Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

НАШИ ПРОЕКТЫ СЕГОДНЯ

Приглашаем к участию в сборниках

Приглашаем к участию

в сборнике прозы "СЕРЕБРЯНЫЙ РОДНИК-7"

Приглашаем всех в сборник

О ДОБРЕ

Читайте бесплатно

Книги из нашей библиотеки

Наши книги в магазинах

крупных книжных сетей России

Форум

Страница «paw»Показать только стихотворения этого автора
Показать только прозу этого автора

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «paw»

Осень 197.. года. Факультет технологии хлебопродуктов Краснодарского политехнического института.

Стайка парней и девушек, сгрудившись возле дверей с лаконичной надписью «Распределение на практику», встречала каждого выходящего из неё одним и тем же вопросом:
— Куда?
***
Не знаю, как другие, но лично я, использовал ежегодные практики для того, чтобы посмотреть (конечно, за счёт родной Альма матер2) города Советского Союза. Благо выбор студентам КПИ представлялся в то далёкое советское время обширный. Хочешь, отправляйся в Москву или в Ленинград, а можешь отбыть в Куйбышев или «в глушь, в Саратов»3.
Родимая институтская бухгалтерия оплачивала практиканту проезд в оба конца, причём даже не в плацкартном вагоне, а в солидном купе! Да ещё и выдавала на руки суточные. Это не считая стипендии, если студент её получал по итогам последней сессии. Вдобавок, к этакой благодати ещё полагалась и заработная плата, если принимающее предприятие располагало рабочей вакансией.
Эта возможность получить некоторую сумму честно заработанных тугриков, то есть — рублей и сыграла со мной злую шутку.
***
В Москве и Ленинграде жильё надо снимать за свой счёт. В остальных городах его представляли и бесплатно элеваторы или мельницы. Вот я и решил, что настало время познакомиться с великой русской рекой, именуемой Волгой.
Скорый поезд прибыл в славный город Куйбышев (нынче Самарой именуемый) ближе к вечеру. Дабы не ночевать на вокзале, со всех ног помчался в Отдел кадров элеватора, благо предприятие располагалось рядом с вокзалом.
Так мол, и так, прибыл для прохождения практики, прошу обеспечить жильём и заработной платой.
Старый кадровик без одной руки, с орденской планкой на поношенном кителе хитро прищурился и окая по-волжски, произнёс:
— И какую же, мил человек, зарплату желаешь получать? Большу аль маленькую?
— Повышенную, конечно — без тени смущения выпалил я. — Три года учёбы за плечами. Незаконченное высшее!
— Это уже серьёзно,- усмехнулся в седые усы хозяин кабинета. — Ступай к начальнице элеватора Зое Тихоновне. Скажи, что готов трудится на приёмке большегрузов. Вакансию собой закрыть... Незаконченное высшее! Надо же. Поглядим. Чем чёрт не шутит, авось и справишься.
И он, по-отечески, подмигнул.
***
Мои служебные обязанности заключались в том, чтобы со всей силы давить на старенькую кнопку с иностранным словом «start-up»4 в тот момент, когда на платформу подъёмника заезжал тяжеленный КАМАЗ.
Внизу включались электромоторы, приводящие в движение поршень. И зерно из грузовика, словно вода, текло в приёмные бункеры, после чего отправлялось на очистку.
Поволжье в отличие от родной Кубани — зона рискованного земледелия.5 Это я к тому, что в тот год урожай зерна собрали не во всех районах и мало. Поэтому заслуженные водители (один из них даже самый настоящий орденоносец!) день и ночь колесили по ближним и дальним колхозам, дабы доставить на элеватор гружённый доверху многотонный грузовик.
Я же, пока шоферы носились по полям, считал голубей, нахально склёвывающих зёрна пшеницы возле рабочего места, и отправлялся глазеть на баржи и пароходы, снующие по Волге. У нас, на Кубани, ничего подобного не увидишь. Размах, увы, не тот. Убивал время, как мог. И завидовал сокурсницам, работающим внутри элеватора, на агрегатах, именуемых красивым словом сепараторы.

23 часа. По местному времени. Авторазгрузчик

Спать хочется, сил нет. В глаза хоть спички вставляй. Но в коммуналку топать нельзя. Начальница прибегала. Сообщила, что приедет ещё один автопоезд, шофёра Лосева, того самого передовика-орденоносца! Мол, день по области гонял, и мы обязаны его зерно без промедления принять. До утра под воротами предприятия куковать он не намерен.
Подумаешь. Если он такой заслуженный, мог и сам кнопочку нажать. Делов-то, — хотел огрызнуться я, но удержался. — Мне что, отработал положенное, да и убыл в южные края, а им с передовиком автоколонны каждый год общаться.
***
Дождался. Даже залез в кузов, помог брезентовый полог снять. Затем быстренько разгрузил КАМАЗ — и шмыг в душевую. Побыстрее помыться — и на боковую. Пока не заснул стоя, словно лошадь.
Куском хозяйственного мыла голову обрабатываю, Битлов запрещённых насвистываю. Вдруг слышу.
— Парень, выручай. Вопрос жизни и смерти!
«Опять местный пьянчужка рубль будет клянчить. Достали эти алкаши. Нет бы днём, так нет же, ночью припёрся!» — пронеслось в голове. — Ну, я сейчас! Враз отучу от алкогольной зависимости!
Быстро смываю пену и…
Стоит в дверях сам товарищ орденоносец. Собственной персоной. Лицо — у мертвеца краше:
— Партбилет того! Понимаешь?
— Не, а, — окончательно прогоняя сон, признаюсь я.
— Из кармана и туда.
— Кккуда?
— В зерно. Наклонился, брезент прикрепить, а он, кажись, в бункер чёртов. Мать его ети. Знаешь, что бывает за утерю этого документа?
— Пппонятия не имею. Комсомольский, как получил ещё в школе, так сразу в ящик стола засунул. Там и лежит. Наверное.
— Партсобрание днём. И без билета нельзя. Никак.
— Пппочему? Вас, что в лицо уже не узнают? — съехидничал я.
— Давай! Одевайся быстрее и будем его в этой махине искать.
Лосев кивнул в окно, за которым светился огнями громадный портовый элеватор.
— И как ты себе это представляешь? — нахально переходя на ты, поинтересовался я. — Там десятки тысяч тонн зерна. На одной линии принимают, на другой очищают, а на третьей на баржу грузят. В автоматическом режиме! Практически без участия людей.
— Я, как коммунист, могу дать комсомольцу партийное задание?
— Можешь. Только выполнимое. То, которое мне по силам.
Снаружи послышался девичий смех. Одногруппницы переоделись и спешили на рабочие места в ночную смену.
— Найдёшь, я такое благодарственное письмо в институт состряпаю, что тебе пятёрки по всем предметам на год вперёд поставят.
Я уже не слушал. Напяливал спецовку и помчался за девчонками. Классный же повод провести ночь рядом с ними. А найдём партбилет или нет, на то воля божья. А вот помогает ли всевышний агностикам6 или нет, это в скорости и узнаем.
***
Сидеть и всю ночь пялиться на сепаратор, очищающий пшеницу от грубых примесей, ещё то занятие. Грохот машины и бесконечная зерновая река работают лучше любого снотворного. Если бы не смешливые помощницы, точно бы проглядел, как из металлического сита вылетел пыльный квадратик поблёкшего красного цвета.
***
То, что язык мой, главный враг, убедился тем же утром, отдавая Лосеву наиценнейший картон:
— Грубая примесь гораздо хуже, чем зерновая. Потому, как к ней относятся: палки, ветки, комья земли, ну и само собой, партийные билеты.
Водитель был не один, за его спиной маячил лично секретарь парткома элеватора. Он и лишил меня работы, именуемой «Не бей лежачего». Час спустя на стенде красовался новый приказ.
«Отныне и до конца практики, студент такой-то трудится в должности младшего зерносушильщика».
***
Зоя Тихоновна смотрела на меня снизу вверх.
— Значится к Ооглобле в поо-м-оо-щники. — делая ударение на букву «о» и произнося её по-волжски, нараспев, продолжила:
— Охохохоньки, даже не знаю, как из это вып-лы-ва-ть будешь.
Вроде бы у вас комплекция-то одинаковая. Да ты и помоложе его годков этак на двадцать. Может, даже и сдюжишь, ежели чего. Опять же зерно сушить надо. Дожди, почитай, кажный день с неба сыплють. Возьму грех на душу, потому как выхода иного нет. Понимаш. Приказ! Токма попроси его, чтобы обучил поскорее, и быстренько сам в смену становись. Будете друг-дружку сменять. Глядишь, и об-оо-йдётся. Да ты не пужайся раньше времени. Оо-пять же, на зерносушилке зарплата получше будет. Девкам станешь гостинцы покупать. Ты, я погляжу, парень-то, видный. Значит зазноба имеется. Я знаю, у студентов без этого никак.
***
Сосед по комнате, слесарь Микитич, узнав, что я назначен в помощники к какому-то Оглобле тоже стал охать, и по такому поводу приложился пару раз к бутылке с мутной коричневой жидкостью. Предложил и мне, но я отказался. Сослался на то, что скоро в ночную смену.
Глаза Микитича через минуту заблестели, язык стал заплетаться, но то, что он поведал, породило в моём теле некий холодок.
— Понимаешь паря, Оглобля — бывший зек. Отсидел четвертак от звонка до звонка за убийство. А так, мужик ничего, если его, конечно, не злить и поперёк не говорить, а тем паче делать. Потому, как если побьёт, то это почитай, повезло. Главное, чтобы не зашиб до смерти. Ему тюряга, что дом родной. Ещё один четвертак отсидит, потому как привыкший. Мотай на усы. Вон они у тебя какие развесистые, точно Мулявин-песняроский.

***
Оглобля, здоровенный мужик в наколках, орал мне в ухо, пытаясь перекричать грохот машин:
— Значит так. Слухай сюда. Видишь вот стрелочку? Так не дай бог, чтобы она опустилась до этой красной чёрточки. Будешь подкручивать колёсико. Усёк. Глаз со стрелочки не спускай. Иначе я его выбью. Или совсем зашибу, если натворишь сильно непотребное. Я спать, а ты бди. Потому как молодой, тебе спать вредно. Потом отоспишься. На кладбище! Урок окончен.
И наставник растворился в многочисленных подсобных помещениях элеватора. А я остался бдить, то есть следить за стрелкой и подкручивать колёсико. Усталость брала своё. Через пару часов даже ведро холодной воды уже не спасало. И я уснул. Проснулся под утро. С Волги дул прохладный ветерок. Моторы огромного здания гудели ровно и монотонно. Стрелка нервно дёргалась далеко за красной чертой. Я машинально закрыл руками глаза. Но Оглобли нигде не было. С помощью колёсика вернул стрелку в исходное положение. Спустя два часа появился зерносушильщик.
— Всё в порядке? Глаз ещё на месте? Он посмотрел на прибор, на стрелку, хмыкнул и, забрав вещи, ушёл в раздевалку.
Неужели пронесло? — мелькнуло в голове. — Кажись, не заметил.
***
В скорости пришли сменщики. А ещё через час я сидел на планёрке в малюсеньком кабинете начальника элеватора. Тихоновна пригласила к себе почему-то меня, а не штатного зерно сушильщика. Ей виднее, а мне польза. Отчёт по практике предстоит писать. Может, то, что там будут обсуждать пригодится.
— Поо-ра-бо-тали хорошо. Баржу загрузили без задержки. Вниз по Воолге ужо пошла. План по сушке подсолнечника даже перевыполнили. За это практиканту нашему отдельное спасибо. Только вот куда теперича шестьсот тонн жареных семечек девать, ума не приложу.
***
В следующую смену меня срочно вернули на точку разгрузки автотранспорта. Но ещё месяца два сотрудники элеватора, нет-нет, да и сворачивали к заветному бункеру, аппетитно пахнущему жареными семечками.
***
А как же Оглобля? Помер вскорости. Отведал в гостях грибочков, да и представился. После его смерти меня вновь возвратили в зерносушилку. Пшеница и подсолнечник в тот год с полей поступали уж больно влажные, аж вода с них капала. И представляете, после той злополучной ночи, я как увижу пульт управления и прибор со стрелкой, сон как рукой снимает!
***
Лосев своё обещание не сдержал. Никакой бумаги в институт не отправил. Привёз девчонкам килограмм конфет. А со мной даже здороваться перестал. Полагаю, из-за того, что я с уважаемым человеком той ночью нахально на ты перешёл!
1— Термин применяемый в системе Хлебопродуктов. Означает — отсев сепаратором грубых примесей поступивших на него вместе с зерновой массой.

2— Старинное название учебных заведений, обычно университетов. 3— Цитата из комедии "Горе от ума" Грибоедова Александра Сергеевича 4— пуск(Анг)

5— Территория с неблагоприятными для земледелия климатическими условиями. 6— человек, который не отрицает существование богов, но и не принимает сторону какой-либо религии или веры.



 


Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 21.05.2021 18:35
Сообщение №: 192957
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Комментариев всего: 1 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии

20 июня. 1857 год. Кастелламмаре-ди-Стабия

Бывший министр Российской империи Александр Иванович Чернышёв с трудом поднялся с постели. Опираясь на массивную палку, доковылял до окна. Внизу радовала глаз ухоженная цветочная клумба, обрамлённая стройными кипарисами, сквозь которые пробивалось жаркое, итальянское солнце.
«Такое же, как в тысяча восемьсот двенадцатом году в Париже. Или иное? Не помню. Да и не до светила тогда было. Поскорей бы унести ноги. Противный лязг гильотины уже ощущался за спиной,» — пронеслось в седой голове.
Старик оглянулся. Молоденькая служанка, Франческа, позвякивая красивым кофейным прибором, вкатила в комнату маленький столик на колёсиках.
Кивком поблагодарив девушку, князь вновь вернулся к воспоминаниям.
Мысли перенесли его в далёкую Русь, в тот день, когда отец, генерал и сенатор,1 расхаживал по дому и демонстрировал бумагу, в которой сообщалось, что его сын, Александр записан вахмистром в Конную гвардию. Отныне он кавалергард.
***
Время пролетит быстро. Его наследник научится сидеть в седле и будет блистать на балах и парадах. Слова отца оказались пророческими. В пятнадцать лет юноше довелось беседовать с самим императором. Тот запомнил сметливого офицера и издал указ о производстве его в камер-пажи.
Александр Иванович смотрел на девушку, раскладывающую по тарелочкам местные сладости, но мысли его по-прежнему были очень далеки от Италии. «Помнится, что радости от присвоения придворного чина я не испытал. По младости своей считал, что придворная карьера не для меня. Пришлось похлопотать и добиться перевода в Кавалергардский полк.»
А потом был Аустерлиц.2 И знаменитая «смертельной атаке кавалергардов»3, в которой принимал участие и мой полк. Погибли почти все, но в тот день злой рок миновал юнца,»- старик ухмыльнулся, — «я сумел выбраться из той баталии невредимым! Конечно, мы проиграли. Тому было множество причин. Но я-то выжил, да ещё и получил первую награду — крест Святого Владимира 4-й степени с бантом!»
До его слуха донёсся тихий звон. Франческа уронила на пол серебряную ложечку. Тут же её подняла и сделала извиняющий книксен4.
—Quanto sei imbarazzante. Vai a chiamare il mio cameriere5, — с трудом произнеся иностранные слова, старик опустился в кресло и вновь погрузился в воспоминания.
«В феврале тысяча восемьсот восьмого года Александр Первый отправлял меня в Париж передать личное послание Наполеону. Перед дальней дорогой он задал мне несколько вопросов. Помнится, я тогда дерзко ответил самодержцу. Присутствовавший при нашем разговоре князь Куракин, схватился за голову. Посчитал, что от монаршего гнева достанется не только дипкурьеру, но и лично ему.»
На этот раз из далёкого прошлого в день сегодняшний Александра Ивановича вернул троекратный стук в дверь. Много лет назад этому нехитрому условному знаку Чернышёв обучил верного лакея.
— Входи, поскорей. С утра дожидаюсь. Принёс то, что я просил? — князь взял в руки лорнет6.
— Вот, пожалуйста. Светлейший! — Вошедший с поклоном протянул старику толстую папку, но сообразил, что тому в руках её не удержать, подкатил столик и положил документы на него, после чего стал по стойке смирно, ожидая дальнейших распоряжений.
— Ступай. И предупреди челядь7, чтобы не беспокоили. Хочу побыть один на один с этим. — князь, ткнул дрожащей рукой в папку. Есть над чем поразмыслить. Отставной министр с трудом справившись с тесёмки, погрузился в чтение. Глаза слезились, но Чернышёв, не прерываясь, вчитывался в строчки, начертанные им много лет назад.
***
«Год спустя Александр Первый назначил меня личным представителем в ставке Наполеона во время боевых действий французской армии против Австрии и Пруссии. Это задание, потребовало от меня детальной проработки военно-политической обстановки в Европе. Армия Наполеона вторглась в Испанию, началась континентальная блокада Англии, назревала война с Австрией. Помогло то, что мне, выказывала знаки внимания королева Неаполитанская, сестра самого Бонапарта. Я же вынужден быть день и ночь играть роль легкомысленного повесы и ловеласа, иначе невозможно было бы несколько лет к ряду получать информацию о будущем противнике моей Родины.
Если бы Бонапарт знал, о чём рассказывали иностранному посланнику его приближенные и даже члены семьи! Иногда приходилось тратить собственные средства на информаторов. Однажды удалось завербовать сотрудника военного министерства Франции Мориса Мишеля. Тот входил в группу чиновников, которые регулярно, в единственном экземпляре, готовили сводку о численности и дислокации французских войск. Копию этих сверхсекретных документов Морис приносил мне.8
Французская контрразведка почуяла что-то неладное. Я ожидал ареста со дня на день. Помог случай. От плохо закреплённой свечи загорелся занавес. Многочисленные гости с упоением танцевали и флиртовали. Огонь заметили только тогда, когда полыхало всё здание. «Галантные кавалеры» тут же бросились к выходу, расталкивая женщин. Пришлось заняться спасением людей. Первым делом вынес из огня сестёр Наполеона. Много позже узнал, что император после этого случая приказал "ищейкам" оставить русского в покое. Я же получил приятное прозвище «любимец двух императоров». Отныне высокопоставленные чиновники, без тени сомнения, и не опасаясь соглядатаев, выбалтывали всё, о чём говорилось на закрытых совещаниях, регулярно проходящих во дворце. Главной депешей в жизни считаю малюсенькую записку, в которой сообщал: «Война неотвратима и не замедлит разразиться. Дату наступления, и направление главного удара».
Старик откинулся на спинку кресла. Зарыл глаза. Уснул. Чтобы уже не просыпаться никогда.
***
Франческа, вернувшаяся в комнату через четверть часа, хотела укрыть хозяина пледом, но, увидев безжизненное лицо, зажав рот руками, выбежала вон.

Несколько дней спустя

Перед роскошным палаццо9 останавливались кареты. Дипломаты Российской империи и подданные его высочества, узнав о трагедии спешили попрощаться со светлейшим князем.
Неожиданно для всех, мужчина облачённый в выцветший мундир офицера русской армии, сказал:
— О мёртвых или хорошо или ничего, но я всё же выскажу своё мнение — и подняв руку вверх, продолжил — на покойном лежит доля ответственности за наше поражение в Крымской войне. Судите сами, Чернышёв не поменял гладкоствольные ружья на нарезные. Уверял, что только смелость солдата и холодное оружие в рукопашной схватке окончательно решают исход баталий. Вот и воевали ружьишками образца французской войны.
— Что вы такое говорите! И не стыдно? — Перебил отставного офицера, чиновник из посольства,— Александр Иванович руководил реорганизацией центрального военного управления. Ликвидировал деление ведомства на строевую и хозяйственную части, и вообще, лучше, чем Александр Первый о нём высказался, и не скажешь! «Зачем я не имею министров, подобных этому молодому человеку»!10
Полемику прервал скрип распахиваемых половинок кованых ворот
Толпа разом загудела. Раздались возгласы:
— Выносят, господа! Поспешим проститься. Светлейший князь навеки покидает нас! Целая эпоха уходит!

1— Владел всего лишь девяносто девятью крепостными. Вполне возможно, что именно поэтому, много лет спустя, участвуя в следствии по делу декабристов, Александр Иванович крайне негативно относился к делу богатого родственника, графа Захара Чернышёва.

2— Битва под Аустерлицем — решающее сражение наполеоновской армии против армий третьей антифранцузской коалиции. Вошло в историю как «битва трёх императоров». 3— Самоубийственная атака русских кавалергардов. Два эскадрона кавалергардов пересекли ручей и бросились на врагов, вознамерившихся захватить знамёна одного из старейших полков русской армии.

4— В светском обществе — поклон с приседанием как знак приветствия или благодарности со стороны лиц женского пола.

5— Какая ты неловкая. Ступай и позови моего лакея.(Перевод с итальянского)

6 — Разновидность очков, пару линз удерживают с помощью рукоятки. 7— Родственники, друзья или прислуга хозяина, которые не имели собственного жилья и жили за его счёт. 8— Спешно покидая пределы Франции Александр Иванович совершил непоправимую ошибку. Сжигая в камине секретные бумаги не заметил, как одна случайно завалилась под ковёр. Сотрудники контрразведки её нашли, по почерку определили, что её писал Мишель. Агент Чернышёва был осуждён и окончил свою жизнь на гильотине. 9— Итальянский городской особняк

10— Резолюция на одном из донесений Александра Ивановича Чернышёва императору всероссийскому.



 


Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 01.06.2021 21:00
Сообщение №: 193032
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Дробно застучали сцепки вагонов. Состав остановился. Динамики донесли до уха мало понятные слова станционного радио.

Долго стоим?- буркнул сонный сосед, молодой парень, по имени Димка, любезно уступивший мне нижнюю полку.- Дожили. Скорые поезда, каждой избушке кланяются.

Его бормотание прогнало мой сон окончательно. Я вышел в коридор и чуть не столкнулся с пожилой проводницей.

Степановна, вроде бы скорые здесь не того? Случилось что?

Так ведь станция Графская. По всему видать, машинист из уважения тормознул. А может быть, кто из этих, из важных, подсаживается. Мне не докладывают. Наше дело, сам знаешь, чтобы вы, то есть пассажиры, вовремя сели, ну и покинули вверенный мне вагон без задержки.

Она хотела ещё что-то сказать, но по проходу двигался старичок в форменном кителе с эмблемой Российский железных дорог.

Ой, Илья Егорыч! Ты ли это? Да ещё в мой вагон! Что СВ-ный битком забитый?- проводница засияла.- К нам, в служебное, или вот сюда? Тут как раз местечко свободное имеется. Я сейчас за бельём сбегаю. Мигом.

***

Состав тронулся. И за вагонным окном потянулось длинное здание, с выцветшей вывеской вдоль фасада: «Цех эксплуатации локомотивного депо…. ЮВЖД». ..... лет подвигу машиниста Николая Ведринцева. Возле которого, несмотря на ранее утро, уже хлопотали женщины в синих халатах, приводя в порядок клумбу с пышными цветами.

***

Через минуту старик отвернулся от окна. По морщинистому лицу пробежала тень. Улыбка исчезла. И он поспешил занять своё место в купе.

***

Извините, пожалуйста, не успел рассмотреть цифры. Сколько лет подвигу? - Обратился Димка к ветерану железных дорог.

Пятьдесят пять. Да разве это имеет значение? Главное, чтобы не забывали.

Выходит, Николай Ведринцев его совершил не во время войны, а гораздо позже. Так сказать, в мирное время. Я не ошибаюсь?

  В купе вошла проводница, держа в руках стаканы, уютно разместившиеся в начищенных до блеска подстаканниках. Помещение мгновенно захватил аромат душистого чая, заваренного с какими-то неизвестными травами.

Я же извлёк из видавшей виды дорожной сумки нехитрые съестные припасы.

Егорыч — обратилась Степановна к новому пассажиру — поведай им о Ведринцеве. Я, было дело, сама собиралась, да у тебя гораздо сподручнее получится. Сам же гутарил, что в один год с ним в депо трудиться начал. Да и дела у меня. Убираться надо. А вы тут завтракайте, общайтесь. Ежели ещё заварочки, аль кипяточку, потребуется, так не стесняйтесь, зовите. Путешествие оно, дело чайное, застольное, разговорное.

***

Старик снял китель, и аккуратно повесил его на пластмассовую вешалку. — Мне бы, по возрасту пора на печке лежать, да на поезда издали поглядывать — он уселся за стол и отхлебнув из гранённого стакана, продолжил:

Мечту имею, давнюю. Ему достойный монумент соорудить. Еду в отделении дороги денег на хороший памятник, выпросить. И вообще. Можно же конкурс железнодорожников имени Ведринцева организовать. Только вот тем, кому по это должности положено, всё как-то недосуг.

Дима попытался достать из кармана бутылку водки, но передумал, вернул на место и, глядя в глаза нового пассажира тихо попросил:

Расскажите о нём. Пожалуйста.

***

Илья Егорович будто бы не расслышал просьбы. Смотрел на сидящего напротив парня и молчал. Наконец, сделав очередной глоток, молвил:

В те сутки Коля вёл состав с пассажирами, по маршруту Воронеж – Анна. Ночь хоть глаз выколи. Но, как у нас говорят, плечо знакомое, изъеженное. Каждый кустик и деревцо по сто раз примечены. Вот за тем изгибом кривизна пути возрастёт, начнутся поля аж до самого пригорода.

И вдруг впереди на путях здоровенный тёмный предмет! Аккурат между рельсами.

Трактор с плугом! Мать его! — выкрикнул помощник.

А люди? — Ведринцев всматривался в дорожное полотно и что есть силы давил на тормоз.

Не видать. Сбежали!

Серёга, прыгай! Вон из кабины!

И что, прыгнул? Спасся? — перебил рассказчика Дмитрий.

А как ты думаешь, от кого я это всё узнал? Подчинился! Сиганул. Посему и выжил. А Коленька до самого столкновения жал и жал на тормоза. Не о себе думал в последний миг! О людях! Коих ему довести живыми доверили! И смягчил-таки удар! Но локомотив — он же впереди состава. В общем принял смерть по-военному! На боевом посту.

В вагонах, конечно, у людей ссадины, ушибы. Ерунда. Дело житейское.

А тракторист? — Димка, что есть силы сжимал свой рюкзак. — Он как на путях оказался? Да ещё ночью!

Шабашил целый день. Огороды людям пахал. А те угощали! Вот и надрался вусмерть! И с залитыми зенками попёрся через железку. Застрял на полотне. И...поплёлся в посёлок. Спать!

Хоть по заслугам получил? — Вступил я в разговор. — На сколько посадили? Пожизненно?

Срок, конечно, впаяли большой. Да что толку. Вернулся домой раньше времени. Клялся собутыльникам, что вёл себя «за колючкой» исключительно образцово. А машинист не вернулся. Наградили, как полагается, орденом. Посмертно. Имя присвоили остановочной площадке. — Старик рукой смахнул предательскую слезу.

Вновь возникшая в дверях проводница кивнула в окно — Вон он обелиск, малюсенький, на месте трагедии. Как раз то жуткое место проезжаем. — Поставила на стол очередную партию подстаканников. —Чего уж там. Видела её у тебя. Доставай, открывай, парень, беленькую! Помянем! Сто граммов, можно!

  Димка потянулся за бутылкой, но старик его решительно остановил. — Не надо! Колька из-за неё, проклятой, жизни лишился. Помянем героя нашим, железнодорожным, крепким! — Илья Егорыч встал, сжимая в руке блестящий подстаканник.

Мы дружно последовали за ним.

За железнодорожника! Не просто выполнившего свой долг, а за человека, до последней минуты оставшегося человеком! — Егорыч одним махом осушил свой стакан.

 

 

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 08.06.2021 09:59
Сообщение №: 193053
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Об аэробном1 брожении и первобытных племенах

Миллион лет до нашей эры

По вечерам они любили рассаживаться вокруг большого камня с плоским верхом, который предки нарекли непонятным словом — трибуна.
Сегодня беседа, как и вчера и позавчера, началась с обсуждения традиционного вопроса: — почему племя зовётся странным словом Писатели. Кто такие писатели, не знал никто. Вождь по имени Графоман утверждал, что это слово священно и в будущем, через миллион лун и солнц оно, не всем конечно, но кое-кому будет приносить доход. Что такое доход до конца объяснить не мог, но утверждал: — это, когда вкусно и сытно.
Затем первобытные люди переключались на «перемывание косточек» особям из соседнего племени, тем, которые при встрече вместо обычного «Здрасьте», били себя в грудь и выкрикивали странное слово Критик.
Больших сражений между племенами, слава богу, не случалось. И не из-за того, что численность Писателей превышала количество соседей многократно, а из-за разных вкусовых пристрастий.
Критики с малых лет были заядлыми антивегетарианцами. А всё потому, что их вождь, Великий Редактор, обладал таинственным знанием. Был сведущ в запредельной области первобытного человеческого познания и отличал по вкусу продукты аэробного брожения от анаэробного. А посему, время от времени, запирался в персональной пещере, готовил зелье, именуемое трудно произносимым словосочетанием «Уксус винный». Соплеменники поливали им случайно забредшего на их территорию одинокого писаку и жарили несчастного на медленном огне, выкрикивая при этом странное заклинание: «Каннибалы не мы. Мы не каннибалы, а просто первобытные мясоеды».
Графоман рецепта уксуса не знал и, топая босыми ногами, утверждал, что употреблять в пищу надо исключительно коренья, лежащими под ногами, а по праздникам исключительно полезно понюхать траву.
Соплеменники внимали вождю, но с завистью посматривали в сторону лежбища Критиков. Оттуда нахальный ветер приносил ароматный запах, жарящегося деликатеса.
***
В тот злополучный день вождь-веган, в очередной раз внушал подчинённым, что грызть мясо это грех. Что такое грех не объяснял, велел верить на слово. Ибо его, то бишь живую плоть, надо добывать, следовательно, охотиться — трудиться. А коренья растут сами по себе, да и трава зелёная тоже. Хочешь голыми руками выковыривай, а хочешь соседа по пещере заставь, предварительно обыграв несчастного в буриме2.
И вдруг произошло неслыханное. На трибуну, пыхтя и фыркая, взобрался толстый писатель по имени Самоед.
Ладно бы вскорабкался, это полбеды. Он, нахально перебив вождя, завопил во всё горло:
— Доколе? Я к вам обращаюсь! Доколе мы будем вдыхать этот бесподобный запах, прилетающий сюда из соседнего селения? Чем пахнут наши коренья и трава?
— Корньями и травой! — гаркнули снизу.
— А чем пахнет их еда? Кто знает?
— Ммясом, — промямлили писатели.
— Кто его хочет, поднимите руки! — при этих словах оратор первым вскинул вверх сразу две. И увидев под собой колышущийся лес грязных ладоней продолжил:
— Так чего же мы ждём? Нас ведь тьма тьмущая! Пойдём и отымем! И сожрём на месте.
— Изымем! Сожрём! — вторили снизу.
— И женщин их, белокурых, тоже того, отымем, — пискнул худющий писатель, стоящий поодаль, — они такие ап, ап, аппетитненькие.
— Вперёд! За мной на ненавистных Критиков! Айда! — орал Самоед, слезая с камня.
— За ним, бегом марш, — в разнобой кричала толпа, топчась на месте.
Пробежав полпути одинокий писатель оглянулся и крикнул:
— Ну что же вы, давай, догоняй!
— Сейчас, конечно, а как же, мы только вот, — отвечали соплеменники, по удобнее рассаживаясь вокруг трибуны.
***
Племя Критиков было ошарашено. Ещё бы! Вкусненькая, толстенькая еда сама спешила к ним, не жалея ног.
Добычу нежно гладили, привязывая к вертелу и обильно поливая итогом анаэробного брожения, то бишь уксусом.
— Ты, мил человек, не боись. Мы тебя быстро съедим, без мучений, — как мог, успокаивал добычу Великий Редактор. —Посиди тут, на солнышке до заката, чтобы кожа как следует элексирчиком секретным пропиталась. А тем временем наши женщины сольки со стен пещерки наскребут.
И тут вождь критиков произнёс фразу, которую Самоед в жизни ещё ни разу не слышал: — Ибо шашлык без соли:
— деньги на ветер. Ты потомись, а мы наш ритуальный, критический танец исполнять будем: и гостю незваному приятно, и нам для поднятия аппетита полезно.
Вечером того же дня
Крутясь на вертеле Самоед орал, что есть мочи, в сторону стойбища своего племени:
— Эх, вы! А ещё Писатели! Я хотя бы попробовал! Попытался!
Стоящие рядом светловолосые критикессы обмахивали жертву большими листьями и кидали томные взгляды в сторону племени Писак. О чём они думали, то нам, мужчинам, неведомо. Ибо дамочки были первобытными, и сами ещё не знали, чего конкретно хотят. Не то, что нынешние особи женского пола. Мужчины, творцы, вы со мной согласны?

1— Сбраживание представляет собой последовательность процессов, посредством которых микроорганизмы разрушают биоразлагаемый материал в присутствии кислорода 2— Буриме (фр. bouts-rimés «рифмованные концы») — литературная игра, заключающаяся в сочинении стихов, чаще шуточных, на заданные рифмы



 


Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 12.06.2021 10:31
Сообщение №: 193062
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

 

Кавалер медали «Хасидей умот ха-олам»1

 

 

1985 год. Япония г. Фудзисава. Префектура Канадзава

 

 

Руки отставного посла дрожали, глаза слезились, но Тиунэ Сугихара, в который уж раз вчитывался в текст полученного письма. Наконец, опустил документ на стол и кликнул супругу:

Юкико, зайди, пожалуйста.

Минуту спустя жена вкатила в комнату сервировочный столик на колёсиках.

Я заварила чай, такой, как любишь, — она с поклоном протянула супругу миниатюрную фарфоровую чашечку.

Выпью, но позже. Лучше прочти это, — старик кивнул на листок бумаги, в Израиль приглашают на торжественную церемонию. Будут награждать. А мне туда уже не долететь. Поздновато спохватились.

Хочешь я, с сыном Хироки поеду? Там же будут журналисты, радио, телевидение. Мир, наконец, узнает о тебе, и это справедливо.

Дорогая, сейчас, на закате жизни, часто думаю, почему я тем страшным летом так поступил? И сам себе отвечаю: на моём месте подобное делал бы каждый православный2, увидевший толпы беженцев, старики, дети и женщины, со слезами на глазах. Доведённые до отчаяния, они целовали мне обувь, но я знал, что в Токио по разному относятся к этим людям, ведь правительство давят нацисты.

Ты всегда был бунтарём. Я помню как ты рассказывал, что в детстве хотел стать учителем английского языка.

Тогда пришлось пойти наперекор воле отца видевшего во мне знаменитого врача, — Сугихара усмехнулся,— специально завалил вступительный экзамен, написав на листке бумаги только имя, и отправился изучать английскую литературу в университет Васэда.

Что-то ты никогда не показывал диплом. Наверное, потерял при многочисленных переездах, или у первой жены остался?

Ни то, ни другое. Я его попросту не закончил: не было денег на учёбу. Однако при этом выдержал экзамен, который организовало наше Министерство иностранных дел.

Юкико села рядом и нежно обняла супруга, склонив голову на его плечо:

Дослужился до должности заместителя министра. Прекрасная карьера. Не каждому бог даёт такую возможность, - молвила женщина и печально вздохнула.

Да, но закончилась она быстро. В тридцать пятом я подал прошение об отставке в знак протеста против жестокого обращения солдат с местным населением Маньчжоу-го.

Зато нашёл меня! И через год состоялась наша свадьба. Я стала, как и ты, христианкой. Муж и жена должны поклоняются одним богам.

Она видела, что мужу тяжело воскрешать в памяти события тех далёких лет и хотела сменить тему беседы, но Сугихара остановил её жестом руки и еле слышно продолжал:

Помнишь, дорогая, как Советы отказали мне во въезде в страну, объявили персоной нон-грата.3

Конечно! И я была этому несказанно рада. Ведь тогда мы обосновались в соседней Финляндии, и ты, наконец, обрёл тихую канцелярскую работу в информационном отделе. Два года спокойной жизни.

А потом Литва, Каунас и наше консульство, — перебил её старик,— японское правительство посчитало, что эта маленькая страна идеальное место для наблюдения за своим союзником Германией и пришедшими к власти фашистами.

Юкико слушала наливая в чашку ароматный напиток.

Может не стоит ворошить прошлое? Эти страшные года канули в вечность. Будем сидеть вдвоём и вспоминать только хорошее, весёлое, радостное. Согласен?

То что случилось через пару лет, весёлым не назовёшь, но радость от того, что я смог сделать, останется со мной до конца дней.

***

Первого сентября 1939 года Германия начала войну с Польшей. В соседнюю Литву от преследования нацистов бежало большое количество еврейских семей. Многие из этих несчастных желали уехать, как можно дальше от надвигающейся войны. Однако страны Европы одна за другой были оккупированы фашистами, а те, кто ещё сохранял суверенитет запрещали въезд еврейских беженцев.

***

Супруга кивнула, соглашаясь. Поставила тяван4 на столик, хотела ещё о чём-то спросить, но глянув, поняла, что любимый задремал. Поднялась, накрыла его тёплым пледом и бесшумно покинула комнату.

***

Дипломату снилась далёкая, предвоенная Прибалтика и родное, созданное им с нуля, консульство.

Многочисленные иудеи, успевшие покинуть Польшу, заполонили всю приёмную. Люди, перебивая друг друга, рассказывали невообразимое, о жизни в Варшавском гетто и в спешно созданных концлагерях. Литовцы, сотрудники дипломатического представительства им не верили. Их страна не один год вела с Германией торговые отношения. Немцев здесь уважали, а советских людей откровенно боялись.

На миг старику показалось, что он просыпается, но нет. На этот раз

тревожный сон вернул его в ещё более страшные дни.

15 июня 1940 года. В одночасье суверенная маленькая Литва стала частью Страны советов.

Теперь в его кабинет зачастили и местные евреи. Только в столице они составляли более четверти от всего населения.

Но реальных возможностей покинуть новую стану уже не осталось. Все, ранее выданные, загранпаспорта в одночасье были аннулированы.

Совет министров новой союзной республики категорически потребовал от дипломатов закрыть посольства и консульства.

Ему помогло знание русского языка. Ценой невероятных усилий удалось договориться с властями новой республики о тридцатидневной отсрочке закрытия диппредставительства — для завершения текущих дел, главным из которых стала разработанная совместно с дипломатом из Нидерландов Яном Звартендейким5 схема спасения еврейской диаспоры. Решено было выдавать им разрешения на выезд в Кюрасао – остров в Голландской Вест-Индии.6 Формально для поездки туда не требовалось визы. За месяц выписали свыше двух тысяч разрешений на въезд в колонию.7 Но прямиком из Прибалтики на Антильские острова не попасть. Нужно было получать транзитные визы других стран. С властями Советского Союза, после долгих переговоров, договориться всё же удалось. Сотрудники соответствующего ведомства соглашались пропускать беженцев, но только после полной оплаты стоимости проезда, конечно же, в валюте, и при наличии транзитной визы Японии.

Затем серьёзные препятствия стала чинить родная страна, ставшая союзницей Германии. Правительство империи Восходящего солнца никак не желало принимать у себя десятки тысяч беженцев. Более того, в МИДе узнали

о «документальных вольностях» своего консула. Полученная Сугихарой депеша грозила серьёзными карами за самоуправство. И самое лёгкое из возможных наказаний — увольнение со службы без выходного пособия.

Старик вздрогнул и проснулся. Потянулся за чашкой, но взять её не смог, и та со звоном упала на пол.

Верная хранительница очага тут же вбежала в комнату с немым вопросом на устах.

Тиунэ, окончательно прогоняя сон, обратился к жене:

Помнишь, как делала мне массаж руки и плеча? Сейчас так сможешь? Пальцы совсем занемели. Раньше я мог вот этой рукой по шестнадцать часов в сутки выписывать несчастным людям визы. А ты массировала онемевшие руки и разминала пальцы.

Потом ты стал писать разрешения на выезд, разорвав фирменные бланки пополам, а когда и они закончились, продолжал выдавать документы на чистых листах, — супруга краем платка вытерла слёзы.

Отставной дипломат нежно погладил её по руке и улыбнулся:

Почти все беженцы не имели нужных документов. Я уже не говорю о деньгах необходимых для оплаты консульских услуг. Некоторые приходили в консульство, не имея на руках ничего. Ты же знаешь, я не отказал никому.

Юкико улыбнулась и подытожила:

А потом взял да и кинул в толпу провожающих эту счастливую печать, прямо из окна поезда, навсегда увозящего нас из Литвы и её тут же подобрали.

Год спустя

Старый дипломат тихо скончался в любимом городке 31 июля 1986 года.

Его, конечно же, наградили:

Орденом Командора со звездой. (Республика Польша. Посмертно)

Орденом заслуг перед Республикой Польша. (Посмертно) и Крестом спасения погибающих (Литовская Республика. Посмертно).

А Министерство иностранных дел Японии прислало вдове официальную бумагу. В ней от имени правительства приносились извинения за увольнение супруга и даже указывались причины появления на свет этого приказа: «Сокращение штатов».

***

Ныне Тиунэ Сугихара — в Японской православной церкви почитается как святой, в лике праведных!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1— «Праведники народов мира» почётное звание, присваиваемое Израильским институтом катастрофы и героизма национального мемориала Катастрофы (Холокоста) и Героизма «Яд ва-Шем». Признанные получают именную медаль и Почётную грамоту, а имена увековечивают в Яд ва-Шем на Горе Памяти в Иерусалиме.»

2— В 1924 году молодой сотрудник японского МИДа начал работу в японском посольстве в Харбине. Там Тиунэ познакомился с православной религией и принял крещение с именем Павел. По другим источникам, Павлом звали священника, который его крестил, а Тиунэ получил крещальное имя Сергий.

3— В начале 1930-х, когда Япония аннексировала часть Маньчжурии, Сугихара участвовал в переговорах с Советским Союзом о покупке его страной Китайской восточной железной дороги. Вёл дело блестяще. Снизил стоимость сделки на миллион долларов по курсу того времени. И не мог не попасть в досье Особого отдела Объединённого государственного политического управления (ОГПУ).   Помимо сделки по КВЖД за ним числился и страшный грех: женитьба на дочери белого офицера Клавдии Аполлоновой.

4— керамическую чашка для чая, ручной работы.

5— Он не был карьерным дипломатом. Работал представителем компании Philips в Литве. Его назначение на консульскую службу вызвано необходимостью срочно отстранить от должности пронацистски настроенного предшественника.

6— Метрополия уже была оккупирована, а её колонии — нет!

7— Виза выдавалась не на человека, а на семью. Следовательно эту цифру можно смело умножать на три или даже на четыре!

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 13.07.2021 08:22
Сообщение №: 193159
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

О трёх сотнях писем о любви с первого взгляда и о сыне лейтенанта

 

 

«Восстание в Севастополе всё разрастается... Командование „Очаковым“ принял лейтенант в отставке Шмидт..., севастопольские события знаменуют полный крах старого, рабского порядка в войсках, того порядка, который превращал солдат в вооружённые машины, делал их орудиями подавления малейших стремлений к свободе».

В.И. Ленин

***

«... В жизни каждого человека должна быть последняя любовь.»

Эдит Пиаф

 

Июль. Поезд Киев — Керчь

 

Статный офицер решительно отворил дверь в купе, поставил на полку саквояж и повернувшись к сидящей в углу попутчице, представился:

— Пётр Шмидт, следую на Чёрное море, дабы...

— Чудесный вечер. Не правда ли? Солнце грациозно уходит за горизонт. Поглядите, — перебила женщина и жестом пригласила мужчину подойти к окну.

Состав тронулся, и слабый ветерок, проникший в купе, приятно обдувал пассажиров.

— Вы меня совсем не узнаёте? Меж тем, нас уже знакомили. На Киевском ипподроме, — женщина приподняла вуаль и улыбнулась собеседнику. —Я — Зинаида.

Её большие лучистые глаза наполнились слезинками и всепобеждающей жаждой любви.

— Пётр. Мне путешествовать в вашем обществе совсем чуть-чуть. Через три четверти часа будет станция Дарница. И я, к сожалению, буду вынуждена сойти. Если есть, что сказать, пожалуйста, не медлите, поспешите, — она хотела ещё что-то добавить, но передумала. Не мигая, попутчица смотрела на офицера, с полуоткрытым ртом, готовым к жаркому поцелую.

***

Чуть более получаса длился их диалог. В этот безумно короткий промежуток времени молодые люди говорили и говорили без умолку.

Расставаясь, обменялись адресами. Он дал слово офицера писать. И как можно чаще!

***

Пётр в эту ночь не сомкнул глаз. Думал о случайной, но судьбоносной встрече. Затем о бывшей жене, женщине лёгкого поведения, по имени Доминик1. Припомнил, как взял в банке все сбережения, двенадцать тысяч рублей, и отдал ей. А на другой день понял, что вырвать женщину из омута разврата способны не ассигнации, а его рука и сердце. Отец, отставной контр-адмирал, узнав о женитьбе сына, слёг и через некоторое время скончался. Доминика в положенный срок родила сына. Но добропорядочной женой стать не смогла или не пожелала. Вела привычный для неё образ жизни. Но теперь поднялась на ступеньку выше и общалась с людьми статусными и богатыми. Пришлось подать на развод и забрать ребёнка.

— Господин офицер, подъезжаем, — вернул Петра на грешную землю зычный голос проводника. — Извольте рассчитаться за чай и сладости. За себя и попутчицу. Давеча Вам-с не до финансовых операций было. Красиво расставались. Любо-дорого смотреть. Весь перрон обзавидовался.

 

18 октября 1905 года

 

Пётр Шмидт стал стремительно набирать политический вес.

В Севастополе расстреляли мирную демонстрацию. Люди вышли на площадь всего лишь отпраздновать манифест Николая Второго "О даровании прав".

После этого события сочувствующего демонстрантам офицера избрали членом Совета народных депутатов и поручили выступить с речью в городской Думе.

 

***

Лейтенант слово сдержал. Писал бывшей попутчице. Почти ежедневно. Их было более трёхсот. Писем, написанных в течение семи месяцев. Переписка оборвалась за несколько дней до его казни.2

***

«Как бы ни проходил мой день — в утомительной ли и бессмысленной службе, в работе моей, которую я люблю... я много, много раз успеваю подумать о вас... Сегодня дивное утро, я проснулся очень рано, открыл окно, на меня пахнуло утром, свежестью и радостью, и я подумал о вас. Мне легче с думою о вас, думы отводят грусть, дают энергию к работе. Наша мимолётная, обыденная, вагонная встреча, наше медленно, но идущее все глубже сближение в переписке, моя вера в вас — все это наводит меня часто на мысль о том, пройдём ли мы бесследно для жизни, друг для друга. И если не бесследно, то что принесём друг другу: радость или горе?..»3

 

 

 

Ноябрь 1906 года

 

 

Однажды к нему пришла делегация — матросы и рабочие. Хозяин квартиры с каждым поздоровался за руку, усадил за стол в гостиной. Знак невиданного в те годы демократизма.

Старший из них бросил фуражку на стол. Достал из кармана смятый листок, откашлялся и прочитал:

— В Севастополе готов к спуску на воду крейсер "Очаков". Матросы корабля подняли на нём восстание. Городской Совет назначает товарища Шмидта новым командиром вместо прежнего, сбежавшего с другими офицерами.

Подумай и соглашайся. Народ тебе верит.

***

Лейтенант не колебался. Велел побыстрее собираться шестнадцатилетнему сыну. И оба отбыли к новому месту службы.

 

 

14 ноября. Собрание команды крейсера «Очаков»

 

 

— Товарищи матросы! — Шмидт запнулся. Крутящиеся в голове слова «слушай мой приказ» в данной ситуации были неуместны. Пауза затягивалась. На нового командира смотрели, не мигая, триста восемьдесят пар глаз.

Наконец, подавив ком в горле, он произнёс:

— План наших действий, таков! Первое — поднять восстание на всём флоте. Второе — заставить царя созвать Учредительное собрание.4

 

Несколько дней спустя

 

Команда «Очакова» захватила четырнадцать кораблей, проходивших мимо их крейсера. Однако ни один из командиров не перешёл на сторону восставших. Более того, эти корабли не имели огневой мощи, так как офицеры увезли с собой или испортили орудийные замки.

 

Утро следующего дня

 

Пётр Петрович был бодр и решителен. Подозвал к себе вахтенного матроса и отдал приказ:

— Поднять на «Очакове» красный флаг и сигналить на корабли: «Командую флотом. Шмидт».

На броненосце «Святой Пантелеймон», бывшем «Потёмкине», в ответ андреевский флаг заменили на красное полотнище. На остальных никаких изменений замечено не было.

***

Лейтенант на катере обошёл молчаливую бухту.

— Всё! С этими не по пути! Уходим в Одессу, в Феодосию. Куда угодно!

***

В открытом море боевое столкновение с кораблями, верными императору, продолжалось менее часа. Погибло четыре десятка восставших. «Очаков» захватили.

Перепачканного сажей и пытавшегося выдать себя за кочегара, командующего «мятежным флотом», опознали сразу. Связали и отправили в крепость, дожидаться суда.

***

Зинаида получила телеграмму: «Сегодня арестован».

«Я писал тебе при всякой возможности, но письма эти, верно, не доходили, ты прости меня, моя голубка, нежно, безумно любимая, что я пишу тебе так, говорю тебе "ты", но строгая, предсмертная серьёзность моего положения позволяет мне бросить все условности.»5

***

Сына лейтенанта Шмидта после ареста отца отпустили. Судьи справедливо решили, что юноша никакой роли в бунте не играл. Преследованиям и репрессиям он не подвергался. Годы спустя воевал в Крыму в составе армии генерала Врангеля, потом перебрался в Париж. Во Франции написал книгу «Лейтенант Шмидт. Воспоминания сына». В 1951 году тихо скончался в полной нищете, прожив на этом свете шестьдесят два года.

 

Первая половина двадцать первого века

 

В газетных статьях и даже в известнейшем литературном произведении, неоднократно рассказывалось о похождении сына (или сыновей) — лейтенанта Шмидта. Более того, в популярнейшей юмористической передаче несколько лет назад с успехом выступала команда «Дети лейтенанта Шмидта».

А я вот как-то запамятовал, как же, на самом деле, звали единственного сына героя, человека с необычной судьбой? Не подскажете? 6

 

6— Последнее письмо П.П. Шмидта к своей возлюбленной — «Прощай, Зинаида! Сегодня принял приговор в окончательной форме, вероятно, до казни осталось дней 7-8. Спасибо тебе, что приехала облегчить мне последние дни. Живи, Зинаида. ...Люби жизнь по-прежнему... Иду на [смерть] бодро, радостно и торжественно. Ещё раз благодарю тебя за те полгода жизни-переписки и за твой приезд. Обнимаю тебя, живи, будь счастлива. Я счастлив, что исполнил свой долг. И, может быть, прожил недаром.» Источник -https://lena-spbp.livejournal.com/94338.html

 

 

1— Доминика Гавриловна Павлова

 

2— В одной советской киноленте, герой Вячеслава Тихонова, рекомендует обращаться к этим письмам как к зеркалу человеческих отношений.

 

Дело шло к свадьбе. Пётр собирался в Киев, делать официальное предложение Зинаиде, но не судьба!

3— Из писем П.П.Шмидта к З.Ризберг. (https://lena-spbp.livejournal.com/94338.html)

 

4— Существует и другая версия этого пункта. Согласно ей лейтенант Шмидт предполагал отделить Крым от России и стать его президентом.

 

5— источник:https://lovetalk.ru/groups/zavalinka/pochtoviy-roman-leytenanta-shmidta/#window_close

 

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 18.07.2021 12:02
Сообщение №: 193169
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Увы, годы берут своё,и с этим уже ничего не поделаешь. Вот и моей дорогой супруге пришло время делать серьёзную операцию. Чтобы хоть как-то отвлечь свою половинку от мрачных мыслей, я решил показать ей все красоты Пиренейского полуострова, благо одна из известных отечественных авиакомпаний взяла да и открыла беспересадочный рейс по маршруту Краснодар-Барселона. Сказано — сделано. Заявления на отпуск начальниками наших организаций подписаны, отель заказан, визы получены, билеты куплены.
Путь лежал в городок Ллорет де Мар, расположившийся в семидесяти пяти километрах к северу от столицы Каталонии, на берегу Средиземного моря.
В это время наша горячо любимая доча усиленно готовилась к выпускным экзаменам в университете. А по сему не смогла составить нам компанию. Но взяла с родителей твёрдое слово, что мы обязательно привезём к её выпускному балу, нет не цветочек аленький, а несколько бутылок испанских экзотических напитков. Лучше всего «Лимончелло». О нём кто-то из её подруг восторженно отзывался.
Наш отель оказался не на первой линии и даже не на второй, а на какой-то надцатой, короче, метров этак восемьсот от городского пляжа, но зато уютный и относительно тихий, что совсем немало в дискотечном и вечно празднующем городе.
Итак, мы прибыли. Разложили вещи, и я как «бывалый» - то есть не первый раз посещающий Испанию, был послан на разведку с задачей, как следует изучить окрестности отеля, найти дешёвые магазины — дискаунтеры, узнать, что, там и почём, выявить ближайшую и самую короткую тропинку, ведущую на пляж, найти экскурсионное бюро, купить местный крем от загара, ну и так далее и тому подобное.
Учитывая состояние здоровья своей супруги, я уже самостоятельно добавил в этот длинный список обязательное посещение местной аптеки. Так уж повелось, что бывая за границей, я вместо осмотра достопримечательностей, бегал по этим самым аптекам, приобретая лекарства, которые по каким-то причинам в нашу матушку Россию не импортируются.
А теперь, мой дорогой читатель, попробуй, догадайся, какой первый магазин оказался на моём пути? Правильно. Я же в Испании, в благословенной Каталонии, поэтому самые часто встречающиеся здесь магазины, ларьки и лавки, продающие местный и не совсем местный алкоголь. В далёкой и холодной Финляндии мне бы пришлось изрядно попотеть, разыскивая подвальчик с малюсенькой вывеской на двери «Alko». А в Испании — пожалуйста, вот он тут как тут, и там, и ещё вон там, и даже там. Это, наверное, на зависть финнам и прочим шведам их тут наоткрывали. Задание дочи надо выполнить в первую очередь. Не приведи Господь, в суете отпускных дней забудем.
— Сеньор, скажите пожалуйста, есть ли у вас напиток под названием «Лимончелло»? — спросил я, входя в лавку, сверху до низу заставленную бутылками самых различных форм.
Я безбожно перемешивал известные мне испанские и немецкие слова, но, по всей видимости, хозяин этого питейного царства понял только одно слово- «Лимончелло», этого оказалось достаточно. Он крепко сжал мою руку, наверное, чтобы я ненароком не дал деру к конкуренту, и подвёл к стеллажу, где стояли в ряд, штук сорок различных «Лимончелл».

— Тэбэ какую. Бэри эту из Андалусии, она крепчэ, а та наша, мэстная Каталана. - она для синьорит, специальная, а нада - бэри итальянскую, но она дорогая — импорт, потому.
Я мысленно воздал хвалу своим соотечественникам, которые, по всей видимости, так часто посещали это небольшое по размерам заведение, что оставили заметный след в языковых познаниях владельца.
Понятно дело, после такого обходительного общения не купить что-нибудь в этом месте было просто невозможно. Думаю, что бутылок пять этой светло-жёлтой жидкости моей доче и её друзьям будет вполне достаточно. Сложив покупки в полупрозрачный полиэтиленовый пакет, я направился к следующему зданию, а именно в аптеку. Вот там с языковым общением было хуже. Русские игнорировали его напрочь. Немецкого языка провизор не знал, а известных мне испанских слов явно не хватало для изложения информации.
На такой случай, я заранее заготавливал картонные карточки с латинскими названиями нужных мне препаратов. Протянув их миловидной каталанке, я с грохотом опустил пакет с тяжёлой поклажей на пол. Лежащая в пакете «Лимончелло» предательски звякнула, предупреждая, что в следующий раз при таком с ней обращении обязательно разобьётся. И тут случилось совершенно непредвиденное. Откуда-то из подсобного помещения пулей вылетела пожилая женщина, громко ругаясь, легко подняла с пола мой пакет и не переставая бранится убежала с ним туда, откуда появилась. Я не понял ни слова из того, что она произнесла, но сразу догадался, что входить с алкоголем в этот храм медицины категорически запрещено, и что не видать мне больше этой «Лимончеллы» как собственных ушей. Может за полицией пошла, и мне ещё и штраф организует. С неё станется. Кричала ведь на всю аптеку. Я с надеждой посмотрел на женщину провизора. Мол, бог с ним с пакетом, я тихонечко пойду отсюда.
Но сидящая за компьютером, одетая в белоснежный халат каталонка, даже не подняла на меня глаза, она сосредоточенно глядела в монитор чтобы наконец разобраться с моим заказом.
—Вот влип- подумал я, -что делать, уйти или остаться, и смиренно дожидаясь конца своей печальной участи.
Громко стучали на стене круглые часы, явно китайского производства.
Наконец, из подсобки появился демон в юбке. Женщина несла мой пакет и вела за собой «помошницу» в белом халате.
-Слава Богу, не полицейский,- мысленно возрадовался я.
«Помошница», строго посмотрела на меня, словно моя первая учительница Вера Марковна и начала говорить, медленно растягивая слова, демонстрируя тем самым свой явно прибалтийский акцент.
-Туварисч, тут так нельзя. Вы совсем не уважайт чужой труд. У вас, ру-сских, совсем мно-го де-нег, это есть плё-хо. Вы мо-же-те ку-пить и раз-би-вать чу-жой труд-ный ра-бо-та.
Их труд,- она показала на стоящую рядом женщину, которая все ещё держала в руке мой пакет, — це-нит на-до. Его пить на-до, не бить. Я по-нят-то гово-рить? Вы ме-ня по-ни-мать? Иди-те и пей- те свой «Лимончелло», толь-то не всё сра-зу. Все сраз-зу есть плё-хо. Мож-но по-ми-рать.
Мне вернули мой пакет, и я, пятясь назад, как-то по - идиотски улыбаясь и кланяясь, двумя руками приживая ценный груз к груди, покинул помещение.
На улице, я заглянул в него. Каждая бутылка «Лимончеллы» была аккуратно завёрнута в бумагу и перетянута медицинской резинкой.
А вечером того же дня мальчик посыльный принёс в отель другой пакет, с такими нужными нам лекарствами. Как аптекари узнали, где я живу, одному Богу известно. Надеюсь, он не оставит мою супругу в трудный час предстоящей операции.
Сироп с Лимончелло для блинов или аладий
Для приготовления (на четыре порции, а на меньшее количество нет смыла и затеваться) нам потребуется:

Один стакан сахара
Три столовые ложки лимонного сока
Одна-две-три столовые ложки Лимончелло (Две-три ложки, только в том случае, если лакомство будут употреблять исключительно взрослые сладкоежки)
Две столовые ложки сливочного масла

ГОТОВИМ

Ставим на средний огонь маленькую кастрюльку (я использую металлическую литровую кружку.)
В неё высыпаем, постоянно перемешивая, стакан сахара и четверть стакана воды. Размешиваем до тех пор пока полностью не растворится сахар.
Варим всё это до карамельного состояния.(Не забываем постоянно перемешивать иначе кастрюлю не отскоблить!)
Затем (Не забудьте снять кастрюлю с плитки!) добавляем лимонный сок, Лимончелу, растопленное сливочное масло и пару столовых ложек воды. Предупреждаю сразу! Наша карамель при этом будет обидно шипеть и брызгаться. (Я для этой операции использую кухонные варежки).
Желательно, наше варево, немного остудить, и поливать им уже стоящие на столе аладьи или блинчики.

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 24.07.2021 16:10
Сообщение №: 193192
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

(на основе реальных событий)

miss russie

Конец ноября 1901 года. Санкт-Петербург.

Дом миллионщика и мецената, кавалера ордена Белого Орла

Эдуарда Абрамовича Надымова.

Хозяин кабинета, морщась, словно от зубной боли, слушал очередного просителя. Тот, по третьему разу, излагал проект привлечения посетителей в Михайловский манеж:

- Уверяю, это будет нечто невиданное. Такого ещё не было. Народ валом повалит. Вот увидите.

- Бросьте, Хватов. — устало возразил Надымов. — Под Рождество и на Новый год, любители весело убить время и так все места расхватают, можете не сомневаться. Зачем ещё что-то выдумывать. И иностранцам подражать. Россия не Европа, у нас иные порядки и пристрастия, — при этих словах Эдуард Абрамович швырнул на стол пожелтевшую бельгийскую газету, тринадцатилетней давности, которую полчаса назад  всучил ему назойливый посетитель: Вы хоть понимаете, что для русского уха фраза «Конкурс женской красоты» есть полнейший моветон! - и уже открыл рот, чтобы уведомить гостя об окончании аудиенции, но тот  молниеносным движением  развернул перед миллионщиком, пахнущую типографской краской, афишу.

«Только один раз! В Михайловском манеже с благотворительной целью — первый в империи «Вечер в Спа» с выдачей премий! Первая премия - бриллиантовая брошь, вторая - бриллиантовый браслет, третья — золотая медаль!»

***

Прочитав это, Надымов привстал от негодования:

- Любезнейший! Вам надобно съездить в этот бельгийский городок Спа и полечиться у тамошних докторов, новомодным электричеством! Сами-то внимательно читали газетёнку? Первой красавице, креолке, из какой-то там, заморской Гваделупы вручили  пять тысяч франков. Вице победительнице —две тысячи. А нашим барышням бриллианты и золото подавай! За чей счёт этакое расточительство? Позвольте полюбопытствовать.

- За Вваш — промямлил Хватов, — но ведь окупится, сторицей. Ей Богу. Ещё и в солидном барыше будете. Билетами станем торговать в центре! В магазине Эйлерса и в ресторане «Медведь», на Конюшенной. Эти места исключительно состоятельные горожане посещают. Цену установим: на входной билетик — пять рубликов, в ложу уже тридцатник.

- Да за такие деньжищи можно купить пару добротных кожаных ботинок и ещё останется, если поторговаться или в белокаменную прокатиться, в вагоне первого класса, причём туда и обратно — уже без прежнего негодования, возразил Эдуард Абрамович: Неужто отыщутся столь щедрые любители поглазеть на наших прелестниц?

- Все непременно. Ещё и в очередь выстроятся, просить руки и сердца у победительницы. — Хватов ухмыльнулся, поняв, что визит заканчивается успехом.

- В Европе туземка первый приз взяла. Полагаете, что и наши дамы из высшего общества с кухарками на равных должны соперничать? — привёл последний аргумент меценат, — этому не бывать!

- Эдуард Абрамович, как можно?  И об этом я побеспокоился — парировал Хватов, — в нашем Спа будут состязаться исключительно дворянки. Причём  имена станут называть только по собственному желанию.

- Не понял? А как же мы их звать-величать станем?

- По цвету платья, по размеру декольте, по форме шляпки, да мало ли способов. Такие мелочи уже не наша забота. Главное, чтобы всё это побыстрее закрутилось. До сочельника-то рукой подать. А ведь ещё о достопочтенном жюри подумать надобно. Дело нешуточное!

***

Хватов оказался прав. Билеты, несмотря на дороговизну, раскупили за считанные часы.

Членов жюри выбирали тщательно. Из местной богемы — артистов, художников, журналистов, и конечно же, господ — благотворителей. Основным требованием отбора было — отсутствие личного знакомства с конкурсантками. Предполагалось что каждый из них, ещё до начала состязания, проведёт беседу с девушками, на предмет умения поддержать тему разговора.

yavorskaya

Как и было задумано, почти все красавицы дали согласие на участие в конкурсе исключительно на условии полной анонимности. Кроме одной. Не захотела назваться «Дамой в чёрном платье и шляпке со страусиным пером» актриса Лидия Яворская. Ей уже исполнилось тридцать, и дама была замужем за князем Барятинским, что давало полное право на участие в конкурсе. Столичная публика её любила, но безжалостное время брало своё, и былая слава таяла год от года.  Феминистка Яворская одной из первых узнала о конкурсе и подала заявку, надеясь затмить собою молоденьких «неумех», от коих требовалось  банально дефилировать по подиуму, оттеняя профессионализм главной претендентки и помогая ей вернуть былую популярность.

Седьмое декабря. Михайловский манеж

Многочисленные кандидатки на звание «Самой красивой» давно покинули сцену и ждали за кулисами вердикта.

Члены «Ареопага»[1] совещались долго. Выбрать самую, самую оказалось делом непростым. Уставшие посетители, потеряв терпение, откровенно позёвывая, начали разъезжаться.

Лишь в третьем часу ночи королева красоты России была объявлена. Бриллиантовая брошь досталась молоденькой баронессе Л. княгиня Яворская довольствовалась браслетом. Золотую медаль одели на очаровательную шейку «Шатенки в розовом декольте».

knyagiya yavorskaya

Тридцать лет спустя

(Из зарубежной прессы)

«Победительницей конкурса «Краса русской эмиграции» признана дочь великого певца Федора Шаляпина — Марина. Корону на её очаровательную головку возложили наши знаменитые соотечественники Иван Бунин и Александр Куприн.»

***

Десять русских прелестниц. Победительниц ежегодных конкурсов красоты в период с 1929 по 1939 годы. Их могло быть и больше, но помешала война, разом отменившая уже запланированные мероприятия.

Они жили в разных странах Европы, в тех куда их забросила злодейка — судьба.

***

Бывшая манекенщица и член французского сопротивления, княгиня Вера Оболенская обезглавлена в 1944 году, в немецкой тюрьме Плетцензее.[2]

Очаровательная и элегантная модель (её фотографии красовались на обложках самых известных журналов) Гали Баженова — графиня Ирэн де Люар, носящая титул «Эталон красоты» возглавила передвижной госпиталь и получила орден «Почётного легиона» из рук прославленного Шарля де Голя.

Анна Бетулинская, вице-мисс международного конкурса "Зарубежная Россия 1937".  Певица и танцовщица, в годы войны создала знаменитую "Песню Партизан", которая стала гимном Сопротивления. Текст её с русского на французский перевёл лично Морис Дрюон.

***

Говорят, что и очаровательная Ариадна Гедеонова, «Мисс Россия-1936» и супруга сына кинопромышленника Патэ так же помогала «Маки»[3]

***

dami

Война заставила облачиться красавиц в безликие гимнастёрки и бушлаты. Но женщины во все времена умели оставаться обаятельными и привлекательными в любом наряде и в любой ситуации.

Уж такими их создала матушка природа.


[1]— в Древних Афинах орган власти, осуществлявший государственный контроль, суд и другие функции

[2]     —  Александр Ралот «Княгинюшка». Журнал «Свой вариант» http://mspu.org.ua/prose/21057-knjaginjushka.html

[3]     — Маки (Maquis) — часть движения сопротивления во Франции, нацистским оккупационным войскам и коллаборационистским формированиям во время Второй мировой войны

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 27.07.2021 18:59
Сообщение №: 193201
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

(на основе реальных событий)

 

Поздняя осень 1952 года. Ночь. Петропавловск-Камчатский. 

Общежитие Петроморфлота.

Комната команды траулера «Имени второго партсъезда»

 

       Механик Андрей Сковорода и рулевой матрос Сергей Ворсклин в ожидании старенького вахтенного автобуса забивали доминошного «Козла». Костяшками старались не стучать, ибо стены в общежитии, построенного наспех ещё в довоенные годы, были не бумажные, но тонкие, и звук из комнаты в комнату передавался почти без искажений.

— Рыба, — вполголоса пробасил Андрей, размахнулся и тихонько опустил костяшку на стол.

— Будет тебе «рыба», и много. Выйдем с рассветом в море, там селёдки, крабов и морской капусты хоть… — он хотел ещё что добавить, но стол, кровать и пара табуреток дружно взлетели вверх, а здание тряхнуло так, что от оконных стёкол не осталось и следа.

— Америкосы треклятые войну начали, бомбу свою атомну кинули, — крикнул механик и метнулся к двери.

Сергей его опередил, дёрнул за ручку да так и замер с ней в руке. Стену перекосило, и выход из комнаты заклинило напрочь.

— На-до надеть против-огазы, как нас учили по граждан-ской об-ороне, — заикаясь, молвил Ворсклин.

— Балда! Они же на судне. А до него ещё добраться надо. Давай, сигай в окно. Второй этаж, не разобьёшься. Я за тобой, следом.

Сковорода отломил осколок стекла и выглянул наружу:

— Пожаров нема, и сирены не слыхать, может, и не война вовсе, не приведи господи, а простое землят... — он не договорил, так как очередной толчок оторвал механика от пола и швырнул наружу.

Рулевой, видя это, боялся сойти с места. Ноги непроизвольно амортизировали в такт колебаниям, исходящим от дрожащего пола. Он в недоумении пялился на падающую с полки посуду. А в голове, догоняя одна другую, неслись мысли:

«Если на полуострове так колбасит, то что там, в океане, на Туманном? Неужто ему полные кранты? Там же на заводе девчата и москвичка Маринка».

В прошлом месяце улов на переработку сдавали. Познакомился. Подружился. Смешливая такая, бойкая. И совсем не столичная штучка. Удрала от папы с мамой на край земли. Не побоялась. Проявила  характер. В общем, глянулась, чего греха таить. С такой хоть сейчас в ЗАГС, только бы выжила! Окольцую! Однозначно. В висках стучало.

Наконец-то завыла сирена, и оживший громкоговоритель хриплым голосом велел всем действовать согласно должностным инструкциям на случай стихийных бедствий.

 

 

Вечер 4-го ноября. Остров Туманный. Общежитие рыбзавода.

 

       Семь лет назад отгремела страшная война. Страна-победительница вернула себе то, что принадлежало российской империи раньше: половину Южных Курил и половину Сахалина. Остров Туманный никогда и никем захвачен не был. Хоть и далёкая, но исконно русская земля. Жили здесь люди пришлые, приехавшие по вербовке подзаработать деньжат на строительстве домов и на монтаже посольных чанов рыбзавода. Женская часть населения трудилась куда начальство пошлёт, но по большей части на разделке и переработке улова.

 

***

       В комнате, рассчитанной на шестерых беседовали трое.

 — Девчонки, я на выходных ездила на соседний остров, на тот, который наши у японцев отбили. И знаете, чего я там видела… — Марина картинно закатила глаза, выдерживая паузу, подражая знаменитой актрисе столичного театра.

—  И какого тебя туда понесло? Это закрытый секретный объект, как ты туда попала? — не дожидаясь продолжения монолога, перебила её бригадир Лиза Ким, местная кореянка, перебравшаяся на остров с Сахалина после окончания войны.

— Кимушка, так я же с погранцами на их корабле. Интересно же. Как узкоглаз… — девушка осеклась, на мгновение прикрыла рот ладошкой, но тут же нашлась и продолжила. — Как твои поработители землю обустроили, чего возвели и как. Между прочим, там от каждого дома к вершине сопки ведут добротные лестницы с перилами.

— Так уж из каждого? Врёшь ты, Маринка. Увидела одну и сочиняешь, — возразила повариха Ириша.

Она тоже просилась к пограничникам, даже придумала повод, мол, ей нужны травы для приправ, которые растут исключительно на соседнем острове и более нигде в мире. Но лейтенант только рассмеялся и сказал, что место для  гражданских имеется только одно, и оно уже занято. Так что пусть нарисует, как это растение выглядит, и передаст листок Марине, а та уж расстарается, доставит на Туманный съедобный цветочек аленький.

— Москвичка правду говорит, — буркнула бригадирша. — Так и есть. И лестницы эти не для красоты и удобства, а чтобы жизни спасать. От смерти убежать.

— Как это? — повариха округлила глаза.

— А так. Когда цунами идёт, остаётся только одно, драпать вверх, в сопки. Добралась до верха, значит, поживёшь ещё, а нет, то не останется от тебя даже могилы. Утянет волна в море, и всё. Пойдёшь рыбам на обед.

— Цунами, цунами, — бормотала Маринка. — Где-то читала. Это, кажется, волны такие, огромные, или я ошибаюсь. Слово-то какое красивое, иноземное.

— Всё! Отбой, болтушки. Завтра с утра траулер придёт. Всем спать. Пусть вас охраняет могущественный Хогуксин.[1] — Лиза щёлкнула выключателем и натянула на себя старенькое лоскутное одеяло.

 

 

Ночь пятого ноября. (Местное время)

 

       Маринка проснулась от крика бригадирши.

 — Вставайте! Все на улицу! Бегом! Да не одевайтесь вы, дуры! Некогда! Так бегите!

Утлый домишко ходил ходуном. Девчонки, выскочив во двор, жались друг к дружке, пытаясь согреться. Промёрзшая земля тряслась под ногами. Норовила опрокинуть растерянных и ничего не понимающих людей.

С берега ветер донёс звуки выстрелов и обрывки фраз: «Война! Война!»

Марина схватила Ким за рукав:

— Неужели опять? Кто посмел? Американцы, японцы или все вместе?

— Да не война! Уши прочисть! Вода! Волна! Бежим отсюда. Быстро.

— Куда, Лизонька? Это же остров. Океан кругом. От него не убежишь. Мы все утонем.

— Туда, дурёха. На сопку, к пограничникам. Застава самое высокое место. Быстрее. И повариху тащи. Стоит и раскачивается. Дай ей пощёчину, я разрешаю.

 

***

       Толпа бегущих разом остановилась. Путь к вершине преградила широкая канава. Через неё был переброшен хлипкий деревянный мостик. Солдаты расталкивали бегущих, освобождая проход для женщин с детьми. К счастью, их на острове было немного. Спустя несколько минут хлипкое сооружение рухнуло под натиском людской массы. Сильные руки лейтенанта подхватили лежащую на канаве Марину. Офицер понёс её через траншею. Девушка была в полузабытьи. На мгновение ей показалось, что рядом с ней не пограничник, а парень с траулера со странной фамилией Ворсклин. Внезапно её сердце сжалось и заныло. А если он сейчас в море? Его судёнышко как скорлупка. Ой. Боже, если ты есть, спаси его. Пожалуйста. Я молитв не знаю, но очень тебя прошу.

 

***

       Ирина и Лиза вели под руки ослабевшую старую женщину. Сзади нарастал грохот приближающейся громадной волны. Слыша это, девушки ускорили шаг, стараясь как можно быстрее добраться до вершины спасительной сопки. Минуту спустя старушка в изнеможении повисла на их руках, а затем, выскользнув, упала на землю.

— Вставайте и опирайтесь на меня! — скомандовала хрупкая кореянка. — Лиза, помоги ей.

Женщина скрестила руки на груди:

— Оставьте меня. Я своё отжила. Спасайтесь сами. Вам ещё детишек рожать. Земля русская пустовать не должна. Ступайте с богом.

Повариха, перекрикивая грохот стихии, орала ей в ухо:

— Ишь, чего удумала. Давай, цепляйся за мою шею. Либо выкарабкаемся вместе, либо потонем. Двум смертям… — девушка не договорила. Могучая сила цунами подхватила их и швырнула далеко вперёд, к вершине сопки.

Измученные женщины пытались ухватиться за стебли спасительных кустиков, но тонны воды были сильнее. Образовавшийся гигантский водоворот, помедлив с минуту, втянул в своё чрево всех, кому только что даровал надежду на спасение.

 

***

       Вдруг наступила тишина. Из-за облаков выглянула робкая луна. Люди с удивлением глядели друг на друга. Несмотря на ноябрь, никто не ощущал никакого холода. Каждый в этот момент думал об одном и том же. «Неужели всё! Пронесло! Выжили!»

Наиболее смелые начали спускаться вниз, спеша посмотреть на то, что полчаса назад было их городом, и узнать, что стало с их родственниками, не успевшими покинуть жилища.

Обгоняя других, бежал человек в мокрой милицейской форме:

— Там заключённые в КПЗ. Если они погибли, они мне этого не простят! Я же сам их вечером запер всего-то за пьянку. Если бы знал, если бы... — повторял он одно и то же на бегу.

 

***

       Неожиданно вся людская масса разом остановилась, будто натолкнувшись на невидимую преграду. Люди, оцепенев от ужаса, смотрели в сторону океана, откуда на их Туманный надвигалась свинцовая громадина нового цунами.

 

***

       Огромный водяной вал уничтожил то, что уцелело после первого удара стихии. Многотонного кита, словно игрушку, выбросило на центральную площадь города. За этот «щедрый дар» вода унесла с собой трактора, цистерны с горючим, суда, стоящие на рейде, и… конечно, людей.

 

 

Остров Туманный. Вечер следующего дня

 

       Сергей обнимал плачущую Марину. Девушка прижималась к нему, пытаясь спрятаться в его бушлате от ужасов прошедшей ночи.

— Ну, угомонись ты. Ведь жива же. Чего реветь-то. Знаешь, сколько сил понадобилось нашему траулеру, чтобы к острову пробиться? Кругом буруны, водовороты, брёвна, бочки, чего только нет. Гребной винт от намотанных рыболовецких сетей раза три освобождали. Без водолазной амуниции. Вода холоднющая, ужас. К вам спешили на помощь. Весь наш Петроморфлот тут. Все суда, до единого.

К ним подошёл Андрей. Постоял с минуту, помолчал, потом протянул матросу бумагу:

— Читай. Радиограмма. Аж из самой столицы.

«Создать в регионе службу наблюдения и предупреждения  об ….. Незамедлительно выделить для научных исследований судно… Включить в состав экипажа:…. матроса Сергея Ворсклина...»

— А меня об этом спросили? — возмутился парень, — может быть, я хочу, как и раньше, селёдку ловить! Научная посудина, понимаешь! Да там одни очкарики в команде будут. Скукотища. Не! Я не согласен. Рапорт подам.

Марина отодвинулась от него, приподнялась на цыпочки и заглянула в глаза.

— Ты будешь на нём ходить! Обязательно. Ради памяти наших девчонок, ради всех погибших островитян! Чтобы ничего подобного не повторилось! Понял!

— А ты? — глотая комок в горле, молвил матрос.

— А я буду ждать на берегу, чего же мне ещё остаётся.

 

 

Москва. Кремль. Сутки спустя.

 

       Вождь просматривал только что доставленные гранки завтрашнего выпуска партийной газеты. Решительно перечеркнул красным карандашом небольшую заметку на четвёртой странице, снял трубку и велел секретарю соединить его с главным редактором.

Минуту спустя в трубке раздался встревоженный голос:

— Сслушаю, Иосиф Виссарионович.

— Завтра большой праздник. Вся наша страна будет отмечать очередную годовщину революции. Зачем портить людям настроение каким-то далёким цунами? Они хорошо потрудились и имеют право хорошо отдохнуть. Вы меня поняли?

 

[1]     — В корейской мифологии дух — защитник страны

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 29.07.2021 10:20
Сообщение №: 193205
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Краснодар с лёгкой руки писателя Виктора Ивановича Лихоносова ласково именуют маленьким Парижем. И это правда! Ведь с тем, большим, много общего. Судите сами. Оба города расположены на одной и той же сорок пятой параллели.
Их Елисейские поля и местная красавица, улица Красная одинаковой протяжённости — пять километров. А наши Чистяковская роща, парк имени Горького и Солнечный остров, на мой взгляд, ничуть не хуже тамошнего Булонского леса.
***
А в этой самой, роще имеется сакральное место. Знают о нём все горожане, умеющие читать. Это краснодарский аналог великого французского букинистического базара, расположившегося на берегу далёкой реки Сены.
Но мне хочется поведать вам, не о цивильных павильончиках, в которых, можно отыскать прижизненные издания великих классиков, а о стеллаже старьёвщика на котором увидел пожелтевшую фотографию.
***
Гумилёв познакомился с молодой поэтессой Елизаветой Дмитриевой в начале двадцатого века, в Париже. Для закрепления знакомства тут же купил у цветочницы букет для приглянувшейся девушки. Затем уговорил её послушать стихи, собственного сочинения. Поэзия Николая, в купе с шикарными цветами, ей понравилась, и сохранилась в памяти надолго.
Спустя пару лет судьба вновь свела их, но уже в Петербурге. Между, родственными душами, увлечёнными литературой, возникло то, что объяснять не требуется. До ночи молодые люди читали друг другу только что написанные стихи, а затем, на рассвете, взявшись за руки, бродили по просыпающемуся городу. Как правило, подобные прогулки заканчиваются торжественным походом к алтарю, но не на этот раз. Лиза на предложение руки и сердца, ответила отказом, сославшись на то, что уже сосватана. Но избранник, человек достойный, волею судеб ныне пребывает вдалеке от столицы. Однако составить компанию пылкому ухажёру съездить в Крым, Дмитриева, согласилась.
***
Всю дорогу простояли у окна вагона, придумывали смешные прозвища друг для друга. Девушка называла его «Гумми». Ей не нравилось банальное «Гумилёв», а он нежно именовала спутницу «Лёля», утверждал, что именно оно более всего подходит Дмитриевой, так как напоминает звук, издаваемый флейтой.
***
Остановились в гостеприимном и хлебосольном доме известнейшего поэта Волошина. Лето, море, фрукты, творческие посиделки и, конечно же, госпожа Муза! После этого не влюбиться было просто невозможно. И она влюбилась! Впервые в жизни. Бесповоротно, без оглядки!
***
Спустя некоторое время перед Лизой встал выбор. Вернуться назад с воздыхателем или остаться, с не менее влюблённым в неё, хозяином дома?
Мучительно размышляла: «Гумми — это весна. Мы же с ним ровесники. Он для меня, как младший брат. Волошин — мужская глыба! Быть рядом — мечта любой женщины? И разве не счастье, что он обратил взор на маленькую и застенчивую поэтессу.»
***
В холодный и дождливый город начинающий поэт возвращался один. Дамы, с именем похожим на звук флейты, рядом не было.
***
— Ну, пойми, наконец! Женскую лирику в нашей стране не издают, а посему и не знают! Кто заплатит свои кровные за томик стихов поэтессы с фамилией Дмитриева?
Девушка слушала молча, соглашаясь с каждым словом любимого.
— Мы придумаем тебе звучный псевдоним! А заодно и душещипательную легенду! Отныне ты будешь знойной и загадочной средиземноморкой!
***
Спустя некоторое время на столе известного петербургского издателя Сергея Маковского оказалось письмо. В конверте, кроме стихов, обведённых траурной рамкой, лежали засохшие бутоны розы. Было ясно, что прислала его женщина. Однако вместо подписи в конце послания была красиво выведена одна буква «Ч».
***
Прошла неделя. Сергей стал уже забывать о странном послании, сосредоточившись на подготовке к изданию нового журнала. На сей раз вместо очередного письма в кабинете раздался телефонный звонок.
Голос поэтессы показался издателю ангельским. В душе Маковского мгновенно образовалось нечто, напоминающее любовный трепет. На деликатные, и не очень, просьбы сообщить имя, собеседница отвечала отказом. Но в конце концов сдалась.-Зовите меня просто Черубина де Габриак.
Издатель был человеком весьма влиятельным и использовал имеющиеся связи, чтобы, как можно быстрее, раздобыть адрес незнакомки.
В Санкт-Петербурге любая сочинительница, соответствующего возраста, была прекрасно осведомлена, что публикация текстов в его альманахах могла состояться только через постель.
Но на этот раз поиски ловеласа оказались тщетными. Лицо с такой фамилией в столице не проживало.
Игра в звонки продолжалась ещё некоторое время и приводила издателя в полное неистовство. Он готов был пойти на любые жертвы, лишь бы увидеть незнакомку.
Только заглянувший в кабинет издателя пожилой писатель смог вернуть невменяемого Маковского на грешную землю.
— Сам посуди. Любая из подопечных всенепременно нашла бы способ очутиться в объятьях такого благодетеля, как ты. Зная женскую натуру, согласись, что я прав. А эта дамочка только звонит и в самых ярких красках описывает собственную шикарную внешность. Здесь дело нечисто.
— Пусть так. Но я всё равно должен её увидеть. Хотя бы один раз! Только одним глазочком. С таким чарующим голосом женщина никак не может быть уродиной. И меня не переубедить!
***
Прошло ещё несколько дней, и, наконец, о чудо!
Горничная проводила в кабинет издателя гостью. В комнату вошла, сильно прихрамывая, та, которую он желал все прошедшие месяцы.
Невысокого роста, плотного телосложения, с копной тёмных волос.
— Если вы на это способны, то сделайте милость, пожалуйста, простите меня. Кажется, я причинила вам некоторые страдания,— вымолвила посетительница, и из её глаз хлынул поток слез.
Но голос! Тот, к которому он привык! Теперь его уши улавливали едва различимый шёпот.
***
Более судьба их не сводила. Очередной номер поэтического альманаха вышел с подборкой стихотворений Черубины де Габриак. Просматривая шаблон нового издания, Сергей хотел вычеркнуть её творения, но рука, сжимающая перо, безвольно опустилась на стол. В голове олигарха всё ещё звучал навязчивый голос загадочной южанки, - такой завораживающий и манящий.
***
В творческих кругах столицы из уст в уста передавали сплетни о том, что Гумилёв с Лёлей! В общем, у них что-то было. Некоторые утверждали, что автор этих слухов — сам Гумми. Жених девушки всё ещё отбывал воинскую повинность и не мог вступиться за честь наречённой. Тогда с его разрешения наглеца вызвал на дуэль приехавший в Санкт-Петербург Волошин. В мастерской Мариинского театра, в присутствии не малого количества свидетелей, отвесил клеветнику увесистую затрещину!
— Это дуэль? – спросил поэт, потирая ушибленное место.
— На старинных пистолетах! — последовал ответ.
***
Сутки понадобились секундантам на согласование деталей. Никто не знал дуэльного кодекса и прочих, обязательных условностей.
Гумилёв требовал, чтобы стрелялись с самого близкого расстояния! И палили столько раз, сколько, потребуется, до смерти одного из участников!
Но секунданту Волошина, графу Алексею Толстому удалось убедить всех, что менее чем в пятнадцати шагах дуэли не проводятся, так как меньшее расстояние — чистое убийство!
Вопрос о месте поединка не стоял. Где могут стреляться творческие люди? Только на Чёрной речке, и никак иначе!
***
Погода в день дуэли выдалась скверная. Ветер с моря, снег! Выбираться из дома для того, чтобы кого-то убить или самому быть убитым, — безобразие!
Автомобиль Гумилёва забуксовал в снегу. Дуэлянт, одетый, как и подобает случаю, в шубу и старинный цилиндр, стоял в стороне, безучастно наблюдая за тем, как друзья толкают машину.
Волошин, нанявший извозчика, тоже застрял в сугробе. Вышел из кареты и пошёл пешком. Однако потерял по дороге калошу. Назвал её талисманом! И без данного предмета к барьеру идти отказался! Присутствующие кинулись искать пропажу. Нашли. Надели.
***
— Ну и шаги у Вас, граф! Вы таких ранее не делали! Извольте отсчитывать полагающееся расстояние нормальным размером! — крикнул Николай, Толстому. — В противном случае нам придётся всё согласовывать заново!
Наконец, он, демонстративно бросив шубу в снег, поправив смокинг, стал на указанное место.
Волошин остался в шубе и в калошах, но шапку снял и аккуратно положил рядом с собой.
***
Как правильно заряжать старинные дуэльные пистолеты, никто из присутствующих не знал. Выяснилось, что нужны пыжи, кои впопыхах приобрести забыли.
Выход из положения нашёл Алексей. Вытащил из кармана носовой платок, разорвал пополам и протянул дуэлянтам.
— Господа, стреляем на счёт три, - дрожащим голосом произнёс он и отвернулся.
Гумилёв промахивается.
А пистолет Волошина дал осечку.
— Я категорически требую, чтобы этот господин сделал свой выстрел! Пусть перезаряжает! — Потребовал Гумилёв. — я подожду. Мне спешить некуда!
Волошин дрожащей рукой выстрелил в воздух. Опять осечка.
Толстой подбежал к нему, отобрал пистолет и выстрелил в землю. Торжественно поднял вверх несостоявшееся оружие убийства.
— Господа! Видите сами! Имели место две осечки подряд. Стрелять в третий раз категорически не по правилам. Считаю, что данный поединок закончен!
***
Городские власти, узнавшие о случившемся, наказали дуэлянтов штрафом… в десять рублей ассигнациями!
***
А виновница всего этого собрала вещи и покинула столицу. Не мешкая, вышла замуж, не забыв изменить фамилию. Отныне она именовалась госпожой Васильевой. Под этой фамилией её и запомнили в моём родном городе.
Десять лет спустя
— Я так чую, что от гражданочки белогвардейщиной аж за версту прёт, потому как ты есть контра не добитая! И будь моя воля, шлёпнул тебя, вместе с муженьком, аккурат возле того заборчика. — орал чекист показал маузером на окно, за которым виднелась трёхметровая стена.
Васильева поморщилась. Её регулярно вызывали в ЧК. Грозились арестовать, или сразу расстрелять, как чуждый трудовому народу элемент. Но Бог миловал. Пронесёт и на этот раз.
— Мужика свого благодари. Башковитый он у тебя. Мелиоратор, мать вашу так! Нужон, понимашь, молодой республике! Короче, ставь заковыку на бумаге и вали отседова! В ссылку! В этот, как его, всё забываю. В Екатеринодар! И тамошним товарищам передай! Пусть быстренько город переименовывают! Негоже царицу-эксплуататоршу во всех фициальных бумагах поминать. Непорядок это! Пережиток прошлого! Проваливай! У меня контры полный подвал скопилось, а я тут с тобой лясы точу.
Чекист схватил со стола лист бумаги и швырнул его в лицо женщины.
***
В южном городе Елизавета с трудом нашла себе работу в переплётной мастерской. По вечерам пыталась писать стихи. Своих детей у них с мужем не было. Может быть именно поэтому ей хотелось сделать что-то полезное для чужих. Так появилась идея создания спектаклей для маленьких детей.
Эта тема волновала ещё одного горожанина — Самуила Маршака. В августе двадцатого года в город вернулись красные. Уже окончательно! Открыли университет. Там Маршак выступил с докладом о театре для юных горожан. Пригласил Васильеву, и дело пошло. Спустя некоторое время была поставлена инсценировка. Затем в помещении Городского театра имени товарища Луначарского состоялась премьера пьесы о летающем предмете. Газеты взахлёб писали, что в провинциальном городе родилось первое в советской стране большое детское учреждение! И даже придумали для него название -Детский Городок. Предтеча будущих Дворцов пионеров.
***
В соседнем Крыму встретились бывшие дуэлянты.
Это уже были другие люди, жившие в совершенно иной стране.
— Неужели вы тогда поверили причитаниям этой сумасшедшей дамы?-спросил Гумилёв. — Впрочем, если что, то я сударь, к вашим услугам.
— Не будем ворошить прошлое. Ни к чему это.
На этом и закончился короткий диалог двух великих людей.
***
Николая Гумилёва несколько лет спустя расстреляли по сфабрикованному ОГПУ делу.
***
Волошин добрый десяток лет жил в своём Коктебеле. К нему покупаться в море, приезжали полностью ставшие советскими, литераторы. В начале тридцатых годов его настиг инсульт, от которого поэт уже не оправился до конца дней.
***
Молва о Краснодарском детском театре дошла до Москвы. Нарком просвещения пригласил Маршака в столицу.
А Васильеву в очередной раз вызвали в ОГПУ.
В доме, где она жила, провели тщательный обыск. Забрали дневники и стихотворения. Женщину упекли в тюрьму. Через некоторое время освободили, но ненадолго. В конце концов, следователи вывезли всё, что можно конфисковать, а бывшую хозяйку высылали из Краснодара в Ташкент.
***
Новый друг, знаток китайского и переводчик, предложил Васильевой создать очередную литературную мистификацию. Написать цикл стихов от имени китайского философа Ли Сян Цзы. «Домик под фруктовым деревом».
Однако женщина к тому времени уже тяжело болела и скоро умерла в городской больнице.
***
Держу в руках старую фотографию. Всматриваюсь в удивительное лицо. Вспоминаю, как живя в Ташкенте, пытался найти её могилу, но тщетно.
***
Вот и выходит, что творческая судьба этой женщины началась с мистификации, прошла через дуэль двух великих поэтов и мистификацией же закончилась.

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 05.08.2021 11:55
Сообщение №: 193226
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Арифмометр

 

Александр Ралотarifmometr1

— Нет, Холмс, Вы не человек, Вы арифмометр! — воскликнул я.

Артур Конан Дойл. «Знак четырёх»

— Прикончить этого негодяя прямо сейчас, изощрённым способом, или пусть ещё поживёт пару-тройку страниц? — размышлял я, погрузившись в создание очередной повести «О похождениях частной сыщицы — Маргариты Сергеевны Крулевской»[1]. Но мысли постоянно сбивались, и нить сюжета рвалась, в самом неподходящем месте. Виной тому дети, затеявшие возню  над  головой! На чердаке нашего старого дома. Послал я их туда ранним утром, дабы в конце концов навели порядок и рассортировали хранящиеся предметы на две категории: нужное и ненужное. Надеялся, что к обеду управятся. Куда там. Сейчас уже пол третьего, а они всё ещё…

Вдруг на потолке наступила долгожданная тишина, но минуту спустя на пороге кабинета возникли две перепачканные мордашки, принадлежащие сыну Егорке и дочке Альке. Каждый держал в руке по тяжеленному арифмометру.

— Это что? — хором выпалили потомки.

— Предки калькуляторов, — буркнул я, наивно надеясь, что дети ответом удовлетворяться и отбудут по  "неотложным делам".

— На этой железяке считали? — округлив глаза поинтересовалась дочь.

— Конечно, но не люди, а древние инопланетяне, — ответил за меня Егорка:

— У человеков, в докомпьютерную эру имелись деревянные счёты! Я об этом в инете читал.

— Глаза Альки расширились ещё больше, и она заговорчески зашептала:

— Папулечка, ты их и вправду видел? Они это подарили? Сразу две штуки! У них наверное были щупальцы? Ими, конечно же, удобно  эти выступы поворачивать.

Егорка, уподобившись «Страшиле мудрому»[2] и приставив палец ко лбу, рассуждал, используя «мужскую железную логику»:

— Нет. Инопланетные существа такое соорудить никак не могли.  Прилетели из космоса, значит уже постигли двоичное исчисление, то есть, знают разность потенциалов и электричество. Следовательно...

Алька свободной рукой оторвала палец брата от лба и потребовала, обращаясь ко мне:

— Ты должен, прямо сейчас, рассказать откуда в нашем доме взялись эти штуковины? Только не говори, что мама их на кастрюлю с квашеной капустой кладёт. Не поверю. Для этого и камень сгодится или старая гантель.

— Из «Колбасы», — нехотя ответил я, откладывая в сторону ручку.

— Из чего? — традиционно, хором спросили дети.

— Магазин канцелярский так раньше назывался, потому, что был длинный и разбит на секции, словно верёвкой перетянутый. Однажды увидел, —  «Феликсы» в продажу выбросили, вот и купил парочку.

С минуту дочь с сыном стояли молча, осмысливая незнакомое словосочетание: "выбросили в продажу". Наконец Алька, поставив на пол «железяку», спросила:

— А две то, зачем? Если одна вдруг поломается? Они же металлические!

Я тяжко вздохнул. Понял, что с «госпожой Крулевской» на сегодня  больше не общаться, усадил ребят на диван и продолжил:

— В те стародавние, советские времена, мы с вашей мамой одновременно заканчивали ВУЗ.

— Чего оканчивали? — Мгновенно перебила Алька.

— Высшее учебное заведение, — расшифровал я «сложную аббревиатуру» и продолжил — учились с ней на одном потоке, но в параллельных группах. И дипломные проекты нам достались разные. Она трудилась над чертежами новой мельницы, а я элеватора.

— Видел. Ты показывал из окна вагона — вступил в разговор Егорка, — громадины такие. В них зерно хранят. Сложно, наверное, их проектировать и строить.

— Не просто, — согласился я, — так вот, чтобы с мамой вашей, не ссориться и не подраться из-за этого счётно-решательного устройства, я и купил два экземпляра. Она делала проект в той комнате, а я здесь. Понятно?

Дети закивали головами сверху вниз.

— Покажи, как эта штуковина считает, — попросил сын.

Я взял «Феликс», повернул ручку, и о чудо, машина отчаянно скрипя шестерёнками выдала в окошках результат.

— Надо же! — Удивилась Алька. — Работает! Ведь кто же придумал такое.

— Вильгодт Однер. Русский швед, — ответил я.

— Это как? Он был русским или шведом? — Егорка мгновенно освоил работу агрегата, установил задание 2+2 и повернул ручку, получив искомый ответ — четыре.

— Родился он в Швеции, окончил там институт, но после смерти отца уехал в «страну возможностей», так в те далёкие годы называли Россию. Приехал в столицу с восемью рублями в кармане, — я отобрал у сына скрипучий арифмометр, дабы тот ржавым звуком не мешал моему повествованию.

— Прям как Д'Артаньян. Тоже из Гаскони, прискакал в Париж, с восемью экю, — очередной раз перебила дочь и тут же закрыла ладошками рот, показывая, «так больше не будет».

— Дело в том, что в скандинавских странах с работой было туго, — продолжил я, - и молодой человек надеялся заполучить её в семье соотечественников Нобелей. Слышали эту фамилию?

— Ага. Один из них  премию учредил. Всем за выдающиеся заслуги присваивают, - поделился Егор своей осведомлённостью.

Я кивнул, соглашаясь и продолжил:

- Вильгодту повезло. Работу нашёл быстро. Устроился на завод «Русский дизель» Людвига Нобеля, старшего брата того самого основателя премии. Молодой инженер был на хорошем счету у руководства и начал делать карьеру, но этому помешал «его величество случай». Однажды, в тысяча восемьсот семьдесят первом году ему поручили подчинить счётную машину французского изобретателя Шарля Томаса. Тогда это устройство было единственным, производящимся серийно, механическим вычислительным устройством в мире.[3]

И молодой инженер, выполняя работу понял, что может создать машину, позволяющую гораздо лучшим способом решить задачу механического исчисления.

arifmometr2

Прошло два года и упорный изобретатель дома изготовил таки модель счётной машины  собственной конструкции. Аппарат заинтересовал советника по коммерции Людвига Нобеля. И инженеру предоставили  возможность в заводских условиях довести изобретение до промышленного варианта.

На «Русском дизеле» Однер проработал семь лет, а затем ушёл трудиться на фабрику Экспедиции заготовления государственных бумаг. Там печатали деньги для всей Российской Империи. Изобрёл механизм автоматической нумерации купюр, но мечта о массовом изготовлении арифмометров, собственной конструкции, все эти годы не давала покоя. Однако, даже хорошего заработка было мало для открытия собственного производства. И опять помог случай. А именно табак, - вернее резко возросший спрос на папиросы. Дело в том, что их разрешили курить на улицах города. Инженер воспользовался этим и быстренько спроектировал и внедрил новую папиросную машину.

На деньги от её продажи Однер открыл маленькую, но всё же собственную мастерскую,  с одним ножным токарным станком. Пытался делать арифмометры, но их нельзя было продавать легально, так как права на собственное изобретение он уступил фирме «Кёнигсбергер и Ко». Прошло ещё несколько лет и автору, через суд, удалось вернуть себе утраченный патент.

И пошло, и поехало. Мастерская превратилась в завод со ста станками. Арифмометры раскупались со скоростью жареных пирожков. Перед первой мировой войной в России было уже двадцать две тысячи счётных машинок Однера.

Награды и дипломы с выставок в Чикаго, Стокгольме и Золотая медаль со Всемирной выставки в Париже украшали стены кабинета изобретателя. Казалось бы жизнь удалась. Ум и упорство Однера обеспечили ему и родне безбедное существование. Но, "его величество случай", на этот раз пришёл в большой дом, с «огромным знаком минус». В сентябре тысяча девятьсот пятого года «русский швед» умер.

 Завод некоторое время продолжал работать, но затем обанкротился и закрылся.

— Понятное дело революция, тут уж не до арифмометров— вздохнул Егорка и поднялся с дивана.

— А почему они называются Феликс? — вставила  «пять копеек» Алька.

— Ну, ребятишки, на этот вопрос  уж сами ответ отыщите. В столь любимой «всемирной паутине» — я повернулся к компьютеру, всем видом показывая, что разговор окончен.

Пять минут спустя

На меня опять глядели две пары любопытных глаз. Дети стояли молча, переминаясь с ноги на ногу. Ждали пока  закончу печатать предложение, и выбрав момент, хором выпалили:

— В Советском Союзе производство арифмометров наладили в Москве. На заводе имени Дзержинского, поэтому и Феликс. Оказывается их делали до восьмидесятых годов прошлого века. И если бы не калькуляторы, то.... А знаешь, что мы с ними будем делать?

Я молча пожал плечами.

— Осенью в школе проводится аукцион старых вещей. И мы проведём конкурс «Кто угадает, что это такое?» — Егор выжал арифмометры, словно гантели.

— Победителю приз, — поддержала брата Алька, — вот этот «Феликс», он поновее выглядит. Ну и ещё твою книжку «Неизвестное об известных»[4], конечно тоже.

 

[1]— Главная героиня цикла рассказов и повестей «Сыскное бюро Крулевкая и партнёры». Автор — Александр Ралот

[2]— Один из главных героев сказочного цикла о Волшебной стране Александра Волкова, живое соломенное пугало

[3]— Их называли «машинами Томаса», но изобретатель придумал другое имя - «Арифмометры». Оно и стало нарицательным для всех вычислительных механических машин, способных выполнять арифметические действия.

[4]     — https://ridero.ru/books/neizvestnoe_ob_izvestnykh/freeText

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 10.08.2021 08:47
Сообщение №: 193232
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Затерялась где в Средней Азии маленькая республика со странным именем Каракалпакия.

С юго-запада к ней вплотную подступает огромная пустыня Каракум, на северо-западе она граничит с плато Усть-урт, а на северо-востоке, сами понимаете, уже её величество — пустыня Кызылкум. Есть там и река, и звать её Аму-Дарья. Не знаю, как сейчас, но раньше она была вполне себе судоходная. Мало того, по ней проходила граница между великим и могучим Советским Союзом и Республикой Афганистан.

В одно жаркое лето тысяча девятьсот восемьдесят…. Короче, занесло нас с товарищем в столицу этой самой Каракалпакии, в город Нукус. Работали мы там, работали, и настало время покидать этот славный уголок, то есть убираться восвояси в четвёртый по величине город союза — в Ташкент. Уехать из Нукуса можно двумя способами: на поезде через пустыни часов за сорок или самолётом часа за полтора. Поскольку выбор средства передвижения напрашивался сам собой, то отправил я своего напарника (кстати, звали его Акбор) — в местное отделение «Аэрофлота».

Не было его долго, но под вечер Акбор появился. Радостный, сияющий как медный пряник.

— Выстоял, купил, — устало произнёс он и протянул мне два заветных зелёных листка бумаги.

Сейчас мало, кто помнит, но в те далёкие годы все авиабилеты в стране были почему-то зелёного цвета, и кассирша ножницами вырезала напечатанную на них цифровую сетку, тем самым отмечая для покупателя, а в основном, для его бухгалтерии, сколько десятков рублей и копеек данный гражданин за этот билет уплатил.

Взглянул на них — и обомлел: кроме изрезанной сетки там ничего более написанно не было. Ни тебе номера рейса, ни даты, ни времени вылета, ни даже фамилии пассажира. Впрочем, последнее для жителей Каракалпакии особого значения не имело.

— Акбор! — с ужасом в голосе воскликнул я. — Как мы полетим по этим билетам, кто нас вообще на борт пустит?!

— Да, запросто, пустят, — успокоил меня товарищ. — Здесь люди добрые, отзывчивые, они билеты всем желающим продают. Не улетим по ним завтра, значит улетим послезавтра или через неделю. Зачем почтенных людей тревожить, бегать в кассу, переоформлять. Нам главное — в самолёт попасть; в него, как в автобус, всех пускают, а уже потом билеты проверяют, надо чтобы были.

На следующее утро мы поняли, что ни сегодня, ни завтра и вообще никогда из этого самого Нукуса не улетим.

Самолёт брали штурмом с баулами, орущими чадами и даже с мелким домашним скотом. Портить межнациональные отношения и вступать в боевые действия с численно превосходящим контингентом коренной национальности мы никак не хотели, а посему, понурив головы, поплелись из аэропорта, куда глаза глядят.

С горя пошли на речку, охладить свой пыл и морально приготовить себя к длительному переезду в душном вагоне через эти самые пустыни. Понятное дело, что тогда о каком-либо кондиционере в вагонах ещё и слыхом никто не слыхивал.

И тут меня осенило. Можно сказать шандарахнуло по башке, я даже обомлел от посетившей меня наглой мысли. А что если пароходом? Искушённый читатель, прочтя эти строки тотчас же покрутит пальцем у виска, и будет абсолютно прав. Аму-Дарья через Ташкент не течёт. Все верно. Не течёт. Зато она течёт через закрытый город Термез. Почему закрытый? Потому что там есть мост, соединяющий две страны, и, вообще, руководству лучше знать, почему этот город закрытый. У нас в то время не то что города, целые области были закрытые, например: Сахалинская, о ней я вам как-нибудь в другой раз расскажу. Закрытость города заключалась в том, что въезд, влёт или вплыв в него был возможен только при наличии специального разрешения, выдававшимся каким-то там уполномоченным чиновником. Тем не менее, нам билеты по маршруту Нукус-Термез на пароход имени какого-то партсъезда продали. Ни даты и времени отплытия, ни номера каюты, понятное дело, в билетах традиционно указано не было. Но главное в другом, на пристани не было никакой очереди, — то есть добираться пару суток до закрытого города Термеза желающих не наблюдалось. В своих командировочных удостоверениях мы наглым образом дописали ещё один город, на этот раз областного значения, и без всяких помех взошли на палубу не совсем белоснежного, но все же лайнера.

Красота. С одной стороны афганская пустыня, с другой стороны наша. Услужливые стюарты в белых униформах, тьфу-ты, чёрт, размечтался. Короче, ребята-матросы пригласили нас в свой кубрик на чай и макароны по-флотски, дружески похлопывая по плечу, приговаривая:

— Суд у нас гуманный, не то, что раньше, за незаконное проникновение в закрытый город нынче много не дадут. Год-другой, не больше. Опять же, если повезёт, сидеть будете где-то под Ташкентом, почти дома.

Забыл сообщить тебе, мой читатель, что числился я тогда по Министерству Хлебопродуктов УзССР, которое имело в каждом областном центре, в том числе и в Термезе, своё собственное «Областное управление». Вот на помощь товарищей из этого ведомства я и рассчитывал.

Как и полагается, по прибытии в главный город Сурхандарьинской области, бдительные пограничники нас, мягко скажем, задержали и препроводили, нет, не в кутузку, а в это самое «Областное управление». Тамошние товарищи наш статус подтвердили, правда без особого энтузиазма. И то правда: кому нужны незнамо как появившиеся люди из столичного Главка? Быстренько вручили нам кипу документов для передачи министерскому начальству и милостиво попросили пограничников отправить нас первым рейсом в столицу республики Узбекистан, так как документы содержат материалы особой важности и должны, как можно быстрее, попасть куда-то наверх.

Аэропорт Термеза в те времена представлял собой лётное поле и небольшую будочку на краю.

Ни очередей, ни давки, вообще никого. Под бдительным взором пограничников окошечко в будке отворилось, и нам продали билеты на рейс Термез — Ташкент, как и в Нукусе, без даты вылета и номера рейса. Но коротать время в обществе двух бравых ребят из местной погранзаставы было много приятней, чем в жарком и душном Нукусском аэровокзале, да и самолёт прилетел как-то удивительно быстро.

Самое страшное ждало нас в родном министерстве. Нет, ни нагоняй от начальства (куда вы черти запропастились) — это дело привычное, а удивленный взгляд нашей любимой бухгалтерши Анны Петровны.

— Я тридцать лет сижу здесь и командировочные документы принимаю, но ещё ни разу таких билетов не видывала, — она внимательно рассматривала серые клочки бумаги с большим якорем по центру. — Вас куда послали? В Каракалпакию, в Нукус? Там кругом пустыня, откуда вы море взяли? Нет, вы как хотите, но я эти билеты никак принять не могу.

Вместе с несданными авиа билетами по маршруту Нукус-Ташкент финансовые потери каждого из нас были весьма ощутимы. Зато путешествовали мы с Акбором с комфортом и без всякой толчеи.

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 14.08.2021 12:06
Сообщение №: 193242
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw


На основе реальных событий

Барселона. Испания. VIII Международный конгресс астронавтики. Октябрь 1957 года.

Журналистка популярного американского таблоида Марианна Спарров валилась с ног. От мгновенного погружения в сон в любой позе спасал только крепчайший кофе. Количество выпитых ею чашек давно превысило допустимые нормы, потому, что главред, глядя на цифры в графе расходы на командировку, прошипел:

— Спарров, если не привезёшь эксклюзив, вычту из зарплаты. Море, солнце, свежевыжатый сок, обеспеченные мужчины — прекрасно, но не за счёт газеты! Только «жареное»! Сенсация!

  Вот и носилась она с раннего утра до вечера от одного отеля к другому, чтобы выведать у учёных мужей особенное, такое, о чём ещё они не поведали миру с трибуны конгресса.

***

   Конечно, в деле освоения космоса наши впереди всех стран, это очевидный факт, — размышляла девушка, уютно расположившись в кожаном кресле холла отеля «Альманас». — Насовцы позавтракают, и я расколю кого-нибудь из них на интервью. Хорошо, если бы заказанный автобус задержался хоть на несколько минут.

  Марианна вдруг вскочила  с места и метнулась к двери.

— Хочешь десять баксов за пять минут работы? — путая испанские и английские слова, обратилась она к молодому парню, стоящему возле шлагбаума, расположенного возле въезда в отель.

— who doesn't want to? and what should I do? — ответит тот.

— Нам, студентам, даже маленькое песо карман не оттянет, а уж доллар..

— Сейчас автобус приедет за делегацией, — бесцеремонно перебила девушка, — так ты подольше повозись с верёвкой шлагбаума. Минут десять сможешь?

— Не-е. Столько не смогу, за такое с работы мигом попрут. Ну минуты три, обещаю. Пойду завяжу её на два морских узла. Потом буду на глазах водителя развязывать и выслушивать ругань. Деньги давай!

Затея журналистки увенчалась успехом. Седовласый господин, гладя бороду и поминутно поглядывая на Ролекс, согласился ответить на вопросы.

— Русские ещё на позапрошлом конгрессе уверяли, вот-вот запустят свою матрёшку в космос, и что? А ничего. Стараются, но этого мало. Двенадцать лет прошло с окончания войны. У них там ещё восстанавливать и заново строить очень многое надо. Сами же в пословице утверждают, если широко шагать, то брюки порвёшь. И порвут. Станут смотреть в трофейные, цейсовские телескопы за нашими, не придумал пока как будут называться. За аппаратами, которые в скорости выйдут на орбиту земли. Всё, милая барышня. Автобус прибыл. Пора. А вам желательно —  в постельку. Глазки совсем слипаются. Не надо ночи напролёт танцевать в здешних.. э.... Поверьте испанцы того не стоят. Лучше смотайтесь в порт. Там пришвартован наш линкор, вот на нём служат парни видные! Чистокровные янки!

***

 «И что я узнала?» — Марианна в который уж раз перечитывала утреннюю запись. — Да ничего. Общие фразы. Никакой конкретики. На сенсацию никак не тянет. Разве что довесок к интервью с русским учёным. Только вот как его заполучить? В их отеле номер со шлагбаумом точно не прокатит. Наверняка, при каждом из них по три сотрудника спецслужбы состоит.

  Девушка на миг представила себе красное от негодования лицо газетного шефа и решилась!

***

Мистер, господин, товарич, — выкрикивая заученную на русском языке фразу — Марианна семенила за членом советской делегации, — вы же есть знаменитый совьет иллюзионист, цирк...

Мужчина остановился и улыбнулся:

—  Точно подметили, — ответил он на хорошем английском, — мы фокусники ещё те! Такой фокус выкинули, весь мир ахнет.

Девушка мгновенно превратилась в соляной столб. Опешила и хлопала глазами. Наконец медленно вытащила блокнот и произнесла по слогам:

— Рас-ка-жи-те. По-жа-луй-ста.

— Только за чашечкой кофе, — последовал ответ.

— А разве вам так можно? Ведь я же американка? Вас не...

— В ресторане конгресс-холла можно. Аккредитация имеется?

Спарров молча кивнула, не веря в удачу.

***

— В Советском Союзе вчера был запущен искусственный спутник земли, — буднично поведал Марианне собеседник, потягивая через соломинку апельсиновый сок:— назвали его просто «Спутник». Подходящее имя. Согласитесь.

Сонное состояние Марианны исчезло напрочь. Сердце в груди колотилось так, что готово было выпрыгнуть наружу и пустится в пляс, исполняя старинный русский танец под названием «Барыня».  Понимала, что в эту минуту стала обладательницей сенсации мирового масштаба, о которой надо немедленно телеграфировать главреду, но подняться и бежать на почту не могла. Ей было жалко этого симпатичного русского, который, конечно же, повёлся на её чары и сболтнул лишнего.

— А, а как это проверить? — не веря услышанному, поинтересовалась журналистка.

— Элементарно. Каждый радиолюбитель на планете Земля может настроить  приёмник на определённую частоту и принимать его позывные.  Бип, бип, бип.

Марианна решила, что раз ухватила «птицу счастья» за хвост, то не выпустит её до тех пор, пока не вытащит из этого русского всю информацию. Уж здесь, в Испании, их спецслужбы её не достанут, тем более, что в порту стоит корабль со звёдно-полосатым флагом на мачте.

— И вы можете назвать фамилию главного конструктора этого чуда? — сотворив на лице самую обаятельную улыбку, поинтересовалась девушка.

— Нет, конечно. Сие —  государственная тайна. Разве не понятно?

— Значит ни одной фамилии не назовёте?

— Почему же, одну могу. Записывайте — Ари Абрамович Штернфельд. Именно он взял да и рассчитал траекторию космических полётов, так называемую первую скорость...

shter

— Расскажите поподробнее, если, конечно, вам за это ничего не будет, — оторвавшись от записей попросила Спарров.

— Приятно, что вы за меня так переживаете, скажу честно: не ожидал. Однако, тоже самое сейчас произносит с трибуны конгресса руководитель нашей делегации, академик Леонид Седов. Но, согласитесь, записывать информацию в этом ресторане, потягивая прохладный напиток, гораздо лучше.

 Мужчина поднялся, тем самым показывая, что беседа окончена.

— Но, Штернфельд? У него же не русская фамилия, как же...

— У нас многонациональная страна, там живут и трудятся.. — учёного окликнули и он, не закончив фразу, и не попрощавшись, поспешил к выходу.

***

Журналистка опрометью помчалась на телеграф, чтобы хоть на четверть часа опередить коллег — конкурентов. Затем, поймав такси, поехала в библиотеку, разыскивать информацию о загадочном учёном, со странным именем Ари.

Соединённые штаты. Редакция таблоида

Главред осевшим голосом диктовал в трубку, выпускающему редактору, сидящему в подвальном помещении этого здания, возле новейшей светонаборной машины.

—  Участник советской секретной программы, учёный еврейского происхождения Ари Штернфельд, родом из Польши. Родители видели в нём будущего раввина и отправили постигать Тору и Талмуд. Но мальчик, учась в гимназии, стал лучшим в постижении законов физики, математики и философии.

— Так! Это пропускаем, да это я не тебе, сам с собой разговариваю, — бормотал редактор, перекладывая исписанные листки с одного края стола на другой:

— Продолжим отсюда.

В конце двадцатых годов Штернфельд поступил в докторантуру Сорбонны, писал диссертацию о проблемах космических полётов, изучил труды русского учёного Циолковского. Чтобы читать в подлиннике, выучил русский язык, и написал письмо великому изобретателю. Закончил диссертацию, но до защиты его не допустили, сославшись на то, что тема «далека от реальности».

Ари покинул докторантуру и запатентовал два изобретений: автомат для производства искусственного жемчуга и робота, повторяющего движения человека. Но делал это лишь затем, чтобы иметь средства для хобби: — расчёта полётов космических аппаратов.

Однажды он выступал в обсерватории Варшавского университета. Но не был понят слушателями. Ему пожелали поскорее стать писателем-фантастом.

 Жена учёного  работала секретарём польского отделения французской компартии. Ей и принадлежит идея перебраться на постоянное жительство в Страну Советов. Да и сам Штернфельд был уверен, что люди этой страны первыми осуществят мечту человечества и отправятся к звёздам.

Надо же, а растяпы из Ленги прошляпили такого учёного и не переманили его в штаты. За что только там зарплату получают, из наших, между прочим, налогов! — Нет это фразу в набор пускать не надо. Лучше набери в конце статьи, следующее  —Его фамилия в переводе с языка идиш означает: — «Звёздное Небо». Выходит, оправдал её на все сто процентов.

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 15.08.2021 16:28
Сообщение №: 193248
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Мой внимательный читатель, прочтя название этого рассказа, вполне возмутишься.
Да сколько можно, ты уже не раз писал и о 45-й параллели, и об улицах своего Краснодара. Ну, присваивали раньше городским улицам имена убийц и бандитов, так не только же в твоём родном городе, повсюду присваивали.
Время тогда было такое. Что прошлое ворошить? Давай лучше про любовь пиши, или об личностях исторических, в глубине веков затерявшиеся.
Просьба читателя — для меня закон. Только куда же мне деваться, если я каждый день вынужден ходить по улице имени Леонида Борисовича Красина, Члена ЦК ВКП(б), видного государственного и партийного деятеля первой половины двадцатого века. Он же Никитич, он же Лошадь, он же Юхансон, он же Винтер. В честь него даже ледокол назвали, но мой рассказ вовсе не о корабле, и не Красине, а о человеке, именем которого не названы улицы в российских городах.
Но обо всём по порядку.

***

В жаркий майский день 1905 года на Лазурном берегу, в модном французском городке, с красивым именем Канны, в номере очень дорогого и фешенебельного отеля «Рояль», был найден труп одного из постояльцев. Смерть несчастного наступила от пули, выпущенной из пистолета, лежавшего рядом. С момента этого преступления прошло уже больше века, но до сих пор нет-нет, да и возникнет спор:- было ли это предумышленное убийство или самоубийство?
«Смерть от естественных причин». Такую запись, если поискать, то можно найти в официальных протоколах местного отделения полиции. После этого случая весь отель погрузился в траур, ибо умерший человек был очень богат, весьма знаменит и щедр.

***

В своих более ранних произведениях я уже не раз обращался к теме «Революция и экономика». Действительно, государственные перевороты, в стародавние времена, да и нынче, — дело весьма затратное. Надо проводить многочисленные съезды партийцев -единомышленников и, желательно, за рубежом, надо выпускать партийные газеты и книги, покупать оружие и взрывчатку. Там гораздо безопасней и комфортней. В конце концов, надо где-то жить и чем-то питаться. Не идти же работать на заводы и фабрики убеждённым революционерам. Хотя и здесь встречаются исключения. Уже упомянутый мною Леонид Борисович Красин, например, некоторое время трудился начальником электростанции на предприятии, принадлежащем убитому в отеле «Рояль» человеку.

***

В начале прошлого столетия большевики решали свои финансовые проблемы двумя способами. Первый, экспроприация, а по простому, грабежи и налёты на банки или сберегательные кассы. Но подобный способ добычи денег, увы, не постоянен. «Экс» Тифлисского банка принёс большевикам миллионы рублей, был ещё знаменитый «экс» в Фонарном переулке Санкт- Петербурга. Вот, пожалуй, известные случаи громких и успешных операций. Поэтому существовал и второй способ пополнения партийной кассы, более надёжный и главное более безопасный. «Денежные мешки». Практически легальный отъём части доходов у толстосумов.
Так уж исторически сложилось, что многие известные фабриканты и заводчики того времени были выходцами из старообрядческих семей. Вели свой бизнес напористо, масштабно, но в какой-то мере социально ориентировано. В отличие от олигархов наших дней, они добровольно и постоянно выделяли весьма значительные суммы на дотации обедов в рабочих столовых, на школы, на строительство жилья для рабочих своих предприятий. Давали деньги и различным политическим партиям. Считая, что возможно таким образом им удастся сохранить свой капитал в случае смены государственного строя.
Герой нашего повествования, да, да, тот самый господин умерший в отеле «Рояль», не был исключением. В Российской империи слыл человеком весьма известным. Сам тогдашний премьер-министр Витте выказывал ему своё расположение. За «полезную деятельность и особые труды по ведомству министерства финансов» был удостоен ордена Святой Анны 3-й и 2-й степени. Тем не менее, как истинный старовер, несмотря на колоссальное личное состояние, был до чудачества скромен. Совершенно не стеснялся носить сапоги с заплатками, водку не пил вообще, а дорогое, марочное вино всегда разбавлял водой. Большую часть прибыли пускал на расширение производства. В Пермской губернии наладил выпуск уксусной кислоты, древесного и метилового спирта, ацетона, денатурата и древесного угля. Не забывая при этом щедро финансировать строительство приютов и больниц. Была у него ещё одна большая страсть — театр. На его деньги было реконструировано и оснащено новейшим английским оборудованием здание московского художественного театра.
savva1

***

Ещё древние римляне утверждали, хочешь найти убийцу, подумай, кому это выгодно. Так, кому же было выгодно лишать жизни такого положительного во всех отношениях человека? Или всё же в отеле «Рояль» произошло самоубийство?

***

Услышав хлопок, похожий на звук выстрела, в комнату мецената вбежала его супруга а затем, несколькими минутами позже, лечащий врач.
- Это вы закрыли ему глаза? -спросил доктор, обращаясь к вдове.
Женщина молча покачала головой. В тот момент она не могла произнести ни слова. Дрожа всем телом, стояла у распахнутого настежь окна и смотрела вниз, на фигуру быстро удаляющегося человека с рыжими волосами.
***
От себя замечу, что такой цвет волос из всех знакомых убитого был только у Красина. И этот факт можно рассматривать, как первую, хоть и косвенную, но всё же улику.

***

На почве любви к театру наш герой через «буревестника революции» Максима Горького как-то незаметно сблизился с большевиками. Финансировал издание газеты «Искра», выделял деньги на съезды РСДРП. Сам лично провозил на свою фабрику нелегальную литературу и типографские шрифты. Случалось, даже прятал от полиции самого Николая Баумана.

***

Со стороны руководства партии была разработана сложная многоходовая операция по завладению всеми капиталами этого человека. Она осуществлялась по трём направлениям. Женщина. Искусство. Коммерческая деятельность. На начальном этапе актрисе Марии Андреевой было дано задание — окончательно и бесповоротно «влюбить в себя» мецената. Замечу, что именно эта часть комбинации была блестяще исполнена. Благодаря своему покровителю, женщина постоянно получала практически все заглавные роли в театре. Вторая операция проходила при участии Горького. В театре часто ставили его пьесы, дорогостоящие постановки которых щедро финансировал из своих личных средств театральный благодетель. Третье направление было поручено инженеру Красину. По заданию партии его познакомила с нашим героем всё та же актриса Андреева. За отлично выполненную работу она удостоилась прозвище «Феномен» от самого вождя, и, наконец, стала полноправным членом партии, полностью оправдав оказанное ей доверие.

***

Прибывший на место преступления французский следователь без всякого энтузиазма допрашивал собравшихся.
- Зинаида Григорьевна, - обратился он к вдове, — не произошло ли чего подозрительного в день смерти вашего супруга или накануне?
— Буквально за полчаса до этого рокового события, я стояла у зеркала и примеряла шляпку для предстоящей прогулки в открытой карете,- вытирая слезы, рассказывала женщина. Вдруг дверь в нашу комнату открылась и в проёме появилась голова с рыжей копной волос. Я спросила своего супруга, кто это и почему этот человек смеет врывается к нам без стука?
— Никто, никто — на ходу ответил мне муж и прошёл в другую комнату. Больше я его живым не видела. И ещё я хочу вам добавить, господин следователь, что окно в кабинете мужа было распахнуто.
- И что из этого? - нервно возразил ей следователь. — Не знаю, как у вас там в России, но у нас на юге Франции в мае довольно тепло, если не сказать жарко.
- Вот именно жарко, - парировала женщина. — Моему покойному мужу, у вас здесь всегда было жарко. Именно поэтому он закрывал окно и ставни, дабы ваши горячие солнечные лучи не проникали в комнату. Постоянно следил за этим и не раз отчитывал горничную отеля, когда она забывала создать в его комнате прохладный температурный климат.
— А что мне прикажете делать с этим? - следователь протянул ей клочок картона, на которой было нацарапано,- «В моей смерти прошу никого не винить!»
— Я не могу поверить, что мой супруг стал бы писать на чём бы то ни было, если под рукой всегда имеется набор отличной мелованной бумаги с вензелем отеля, — прошептала Зинаида Григорьевна, вертя в руках картон.
Да и почерк совсем другой.
- Тогда я задам вам ещё один вопрос, последний, - следователь поднялся и обратился ко всем присутствующим сразу. — Как вы считаете, он сам это сделал?
В комнате повисла гнетущая тишина. Каждый думал, что если подтвердить, то газеты неминуемо подымут международный скандал. Следствие продлится месяцы, если не на годы. Такой поворот событий был не нужен никому. Но сказать об этом не решался никто.
Молчание нарушила мать покойного.
- У моего сына было больное сердце. Он умер от его остановки.
- Но, мадам, - возразил следователь, — а как же пуля и браунинг.
Пожилая женщина взяла его за лацкан пиджака.
— Следуйте за мной, - властно произнесла она, поворачиваясь к двери. И повторила ещё раз, но уже гораздо громче, так что бы услышали все, - он умер от остановки сердца!

***

Тело героя нашего повествования спешно доставили в Москву и похоронили на Рогожском кладбище староверов. Многочисленная община по этому поводу даже не роптала, хотя всем известно, что старообрядцы никогда и ни при каких обстоятельствах самоубийц на своём кладбище не хоронят, какой бы высокий чин покойник не занимал при жизни.

***

За пол года до описываемых событий, в конце 1904 года начались стачки на заводах, принадлежащих меценату. Леонид Борисович Красин, тот самый начальник электростанции, раздавал рабочим оружие и прокламации, то есть стоял во главе этого действа. Рабочие восстали против своего работодателя и благодетеля, напрочь позабыл всё то хорошее, что он для них делал. Стачка в конце концов была подавлена. Но товарищ Красин, отстранённый от работы, формально числился в списках служащих предприятия, и даже получил причитающееся ему неплохое денежное пособие.
Тем временем сотрудники Охранного отделения всерьёз взялось за бунтовщиков. Леониду Борисовичу грозил арест, и он помчался в Москву к своему непосредственному начальнику. С большим трудом, но всё-таки добился у него аудиенции, после которой был спешно командирован за границу, подальше от государевых служащих.
Очередным просителем оказался Максим Горький. Он, как и в прежние времена, просил денег, но по всей видимости получил отказ. Дело в том, что семья мецената лишила его права подписи на банковских чеках, не без основания страшась полного разорения. Как бы то ни было, но партийцы потеряли очень щедрый и мощный источник финансирования. А деньги были нужны. Много денег. Революция 1905 года ещё кое-где продолжалась. Да и очередной партийный съезд был не за горами, его тоже нужно было финансировать.
Семья посоветовала меценату срочно покинуть Россию. На этот раз он согласился. Срочно выехал в Берлин, потом в Виши, и наконец, в Канны. И везде его навещали партийные ходоки, уже не просили — требовали денег. Сдаётся мне, что одним из самых настойчивых посетителей был всё-таки тот же Красин. Но наш герой больше денег не давал.

***

Некоторые люди утверждают, что в комнате убитого была не одна записка, а две. На второй было написано следующее: «Долг платежом. Красин». Байка это, или записка существовала на самом деле, нам, скорее всего, уже не узнать. Но вот имя замечательного русского мецената нам, его потомкам, забывать никак негоже. Фото тебе, дорогой мой читатель, как всегда в помощь.


 


Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 19.08.2021 09:59
Сообщение №: 193257
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Комментариев всего: 1 Новые за последние 24 часа: 0Показать комментарии


july01
Привет, дорогой читатель. Нет, нет, я не ругаюсь. и не колдую... Всё выше написанное - вполне употребимые слова.
Одна из моих любимых стран — Израиль. Каждый раз собираясь на землю обетованную слышу от своих друзей одну и туже фразу: «без хумуса не возвращайся». Если летишь туда самолётом компании «Эль-Аль», то знакомишься с этим кулинарным чудом уже в салоне летательного аппарата.
И как только это достижение ближневосточной кухни попало в рот, то уже без хумуса никуда. Не поел несколько дней и уже скучаешь, а за тем начинаешь готовить собственноручно. Благо, все продукты для его приготовления в наших широтах имеется в достатке, они не очень дороги, да же по нынешним кусачим временам.
Заинтриговал тебя читатель? Ладно, рассказываю.
july02
Хумус — это распространённая на Ближнем Востоке пюреобразная холодная закуска из нута (бараньего гороха) с тхиной — кунжутной пастой. Часто — достаточно пряная. Всегда — очень нежной однородной консистенции, слегка маслянистая. От обычного нутового пюре её отличает как раз вот эта самая тхина и особый набор пряностей.
Гурманы обязательно скажут вам, что единственное, чем можно зачерпнуть настоящий хумус — это хлебная «ложечка» из питы (простая постный хлеб типа армянского лаваша).
Берем кусочек, сворачиваем в подобие ложечки, зачерпываем. Уверяю вас, что и с традиционной узбекской лепёшкой, свежим хлебом или кукурузными крекерами тоже пойдёт на ура. Самое страшно приятное, что даже вообще без хлеба хумус так же пойдёт на ура при помощи нашей любимой ложки.
К большому сожалению, на Юге России хумус всё ещё считается экзотикой. А в любом израильском доме совершенно неважно — еврейском или арабском он найдётся в холодильнике с той же долей вероятности, что в нашем — кусок колбасы, сыра или сливочного масла. Надеюсь, вы догадались уже, что хозяйка делает его немножко по-своему.
Основных ингредиентов в хумусе шесть:

  • нут,
  • тхина,
  • оливковое масло,
  • лимонный сок,
  • чеснок,
  • чёрный перец.
Если откроете кулинарные книги и посмотрите рецепт хумуса, то зачастую не найдёте там оливкового масла. Послушайте моего совета- это компонент обязательный. Если вы не добавите масло, вам придётся раза в два-три увеличить количество тхины, чтобы достичь нужной консистенции, и блюдо может стать увы несъедобным.
Поэтому, не смотря на нынешнюю дороговизну давайте оливковое масло со счетов не сбрасывать, причем лить его будем достаточно щедро, добрых полстакана на полкастрюли хумуса.
Не забудьте — делать хумус нужно из ещё горячего нута. Тогда и масло лучше смешаются с пюре, и приправы лучше раскроются, и структура будет более однородной.
Иногда рекомендуют очистить уже сваренный нут от шкурок. Я же советую, если нут очень хорошо разварить, пока горошины не начнут разваливаться, а потом всё качественно смолоть блендером.
Прочитав все это, ты, конечно, возмутишься, а что такое нут? О чем это ты тут мне рассказываешь? Все, все дорогой читатель, я уже продолжаю дальше.
Нут, туре́цкий горо́х, бара́ний горох, шиш, пузы́рник, наха́т— растение семейства зернобобовая культура. Семена нута — пищевой продукт, основной компонент для хумуса. Однолетнее растение.
В супермаркетах, да и на базарах его можно купить круглый год. Самый распространённый нут светло-жёлтого цвета. Но также в продаже можно увидеть и черный нут, зелёный, красный и коричневый.
Я считаю, что самый лучший вид нута – Кабули. Большие, бело — жёлтые круглые зерна нута. Но это как говорится на любителя.
Теперь о его пользе.
  • Как и все бобовые нут — источник растительного белка. Причём, этот белок фактически обезжиренный и высококачественный.
  • Он содержит много клетчатки. Значит эффективно подавляет чувство голода.
  • В его горошинах полно витаминов, и особо выделяется витамин В2 — рибофламин, который усиливает все обменные процессы в организме и позволяет дамам оставаться стройными и красивыми.
  • Помогает восполнить железодефицит в организме. Особенно хорошо применять при анемии.
  • И еще, очень важное свойство. - Нут стабилизирует уровень сахара в крови.
  • Улучшает работу сердца и пищеварения.
  • Нут снижает уровень «плохого» холестерина.
  • Заряжает энергией.
Однако помните! После употребления в пищу нута нельзя сразу пить воду — для предотвращения повышенного газообразования в кишечнике.
А тхина?
july01
Во всех ближневосточных странах (теперь и у нас тоже!) Тхину можно купить в любом супермаркете. Но, если топать или ехать на окраину городе не охота, то её легко приготовить дома.
Семена кунжута слегка подсушиваем в духовке так, чтобы цвет не изменился, даем остыть.
Затем кладем в блендер с металлическим ножом, добавляем немного масла, и взбиваем до получения пасты, примерно 5 минут, время от времени выключая блендер и перемешивая смесь. Если надо добавляем еще масло до получения мягкой пасты, она должна быть по густоте как сгущённое молоко. Цвет готовой Тхины как у кофе с молоком.
Выход — примерно 3 стакана. Храним сей продукт в плотно закрытой банке в холодильнике. На покупных банках написан срок хранения 8 месяцев. .
Перед тем как готовить тхину попробуйте на вкус кунжут (сим-сим) , чтобы семечки не горчили, иначе Тхина будет горчить тоже!
Чина - или вязиль, лютки, гусинец, стрелец-трава, чина желтая, журавка, полевой горошек относится к семейству Бобовых. Увы, в наших краях каких либо блюд из этого растения не готовят, а зря. На Ближнем и особенно Дальнем Востоке, семена его очень даже популярны.
july03
Однако хочу сразу предупредить наших милых дам. Как и все бобовые, семена чины очень калорийны. В 100 граммах чины содержится около 286 ккал.
Как и любые другие семена семейства Бобовых, чину предварительно замачивают, а затем варят, после чего используют при приготовлении различных овощных и мясных блюд. Кроме того, нередко чину применяют при изготовлении хлебопекарной муки, а также смесей для каши.
july04
Семена чины я неоднократно встречал на нашем Сенном базаре, в лущёном высушенном виде. Будете покупать, поднесите горошины поближе к глазам. Они должны быть белого цвета, сухие и не иметь каких-либо дефектов на поверхности.
Семена чины надо хранить в герметично закрывающейся емкости, которая должна находиться в тёмном проветриваемом прохладном помещении вдали от источников влаги и тепла. В этом случае они могут сохранить все свои свойства на протяжении 10-12 месяцев.
Регулярное употребление чины оказывает иммуностимулирующее, тонизирующее, антиоксидантное, противовоспалительное действие, а также улучшает работу сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта.
Читатель, ты вправе сказать: «Ну хватит, все и так понятно, а рецепт то будет».
Будет, конечно будет и не один, а ещё... в конце статьи что-то интересное будет.
Ну а теперь рецепты
Рецепт №1. Салат из семян чины.
  • 200 г молодых бобов чины
  • 20 г тёртого сыра,
  • 1 ст. л. растительного масла,
  • соль, перец — по вкусу,
  • несколько капель лимонного сока или натурального укусуса (6%).
Плоды чины варим до мягкости в подсоленной воде, сливаем воду и охлаждаем. Заправляем смесью масла и лимонного сока, солим, перчим, посыпаем тертым сыром.
july05
Рецепт№2.
  • 4 ст. л. созревших семян чины.
  • 2 небольшие моркови,
  • 1 крупное яблоко,
  • 3 ст. л. сметаны,
  • 1 зубчик чеснока,
  • соль — по вкусу.
Семена чины варим до готовности, воду сливаем. Яблоко и морковь чистим, натираем на крупной терке, смешиваем с охлажденными семенами чины и заправляем сметаной с мелко рубленным чесноком.
А теперь на десерт, обещанное интересненькое:
Употребление семян чины в свежем виде без термобработки, в чрезмерных количествах может вызывать латиризм — неврологическое заболевание, сопровождающееся удушьем и параличом конечностей. Поэтому, если кто пишет повести и романы соответствующего жанра - дарю оригинальный способ избавления от надоевших литературных героев!
Анонс. Их у меня целых два. Первый-любимые мною Пиринеи и «загадочный тапас». Второй Франция средних веков, чёрный (по виду хлеб) и божья кара. Нетерпеливые уже сейчас могут заглянуть в мою повесть «Бриллианты последней императрицы» и прочитать (или послушать) о хлебе–убийце.

petrenko small
Прозаик

Автор: paw
Дата: 21.08.2021 07:02
Сообщение №: 193271
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

«Букет Императрицы» или история одного аромата

Вечно занятая дочь, в конце концов, таки решила навести порядок в своих «авгиевых конюшнях». В мешок с девичьим хламом полетели поздравительные открытки позапрошлогодней давности, засохшие цветы и флакончик давным-давно почивших в бозе духов.

Оригинальная яркая, не выцветшая коробка и не менее оригинальный пузырёк — подарок любимой внученьке от бабушки. Добрый десяток лет назад, дочурка наряжала на бал многочисленных кукол, пыталась добыть из этого флакончика хоть капельку  аромата и подражая взрослым особям женского пола елозила флакончиком у себя за ушком.

Я позвал из соседней комнаты сына-подростка, усадил его и дочку на краешек дивана, (всё остальное место на нём занимали многочисленные девичьи наряды) и начал  очередной (традиционный) урок истории в нашем доме.

aug01

Глава 1

Российская империя конца девятнадцатого века считалась страной  прогрессивной, ни в чём не уступающей  западноевропейским соперницам. А посему следуя тогдашней моде, в  столицах регулярно проводились  промышленные, сельскохозяйственные и кустарные выставки. Одним из главных был вопрос о выборе места проведения выставки. Масштабы предстоящего смотра требовали  свободного пространства в центре города. Московское отделение Совета торговли и мануфактур, выбрало для этой цели место на окраине города, на Ходынском поле. Лучшие архитекторы того времени разработали эскизный проект и подсчитали затраты на возведение выставочных зданий — 500 тысяч полновесных рублей.

july02

Миллионщик и владелец парфюмерных заводов Брокар устроил на своей площадке  фонтан из «Цветочного» одеколона. Такая щедрость привела к тому, что полицейским, дежурившим на выставке, даже пришлось успокаивать толпы желающих бесплатно подушиться. Давайте будем справедливым к нашим не столь далёким предкам и отметим, что одеколон «Цветочный» и без того был чрезвычайно популярен в и у знати и у людей  скромного достатка. Большим успехом в то время пользовались духи «Идеал», «Жасмин», «Тубероза», «Реймс». В Интернете, если хорошенько порыться, можно найти рекламный лист 1902 года, а в нём такие наименования, как «Модерн» и «Веяние садов Семирамиды». Что поделать, производители продукции были  обязаны учитывать влияние общественных вкусов и модных тенденций. Дамские духи «Персидская сирень» частенько именовались «просто неподражаемыми». Ещё один продукт, приносящий  солидную прибыль предприятию Брокара — зубной порошок. Его продавали исключительно в изысканных жестяных коробочках, украшенных красивыми хромолитографиями. (Хромолитография — это способ воспроизведения многоцветных изображений, при котором для каждой краски вручную изготовляется отдельная печатная форма). Об обрусевшем французе Брокаре ходили удивительные легенды.

aug02

Судачили, что ещё в начале своей стремительной карьеры француз-парфюмер присутствовал на вечеринке, куда был также приглашён молодой франтоватый певец. Никто из присутствующих не заметил подвоха, когда кто-то взял да и поставил на рояль корзину с фиалками. Цветы были удивительно свежи и распространяли изумительный аромат. Слушатели в полном составе пришли в восторг, а вот самоуверенный красавец певец — нет. Ни с того, ни с сего, он взял не ту ноту, и вызвал у всех полнейшее разочарование и приступ жалости. Причину знал только Брокар. От запаха этих цветочков  часто садятся голосовые связки.

В 1889 году талантливый предприниматель смог успешно реализовать ещё одну  задумку.  Раздобыл, казалось, давно утраченный рецепт и воссоздал одеколон наполеоновской армии. Назвал его просто и гениально — «Тройной». Это был первый российский одеколон для мужчин. А его духи «Персидская сирень», завоевали золотую медаль на престижной Парижской выставке.

july03

Существовала в то время в России ещё одна фирма выпускающая аналогичную продукцию — «Альфонс Ралле и Ко». Понятно дело, что успехи  конкурента сильно уязвили самолюбие владельца и компаньонов. Но, увы, как они не старались ничего даже отдалённо похожего у них не получалось. Но кто ищет, тот всегда найдёт. За большие деньги  переманили к себе, на должность главного парфюмера самого Эрнста Бо. Через некоторое время он создал для  работодателей знаменитые духи «Царский вереск» и «Фея роз», которые ни в чём не уступали известным французским ароматам. После этого убытки уже стали нести предприятия объединения «Генрих Брокар и Ко». Ничего не поделаешь, бизнес есть бизнес. Деваться некуда, миллионщику Брокару срочно понадобился новый главный парфюмер. Вскоре эту должность занял молодой француз Август Мишель.

А теперь давайте вновь обратимся к всемирному разуму, то есть к вездесущему Интернету. И отыщем там записки матери нашего последнего императора — Марии Фёдоровны.

Если их очень внимательно читать, то можно отыскать строку, упоминающую о духах, подаренных ей «Товариществом Брокар и Ко» по случаю рождения наследника престола. Мелькнуло даже имя Августа Мишеля. Вдовствующей императрице так понравился новый аромат, что она предпочла его «Розе крем» от Франсуа Коти, которым пользовалась раньше.

С этого подарка началась история парфюмерного шедевра, названного «Любимый букет императрицы». Оригинальный флакон из чистого горного хрусталя украсили этикеткой с портретом Екатерины второй. (Матушка Николая, несмотря на многочисленные просьбы миллионщика, не дала  согласие на то, чтобы её портрет украшал флакон новых духов. Представителям фирмы «Товариществом Брокар и Ко» ничего не оставалось, как только поместить на этикетку портрет Екатерины. Если уж Мария Фёдоровна, в своё время, не разрешила, чтобы её портрет располагался на сторублёвой купюре, которую в народе позже стали именовать не иначе как «катеринкой», то здесь отказала в самой категоричной форме.)

Такая смесь протокольной лести и помпезной упаковки из алого шёлка были вполне в духе тех  времён. Идея создания этих духов принадлежала всё тому же Брокару. Но его главный парфюмер, помимо нескольких десятков цветочных компонентов, самостоятельно включил в состав духов альдегиды — только что изобретённые синтетические вещества, придававшие этому аромату ни с чем не сравнимый абстрактный запах.

Признаем же, что Фирма «Альфонс Ралле и Ко» эту дуэль запахов проиграла начисто. Однако будем справедливы и отметим, что её знаменитый парфюмер Эрнст Бо уже в эмиграции принял  непосредственное участие в создании знаменитого аромата под названием «Шанель №5».

Духи Августа Мишеля «Любимый букет императрицы» создавались для благоухания исключительно царствующих особ. Несмотря на свою огромную популярность их выпускали весьма ограниченным тиражом. «Шанель №5», с входящим в их состав мускусом, изначально были предназначены для эмансипированных женщин. Поэтому, несмотря на некоторую схожесть, это, на мой взгляд, совершенно разные духи.

Родные и близкие Августа Мишеля уехали из Российской империи ещё до начала Первой мировой войны. А парфюмер взял да и остался. Что двигало им? Скорее всего мы об этом не узнаем никогда.  Возможно, «величайший нос того времени» просто влюбился и не смог расстаться с ней, самым дорогим  человеком. А жениться не мог, так как уже был женат и даже имел дочь. По другой версии, он не сумел уехать во Францию из-за того, что банально потерял паспорт. Хотя в это согласитесь, верится, с трудом.

Чем занимался этот человек в бурные годы становления советской власти я так и не узнал. Что поделать, этот гений был человеком  закрытым и крайне непубличным.

Духи и одеколон понадобились и новой власти. Хорошо пахнуть хотят все, и с этим ничего не поделаешь. Такова уж человеческая натура. Национализированная фабрика «Товарищества Брокар и Ко» под броским названием «Новая заря» быстро перешла к производству массовой парфюмерии, возрождая традиции «Цветочного одеколона».

duhi5

Тот же самый главный парфюмер этой фабрики француз Август Мишель и его помощники приступили к разработке оригинальных советских ароматов. Первым из  лаборатории вышли в свет духи «Манон». В них сочетались запах гвоздики (эвгенола) и запах ландыша. Но эти духи  спроса не имели. Их запах был слишком нежными для партийных работников и «нэпманской» элиты тех лет. От парфюмера требовали сильного, революционного незабываемого аромата.

duhi5 1

В Европе до настоящего времени вовсю гуляет анекдот: «На просьбу дамы помочь ей с выбором духов продавец уточняет: «Вам для нападения или для защиты?» В Советском Союзе практически все духи в те годы были универсальными — слегка привлекая вначале, они отталкивали потом. Особенно если смешивались с запахом пота в переполненном общественном транспорте.

Сам маэстро Мишель считал, что  сейчас пробил его звёздный час. Вместе со старым сотрудником фабрики — художником предприятия,  придумал новое название новому творению. Его привела в восторг упаковка — красно-золотистая коробочка.  Казалось, что  такое оформление точно выражает не только образ  авторских духов, но и художественный авангард, ворвавшийся тогда в мир устоявшегося стиля в упаковке парфюмерной продукции.

В далёком 1924 году парфюмер представил новую версию  знаменитых духов руководству фабрики и предложил новое авангардное название: «Красная Москва».

july05

Меж тем, советская парфюмерия всё ещё оставалась мещанским пережитком. Бывшие «духи императрицы» из роскошных ароматов для избранных превратились в доступную вещь. Цветочный букет с искорками мускуса стал единственной возможностью для многих поколений советских женщин ощутить потаённую радость, извечное пристрастие россиянок к пряным запахам Востока и свежему дыханию среднерусской природы. В 1939 году руководство страны Советов организовало грандиозную выставку «Пищевая индустрия». На ней выставлялись многочисленные картины и плакаты, рекламирующие продукцию советских фабрик и заводов. Среди этих полотен выделялась работа художника Алексея Вольтера «Продукция ТЭЖЭ», где на переднем плане красовалась подарочная коробка с набором духов, пудры и мыла «Красная Москва».

К сожалению, создателя этих ароматов на выставке не было. Его уже давно не было в живых. Оклеветали и уничтожили в ГУЛАГе. Такая же участь постигла и художника,  несколькими годами позже. Их имена больше нигде не упоминались. Но великие ароматы нашего прошлого, ставшие предметом искусства, живут по законам, неподвластным жизни и смерти человеческой.

***

Притихшие дети молча крутили в руках пустой флакончик. Затем дочь подняла на меня  чуть повлажневшие глаза и решительно поставила его на почётное место, рядом с всё ещё любимой куклой!

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 24.08.2021 07:40
Сообщение №: 193279
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

ППР

nochnie vedmi

Девушка была поражена первым в жизни, военным приказом- «Волосы подстричь под рядового срочной службы!» Но делать нечего. Всем же известно, что в армии команды не обсуждаются, а выполняются немедленно и неукоснительно!

***

Солдатки растянулись в длинную колонну. Неумелым и ещё нестройным шагом двигались в направлении станции железной дороги. Впереди, задавая тон колонне, шагали рослые девушки из аэроклубов. На них неплохо сидела военная форма. Спортсменки чётко отбивали шаг тяжёлыми, армейскими сапогами. В середине и сзади колонны шли студентки московских вузов и техникумов.

Пыталась чеканить шаг и она. Получалось ужасно плохо. Надеялась, что это только пока.

***

Бывшая студентка даже не догадывалась, что именно её назначат начальником штаба полка! И на последовавшее возражение, майор Раскова, строго произнесёт уже знакомое: «Приказы не обсуждаются, а выполняются».

***

Пытаясь не сбиться с первого в жизни строевого шага, бывшая студентка вспоминала бурные события последнего лета, осени и зимы.

Вот она, весело болтая с подружками, готовится к экзаменам летней сессии. Один предстояло сдавать утром двадцать третьего июня.

Накануне в квартире раздался звонок. Приятель, пропуская приветственные слова, взволнованно прокричал в трубку: «Девочки, включите радио, сейчас будет важное сообщение. Говорят, что началась война с Германией».

После этого, бросив дела, помчались в университет! На Моховую. Быстро организовали открытое комсомольское собрание. На повестке дня только один вопрос - считать присутствующих мобилизованными. С той поры прошло долгих пол года. Сидели в холодных аудиториях и понимали, что учить физику, математику, геометрию, когда враг стоит на пороге дома, почти преступление. Надо срочно идти - защищать город! Всю страну. Тем более, что ещё в октябре многие студенты получили письма из ЦК комсомола. В них сообщалось, что по всем ВУЗам страны объявляется призыв девушек, готовых идти в армию. Но куда? И кем? О том в письмах ничего не было сказано. Позже стало известно, что знаменитая лётчица Марина Раскова занимается формированием женских авиационных частей. Вот собственно и всё. В один день «Рубикон был перейдён». В каптёрке, выстояв очередь, получила мужское обмундирование — гимнастёрку, шинель и противогаз. Сапог меньше сорокового размера там не оказалось. Старшина посоветовал брать, что дают и наворачивать портянки потолще, тогда и «обувка с ноги не улетит!».

***

Будущие лётчицы-подружки, спали и видели, как героически сражаются защищая от фашистов небо над родной столицей. Но командование имело на сей счёт другие планы. Девушек, по военному быстро, распихали по вагонам - теплушкам и отправили на Волгу, в авиационную школу, в город Энгельс. Вместо передовой оказались в глубоком тылу.

В письмах родителям безбожно врали! Писали, что преподают физику и математику в военном училище. Сами же день и ночь постигали тяжёлую штурманскую науку, готовясь пополнить личный состав женского соединения ночных бомбардировщиков.

***

Полк с самых первых дней существования получил у немцев прозвище - «ночные ведьмы». И не без основания. Враги считали, что лётчицы заколдованы! Потому их не возможно сбить. Свои же солдатики называли ласково. По началу — Дунькин полк! От имени командира - Евдокии. А спустя некоторое время, все как один, стали звать - сестрёнками или небесными созданиями. Такого женского полка больше нигде не было.

Тяжеленные бомбы подвешивали хрупкие девчонки. И самолёты сами чинили. Латали пробоины, авиационные моторы разбирали и чистили.

Летали на «У-2.» С наступлением темноты садились в открытые по пояс деревянные самолётики и направлялись бомбить фрицев. За ночь совершали по пять-шесть вылетов. А на полевом аэродроме такие же девчонки-техники подвешивали по триста килограмм боекомплекта.

Давайте посчитаем. Шесть ночных вылетов, по триста килограмм, то есть, техник девушка-соплячка за ночь своими ручонками до двух тонн бомб перетаскивала. И так каждую ночь! Без выходных и праздников. Только когда дождь взлётную полосу расквасит. Или туман такой стоит, что и вытянутой руки не видно. Да и то в эти дни им бедным ремонтные работы предстояло выполнять по полной программе. До войны У-2 считался исключительно учебным самолётом. Крылья покрыты тканью, лишь по самым краям фанерой окантованы. Если сильно пальцем надавить, запросто дырку сварганишь. Никакой радиосвязи не предусмотрено, как и прицелов. Парашютов не выдавали. Понятное дело, что на таких «летательных аппаратах» можно было исключительно ночью совершать вылеты.

В конце сорок четвёртого года парашюты в конце концов выдали. Да и то только после того, как уже над территорией занятой нашими войсками сгорели в подбитом вражескими зенитчиками самолёте две девочки-лейтенанта. В кабинке У-2 и так тесно, - до невозможности. Штурманам иногда приходилось на колени бомбы класть, а тут ещё и парашюты-тяжеленные. Но приказ есть приказ. Раз положены лётчицам средства спасения, значит будут летать с ними. Хотя девочки втихаря продолжали ворчать: «Если над нашей территорией подобьют, то уж как-нибудь, да сядем. Эти маленькие, почти игрушечные самолётики, даже при выключенном двигателе в крутое пике ведь не срываются.

А если, не приведи господь, над немцами подранят, так уж много лучше погибнуть, чем к этим иродам в плен угодить».

***

Перед «небесными созданиями», то есть перед личным составом полка ночных бомбардировщиков была поставлена задача повысить точность бомбометания. - А как это сделать? Курносые лётчицы уж никак не авиаконструкторы и даже в авиационных институтах не обучались. Но задача конкретная и предельно понятная. Дорогущие бомбы должны ложиться точно в цель! Бить фрицев, а не землю вспахивать. Долго ломали голову. Но как говорится, - всё гениальное просто. Лётчицы придумали практически безотказную систему! В последующем совершенно официально названную "ППР". Расшифровывалась сия загадочная аббревиатура так: «Проще пареной репы». В кабину штурмана продевался канат. В нужный момент за него дёргали, и на врагов сыпались смертоносные «подарочки». Используя родную нашу российскую темноту, не высокую скорость движения и малую высоту, удавалось совершать бомбометание практически на голову фашистов. Марина Раскова любила повторять: «Девочки, добивайтесь своего! Женщина может всё!» - И она помнила эти слова. Крепко помнила!

***

Первое время сокурсницы совсем не слушались новоиспечённого начальника штаба.

— Значит в студенческой аудитории мы были подружками, а теперь ты в командирши выбилась?

Но жизнь, особенно в военное время, удивительно быстро расставляет всё по местам. Взамен выбывших товарищей в полк прибывало новое, ещё более юное, поколение. Вот уже для них строгий начштаба с правильной академической речью сразу становился непререкаемым авторитетом.

***

Тридцать две смешливые, красивые, быстроглазые, лётчицы из полка "Ночных ведьм" никогда не сказали заветное «да» в районном ЗАГСе. Не стали мамами. Ни разу не возили своих малышей-первенцев, в колясках. Просто улетели на небо, да там и остались. Навсегда!

***

После войны она с подругами, накопив деньжат, проехала по тем местам где сгорали в своих самолётиках, падали с высоты и пропадали без вести её «небесные ласточки».

Почти все девочки были похоронены местными жителями.

Как могли, соорудили им скромные памятники. Но главное, наконец-то, написали фамилии на безымянных могилах. Постояли, помолчали. А потом вдруг стали вспоминать. Кто из них возил в кабине котёнка, кто вышивал незабудки крестиком, а кто умел петь задорные частушки. Припомнили, как девочки писали письма придуманным любимым. Для того чтобы выговориться. И отправляли их по несуществующим адресам или не отправляли вовсе. Хранили в девичьих рюкзачках, надеясь передать тому, в кого, когда-нибудь влюбятся. Потом. После Победы.

***

Судьба пощадила начштаба. После войны, вернулась в родной университет. Безбожно спала на лекциях. За годы войны, организм бывшего офицера привык предаваться сну, исключительно днём и бодрствовать ночью.

Двадцать пять лет спустя

Доктору наук, профессору, автору учебника по ядерной физике, для сложнейшего эксперимента понадобилось аж пятьсот тонн свинца! И ещё пять тысяч квадратных метров рентгеновской плёнки! А также огромное подземное помещение на глубине десять метров! И никак не меньше! И проявочный центр, конечно. Писала в правительство, доказывала, ругалась, стояла на своём!

И получила! Всё что требовалось! А как же иначе, ведь Ирина Ракобольская прекрасно помнила слова боевого командира, Марины Расковой- «Женщина может всё!»

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 24.08.2021 08:09
Сообщение №: 193280
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Вкус комиссарского тела

 

- Жёнушка, супружница моя ненаглядная,- как можно ласковее воркую я и демонстрирую спортивную обувь. Всё это означает, что нам с ней пора отправляться в фитнес центр.

- Не мешай мне смотреть кино, совсем немного осталось. Никуда эти чёртовы тренажёры от нас не денутся. Будь они трижды не ладны. Съела одно малюсенькое пироженко и — крути теперь педали целый час. Вот жили же раньше люди без тренажёров и ничего, все как один стройненькие были. Полюбуйся! - жена тычет рукой в экран, где демонстрируется черно-белый фильм со странным противоречивым названием «Оптимистическая трагедия», снятый давным-давно, по пьесе Вишневского.

- Во, женщина даёт! Так вам мужикам, кобелям и надо! - восклицает моя половинка и со вздохом останавливает запись. - Ладно, так и быть, пошли на экзекуцию, кино я после досмотрю. Стоишь тут над душой! Не даёшь насладиться высоким искусством. Только чур, по дороге ты мне про эту леди в кожаном всё расскажешь.

-Замётано, - радостно восклицаю я и быстро хватаю спортивную сумку.

***

- Не все уже помнят, а многие так и совсем не знают, что у женщины-комиссара, по-теперешнему сказать, – секс символа революции из фильма и пьесы существовал реальный прототип.

Я уже писал о «фуриях революции»: Софье Перовской, дочери самого петербуржского генерал-губернатора; о первой женщине министре и первой в мире женщине-после Александре Коллонтай, кстати, тоже дочери генерала. И, конечно же, не забыл я и красавицу Инессе Арманд, француженку из богемной, артистической семьи.

***

Мы уже скоро придём, и ты мне про эту, в кожанке, ничего рассказать не успеешь. Сам же видел Вожак с остальными братками хотел её изнасиловать прямо на палубе корабля, но комиссарша оказалась "бабой не промах". Взяла, да и всадила в упор пулю нетерпеливому любителю женского тела без всякого предупреждения. А на самом деле такое было?

***

Итак, героиня моего повествования , "комиссарша", как ты её называешь, родом из Лифляндии. Отец, профессор, женился на Екатерине Александровне, урождённой Хитрово. Надеюсь тебе не надо объяснять, сколь значительную долю в истории нашей страны играл этот старинный, дворянский род. Сам военный министр Сухомлинов приходился ей дальним родственником. Мать с измальства внушала дочке сознание собственной необыкновенности, избранности. Девочка верила в это, а окружающие соглашались или делали вид, что соглашаются.

Её сверстники вспоминали, что дамочка очень любила играть на публику, всячески стремилась выделиться и прославиться.

Однажды в знаменитом артистическом кабаре «Привал комедиантов», заметив Ларису Рейснер, Гумилев воскликнул: «Очень красива!», но послушав её стихи добавил: «Но бездарна». Доброхоты в тот же вечер передали ей реплики великого поэта. Она проревела всю ночь. И решила отомстить. По-своему, по-женски. Утром проснулась уже с другим чувством. Сильнейшим чувством любви, к фронтовику, боевому гусару, награждённому за храбрость двумя Георгиевскими Крестами и талантливейшему поэту-романтику.

Богемные барышни буквально сдували с него пылинки. Однако гуляка-гусар не обращал на них ровным счётом никакого внимания. Конечно, он был женат. И не на ком-нибудь, а на первой поэтессе империи – Анне Ахматовой. Но нравы в среде поэтического бомонда были весьма своеобразные. А по сему брак не считался сколько-нибудь серьёзным препятствием. Некоторое неудобство, и не более того. Гумилёв и Рейснер писали друг другу пылкие письма. Если хорошенько порыться, то их легко найти в сетях всемирной паутины. Стихи, посвящённые ей поэт, подписывал псевдонимом «Гава». Она же, отвечая ему, именовала себя "Ларик".

Николай даже звал свою музу на Мадагаскар. Увы, идиллия закончилась довольно быстро. "Гава" охладел к своей музе. Как всегда, "доброхоты" просветили женщину, что её поэт завёл новый роман с Анной Энгельгардт.

Лекарством от несчастной любви у Ларисы стало творчество. Вместе с домочадцами она начала издавать журнал «Рудин». Если помнишь, был у Тургенева такой литературный герой.

Наступил семнадцатый год. Советская власть предложила женщине занять должность секретаря наркома просвещения Луначарского. В её первый рабочий день спросили, что она умеет делать? "Комиссарша," ни минуты не задумываясь, ответила:

«Могу стрелять, ездить верхом, могу, если надо, умереть за революцию!»

Однажды Ларисе с огромным трудом, но всё же удалось проникнуть в купе поезда самого легендарного наркома обороны Льва Давидовича Троцкого. Создатель непобедимой Красной Армии колесил по всем фронтам гражданской войны в своём бронированном поезде.
Женщина применила всё своё красноречие и обаяние и уговорила взять её в очередную поездку. Сдаётся мне, что это сделать было не так уж и трудно. Один из главных революционеров страны обожал красивых женщин.

Случилось так, Рейснер оказалась на заседании Совнаркома. Красивая, элегантная, одетая по последней моде того времени, благоухая духами, да ещё к тому же в красных ботинках на высоких каблуках. А мужчины в потрепанных военных мундирах и поношенных старорежимных костюмах. Владимир Ильич долго не мог начать собрание. Всё косился на неё. А потом учинил разнос своим наркомам. Так родился документ. В котором категорически запрещалось пускать на заседания совнаркома посторонних лиц.

В восемнадцатом году мою героиню назначили заведующей агитацией и пропагандой при реввоенсовете фронта. Разудалые матросы смотрели на женщину, как на дар небес, именно там и пересеклись пути "комиссарши" и будущего драматурга Вишневского. А уже спустя много лет её образ перекочевал в «Оптимистическую трагедию».

- Ну, а дальше-то что? Она не погибла в гражданской войне? Дети у неё были? -не унималась моя супруга. -Давай уж, излагай всё до конца.

В начале 20-х годов прошлого столетия имя «комиссарши» было известно буквально всем.

Но жизнь есть жизнь Она как зебра. Светлая полоса запросто может смениться чёрной. Троцкий попал в опалу. Не обошла стороной беда и его ближайшее окружение. В начале двадцать первого года мужа моей героини Раскольникова сняли со всех занимаемых постов. Супруги посчитали, что в такое время надо быть, как можно дальше от столицы и подались к берегам Чёрного моря. Именно там семейная пара встретилась с Заместителем наркома иностранных дел Львом Караханом. Он и предложил Раскольникову пост полпреда советского правительства в Афганистане. В далёкую страну " комиссарша" отправилась в качестве законной супруги.

Дипломата в юбке с большой охотой принимали на женской половине дворца эмира. Мать правителя Афганистана так же оказывала женщине всяческие знаки внимания. После того как сотрудники посольства передали эмиру «достоверные» сведения о готовящемся против него заговоре, Аману-хан тоже проникся к представителям далёкой страны особым доверием. Не мешкая издал указ, согласно которого все афганцы, находящиеся в бандах басмачей в советском Туркестане, обязаны немедленно вернуться домой.
Англичане были в панике. Туманный Альбион потребовал от Москвы в кратчайший срок отозвать зарвавшуюся посольскую чету. Реакции не последовало.

Лариса уехала в Москву, в "служебную командировку". Супруг ей поручал проработать вопрос их скорейшего возвращения из далёкого и пыльного Кабула.

Но вместо официального уведомления об отзыве из Афганистана, Раскольников получил частное письмо от супруги с категорическим требованием развода. При этом причина столь решительного действа никак не объяснялась!

Лишь спустя много лет он узнал, что жене стала известна его роль в аресте и смерти Николая Гумилёва.
- И Что? Такая яркая дамочка после развода осталась одна?

Жена остановилась по середине дороги и смотрела на меня. Было понятно, что мы не дойдём ни до какого фитнес-центра, пока я не расскажу всё, что знаю.


-Дорогая, ты конечно же, права, в прочем, как всегда. Новым мужчиной моей героини стал известный большевик Карл Радек, великолепный журналист, автор многих анекдотов о первых годах Советской власти. В добавок ко всему, ещё и опытный политик, и конечно же ловелас, равных которому ещё поискать надо.
Странное дело. Весьма уродливая внешность, наличие горба, малый рост не вызывали отвращения у особ женского пола. Стоило открыть рот и — Радек мгновенно убалтывал любую недотрогу, любой "синий чулок". Сдаётся мне, что Карл обладал какими-то особыми качествами. Хорошо известно, что многие дамочки, побывавшие в его объятиях, настойчиво требовали повторения интимных встреч.
Увы. Товарищ Радек был женат. Более того. На свидание с Райснер приходил с дочкой. И моя героиня стала, как бы это сказать, второй, но «горячо любимой женой». Как известно, дьявол прячется в мелочах. А именно в советских денежных ассигнациях. Их-то у новоиспечённых любовников и не было. А моя героиня, да ещё без денег — это нонсенс.

Эти самые "тургики" можно было заработать отправившись в загранкомандировку. Сказано — сделано. По решению ЦК товарища Карла Радека с его, как это сказать, "подругой" направляют на работу в Германию. Возлюбленные, как в былые времена, сражались на баррикадах в портовом Гамбурге. Увы, восстание подавили. Радек, которому не удалось разжечь очаг мировой революции, получил "чёрную метку".
А женщина устала от революционной деятельности. Она открыто заявила Карлу, что хочет, в конце концов иметь детей. И в этом её основное предназначение на земле. И не от него, а как минимум от товарища Троцкого. Закалённый в боях большевик Радек, взял да и переслал это предложение Льву Давыдовичу. Такие вот тогда были нравы.

Через некоторое время мою героиню назначили собственными корреспондентом газеты «Известия» в Париже! Живи, да радуйся. Но за всё в этой жизни надо платить. Особенно дорого стоит человеческая глупость и безалаберность! Случается, что он неё умирают.

-Не поняла? Поясни? - супруга взяла меня под руку, и мы продолжили путь. Впереди уже виднелись неоновые огни нашего центра.

Зимой двадцать шестого года собкор «Известий» оказалась не в блистательном Париже, а в Московской Кремлёвской больнице. Выпила стакан сырого молока. И как следствие, тяжёлая форма брюшного тифа. Врачи, увы оказались бессильны! Мать Ларисы, день и ночь дежурившая у кровати красавицы дочери, узнав что той не стало покончила с собой.

Гроб вынесли из помещения. Огромная людская толпа в последний раз мельком увидела её роскошные каштановые волосы. Карла Радека вели под руки. Сам он идти не мог.

-Моя супруга стала тихо декламировать:

-----------------------

Лариса, вот когда по сожалею,
Что я не смерть и ноль в сравненью с ней.
Я б разузнал, чем держится без клею
Живая повесть на обрывках дней.

**

Лишь ты, на славу сбитая боями,
Вся сжатым залпом прелести рвалась.
Не ведай жизнь, что значит обаянье,
Ты ей прямой ответ не в бровь, а в глаз

---------------

- Это Пастернак написал. На смерть Ларисы Рейснер, - произнесла жена и решительно толкнула тяжёлую дверь.

Прикрепленные файлы:

Прозаик

Автор: paw
Дата: 25.08.2021 09:24
Сообщение №: 193286
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

На основе реальных событий

tsirulnik1

У главного героя  произведения Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» существовали некоторые разногласия с властью: она желала побыстрее построить социализм, а Бендер — нет.

Разногласия Свавова, героя моего рассказа, с императором Николаем Вторым тоже существовали. Самодержец утверждал, что воровать грешно, Никита Генрихович придерживался иного мнения.

1887 год София. Фешенебельный отель «Лихтенштейн»

Битый час цирюльник ожидал вызова в президентский люкс, но настроение его всё ещё остановилось приподнятым. Ещё бы, ведь именно его, а не кого-нибудь другого, пригласили обслужить французского графа Де Лотрека! Заплатили щедро. А ещё возможны и чаевые... Только что и надо —  хорошенько угодить высокочтимому клиенту! Пара подобных заказов, и можно думать о расширении своего маленького бизнеса.

Но то, что произошло двадцатью минутами позже, не могли представить ни брадобрей, ни клиент.

***

Нет! Это не господин Лотрек! Уверяю вас! — воскликнул  цирюльник, обращаясь к высокопоставленному  полицейскому  чиновнику, —  подбородок этого господина мне хорошо известен! Я его брил! И не раз! В империи! Он не француз! Это другой человек! Он из России!

Ну, что поделать?! Не умел мастер помазка и бритвы держать язык за зубами, по этому остался без щедрого вознаграждения, а несостоявшийся клиент —  без болгарского трона. ( Ну, об этом прискорбном факте — немного позже.)

Софийская полиция, от греха подальше, экстрагировала лжефранцуза в Российскую империю.

1937 год. Шанхай. Китай.  Полуподвальная каморка.

В этот день Никита Генрихович Свавов разоткровенничался. Виной тому обаятельная журналистка Стефана Бедельсон, прекрасно знавшая своё дело.

— Де Лотрек — это, скажем, ваш профессиональный псевдоним?- женщина поставила галочку в блокноте, исписанном убористым почерком.

— Вовсе нет. Я потомственный дворянин. Матушка Свавова —  в девичестве графиня де Лотрек.

С минуту помолчав, журналистка внимательно посмотрела на собеседника и вдруг стрельнув глазками, молвила:

— А расскажите с чего всё началось?

— Что началось?

— Мммм, как это будет по-русски? Грехопадение.

Интервьюируемый нисколько не смутился. Наоборот. Его лицо посветлело, а в глазах забегали чертенята.

— Так назначили же!

— То есть? Не поняла?

— Это история длинная.

Вместо ответа женщина демонстративно перевернула страницу блокнота и приготовилась записывать.

— Я в молодости не обладал даром великого актёра или оратора-политика, хотя, чего греха таить, Всевышний вложил в меня некие частицы этих ремёсел, плюс к тому, тягу к изучению чужих языков. Знаю их штук десять или двенадцать. И кое-кто это оценил! —  старик ждал вопроса, но журналистка писала, не поднимая головы, и он продолжил. - В молодости развил в себе ещё один талант. Умение общаться в аристократическом обществе. Чувствовал себя там, как рыба в воде. Однако для этого требовались немалые деньги и соответствующий наряд.

— И как же решали эту проблему? - поинтересовалась собеседница.

— Элементарно. Вам, наверное, известно, что в те годы я на законных основаниях, носил военный мундир офицера. Облачившись в него, посещал мастерскую по пошиву элитной обуви. Просил изготовить дорогую пару модных туфель. После чего спешил к конкурентам и делал аналогичный заказ. В положенный срок приходил за обновкой и требовал переделки правого ботинка. Утверждая, что тот нестерпимо жмёт. При этом левый забирал с собой. В другой мастерской мне уже не нравился левый! И вуаля! Ваш покорный слуга, не заплатив ни копейки, щеголял на балах и светских собраниях в дорогой паре новенькой обуви.

А трюк с засахаренным тараканом, обнаруживаемым в ресторанном десерте, в скорости стал классикой. До сих пор успешно используется авантюристами разных стран. Вы можете не поверить, но я горжусь выдумкой с участием мёртвого насекомого.

Женщина  кончила писать. Пару минут грызла  кончик дорогой авторучки, о чём то размышляя, наконец, заглянув в заранее  приготовленный список вопросов, продолжила:

— Вы упомянули, что получили приказ из некой секретной службы. Расскажите подробнее.

— Барышня! Приказать Свавову не может никто! Что помню, - поведаю. Извините, ежели детали этого дела запамятовал. Возраст, знаете ли, не тот. Многое забывать стал. Было это, кажется, в феврале 1872 года.

tsirulnik2

Из канцелярии императора в жандармерию переслали письмо, адресованное одному из членов царской семьи. Некая особа, по имени Фанни, банально соблазняла племянника Александра Второго. Обыденное дело. В Российской империи подобных дамочек пару-тройку сотен сыщется. Однако шеф жандармов Пётр Шувалов не без основания полагал, что мадмуазель завербована германской разведкой. О моих способностях шефу было известно многое. Вот он и предложил вашему покорному слуге в обмен на амнистию по прошлым аферам сделать так, чтобы воздыхательница навсегда забыла о существовании богатого объекта для любовной охоты. Деваться некуда. Пришлось стать другом высокопоставленного вельможи, и как можно скорее оказаться в его свите.

Журналистка отложила ручку.

—  Припоминаю. Об этом писали крупнейшие газеты. Кажется у матушки молодого князя пропали бриллианты и другие украшения. Тем не менее доблестная полиция Российской империи быстро отыскала их в ломбарде Санкт-Петербурга. В светских салонах шептались, что высокородный сынок это и организовал, для бесперебойного финансирования всё возрастающих потребностей некой танцовщицы по имени Фанни. Я ничего не путаю?

 Старик кивнул в знак согласия и продолжил.

—  Царская семья быстренько спустила дело на тормозах. Князя объявили сильно больным и сослали куда подальше.

И мне досталось, правда рикошетом. Для начала банально выгнали со службы. Да я об этом нисколько не жалел. Вырученных денег хватило на шикарную жизнь за пределами империи. За сутки мог обзавестись паспортом любой страны и стать доверенным человеком в свите любого высокопоставленного вельможи.

— А героиню этой авантюры, надеюсь, арестовали?

— Успела удрать за границу. И тут же состряпала книжицу мемуаров, а для убедительности опубликовала в ней полный текст писем опального члена царской фамилии.

— Вы ведь тоже осели в Париже? Не так ли?

— Свободный город. Лёгкие нравы. Выдал себя за идейного политэмигранта. По приезду организовал интервью прикормленным газетчикам. Откровенно поведал, что царские побрякушки реквизировал исключительно для нужд будущей революции. Потом меня перестали пускать в казино Монте-Карло.

— Почему? - Стефана удивлённо вскинула брови,- проиграли все деньги?

— Нет, конечно. По старой привычке устроил скандал. Орал, что прилюдно разденусь догола, тем самым докажу, что меня обобрали в столь приличном заведении. В качестве компенсации потребовал тысячу франков. И получил!

Теперь было на что готовить новое, эээ .. нет не банальное преступление, а скажем так, эффектную экспроприацию.

Пару месяцев спустя прочёл в газете: «Итальянской армии требуется не один десяток табунов породистых лошадей». В знании особенностей коневодства равных мне не было. Вот и выходит, что сам бог велел развести «макаронников» на многомиллионный аванс. Но прошу заметить, и это крайне  важно! Из этих денег, я честно и полностью погасил весь государственный болгарский долг. Уж больно хотелось мне преподнести на блюде «всех братушек» российской короне, и в знак монаршей благодарности стать законным царём Болгарии!

Как  всегда подвёл  его величество случай. Если бы не этот гнусный брадобрей, то всё бы удалось, в лучшем виде!

— Кажется, после этого случая за вашу персону взялись основательно. Упрятали в далёкую Сибирь!

Вместо ответа старик с трудом поднялся. Вынул из тумбочки пожелтевшую газету. Протянул гостье.

«Ленский листок» информировал, что гражданин С.. умудрился продать местному купцу пять тысяч вёдер спирта с завода, существующего исключительно на бумаге.

***

Через пару недель после этого интервью «великий комбинатор» очутился в госпитале католической миссии. Цирроз печени не оставлял никаких надежд на благоприятный исход. Поняв это, старик потребовал к себе православного священника. Сердобольные люди отыскали в окрестностях только монаха-единоверца.

Проходимцу пришлось исповедоваться ему. Но, даже заглядывая в лицо смерти, государственный преступник, мягко скажем, лукавил, утверждал, что отыскал в Китае сына, которого родила брошенная много лет назад любовница. А вот последняя, неудавшаяся афера с продажей вагона часов затеяна исключительно для того, чтобы оказать материальную помощь молодому человеку.

***

Вечером Никиту Генриховича уже отпевали в малюсенькой церквушке, приютившейся на окраине большого города. Монах, опуская в могилу тело старика, бросил в неё горсть русской земли, привезённый им с далёкой Родины.

Прозаик

Автор: paw
Дата: 29.08.2021 20:45
Сообщение №: 193301
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

«Центр», – разрешите пожениться!

 

Не знаю, как в других семьях, а у нас с супругой бытие представляет из себя сплошной кроссворд. Моя ненаглядная, рассмотрев в окошке нет, не цветущую сакуру, а всего лишь сплошь обсыпанную белыми цветочками нашу старую вишню, схватилась за тряпку и немедленно устроила оконный «шмон». Это по вертикали. Я же, (по горизонтали, на диване), работал над очередным «бессмертным» литературным произведением при помощи современных технологий. То есть, посредством интернета и планшета лениво переругивался с «удалённой редакторшей» издательства. Впрочем, переругивался — это громко сказано. Просто, в меру своих сил, пытался убедить её, что менять в рассказе главного героя на героиню — это моветон.

«Милое общение» прервала прилетевшая из соседней комнаты папка-скоросшиватель с лаконичной надписью: «Александра».

— Если ты сейчас же не оторвёшь своё бренное тело от продавленного лежбища и не разгребёшь «авгиевы конюшни» на нашем подоконнике, так и знай, я сделаю это работу за тебя. При чем, крайне радикально. То есть, наложу на все твои записи «неисправимое заклятие».

— Какое именно ты на них наложишь? -слабо огрызнулся я.

— Гори ярким пламенем! Причём, в буквальном смысле этого слова! Вот такое. Усёк?

В шахматах такая позиция называется «цунг цванг», а в нашем доме любое последующее пререкание со второй половиной немедленно ведёт к резкому ухудшению твоего морального и физического состояния.

Я быстренько попрощался с «удалённой редакторшей», пообещав ей подумать о кардинальной смене пола героя рассказа, и выключил гаджет.

На подоконнике лежали стопки папок с материалами к моим новым творениям. Аккуратно вытерев пыль, положил сверху «Александру». Пару лет назад я подшивал в скоросшиватель информацию о первой в мире женщине — после Александре Колонтай. Повесть о ней давным-давно опубликована. Однако, зачем-то сохранил до сегодняшнего дня черновики и наброски. Что-то было недосказано или недописано.

В дверь позвонили. К жене пришла в гости её закадычная подруга Татьяна. Это надолго. Следовательно, я получил возможность внимательно и без помех ещё раз просмотреть содержимое тех самых «авгиевых конюшен».

Александра Колонтай — удивительная женщина, о которой не то, что повесть — многотомный роман писать надобно. Но я написал то, что написал. И папку хранил не из-за неё. Перелистываю подшитые бумаги. Вот оно. Да здравствует цветущая вишня, посаженная много лет тому назад моим отцом! Правду говорят — «Всё в этом, лучшем из миров, взаимосвязано».

***

Она просила Центр отозвать в СССР. Писала, что отношения с новым начальником не сложились с самого начала. Однако, получила категорический отказ.

«Извольте ввести нового руководителя в курс всех дел. После чего подадите рапорт об отзыве из страны пребывания вторично».

Прошло полгода. И разведцентр в Москве получил новую депешу.» Разрешите пожениться!»

Редчайший случай в истории Советской разведки. Влюблённым дали «добро».

Зимой 1941 года чету Ярцевых направили в Швецию. Борис Аркадьевич, оперативный псевдоним «Кин» — резидент под дипломатическим прикрытием, его супруга (Оперативный псевдоним «Ирина») — его заместитель и по совместительству пресс-атташе всемогущей Колонтай. Обаятельная и привлекательная «Ирина».

***

— Ты что там стоишь, словно истукан с острова Пасхи? — донеслось из кухни. — Сделай милость, поделись с дамами своей очередной находкой. Чего греха таить, Татьяна любит слушать мои исторические рассказы. Беру папку и иду на запах ароматного свежезаваренного зелёного чая.

— Дамы, вам как материал излагать? С самого начала, или же сразу про любовь? — Усаживаюсь в старенькое, но очень удобное кресло и отхлёбываю терпкий желто-зелёный напиток из расписной пиалы.

— Это на твоё усмотрение, — парирует супруга. — Кто из нас троих здесь писатель?

Я молча встаю и приношу из соседней комнаты старые, читанные, перечитанные «детгизовские» книжки «Девочка в бурном море», «Сердце матери» и «Папина вишня». Вручаю их моим слушательницам.

— Мы с Танюшей, конечно, дамы ещё молодые и привлекательные — жена с интересом рассматривает книги. — Но, увы, уже вышли из детского возраста. К чему ты нам это принёс? Уверяю тебя, не только мы, но и наши младые потомки их уж точно читать не будут. Разве что, «мультик» посмотрят, снятый по мотивам этих произведений.

Я пропускаю слова своей суженой мимо ушей и начинаю рассказ.

***

Маленькой Зое исполнилось тринадцать лет, когда умер её отец, — помощник начальника небольшой железнодорожной станции. После похорон главы семейства слегла с тяжёлой болезнью и мать. Понятное дело, девочке, как старшей из детей пришлось оставить учебу и устроиться на работу. Кроме матери в семье подрастали ещё двое пацанов — Николай и Евгений. Заработанных денег едва хватало на хлеб и картошку. Из отцовской железнодорожной шинели при помощи матери кое — как сшила пальтишки для маленьких братьев.

Но мир не без добрых людей. Однажды на улице девочка повстречала друга своего отца. С той поры начался новый этап в жизни девочки — подростка.

Она получила серьёзную и очень ответственную работу. Стала библиотекарем, и не где-нибудь, а в батальоне войск ВЧК по Смоленской губернии.

Затем решительно изменила направление своей деятельности. Стала политруком в колонии малолетних правонарушителей в деревне Старожище. А спустя четыре года, смоленский Губком направил её на завод имени Калинина для организации пионерских отрядов из детей рабочих и служащих завода.

— Супруже, дорогой, всё, что ты тут нам излагаешь — большого интереса у таких дам, как мы, увы, не вызывает.

-Да, писатель, — поддержала мою ненаглядную, подруга Татьяна. — Ты давай нам про любовь и приключения. Выписки из трудовой книжки этой Зои мы милостиво разрешаем тебе пропустить.

— Хотите приключения? Будут вам и они, — недовольно буркнул я, шурша подшитыми листами.

— В конце двадцатых годов моя героиня стала сотрудницей Иностранного отдела ОГПУ.

Ярких, эффектных, запоминающихся дамочек в эту организацию не брали. Но Зоя — исключение. Душевное обаяние, острый ум и конечно же, внешние формы молодой сотрудницы не оставили равнодушными одного из руководителей внешней разведки.

– Садись к столу, разведчица, – пробормотал он, отхлёбывая чай и листая её личное дело.

— Как вы меня обозвали? — Переспросила девушка.

— Разведчицей.

— Какая же я разведчица? — Она покраснела.

— Это верно. Никакая, пока. — Начальник посмотрел на сидевшую, и в его глазах на мгновение забегали весёлые чертенята.

 — Отныне ты — разведчица —сказал он, но уже серьёзно. И твоей жизнью, и профессией будет только разведка. Заруби себе это на прелестном носике. Поедешь в Харбин. Будешь работать в нефтяном синдикате. Однако, синдикат — это твоё прикрытие. Легенда, так сказать. А сейчас ступай в наш спеццентр, всё остальное узнаешь там.

И началась безжалостная специальная учёба. Пароли, отзывы, тайники, криптография.

***

Китай. Первое оперативное задание: регулярно посещать лавку местного антиквара. Она использовалась в качестве нелегального почтового ящика. Необходимо оперативно забирать у хозяина шифрованные послания, если таковые будут. Шли дни, месяцы,- никаких донесений не было. И вдруг, в ответ на произнесённый пароль, ей вручают записку. Новоиспечённая разведчица от волнения и неожиданности зажала маленький клочок бумаги в кулаке, и не разжимала руку много часов, пока не приехала в здание резидентуры. Пальцы посинели и онемели. Их разжимали всем отделом.

Новое задание: установить контакт, (то есть, подружиться) с женщиной, муж которой, видный совзагранработник бежал в Шанхай. Вывез большую сумму денег, принадлежащих Советскому Союзу. Не сразу, но Зое удалось добиться расположения экс- супруги и, в конце -концов, узнать, что бывший мужинёк, изредка, нелегально наведывается в бывшее семейное гнёздышко. Итог этой работы — явка с повинной перебежчика, и возвращённые на Родину миллионы в иностранной валюте. Разведчица приложила немало сил, чтобы сдержать обещание, данное жене беглеца: если явится с повинной, то не будет репрессирован.

***

Спустя некоторое время её можно было с трудом узнать в облике баронессы. Одетая по последней моде, она прогуливалась по центральным улицам Риги. Подавала документы на получение латвийского паспорта. Именно наличие такого документа было началом новой «легенды». Затем Берлин и Вена. Цель — разведка и углублённое изучение местных диалектов немецкого языка.

«Баронессе» дано новое задание. А именно: стать любовницей прогермански настроенного швейцарского генерала- сотрудника генштаба, и получить от него сведения о намерениях Германии.

***

— Так! С этого момента просим, как можно подробней! — Хором произнесли мои слушательницы. Они поставили свои чашки на стол, прекратили жевать, и с нетерпением ожидали продолжения моего рассказа.

***

— Задание выполню. А потом приеду и застрелюсь! Вы меня знаете! — Зоя взяла конверт и повернулась, чтобы покинуть кабинет руководителя.

— А ну, стой! Я тебя ещё не отпускал! — Начальник не скрывал своего гнева.

— Ты нам нужна исключительно живой! Малахольная! — он нажал кнопку на многоканальном телефоне. — Эту ненормальную больше на нелегальной работе никогда не задействовать. Это приказ! Задание срочно переделать. Применить запасной вариант. — Он отключил аппарат.

— Чего стоишь? Марш, в оперативный отдел! Видеть тебя больше не желаю. Принципы, видите ли, у неё!

***

Вариант 2. В Вене Зое было приказано срочно выйти замуж и отправиться с «мужем» в Турцию. Однако, в дороге должен был возникнуть грандиозный скандал, вследствие которого, новоиспечённый супруг куда-то пропадал, а молодая жена (или вдова) благополучно добиралась до берегов Босфора, и там быстренько открывала салон модной одежды.

***

— Это всё приключения. А мы хотим про любовь. Никогда не поверю, что у такой дамы не было настоящих романов. Давай, выкладывай, что у тебя там есть про её личную жизнь. — Жена протянула мне пиалу с ароматным зелёным чаем.

***

Опытную, и очень красивую разведчицу отправили в соседнюю Финляндию, руководителем представительства нашего «Интуриста», фактически заместителем тамошнего резидента. Как и полагается, присвоили оперативный псевдоним — «Ирина». За три месяца выучила финский язык так, что местные принимали её за коренную жительницу Суоми. Однако, отношения со своим непосредственным начальником Борисом Рыбкиным не сложились.» Кин» (Рыбкин) — придирался к «Ирине» по каждому пустяку. Понятное дело, на людях начальник и подчинённая вели себя вполне благопристойно, (иначе, в их личных делах обязательно появилась бы формулировка «конфликтная личность». А с такой записью в разведке делать нечего!). Зоя решила по-своему, по-женски ликвидировать эту проблему раз и на всегда. Она подарила своему шефу книгу немецкого военного разведчика Вальтера Николаи «Тайные силы», подчеркнув в ней слова: «Шпионы в юбках» работают более эффективно, чем их коллеги в брюках. Они более наблюдательны, и у них лучше развита интуиция».

***

Через некоторое время в Москву ушла шифровка:» Кин» и «Ирина» просят центр дать согласие на брак. Очень боялись, что Центр не допустит семейственности в работе. Однако, там тоже работают люди. Начальство милостиво дало добро.

***

Зоя вернулась в Москву. Готовила аналитические материалы, в которых обосновывала точные сроки начала вторжения фашистской Германии. Предъявив документы столичной чиновнице, лихо танцевала на приёме в немецком посольстве, профессиональным взглядом фиксируя пустоты на местах картин. Не откладывая дело в долгий ящик, рапортовала: немецкие дипломаты готовятся покинуть Москву!

***

С началом войны «Кин» и «Ирина» оказалась в Стокгольме. Официально Зоя значилась пресс-атташе советского посольства, помощницей самой Александры Коллонтай, а по линии разведки — заместителем резидента. Сбор развединформации, вербовка, контакты с антифашистами европейских странах, в общем, обычная работа.

Поступила очередная шифровка из Центра: найти человека, которому можно доверить передачу «Красной капелле» новых шифров.

Чете разведчиков надо было найти того, кто имел бы деловые связи с Германией и беспрепятственно мог бы выезжать из Стокгольма в Берлин. Однажды Зоя познакомилась с женой шведского промышленника, русской по национальности, и дело сдвинулось с мёртвой точки. Разведчица купила кусок тончайшего белого шифона и приклеила кончики воздушной материи к листу бумаги. Затем, всё это вставила в пишущую машинку. Напечатала шифр, порядок пользования им, и условия работы радиостанции. Срезала ткань с бумаги. Напечатанный текст оказался совершенно незаметным. Но прочесть его было можно, повторив операцию. То есть, требовалось опять наложить шифон на белый лист бумаги. Из двух одинаковых галстуков был сооружён контейнер для перевозки. Важнейшие документы и материалы стали регулярно поступать к адресатам. Семейная чета сделала чрезвычайно много для того, чтобы Швеция до конца войны так и осталась нейтральной, а Финляндия в конце 1944 года вышла из фашистки коалиции. Думаю, что это и есть главный подвиг в жизни «Кина» и «Ирины».

***

В 1992 году молодые литераторы были делегированы для участия в похоронах знаменитой детской писательницы Зои Воскресенской. Но проститься с покойной оказалось не так-то просто. Люди в гражданском, но с явной военной выправкой оттеснили толпу скорбящих, пропуская вперёд мужчин в генеральских шинелях, каждый из которых нёс подушечку с орденами покойной. О том, что кумир советских детей и их родителей ещё и сотрудник советской внешний разведки- литераторы узнали чуть позже из небольшого некролога, опубликованного в далеко не самой популярной газете. Как говорится, — «талантливый человек- талантлив во всём».

***

Я закрыл папку и посмотрел на дам. Те молчали, только шуршали пожелтевшими страницами потрёпанных детских книг.

Прозаик

Автор: paw
Дата: 31.08.2021 08:29
Сообщение №: 193308
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

paw

Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Вы действительно хотите удалить это сообщение?

Вы действительно хотите пожаловаться на это сообщение?

Последние новости


Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 8 гостей

  Наши проекты


Наши конкурсы

150 новых стихотворений на сайте
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Полярныйстранник
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Полярныйстранник
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Полярныйстранник
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ksana-lady
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора Zoya
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛенБорисовна
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Ткаченко
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Zoya
Стихотворение автора витамин
  50 новой прозы на сайте
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора vera
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора Алкея
Проза автора paw
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора Алкея
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора Vasil
Проза автора Zoya
Проза автора paw
Проза автора Zoya
Проза автора paw
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора paw
  Мини-чат
Наши партнеры