не отставая от своих подружек,
Старался тоже Леший показать,
Что даже после и десятка кружек,
Ещё коленца может выдавать.
Эх, мать!
Горыныч только за столом остался -
На одного ведь за троих он пил.
Но тоже показать себя старался –
И между дозами икал и в лапы бил.

Хозяйка же лихого новоселья
С котом вести пыталась разговор.
Тот ей мяукал что-то о постели;
Она ж его не видела в упор.
Остёр
Был на язык сей выродок кошачий.
По косточкам всех в танце разобрал:
Кикимор пенье – это писк цыплячий,
А Леший им все ноги оттоптал.

Вот, как на грех, три головы у Змея,
А в каждой, мол, куриные мозги.
Пьёт за троих и за троих пьянеет,
И норовит съесть лучшие куски.
С тоски,
Бабуля, я сижу и умираю.
Ну, ты-то хоть порядок наведи.
А то я тоже выпью, заикаю
И в пляс пойду.
               -Милочек, погоди.

Эй, плясуны, как вас там, вражье племя,
Угомонитесь! Энто… перекур!
Ишь, в раж вошли, аж заломило темя.
А ты чего напился, самодур?
Прищур
Кот чёрный сузил, тихо замурлыкал,
В избушке наступила тишина.
Кощей центральный только что-то хныкал…
Но кто-то вдруг заскрёбся у окна.

-Кого там принесло,- Яга привстала,
-Кикиморка, ты дверку-то открой.
Та с лавки встала и запричитала:
-Открой, открой… с моею-то ногой
Больной.
Открывши двери, сразу отступила –
В избушке завитал немецкий дух.
-Никак к нам фрау? Вражеская сила!
Аль снова вас разбили в прах и пух?

-Бабуля, я тебя пришла проведать.
И дельце есть одно – обговорить.
-Присаживайся, с нами отобедать.
Ишь, вздумала бабулю навестить!
Налить?
-А ты, как думаешь? К тебе с дороги
Являюсь я, уже немолода.
Присяду к печке, отогрею ноги.
Пускай мне подадут вино туда.

-Ишь, подадут! Немецкие замашки.
Лешак! Винца кровиночке налей.
А, может быть, наливки из ромашки?
Да, нет, покрепче – душу отогрей.
Ей-ей,
Когда мы виделись, сейчас и не упомню!
-Когда французов гнали из Москвы.
Осталась я тогда совсем бездомной.
Вот хорошо, что у меня есть вы…

Горыныч с Лешим в это время сели
Играть в картишки, да, на интерес:
Кому из них кикиморы в постели
Помогут снять весь прошлогодний стресс.
-А лес
У Вас, бабуля, в этот раз хороший.
-Не зря же я перебралась сюда.
Густой, непроходимый, весь заросший.
Во, как у Лешего евонна борода.

Ну, говори, что у тебя за дело!
Надеюсь сможет бабушка помочь.
-Сначала беспокоить не хотела,
Но довела меня хозяйска дочь.
Невмочь
Мне стало вдруг, когда я увидала
У зеркала ту девку нагишом.
Она ещё там позы принимала,
В постели извивалася ужом.

И про тебя я вспомнила, бабуля,
Как ведьмой мне ты помогала стать.
К тебе вот ноги сами повернули.
-Что, душу снова будем покупать?
-Ломать
В душонке этой много не придётся –
Она уже готовая почти.
Над душами других сама смеётся.
С умом к ней только надо подойти.

Она себя нарисовать мечтает,
Всю, нагишом. Такой вот свой портрет.
-А в девочке-то ведьмин дух витает.
Конечно, ей поможем, спору нет.
-Сто лет
Или почти, уже не занималась
Я душами невинными девиц.
Она же надо мною посмеялась
И ослепила блеском ягодиц.

Такое тело только для растленья
Мужского населения страны,
Поднятия в нём чувства самомненья,
Или, как встарь – причиною войны.
Нужны
Нам будут две кикиморы и Леший –
Художник и модели для него.
-Пока что подготовим их неспешно.
-Я чувствую, тут нужно волшебство.

А, впрочем, Леший где-то на Ван Гога
Своею шевелюрою похож.
-Ну, ладно, поработаю немного –
Ван Гога своего и заберёшь.
Вернёшь
«Художника» в лесную мастерскую!
-Теперь модели! Этих подзавить,
Подмазать, одежонку кой-какую
И можно будет в свет их выводить.
-Ну, хорошо, попозже разберёмся.
Сейчас же предлагаю отдохнуть.
Пойдём к столу, закусками займёмся –
Пора бы нам с тобой ещё махнуть.


4
Губерния поставлена на уши:
Художник, сам Ван Гог, к нам завернул.
В столице с ним за честь уже откушать,
Что говорить про нашу глубину.
Все говорят, что ищет он натуру
Для вечного в искусстве полотна;
Натурщицу на главную фигуру,
На нём что будет запечатлена.
Она
Теперь досужих разговоров тема.
Ван Гог с собой моделей понавёз,
Но говорит, что у него система –
Национальный, так сказать, вопрос.

Вот героиню и найдёт из местных,
И шлындает Ван Гог из дома в дом.
Берёт на кисть он самых интересных,
Натурщицу чтоб отобрать потом.
С котом,
Он дЕвиц зарисовывает, чёрным –
Так видит он её на полотне.
Ведёт себя порядочно и скромно,
И даже обходительно вполне.

Но что творят порой его модели:
Порхают перед ним, всё верещат.
Намедни тут они, в конце недели,
В «Готовом платье» рылися в вещах.
Прощай
Спокойствие губернии. Что будет,
Когда губернский город навестят.
От жителей, конечно, не убудет –
Они же – переловят всех котят.

А фрау держит в курсе дел Светлану:
Мол, вот и знаменитость – сам Ван Гог.
Не беспокойся, всё идёт по плану
И скоро переступит он порог.
Помог
И батюшка, уехавший в столицу –
Он гувернанткам дочку поручил.
Француженка ж забросила девицу –
Ван Гог её все мысли захватил.

И мечется она, всё ищет встречи,
Попасться всё желает на глаза,
Мечтает, как обнимет он за плечи,
Как их переплетутся голоса.
Слеза
Так просится вдруг у мадам наружу.
Та за Ван Гогом бегает хвостом.
А фрау только этого и нужно –
Сидит себе, играется с котом.

Ах, Леший! Как он в образ вжился,
И, правда, на Ван Гога стал похож.
Он даже рисовать-то научился –
Всем нравится: «Ах, как Ван Гог хорош!»
И всё ж
Готовить потихоньку надо душу –
Светлане ведьмой не обычной быть.
А замысел чтоб этот не нарушить,
Не будем мы, как на пожар спешить.

Обычных ведьм? Да каждая из женщин
В какой-то мере этим ремеслом
Владеет. Кто-то больше, кто-то меньше,
Но с ним уже с рождения знаком.
Потом,
Что толку нам от ведьмицы обычной –
Оставит по губернии свой след.
Так это здесь уже давно привычно.
Светлану выводить нам в высший свет!

Она же для него и по фактуре –
Нарочно ли природой создана? –
Подходит. И по стати, и фигуре.
Видать, уже и замыслов полна.
Видна
В Светлане даже некая харизма,
Ей места мало в этом городке.
Как белый цвет раскладывает призма –
Мы – высший свет, войдя накоротке.

Ах, высший свет! Как я о нём мечтала
И бредила, бывало, по ночам.
Но – не судьба. Я дни прокоротала
В провинции. Светлану свету дам.
Что нам?
Не будем мы носить под левой пяткой
Все девять дней её нательный крест.
Хотя и можно было для порядка.
Но это так, скорее, для невест.

Не будем выгон поджидать коровий,
Искать, где стадо переходит брод,
Чтобы потом, как надо по условью,
Водой из следа нам наполнить рот
И вот,
К кресту без церкви ты приди с надеждой,
Водою брызни на него из рта,
С себя сними – его одень в одежды,
И голая воссядь поверх креста.

Картина маслом! Только для Ван Гога.
А что? Идея! Надо преподнесть.
Пусть Леший покумекает немного –
А покупатели в столице, знаю, есть.
Учесть,
Что мы ещё и денег поднакопим?
Но зарываться тоже не резон.
Ван Гог-то со своим модельным скопом –
Не страшно ли? Щас, вроде, не сезон?

Хотя, когда ещё туда нагрянем –
В губернии нам надо взять разгон.
Бабуля! Снова молодыми станем,
Поставя душу Светину на кон!
Поклон
От Светы мы ещё с тобою примем –
Сама она в столицу так рвалась.
Поможем ей – к столице пододвинем,
Получим над девицей нашей власть.

Мечты, мечты! Но всё идёт по плану.
Пора бы Лешему явиться в городок.
Вот познакомлю с ним свою Светлану,
Повешу ей на душу свой замок.
Глоток
Свободы будущей дозволю Свете,
Под строгим моим глазом, пригубить.
Пусть думает она о высшем свете –
О том, который надо победить.

Но что-то размечталась наша фрау,
И замыслов стремителен поток...
Она уж спит и кот её: «Мурр-мяу!»
Глаза закрыл. Все двери на замок.

5.
Ван Гог въезжает в город на коляске,
За ним модели в дрожках гомонят.
Устал он от провинциальной тряски,
И слух впереди него спешат.
Кикиморки везут с собою клетки –
Коты в них и все чёрные, как смоль.
Ван Гог цепочку тянет из жилетки,
На ней часы:- Ещё нам ехать сколь?
- Изволь
Не беспокоиться, - ему в ответ извозчик,
-Приказано к парадному везти.
- Ну, где же фрау – новостей разносчик.
Куда идти и как себя вести?

А, впрочем, если даже губернатор
Решил такой мне оказать приём…
Пусть я в душе немного провокатор,
Но ничего, сказать что мы найдём.
Займём
Ещё совсем немножечко терпенья –
Здесь фрау скоро обещала быть.
Покажем губернатору почтенье…
Он отобедать может пригласить!

Вдоль улиц пары, кучки любопытных:
- Ах! Сам Ван Гог! Художник! Мой кумир!
Как освежил он улиц позабытых
Своим явленьем дух и скучный мир.
До дыр
Затёрт в веках сей град провинциальный,
Сюда давно никто не наезжал.
Ван Гог здесь стал фигурой идеальной –
О нём слыхал любой провинциал*.

Здесь можно было Лешего проверить:
Пощупать дамам дать его, на вкус
Попробовать. В него могли мы верить –
Художник он. Голландец иль француз?
Конфуз
Не мог никак с Ван Гогом приключиться.
А для столицы здесь он дорастёт,
И на этюдах сможет подучиться,
И на портретах он своё возьмёт.

Какие времена – такие нравы,
Страна такая – всюду глухомань.
И здесь простор – одни леса и травы.
Прогресс? Зачем он здесь в такую рань?
Как дань
Мы должное отдать могли б природе –
Натуре, как сказал бы нам Ван Гог.
Натурщиц же здесь словно карт в колоде, -
Одна к одной - лишь выбирай игрок.

Но нами уже выбрана Светлана.
К ней мы подводим свой секретный путь –
Окрест покружим, только для обмана –
Нам фрау даст сигнал, где повернуть.
Чуть-чуть
Самой Яге придётся потрудиться –
Должна быть обработана душа
Здесь, как алмаз и изнутри светиться –
Уж больно претендентка хороша.

Такую ведьму сбацаем с бабулей –
Нечистый мир подавится слюной.
И нежити мы качество вернули,
И нам с бабулей можно на покой.
Постой,
Но как же поживает наша Света?
Что делает? Чем дева занята?
Она – цветёт под солнцем тёплым лета
И с фрау чешет чёрного кота.

Светлана как-то даже изменилась
Во внешности – точёные черты,
Движениям у фрау научилась –
Божественны и дьявольски просты.
Мосты
Светлана с прошлым с лёгкостью сжигает –
Её столичный ждёт водоворот.
Не «батюшка», а «папенька» слетает
С губ у неё, когда отца зовёт.

Отец в столице все дела настроил,
Вот-вот купить он должен особняк.
Вот пишет: «Состояние утроил.
Всё хорошо, остался так – пустяк».
Никак
Не может Света этому поверить –
Столичной дамой скоро стану я.
Не просит фрау Свету пыл умерить –
Ведь баснями не кормят соловья.

Ван Гога принял в доме губернатор,
Семью представил, весь свой аппарат,
Ещё сказал: «Знакомый есть сенатор
Какой-то там, кому-то чей-то брат».
-Я рад!
Тут к Лешему и фрау подкатила –
Представить губернатору пора:
-Вот родственница мамы, вражья сила,
Троюрдной тётки маминой сестра.

У фрау даже отвалилась челюсть
И судорога по спине прошла.
К ней губернатор: - Фрау, я осмелюсь? –
Для поцелуя ручку поднесла.
Смогла
В себя прийти немного, но Ван Гогу
Всё высказала тут наедине.
-Но, фрау, не судите меня строго –
Из уваженья к Вашей седине.

-Паскудник эдакий, себя-то вспомни:
На пне сидишь взъерошенный в лесу
И чешешь сучковатый нос огромный.
А щас что?
         -Околесицу несу.
Спасу
Я, фрау, наше с Вами положенье –
Лишь тётушкой останетесь моей.
Так хочется начать своё творенье,
С натурщицею встретиться скорей.

-Не торопись и повышай свой навык.
Модели не особенно шумят?
-Коллекцию из сбирают слабых.
В подарок Вам преподнести хотят
Котят.
Всех чёрных по округе изловили,
С собой таскают, тешат свою дурь.
В округе-то немало натворили,
Но всё по мелочи.
               -Ты сам не бедокурь!

Уж скоро сам увидишь ты Светлану.
Натуру выбрал?
              -Тут недалеко.
-Ну, хорошо. Пораньше завтра встану,
Прокатимся, покажешь.
                     -Да легко!


*- Правда при жизни Ван Гог и не был известен так,
как впоследствии, но в нашей сказке воздадим ему
должное сразу.
(продолжение следует)
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 09.08.2015 15:31
Сообщение №: 120210
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

СВЕТЛАНА.
(сказка в стихах)
Часть первая (продолжение)

6.
Мадам с Ван Гогом тоже подружилась,
Сказали б больше, но потупим взор,
И в вихре его жизни закружилась,
А с фрау заключила договор.
Вот тут как раз и пригодился крестик
Под левой пяткой в туфле у мадам.
Ей Леший про тычинку и про пестик
Все девять дней доказывал всё сам.
А там
Мадам вдруг обнаружила такое –
Что может на метле она летать,
Зависнуть в состоянии покоя,
Любым животным даже может стать.

А фрау только криво ухмыльнулась,
Перед мадам бац договор на стол:
Всё! Ведьмою подружка обернулась,
Ещё одну модель Ван Гог нашёл.
Учёл
Он и её. Мадам ему осталась
Верна, начав круги свои сужать.
А фрау всё со Светой занималась,
Но не спешила тайну открывать.

Была прилежной Света ученицей
И впитывала с радостью урок.
Себя она почувствовала птицей –
На почве доброй зрел её порок.
Дай срок,
Светлана, и напишем мы картину,
Во всей красе тебя преподнесём.
Ткала всё больше фрау паутину –
Из Светы куколку мы скоро извлечём.

А там и бабочкой ворвёшься ты в столицу,
Тебя Ван Гог представит в высший свет.
Увидим удивление на лицах,
И во дворце закрутим свой сюжет.
Портрет
Законное займёт своё он место,
Картину долго будут обсуждать.
Все взоры на тебя, как на невесту.
Ты высший свет поедешь побеждать.

Всё будет, а сейчас, на той неделе
К бабуле съездим, навестим Ягу.
Пора уже нам точки ставить в деле,
Из Светы делать верного слугу.
Врагу
Не пожелаю я со Светой встречи –
Бабуля знает в этом деле толк.
Хотя бы и себя я здесь отмечу –
Я старый, хитрый, очень умный волк.

Недаром я и выбрала Светлану –
Красавице такой лишь ведьмой быть.
И я её учить не перестану,
Бабуля ж сможет дело завершить.
Тужить
Об ученице этой не придётся –
Она во всём меня же превзойдёт,
В ночи ещё одна звезда зажжётся,
Но ты её не трогай – обожжёт.

На Ведьмину гору придёт царица –
Не там она свой будет править бал.
Другое место нашу ждёт девицу,
Другой ей уготован пьедестал.
Устал,
Наверное, Ван Гог здесь от безделья,
Пора его уже и в гости звать,
Пора писать корону для модели,
Светлану перед светом обнажать.

Начнём пока что с нескольких сеансов,
Сюжет направим, там передохнём:
Ван Гог решит здесь несколько нюансов,
А мы пока к бабуле в лес махнём.
Вернём
Мы свои стопы к девице в светёлку.
Вот к терему на тройке вороных
Ван Гог с моделями – как идеал для толков,
А коренник кусает пристяжных.

Художник пуст – сегодня лишь смотрины.
А, впрочем, нет – с корзиною цветов.
Модели разодеты, как с витрины,
Лакей в поклоне – услужить готов.
Покров
Сей тайны – пагубен для любопытства
Соседей. Что сие за поворот?
Мужчина к девушке – да, верх бесстыдства!
Глядят соседи, прикрывая рот.

Он – знаменитость – и Ван Гог вальяжен:
Во двор заходит, к терему идёт, -
Вы не спешите, мы вам всё расскажем –
Встречает фрау, под руку берёт.
И вот
Уже Светлане был Ван Гог представлен –
Девицею сражён он наповал.
Сюда был стол с закусками добавлен.
Вот скромности девИчьей дух пропал.

Но нет, вы что? Светлана не развязна,
Стоит она, слегка потупив взор.
С ней фрау смотрится не безобразно,
А вынести готовой приговор.
Простор
Фантазиям Ван Гога приоткрылся,
Когда немного он пришёл в себя,
Корзину преподнёс и поклонился
Он, шейный галстук, нервно теребя.

А фрау всех уже за стол сажает –
Светлану посадила у окна.
Сама в тени – мол, солнце раздражает,
И откупорена бутылочка вина.
Сполна
Воздали гости угощеньям дома,
Нескучен был приятный разговор.
А на Ван Гога вдруг напала дрёма –
Пора пойти проветриться во двор.

Светлана гостя в садик потащила:
-Там так красиво и игра теней.
Его сама сажала и растила,
Здесь всё плоды забот руки моей,
Ей-ей.
-Я верю Вам, прекрасная Светлана!
Здесь хорошо. Весь покажите сад.
Глядите, вот прекрасная поляна.
Здесь рисовать Вас буду очень рад.

Какой пленэр? Зачем искать натуру?
Когда всё Вами здесь воплощено.
Щас примет тётушка свою микстуру,
Я ей скажу. Здесь пишем – решено.
-Одно
Я уточнить у Вас ещё хотела:
Как будете меня Вы рисовать?
-Хотелось бы мне все красОты тела –
Творенье совершенства передать.

Согласны ли позировать нагою?
Вы вспомните, ведь в Греции ещё…
-Конечно, да! Коль этого я стою.
-Ещё бы нет,- Ван Гог ей горячо.
Плечо
Он ей поцеловал и извинился,
Она скосила ласково глаза.
«Ах, как легко ты своего добился»-
Ему твердили чьи-то голоса.

Кикиморы… конечно же, модели
Следили, чтоб чего не упустить,
И первыми преподнести хотели –
От фрау благодарность получить.
Простить
Легко им эту слабость – любопытство
И у людей лишь средство – не порок.
Порой пусть и доходит до бесстыдства.
(Простите мой высокопарный слог.)

-А Леший-то её писать собрался!
В её же приусадебном саду!
-Во-во. Он даже с нею целовался!
-Ага, у нас вот, прямо, на виду!
-Пойду
Сейчас к нему сама,- сказала фрау.
-Вы, детки, молодцы! Но ни гу-гу.
Пожалуй, их в саду ещё застану
И там всё сразу завершить смогу.

И фрау тоже в садик заспешила,
Где ворковала парочка в тени:
-Ай, Леший! Ай, Ван Гог! Ай, вражья сила!
А то – всех обмануть, всех очернить!
Сменить
На Лешем только стоило одёжки,
Пристроить к делу и направить пыл –
Готов уже бежать он по дорожке,
Которой никогда бы не ходил.

Ну, хорошо, пусть голубки воркуют.
Так, значит, здесь он будет рисовать!
Соседями заняться бы вплотную,
Чтоб неповадно было нос совать.
Урвать
Здесь каждый хочет новостей кусочек –
О всём сейчас же все хотят и знать,
Но мы наставим вам здесь столько точек,
Что сами захотите убежать.
Всё будет так, как все вы и хотели:
Ван Гог натуру выедет писать,
А в это ж время мы его поселим
К себе – здесь будет Леший обитать.   

7.
Погожий день. Теплом благоухала
Природа – у неё свои ещё дела.
На канапе Светлана возлежала
В своём саду в чём мама родила.
Изгибы тела, где полуискрились,
Где, тенью скрыты, лишь едва видны,
И локоны волос свободно вились –
Душа и тело лишь тебе даны.
Как сны
В глазах Светланы искорки метались,
И, выхода из них не находя,
Так в глубине её глаз и остались,
Двумя чертятами её души светя.

Изгибы рук, чуть согнуты колени,
И лоно – вожделения полно,
И перси нежные уходят в полутени…
Как это передать на полотно?
Оно
Впитает эту искреннюю душу,
Что, как и тело, здесь обнажена.
Ван Гог сидел и свои чувства слушал,
А Леший понял – Света им нужна.

Вот тело – этот образ совершенства –
Пусть без оправы, но уже алмаз.
Кому-то будет каплею блаженства,
Кому-то – взгляд потусторонних глаз.
Сейчас
Светлана так легко полулежала,
В лучах светила, в воздухе паря,
Мечтам навстречу душу открывала,
Раскованностью нас благодаря.

Да – идеал! Ван Гог от дум очнулся
И сделал первый штрих или мазок.
И снова в эту душу окунулся,
Чтоб сделать кистью ПА ещё разок –
Восторг.
Намешано в палитре столько красок –
Какую взять? С какой её смешать?..
И всё трудней, сложней всё с каждым часом.
Устала Света тоже возлежать.

Тут фрау принесла корзину фруктов,
Светлане захватив её халат:
-Ну, как Винсент, сегодня всё как будто?-
А в глазках так и брызжет похвала.
Смогла
Увидеть фрау чей-то лёгкий контур,
Угадывался даже силуэт.
За взглядом мысли бегали вдогонку –
Об этом сможет рассказать поэт?

-Да, хватит на сегодня. И Светлана
Умаялась, поди.Но ухватил
Её я душу – это же поляна,
Которую никто не посетил.
Смутил
Меня лишь взгляд моей модели милой,
Но вскоре поднастроился и он.
И завтра мы с удвоенною силой
Вновь будем штурмовать сей бастион.

Светлана персик в ручке задержала,
Ван Гог увидел:- Завтра же такой!
Нет, одного, пожалуй, будет мало…
-Винсент, куда же ты спешишь. Постой.
Покой
Светлана за сегодня заслужила.
Пойдём, тебя, девица, провожу.-
И фрау вновь вкруг Светы закружила.
-Не зря же твоему отцу служу.

А ты, Винсент, подумай над картиной.
Подправить надо? – так пока подправь…
-А тётушка-то тешится невинной.
Кикиморка, ты взглядом не буравь.
Оставь.
Ах, вы же мои верные модели,
Кикиморки мои… А где мадам?
Мы ж встретиться сегодня с ней хотели.
Ей вежливости долг пойду отдам.

А вы куда?
          -Мы в город поразвлечься.
Ещё полно непуганых в нём душ.
Все скоро спать уже должны улечься.
Пойдём разделим свой веселья куш!
-Нет уж!
К мадам спешу. Ей обещал я ночку. –
Давненько Леший в городе не жил. –
Красивую одену ей сорочку
И сам сниму – я это заслужил.

Над Светой фрау в спальне колдовала,
Пронзая взглядом душу всю и плоть.
Её она из плоти  доставала,
И собиралась душу распороть.
И вплоть
До бездны чёрной стены расступались,
Котами, вОронами чёрными киша,
Распоротые души попадались,
Но фрау здесь трудилась не спеша.

Она не просто распороть хотела,
Она её должна перекроить.
Но почему-то вдруг она вспотела,
Решила это дело отложить.
Вершить
Яга готова все дела такие.
А, впрочем, это первое из всех.
И в этом мире все дела благие
Не смогут заступить нам этот грех.

Светлана будет первою из женщин,
Светлане душу мы перекроим.
Чтоб чёрный цвет не вылезал из трещин,
Мы Свете душу снова отбелИм.
Простим
Себе мы шалости ещё кое-какие:
Вот Леший закрутил уже с мадам,
Ван Гог портреты чешет, как живые
И говорит:- «Бесплатно все раздам!»

Кикиморы нарядов накупили,
По кабакам шатаются, хотя
Нигде они рубля не заплатили:
-Мы - на Ван Гога. Лешему простят!
Котят
Всех чёрных по губернии словили.
Им сердце греют чёрные коты, –
Они на замечанье заявили.
Кошачий дух стоит на три версты.

Горыныч предложение отринул,
Ах, как же благодарна я ему.
А то бы он весь город с места сдвинул,
Затеял здесь такую кутерьму.
Возьму
За правило во всём бабулю слушать –
Она в делах нечистых поводырь –
Всё разжуёт и всё положит в уши,
А мыслей у неё безбрежна ширь.

Но это дело – детище лихое –
Моё. Яга помощницею в нём.
Вот душу только Светину раскрОит,
Тогда свой урожай мы и пожнём…
-Начнём!
Да, день второй свои крыла расправил.
Ван Гог уже направился к холсту.
Кикимор Леший взглядом пробуравил –
Те стали шерсть расчёсывать коту.

Прошла Светлана к царственному ложу,
Движеньем лёгким сбросила халат,
Подставив солнцу девственную кожу –
Лучи его боятся, но хотят.
Велят
Сомнения девичьи застыдиться,
Но нет, Светлана с лёгкостью легла,
Желая взглядом мастера упиться,
И позу вожделенья приняла.

- Вчера, Светлана, Вы не так лежали…
А, впрочем, нет, так лучше. Хорошо!
Чуть сдвиньтесь, чтоб лучи Вас освещали. –
Ван Гог к Светлане ближе подошёл:
 - Крюшон
Вчера за ужином был так великолепен –
А Вы сейчас. Но где же наш поднос?
Где фрукты? Эту позу мы закрепим.
Ну, наконец-то. Всё, спешу за холст.

А фрау за Светланой наблюдала:
Бог женщину и из ребра творил?
Нет! Женщина себя воссоздавала
Из, никому не ведомых, мерил.
Светил
Негаснущим огнём её источник,
Когда мужчина Еву лицезрел.
Мерилом стала его дум полночных,
И он тебя всегда одну хотел.

Светлане нашей выпала другая,
Но более и трудная стезя:
Она сейчас вот здесь лежит нагая,
А завтра к ней и подойти нельзя.
Друзья
У Светы будут – это всё мужчины,
Чьи руки держат хоть какую власть.
И даже те, кто взглянет на картину,
К ногам её готовы будут пасть.
Да, эта ведьма будет здесь царица,
Она одна здесь править будет бал.
Ах, только бы мне ей не подчиниться…
А ну-ка, что Ван Гог нарисовал?

8.
(Размышления Светланы)
«Ах, папенька! Ему я отписала,
Что вызова в столицу очень жду.
Давно я от него не получала
Вестей. Ужели в этом же году
В столицу нашу мы переберёмся,
 Где царь Великий сей возвёл чертог,
По Невскому мы с папенькой пройдёмся,
Меня представит свету сам Ван Гог.
Помог
Художник дивный мне поверить в силу
Своей неотразимой красоты.
И фрау меня тоже научила,
Как с сильным полом говорить на «ты».

Ах, что-то вдруг со мною сотворилось,
Но в перемены я не вникну суть,
Лишь чувствую, что очень изменилась,
И кто-то мне подсказывает путь.
Свернуть
Уже с него мне как-то недостойно,
Сама своим доверилась мечтам.
Лишь на душе мне больно неспокойно,
В головке у меня сплошной бедлам.

Мадам репьём к Ван Гогу прицепилась –
Её вниманьем тешит он своим.
Она же этим даже возгордилась.
Ах, женщины! Да, мы на том стоим!
Бурлим
Порой сверх меры громадьём желаний
Вершители, увы, чужих судеб,
И в сторону отходим, паче чаяния,
Ты можешь угодить в фамильный склеп.

И сны-то мне такие стали сниться,
Что в них готова душу разорвать.
Сходить ли в церковь, Богу повиниться,
Но что-то держит – ног не оторвать.
В кровать
Меня, бывало, фрау как уложит,
Сама уйдёт – но чувствую её.
И сразу мысли чёрные тревожат,
И виться начинает вороньё.

И чёрные коты у ног шныряют,
Иль, выгнув спину, сладостно урчат,
На мётлах ведьмы мимо пролетают –
 Нечистой силой край тот не почат.
Торчат
Кресты окрест и мыши круг них вьются,
То Леший ковыряет мох ногой,
Кикиморы заливисто смеются
И фрау наша с бабою Ягой.

Прелестно, Света, - не с ума ли сходишь?
Хотя под утро катит сил прилив,
И утром лишь руками ты разводишь –
Твой сон тебе был, как аперитив.
Забыв
Про все свои ночные похожденья,
Умывшись и слегка перекусив,
Ждёшь, не дождёшься, Света, продолженья
Сеансов, раз и навсегда решив

Забыть про всё. Ван Гог меня напишет,
А папенька не в ужас ли придёт,
Когда он обсуждения услышит,
Когда он дочку голою найдёт.
Вперёд
К нему я фрау подошлю, конечно.
Уламывает пусть отца она.
Не будет же он камнем бессердечным –
Я дочь его, я у него одна!

Ну, фрау, что сказать ему, найдётся, –
Ведь, между прочим, сам же нанимал –
Там и мадам в доверие вотрётся.
Ван Гог же ещё слова не сказал.
Настал
Момент с отцом играть в открытость.
И я уже имею аргумент:
В дом привела такую знаменитость –
Художника – вот, сам Ван Гог Винсент.

Ах, папенька! Светлану он прославит –
Останусь я картиной на века.
Как он сказал: - Алмаз, мол, мой оправит,
Чтобы носила царская рука».
Пока
Всё это только видится мечтами.
Но и мечты питают разум мой.
Я в свет войду не робкими шагами,
И не останусь девушкой простой.

Ведь женщина – творения вершина,
Которую не всякий может взять.
Не сами ль выбираем мы мужчину,
Готового нам это доказать.
Как знать,
Не мне ли приготовлена корона,
Что тешит блеском вычурную знать.
Ну, хорошо, - я не достойна трона,
Но чувствую – могу повелевать.

Я птицею высокого полёта,
В отличье от других, достойна быть.
Сейчас тружусь я до седьмого пота
И научусь себя преподносить.
Просить
Я не хочу у папеньки подачек.
Итак, он мне свою жизнь посвятил.
Я понадеюсь на свою удачу,
Не пожалею для победы сил».

Под утро где-то, лёжа на кровати,
Светлана думала, ей не хотелось спать.
Глядела на развешенные платья –
Какое утром к чаю надевать?
Мечтать
Светлану словно кто-то заставляет
И вкладывает в голову сумбур.
Сама же Света – что-то отметает,
Сплетает что-то в мысленный ажур.

И чёрных снов Светлана не боится,
А даже их пытается понять.
И хочется, когда уже не спится,
Раскинувшись на всю свою кровать,
Мечтать.
А фрау всё, как по листу, читала
О чём Светлана думала сейчас.
И мысленно свою же жизнь листала –
Один в один всё сходится как раз.

Вот только не сбылись её мечтанья,
Не вышла наша фрау в высший свет –
И начались в губерниях скитанья,
И как-то пролетели все сто лет.
Совет
Она с Ягой держала не однажды –
Единственной подругою своей.
Мечтают все, да, вот вершит не каждый –
И ты мечтами свою душу грей.
И вот нашла она свою Светлану
Из сонма женщин, упросив Ягу,
Для Лешего сама сплела панаму.
Но главное – перед собой в долгу.

9.

Картину нашу Леший завершает.
Он в мастерской, что здесь же на дому.
Кикимор фрау чаем угощает,
Мадам скучает, судя по всему.
Светлана собирается в дорогу –
Её и фрау завтра ждёт Яга.
«Узнали бы в Светлане недотрогу,
Которой я раздеться помогла.
Строга
Сейчас к себе и к внешности Светлана» -
Ей фрау приоткрыла чуть глаза.
Но девушка не стала истуканом,
И не скатилась нА щеку слеза.

Была Светлана к этому готова,
Чего-то эдакого Света и ждала.
И фрау поняла аж с полуслова,
Не только поняла, но – приняла.
Скала
И та не кажется такой спокойной.
Светлана, фрау слушаясь во всём,
Сказала той: « Я буду Вас достойна.
Мы с Вами понимание найдём».

К Яге Светлану фрау пригласила
На два денька, в лесочке погостить:
-К тебе придёт там дьявольская сила,
А там уже не мне тебя учить.
Почтить
Бабулю надо нам перед дорогой.
Отец уже Светлане отписал,
Что после, мол, такой разлуки долгой,
Мечтает лицезреть свой «капитал».

Был особняк приобретён в столице,
Обставлен, обихожен – ждёт её.
Хотел отец за ней поторопиться,
А заодно продать и здесь жильё
Своё.
Опять отца дела не отпускают,
Опять неделю нам придётся ждать.
Ван Гога губернатор приглашает –
Портреты дочек хочет написать.

Вот пусть с собой захватит и моделей,
И не забудет про свою мадам –
Займётся делом и на всю неделю…
Постойте-ка, а не проверить нам,
Хоть там,
Картину нашу? Как она влияет?
Что будет? Леший обещал эффект.
Раз обещал, вот пусть и проверяет,
Но тихо только – не для всех портрет.

Ах, как Светлана дьявольски красива,
Как светится под кожею душа,
Глаза её тебя пронзают живо –
И ты уже забыл, что ты дышал.
Верша
Над зрителем стремительное действо,
Картина дарит сладострастный плен.
Вот губернатор и его семейство
Оценят, что покажет им Винсент…

…Светлана с фрау до Яги добрались.
Она сидела на крыльце с котом.
Вороны: «Кар-р!» - из-за добычи дрались,
За кости, что валялись под кустом.
О том,
Что наши ведьмы к бабушке явились,
Яге кот промурлыкал загодя.
Вокруг деревья скрипами делились,
О возрасте почтенном всем твердя.

Яга в избушку деву пригласила.
Та оглянулась на чухонский лес –
Неведомая чувствовалась сила
В стволах, поднявшихся аж до небес.
Полез
Верхушками за облака и стонет
О пролетевших над землёй веках.
Но небо он на землю не уронит –
Ещё есть сила в вековых стволах.

Сегодня тихо у Яги в избушке.
Присели трое за накрытый стол.
-Спасибо, что доверились старушке.
Отведайте бабулин разносол.
Пошёл
У них и разговор неторопливый
Про город и художественный вкус
У Лешего. Мол, удалец плешивый
Картиной даже фрау ввёл в искус.

Кикиморам прочистили изнанку
Их душ зелёных, вспомнили котов –
Понавезут теперь их в лес, поганки –
Мышей где взять на эту прорву ртов?
Нет слов!
Откушали, Светлану уложили –
Пускай её готовится душа.
С собою зелья тихо прихватили
И на крылечке пили не спеша.

Года они былые поминали.
Яга умела слушать, как сейчас,
Из фрау же слова вдруг литься стали,
И начала она – не с пьяных глаз –
Рассказ:
-Светлану я возьму с собой на шабаш –
Наставницею стану для неё.
Хотя сторон не вижу я в ней слабых,
Но разное там будет демоньё.

Она – девица! А вот это значит,
Что королевой стать ей предстоит.
Неважно мне, что за спиной судачат –
Хозяин мой оценит её вид.
Сулит
Ей красота с Самим совокупленье –
Она подарит девственность ему.
Пусть зависти и ненависти жженье
В глазах других рассеется в дыму.

Пусть раз, но я к Хозяину приближусь,
Хоть слева от него, но посижу.
И больше перед ним я не унижусь –
Светлану за себя я утвержу.
Брожу
Вокруг да около я девичьей светлицы.
Вчера услышала я к шабашу сигнал.
Пора открыть глаза мне у девицы –
На гору Брокен* Дьявол нас позвал.

На родину – хорошая примета.
Давно в Германии я не была.
Последняя была там песня спета,
Пред тем, как фрау ведьмой прослыла.
Дела
Давнишних дней. Но всколыхнула
Во мне былое память. В те года
Любовь меня в объятия толкнула
И сердце разорвала навсегда.

Была я тоже пламенной девицей –
Но Дьявол – он не зря же вездесущ! –
И стала фрау хитрой демоницей,
Что собрала коллекцию из душ –
Свой куш!
На шабаш и на боровах летала
Я каждый раз и редко на метле.
Потом их с удовольствием съедала –
Любовничек, как блюдо на столе.
Несчастных душ отправила немало
Я прямиком из-за стола и в ад.
Тогда уже я не переживала –
Из них ведь каждый сам и виноват.

*гора Брокен - гора в центре Германии,
на которой, как и на Лысой горе, происходили шабаши.

10.
Яга и фрау с лёгкостью лишили
Души Светлану (та пока спала).
По меркам фрау сшить они решили –
Не дрогни же в руке моей игла.
Невидимыми лёгкими стежками
Ваяла фрау новый идеал;
Яга брала немытыми руками
Души кусочки – а хозяин спал.
Настал
Момент последнего прикосновенья,
Стежок последний дело завершил –
И новая душа, как откровенье,
Переливается в огне ночных светил.

Она горела жутковатым светом,
Способным вожделенью путь открыть,
Светились нечестивые приметы,
Где похоть, ложь и зависть могут жить.
Вложить
Осталось эту душу в наше тело,
Вдохнуть её Светлане навсегда.
Девица же ведь этого хотела:
Брать приступом большие города.

Вот и проверим это на столице,
Что получилось у лесных подруг,
Какое место там займёт девица,
И сбудутся ль мечты у двух старух.
А вдруг!
Но для начала посетим мы шабаш.
Яге спасибо – всё прошло под стать.
На что мы только не способны – бабы.
Всё для чего? Ну, да – повелевать!

Когда бы знали жалкие мужчины,
Чьей волею вершат они дела,
В чём их успехов и наград причины,
И почему их жизнь ещё цела.
Свела
С ума, скажи, ну, почему любовь их,
Готовых за неё начать войну,
И взгляд покорный этих глаз воловьих,
Продать готовых родину, страну?

За нас они, готовые на жертву,
Взлетают ввысь, ложатся в пыль у ног,
Чтоб защитить, готовы встать из мертвых –
Им женщина одна лишь – царь и Бог!
Итог
Я подвожу: готова ли Светлана
Стать этим всем и многим чем ещё?
Отвечу – «да». И будет неустанно
Своих побед Светлана полнить счёт…

…- Ну, что, красавица? Пора бы раздеваться.
Уже я приготовила и мазь –
Сейчас мы будем ею натираться
(А Света прыснула, чему-то веселясь).

Лягушек кости, кровь летучей мыши
И травы есть – прекрасный аромат!
Светлана вся в себе – её не слышит,
Ей весело – она, как автомат.

Намазавшись, и оседлавши метлы,
Подруги вылетают в дымоход –
На чёрном небе две фигуры светлы:
«Невидимы!» - весь чёрен небосвод.

Впервые Света так была свободна.
Потоком свежим ветер бил в лицо.
Вот так бы и летала сколь угодно
И наслаждалась видами дворцов.

Внизу земля под ноги уносилась,
Леса пересекали русла рек,
И города лишь кое-где светились –
Как несвободен грешный человек.

И, наслаждаясь радостью полёта,
Не думая, куда она летит,
Сидела на метле вполоборота.
За нею фрау пристально следит.

Она лишь об одном переживает:
Готова Света Дьяволу отдать
Невинность? Ведь она не знает –
За этим будем все мы наблюдать.

Она одна единственная в стае –
Не зря же постарались мы с Ягой.
Наверное, и мысли все читает –
Так даже лучше. Будь сама собой.

Ты посмотри, как тело совершенно,
Не в кожу – в шёлк оно заключено.
И страсть сначала кажется степенной,
И сразу – шторм, кидающий на дно.

А этот взгляд, пронзающий, бездонный,
Лишает воли, забирает в плен.
Глаза её – то щёлки, то огромны,
Их взгляд не даст мужчине встать с колен.

Чуть вздёрнут носик, крылышками ноздри,
Что чувственно колышутся едва,
Лишь в предвкушеньи ощущений острых,
Когда уже и крУгом голова.

Пушок блестит над алыми губами,
Что нас в улыбке, жемчугом зубов,
Навстречу поцелую, манят сами.
Ужель мужчина отказать готов?

Всё тело вожделению открыто,
Всё тело хочет только одного:
Мужчины – в очередь и пусть все бьют копытом,
А мы решим куда послать кого.

Летит Светлана на свой первый шабаш,
Отдавшись ветру сказочной ночи.
Свобода! Да, свобода – не для слабых.
Себя не слыша, Света вдруг кричит.

Нет, не кричит - а радостно смеётся,
Но этот смех не для людских ушей.
Светлана с этим миром расстаётся –
Она вернётся, но уже ничьей!

Писать про шабаш? Нет, уже не буду –
Всё фрау про него преподнесла.
Уж больно он экстравагантен. Блюдо
Нечистых душ, а им-то несть числа.

Как демоны и ведьмы совершали
В не поэтическую точку поцелуй,
Приветствуя Хозяина. Едва ли
Воздать кому-то можно так хвалу.

Какие безобразия творили
И непотребства в танцах с пьяных глаз…
Мы про Светлану нашу завершили
Вам с фрау перечитывать рассказ.

ЭПИЛОГ

Скажу одно: его я посвящаю
Прекрасной половине всей Земли.
Пишу о том, какими я их знаю
И как они мне в этом помогли.

Писать про женщин ПРОСТО невозможно.
Какие к ним нам подобрать слова.
Лишь скажешь: «Женщина» - уже тревожно,
В глазах туман и крУгом голова.

И тут же начинаем все потеть мы,
Уже не зная, как себя вести.
Все женщины по своей сути – ведьмы.
Свободу нам уже не обрести.

Желаю ВАМ, о, наше Совершенство!
Любви, Надежды, Веры! Я б сказал:
Несите внеземное нам блаженство.
Желаю Вам над нами править бал!

В свой плен, прошу, захватывайте души!
Вершите свой над нами скорый суд!
Слова любви пусть ловят Ваши уши!
Любовь мужчины – непомерный труд.
***

Что было дальше? Что ждало Светлану?
Я поищу ещё на чердаке.
А там, не знаю – обещать не стану.
На этой завершу пока строке…
Писать ли дальше?..

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

Я занят!

Опять - то в лес дремучий забреду,
То тело девичье вдруг за собой поманит,
В горячечном проснусь ли я бреду...
Кричу себе:- Я занят! Занят! Занят!

Я ведьмами сейчас весь окружён,
Свобода своим светом душу ранит,
Но ведьму я творю былых времён.
Кричу себе:- Я занят! Занят! Занят!

Меня заманят ведьмы на шабаш,
Душа сопротивляться не устанет.
- А душу нам за строчки не продашь?
Отвечу им:- Я занят! Занят! занят!

Вернуться я из сказки обещал -
И в этом смысле где-то благороден -
Пусть мир нечистый ведьмами стращал,
Кричу я им:- Я занят! Но СВОБОДЕН!!!
******
 
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 09.08.2015 17:04
Сообщение №: 120215
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

СВЕТЛАНА
(сказка в стихах)
Часть полуторная.
ПЕРВЫЙ ОПЫТ.

Вдогонку

Светлана с фрау в город возвратились
И стали ждать известий от отца.
Глаза у Светы радостно светились –
Она всё вспоминала без конца,

Как Дьявол распластал её на ложе.
Нет, этих ощущений не забыть.
Была там королевой и, похоже,
Что ей она не перестала быть.

Нагрянул из гостиницы к ним Леший,
Ведя с собой кикимор хоровод.
Стал жаловаться фрау он неспешно,
Что лес зачах, хозяина он ждёт.

Но фрау с ним была неумолима:
-Нас ждёт не лес – столицы кутерьма.
Нытьё его всё пропускала мимо –
Светланой занята была весьма.

А девица вся внутренне горела,
Её переживания трясли.
Отвлечь Светлану фрау так хотела,
Но губы околесицу несли.

Ван Гог тогда приклеился с картиной:
Мол, губернатор потерял покой,
Жену тут обозвал оглоблей длинной,
И вышел, дверью хлопнув за собой.

Кикиморки всё масла подливали
И хаяли при дочках их отца:
Мол, и получше батюшек встречали.
Кривлялись и смеялись без конца.

Пришёл раздрай в почтенное семейство.
Почёл за лучшее покинуть Леший дом.
Картина проявила своё действо –
Стал губернатор трогаться умом.

Вот эту новость фрау с интересом
От Лешего уже восприняла –
А ты ещё хотел заняться лесом –
В столице ждут великие дела.

Светлана же ехидно ухмыльнулась,
На фрау стала взглядами косить –
Ну, наконец-то ведьма в ней проснулась:
-А, может быть, его нам навестить?

-Конечно. Этой ночью и нагрянем.
-Вот что скажу, подельница моя:
Давай-ка мы с тобой меняться станем –
То ты ему покажешься, то я.

Тогда он точно двинется мозгами…
-Так мы его совсем ещё добьём –
С лицом одним, но разными телами
Предстанем губернатору пред сном,

-Сказала фрау и захохотала,
Что даже стёкла в окнах затряслись.
Светлана смехом немку поддержала,
И в пляс по кругу обе понеслись.

Кикиморы захлопали в ладоши,
Ван Гога стали к танцу приглашать:
-Ну, выходи на круг, ты наш хороший!
Не смог пред ними Леший устоять.

А где мадам? Но и она вернулась,
Неся коробок целую гору.
Жеманница вначале ужаснулась,
Но, бросив всё, втянулася в игру.

Дом ходуном, всё в доме заходило,
Лез из щелей нечеловечий смех.
Считало время жёлтое светило,
А дом гулял за будущий успех.

Ночь тихими шагами приближалась,
И город постепенно засыпал.
А наша пара в гости собиралась
Туда, где их уже никто не ждал.

А мог ли губернатор их обидеть?
Наоборот, он чем-то помогал.
Но даже в страшном сне не мог предвидеть,
Что станет целью, а точнее – стал!

Вот дымоход две тени в небо плюнул,
И наши ведьмы устремились в путь.
В одежду Свете ветер свежесть сунул,
Защекотал, пытаясь платье сдуть.

А губернатор без жены впервые
Пытался в кабинете задремать.
В его глазах картины, как живые
Стояли. Он не мог их отогнать.

Не мог, иль не хотел…. Раздался шорох
И небольшой он ощутил сквозняк.
Вот тени вскользь неясные на шторах
Мелькнули…. Губернатор вдруг обмяк.

Пред ним стояла голая Светлана.
Не может быть. Видений волшебство.
Но я не пил, а, значит, я не пьяный.
Откуда ты? Взыграло естество.

Мотнул он головой – не исчезает.
Приблизилась к нему и вся горит.
Светлана изнутри – душой сияет.
Она всё ближе, но не говорит.

Видение, сошедшее с картины –
Наш губернатор бедный потрясён.
От удивления собрался лоб в морщины,
С трудом комок проглатывает он.

Прозрачность этой женской оболочки
К себе его приковывает взгляд.
Она в руках души своей кусочки
К нему несёт. Отпрянул он назад.

И в этот миг мужчина наш моргает:
Какой-то миг и – новый поворот –
Светлана наша вдруг лицо меняет.
Беззубым ртом ему улыбку шлёт.

Седой пучок волос украсил темя,
И хитрый прищур глазок водяных.
Скачок внезапный совершило время?
Своей рукой ударило под дых.

Дыхание само собою сбилось.
Но тело-то осталось молодым?
И даже как-то больше оживилось.
Но почему мы перед ним дрожим?

Мужчина хочет расползтись по коже
Диванной спинки, спрятаться внутри.
Да, на картину женщина похожа,
Но вот лицо…. Хоть слюни подотри.

Старушечье лицо самой Светланы –
И у мужчины пыл погас в очах,
А в сердце боль от незажившей раны,
И душу рвёт на части жуткий страх.

К лицу его Светлана наклонилась –
Опять её прекрасное лицо,
Но снова вдруг оно переменилось….
Замкнулось время в полное кольцо.

Отпрянув, ведьма сладко потянулась
И, бросив взгляд бездушный на диван,
Подруге, оглянувшись, улыбнулась.
В глазах стеклянных тускнет дивный стан.

Всё кончилось, увы, и не начавшись.
Мы видим жизни прерванный полёт:
Сидит, застыв, спиной в обивку вжавшись,
В порыве руку выкинув вперёд.

Он не вкусил мечты своей нежданной,
Что так внезапно в сердце взорвалась.
Чью душу и похитила Светлана,
Почувствовав свою над светом власть.

Светлана перед зеркалом стояла,
Оглядывая с головы до пят
Всё то, что ей природа наваяла
И Дьявол подчеркнуть был очень рад.

А этот взгляд – манящий и зовущий,
Способный до безумства довести,
Пронзающий насквозь, на смерть влекущий,
Глаза вам не дающий опустить.

Но взгляд опущен и мы видим перси –
Под шёлком кожи виден сердца стук.
Дыханье томное нам говорит: «Доверься!»
А в глазках появляется испуг.

Опять глаза – души твоей зерцало.
Что прячешь ты во взгляде до поры?
Всё началось. Но это лишь начало
Твоей, Светлана, ведьминой игры.

Здесь нет ни правил, нет здесь и условий,
Всё на ходу, лишь успевай держись.
Здесь ставка то, что названо любовью,
А плата за неё, конечно, жизнь.

Фигур так много на доске желаний –
Свой сделала Светлана первый ход.
Она не проявила колебаний,
Переступив, шагнула наперёд.
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 09.08.2015 17:17
Сообщение №: 120217
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

СОН-СКАЗКА-БЫЛЬ.

Катился сон мой по звенящим рельсам,
И всё же мне давал спокойно спать.
Пусть этим летом нас не греет Цельсий,
Себя я снами буду согревать.

С женой стояли где-то на перроне –
У поезда стоянка пять минут.
Мы ехали, но не в одном вагоне,
Пути с ней что-то расходились тут.

Её, как королеву ожидало
Купе в СВ, я в общем, как всегда.
Она меня с усмешкой покидала
И шла, куда уходят поезда.

А поезд-жизнь уже пары разводит,
И скоро третий колокол пробьёт.
Жена с вещами от меня уходит –
Её СВ с удобствами там ждёт.

А мне опять трястись на верхней полке,
С соседями про всё чесать язык,
И думать, сидя, словно на иголках,
Что у жены там новый проводник.

Лежу на полке, голову я свесив,
Гляжу, как жизнь меняется в окне.
По жизни столько лет покуролесив,
Я общему вагону рад вполне –

Дух равенства здесь стойкий и общенье,
И куча снеди общей на столе.
Спасибо жизнь тебе за размещенье,
Я еду вдаль по матушке земле.

И знаю, что моя жена довольна,
С удобствами СВ деля купе,
И за неё душе моей не больно –
Ей не толкаться в общего толпе.

Пусть в мягком путешествует спокойно –
Я подарил ей эту тишину:
«Которой ты, любимая, достойна.
Хоть чуточку тебе долгов верну».

Нас поезд этот в жизни даль уносит,
Где солнце рвёт собою горизонт,
Где ветер травы поклониться просит,
И где у птиц сложился свой бомонд.

Себя забудем мы на полустанке,
На дальней где-то станции сойдя –
Жена в манто и я в своей ушанке.
Нас встретят здесь немного погодя.

Любимая, прошу тебя, засмейся,
Пусть смоют слёзы радости укор.
Доставили нас в это счастье рельсы,
Гляди, какая ширь, какой простор.

И даже пусть нас здесь не ожидали,
И не встречают шумною толпой,
Готов принять я призрачные дали
На смену сутолоке городской.

Гляди-ка, к нам идут аборигены
И даже хлеб и соль с собой несут –
Нас ждут с тобой большие перемены,
Желанными гостями будем тут.

Нас поезд-жизнь привёз сюда в раздолье,
И сказка эта станет нашей былью –
Из клетки вырываемся на волю
И вновь с тобою расправляем крылья.
******
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 09.08.2015 17:32
Сообщение №: 120218
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

СВЕТЛАНА.
(сказка в стихах)
Часть вторая.

Воспользуюсь я главным свойством сказок
И намешаю в ней клубок времён.
Надеюсь у Ван Гога хватит красок
Вниманье ваше захватить в полон.

  1
 Был город погружён в глубокий траур –
Главе своей он почести воздал.
Заметила Светлане как-то фрау:
-Ещё сей град такого не видал.

Был губернатор умерший известен
В определённых, так сказать, кругах.
Сенатор прибыл с папенькою вместе,
Чтоб проводить в последний путь сей прах.

Кикиморы безудержно рыдали,
Ван Гог нарисовал его портрет.
Светлана с фрау тихо поминали –
К покойному у них претензий нет.

Он был не виноват в своей кончине.
Мол, Дьявол на него им указал;
И принял смерть благодаря картине,
Но был потушен на корню скандал.

Всё чинно, благородно сотворилось:
Отпели в храме и без суеты
В семейном склепе дверцы затворились,
Услышал он последнее «прости».

Была Светлана так прекрасна в чёрном.
Так шёл ей этот траурный наряд.
И только взгляд остался непокорным,
И с вызовом глядел на всех подряд.

Под ручку с фрау тихо отстояли,
И почести отдали – Бог простит.
Отцу Светланы тихо же сказали,
Мол, плохо ей, душа её скорбит.

Отец её остался на поминки.
Ему сенатор кресло предложил,
Но тот ему ответил без запинки,
Что губернатором он быть не заслужил.

Да и дела опять зовут в столицу –
«Империя» растёт, как снежный ком.
С собой он заберёт свою девицу,
Скорей всего продаст здесь и свой дом.

Светлана с фрау дома поминали
Невинной жертвы память за столом,
Винцо они в гостиной попивали.
Вошла мадам к ним с траурным лицом.

Была мадам здесь, как эффект побочный,
Отрыжка фрау в пагубных делах,
Так, недоделка или план досрочный,
Но – ведьмой та была в своих глазах.

К Ван Гогу, как известно, женихалась,
И по ночам летала на метле,
Но так она мадамой и осталась,
С печатью «недалёкой» на челе.

Учила Свету правильным манерам,
Французскому, как за столом вести.
А Света для мадам была примером,
Как положенье в свете обрести.

Увы, мадам была лишь приложеньем
К Ван Гогу, только слабенькая тень.
Всегда терзалась чувственным сомненьем,
Что Леший для неё обычный пень.

Но бегала за ним, как собачонка,
Заглядывала преданно в глаза –
И Леший млел, влюбился, как мальчонка:
-Французская моя ты егоза!

Мадам за ним теперь несла палитру,
В руках ещё платочек теребя:
-Ах, Гогик мой, давай-ка пальчик вытру!
Запачкался он в краске у тебя!

Кикиморы на них так умилялись:
От всех своих они зелёных душ
Слова любви им подсказать пытались,
И свадебный насвистывали туш.

Мадам присела к фрау со Светланой
И пригубила рюмочку вина:
-Ах, губернаторша с её душевной раной
Была переживаньями полна.

А дочки! Те так в голос завывали,
Что их и успокоили едва.
Порой они, так даже, забывали
Какие надо говорить слова.

Такой удар! Винсентик постарался
И преподнёс им их отца портрет.
С отцом твоим, Светлана, там остался,
Но обещали быть за мною вслед.

Светлана с фрау чинно улыбнулись
И промокнули глазоньки платком –
Едва ли речи тёмных душ коснулись –
Мадам же продолжала о своём:

-Вдове сенатор обещал поддержку,
Винсентика в столицу приглашал.
Наверное, он при дворе не пешка –
Я слышала – приёмы посещал.

За разговором время протянулось:
Отец с Ван Гогом прибыли домой.
И с их приездом Света, как проснулась,
И стала вновь она сама собой.

Отец с ней наконец наговорился
И насмотрелся вдоволь на неё.
Сказал, что её видом удивился,
Мол, подняла и реноме своё.

-Сенатор губернаторское кресло
Мне на поминках, всуе, предлагал.
Ответил я, мол, не подходит к чреслам,
Не для меня. Короче, отказал.

Всё, доченька, пора нам собираться,
Чрез день, иль два мы трогаемся в путь.
Теперь в столице будем обитаться.
Ты – дочь моя, а там не кто-нибудь.

Сенатор, кстати, про тебя заметил,
Что хороша ты, вся пошла в отца.
Не замужем? А я ему ответил,
Что дочь моя достойна и дворца!

Он улыбнулся, но сказал: «Поминки
Не лучшее нам место обсуждать
Для будущего светлые картинки».
Сказал, что в Петербурге будет ждать.

2.
Столица! Петербург! Очередная веха
Пути Светланы пагубный наверх.
Ждёт город нас. Но вот какого века?
Ван Гог поможет написать наш век.

Мазками крупными он, в Лешего манере,
Нам нарисует время, да и быт.
Окажемся мы с вами в интерьере…
А что там папенька Светлане говорит?

-Я приобрёл здесь жалкие останки
В Ораниенбауме дворца Петра…
Лишь третьего! Трудились спозаранку
Все дни. Что ж, посетить его пора.

В столице я доходный дом снимаю;
Сам начал строить несколько домов.
Пока что сам я в этом обитаю.
Дворец, надеюсь, будет наш готов

Уж вскоре, мы туда переберёмся.
Там дачи, тишина, везде покой.
С соседями поближе там сойдёмся
И в гости будем ездить к ним порой.

Жила ты у меня провинциалкой,
И здесь тебе большой шум ни к чему.
Но загородом жизнь не будет жалкой –
Устроимся, усилья предприму

Я к твоему, Светлана, появленью –
Столичный осчастливишь ты бомонд.
Пока же дань, прошу, отдай терпенью,
Не выходи ты даже на балкон.

-Ах, папенька, всё сделаю, как скажешь.
Сама я никуда не тороплюсь.
Единственно, прошу, меня уважишь –
От скуки помереть я здесь боюсь –

Ты мне пришли каких-нибудь романов,
Мы с фрау почитаем по ночам.
Я так люблю иллюзию обманов.
Романтике любви свой долг отдам.

-Вот любите вы девицы такое!
Ну, хорошо, я с нарочным пришлю.
Почитываю сам уже порою.
-Ах, папенька, как я тебя люблю!

Они в доходном доме поселились,
Но заняли всего один этаж.
Мадам и фрау вместе разместились,
Чтоб был не так заметен эпатаж.

А то мадам к Ван Гогу порывалась –
Он поселился выше этажом.
В конце концов, с надеждами рассталась,
Осталась с фрау здесь к лицу лицом.  

С Кикиморами Леший обживался –
Из леса нежить и в столицу «бух».
К бабуле он в лесочек собирался,
Чтоб рассказать про славный Петербург.

Но всё потом: - Кикиморки, гуляем!
Кутнём на мой последний гонорар!
Деньгу на удовольства обменяем!
-А ты, Лешак, для нас не слишком стар?

-Ах, зелень, ах, пиявки вы такие…
-Да, шутим мы, Винсентик, дорогой!
-Ах, вы ж мои модельки дорогие!
Что ж, выбирайте ресторан любой!

Поменьше только, я прошу, шумите –
Здесь, как никак, всё ж, а столичный град!
Зелёненькие, всё, пошли, ведите!
Они пошли куда-то наугад.

Мадам осталась с фрау и терзалась,
На улице услышав голоса.
Как? Он ушёл? Она же здесь осталась!
И что? На голове рвать волоса?

Ну, нет, трухлявый пень, ты не дождёшься.
Не буду тоже сиднем я сидеть.
С поганками своими в дом вернёшься.
Что ж я должна в окно тебя глядеть?

Нет. Ночь придёт, куда-нибудь слетаю,
Развею свою скуку вдругорядь.
Мадам не знала – ночи наступают
Здесь белые. При свете же летать

Она боялась, может быть, стеснялась:
Приличная мадам – и на метле…
Она так никуда и не собралась,
Заснула с головою на столе.

Светлана с фрау тоже были дома:
По комнатам прошлись не торопясь.
Ещё была дорожная истома,
Но Светин взгляд уже горел, искрясь:

-Ну, наконец-то мы с тобой в столице.
Ах, фрау, я же так люблю папа’.
И всё боюсь ему проговориться.
-Отцовская любовь, дитя, слепа.

Он видит то, что сердце его хочет.
Глаза свои пред ним не отводи.
Язык твой пусть сам по себе лопочет.
И больше чувств отцовских в нём буди.

-А, может быть, пред ним я виновата?
Сама же ведьмой захотела стать.
Сама ступила на стезю разврата.
-Ах, перестань комедию ломать.

Сама судьба тебя мне подарила,
Сама была ты ведьмою в душе.
Ты здесь, со мной, ты – вражеская сила.
Тебя не переделаешь уже.

И вообще, что это за сомненья?
Ты – страсть любви, огонь, что может сжечь!
Ну, наберись немножечко терпенья
И будет столько самых разных встреч.

-А Леший наш куда запропастился?
Хотя, я знаю – он пошёл кутить.
Да-а, по наклонной Гогик покатился.
А, впрочем, нам же так и надо жить!

-Да, мы с тобою вражеская сила,
Изнанка жизни, парадоксов цвет.
Нечистая столицу навестила.
Пождём немного, и выходим в свет!

-Папа’ уехал в Ораниенбаум.
Там надо ему что-то доглядеть.
А чем займёмся мы с тобою, фрау?
-Кикимор нет – пойдём котов смотреть?

Там, знаю, есть такие экземпляры…
Мы парочку из них себе возьмём.
-Да, фрау, хватит нам, пожалуй, пары.
Хоть будет чем заняться нам потом.

Герои наши в доме обживались.
Хотя, зачем? – так, временный приют.
Ну, ничего. Безделью предавались
И ждали книг. Когда же принесут?


 

3.
-Светлана! Где ты? Дочка, я приехал!
-Папа’, ты прибыл. Слава небесам!
-Последняя исправлена помеха –
Назавтре мы переезжаем к НАМ.

Наш особняк готов. Ты собирайся,
А я в контору, у меня дела.
-Вот так всегда!
            -Ну, ну, не обижайся!-
И он присел на краешек стола.

-Светлана, я промышленник известный.
Ещё задумал строить здесь дома.
Я там, я здесь, я нужен повсеместно.
Ты привыкай, хозяйствуй тут сама.

Ты – дочь моя. Смотри, как повзрослела.
Какие у тебя лицо, осанка, стать.
Тебя одну оставить можно смело.
-Ах, папенька, вот льстишь ты мне опять.

И, кстати, я сошлась так близко с фрау –
Она сама ведь голубых кровей.
Когда приедем в Ораниенбаум,
Пожалуй, поселюсь я вместе с ней.

-Как хочешь, дочка. Дело за тобою.
Но не престало с гувернанткой жить.
-Папа’, опять ты ссоришься со мною?
-Ну, хорошо же! Так тому и быть!

А я ушёл. А завтра уезжаем.
Сегодня думаешь ты чем себя занять?
-Сначала с фрау книгу почитаем,
А после вещи станем собирать.

-Вот что скажу тебе, моя родная,-
Так фрау начала свой монолог.
-Вот книги мы с тобой сейчас читаем,
Из них нам можно вынести урок.

Ведь сколько книг, так столько и сюжетов,
Как дело нам с тобою повести,
Как стать нам обожания предметом,
Принять нам что-то, что-то отмести.

Ведь книги, Света, многому научат.
Они – суть знаний испокон веков.
Пускай за нас порой решает случай,
Но план всегда заранее готов.

И пусть пока любовные романы –
Мы наберёмся опыта из книг,
И сделаем из девушки Светланы
Мы ведьму, королеву всех интриг.

Ты, девица, читай про пыл любовный,
И опыта, читая, наберись.
Что делал над тобой отец духовный –
Сам Дьявол – вспомни, Света, оглянись.

Теперь сама раскладывай на ложе,
Как хочешь ты зарвавшихся мужчин.
Их волю, сердце, душу ты стреножишь.
Тобой доволен будет Господин.

-А ты, скажи, что делать будешь, фрау?
-Предчувствие тревожное одно…
Когда прибудем в Ораниенбаум,
Тогда, надеюсь, будет решено!

-Что за предчувствие?
                   -Пока не стану
О нём с тобою, детка, говорить.
Да, и зачем запутывать Светлану.
Давай, читать. Какую нам открыть?  

И принялись они вдвоём за чтенье.
Заучивала память их слова,
Какое у героев положенье,
И где же героиня их права.

Каких мужчин себя любить заставить,
Каким порой небрежно отказать,
Их волю в русло нужное направить,
Заставить изнутри себя терзать.

Как подчинить своей их только воле,
Чтобы они забыли обо всём,
И в нетерпении твердили бы: «Доколе?»,
Сжигая душу ревности огнём.

Как будет всё? Пока она не знала,
Но верила в взошедшую звезду.
Пока она романы лишь читала,
Всё впитывая тут же на ходу.

За окнами на город падал вечер.
Ван Гог пораньше обещал придти.
Зажгла Светлана в канделябрах свечи,
Решила чемоданы принести.

Да, надо бы в дорогу собираться,
И вещи с фрау все упаковать.
Пора бы нам уже обосноваться –
Не терпится Светлане полетать.

Ван Гог, как обещал, вернулся раньше
С моделями. Конечно, под «шафе»:
-В столице этой, фрау, столько фальши,
И пишут тут не «кофе», а «кафе».

Гульнули мы с моделями на славу.
Тут у художников-то есть и свой кружок –
Я нарасхват: налево и направо.
Ну, что, мадам, кутнём на посошок?

А грустная мадам в дверях стояла,
Глядела с вызовом она на жениха.
Потом вдруг улыбнулась и сказала:
-А что? Кутнём! Мы все не без греха!

Светлана с фрау быстро стол накрыли;
Мадам послала – быстренько Ван Гог
(Про вещи тут же все они забыли)
Шампанского корзину приволок.

Кикиморы порхали, всем мешая:
-Сюда бы нашу бабушку Ягу!-
Пускали слюни, яства предвкушая:
-Когда за стол? Дождаться не могу!

Опять отъезд!
        -Ну, что, тогда с отъездом!
Я предлагаю выпить, господа.
Мы мало познакомились с сим местом,
Но будем наезжать ещё сюда.-

И Леший с чувством рюмку опрокинул –
Он водку пил (в шампанском пузырьки)
-Однако, ты речугу и задвинул.
А выпил как?
         -Так мастерство руки!

И, вообще, художники здесь тоже,
Заметил я, все беспросветно пьют!
Но пьют они – кто расплатиться может.
А кто не может – беспощадно бьют.

Случается, у них и угощают,
Кто получил хорошенький заказ.
Упьются в усмерть, сразу всех прощают.
Меня вот угощали там не раз.

-Конечно, ты же наша знаменитость!-
Отметила ему сама мадам.
-С деньгами ты всегда сама открытость.
В лесу бы так!
          -В обиду лес не дам!

Я фрау предлагал уже вернуться.
Она в ответ, что здесь у нас дела.
А сколько будут те дела тянуться?
А фрау ему водки налила:

-Винсент, любезный! Ты у нас художник!
Нас завтра загород вывозят жить –
Возьмёшь мольберт с собой, возьмёшь треножник
И будешь на природу выходить.

И там леса, наверняка, не хуже.
Тебе мы предоставим выходной –
Ты по своим лесам тогда покружишь,
Поностальгируешь и к нам домой.

Кого хотите Вы уговорите.
Мадам, за Вас. Мужчина стоя пьёт.
Так, фрау – за Светлану! Повторите!-
И ждёт стоит, покамест та нальёт.

-За вас за всех я должен выпить стоя.
У нас заведено так, у мужчин.
-Ах, Леший! Ах, оставьте нас в покое.
Вам только бы опустошить графин.

-А что графин?.. Который муж графини?
Ха-ха, удачно это я сказал.
Нам, фрау, то есть мне – мужчине –
Вы, женщины, лишь как материал.

Художник я! Пускай пришёл из дебрей.
Я это понял ещё там – в лесу.
-Ага, среди волков и диких вепрей!
-Цыц, баба!.. с бородавкой на носу…

Нет, вы скажите, я ещё Светлану
Готов в любом обличье рисовать.
Мадам, а Вы когда у нас по плану?
Хотите, буду лично раздевать?

Мадам, краснея, шмыг за клавикорды
И что-то начала на них играть.
Кикиморки – зелёненькие морды –
За Лешим вышли в круг потанцевать.

Шампанское в Светлане заиграло
И припустилась она тоже в пляс.
Из-за стола же фрау наблюдала,
С фигуры Светы не спуская глаз.

Да, весело был этот день окончен…
Отец к утру коляски подогнал.
Заметил он Ван Гогу между прочим,
Чтоб в дам он перегаром не дышал.

Вскочил отец последним на подножку,
Извозчику команду дал: «Пошёл!».
(А как же? Посидели на дорожку)
Светлану дальше путь её повёл.
 
4.
-Ах, это померанцевое древо*!
Как здесь чудесно, и прекрасный вид.
Дворец Китайский – поглядим налево,
Чуть дале – Меньшиковский там стоит.

Данилыч**, говорят, сей померанец
В оранжерее у себя растил.
А в князи вышел из низов, засранец.
И что? Зато как после этого зажил.

Царь Пётр знал кого к себе приблизить.
А что не так – на дыбу, под топор,
Иль в рекруты, когда хотел унизить.
Поэтому Великий до сих пор.-

Отец Светлану с местностью знакомил.
Доехали и встали у дворца.
Два этажа – Петруша экономил?
Нет, не скажи. Не потерял лица.
 
И место хорошо, и парк уютный,
От крепости*** ворот въездных остов.
Там где-то пруд, пока ещё не мутный.
Не зря папа’ нам выбрал этот кров****.

И до столицы будет недалече –
Мы с фрау вмиг на мётлах долетим.
Назначить в парке можно наши встречи.
Об этом с немкой мы поговорим.

Ах, вот оно! Ведь фрау-то из немок.
И немцем же был наш Великий князь.
Задумчива она в последне время.
Какая-то, но кроется здесь связь.

Здесь Пётр третий-то отгородился
От царственного русского двора.
От веры пусть своей он отступился,
Но знал, ещё придёт его пора.

Здесь Фридрихом своим он восхищался,
Устраивал всё на немецкий лад –
В душе ведь немцем так он и остался,
Хотя надел наш царственный наряд.

И фрау наша что-то загрустила,
Задумчива она в последни дни.
Лицо своё вдруг долу опустила –
В него попробуй снизу загляни.

И веселится как-то через силу.
Выдавливанью радостных гримас
Сама меня когда-то научила –
Всё на себе же пользует сейчас.

И всё-таки же Ораниенбаум,
Как кость и почему-то поперёк.
Хотелось бы разговорить мне фрау.
Ну, ладно, дам сегодня ей намёк.

Устроились довольно-таки быстро.
И в этой новосельной кутерьме
В душе Светланы (и пускай нечистой)
Не появилось мысли о тюрьме.

Пусть временами мысли посещали,
Что папенька её здесь и запрёт –
Он дал понять всего двумя словами,
Что будет всё совсем наоборот.

И выделил Светлане с фрау спальню,
Как ей уже он это обещал.
Всё было для Светланы идеально.
А, уходя, папа’ поцеловал.

Опять дела. И вновь они свободны,
И снова предоставлены себе –
Иди же ты, куда душе угодно –
Пошли они по парковой тропе.
 
На фрау Света прямо посмотрела
И задала ей мысленно вопрос.
Прошли чуть-чуть. На лавку фрау села.
Слова до Светы ветерок донёс:

-Здесь Пётр жил по исчисленью третий,
И дух его остался до сих пор.
Я чувствую, что он меня заметил
И на себе я ощущаю взор.

Про это место от отца услышав,
Как данность эту встречу приняла.
Моим воспоминаниям остывшим
Пора ожить, как вижу я, пришла.

Но ничего, душа моя не ропщет –
Что может испугать, как я, старух.
Пусть был убит он всё-таки и в Ропше,
Но обитает здесь незримый дух.

В былые времена мы с ним встречались,
И наших душ тревожен был дуэт.
Но мы тревогой этой наслаждались.
Но… совершило время пируэт.

Тогда Наполеон пришёл в Россию –
В глубинку я была увезена.
Душа моя вернуться не просила –
Любовь на дне её погребена.

Да, Света, я тогда влюбилась в призрак.
Как, что, сама не знаю почему.
Сошла с ума – был первый скорый признак,
Но верила я сердцу своему.

В те времена я ведьмою и стала.
Накручено в судьбе моей всего.
А вот любви я больше не искала,
Всю жизнь так и любила одного.

И дух его забыл про Воронцову***** –
Меня он тоже сразу полюбил.
В плену у ощущений этих новых
Его же дух, как тень за мной ходил.

А что сейчас мне ждать от этой встречи?
Лишь знаю – до сих пор меня он ждёт.
-Зачем же душу Вам свою калечить?
Встречайтесь с ним, как только ночь придёт.

Впервые слышу я про привиденье,
Что девице смогло внушить любовь.
А как же поцелуи, вожделенья?
А как же страсть, что так волнует кровь?

-Сама, Светлана, этого не знаю.
И не сказать, чтобы он был красив.
Но до сего я по нему скучаю,
Пусть век назад и был он телом жив.

Не называю это я безумством.
Сама себя решила отрешить
От будущего, и дав волю чувствам,
Которых не могу себя лишить.

Я столько лет преемницу искала,
Судьба тебя на блюдце поднесла.
Сюжет такой не я нарисовала,
А жизнь меня обратно привела.

Лишь знай, Светлана, что я не покину
Тебя. Родным нам станет дом.
Ван Гог покажет в городе картину –
Богатый урожай мы соберём.

-А со своей любовью познакомишь?
Он так неоднозначен был тогда.
-Своих ты, Света, чувств не экономишь.
А, впрочем…. Ты пока что молода.

Я как-нибудь организую встречу –
Он тоже не особенно людим –
Когда ещё душою искалечен –
До сих покой ему необходим.

Во мне нашёл лишь родственную душу,
Открылся и себя всего отдал.
Но, так и быть, спокойствие нарушу.
Надеюсь не поднимет он скандал.

День угасал. Подруги возвратились
В свой новый дом (на сколько долгих лет?).
На окна тюлем сумерки спустились,
И в некоторых появился свет.
===============

*-Oranienbaum (нем.) – померанцевое дерево.
**Данилыч – Александр Данилович Меньшиков. Сподвижник Петра I.
***Крепости – крепость Петерштадт. Потешная крепость Вел. Кн. Петра
Фёдоровича.
****этот кров – после смерти Петра III крепость и дворец приходят в
запустение. Лишь в конце XIX века дворец ремонтируется и
реставрируется.
*****Воронцова – любовница, фаворитка Петра III.
 
5
 Когда отец промышленник, не значит,
Что высший свет тебе откроет круг.
Он может о тебе лишь посудачить,
А вот когда появится свой друг –

Один из тех: из общества, из «сливок»,
Кто носит титул и амбиций воз,
Кто не захвачен жизнью в плен красивой,
А думает о ней уже всерьёз.

Конечно же, тебе не стать царицей,
Великою княгиней – помечтать.
Рулетка жизнь, в ней может всё случиться.
Оружием должна ты обладать.

Оружие твоё неотразимо –
Естественно, что это красота.
Пусть взгляд не проскользит, не видя, мимо.
И истина сия для всех проста.

А если красотою обладаешь
Ещё и в сочетании с умом
Того, кого любимым почитаешь –
Мечтай уже о многом, о большом.

Пройти ты сможешь словно по ступеням,
А можешь сразу в облака взлететь.
Пока ты молода, твоим стремленьям
Готова я хвалебный гимн пропеть.

Увижу ли Великою княгиней
Свою Светлану? Вот моя мечта.
Она меня, надеюсь, не покинет.
А, впрочем, стану не нужна тогда.

Останусь здесь я со своей любовью –
Пора уже мне будет на покой.
Примкну к потустороннему сословью.
Ах! – провела она по лбу рукой.

-Нам надо будет навестить столицу,
Узнать бы нам, где в ней дают балы.
А, впрочем, тут умеют веселиться –
Когда богаты, то и веселы.

-Эй, тётушка! – в дверь Леший постучался.
-Хочу Вас и Светлану пригласить –
С моделями своими постарался –
Сегодня галерею посетить.
 
Да, Леший во дворце же галерею
Открыл. Был предоставлен ему зал.
-Рисую, - говорит, - и лицезрею,
Что мне Ван Гог тут кистью наваял.

Ван Гог пыхтел, а Леший-то старался,
Писал одну, иль две – как дня итог,
И тут же в галерее выставлялся
И подпись ставил он в углу «Ван Гог».

Так счастлив был наш Леший поделиться
Достигнутым успехом на стезе
Художника. И начинал светиться,
Как солнца луч на радости слезе.

Он дамам представлял свои картины,
Кикиморы же вторили ему.
Довольные его моделей мины
Рекламой были, судя по всему.

-Винсент, а вот и место для «Светланы».
Не хочешь здесь картину закрепить?
-Но, фрау, а вывешивать не рано?
Отец Светланы может запретить.

-Ах, Леший, мой папа’ здесь насмотрелся
И не таких, скажу тебе, работ,
Пока в кругах он этих повертелся.
-Но Вы же дочь?
              -Так пусть наоборот

Он дочерью своею и гордится,
Что написал её Винсент Ван Гог.
-А колик с ним, однако, не случится?
Пусть он душевен, но бывает строг.

-Но красоты стесняться не престало,
Тем более её же запрещать.
От древних греков всё берёт начало –
Они натуру стали раздевать.

Ведь красота сокрыта в совершенстве,
И тело человека в том пример.
Взгляните на «Светлану» и блаженство
Захватит вас превыше всяких мер.

Отец Светланы будет ей гордиться,
Что дочь его останется в веках.
Он с этой мыслью будет спать ложиться,
И дочь носить он станет на руках.-

 Тут фрау понесло. Вся раскраснелась,
Но далее продлила монолог:
-Ведь дочь его тут проявила смелость,
Да и писал её же сам Ван Гог.

Надеюсь он поймёт её стремленье.
Вы знаете картины этой суть:
Она сама же выберет решенье,
Когда, в чью душу глубже заглянуть.

Кого забыть, как зрителя простого,
Кого в себя до гроба вдруг влюбить,
Не дать уже пути ему другого,
И вообще не дать спокойно жить.

Отец в глаз пусть дочке только глянет
И тут же сам даст правильный ответ.
Препятствовать Светлане он не станет,
Светлана не услышит слова «нет».

На этом все они и порешили,
Картину её месту поручив.
В себя надежду на исход вселили,
Бутылочкой вина всё завершив.

Отца Светланы не было неделю,
А, может быть, и более того.
Они же ожиданьем себя грели,
Лишь Свете всё хотелось одного:

Когда же её фрау познакомит
С любимою бесплотною душой,
И пребывала в сладостной истоме,
Рисуя эту встречу пред собой.

И, наконец-то, фрау согласилась,
Светлану на знакомство повела.
И вслед за нею та в подвал спустилась,
К железной двери тихо подошла.

А фрау наша тихо постучала:
-Петруша, это я к тебе пришла.
Собой пространство осветив подвала,
К неё вышел тот, кого она ждала.

Был невысок и некрасив, с улыбкой,
Однако, не испортившей лица,
И взгляд какой-то радостный, но липкий,
Он им тебя прощупал до конца.

-Светлана, разреши тебе представить:
Мой Пётр, а когда-то и наш царь.
-Да, я хотел моей страною править –
Я был её законный государь.

-Мне хорошо история известна.
Сочувствие могу лишь Вам излить.
И Воронцова мало интересна.
Как фрау Вы смогли в себя влюбить?

-Ах, это? – и опять его улыбка.
-Она пришла сама, одна, молчком,
Когда свою настраивал я скрипку,
По струнам проводя едва смычком.

Когда же скрипка Бахом зазвучала,
То фрау целиком ей отдалась.
И каждой ночью нас здесь навещала,
И надо мною захватила власть.

Вдруг оказалось – родственные души –
И – преданы. Вот только я убит.
Увы, меня там не хотели слушать.
А жёнушке пусть Бог за всё простит.

Чуть хриплый голос странного виденья
Светлане показался пропитым –
Напиткам отдавал он предпочтенье,
Что голос его сделали таким.

Ещё они о чём-то говорили,
О горестной царя Петра судьбе.
Но вскоре свою встречу завершили,
Ушла Светлана в комнату к себе.

А парочка направилась в аллеи
Под белыми ночами погулять.
Друг друга, по-хорошему жалея,
Им было, что ещё повспоминать.

(продолжение следует)
Поэт

Автор: nicholas1960
Дата: 09.08.2015 22:47
Сообщение №: 120233
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Преодоление пути, Преодоление течения, Чтоб продолжение найти И быть во власти продолженья! Преодоление преград, Преодоление неволи, Чтоб продолжению был рад И продолжением доволен. Благодарю тебя за то, Что ты была преодоленьем. Одна лишь ты - другой никто Не мог моим быть продолженьем!

Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Вы действительно хотите удалить это сообщение?

Вы действительно хотите пожаловаться на это сообщение?

Последние новости


Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 51 гостей

  Наши проекты


Наши конкурсы

150 новых стихотворений на сайте
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ivanpletukhin
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ivanpletukhin
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Кетлен
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Сергей
Стихотворение автора Сергей
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Сергей
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Леся
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора Сергей
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора ivanpletukhin
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора Vasil
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора Vasil
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Сергей
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Алекс
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Ткаченко
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Сергей
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Сергей
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
  50 новой прозы на сайте
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора Леся
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора vera
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора витамин
Проза автора paw
  Мини-чат
Наши партнеры