Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

ШИПОВНИК

Приглашаем на Открытый поэтический конкурс-фестиваль

Озвучены результаты

VI Большого Международного поэтического конкурса "Восхождение"

Наши книги в магазинах

крупных книжных сетей России

НАШИ ПРОЕКТЫ СЕГОДНЯ

Приглашаем к участию в сборниках

РЕЗУЛЬТАТЫ РОЗЫГРЫША

Бесплатная книга за фото

Форум

Страница «сказочник»Показать все сообщения
Показать только прозу этого автора

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «сказочник»

- Добрый день! Я Бенедикт Августовский, прозаик, - представился молодой мужчина, зайдя в кабинет главного редактора издательства "Всякая всячина".
- Про каких это заек? - тут же вспыхнул тот, - лесных, что косые и лопоухие, или... Пардон, молодой человек! У нас здесь, знаете ли, уважаемое издательство! Мы, что попало, не печатаем. Ишь ты, про "заек"!
- Позвольте, но Вы неправильно меня поняли! Я не пишу про животных и про этих...ну, Вы поняли меня(улыбнулся). Я прозаик, то есть, пишу прозу, - сказал на это пришедший.
Редактор аж подпрыгнул от негодования. Он поправил пенсне и воскликнул:
- Какие розы зимой, батенька! Ещё раз, для тех, кто плохо понимает, объясняю, мы не пишем кабы что!
- Иван Бертольевич, - вдруг подала голос секретарша, - мне кажется, что господин Августовский имеет в виду логопедические творения. Он пишет про людей, у которых проблемы с речью.
Редактор сам страдал от, иногда появляющейся,  шепелявости:
- Ну, что же, тема, довольно-таки, злободневная. Заиканием страдает огромное число людей и мы просто обязаны помочь им избавиться от этой напасти. Показывайте, что принесли...

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 13.01.2014 15:49
Сообщение №: 15649
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

В кабинете начальника Горпотребсоюза, Никандрова Николая Сидоровича, было неспокойно. Уже битые полчаса оттуда разносились громкие голоса, что-то обсуждающие. Секретарша, Ольга Мефодьевна Брюзжалкина, не находила себе места.
Во-первых, посетитель не подарил ей ничего, даже эту чёртову школадку. Во-вторых, прорвал её  оборону. И в-третьих, у неё  уже как двадцать минут назад закончился рабочий день.
Сначала Ольга Мефодьевна просто подслушивала, включив, как обычно,селектор. Потом ей стало жаль шефа, ведь у него больное сердце. И вот уже двадцать минут она на чём зря клянёт и посетителя, и начальника.
- Вы, Николай Сидорович, взяточник! Причём, махровый! И я буду не я, если не выведу Вас на чистую воду! - зычно звучал голос пришедшего, которого хозяин кабинета, видимсо, отлично знал.
- Потише, Дмитрий Власьевич, поберегите свои нервы. Ведь нервные клетки, увы, не восстанавливаются. Ваше заявление необоснованно, друг мой. То, что Вы называете взяткой, на самом деле - благодарность за мой нелёгкий труд, - парировал Никандров.
- Как бы Вы не называли это, Николай Сидорович, взятка и в Африке взятка! А у Вас она в особо крупных размерах! Постыдились бы! Ведь Вас народ выбрал, а Вы его так несщадно и без всякого зазрения совести обворовываете! - не унимался посетитель.
Вдруг он вскочил и, взяв Никандрова за грудки, стал со всех сил его трясти, как спелую грушу.
- Угомонитсь, Дмитрий Власьевич! А то живо охрану вызову! - крикнул начальник Госпотребсоюза.
- Что, правда глаза заколола?! Зовите, Ваше право! Но я сам уйду, ибо мне здесь делать абсолютно нечего! Но, берегитесь! Я покажу ещё Вам Кузькину мать! - воскликнул посетитель и ушёл, громко хлопнув дверью.
- Ох, напугал! Да с моими-то связями ничего не страшно! Тоже мне, правдоруб недобитый! -сказал Никандров и достал из сейфа початую бутылку дорогущей эксклюзивной водки, презент местного ликёроводочного комбината.
Вдруг раздался стук в дверь. Никандров, залпом выпив стакан, недовольно сказал:
- Входите.
"Кого ещё черти принесли" - подумал он.
В кабинет вошла посетительница в чине полковника налоговой полиции.
- Николай Сидорович, Вы обвиняетесь в неоднократном получении взяток в особо крупном размере! - произнесла она и, видя непонимающий взгляд Никандрова, попросила, - если Вас не затруднит, то откройте, пожалуйста, верхний ящик стола.
Начальник Госпотребсоюза понял, что пропал. Он, негнущимися пальцами, открыл ящик и достал оттуда конверт.
- Откройте, пожалуйста, - вновь попросила пришедшая.
Никандров открыл и на свет божий показались деньги. Попросив разрешения выпить воды, он осушил стакан и произнёс:
- Позвольте узнать Ваше имя и отчество...
- Кузькина Мария Альбертовна, - послышалось в ответ..
"Вот тебе и "кузькина мать", - подумал Никандров...
Поэт

Автор: сказочник
Дата: 13.01.2014 16:04
Сообщение №: 15650
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Немного передохнуть решил от истории про вредную Аделаиду))) Вернусь к сказке)))


Волшебный цветок



  В тридевятом  царстве, в тридесятом государстве, у самого Синего Моря, жил да был один дед, триста лет ему в обед. Он был так стар, что позабыл даже о том, как его звать-величать. Но совсем не печалился из-за этого. Да и времени для грусти-печали у деда не было. Цельный год-напролёт выходил он в Синее Море, закидывал сети и ловил ими чудо-юдо рыбу-золото перо. Ой, и дорого же она стоила, аж целых триста рублей серебром. Да только деньги эти не нужны были деду. Куда ему, не солить же их. Ладно бы семья была, а так, много ли одному надобно.
И что только из этой рыбы не делали: пряжки для ботинок, серёжки модницам, вилки и ложки, да золотые брошки. А всё потому, что есть-то её саму было никак нельзя. Ведь она сверху золотая, а изнутри, страшно и сказать-то, камень-камнем.
И только этот дед мог поймать её, а почему так, никому не было ведомо. Поговаривали, что он родственник самого Морского Царя. А некоторые считали его самим Владыкой Вод Мирских. Дед слушал, да посмеивался. Мол, чего только люди не напридумают.

А правил тем тридесятым царством, тридевятым государством, царь Егор. От горшка два вершка, на голове всего три волосины, да и те вот-вот отлетят, словно листья осенью. Двести лет просидел он на золотом троне, да ума-то так и не нажил.
У других-то царей, и казна полна златом да серебром, и армия велика да грозна, и дочери-красавицы на выданье. А у него ничегошеньки, окромя того самого деда, что цельный год ловил в Синем Море рыбу с золотыми плавниками, и не было. Да и тот сам себе хозяин, совершенно не желал в услужение к царю идти.

Все цари-правители, соседних государств повелители, завидовали царю Егору. Ведь они-то свою казну златом-серебром пополняли, воюя друг с другом, да дочерей замуж не по любви отдавая. А у Егора богатства было, как у дурачка Епифана фантиков. Вот и задумали они деда того на свою сторону переманить.
Чего только не придумывали – всё попусту. И дев прекрасных к нему подсылали. Да зачем они деду-то? Ведь ему уж как триста лет в обед. И каменьями драгоценными прельщали. Эка невидаль! А султан Бехтибей аж трон свой, из цельного алмаза сотворённый, предлагал. Да зачем деду-то он?
Вот ведь до чего жажда злата людей довести может! Любое злодейство они ради наживы совершить готовы!

А царю Егору и невдомёк было, что его главное сокровище умыкнуть хотели. Часто сидел он в полном одиночестве и кручинился.
«Вот бы, - думал он, - чудо какое-нибудь приключилось в царстве моём. Вот у короля Дормидонта, что правит Страной Роз, есть волшебная флейта. Кто на ней заиграет, тот всеми ветрами повелевать сможет. А у султана Бехтибея туфли-скороходы. Кто их наденет, тот быстрее ветра бежать сможет. А в пустыне Сарахамандской, где правит эмир Бундайский, озеро есть волшебное. Вода в нём от всех болезней излечивает, и раны вмиг заживляет. Да будущее своё всяк в водной глади увидеть может. Вот ведь чудеса-то какие! А у меня, э-эх, огорчение одно! Дед, триста лет в обед, со своей рыбой - золото перо. Да у меня места нет уже, чтобы её складывать! Ладно бы ещё есть можно было, а так, одно разочарование только!»
Однажды так невмоготу ему стало, что хоть волком на Луну вой! Вот и решил тогда царь Егор к деду на поклон съездить. Собрался и втайне от всех сел на лошадь верхом, да к Синему Морю и приехал. Стал  уговаривать деда во дворец ехать. Мол, чего ему, старому, одному-то век доживать. Вдвоём-то оно намного веселее было бы.
- Зачем, - дед говорит, - мне к тебе во дворец ехать? Я привык уж, за триста-то лет, к простору морскому. Встану утром, вдохну воздуха чистого, печь затоплю да каши себе сваю иль блинов напеку, чтоб потом со сметаной да за милую душу. Сяду в лодку, выеду на середину Синего Моря, закину сети и жду пока рыба пойдёт. Ветер волнами играет вокруг. Куда ни глянь – ни конца, ни края. Красота, да и только! Как время подойдёт, достану сети, вывалю рыбу - золото перо в лодку, да назад к берегу, с божьей помощью. А у тебя во дворце – скукотища, небось, одна.
На что царь Егор ему в ответ:
- Вот ведь история-то, какая грустная получается. Был бы наследник у меня, ну или дочка, на худой конец. Всяк веселее жилось бы. Да и царство было бы на кого оставить. Но, к несчастью, детей мне Бог не дал. Может быть потому, что я женщин как огня боюсь. Есть такой грех. Да не больно-то и хотели они замуж за меня, мелкого и плешивого, идти. А может быть и из-за проклятья ужасного, наложенного каким-нибудь злым колдуном. Мир-то наш, как-никак, волшебный. И колдунов этих в нём как блох у бродячей собаки.
Дед, пристально на него посмотрев, вдруг и говорит:
- Вот что, царь-батюшка. Жаль мне тебя. Так и быть, помогу я горю твоему. Я ведь триста лет на Матушке-Земле живу. Много что повидал, да и слышал не меньше.
Так вот, на Самом Дальнем Берегу Синего Моря стоит царство-государство, а правит в нём злой волшебник Абдурахман Косой. Чёрное сердце его совсем не ведает Добра, отчего очень страдают его несчастные подданные. Есть у Абдурахмана Косого Волшебный Сад. А в нём, в самой середине, растёт дивный цветок. Извини, как кличут его, запамятовал. Да и это не суть важно. Так вот, только раз в год он расцветает. Это, говорят, дивное зрелище! Сначала восходит Солнце, щедро озарив цветок своими лучами. Затем бутон начинает медленно распускаться. В тот же миг раздаётся дивная песня Птицы-Зебу, от которой душа поёт, а ноги сами собой в пляс пускаются. От цветка того такой чудесный аромат исходит, что все вокруг про невзгоды и печали забывают.
Но самое ценное в нём – это нектар. Тот, кто испробует его, получит то, чего он хочет, больше всего на свете.
Только вот попасть на Самый Дальний Берег может далеко не каждый, а только сильный телом и крепкий духом.
Царь Егор очень внимательно слушал мудреца и ему вскоре пуще жизни захотелось обладать им. А старик, немного помолчав, продолжил:
- Надо сказать, что не всегда цветок тот чудесный был во владениях коварного злодея. Да и самим Самым Дальним Берегом правил когда-то царь Иллиадий. Добрейшей души был человек, с отважным сердцем и справедливой душой. Подданные души в нём не чаяли и жили в ладе и неге, ведь Иллиадий всё свое время посвящал делам государственным. Они его называли "наш кормилец и заступник".
На свою беду, Иллиадий  так и не встретил ту единственную и неповторимую, которая смогла бы занять место подле него на троне и подарить наследника. Сколько именитейших семей со всего Поднебесного Мира с радостью бы отдали своих дочерей. Но у царя просто времени на себя не оставалось. Для Иллиадия все неприятности его народа были как свои и он пытался помочь всем и каждому. А праздник одного подданного был сродни государственному. Царь спешил творить добро, как будто бы чувствовал, что его конец близок.
Однажды во дворец прибыл чужестранец, предложивший свои магические услуги. Иллиадий сам был сведущ в волшебстве. Слава о его волшебном саде разлетелась по всему Поднебесному Миру. Ведь там сбывались самые заветные мечты и можно было встретить диковинных зверей с птицами. Но гордостью Иллиадия был волшебный цветок, дающий то, что пожелает,  испивший его нектар.
Выслушав  чужестранца, царь решил взять его. Он посчитал, что лишняя умная голова не помешает. Да и магия может во многом помочь его подданным. Иллиадий любил людей и привык им полностью доверять. И вскоре чужестранец стал часто оставаться править Самым Дальним Островом, пока царь совершал свои добрые дела. Он был жадным до золота и мечтал захватить власть. Чужестранец  до поры до времени притворялся белой овечкой. При Иллиадии был сама любезность, но в его отсутствии иногда показывал острые клыки. Но ведь шило в мешке не утаишь! Люди стали жаловаться на него Иллиадию. Мол, обижает их, приказал налоги златом-серебром якобы для укрепления царства платить. Девушек прекрасных требовал к нему во дворец приводить. А те, кто отказывали, навсегда пропадать стали. Иллиадий всё, безо всяких обиняков, ему высказал. Царь предложил чужестранцу повиниться перед подданными и прекратить свои поползновения. Тот, затаив страшную обиду, пообещал всё исполнить. Когда Иллиадий заснул крепким сном праведника, чужестранец прокрался к нему в спальню. С тех пор ничего о Иллиадии не известно. А чужестранец, который приказал называть себя Абдурахманом Ужаснейшим, захватил власть на Самом Дальнем Берегу. Но подданные прозвали его Косым, из-за правого глаза, косящего в сторону левому.
Поэт

Автор: сказочник
Дата: 31.01.2014 12:03
Сообщение №: 17796
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Окончив свой рассказ, мудрец, подкинув сухих дров в очаг, набрал воды в горшок и поставил его на огонь. Потом почистил картошку с рыбой и луком. Как вода закипела, бросил вариться картошку, а затем пришла очередь рыбы с луком и укропа с перцем. Вскоре по всему дому старика пошёл вкусный запах наваристой ухи.

- Садись, царь, ужинать будем, - предложил он Егору.

А тот, выслушав мудреца до конца, призадумался тут  да пригорюнился. В свои двести   лет он уж и телом дряхл, и духом слаб. Но так ему хотелось встретить настоящую Любовь и дать жизнь наследнику престола, что просто мочи никакой не было. Но кто же, по собственной воле, пойдёт к Абдурахману Косому? Да не ради себя, а для царя-самодура, от которого никто никогда ничего хорошего не видывал, да и плохого тоже.

"Эх, - подумал Егор, - видать не дождаться мне счастья"

Посмотрел на него старик и жалко ему стало глупого царя-батюшку.

- Вот что, мил человек, ты кличь-то кинь по тридевятому царству, да награду богатую пожелай. А вдруг кто решится помочь тебе. Мир, всё-таки, не без добрых людей, - сказал он и улыбнулся.

- Спасибо тебе, мудрец, что выслушал да совет добрый дал. Ежели чего, то сам пойду в царство Абдурахмана. Всё равно жизнь не мила уже давно, - произнёс царь Егор, взнуздал коня своего и во всю прыть помчался  обратно во дворец.

А конь-то у него был непростой, а,  древней как мир, ахалтекинской породы. Звали его Булат, что означало - Сильный и Могучий. Он мог без отдыха скакать тридцать три дня, как по земле, так и по небу. Быстрее Булата  никого на всей земле не было. Поговаривали, что даже само Синее Море он мог переплыть. Коня этого сто лет назад  подарил султан далёкой восточной страны Багдибардии Бехтибей и с тех пор царь не расставался с ним. Булат стал ему единственным другом, вернее которого не было во всём белом свете. Царь Егор никого не подпускал к нему, сам кормил, поил и даже мыл. Булат никого не признавал, кроме государя. Кто бы иной не пытался оседлать его - всех сбрасывал.

Добравшись до дворца, Егор тут же приказал глашатым мчаться во все концы тридевятого царства, тридесятого государства. Он обещал тому, кто добудет ему нектар из сада Абдурахмана Косого, восемь полных бочек золота, двенадцать серебра и шесть ларцов хрустальных с каменьями драгоценными. А так же вечную дружбу и полцарства в придачу.

Минуло двадцать дней, а за ними ещё двадцать, но никто из богатырей славных не спешил на помощь к несчастному Егору. Видно, многим не по душе он был.  А те, что пришли, очень уж до богатства падки были. Они просили злато-серебро с каменьями спервоначала, а уж потом и в царство Абдурахмана Косого путь держать. Да ведь царь-то не лыком шит, хоть и прослыл дурачком,  сразу их раскусил, приказал палачу всыпать им по пятьдесят плетей да в зашей прогнал.

Прошло ещё тридцать дней, но ни одного богатыря славного не видать было. Совсем уже царь Егор пригорюнился, да делать было нечего и решил  в путь-дорогу собираться. Вместо себя хотел оставить столетнего воеводу Ратибора, как самого старшего, после себя. Его народ, да и придворные, в отличие от Егора, очень уважали. Ратибору было жаль царя и он пытался отговорить его от путешествия, да всё по-напрасну.

- Ты вот что, мил человек, бери бразды правления в свои крепкие руки, а мне ехать пора. Ежели чего - не поминай лихом, - сказал ему Егор и хотел было уже спуститься во двор, где стоял, ударяющий от нетерпения копытом, Булат.

Но вдруг двери тронного зала распахнулись и вошла девица ясноокая.

   

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 01.02.2014 10:50
Сообщение №: 17891
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Загляделся на неё царь. А про воеводу и говорить нечего - уставился как на диковинку какую. Девица и впрямь хороша была: стройная как берёзка белая;  голубые глаза, похожие на кристально чистые озёра; алые, словно зорька ясная, уста и  длинная, до пят, чёрная коса. А как говорить начала, так как будто бы ручеёк зажурчал.

- Здоровья тебе, царь-батюшка, - произнесла она, поклонившись ему, - услышала я от людей, что ищешь ты человека, что не побоится отправиться в царство Абдурахмана Косого, причём, по собственной воле.

Царь Егор и Ратибор переглянулись. Они ожидали чего угодно, но только не этого. Да и где же  видано, чтобы  какая-то девица берётся за, далеко не женское, дело. Богатыри и то не все справиться бы смогли.

- А ты, что ли, согласна отправиться в это опасное для жизни путешествие? - спросил, улыбнувшись краешком губ, Егор.

Девушка гордо вскинула голову и в её глазах зажёгся дьявольский огонёк:

- Царь-батюшка, а ты не смотри на меня, как на ясну девицу, которая ничего, кроме кукол и пустых разговоров, делать не умеет. Да, не сильна я как богатыри твои. Но их, почему-то, не видать. Разве только сила в мире ценится? А ум? Хитрость? Ловкость? Доверь мне эту работу. Я сирота, так что оплакивать меня некому будет.

Царь Егор и Ратибор переглянулись вновь. Они ещё никак не могли поверить, ни ушам, ни глазам своим. Красота у девицы была - ни в сказке сказать, ни пером описать. Такой жене любой бы рад был.

Егор даже представил её рядом с собой, сидящей на троне. А вокруг ребятишки, мал мала меньше.

- Как звать-то тебя, девица? - спросил Егор.

- Василисой, царь-батюшка, - ответила она, поклонившись.

- Жалко мне тебя, Василисушка. Дорога трудная и очень опасная. Я уже не говорю о коварстве Абдурахмана Косого. Страшнее его нет волшебника, во всём белом свете. Сколько людей он погубил - не счесть. А ты так прекрасна, что, сбрось я лет двести, то  тут же женой своей сделал, - произнёс Егор.

- Царь-батюшка, одной красотой сыт не будешь. Да и уходящая она - в детстве  закладывается, в юности расцветает, а к старости затухает. Истинная красота находится в душе. Те, кто ко всем с добром и чистым сердцем, намного прекраснее самой писанной красавицы. Хочется мне, пока молодая, свет посмотреть. Кто знает, быть может, где-то и судьбу свою встречу, - не сдавалась девица.

- Вижу я, что ты крепко решила в это опасное путешествие тронуться. Дело твоё, но будь предельно осторожна. Возьмёшь у казначея пятьсот монет золотых да сто серебряных, чтобы нужды в дороге не испытывать. На кухне запасов съестных, сколько унесёшь. Дам я тебе коня своего волшебного, Булата. Только смотри, береги его. Он мне дороже моей жизни, - сказал, махнув рукой на уговоры, Егор.

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 03.02.2014 12:38
Сообщение №: 18070
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Василиса поклонилась и уже хотела выйти, как вдруг Ратибор остановил её:

- Негоже тебе, девица, одной в путь-дорогу опасную направляться. Уж простит меня царь-батюшка, но не по нутру мне, когда такая юная да красивая прямо в лапы самого кровожадного злыдня идёт. Я буду сопровождать тебя, милая, оберегая от врагов и иных опасностей. Да и вдвоём оно как-то веселее будет.

Царь Егор аж всплакнул от умиления. Будь ему лет как Василисе, он бы и сам отправился в это опасное путешествие. Хотя, с его-то страхами, и то вряд ли бы приключилось.

Ведь царь Егор с самого раннего детства боялся крови. Порежет палец, так тут же чувств лишается. В драках он не силён, сказать по правде, трусливым он был мальчишкой. Да и темноты боялся очень. Бедные няньки-мамки должны были всю ночь напролёт рядом сидеть да свет поддерживать. А то вдруг маленькому царевичу что страшное приснится.

Царь посмотрел на Ратибора с глубоким уважением.

- Ну, друг мой воевода, не скрою, не хочется мне тебя отпускать. Сам ведь знаешь, что только с тобой я чувствую полную безопасность всему нашему государству. Соседи прямо-таки спят и видят себя правителями тридевятого царства. Тебя вот только и опасаются. Но и Василису одну как-то не по-людски будет отпускать. Ступай с ней, а я уж как-нибудь попытаюсь войны избежать, - произнёс он.

- Царь-батюшка, ты не бойся, соседи  ещё долго трястись будут от страха. Помнишь ведь, какую храбрость и стойкость с мужеством показали наши воины во время последней пятилетней войны с Тьму-Тараканью? Но и в мирное время они от лени не маются, а ежедневно, под руководством опытных, проверенных в боях, командиров, тренируются, совершенствуя боевую мощь. Пока не будет меня, всю власть свою над армией я доверяю сыну моему, Радогасту. Ты не смотри, что парню  всего лишь двадцать лет, ибо по силе и ловкости, храбрости и умениям, нет ему равных, - сказал Ратибор.

- Я хорошо знаю Радогаста и готов доверить ему своё спокойствие и неприкосновенность наших границ. Только прошу тебя, друг мой, будь предельно осторожен. Нашему царству храбрецы на весь золота. Возьмёшь у казначея по пятьсот золотых и серебряных монет, на кухне припасов на долгую дорогу. Как будете готовы так мне сразу же доложите, - произнёс Егор.

Ратибор и Василиса поклонились и вышли из тронного зала.

Царь Егор посмотрел им вслед и подумал:

"Только бы всё у них вышло, без сучка и задоринки. Ратибор мне как брат, сколько мы с ним вместе пережили. А Василиса мала ещё, да и не женское это дело. Но, раз уж сама напросилась, то неволить не вправе. Если бы у меня была дочка, то  она была бы непременно похожа на Василису"


Тем временем Абдурахман Косой сидел в тайной комнате своего дворца и наблюдал за царём Егором, Ратибором и Василисой.

"Ишь, чего удумали-то - украсть мой драгоценный нектар! Да ещё ни один смертный живым не вышел из  волшебного сада, кроме того старика, что живёт в тридевятом царстве.  Хотел же я его уничтожить, да решил жизнь подарить, в награду за храбрость. А он мне за мою милость вот как отплатил! Не зря говорят старцы, что: " творя добро, не жди  такого же ответа".  Неужели этот идиот Егор думает, что его девице удастся проникнуть в волшебный сад и выйти оттуда с нектаром?! Не бывать этому никогда!

Мне на руку, что грозный воевода Ратибор решил пойти с этой дурочкой Василисой. Это  значит, что армия бессильна будет против моих воинов. Радогаст не в счёт! Он ещё мальчишка! Так, пока я буду разбираться с Ратибором и Василисой, мои военачальники войной пойдут против тридевятого царства!"

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 05.02.2014 14:55
Сообщение №: 18372
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

- Эй, там, срочно позовите ко мне Гигантуса однорукого! - приказал Абдурахман Косой, оторвавшись от волшебного зеркала.

Прошло всего несколько мгновений(злого волшебника все ужасно боялись и старались выполнять повеления очень быстро, дабы гнев его не навлечь) и в тронный зал вошёл генерал  - главнокомандующий армией правителя Самого Дальнего Берега.

Да, его внешность соответствовала имени: высокий, почти в два человеческих роста( по сравнению с ним,  Абдурахман Косой казался блохой); широкоплечий(плечи как коромысло); правая рука его была отгрызена Каргокрысом(помесью гигантской крысы и пещерного крота-карго, очень неприятное и кровожадное чудовище), а кулак левой походил на гору. На мир он смотрел чёрными, пылающими адским огнём, глазами. А когда говорил - дрожали стены и стёкла повсюду лопались. Он ничего и никого не боялся на свете, даже самого своего повелителя. Гигантикус презирал его, ибо считал, что быть колдуном для настоящего мужчины позорно. Абдурахман Косой прекрасно знал об этом, но терпел, ибо одной чёрной магией не проживёшь. Гигантикуса уважали за чудовищную силу и почти божественное бессмертие.

Военачальник презрительно посмотрел на Абдурахмана Косого и громогласно спросил:

- Зачем это я тебе понадобился? Что, твоя чёртова магия не всё может?

Абдурахман Косой, проглотив обиду, через силу улыбнулся и произнёс:

- И тебе здравствовать, Гигантикус. А позвал я тебя из-за того, что пора бы расширить наши границы. Я решил войну объявить  царю тридевятого царства Егору.

Гигантикус наклонился почти к самой голове повелителя и, уставившись ему прямо в глаза, громогласно сказал:

- Я никак что-то не пойму тебя, Абдурахман. Чего зря нам против Егора идти? Или у тебя с ним личные счёты? Если так, то ты уж как-нибудь сам справься! А армию посылать я не буду! Ты забыл, наверное, про богатырей русских? Да один из них сотню моих вояк опытных положить одной рукой может!

От грохота, испускаемого генералом, у Абдурахмана Косого заложило уши. Он даже испугался, что оглох. Прочитав одно из заклинаний, повышающих голос, Абдурахман Косой ответил:

- И это говоришь мне ты - гроза всех армий востока, юга и запада?! Каких-то богатырей испугался?! Стыдись! Неужели ты лишь палицей с мечом махать умеешь да кулаками стены крошить?! А голова твоя на что?! Там, где сила не может принести победу, в бой вступают: лесть, хитрость, ложь и предательство. Неужели все так уж обожают царя Егора?! Ты лазутчиков пошли, пусть они найдут   готовых, ради власти или денег, пойти на всё. Пока есть злато-серебро не исчезнут и те, кто мать родную продаст! А что касается богатырей, то они всего лишь люди! А значит, смертны! Есть у меня зелье одно, что разум затуманивает да силы забирает.

Гигантикус от отвращения фыркнул. Затем взял повелителя за подбородок и, притянув к себе, сказал:

- Опять ты со своим чёртовым колдовством! И не стыди меня! Я лично в бою сражался против богатырей и стал уважать их за верность, силу и доблесть. А лазутчиков сроду не посылал и не собираюсь впредь этого делать! У нас и так государство немалое: за месяц всё не объедешь. Куда тебе ещё-то? В общем так, или ты мне говоришь истинную причину, или сам во всём разбирайся!

Абдурахман не хотел рассказывать о Василисе с Ратибором, но понял, что иначе ничего не добьётся.

- Твоя взяла, слушай и внимай! Помнишь старика того трёхсотлетнего, что живёт у Самого Синего Моря да ловит рыбу золотое перо? Так вот, двести пятьдесят лет назад именно он пробрался ко мне в волшебный сад и узнал про чудесный нектар. А вкусив его, стал бессмертным. Да ещё и силу колдовскую в придачу получил. Только она на Добро направлена.

Так вот, рассказал старик о нектаре царю Егору и тот повелел добровольцам отправляться к нам,  на Самый Дальний Берег. Но никто, даже богатыри отказались, кроме девицы глупой Василисы да ненавистного всей моей душе Ратибора, не согласился. Вот я и решил, пока армия в руках молокососа Радогаста, мы можем в два счёта захватить тридевятое царство! А добычей нам будет не только несметные богатства, но и девицы прекрасные! Пока ты с армией завоёвываешь царя Егора, я расправлюсь с Василисой и Ратибором, - произнёс он.

Гигантикус, почесав затылок, пристально посмотрел на повелителя:

- Что-то скрываешь ты ещё, да ладно уж. Ты прав, без Ратибора не будет согласия в русской армии, но зря недооцениваешь его сына. Радогаст, несмотря на свой юный возраст, довольно-таки опытный воин. Да и богатырей со счетов не списывай.

Абдурахман сжал было от злости кулаки, да заставил себя успокоиться.

- Вот что, богатырей я беру на себя. Теперь согласен пойти на тридевятое царство? - спросил он, через силу улыбнувшись.

Гигантикус рассвирепел:

- Я тебе уже сказал, что не позволю против богатырей свою чёртову магию использовать! В честном бою все равны! Вот что, Абдурахман, разбирайся-ка ты сам!

Тут уж злой колдун не вытерпел, зашипев как змея:

-Ну что же, я хотел по-хорошему! Теперь пеняй на себя!

Он вскочил на ноги и быстро что-то произнёс на незнакомом Гигантикусу языке. Тут же свет померк в его глазах.

"Опять эта чёртова магия!" - только и успел подумать генерал.

А Абдурахман Косой, выхватив из воздуха  холщовый мешочек, развязал его и высыпал немного на руку белого порошка.

- Безмозглый Гигантикус! Не хочешь подчиниться мне сам, так подчинишься моей магии! - крикнул он.

Затем в каждый глаз военачальника всыпал порошок и прошептал:

- Жги, терзай, неси боль лютую! Выжигай разум, умершвляй волю! Пусть на  месте своенравного генерала возникнет кадавр мне послушный!

Гигантикус сильно закричал, попытался встать, да магия колдуна сильнее оказалась. Вскоре перед Абдурахманом Косым стоял ходячий кадавр - порождение тьмы.

- Собирай армию и сегодня же отправляйся в тридевятое царство! Круши, убивай, никому пощады, ни детям, ни женщинам, ни старикам! А как ворвёшься в стольный град, так мне как сувенир, голову Егора принесёшь! - приказал колдун.

- Слушаю и повинуюсь! - как каменный истукан, ответил Гигантикус.

Когда кадавр вышел, Абдурахман вновь сел перед волшебным зеркалом, подумав:

"Так, чуть позже призову ифритов-лазутчиков, дабы летели в царство тридевятое, наушничали, подкупали и с ума сводили"

   

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 06.02.2014 23:31
Сообщение №: 19128
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Но не только злой колдун мог видеть всё, что происходит в мире.

Не зря так опасался Абдурахман Косой старика, живущего в своей старой рыбацкой хибаре у Самого Синего Моря. Дело в том, что тот по силе волшебной мог даже его самого перебороть. Ведь Добро всегда в сто раз сильнее Зла.

Так вот, тот самый трёхсотлетний старик, надоумивший царя Егора послать храбрецов в сад волшебный на Самом Дальнем Берегу, ради получения дивной целительной силы нектара, сидел у Самого Синего Моря и наблюдал в зеркальной глади всё, что происходило во дворце царя-батюшки и в тронном зале злого колдуна. О, если бы Абдурахман Косой знал, какой огромной магической силой он обладает, то прежде чем нападать на тридевятое царство, раз сто бы подумал.

Узнав, что злой колдун превратил в кадавра благородного генерала Гигантуса, а потом послал его с войском своим против тридевятого царства, старик сильно огорчился. Да, военачальник был среди врагов государства, но он всегда поступал по чести и совести. Но оттого, что старик прочёл в глазах Абдурахмана Косого, он просто рассвирепел.

"Неладное сотворил проклятый Абдурахман! Такого благородного воина в неразумную игрушку обратил! А теперь и Василису со славным Ратибором извести хочет! Нет, не бывать этому! Достаточно лет я терпел и не встревал в дела людские! Теперь пришло время показать этого треклятому безумцу, что не чернота души, а чистота помыслов способна сотворить настоящее чудо!" - подумал старик и стал собираться в дорогу.

Он решил послать к царю Егору гонца - сынка рыбака Сорвигора, что часто вместе с ним в море рыбачить выходил. Тот, выслушав старика, согласился отдать ему в услужение своего Святогора.

- Я давно тебя знаю, ты честный, мудрый и справедливый человек. Поэтому  отдаю своего сына безо всякой опаски, ибо уверен, что ни один волосок не упадёт с его головы. Если я сам как-нибудь смогу быть тебе полезен, то сочту это за честь, - поклонившись, сказал Сорвигор.

Старик на него пристально посмотрел и ответил:

- За сына своего не беспокойся, не обижу. А за предложение помощи огромное спасибо. Туда, куда я отправляюсь, мне понадобится твоя сила и ловкость. Дорога предстоит трудная, так что тебе надо перед ней хорошенько выспаться. Сейчас отправляйся на боковую, а как Святогор вернётся,  соберёмся и отправимся в путь.

Рыбак, крепко пожав руку старика и потрепав сына по голове, пошёл набираться сил. А мудрец, прошептав волшебные слова, обратил Святогора в быстрого оленя и сказал ему:

- Вот что, малый, беги со всех ног к царю-батюшке, да скажи ему, слово в слово. Мол, старик, что рыбу-золотое перо добывает, отправляется на помощь славному воеводе и отважной Василисе. И ещё передай - коварный Абдурахман Косой послал своё ужасное войско против нашего тридевятого царства. Пусть скажет Радогасту, сыну Ратибора, чтобы готовился к долгой битве. Ибо есть в том войске и люди алчные,  и ифриты коварные, и мороки ужасные. А повелевает всей этой ужасной армией тот, кто недавно был благородным Гигантикусом, но по злой воле колдуна, ставший безумным кадавром. Как передашь всё, тут же скачи обратно. Ты мне ещё понадобишься.

Да, чуть не забыл, вот тебе волшебное зелье, как обратно соберёшься, выпей. Кем захочешь, в того и обернёшься. Да не забудь, как ко дворцу домчишься, оземь удариться, дабы облик человеческий принять.

Старик легонько хлопнул оленя по крупу и тот поскакал, что есть мочи, быстрее ветра.


Тем временем славный Ратибор, попрощавшись с сыном, сел на своего гнедого скакуна и стал дожидаться Василисы.

"Никогда бы не подумал, что девица способна отправиться в такое страшное путешествие! Я привык к тому, что молодицы ни о чём, кроме будущих богатых да пригожих женихов и не думают. Сидят себе в светёлках да шьют приданное. А тут сама вызвалась! Вот кому-то повезёт с ней! Не только кормить да обстирывать будет, но и, если чего, то и защитить сможет от напасти какой!" - думал он.

А Василиса, собрав всё в дорогу, подошла к Булату и положила ему на голову руку. Конь стоял и смотрел пристально на неё, постукивая копытом. Василиса погладила  его по голове и произнесла:

- Ты уж не обижайся на царя-батюшку за то, что отдал тебя мне, милый. Я никогда не обижу тебя. Ведь ты вон какой красавец и только доброго отношения достоин.

Булат повёл ноздрями и прикоснулся  к плечу Василисы. Затем гордо вскинул голову вверх, взмахнул гривой и громогласно заржал. На его голос откликнулись все остальные лошади. Василиса закрепила седло покрепче и, как заправский наездник, вскочила на него. Булат, безо всякого понуждения,  вышел из конюшни. Когда Ратибор увидел Василису,  он ещё больше зауважал её.

- Ну, милая, в путь, - произнёс воевода и легонько ударил ногами по бокам своего Стремительного.

Василиса, улыбнувшись, шепнула Булату:

-Ну, поехали, милый.

Конь, громко заржав, перешёл в  галоп. Ратибору пришлось хорошенько постараться, чтобы нагнать его.

- Вот конь так конь! - воскликнул воевода, поравнявшись с Василисой, - ни кнута ему не требуется, ни ударов в бока. Скажешь ласково, мол, поехали, тут же стрелой помчится.

Василиса, погладив Булата по гриве, лишь улыбнулась.

- Путь наш не близок, милая. Синим Морем нам никак нельзя - три  недели потратим. А вот по суше, если поторопимся, то за полторы недели, а то и за одну, доберёмся.

Но путь наш лежит через Лес Заповедный. Люди старые говорят, что нечисто там. Не всякий отважится, даже при свете солнца, войти туда. Мол там всякие кровожадные чудища обитают, для которых крещёный человек самое лучшее лакомство. А верховодит всем ужасная Мора, что наводит ужасы по ночам и дети малые спать не могут. Говорят, что в чаще Леса Заповедного вход в Подземный Мир находится. Сам Индрик Змей, что отцом  Море приходится, царствует там. А уж он-то людей, да и всё живое на земле ненавидит. Оттого это, что Индрик только с мёртвыми дело имеет. Он вечно мучает души грешников, бросая их в котёл с кипящей еловой смолой или натравливает на них слуг ужасных своих.

Коли пройдём мы через Лес Заповедный, то, поклонившись на все четыре стороны, в благодарность за спасение от смерти ужасной,  немного передохнём и решим, как дальше путь держать, - произнёс воевода.

Василиса, внимательно выслушав его, ненадолго задумалась. Ведь ей ещё никогда не доводилось дальше деревни своей да града стольного отлучаться. И страшно было, что скрывать, но и мир посмотреть охота.

- А ты сам-то, дядька Ратибор, хаживал через Лес Заповедный? - вдруг спросила девица.

Воевода, с уважением посмотрев на девицу, ответил:

- Нет, милая, ни я, ни кто из богатырей, путём этим не хаживали. Даже вороги наши лютые бояться Леса Заповедного. Но вот прадед мой сказывал, что пришлось ему, в годину скорбную, в Лесу Заповедном оказаться.

Похитил жену его Благомиру, прабабку мою, Вий, сын Индрика Змея, дабы женой своей сделать. И отправился спасать её прадед. Столько ужаса натерпелся, что обратно седым вернулся, но вызволил свою лебёдушку. Сказывал, что есть спасение от нечисти кровожадной - Перунов Свет. Цветок этот всякий, кто на стороне Тьмы, побаивается. А Индрик Змей, увидав свет негасимый, сил лишается ненадолго. Мороки и драконы со змеями подколодными и василисками - в норы тёмные уползают. Одна только Мора не боится Перунова Света. От неё лишь сердце пылкое да душа чистая защиту имеет. Станет Мора испытывать на храбрость и коли кто выдержит, тот и спасётся.

- А где же мы Перунов Свет возьмём-то, дядька Ратибор? - снова спросила Василиса.

Воевода, улыбнувшись в усы, ответил:

- Через полдня пути достигнем мы капища священного, милая. Там стоит сам Перун, стан из дуба, голова золотая, усы серебряные, уста янтарные да глаза алмазные. Принесём ему жертву и поклянёмся в вечной преданности. Коли примет клятву Перун нашу, так тут же и вручит цветок свой.

- Дядька Ратибор, так ведь крещёные мы, а Перун-то бог язычников. Как бы нас не постигла кара за отступничество, - тихо произнесла Василиса.

- Не бойся, милая, Бог един во всех лицах, как бы мы его не называли. Тебе что ли бабка твоя не рассказывала о Свароге и детях его сварожичах? - сказал воевода.

- Говорила, дядька Ратибор, да я-то думала, что сказки всё это, - ответила Василиса.

Воевода,  как на дитё малое, посмотрел на неё  и произнёс:

- Не всё то, о чём  в сказках говориться, сказкой является, милая.

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 07.02.2014 22:53
Сообщение №: 19366
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Долго ли коротко ли ехали они, но как ночь звёздная с Луною полной наступила, так до место заветного - капища Перунова, и доехали. Сам княжеский Бог во всей своей красе стоял перед ними, сияя златой головой. Соскочил Ратибор с коня своего и помог спрыгнуть с Булата Василисе, затем отвёл коней к берёзке стройной и привязал их к её стволу белому.

- Вот что, девица красная, ты покамест схоронись вот в том малиннике. Негоже женщинам при жертвоприношениях присутствовать - Перун будет недоволен, - произнёс воевода.

Василиса хотела была поспорить, да передумала. Как говориться: "бережёного Бог бережёт". Быстро забежала в малинник и притаилась там за волуном, мхом покрытым. А Ратибор подошёл к Перуну и до самой земли поклонился ему в ноги.

Давненько человек не заходил в капище - все кругом бурьяном поросло. Ратибор вырвал всю траву вокруг идола и на свет лунный показался жертвенный камень,  весь тёмный от крови быков, коих приносили ему в дар. Воевода собрал немного хвороста и разжёг костёр. Затем достал из седельной сумки: кувшин красного вина, большую баранью ногу и трав волшебных(разрыв-траву, папоротник, золоторогозник, иван-чай и омелу).

Василиса наблюдала за ним, не спуская глаз. Ей это было в диковинку.

"Неужели всё, о чём мне в детстве бабушка Заряна рассказывала, на самом деле правда? Вот здорово-то как! Не каждому выпадает в жизни такой шанс и я не упущу свой. Как бы только не выйти ненароком, а то вдруг Перун и впрямь разгневается", - думала она, чуть ли не сросшись с камнем.

Валун был очень холодным, а мох щекотал нос. Но Василиса стойко терпела, боясь как-нибудь выдать себя.

Сначала воевода, поклонившись на все четыре стороны, спрыснул камень жертвенный вином красным, произнеся:

- Прими, о, Перун, в дар вино сиё, как кровь жертвенную!

Потом разломал баранью ногу на две половины, одну, размахнувшись, забросил со всей силы далеко в лес, что стоял неподалёку, а вторую половину положил на жертвенный камень, сказав:

- Прими и эту баранью ногу, о, Перун, в знак покорности моей!

После чего подбросил в костёр побольше сухостою и высыпал в него травы. Они вспыхнули ярким пламенем и от костра пошёл нестерпимый терпкий аромат.

У Василисы аж дыхание спёрло, она чуть было не закашлялась,  и  ещё больше прижалась к камню.

А Ратибор в это время положил на камень жертвенный щит золотой и насыпал в него злата-серебра с горкою, сказав:

- О, Перун, Бог княжий, прошу тебя, простери над отчим краем моим длань свою и спаси его от ворогов!

Поднялся лёгкий ветерок, зашептавшись с листьями берёз, ив и дубов с осинами. Послышался грозный волчий рык, кто-то зашевелился в лесу. Знать, за даром воеводы пришли.

Не только Перуну кланялся воевода, но и звериному Богу Велесу, без ведома которого нельзя ни войти, ни выйти из Леса Заповедного.

Ещё ярче засияли звёзды на небе, а Луна, будто бы, поближе к земле опустилась. Стало заметно холоднее.

Василиса вся съёжилась, кто знал, что посреди лета красного так холодно может стать.

Воевода преклонил левое колено и чего-то ждал. Прошло несколько мгновений, как вдруг идол Перунов раскрыл свои янтарные уста, провёл рукой дубовой по усам серебряным, и, тряхнув златой главой, громогласно произнёс:

- Почти двести лет никто не вспоминал, как будто и не было меня вовсе! Да что я, если даже Сварог с Родом опечалились из-за людской неблагодарности! Думали, что одумаетесь скоро, да не тут-то было! Променяли нас, Богов земли русской, на иноземных! И ты ещё смеешь что-то просить у меня?! Уходи, не испытывай моего терпения! Пусть тебе твои новые боги помогают!

- Не гневайся, Перун, человек ведь существо неразумное - не ведает, что творит. Но не все позабыли про тебя и отца твоего. Есть ещё среди нас те, кто живут по истинной земной вере, - сказал Ратибор, смело смотря в глаза алмазные Бога княжьего.

Услышав речь такую, смилостивился Перун. Погас в его глазах огонь негодования.

- Не все, говоришь, позабыли о нас? Отрадно слышать это и верить хочется тебе, - произнёс он спокойно, - спасибо за дары твои от сердца чистого. Помогу сберечь с воинством своим отчий край твой.

Он пристально посмотрел на воеводу и спросил:

- А ты, случаем, не родич Благомиры и Святослава?

Ратибор улыбнулся в усы и ответил:

- Это пращуры мои, о, Перун.

- А коли так, то верю я тебе! Не может быть у такого достойного витязя, как Святослав, держащего свою клятву и не боящегося Тьмы, льстивого угодника! - произнёс Перун.

Затем, проведя дланью по усам серебряным, сказал:

- Знай же,  что правитель Самого Дальнего Берега, вознамерился погубить тебя и Василису, а против края отчего твоего армию послать. Дабы стереть с лица земли сам дух русский. Но армия лютая не  твоя забота, а сына твоего, что достоин отца. Не хочешь ли ты ещё о чём-нибудь меня попросить, потомок Святославов?

Ратибор, поклонившись до самой земли, произнёс:

- Слышал я, от деда своего, что есть у тебя Жар-Цвет, от огня которого вся Тьма исчезает вместе с теми, кто водится в ней.

Перун, сщюрил свои алмазные глаза, улыбнулся в серебряные усы и ответил:

- Дам я тебе цветок заповедный свой, но  и ты пообещай мне, что передашь Индрику Змею слова мои гневные.

Поклонился до земли Ратибор, надрезал кинжалом острым ладонь свою и сжал руку в кулак. Кровь его капнула на жертвенный камень и он заалел.

- Клянусь жизнью, о, Перун, что выполню твою просьбу! - поклялся воевода.

- Так вот, скажи ему, да только слово в слово, что недолго ему ещё царствовать в Подземном Мире и творить всякое беззаконие против рода человеческого. Близится день, когда тот, кто появился на свет от Мать-Сыра Земли, отомстит за слёзы материнские. И ничто не сможет спасти Индрика Змея от расплаты, ибо терпение наше лопнуло! - произнёс Перун.

- Всё, слово в слово, передам, жизнью клянусь! - воскликнул воевода.

Перун пристально на него посмотрел и вытянул длань перед собой, немного подул и в тот же миг возник Жар-Цвет.

- Бери, да помни, что только в руках чистого духом он силу свою великую обретёт. Стоит алчному или кровожадному в руки его взять, как обратит он всю силу свою против него, испепелив дотла, - сказал Перун, после чего выпрямился и вновь превратился в идола.

Воевода бережно взял Перунов Свет и позвал Василису. Но та, почему-то, не отзывалась.

Вокруг царила полная тишина, что очень насторожило Ратибора. Ведь даже коней не было слышно. Ратибор пошёл к берёзе, к которой привязал их, но ... там, где стояла стройная красавица, оказался пень трухлявый, мхом обросший. Обернулся назад Воевода, но и капища с идолом след простыл. Понял тогда Ратибор, что кто-то или что-то не желает впускать его в Лес Заповедный, насылая наваждения всякие.

Воевода прижал Перунов Свет к самому своему сердцу и,  еле перенося его жар, стал произносить заклинание:

- Жар-Цвет, пронзи, словно стрелою Перуновой, Тьму! Навь убери, а Явь мне покажи!

Затем вытянул правую руку с цветком перед собой и что есть силы зажмурился. Жар-Цвет тут же вспыхнул ярким огнём, разгоняя Тьму. Послышался чей-то жалобный голос, умоляющий:

- Убери Перунов Свет, воевода, я же ничего плохого не хотел сделать, а только пошутил.

Ратибор обернулся и увидел, что трухлявый пень, мхом обросший, никто иной, как Леший.

- Что же ты, чудище лесное, супротив людей козни строишь? Вот возьму и испепелю тебя, даже золы не останется! - сказал он.

- Ладно, не гневайся, Ратибор, я ведь и пригодится тебе смогу. Как-никак, нежить, а значит, родня Море. Убери Жар-Цвет и мы обо всём договоримся, - вновь попросил Леший.

Воевода смерил его грозным взглядом и убрал Перунов Свет в седельную сумку, завернув   в чистую холщовую тряпицу.

- А теперь, верни назад коней да спутницу мою! - приказал он.

Леший свистнул трижды, дважды плюнул, ударил в ладоши и ... тут же всё стало как прежде. На поляне вновь стояла белоствольная берёзка, у которой паслись распряжённые кони. А из малинника выглядывала Василиса.

Девушка, увидев странного незнакомца, поначалу испугалась - уж очень он страшен был: сам с пенёк, голова с горшок, глаза навыкате, бородёнка жиденькая, зубы кривенькие, руки длинные, по земле волочатся, ноги короткие.

- Василиса, это Леший, - представил Ратибор его девице.

 - Ах, хороша девка! Не будь у тебя Жар-Цвета, к себе бы увёл её, да женой своей сделал, - сказал Леший, сверкая глазищами.

- Да куда тебе, такому страшному да тёмному, до ясно девицы! - воскликнул негодующе воевода.

- Страшный да тёмный, говоришь..., - прошипел обиженно Леший и, завертевшись волчком, вскоре весь преобразился.

Теперь перед Воеводой и Василисой стоял статный старик, с длинной седой бородой и весело смотрел на них голубыми глазами.

- Ну ты даёшь, нежить, одним словом! - воскликнул от удивления Ратибор.

- То-то! А то сроду одно и тоже слышу, мол, пучеглазое да криволапое страшилище, обидно даже, - произнёс Леший и, поглядев на Василису, добавил, - неужто тебе, девица, неизвестно, что не красота проходящая важна, а душа.

- Так ты же нежить лесная, а значит, и души у тебя нет! - воскликнула девица.

- Ну почему, если не крещёный в вашей новой вере, значит,  без души? Да будет тебе известно, Василиса, что даже у камня хладного она есть! Эх, да что с тобой говорить-то! - обиженно сказал Леший.

- Он прав, Василиса, душа есть даже у него, но только тёмная, как уголь. А всё потому,  что он зло творит. Оттого и бессмертный, - пояснил Ратибор.

- А ты думаешь, что мне так нравиться зло-то творить? Да я бы лучше старушек, что в лес по грибы да ягоды ходит, встречал и оберегал от всех напастей. Или с девицами красными в прятки меж берёз белых играл. Да детям малым сказки рассказывал. Но ... вы, люди, сами во всём виноваты... Приходите в лес, как будто бы он только ваш! Ломаете кустарник, рубите деревья, жжёте костры, убиваете зверей ради забавы, засоряете реки или строите на них платины, отчего живность лесная да озёрная неудобства терпит. Вот и приходится мне оберегать лес и его жителей, пугая и наказывая людей. Но тех, кто при входе  вотчину мою мне до земли кланяется да гостинцы оставляет, я не трогаю, а всячески оберегаю и помогаю, - сказал Леший.

Ратибор ненадолго задумался, а потом, хлопнув себя по лбу, вдруг воскликнул:

- А ведь он совершенно прав! Мы сами его таким сделали, ведя себя негоже у него в доме!

Василисе тоже стало жаль старого Лешего. Она подошла к нему, прикоснулась рукой к его морщинистой щеке и ласково погладила. Леший заурчал от удовольствия, словно кот.

- Ты уж прости нас, дедушка, людей неразумных. Не умеем мы вести себя подобающе, возомнив себя царями Природы-Матери. А ведь всего лишь её самые младшие деточки, - сказала она ему.

У Лешего потекла слеза.

- За доброе слово твоё да за ласку помогу я вам в пути опасном, - произнёс он.

Ратибор вместе с Лешим разожгли костёр, а Василиса, достав припасы, сварила сытный ужин. После еды воевода оправил её спать, а сам решил заступить в дозор.

Ночь он любил больше всего на свете, ибо ему в пору тёмную всегда думалось легче.

"Ну и дела на свете творятся, - пронеслось у него в голове, - кто бы мог подумать, что и у Лешего есть добрые чувства... А Василиса-то молодец! Мне пообещал помочь от страха, а ей без всякого умыслу. Такой союзник нам сейчас очень необходим, ведь он свой во Тьме кромешной, да и знает все входы-выходы не только в Лесу Заповедном, но и в Подземном Мире"

Леший сидел рядом с ним и пристально смотрел на огонь, не давая ему погаснуть. Ему ещё больше по душе стала Василиса, да только неволить её он уже не стал бы. Сколько у Лешего уже девиц красных перебывало - не счесть. Да недолго они на свете прожили. Не жалел он их вовсе, нагружая работой. А если не слушались, то отводил на болото к сестра своим Кикиморам.

Такую, как Василису, он видел лишь во второй раз, за всю свою многовековую жизнь. Первой была бабушка Ратибора, Благомира. Ведь это он её умыкнул, прямо после свадьбы, из дома Святослава. Себе хотел оставить, да, узнав характер её добрый, отпустил. Но тут сам Вий, принц Подземного Царства, явился и утащил к себе. Да и с дедом воеводы он хорошо был знаком. Поведал ему про все входы-выходы Подземного Царства. Сам хотел пойти, да Святослав его отговорил. Мол, зачем злыдням знать, что Леший помогать стал людям? Авось, ещё кому помощь понадобится?  Вот и сгодится теперь внуку его да девице красной.

- Слушай, Леший, не мог бы ты поведать мне, о чём это Перун речь вёл на капище? - вдруг спросил его Ратибор.

Старик лесной задумался ненадолго, затем ответил:

- Ну, слушай, коли есть такой интерес.

Есть на свете князь,  Волха Всеславьевич, что  одарён даром волшебным, благодаря которому, он уже не раз спасал гордых русичей от ворогов.

Как приходит нужда, ударяется оземь князь-батюшка, и тут же оборачивается зверем лесным или птицей свободной. Сей талант достался ему с кровью отца его, Змея Индрика. А от матери, Мать Сыра-Земли, Марфы Сварожьевны, получил он стройный стан, доброе сердце да острый, яко игла, ум.

Марфа Сварожьевна была родом из Ирия, что сотворил Отец всех Богов Сварог. О её красоте до сих пор слагают баллады сказители, мудрые ученики Велеса. Когда она пела песни своим чарующим голосом, то пробуждалась природа и люди могли вдоволь довольствоваться хлебом насущным. Мать Сыра-Земля холила и лелеяла каждый корешок, каждое зёрнышко. За это её все очень любили и уважали.

Индрик Змей  ненавидит живых людей и имеет  дело только с их падшими душами. И русичи отвечали ему ненавистью, стараясь, как можно меньше, творить неугодных Сварогу дел. Дабы после смерти их души, по Звёздному Пути Познания, попали прямиком в благословенный Ирий. А не отправились на вечные муки в Подземный Мир Змея.

Индрик не раз пытался захватить чертоги Сварога, чтобы, уничтожив Сварожичей, разрушить Ирей. Добившись этого, он мог ввергнуть души людей в пучину страшных мук. Но Сварожичи, во главе с Перуном, всякий раз повергали его в бегство.

Возвращаясь в свой мрачный Подземный Мир, Индрик вновь начинал обсуждать будущие козни со своим старшим сыном Вием и женой Параскеей. Помогали им всегда его дочери Горыни.

Индрик Змей часто нежился, лёжа на камне в ирийском саду, под ярким солнцем. Ведь в Подземном Мире было страшно холодно. Он наблюдал за Сварогом и его Сварожичами, выбирая удачный момент для нападения.

Змей часто видел Марфу Всеславьвну, дочь Творца Миров, и её красота пробудила в его жестоком сердце желание овладеть девушкой.

Однажды Мать Сыра-Земля прогуливаясь по ирийскому саду, случайно на него наступила. Индрик тут же набросился на неё и, взяв силой, тотчас же убрался в свою мрачную обитель. Дабы уберечься от гнева отца девушки и старших братьев.

Когда Сварог и Сварожичи обо всём узнали, то было уже поздно. Они отнесли Марфу Сварожьевну в чертог и стали заботиться о ней.

Долго не могла разродиться Мать Сыра-Земля, видать тяжело было семя Индрика. Целых тридцать лет прошло, пока не подошёл срок разрешиться от бремени.

Закатилось Красно Солнышко и по рассыпались звёздочки по небесному своду. Затряслись Небесный Мир и Поднебесный, даже тяжко пришлось и Подземному миру. Ушла рыба в пучину морскую, испугавшись высокой волны. Птицы взмыли высоко в небо, подальше от сотрясшийся земли, готовой их поглотить. Звери забились глубоко в горы от страха.

И на свет, наконец-то, появился богатырь,сын Матери Сыра-Земли.

Возрадовался Сварог рождению внука и приказал устроить пир на небе и на земле. Сто дней длилось празднество, мёд рекой тёк, столы от явств ломились.

Повелел Сварог созвать мамок-нянек, как с Небесного, так и с Поднебесного Мира, дабы выбрать из них достойную его внука. Наконец, выбрал смертную женщину, Щепутиху, которая уже сама к тому времени разродилась сыночком.

Запеленала она княжича в латы булатные, что принёс Сварог. А в его колыбель Сварожичи, дядья его, положили золотую палицу, в триста пудов. Чтоб с рождения становился великим воином, надёжой Сварога и защитником страждущих.

Как родился князь, так болтал без умолку, словно гром гремел среди неба ясного. Рос княжич не по дням, а по часам. И в своё седьмое лето он походил на двенадцатилетнего юношу.

И стали его учить уму-разуму, под присмотром верной няньки Щепетухи, что всем сердцем полюбила княжича. Иногда пугалася она княжича. Ведь он оборачивался, то ясным соколом, то серым волком, а то и вовсе золоторогим туром становился. Про себя Щепетуха прозвала его волкодлаком, оборотнем значит.

А Сварог со Сварожичами были очень доволны, ибо с таким-то Талантищем никакие вороги не страшны!

В своё девятое лето, княжич прошёл Обряд Великого Приобщения к Мудрости и началось его Духовное обучение. Нянька Щепутиха рассказывала ему историю Поднебесного Мира, а Сварог поведал о том, как он сотворил все миры. Княжич схватывал всё на лету, чем радовал деда и няню.

Марфа Сварожьевна всё время проводила в работе: то в ирийском саду, ухаживая за благоухающими цветами, то опускалась на землю, одаряя людей богатыми урожаями.

В двенадцатое лето княжича, был проведён Обряд Имянаречения, и Сварог нарёк его Волхой. А сына Щепутихи -- Белогором. Змий Индрик был напастью всего небесного и поднебесного, он даже не явился посмотреть на сына своего. Никто не хотел даже вспоминать о нём, поэтому Сварог дал отчество внуку -- Всеславьевич, что значит несущий славу.

Святовит, известный во всех мирах полководец, начал обучение Волхи и Белогора военному искусству. И вскоре мальчики превзошли своего учителя. Святовит был этим очень доволен.

Больше всех гордился своим племянником Перун. Он часто брал Волху с собой на охоту. Обращаясь серым волком, княжич бегал по лесам и выслеживал добычу. А, взвившись ясным соколом под небеса, бил уток.

Сварог строил большие планы насчёт внука. Но Волха захотел отправиться на землю, чтобы там предаться защите людей Поднебесного Мира. Княжич много слушал рассказов своей няньки Щепутихи о земле, родные её там остались. Женщина их уже двенадцать долгих лет не видела.

Сварог не стал уговаривать внука. Он знал, что никогда нельзя перечить зову сердца! Творец Миров отпустил Марфу Сварожьевну с сыном. Он подарил Волхе песчинку от, когда-то погибшей, Персти. Куда бы её не положи, везде будет часть родной земли.

Поблагодарил няньку Щепутиху за её труд на благо княжича. Подарил ей волшебное кольцо, что способно развеять любые страхи, кем бы они ни были посланы.

А Белогору повелел всегда быть с Волхой, что бы ни случилось. Вручил ему булатный меч, что всегда был острый и никогда не ломался. И серебряный щит, в коем отражались враги, задолго до своего появления.

Волха сказал своему деду, что коль надобность в нём настанет, то пусть Перун пошлёт за ним тура своего златогривого. Тогда он, немедля, придёт на помощь. Сварожичи прослезились и каждый дал ему по подарку.

Перун, покровитель рода княжеского и дружины, подарил ему тридцатипудовую золотую палицу, что сам выковал.

Стрибог, повелитель воздушных стихий, преподнёс Волхе дуду, что ветры вызывает.

Дажьбог, отец всех людей и правдоносец, одарил племянника камнем Правды. Перед которым не одно лживое сердце не устоит.

Святовит, покровитель воинов и носитель победы, подарил меч-кладенец булатный, что разит всё, даже твёрдый камень.

Огонь, дарящий тепло и испепеляющий недругов, преподнёс кремень, что иссякает всепоглащающие искры.

Лада, покровитель дружбы и гармонии в семье, подарил гусли-самогуды, от игры которых всегда на сердце веселей. А ноги сами в пляс пускаются.

Велес, хранитель скота и сеятель мудрости, преподнёс племяннику золотой рог. Если в него подуть, то все звери и птицы придут на помощь.

Сварог со Сварожичами, обняли Волху с Марфой Сварожьевной и те отправились на землю. А Щепутиха с сыном вслед за ними.

Долго ли коротко ли, но добрались они до Поднебесного Мира. Добрая Щепутиха предложила разделить с ней и её семьёй кров и хлеб. Так они и зажили вшестером, в мире и согласии.

Отец Белогора, Бакуни и Бакулы, Благолюб, полюбил Волху, как родного сына. А к Марфе Сварожьевне относился с почётом и уважением.

Волха быстро сдружился с непоседами Бакуней и Бакулой. Он часто сидел рядом с Белогором и слушал сказания своих старших названных братьев.

Волха решил создать свою первую дружину, где воеводой поставил верного Белогора, и стал готовиться к Великому Походу против Змея Индрика. Он давно хотел отомстить своему злому отцу за все беды, что доставил тот его матери и всем мирам.

А сейчас Волхе Всеславьевичу как раз пятнадцатое лето будет и готовиться он пойти в Подземный мир.

Воевода, внимательно выслушав его, спросил:

- Как же такое может быть, что Индрик Змей ничего не знает о своём сыне?

Леший ему ответил:

- Воевода, так ведь он повелитель Подземного Мира, а значит, на свет белый вообще не показывается, особенно после того, что он сделал. Да и детей-то у него тьма-тьмущая от жены его Параскее. Старший из них Вий Змеевич, повелевает армией. А дочери Горыни насылают боль, страх и немощь на всё живое. Да и если бы знал, то особо бы не переживал. Ведь Индрик Змей считает себя равным Богам.

Может даже и так случится, что встретишься ты с Волхой Всеславьевичем и его славной армией. Я вот тоже не прочь повидаться с ним. Всё-таки, как-никак, родня по отцу.

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 08.02.2014 18:23
Сообщение №: 19505
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Тем временем, проводив воеводу и Василису в путь-дорогу, царь Егор уединился в своей опочивальне. Он был очень огорчён, что Ратибор его покинул. Ведь кроме воеводы царя-батюшку никто больше и в грош не ставил. Да что говорить, он и сам себе ненавистен был. Двести  лет прожил, а ничего не нажил: ни ума, ни детей. Да и тридевятым царством своим он правил не умеючи.

А всё отчего? Да оттого, что, ещё будучи царевичем, очень плохо своих мудрых наставников слушал. Егор ведь считал тогда, что до его царствования как до Кудыкиной горы. Целыми днями напролёт только и делал, что ничего не делал.   Мудрые наставники жаловались его царственным родителям, но те лишь рукой махали. Мол, перебесится дитятко и за ум возьмётся. Мудрые наставники лишь негодующе качали головой, предрекая великие беды, что накатятся, словно снежный ком, на тридевятое царство при правителе-неуче.

Единственным ребёнком был Егор у царя Благолюба  и царицы Марфы. Вот и избаловали они царевича, закрывая глаза на все его проказы.

Царь Благолюб был очень добрым и справедливым правителем, а царица Марфа отличалась острым умом и такой красотой, что все, кто хоть раз её видел, навеки влюблялись. Поговаривали, что она и не человек вовсе, а любимая дочь самого Ярило. Но правда это или нет, так никто никогда и не узнал. Под небом голубым чего только не приключается. Но зоркие люди подметили, что все животные с птицами,  гады ползучие и шипящие, любили царицу Марфу. Соловьи с жаворонками пели ей по утрам песни величальные, сороки-болоболки первой все сплетни рассказывали, лесные вороны про былое и грядущее вещали. Если кто-то ссорился, то стоило ей только улыбнуться, как тут же воцарялся мир. А в темноте от её чела исходило яркое сияние. Кто знает, может и впрямь дочкой Ярилы была. Да и Егор был подобен Светилу - рыжеволос, всегда весел и не  утомляем. Люди любили Благолюба и Марфу, прощая Егору его, не всегда добрые, шалости. Мол, Мать-Природа на царевиче отдохнуть решила.

Во время царствования Благолюба и Марфы,  никто даже и не помышлял пойти супротив тридевятого царства. В дружине службу несли  великие богатыри русские, для которых честь и доблесть были на первом месте. Да и любой человек тридевятого царства был готов ради спасения отчего края жизнь отдать.

Правители соседних государств очень завидовали, а кое-кто даже чёрной завистью, царю Благолюбу. И жена у него ракрасавица, и люди за ним готовы и в огонь,  и в воду пойти, и богатств немерено. Кто-то, дабы прибрать всё к своим рукам, когда Благолюб и Марфа на покой уйдут, посылал своих дочерей, чтобы они, словно змеюки, извивались возле царевича. Да вот только ничегошеньки-то у них не выходило. Царевич любил только свою матушку и никакого внимания на девиц не обращал. Злые языки поговаривали, что он просто их как огня боялся.

Шло время, Егор взрослел, набираясь сил, но не мудрости. Он так и тратил всё своё время на потехи. Мудрые наставники решили вообще от него отступиться. Мол, когда нужда придёт, то сам к ним и прибежит.

Наступил шестнадцатый день рождения царевича. А в этом возрасте все  наследники престола задумывались о женитьбе и продлении рода. Но только не Егор. А ведь Благолюб с Марфой в тайне надеялись, что царевич на балу, устроенном в честь его дня рождения, встретит судьбу свою. Но не тут-то было. Царевич даже танцевать не пожелал, не говоря уже о прогулке, с какой-нибудь заморской принцессой,  под ясной Луной, со вздохами и поцелуями. Как у всех нормальных людей. На все уговоры Егор отвечал отказом, мол, рано ему ещё о женитьбе, а, тем более, о детях задумываться. Царь с царицей любили своего непутёвого царевича всем своим сердцем и вскоре смирились. Они были ещё полны сил и ничего, как тогда казалось, несчастья не предвещало. Но беда была уже совсем близко.

Больше всех обиду на царевича затаила дочка повелителя Багдибардии султана Бехтибея, черноокая красавица Бюльгуль. Она считала себя самой красивой на свете.

- Мне ничего не стоит стать невестой Егора, ведь я умна, а главное, красива. Что мне остальные принцессы да королевны! Я их всех затмю своей красотой! - сказала девушка отцу.

Султан Бехтибей и сам мечтал породниться с Благолюбом и Марфой. В знак своего хорошего  отношения, он даже подарил царевичу коня из своего табуна, древней ахалтекинской породы. Тот мог и по земле скакать, и по небу летать. Никогда не уставал и вернее его никого на свете не было.

Султан Бехтибей любил свою дочь пуще жизни своей, ибо она была единственным украшением его жизни. Мать Бюльгуль, Роксана, ушла в мир иной, дав ей жизнь. Он приказал сшить для дочери  самое лучшее платье, не жалея ни золота, ни парчи, ни камней драгоценных. Мастерицы постаралались на славу!

А как наступил срок, так отправился вместе с ней, оставив управлять царством своего умного и справедливого визиря Мурдаслима. Не мог султан без дочки и часа просидеть.

Когда они прибыли во дворец, то встретили там почти всех невест соседних государств. Были там: и совсем девочки, и уже зрелые женщины. Длинноносые или  с бородавками, коротышки или великанши, с кривыми зубами или хрюкающие как поросята, косящие на левый или правый глаз.

Когда вошла Бюльгуль, все тут же притихли. Она и впрямь была красивее всех, чем тут же вызвала зависть. Остальные невесты, придя в себя, делали вид, что её просто не существует. Но это никак не огорчало дочь султана Бехтибея. Когда появился царевич, музыка стихла, а невесты принялись говорить ему всякие приятности. Но он ни  на кого не обращал внимания. Царевич, поравнявшись с Бюльгуль, даже не посмотрев на неё, прошёл мимо.

Увидев неудачу, постигшую дочь султана Бехтибея, все остальные невесты очень обрадовались. Мол, нечего нос задирать. Султан Бехтибей аж затрясся от негодования. Как же это, не обратить внимания на такую красоту?! Но Бюльгуль и бровью не повела.

- Погоди отец, ещё не всё потеряно, - хитро улыбнувшись, сказала она и вышла, с высоко поднятой головой, вслед за принцем.

Царь с царицей, увидев это, вновь стали надеяться. Благолюб передал через слугу приглашение султану присоединиться к ним за пиршественным столом. Бехтибей  довольно потирал руки. Он уже видел Бюльгуль на троне, рядом с Егором. О, если бы царевич проявил тогда благоразумие... Но он поступил как всегда - наперекор здравому смыслу.

Бюльгуль настигла царевича в саду. Он сидел в беседке, обвитой виноградной лозой, и смотрел на звёздное небо. Девушка тихонько подошла к нему и встала за его спиной. Царевич даже не заметил этого. Тогда дочка султана Бехтибея закашляла. Царевич, словно очнувшись ото сна, повернулся к ней и равнодушно спросил:

- Вам чего-то нужно от меня?

Внутри Бюльгуль всё закипело, но она сдержала свой гнев.

- Вот, решила немного прогуляться на свежем воздухе, а то во дворце так душно, да и очень шумно, - спокойно ответила она.

Царевич, выслушав, снова отвернулся. У девушки аж дыханье спёрло от негодования!

"Да кто ты такой, чтобы так поступать со мной, с первой в мире красавицей?" - так и хотела сказать она, но вновь смолчала.

- Царевич, Вы не будете против, если я сяду рядом с Вами? Мне очень, с раннего детства ещё, нравится звёздное небо, призрачный свет Луны и пение цикад, - тихо произнесла она.

Егор, даже не обернувшись, ответил:

- Пожалуйста, я всё равно уже уходить собирался.

Затем встал и, не обращая никакого внимания на неё, ушёл во дворец. Тут уж никакого терпения не осталось у Бюльгуль. Девушка сначала громко крикнула, затем пнула, ни в чём не повинную, скамейку.

"Ну уж нет, этого я тебе никогда не прощу! Трепещи же, ибо месть моя будет ужасна!" - подумала она и быстро пошла вслед за царевичем.

Увидев, что Егор вернулся один, Марфа почуяла недоброе. А когда к ним подбежала вся в пунцовых пятнах Бюльгуль, всё поняла. Султан Бехтибей, отвлёкшись от умного разговора с Благолюбом, тут же спросил:

- Доченька, что случилось?

На что Бюльгуль, негодующе посмотрев на родителей царевича, произнесла:

- Папа, мы сейчас же покидаем эту столь негостеприимную страну!

- Но доченька...- хотел сказать султан, но Бюльгуль не дала.

- Отец, царевич оскорбил меня! - воскликнула она.

А затем поведала совсем не то, что было на самом деле.

С её слов получалось следующее.

Когда она вышла в сад, то царевич тут же набросился на неё и стал целовать в губы. Бюльгуль пыталась вырваться и объяснить, что так поступают лишь дикие люди. Ведь они совсем не знакомы. Но не тут-то было! Царевич вдруг громко рассмеялся и повалил несчастную на землю. Бюльгуль закричала, но он зажал ей рот, пригрозив, что побьёт. Потом хотел стащить с неё платье, да, на её счастье,  появились люди. Царевич вскочил и убежал во дворец. А бедная Бюльгуль, немного поплакав, решила всё поведать отцу.

Благолюб и Марфа слушали, не веря ушам своим! Они-то сразу поняли, что врёт девушка! Но вот султан Бехтибей решил по-другому!

- Вот, значит, какое ваше знаменитое гостеприимство! - вдруг воскликнул он, вскакивая со стула, - мы сейчас же покидаем тридевятое царство!

- Султан, но послушайте... - начал было Благолюб.

Но Бехтибей уже направлялся вслед за дочкой на улицу. Тогда Марфа решила пойти за ними и всё объяснить. Когда она вышла, то султан с дочкой уже садились в карету.

- Постойте, произошла ошибка - наш сын так поступить не мог, - сказала она.

- Я верю своей дочери! А Вы, царица, просто сынка своего непутёвого выгораживаете! - гневно крикнул Бехтибей.

Первый раз в жизни у Марфы не вышло сдобрить людей. Она, проводив карету глазами до поворота, опечаленная вернулась к Благолюбу.

- Он даже и слушать меня не стал, - тихо сказала она.

А невесты, воспрянув духом, стали веселиться пуще прежнего. Вино рекой лилось, повсюду раздавался весёлый смех.

"Не вышло стать невестами царевича, так хоть повеселимся от души", - как будто бы хором решили гостьи.

Когда на следующий день все гости покинули дворец, царь с царицею подробно обо всём расспросили сына.

- Ну, я же говорила тебе, что дочь Бехтибея лгунья, - сказала царица Благолюбу.

- А я ведь и не сомневался, - вторил ей царь.

- Надеюсь, Бюльгуль успокоится и расскажет отцу всю правду, - произнесла царица.

- Будем надеяться.. - вторил ей царь.

Но... вернувшись домой, султан Бехтибей, науськиваемый дочкой, объявил тридевятому царству войну.

       

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 09.02.2014 22:15
Сообщение №: 19805
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Царь Егор аж поёжился от этих воспоминаний. Кто знает, обрати он тогда внимание на эту вертихвостку, то, быть может, и не было бы невзгод, которые, словно снежный ком, навалились на тридевятое царство. Одно точно - царь Благолюб и царица Марфа не оставили бы царевича круглым сиротой.


Султан Бехтибей был не совсем обычный человек. Некоторые поговаривали, что он самый настоящий джинн. Никто никогда не видел султана в ином, не человеческом, обличье, поэтому не спешили верить.  Только его дочь Бюльгуль знала всю страшную правду, но Бехтибей потребовал от неё поклясться жизнью, что она никогда никому ничего не расскажет.


Матерью султана была обычная женщина, Айгуль, дочь сапожника и ткачихи. Она отличалась от своих сестёр, да и от остальных девушек деревни,  чарующей красотой и пылким умом. Чёрные брови прикрывали  ясные голубые глаза, которые как будто бы пронизывали человека насквозь. Люди Айгуль всегда только правду из-за этого рассказывали. Чувственные янтарные губы притягивали своей желанностью. Алые щёки были признаком полнокровия, а значит, и крепкого здоровья. Чуть  вздёрнутый носик делал её ещё привлекательней. Айгуль могла поддержать любую беседу и к ней часто обращались за советами. Всё, за что бы она не взялась, спорилось в её руках.

Вскоре слух о чудо-девице докатился и до дворца повелителя Багдибардии султана Ахалтая. Ему в то время исполнилось уже семнадцать лет, что для тех мест означало уже возраст мужчины. К несчастью, его родителей забрала чума, когда мальчику было только восемь лет. И Багдибардией, до вступления в зрелость принца,  управлял мудрый визирь Бахтияр. Он искренне любил несчастного сироту и ни в чём ему не отказывал. Но из Ахалтая вырос достойный повелитель, а не избалованное дитя. С принцем постоянно занимались мудрейшие из мудрейших, обучая его правильному управлению, военному делу  и другим наукам.

Стройный, как кипарис; высокий, как гора; широкоплечий, как житель пустынь, славный арганак; сильный, как бык; храбрый, как лев; ловкий, как пантера и  быстрый, как лань. На мир смотрел большими, цвета изумруда, глазами. А его кудрявым оливковым волосам могла позавидовать любая красавица. Девушки придворные с него просто глаз не спускали. Каждая пыталась сделать ему приятное, в надежде стать невестой. Но, к их полному недоумению, Ахалтай не спешил жениться.

Бахтияра это тоже расстраивало. Сколько бы он не говорил султану  о том, что пора бы и  пожениться, всё бестолку. Ахалтай мечтал сделать всех людей в Багдибардии счастливыми. Он мог часами терпеливо выслушивать просителей, обещая подробнейшим образом во всём разобраться. Причём никогда не обижал тех, кто был ниже его и беднее.

- Мальчик мой, - говорил Бахтияр, - для мужчины нет ничего важнее, чем честь, доблесть, крепкая семья, любящая жена и здоровые дети. Ты не сможешь сделать всех счастливыми, ибо для этого тебе придётся и бедных, и богатых, уровнять между собой. Только время зря потеряешь, а оно на вес золото.  Люди будут счастливы, если ими правит достойный,  сильный и умный повелитель, рядом с которым восседает красивая жена, а вокруг резвятся его потомки.

Но Ахалтая было трудно переубедить. И бедный Бахтияр впал в отчаяние. На его счастье, именно тогда и пришли во дворец слухи о прекрасной Айгуль. Ахалтаю, почему-то, очень захотелось её увидеть.

- Мой добрый визирь, ты для меня как второй отец и я буду тебе всю жизнь обязан за твою доброту. Уж прости меня, что не внимал до сих пор мудрым речам, - сказал он Бахтияру.

- Мальчик мой, да разве я могу на тебя обижаться. Ведь  дороже, чем ты, у меня никого нет, - ответил визирь, вытирая слезу.

- Я решил отправиться в деревню Барди, где,  по словам людей, живёт распрекрасная Айгуль. Сам не пойму отчего мне так хочется её увидеть, - сказал принц.

Бахтияр на него посмотрел радостно и воскликнул:

- Неужели свершилось чудо! Мальчик мой, я счастлив!

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 11.02.2014 00:51
Сообщение №: 20338
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

На следующее утро, попрощавшись с визирем, Ахалтай, в сопровождении внука визиря и своего лучшего друга Бехтая с пятью воинами, отправился в деревню Барди. Путь был не короток - Айгуль жила у самых Восточных Гор, где, по словам мудрецов, жили могущественные драконы.

Ахалтаю предстояло провести верхом почти две недели, но ни он сам, ни его спутники не унывали. Ведь куда приятней мчаться наперегонки с ветром, чем умирать от скуки, сидя во дворце, выслушивая глупую лесть завистников. Да и приключения всякие случится могли, а какой мужчина не мечтает совершить какой-нибудь подвиг.

На счастье путешественников, погода выдалась солнечной. Они стремительно продвигались вперёд, пока не подошли к знаменитой Варглайской Пустыне.

Не каждый смельчак бы отважился в одиночку преодолеть её. Поговаривали, что в самом центре Варглайской Пустыни стоял чудо-дворец, посреди дивного оазиса. Путники, попав туда, получали и кров, и еду, и ночлег. Но никто ещё не вышел оттуда живым. Говорили, что живут в этом дворце могущественнейшие джинны и Варглайская Пустыня их государство. А правил  ими самый злобный из них - Аллой.

Древние поведали, что когда-то, на месте Варглайской Пустыни, было дивное сказочное Море Дэв. Оно таило в себе тысячу тысяч волшебных тайн, что открывались лишь смелым духом и чистым помыслами. Но однажды на берегу Моря Дэв появился чужестранец и попросил открыть самую страшную тайну - в чём смысл жизни? Но Хранители ничего ему не ответили, ибо почувствовали его злое сердце. Тогда незнакомец рассвирепел и Море Дэв в одночасье превратилось в бескрайнюю пустыню. Это и был сам Аллой. Он ненавидел всё живое, особенно ему были не по нраву люди. Он считал их чудовищной ошибкой мироздания.

Аллой отправился в центр Варглайской Пустыни и создал дивный оазис. Там росли и финиковые пальмы, и кокосовые, посредине притягивало прохладой небольшое озеро, пели птицы неведомой красоты. Путник, попав в оазис, радовался освобождению от невыносимого жара пустыни. О, если бы он знал, что больше никогда не увидит белого света, став покорным рабом злого джинна. Аллой призвал к себе всех своих сородичей и предложил им защиту, взамен их преданности. Прибывшие джинны, признав, что он могущественнее всех них, провозгласили его своим повелителем. Несчастные смертные, ставшие рабами Аллоя, построили ему дворец. Рабов джинна прозвали варглаями, что значит, бездушные.

Когда Ахалтай со спутниками добрался до Варглайской Пустыни, то над Поднебесным Миром опустилась звёздная ночь и стало очень холодно. Так уж устроены эти пустыни, утром знойно, днём - ужасно жарко, вечером прохладно, а после полуночи - зуб на зуб не попадает. Ахалтай предложил разбить лагерь и разжечь костры, чтобы перекусить и согреться. Вскоре всё было сделано и довольные путешественники, попивая сладкий щербет, рассказывали друг другу всякие истории. Лишь Ахалтай не принимал участия в этом. Телом он был с ними, а вот душа его уже давно вперёд улетела. Случилось чудо - ещё не видя Айгуль, принц полюбил её всем своим сердцем. Он смотрел на звёзды и не видел их.

Вскоре все утомились и улеглись спать. Сон не шёл к Ахалтаю и он решил не спать всю ночь, охраняя своих спутников. Ахалтай сел у костра, достал из седельной сумки лютню и, нежно коснувшись её струн, тихо, но задушевно, запел:

Тебя ещё не видел я в глаза,

Но сердце ты забрала у меня.

Мне не страшны ни буря, ни гроза,

Горю в жаре любовного огня.

Молю, скорее сжался надо мной,

Клянусь, что буду вечно я твоим.

О стань, прошу, тот час  моей женой,

Нам будет, верь мне, хорошо двоим.

Низвергну целый мир к ногам твоим,

Достойна ты  богиней Солнца стать.

Прислушайся к словам, молю,  моим,

В них правда вся, не елейная падь.

Так незаметно прошло полночи и принц вдруг сильно захотел спать. Он собрался  было разбудить кого-нибудь, чтобы сменили его, да не смог. Его тело налилось ужасной тяжестью, а глаза сами собой слиплись и вскоре султан  крепко спал.

А во сне к нему явилась черноглазая красавица и дивным голосом стала петь величальные песни. Султан был околдован ею. Он позабыл не только о прекрасной Айгуль, ибо его сердце теперь принадлежало  видению , но и про всё на свете. А красавица всё пела и пела ему, не смолкая ни на минуту. Вскоре султан  позабыл и имя своё.

Когда утром спутники проснулись, то его и след простыл. Костёр совсем потух, а по песку были разбросаны вещи Ахалтая. Конь же принца лежал бездыханный. Старший из соратников Ахалтая, сын племянницы Бахтияра, Бехтай, послал в Багдибардию троих людей, дабы они передали, что султан  бесследно пропал. А сам, с оставшимися пятью спутниками, решил перевернуть Варглайскую Пустыню вверх дном, но найти своего друга и повелителя. Когда посланники в отчий край удалились, Бехтай приказал всем остальным собираться в дорогу и вскоре скакал впереди на своём гнедом коне.

Незнакомка, что околдовала несчастного принца, была никто иная, как любимая дочка самого Аллоя, Берма.  Это он приказал ей доставить Ахалтая к нему во дворец, дабы, приняв его обличье, самому отправиться в Барди. Красавица Айгуль разбудила в нём неземную страсть и он сильно возжелал её. Но являться перед ней в своём естественном обличье он не мог, ибо в Барди жила старая колдунья, которая сразу бы выдала его. Когда Берма доставила к нему Ахалтая, то Аллой тут же превратился в султана. А потом приказал рабам своим запереть  его  в самой глубокой темнице дворца, дабы тот там сгинул безвозвратно. Когда несчастного пленника увели, он сказал своей дочери:

- Ты постаралась на славу, девочка. Не зря же я тебя люблю больше всех. А теперь ты поможешь мне поскорее захватить Айгуль.

Берма с негодованием на него посмотрела. Да, Аллой был её родным отцом, но она любила его всем сердцем и не хотела, чтобы кто-нибудь другой занял её место.

- Отец, зачем тебе эта смертная? Разве во дворце мало красавиц?  - спросила Берма.

 Аллой, схватив её больно за руку, воскликнул:

- Знай своё место, негодная!  Не тебе мне указывать! Видно, рано я похвалил тебя!

Берма хотела заплакать от боли, но сдержалась.

- Прости меня, отец, - сказала она.

Аллой пристально на неё посмотрел и произнёс:

- Сейчас отправляйся в свои покои и подготовься к дальнему пути. Завтра утром отправляемся в Барди!

Когда она ушла, повелитель джиннов вызвал к себе своих самых кровожадных соплеменников.

- Вот что, вы живёте под моей защитой уже пятьсот лет и я пока ещё не требовал от вас доказательств преданности ко мне. Так вот, час расплаты настал. Приказываю вам уничтожить отряд, что идёт по Варглайской Пустыне в поисках этого смертного султана, - приказал он им.

- Повелитель, мы сделаем всё, что ты нам прикажешь! - хором ответили джинны.

- Тогда отправляйтесь сейчас же! Я хочу, чтобы они исчезли с лица земли до полуночи! - воскликнул Аллой и с такой злостью на них посмотрел, что они тут же бросились выполнять его приказ.

"Так, эти головорезы избавят меня от смертных. Да, я бы мог их превратить в рабов, да уж больно крепки они духом, да сердцем смелы. Таких лучше сразу уничтожать, чем потом опасаться нападения. Из них не выйдет бездушных.

Завтра утром, приняв обличье смертного принца, я с Бармой отправлюсь в Барди.  Думаю, что заполучить Айгуль будет легко. Ох, и позабавлюсь же я с ней! А потом рабыней сделаю, навечно", - размышлял он, смотря куда-то вдаль.

Тем временем Ахалтай лежал на полу самой глубокой темницы, ничего не чувствуя, даже ледяного холода. Он находился между явью и сном, желая увидеть вновь ту незнакомку, что так смогла околдовать его. Если бы принц знал, какое коварство замыслил Аллой! Да и спутникам его угрожает смертельная опасность, от которой нет спасения. Ведь джинны бессмертны, повелевают всеми стихиями и способны превратить человека во всё, что угодно или свести с ума наваждениями. Но ничего этого несчастный принц не знал. Его жизнь держалась на тонюсеньком волоске. Только чудо могло спасти Ахалтая от неминуемой гибели.

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 11.02.2014 17:57
Сообщение №: 20500
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Наступило утро и Аллой с Бермой, в сопровождении шести джиннов, отправились в Барди.

Дочка повелителя Варглайской пустыни была недовольна тем, что отец даже и слушать не стал её. Но ничего поделать не могла.

Берма прекрасно знала, что бывает с теми, кто идёт против слова повелителя джиннов. Он просто подвергал их самой мучительной пытке, а потом развевал по ветру. Видя, что его дочь едет вся притихшая, Аллой, сотворив улыбку, сказал:

- Я прекрасно знаю о твоей любви ко мне, Берма. Но ты, как и я, бессмертна. А значит, наберись терпения, и жди своего часа. Не забывай, что я не только отец тебе, но и повелитель.

- Я всё поняла, отец. Больше ни разу не вызову твоего неудовольствия и буду беспрекословно выполнять все приказы, - не смотря ему в глаза, сказала та.

Аллой был весь в предвкушении быстрой наживы и даже не заметил этого. А Берма затаила на него обиду.

Да, она была старшей и самой любимой дочерью повелителя джиннов. Коварнее, хитрее и кровожаднее её не было во всей Варглайской Пустыни. Все остальные сёстры, да и джинны, побаивались находиться с ней наедине. Да Берме и не нужно было общение. Она жаждала власти, причём не только над джиннами, но и над всей Вселенной. Сблизившись с отцом, Берма уничтожилы бы его. Став повелительницей джиннов, она бы приказала им пойти к людям и объявить, что если они не признают её своей царицей, то исчезнут с лица Земли. Берма была, почему-то, уверена, что человечество испугается и согласится на всё, что угодно. А найдя Алмаз Вселенной, она стала бы единственной правительницей. Аллой, сам того не ведая, воспитал свою погибель.

Тем временем, Бехтай со спутниками скакал по Варглайской Пустыне в поисках пропавшего принца. Он был уверен, что обязательно найдёт его, ибо был предан ему всем телом и душой. Они ведь с самого раннего детства вместе, не раз уже выручали друг друга.


Наступил полдень и над Варглайской Пустыней нависла ужасная жара. Кони всё чаще останавливались и всадникам приходилось их поить, отказывая себе. Прошло ещё три часа - жара стала просто невыносимой. Казалось, что положи на песок сырое яйцо, так оно не только вкрутую сварится, но и испариться вполне может. Кони страдали больше всего - ведь копыта-то открытые. Всадники обмотали их в несколько рядов тряпками, дабы ослабить боль от раскалённого песка. Сами же еле сидели в сёдлах. В голове их  была одна только мысль - о воде. Бехтай, превозмогая боль от всепроникающего жара Солнца, почти умирая от жажды, продолжал ехать  вперёд. А все остальные, видя его пример, встряхивались и догоняли внука визиря.

Бехтай понимал, что  люди выдохлись, но останавливаться было равносильно погибели. Он молил всех своих  богов, чтобы они даровали силу и сниспослали живительную влагу с прохладой. Но они были немы к его мольбам.

Вдруг, словно видение, насланное шутником-магом, перед ними возник караван. Двадцать "кораблей пустыни", до отказа нагруженные всякими товарами, спокойным величественным шагом шли по раскалённому песку. Заметив Бехтая и спутников, караванщик, что ехал на первом белом верблюде, дал знак каравану остановиться.

- О, господин мой, да не оставит тебя без любви своей Создатель всего сущего на Земле, позволь мне, недостойному, предложить тебе  и твоим людям чистейшей как слеза воды и изыскнаннейших, достойных Сулеймана ибн Давида, блюд, - произнёс он.

Бехтай, занятый своими мыслями, не услышал эти слова. Караванщик, приняв его молчание за признак усталости, приказал слугам помочь опуститься ему на землю  со спутниками, а затем расстелить ковры и выложить на них всё, чего сам Сулейман ибн Давид достоин.

- О, господин мой, да будут благословенны дела твои, нельзя ли мне, смиреннейшему из смиреннейших, узнать, куда вы путь держите? - заискивающе спросил караванщик.

Бехтай, одурманенный золотым вином, рассказал ему всё, как есть. В одночасье всё: и караван, и ковры, и люди - исчезло. Бехтай, протерев глаза, ещё раз осмотрел всё вокруг. Повсюду, куда не кинь взгляд, были каменные стены. А в воздухе витал запах гнили и сырости.

- Где это мы? - спросил Бехтай.

Но в ответ ему была тишина.

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 12.02.2014 12:10
Сообщение №: 20898
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Сколько времени прошло - никто из них не знал. Бехтай, очнувшись от забытья, осмотрелся более тщательно и вскоре понял, что они находятся в какой-то темнице. Повсюду стены были покрыты многовековым слоем плесени, а в воздухе витал ужасный запах. Много невинных пропало в темнице дворца. Бехтай приподнялся и посмотрел на своих спутников - они ещё не пришли в себя.

"Да, попали же мы в переделку. Интересно, кто это нас пленил? И за что? Несчастный Ахалтай теперь вряд помощи дождётся, ведь нас бросили в эту сырую и холодную темницу. Знать бы, кто сыграл такую злую шутк, дабы решить, как дать отпор. А повезёт, так выбраться наружу",- пронеслось у него в голове.

Бехтай встал и, подходя к каждому из своих спутников, привёл их в чувства.

- Что случилось? Где мы? Как сильно болит голова! А тело ломит, как будто его кто-то долго и жестоко истязал, - раздавались голоса очнувшихся.

Когда последний из них проснулся, Бехтай собрал всех около себя и произнёс:

- Крепитесь, друзья мои. Кто-то пленил нас и посадил в подземелье. Но отчаиваться не стоит, ведь мы и не из таких переделок  победителями выходили. Сейчас для нас главное - сохранять спокойствие и копить силы для побега. Подождём немного, может быть придут наши стражники. Вот тогда и решим, как поступить. А пока лежите тихо.

Соратники внука визиря не стали спорить, ибо испытывали к нему недюжее доверие. А сам Бехтай закрыл глаза и прочитал шёпотом заклинание, которому научился от придворного чародея Максуда Лысого:

- Сон не сон, явь  не явь. Хочешь спи, хочешь правь.

Тут же глаза его закрылись, но он не заснул, как все обычные люди. Его тело осталось в темнице, а душа полетела сквозь стены, в поисках спасительного выхода.

По пути ему встречались призраки замученных. Бехтай спросил у них о выходе, но те лишь непрестанно жаловались на судьбу  свою. Не добившись ответа, он летел дальше. Пока не услышал очень знакомый голос:

- Ну где же ты, красавица? Приди ко мне, солнцеликая, ведь я полюбил тебя всем сердцем! На всё готов, лишь бы ты со мною была!

Подлетев поближе, Бехтай, к своей великой радости, узрел Ахалтая. Несчастный султан  лежал на хладном полу с закрытыми крепко глазами и бредил. Тогда внук визиря решил проникнуть в сны Ахалтая, дабы привести  в чувства. Ведь Берма, околдовав его, наслала и всепожирающее проклятье истомы. Любой, на кого оно будет наслано, высохнет от страсти. Бехтай вспомнил слова Максуда:

- Мальчик мой, чтобы проникнуть в сон человека не надо усыплять его. Просто посмотри пристально в глаза к нему и скажи: "глаза в глаза, душа к душе" А если он уже спит, то  обхвати руками его голову и войди в сон.

Внук визиря лёгким ветерком  окутал принца и вскоре Ахалтай увидел дивный сон.

В сказочном оазисе пели сладкоголосые птицы с пышным розово-зелёным оперением. По земле ходил павлин с распущенным хвостом и гордо квохтал. На деревьях сидели невиданные звери, чем-то похожие на маленьких детей, и поедали бананы. Ахалтай возлежал на домотканом ковре, посреди высокой травы, и наслаждался дивным, чуть терпким, вином. Его подавала ему в большом серебряном кубке прекрасная служанка. Ахалтай не мог отвести от неё глаз.

- Кто ты, красавица? - спросил он её.

Служанка, проведя своей рукой по его голове, ответила:

- Ты не узнал меня, мой повелитель, я Айгуль, к которой ты так стремился.

Ахалтай, пристально посмотрев на неё, воскликнул:

- Нет, красавица, ты что-то путаешь! Я никогда даже не слышал о тебе!

Служанка вознесла руки к небу и воскликнула:

- О, Боги, он не помнит меня! Зачем мне такая жизнь, если в ней не будет того, о ком поёт моё сердце!

Ахалтай, услышав такие слова, задумался:

"А ведь она права. Я смутно припоминаю, что что-то слышадл про неё. Но могу поклясться чем угодно, что никогда не видел!"

Айгуль, видя сомнение на лице принца, прилегла рядом с ним и произнесла, глядя ему прямо в глаза:

- Мой повелитель, я та самая, что живёт в деревне Барди, около Самых Восточных гор - вотчины древних и мудрых Драконов. Люди говорят, что красивей и искусней меня нет никого, хоть весь свет белый обойди.

Ахалтай вновь на неё посмотрел, более пристальней. А затем воскликнул:

- Я всё вспомнил! О тебе мне дервиши, что гостили во дворце, поведали. Я решил, во что бы то ни стало, найти тебя и сделать своей царицей. Со мною ещё верный Бехтай со спутниками был.

Потом, ударив себя по голове, он воскликнул:

- А где же они?!

Видя, что его повелитель пришёл в себя, Бехтай быстро вернулся в своё тело. А Ахалтай, очнувшись от заклятья, осмотрелся вокруг себя.

"Вот так история! Сначала ехал в Барди, чтобы красавицу Айгуль сосватать. Потом сон сморил и наваждение пришло в виде прекрасной незнакомки. Стоп! А как тогда я здесь очутился? А не колдовство ли это чёрное? Ведь даже об Айгуль позабыл!" - пронеслось у него в голове.   

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 12.02.2014 21:16
Сообщение №: 21071
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Только окончательно опомнившись, почувствовал несчастный принц лютый холод, что царил вокруг. Такой, что вскоре зуб на зуб не попадал.

"Э, так дело не пойдёт! - подумал он, - Как же я, султан Багдибардии, в чьих жилах течёт кровь благородного Ибиншейха, что покорил Небесного Дэва, и заставил его служить на благо людей, могу вот так, по-глупому, сгинуть неизвестно где? Неужели, пройдя через столько, не менее загадочных и опасных, приключений, не смогу найти и на этот раз выход? Всё, Ахалтай, успокойся, вздохни полной грудью и, хорошенько разогревшись, загляни в себя и всё тщательно обдумай"

Принц вскочил и принялся, похлопывая себя по телу руками, прыгать на одном месте. Потом, осмотревшись вокруг, дабы не поранится обо что-то невидимое в темноте(глаза его уже к ней настолько привыкли, что повелитель Багдибардии стал видеть, словно кошка), быстро пробежался по своей клети, потом сделал тридцать присяданий и вскоре почувствовал, как приятное тепло растекается по его измученному телу.

"Так, вот я и согрелся. А теперь надо всё хорошенько вспомнить. Итак, где я и почему здесь оказался? - подумал он,  снова оглядевшись вокруг и,  потрогав плесень на стенах, кое-что понял, - если верить тому, чему меня учил старый Максуд, то я нахожусь очень глубоко под землёй. А раз здесь так страшно холодно(а ведь нам известно, что чем ближе к центру Земли, тем горячее), то темница моя находится в Варглайской Пустыне, под многопудовым слоем песка. Значит, я нахожусь в легендарном дворце повелителя джиннов Аллоя. Так, час от часу нелегче... Ведь отсюда никто ещё живым не уходил... Но не стоит унывать - ведь я могу стать тем самым исключением из правил! Так, где я - разобрались. Теперь, почему? Последнее, что я помню, это ужасную усталость, что свалила меня с ног. Потом пустота и ...

Постой! Та девушка... Кого-то она мне напомнила... Нет, не может быть! А если.. Берма - проклятая обманщица! Именно она соблазнила моего отца, отчего сильно занедужила моя мать. Это Берма, получив отпор от Максуда(сколько ему лет - никто не знает, даже он сам), который снял заклятие с султана Бураса, наслала на Багдибардию чуму. Мои несчастные родители умерли в одночасье, оставив меня круглым сиротой. Максуд попытался уничтожить Берму, но... Кровожадная ведьма расстаяла, словно туман.

Так значит это она явилась ко мне в сон и чуть не свела с ума! Ничего, на этот раз она далеко не уйдёт - приведу на аркане и отдам Максуду. Чародей совсем сдал - никак не может простить себя за смерть моих родичей. Но почему Берма так сделала? Это я узнаю только тогда, когда её голова будет сжата в моих руках... А пока... надо придумать, как мне отсюда выбраться...  Чую я, что беда Айгуль грозит ужасная!"

Ахалтай немного постоял, глубоко задумавшись, затем вновь попрыгал, ибо холод не отпускал.

"Так, меня заманила(для чего - неизвестно) коварная дочка повелителя джиннов Аллоя -  Берма. Искусство наваждений ей хорошо известно - не одного молодца со свету сжила.

А где тогда Бехтай с остальными? Я его с детства знаю  -  вернее человека не встречал. Он совсем близко. Могу поклястся, что недавно во сне видел его,  - думал принц, а слова любви так и лезли со всех потаённых уголков сознания, мешая думать,-

О, солнцеликая Айгуль! Как же я стремлюсь к тебе, дабы, заключив в объятия, приникнуть к губам и нежно поцеловать. Ты моя судьба и ради тебя   на всё готов!"

Так прошло некоторое время, сколько точно, султан не знал, ведь ни один лучик солнца сюда не попадал. Холод вновь стал незаметно к нему подкрадываться.

"Надо срочно искать выход, а то я вскоре в ледышку превращусь",- подумал Ахалтай.

Он стал простукивать стены в поисках слабой кладки, чтобы разбив её, сделать себе лаз для побега. Так прошло ещё некоторое время, за которое принц, не отрываясь, просмотрел три из четырёх. Когда он уже совсем отчаялся найти слабое место, стена вдруг поддалась и рухнула. Переждав немного, Ахалтай, разгребя завал, оказался в соседней клети. Там от тоже стал простукивать стены и, таким образом перемещаясь, наконец-то достиг той, где обнаружил Бехтая и остальных соратников. Султан  подошёл к своему другу и легонько потряс его.

- О, мой повелитель, - прошептал тот.

- Бехтай, а ты как здесь очутился, дружище? - спросил его принц.

После того, как тот всё рассказал, он воскликнул:

- Всё это проделки джиннов! Ох, и доберусь же я до них - пожалеют о том, что живут коварством!

- Мой повелитель, но что ты сделаешь им? Они же могущественные маги и, при этом, бессмертны? - тихо спросил внук визиря.

Ахалтай, наклонившись к его уху, прошептал:

- Есть то, отчего джинны побегут, как от огня. Об этом мне старик Максуд поведал.

Есть долина между Самых Восточных Гор, там, охраняемая недремлющим оком Сампи - самого древнего из Драконов, растёт Шайтан-трава. Когда она цветёт - всё вокруг вымирает, уж очень ужасный и ядовитый у неё аромат. Если собрать волшебный нектар и прыснуть его на джинна, то он, как ошпаренный, замечется на одном месте и превратится в камень

- А как же мы туда доберёмся, мой повелитель? Нам надо ещё отсюда выбраться, - произнёс Бехтай.

Ахалтай посмотрел на друга пристально и в глазах его заиграли весёлые искорки:

- Друг мой, стены темницы настолько дряхлы, что мы выберемся отсюда очень скоро. Надо только решить, что сделаем, если встретим джиннов.

Бехтай тоже улыбнулся и сказал:

- В таком случае, бужу остальных и идём к спасению. Только вот, в каком направлении двигаться?

Ахалтай, почесав затылок, ответил:

- Мне кажется, что надо идти на восток. Во всяком случае, мы вернёмся назад, если вдруг ошибёмся.

Прошло некоторое время и, ошибившись дважды, Ахалтай со спутниками вдруг отчётливо услышал голоса, говорившие на незнакомом языке.

- Они говорят, что, пора кончать со смертными. Скоро повелитель Аллой с новой рабыней вернётся, а он не любит, когда его приказы не выполняются, - пояснил тихо Бехтай.

- Вот что, затаимся и дождёмся джиннов, а потом все вместе набросимся на них, - прошептал Ахалтай и все с ним согласились.

Когда, не ожидавшие нападения  стражники, были повалены на пол темницы, султан схватил одного из них за шею и спросил:

- Куда исчез Аллой?

- Он поехал в Барди за смертной, по имени Аллой, приняв твой  облик, - прошипел джинн.

- Вот негодяй! Ну, ничего, и до него доберусь! - воскликнул Ахалтай.

Джиннов крепко-накрепко связали. Они даже и не сопротивлялись, ибо чувствовали силу и добрые  сердца.

Тем временем красавица Айгуль сидела у себя дома и вышивала свадебный платок. На душе её было спокойно и радостно. Ей казалось, что вот-вот может произойти что-то необычайное. То, что она видела во сне...

Айгуль шла по пыльной дороге на рынок, как вдруг с небес раздался голос:

- Стой, смертная, и выслушай то, что с тобой будет!

Девушка от неожиданности остановилась, прислушиваясь:

- После того, как Солнце трижды обогнёт небосвод, а Луна четырежды подарит свой свет влюблённым, придёт к тебе тот, с кем навеки свяжешь ты судьбу свою. Так прими же этот дар с положенной благодарностью.

Айгуль, низко поклонившись на все четыре стороны, поблагодарила небесного посланца.

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 15.02.2014 12:08
Сообщение №: 22005
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Проснувшись, девушка, первым делом, побежала к своей старой бабушке Зухре и всё ей рассказала. Та, кому-то погрозив своим сморщенным кулачком, сказала:

- Девочка моя, не только Ангелы послания передают. Джинны, будь они трижды прокляты, на всё пойдут, лишь заполучить такую красавицу, как ты. Будь осторожна, внученька! Не уподобляйся тем несчастным, что сгинули, на горе отцам и матерям.

Но все мысли Айгуль были заняты предсказанием. Она светилась, как солнце.

- Я уверена, что это мог быть только Ангел, бабушка. Разве джинны говорят чудными, согревающими душу, голосами? Нет!

Видя, что внучка никак не может внять предупреждениям, Зухра, махнув рукой, произнесла:

- Что ж, милая, коль считаешь себя дюже знающей,то не буду спорить с тобой. Обожжёшься разок - впредь будешь вдумчивей. Не зря же мудрые говорили: "не тот умён, кто увидел свою ошибку, а тот, кто признал её и исправил. Только благодаря своим собственным промахам человек накапливает жизненный опыт. И лишь мудрейшие их мудрейших вообще не совершают ошибки, ибо перед ними открыто грядущее".

Поцеловав бабушку в щёчку, Айгуль, окрылённая любовью, побежала к себе в комнату и вновь взялась за вышивку свадебного платка. Благодаря радостной вести, девушка работала в два раза быстрее, а узор получался необычайной красоты.

По Млечному Пути, вдоль горящих, словно небесные  фонари, звёзд, на гнедом скакуне мчится прекрасный юноша с развевающимися на ветру Вселенной кудрявыми, оливкового цвета, волосами. На нём одет серебристый плащ, из-под которого выглядывает рукоять меча. Он смотрит куда-то вперёд глазами изумрудного цвета, взглянув в которые, влюбляешьсь раз и навека.

Закончив работу, девушка придирчиво всё осмотрела и, не найдя недочётов, побежала к бабушке. Когда Айгуль вошла в комнату Зухры, то там увидела старую колдунью Бресхву, которую все боялись.

- Не бойся меня, девонька, я с добром к тебе. Видела, что сам Аллой, повелитель джиннов, идёт к тебе, дабы наигравшись всласть, сделать бездушной рабыней, - произнесла она звонким, на удивление, голосом.

Айгуль не сводила с неё глаз, полных страха.

- Не бойся её, милая, мы с ней старые подруги и она ничего тебе ужасного не сделает, - послышался сзади голос Зухры.

Айгуль, немного успокоившись, спросила  Бресхву:

- А как мне уберечься от джиннов?

Колдунья крякнула и закашлялась:

- Многого ты хочешь, девушка, ничего не заплатив)))  Ладно уж, слушай. Как только Солнце растворит свой последний  лучик в нашем Тёплом Море, ты долго не жди, зайди в воду и омойся. А потом загадай любое желание, но только не произнося ни звука.

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 15.02.2014 15:18
Сообщение №: 22045
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

А Аллой с дочерью уже был неподалёку. Повелителю джиннов и в страшном сне не могло присниться, что старая колдунья за несколько верст почувствует его присутствие. Аллой искренне верил, что приняв облик султана  Багдибардии, он,безо всяких происшествий, доберётся до деревни Барди и пленит прекрасную Айгуль. Повелитель Варглайской Пустыни  совсем позабыл, что те, кто хоть раз столкнулись с джиннами, навсегда остаются с ними связаны.

Почти сто пятьдесят лет назад,  ещё совсем  молоденькую Бресхву,  старейшины деревни решили отдать Аллою в качестве жертвы,  из страха быть стёртыми с лица Земли. Родители несчастной так сильно её любили, что были готовы пойти на всё, дабы она избежала ужасной участи. Бресхва была их единственной радостью в жизни и надеждой на старость.

Девушка отличалась не только неописуемой красотой, острым умом и цепким взглядом, но и недюжей молодецкой  силой. Ни один необъезженный ахалтекинский конь, калечивший незадачливых всадников,  не мог сбросить её с себя. Многие завидовали ей, за глаза называя "ошибкой Создателя". Кое-кто очень побаивался, ведь Бресхва не прощала обид. А тот, кто  хоть раз испробовал её кулачка, надолго это запоминал. Были и такие, как например главный старейшина Мехти, что люто ненавидели, выискивая способ поскорее избавиться. Чем она насолила ему?

Старый увалень, возомнивший себя наместником Создателя на Земле, решил "осчастливить" Бресхву, сделав своей женой. У него уже было четыре наложницы, но уж очень красота девушки не давала ему покоя.
Мехти, в сопровождении жителей Барди, пришёл в её дом, преподнеся в качестве подарка мешок золотых монет. Он-то думал, что увидев такую  неописуемую щедрость, Бресхва тут же бросится к нему в объятия. Да не на ту напал! Мало того, что девушка при всех изрядно потаскала Мехти и за волосы, и за его куцую бородёнку. Так ещё и золото нищим раздала, которых было тогда в Барди великое множество. Ведь Мехти обложил всех жителей налогами, как будто бы он султан. Не каждому плата была по карману. Еле убежал тогда Мехти, затаив глубоко в своей чёрной душе обиду. А Бресхва продолжала жить, как раньше, на радость родителям. Она и не помышляла о замужестве, ибо ценила свободу превыше жизни. Родители надеялись, что дочка одумается и, выйдя за доброго молодца, подарит им внуков. Но Бресхва даже и слышать ничего не хотела.

Но не только Мехти был источников горя и боли жителей Барди.

Почти двести  лет назад повелитель Варглайской Пустыни, до смерти напугав тогдашнего главу старейшин, повелел каждый год преподносить в дар ему самую красивую девушку. А взамен обещал защиту и покровительство.

Мехти, вспомнив об этом, очень обрадовался и тут же провозгласил Бресхву невестой повелителя джиннов. Многие восторженно приняли это известие.

"Да,  - думали они,  - нам жалко девушку, но она сама виновата. А у нас  дочки-красавицы растут. Уж пусть лучше её заберёт ужасный Аллой, чем их"

Приободрённый такой поддержкой, Мехти в тот же вечер направился в сопровождении старейшин к дому Бресхвы. Но сколько бы он не стучался в дверь - никто ему не открывал. Тогда он приказал взломать её. Когда всё было готово, ворвавшийся Мехти никого дома не обнаружил.

Дело в том, что были в Барди и хорошие люди, одна из них - жена сапожника Бадияра, Гулия. Когда-то Брасхва спасла её от разъярённого льва. Помня это, Гулия, узнав о решении Мехти, тут же поспешила предупредить девушку. И напуганные родители, собрав только самое необходимое, направились с дочкой в Самые Восточные Горы, где жила родная старшая сестра матери Бресхвы, Алтия, известная на всю Багдибардию заклинательница змей.

Разъярённый Мехти приказал всем тотчас же отправляться на поиски беглянки, а тем, кто откажется, грозился отобрать и дом, и животных. Только Гулия знала, где прячется Бресхва, но она была нема, как замок. А муж её вместе со всеми отправился на поиски. Ему было жаль девушку, но остаться без дома он боялся больше.

Тем временем Алтия, с радостью приняв родственников, прочла охранное заклинание. В тот же миг дом с садом был окружён змеями, которые, грозно шипя, ползали по земле.

- Теперь никто из этих глупцов не сунется! Мало того, что они меня боятся как огня, так и помощницы мои их не пропустят, - сказала она, когда всё было готово.

- Тётя, а это правда, что где-то здесь обитают Драконы? - спросила её Бресхва.

Алтия пристально на неё посмотрела своими изумрудными глазами-щёлками, и ответила:

- Девочка моя, это истинная правда. Но не все могут даже дойти до их логова, не то, чтобы увидеть. Только храбрые сердцем и чистые духом удостаиваются этой чести.

Бресхва любила свою тётушку, хоть та и не часто их навещала. Да и сама Алтия души в ней не чаяла. Когда Бресхва ещё только родилась, именно тётушка предсказала ей великое будущее. Но родители испугались за дочурку. Хватит им и одной заклинательницы. А Алтия тогда, покачав головой, сказала:

- Когда час пробьёт, Сила, что предназначена Бресхве, сама её призовёт!

Но время шло и ничего не происходило. И вот, когда опасность постучалась в двери, Сила впервые дала о себе знать.

Родители уснули и Бресхва, на цыпочках, прошла в комнату тётушки. Старая Алтия её ждала.

- Вот, моя девочка, то, о чём я говорила твоим родителям, начинает сбываться, - произнесла она и поведала племяннице о своём предсказании.

- Значит, я не такая, как все? - спросила её Бресхва.

- Да, милая, ты помечена Силой, и даже больше, чем я, - ответила ей Алтия.

Бресхва ненадолго задумалась, глядя куда-то в даль невидящим взором. А Алтия, погладив её по голове, продолжила:

- В нашем роду Сила передавалась из поколения в поколение. У твоей матери она тоже есть, но очень слабая. У меня посильнее, я могу не только заговаривать змей и других тварей, но и повелевать стихиями. Прабабка твоя была чревовещательницей, предсказывающей грядущее и знающей прошлое. Какая у тебя Сила, никому неизвестно. Но знай, что она тебя выбрала и вскоре призовёт к себе.

Они проговорили до самого утра. Утомлённая Алтия, что-то расказывая племяннице, внезапно замолчала. Когда обеспокоенная Бресхва подощла к ней, то тётушка уже мирно спала, похрапывая.

"Интересно, а какая мне сила откроется? - думала она, - вот бы летать научится, как птица. Или исцелять смертельно больных людей. Я давно подозревала, что чем-то сильно отличаюсь от остальных людей"

Бресхва и не заметила, как сама заснула. И привиделась ей страна Драконов.

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 16.02.2014 17:14
Сообщение №: 22429
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Бресхва бежала по высокой траве Великой Долины, что располагалась среди Самых Высоких Гор, и весело смеялась. А прямо над её головой, широко расправив могучие перепончатые крылья,   вытянув вперёд голову, летел сам повелитель Драконов - мудрый Сампи. Девушка ничуть не боялась его, ибо  их связывали  вечные узы родства.

Когда-то родоночальник её рода, бесстрашный воин Кахалтук, защищая Багдибардию от вероломных пустынников (порождений Тьмы, созданных джиннами), был  ранен в сердце отравленной стрелой. И Сампи, дабы спасти его, поделился с ним своим сердцем.

- Девочка моя, ты счастлива? - услышала Бресхва голос Дракона у себя в голове.
- Да, мой учитель, - так же мысленно ответила она.
- Я отведу тебя к твоему пращуру, бесстрашному Кахалтуку, - вновь произнёс Дракон, - и почувствовав удивление девушки, пояснил, - девочка моя, я ведь бессмертный. А значит, поделившись с ним сердцем, поделился и вечным существованием. Дабы не будоражить умы людей, Кахалтук предпочёл изгнание. Ведь несведующие в магии могли объявить его исчадием Шайтана. Он уже как пятьсот лет живёт в Великой Долине и обучает избранных военному искусству.
- А что меня ждёт, учитель? - немного помолчав, спросила Бресхва.
- Девочка моя, ты от рождения обладаешь силой. Пришло время разбудить её и научиться пользоваться ею, - ответил Сампи, ласково на неё посмотрев.
Бресхва была просто счастлива! Она всегда подозревала, что не такая, как все. Но никто не мог ей толком  объяснить, что с ней не так и почему. Сколько раз она допытывалась у матери об этом, но та лишь как-то испуганно на неё смотрела и, пряча глаза, отвечала:
- Тебе всё это только кажется, доченька. Ведь в детстве все мы не от мира сего.
Но Бресхва росла и вопросов становилось всё больше и больше.
Почему змеи и ящерицы, завидев её, старались подползти поближе и преданно смотрели, как будто бы ждали приказа. Люди, видя это, сильно пугались. Да и сама Бресхва, поначалу, тоже. Но со временем это даже стало ей нравиться.
Почему беснующиеся, при её прикосновении, тут же успокаивались, а у раненных на глазах затягивались раны. Ни один зверь не мог повредить Бресхве, она могла одним взглядом утихомирить разбушевавшегося быка. Что уж говорить об ахалтекинтских жеребцах - их девушка успокаивала ласковым словом.
И теперь, благодаря мудрому Сампи, Бресхва получит ответы на все свои вопросы! Девушка бежала за Драконом так быстро, что обычные люди её даже бы и не заметили, приняв за порыв ветра. Вскоре Бресхва увидела, что Сампи собрался опускаться на землю. На её мысленный вопрос он ответил:
- Девочка моя, уже совсем скоро мы будем на месте. Я уже передал Кахалтуку о том, что ты идёшь к нему.
- А почему ты опустился? - спросила она.
- Видишь ли, милая, твой пращур почему-то не очень любит, когда я, как он говорит: "сваливаюсь к нему прямо на голову". Поэтому и предпочитаю передвигаться по земле.
Через несколько минут перед взором Бресхвы предстал глиняный дом, покрытый соломой. Перед ним, оперевшись на меч, стоял могучий старик, в кольчуге. Он, увидев Сампи, улыбнулся, и произнёс:
- Привет тебе, старый друг! Чего-то давненько тебя не было, я даже скучать начал.
Мудрый Дракон, выпустив тоненькую струйку пламени, весело посмотрел на него и сказал:
- А нам ведь и не надо видется часто - ведь мы  как одно целое. Всё, что поисходит с тобой, я чувствую сердцем, так же, как и ты. Да и общаться мы мысленно можем. Так что никакие расстояния нам не помеха.
Кахалтук, потрепав Сампи по крылу, посмотрел на Бресхву и произнёс:
- А это и есть та самая моя родственница, на долю которой выпадет честь стать самой могущественной из волшебниц?
Услышав такое, девушка даже задержала дыхание.
"Вот это да! Я - волшебница! Такая же, как и моя тётушка!" - подумала она.
- Нет, девочка моя, Алтия всего лишь искуссная заклинательница. А тебе предстоит научиться большему. Но я знаю, что из тебя выйдет толк, - прочитав её мысли,произнёс Сампи.
- А когда начнутся занятия? - вслух спросила Бресхва.
- Какая она нетерпеливая, вижу себя в её годы. Помнишь, Сампи? - произнёс Кахалтук.
Мудрый Дракон лишь ласково посмотрел на него, затем взмахнув крылом, сказал Бресхве:
- У тебя будет достаточно времени для обучения. А сейчас спи и пусть тебе приснится самый дивный сон.

Проснувшись утром, девушка долго не могла прийти в себя. Только умывшись холодной водой, она постепенно начала воспринимать реальность.
"Это был сон или явь? Хотелось бы мне, чтобы всё было так, как в нём", - подумала девушка.
И тут же кто-то тихо произнёс:
- Девочка моя, я всего лишь показал путь. Мы ждём тебя.
Бресхва обернулась, но никого не было. Тогда она поняла, что голос был в самой её голове.
"Так значит, это был не совсем сон! Как я счастлива!" - пронеслось у неё в голове.
Девушка тут же побежала к тёте. Алтия как будто бы уже обо всём знала.
- Вот и свершилось, девочка моя! Я так за тебя счастлива! Теперь давай, позавтракай поплотнее, а затем помогу собраться в дорогу, - сказала она.
- А как же мои родители? - спросила Бресхва.
- Я вчера их напоила соком мака, так что они ещё не скоро проснуться. А как хватяться тебя, так я им всё и расскажу, не вдаваясь в подробности. Нечего им всего знать, - ответила Алтия.
Вскоре, поцеловав племянницу, она проводила её до еле заметной тропинки, теряющейся в горах.

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 18.02.2014 22:48
Сообщение №: 23193
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Сказка о непорядочном Вороне

В волшебном лесу, в самой его чаще, в дупле трёхсотлетнего дуба жил старый Ворон. Он был настолько стар, что  практически ничего не слышал. Да и видел только то, что было у него под самым носом. Из-за этого Ворон совсем не покидал своего дупла. Добрые лесные жители заботились о нём, не давая умереть голодной смертью. А он  давал всем мудрые советы, что не раз спасали от неминуемой беды.

Сколько лет было Ворону, никто не знал точно. Одни говорили, что он старше самого леса. Другие считали, что ему меньше, ровно настолько, насколько он выглядит.
Бывало, что из-за этого спора происходили даже драки. Правда потом никто никак не мог вспомнить, из-за  чего же это всё произошло. Если бы вы спросили у самого Ворона, то и он бы не смог дать точного ответа, сославшись на преклонный возраст.

Поговаривали, что мудрее него нет никого, хоть обойди весь белый свет. Ворон, прожив такую длинную жизнь, много где побывал.
В Волшебный Лес даже приходили министры, а иногда и сами правители близлижайших государств, дабы испросить у Ворона дельного совета. Он всех внимательно выслушивал и, если не засыпал, то помогал. Не раз его советы спасали тысячи жизней ни в чём неповинных людей - ведь их правители, послушавшись Ворона, решали все свои споры мирным путём. Прошло время и вещую птицу стали считать Самым Мудрым во всём Поднебесном Мире.
Но Ворону это было не нужно, ибо он не болел одной из самых опасных болезней - тщеславием. За что снискал ещё большее уважение.
Поговаривали даже, что звери решили его сделать царём Зверей, что сильно разгневало грозного Льва и  коварную Акулу. Только добродушный Михайло Потапович ничего не сказал.
Но Ворон и на этот раз отказался, ибо не болел второй опасной болезнью - гордыней. Так и жил себе в своём дупле, давая мудрые советы.

 Где бы ни был Ворон, он везде старался за всем внимательно наблюдать и подробно обо всём слушать,  дабы потом было что поведать желающим о чудесах, происходивших в мире. Многие настораживались при виде незнакомой птицы, неподвижно сидящей рядом на ветке дерева.
"А кто это? А вдруг он шпион и послан злым волшебником Каролем?" - думали они и настороженно на него смотрели.

Вы спросите, кто это? Неужели никогда не слышали про Затерянный Остров на самом краю Поднебесного Мира, где небо и земля соприкасаются так, что жители свободно ходят туда и обратно? Так вот, именно там, в своём мрачном дворце, окружённом со всех сторон глубоким рвом, наполненном змеями, и жил злой волшебник Кароль. Все, кто попадал туда, больше никогда не возвращались обратно. А сам  Кароль всё время был во дворце, потому что очень боялся за свою жизнь. Он ненавидел всё живое, ибо подозревал, что все, даже камни, из которого был построен дворец, желают ему смерти. Злой волшебник околдовал птиц и зверей Затерянного Острова, и несчастные создания были вынуждены наблюдать за всем, что происходило в Поднебесном Мире, тут же ему докладывая. А Кароль, всё внимательно выслушав, от удовольствия потирал руки, ибо считал себя верховным повелителем всего живого и неживого. Как все злые люди, он был очень одинок, но совсем не страдал от этого. Если ему вдруг становилось скучно, то он приказывал похитить кого-нибудь или заманивал к себе обманом. Затем, одурманив колдовским зельем, выспрашивал про то, про что никто сам никогда не скажет. А потом, наигравшись в волю, бросал в темницу, на верную погибель.

Жители Затерянного Острова очень боялись Кароля, но так же сильно и ненавидели его. Они мечтали, что появится рыцарь, о котором предсказал самый старый из мудрецов Поднебесного Мира Мудреус, и избавит их от злого волшебника.

Вы спросите, а почему они сами не могли, поборов страх, пойти и покончить с Каролем? Да потому, что верили всем сердцем в предсказание. Да и что бы они смогли сделать против бессмертного злодея. Да, трусы, причём такие, что не пожалеют никого, ради спасения своей жизни. А если бы рыцарь, попав во дворец Кароля, погиб, то жители бы сказали, мол, это не наш спаситель.

Злой волшебник прекрасно знал об этом и громко посмеивался над трусливыми жителями. Он верил в свою непобедимость. А что касается какого-то рыцаря, так того можно: купить или убить. Злой волшебник потерял всякую меру в своём коварстве и вскоре весь Поднебесный Мир безоговорочно признал его Самым Ужасным.

Любого, человек это или животное, кто молча наблюдал в сторонке, стали считать шпионом Кароля. И никто не мог из несчастных доказать свою невиновность, ибо люди были сильно напуганы. Страх вручал им в руки камни и безвинных ждала ужасная участь.

Однажды, волею случая, и Ворон оказался на Затерянном Острове. Ему только-только исполнилось сто лет и он чувствовал себя вполне здоровым и способным, если понадобиться, дать отпор любому злодею или спасти невинных от гибели. От своего мудрого учителя Филина,  Ворон с ранних перьев был наслышан о Затерянном Острове и беспощадном Кароле. Он и раньше хотел попасть туда, да всё как-то не получалось. Ведь  Ворон поставил перед собой задачу облететь весь Поднебесный Мир, от севера до юга, от запада до востока.
За пятьдесят лет он побывал и в Холодном Королевстве, где правила бессердечная Ледяная Ангелика, от одного взгляда которой превращаются в лёд сердца. И в Жаркой Экватрии, где по полгода не бывает дождей и объявляется перемирие между животными.

И вот, облетев Поднебесный Мир с севера на юг, он отправился покорять его с запада на восток.

Дорога на Затерянный Остров была не проста. Она проходила через Огненную Пустыню, где ни одна живая душа не могла и секунды выдержать, ибо даже сам воздух там превращался в пламя. Дальше нужно было миновать Горную Страну, где правил алчный до золота великан Погреимлиус. Он никого не пропускал без огромной дани. Потом, куда ни кинь глаз, простиралось Русаличье Море. Да, в нём водились эти, ни на кого не похожие жительницы волшебных вод. Кто-то из них своими песнями одурманивал моряков и их корабли гибли в пучине морской. Некоторые, а их было немного, похищали молодых девушек, чтобы, приняв их облик, жениться и пожить как смертные. И только дочери Морского Царя, Аделия и Кравдия, любили всё живое. Они и моряков спасали, и девушек возвращали. За что все остальные Русалки их ненавидели. Затем по пути была бескрайняя Каменная Пустыня, о которой вообще предпочитали помалкивать. И наконец, сразу же за ней, Затерянный Остров.

Ворон ничего не боялся, ибо прекрасно знал, что во  всём, что происходит с нами, плохое иль хорошее, есть только наша вина. Мудрый Филин поведал ему, что:
1. Только тот может миновать Огненную Пустыню, кто выпьет Напитка Времени. А добыть его можно было лишь в Пещере Сумрака, что появлялась только в лунные ночи. Благодаря напитку, Огненную Пустыню можно преодолеть...в одно мгновение. Но надо было пить его очень аккуратно, а то ... облетишь Поднебесный Мир и не попадёшь туда, куда хотел. Да и на обратный путь надо было оставить. Но войти в Пещеру Сумрака не так и просто, ибо её охраняет, старый как мир, Дракон, по имени Кардолиус. Он загадывает три  загадки и если ответишь на все правильно - напиток твой. Нет... пеняй на себя.

Ворону удалось всё отгадать, он даже удивился, почему так всё вышло легко. Наверное, из-за того, что он всегда и везде за всем внимательно наблюдает и всё слушает, мотая на ус. Кардолиус был ему очень благодарен! Оказывается, угадав все загадки, Ворон спас Дракона от многовекового заточения. Просто однажды Кардолиус решился пойти против воли Кароля, вот злой волшебник и заколдовал его. Семьсот лет длилось заточение...

Дракон поклялся в вечной дружбе Ворону и улетел в прекрасный Небесный Мир, к своей семье.

2. Погреимлиус алчен, но .. очень и очень глуп. Любая блестящая вещь для него - золото.

Ворон подарил великану серебряное зеркальце, ибо считал обман самым ужасным преступлением против Совести. Погреимлиус был просто счастлив! Ведь это было в первый раз, когда его не обманули... Великан тут же предложил Ворону быть своим советником и вещая птица обещала подумать. Не каждый же день предлагают такое, да и жаль ему было великана несчастного. Ведь он, как оказалось, был совсем безобидным. А зло творил его родной дядя.

3. Аделия и Кравдия лично знали Филина и Ворону оставалось только позвать их волшебной мелодией, сыгранной на чудо-флейте.

Самое сложное было - это найти волшебную флейту. Мудрый Филин совсем забыл сказать, что она была спрятана Морским Царём в ... теле огромной Рыбы-Меч. Но Ворон и здесь не растерялся. Он позвал Рыбу-Меч и просто, не таясь, попросил её, используя волшебные слова: пожалуйста, прошу, спасибо. Она так была удивлена тому, что какой-то маленький птенчик так с ней по-доброму, что прямо-таки "растаяла" от нахлынувших чувств,  и спокойно отдала. А Ворон вызвал дочерей Морского Царя и те, под недовольные взгляды Русалок и самого повелителя вод, переправили его на другой берег.

4. Каменную Пустыню мог преодолеть тот, кто... не верит в неё. Ибо она была обычным наваждением, где все кошмары принимали реальность.

Обещал себе Ворон не думать ни о чём, да не смог. Он пуще смерти с ранних перьев боялся мальчиков с рогатками, ибо один из них чуть не лишил его жизни. Как только он вступил в Каменную Пустыню, тотчас же.. все его страхи стали явными. Ворон, закрыв глаза, стал твердить себе:
"Это всё сон! Ничего на самом деле нет! Это всё наваждение!"
Но ничего не получалось. Топот тысячи ног был всё ближе и ближе... И тут Ворон вспомнил про Дракона и мысленно попросил его помощи. Тот час же всё и закончилось.

Наконец, пройдя через столько испытаний, Ворон оказался на так желанном  им Затерянном Острове. Он, как обычно, стал летать повсюду, внимательно наблюдая и слушая. Как вдруг, на беду свою, попался на глаза пятерым мальчишкам.
- Бей его, Каролевского шпиона! Не дадим ему погубить нас! - хором закричали они и каждый схватил по булыжнику с мостовой.
- Но я же ничего вам не сделал, - пытался решить всё мирным путём Ворон.
Но ребята как будто бы и не слышали его. Несчастный совершил глупость, приземлившись на землю, как бы говоря, что не желает зла. Мальчишки тут же его окружили и ...
- Стойте! Немедленно отпустите его! - послышался громкий голос.
Ребята вздрогнули от неожиданности и обернулись... Позади них стоял сам Мудреус, а его уважали все, ибо он предсказал о погибели Кароля.
- А мы чего... Мы это... пошутили... просто.. - сбивчиво пролепетал самый старший из ребят и они ушли восвояси.
- Спасибо Вам, великий мудрец, - поблагодарил Ворон.
- Вижу я, ты знаешь, кто я, - засмеявшись, произнёс Мудреус.
- Слава о Вас бежит семимильными шагами. Я горд, что имею честь узнать Вас, - сказал Ворон, до земли поклонившись.
- А я знаю о тебе то, что ты сам о себе и не подозреваешь, - вмиг став серьёзным, произнёс Мудреус.
Ворон приготовился внимать.
- Ты, наверняка, слышал о моём предсказании? Так вот, рыцарь, что победит Кароля, не ..человек, - сказал мудрец и, увидев несрываемое удивление, продолжил, - да, мой мальчик, это ты.
Ворон так и сел на землю от  ошарашившего известия. Он никак не мог и думать, что ему выпадет эта великая честь.
- Хочешь, я поясню? - спросил Мудреус и, не дожидаясь ответа, продолжил, - ты добр душой, силён волей, храбр сердцем. Избавил моего друга Кардолиуса от заклятья - раз плюс. Не стал пользоваться доверием глупого великана - ещё один плюс. По-доброму договорился с Рыбой-Меч, ведь все остальные грозили ей смертью(и поплатились жизнью) - третий плюс. Да, ты чуть не погиб в Каменной Пустыни, но.. правильно принял решение и заработал уважение правителя этого ужасного места. Да, не удивляйся, мой мальчик. Каменная Пустыня, хоть и наваждения, но не совсем пустынна. Там живёт славный народец - Попустышки. Они настолько малы, что мы их и не заметим. Но так сильны, что могут свернуть горы. Кароль поработил их и заставил обдурять каждого, кто захочет попасть на Затерянный Остров. А ты, выдержав испытание, освободил их. Теперь они твои самые верные друзья. А их король Малёк решил сопровождать тебя в твоём опасном пути. Посмотри в карман к себе - он там, в виде небольшого колечка. Попустышки принимают такой облик, дабы избранные могли их видеть.
Теперь тебе предстоит неравное противоборство с Каролем, но я уверен в твоей победе. Сейчас отдохни, мой мальчик, а вечером я провожу тебя до секретного хода, ведущего прямо в покои злого волшебника. Кароль был прав в том, что даже камни ненавидят его.
Мудрец отвёл рыцаря к себе в замок.

Когда Ворон остался наедине с собой, то он тут же залез в карман и достал колечко. Осторожно положив его на стол перед собой и стал наблюдать. Через мгновение оно превратилось в крошечного человечка, который взобрался по крылу к самому его уху и сказал:
- Спасибо тебе, друг, за спасение моего народа. Отныне и до скончания веков мы братья с тобою.
- Я очень рад, что повстречал Вас, Ваше Величество, - произнёс Ворон.
- Называй меня просто, Маль, брат, - сказал король Попустышек.
Они ещё немного поговорили и вскоре крепко спали, набираясь сил.
- Мальчик мой, пора вставать, - послышался голос Мудреуса.
Ворон тут же вскочил, не споря. За ним поднялся и Малёк.
- Сейчас поужинаем и в путь, - сказал мудрец и они спустились в столовую.
После еды, Мудреус отвёл их в волшебное хранилище.
- Вот, возьми, вдруг пригодятся, - сказал он и вручил Ворону необходимые вещи: Хрустальное Око, что Тьму везде рассеивает; Свисток-Погуд, благодаря которому даже камень оживает; Живую и Мёртвую воду, дабы, если помощь понадобится, так раны залечить и к жизни вернуть, а так же Алмазный Прутик, чтобы любое каменное сердце вновь ожило.
А Малёку досталась малюсенькая фляга с одной единственной каплей волшебного эликсира Познания. Стоит только...но об этом пока ни-ни...
- А теперь, пора, - произнёс Мудреус, и они вышли из замка.
Прошли через великолепный сад, где росли причудливые деревья, испуская чудесный аромат, и бегали невиданные звери. Пришли по бревенчатому мостику через речку и очутились на тропинке. Пошли по ней и вскоре остановились у скалы.
- Подуй в свисток, - предложил Мудреус.
Ворон сделал это и раздалась дивная мелодия, от которой запело сердце. Тут же скала раздвинулась на две половинки.
- Вам туда, - произнёс мудрец и, обняв Ворона, пожелал им удачи.

Кароль ожидал увидеть могучего рыцаря, в золотых доспехах и на гнедом коне. Поэтому-то и не обратил бы внимания на Ворона, посчитав его своим шпионом. На это и рассчитывал Мудреус и, как оказалось, не зря.

Герои быстро прошли через секретный ход, никого так и не встретив. Но когда подошли к потайной двери, то Ворон остановился и прислушался.
- Рыцарь, тоже мне! Да как он незамеченным пройдёт-то? - послышался чей-то грубый голос.
- Ваше злодейшество, а подкуп? - кто-то ответил ему пискляво.
Послышался удар чем-то тяжёлым об стены.
- Ты чего это говоришь, Гиена! Кого подкупать-то, кроме меня и.. Ты что, предать меня вздумал?! - вновь прозвучал грубый голос, и герои поняли, что это Кароль.
Гиена, заикаясь, пролепетала испуганно:
- В-в-в-ва-ше з-з-з-ло-д-д-ей-ш-ш-ес-т-т-во...
- Что, испугался?! То-то! - воскликнул Кароль.

Дождавшись, когда голоса смолкнут, герои, не скрываясь, прошли в покои злого волшебника. Внимательно осмотревшись, они увидели огромный золотой трон, намного превосходивший Кароля, что говорило о слишком завышенном самомнении злого волшебника.
- Так, что мы сделаем? - нетерпеливо прошептал Малёк, выбравшись из кармана.
- Пока сам не знаю. Но ведь не зря же Мудреус дал нам все эти волшебные вещи, - ответил спокойно Ворон.
Вдруг послышалось ужасное шипение и перед ними появилась гигантская Змея.
- Врёшь-шь-шь, не уйдё-шь-шь-шь, пропадё-шь-шь-шь.. - произнесла она, уставившись своими изумрудными глазами на Ворона.
Рыцарь почувствовал сильную усталость и у него стали слипаться глаза.
- Алмазный Прутик, - прошептал Малёк.
Превозмогая сон, Ворон выхватил из сумки необходимый предмет и коснулся им Змеи. Тот час же та ... свернулась калачиком и прошипела благодарно:
- С-с-с-па-с-сибо тебе... Я так давно не с-с-с-пала...
- Уф-ф, еле спаслись, - произнёс Малёк, вытирая вспотевший лоб.
- Спасибо, Ваше Величество, - поблагодарил его рыцарь.
- Я сам жутко испугался, - сказал король и улыбнулся.
- Пи-и-ть... Во-ды-ы-ы - вдруг кто-то протяжно произнёс.
Ворон наклонил голову и увидел в полу решётку, а под ней... измученных пленников. Он тут же дал им Живую и Мёртвую Воду. Вскоре все пленники вновь стали целы и невредимы. Тогда Ворон подул в Свисток-Погуд, и ... решётка упала, всех освободив.
- Спасибо тебе, рыцарь из легенды, - поблагодарили его пленники, - мы теперь как братья с тобой.
- Я всего лишь сделал то, что должен быть сделать, - ответил Ворон и продолжил, - но вот за помощь вашу я сказал бы спасибо. Кто знает, что удумает Кароль.
- Мы с тобой до конца, - молвил самый старый пленник.
Тут послышались приближающиеся шаги.
- Прячьтесь, - прошептал Ворон, а сам вышел навстречу злому волшебнику.
Кароль, ничего не подозревая, прямо прошёл к трону, даже не обратив на рыцаря внимание.
Ворон, подойдя к нему, воскликнул:
- Кароль, я вызываю тебя на бой!
Злой колдун, очнувшись от раздумий, посмотрел на него и рассмеялся:
- Кто? Ты?
- Я тот, кто был предсказан Мудреусом! Пришёл час расплаты! - вновь воскликнул Ворон.
Но Кароль и бровью не повёл.
- Шут! Ты что, думаешь, я, Самый Ужасный, поверю тебе? Глупец!
- Но тогда придётся тебе поверить нам! - послышалось из-за трона.
- Вы-вы... Как это... Не может... - не поверил своим глазам злодей.
Но перед ним и впрямь стояли все его пленники, плечом к плечу.  Придя в себя, Кароль что-то быстро прошептал и тотчас всё окутала кромешная Тьма. Сам же злодей, невидимый ни кем, стал продвигаться к Ворону. Но тут... Малёк выхватил Хрустальное Око и тут же Тьма рассеялась. Кароль аж взвыл от злости.
- Вам никогда меня не победить! - воскликнул он и стал насылать на них наваждения, одно страшнее другого.
Но Хрустальное Око и тут сослужило добрую службу, рассеяв всё. Тогда Кароль, обернувшись Драконом, стал изрыгать пламя. Но Ворон, посвистев в Свисток-Погуд, пленил его накрепко камнями. Тогда Малёк, не теряя времени, в один прыжок очутился рядом с пастью Дракона и влил в неё эликсир Познания.
Сначала нависла пугающая тишина, а затем Дракон превратился в Кароля. Прошло ещё мгновение и...
- Свобода! Наконец-то, свобода! - воскликнул злодей и стал выделывать всяческие кренделя по полу, весело смеясь и обнимая всех...

Дело в том, что единственная капля эликсира Познания открыла сущность, что скрывалась за злом волшебника.

- Прошу меня простить за все мои поступки! Я во всём виноват! Когда-то всё было иначе! - воскликнул Кароль, остановившись.

Оказывается, много веков назад, не было никакого злого Кароля, а был незаметный мальчик, который очень сильно обижался на мир. Никто с ним не общался, считая угрюмым, даже родная мать с ним е играла. Время шло, а зло в нём становилось всё больше и больше. Когда Каролю исполнилось шестнадцать лет, то он ушёл из дома и попросился в ученики к Мудреусу. Мудрец пытался сделать его сердце добрым, а душу открытой. Но всё зря. Кароль был непоколебим.
- Зачем Добро, когда Зло может решить все проблемы? Что Правда, когда Ложь обогащает? - говорил он.
Мудреус вскоре совсем отчаялся. А Кароль, прознав про тайную комнату мудреца, нашёл её и обнаружил, спрятанную в стене, Книгу Зла. Прочёл её и... так появился злой волшебник ...

Когда жители Затерянного Острова обо всём узнали, то они сначала хотели заточить Кароля в темницу, но Мудреус сказал:
- Он сам уже достаточно себя наказал! Пусть идёт, куда вздумается.
Так и порешили. А править Затерянным Осторовом доверили Патрику, ому самому старому пленнику. А Кароль попросился жить к Мудреусу и мудрец ему не отказал. Ведь он никогда не переставал любить своего ученика.
После пышного пира, Ворону предложили жить во дворце и быть Советником. Но рыцарь ответил:
- Я долго путешествовал и давно не был дома. А годы-то идут неумолимо. Мне скоро шестьдесят, но я ещё никогда не любил. Спасибо вам за всё, но мне пора домой. Моё путешествие закончено.
Его с почестями, достойными королей, проводили до Каменной Пустыни. Там Мудреус, обняв Ворона и прослезившись, сказал:
- Мальчик мой, ты принял правильное решение - нет ничего лучшего отчего дома. Как говорится "где родился, там и пригодился". Помни, если вдруг потребуется мой совет или помощь народа Затерянного Острова, то ты только свистни в Свисток-Погуд и камни мне всё расскажут.

Попрощавшись, рыцарь и Малёк пошли дальше. Перед Морем Русалок они попрощались и король Каменной Пустыни, плача, сказал:
- Ты так мне дорог стал...
- Ваше Величество, не надо, - остановил его Ворон, похлопав по плечу крылом.
- Знай, брат мой, что если и наша помощь понадобится, то ты только шепни камню... - успокоившись, сказал король Каменной Пустыни.

Аделия и Кравдия лихо перенесли его через Море Русалок. А Царь Морской дал титул подводного князя, ведь и ему Кароль много чего плохого сделал.  Аделия научила видеть в воде прошлое и грядущее. А Кравдия подарила Элекcир Бессмертия.

Погреимлиус закатил пир на весь мир! А Ворон, коснувшись Алмазным Прутиком злого сердца дяди, вмиг превратил его в добряка. Великаны поклялись в вечной дружбе Ворону. А Погреимлиус проводил до Огненной Пустыни. Там Ворон выпил глоток Напитка Времени и через мгновение очутился у Пещеры Сумрака. Там его уже встречал Кардолиус.
- Я так счастлив! - воскликнул Дракон.
Они провели несколько дней вместе в пещере. Дракону хотелось знать всё о путешествии. Ворон его горячо поблагодарил за помощь в Каменной Пустыне. А Дракон, улыбнувшись, сказал:
- Это всё твоя вера и надежда...
Настало время расставания. Кардолиус проводил Ворона до границы его мира.
- Друг мой, как только тебе будет невмоготу, то подумай обо мне, и я прилечу на твой зов, - сказал Дракон.

В волшебном лесу, в самой его чаще, в дупле трёхсотлетнего дуба жил старый Ворон. Он был настолько стар, что  практически ничего не слышал. Да и видел только то, что было у него под самым носом. Из-за этого Ворон совсем не покидал своего дупла.


Но однажды утром встревоженный жители Волшебного Леса увидели гигантского Дракона, что опустился перед трёхсотлетним дубом. Он подхватил старого Ворона и, взмахнув крыльями, скрылся в Небесном Мире.

- Знать, пришло его время.. - решили все, кто знал, уважал и всем сердцем любил Ворона...

Друзья! Разве оболочка красит человека, а не его открытая душа? Правда горька, но она не вступает в сделку с Совестью. Не может золото заменить чувства. Любите друг друга, уважайте и ... иногда вспоминайте про старого Ворона, что спас Поднебесный Мир от самодовольного неудачника, возомнившего себя повелителем всего живого...

Поэт

Автор: сказочник
Дата: 19.02.2014 21:06
Сообщение №: 23539
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Я тут припомнил замечательный советский фильм с Сергеем Юрским в одной из главных ролей "Республика ШКИД". Помните, там был учитель словестности, распевающий фривольные песенки, ради лёгкой популярности беспризорников? Так вот, взял и переделал кое-что, использовав первую сторочку как основу)) Получилась этакая хулиганистая песенка)))

Не влюбляйтесь вы в "валькирий" -
Горше доли крокодилей.
Эх-ма, тру-ля-ля,
Не влюбляйтесь вы в "валькирий",
Эх-ма, тру-ля-ля,
горше доли крокодилей.

Не влюбляйтесь в "ботаничек" -
Затеряют средь страничек.
Эх-ма, тру-ля-ля,
Не влюбляйтесь в "ботаничек",
Эх-ма, тру-ля-ля,
Затеряют средь страничек.

"Не женитесь на курсистках,
Они тощи как сосиски.
Эх-ма, тру-ля-ля,
Не женитесь на курсистках,
Эх-ма, тру-ля-ля,
Они тощи, как сосиски.

Не женитесь на артистках -
Вы потоните в записках.
Эх-ма, тру-ля-ля,
Не женитесь на артистках,
Эх-ма, тру-ля-ля,
Вы утоните в записках.

Не женитесь на красотках -
Проведёте жизнь в колготках.
Эх-ма, тру-ля-ля,
Не женитесь на красотках,
Эх-ма, тру-ля-ля,
Проведёте жизнь в колготках.

Не женитесь на торговках -
Дом ваш будет в упаковках.
Эх-ма, тру-ля-ля,
Не женитесь на торговках,
Эх-ма, тру-ля-ля,
Дом ваш будет в упаковках.

Коль надумали жениться,
Лучше взять и.. утопиться.
Эх-ма, тру-ля-ля,
Коль надумали жениться,
Эх-ма, тру-ля-ля,
Лучше взять и.. утопиться)))



Поэт

Автор: сказочник
Дата: 21.02.2014 18:23
Сообщение №: 23791
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

"Хожу.. Лужу.. Починяю.. Сказы сказываю.." Виталий Ворон

Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Вы действительно хотите удалить это сообщение?

Вы действительно хотите пожаловаться на это сообщение?

Последние новости


Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 6 гостей

  Наши проекты


Наши конкурсы

150 новых стихотворений на сайте
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ПавелМаленёв
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора vsaprik
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора НинаАкс
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора ИннаГаджиева
Стихотворение автора ИннаГаджиева
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора Кетлен
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора IrinaHanum
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Натаffka
Стихотворение автора Натаffka
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Зинаида
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
  50 новой прозы на сайте
Проза автора strannikek
Проза автора aleks-tatyana
Проза автора Zoya
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора strannikek
Проза автора belockurova1954
Проза автора IrinaHanum
Проза автора paw
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора Zoya
Проза автора витамин
Проза автора Zoya
Проза автора Николай
Проза автора polotany
Проза автора paw
Проза автора 3674721
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора Zoya
Проза автора Zoya
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора Николай
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора verabogodanna
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора strannikek
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора strannikek
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора Николай
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
  Мини-чат
Наши партнеры