Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Приветствуем новых авторов

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

Начат 1 тур

VI Большого Международного поэтического конкурса "Восхождение"

ИНФОРМАЦИЯ О ВАС

в справочнике "Писатели XXI века"

РЕЗУЛЬТАТЫ РОЗЫГРЫША

Бесплатная книга за фото

Наши книги в магазинах

крупных книжных сетей России

НАШИ ПРОЕКТЫ СЕГОДНЯ

Приглашаем к участию в сборниках

Форум

Страница «verabogodanna» ПРОЗАПоказать только стихотворения этого автора
Показать все сообщения

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «verabogodanna» ПРОЗА

На её звонок, дверь открыли оба супруга. Они ахнули, увидев Галю одну, в такое время. Они знали, откуда она пришла.

 - Адрес Ложкиной, скажи, - без вступления тихо спросила она.

 То, что Кулибин не удивился её просьбе, подтвердило Мишино местонахождение. Боясь остаться виноватым, водитель заюлил:

 - «…номера квартиры не знаю, всегда в машине ждал внизу» …

 Галя, не и ожидавшая другого ответа, молча, повернулась и пошла назад через весь город. Вслед до неё донеслись слова взволнованной жены:

 - Все вы там перебывали, я знаю, трус несчастный!

 Галя шла обратно, проваливаясь в глубокий снег, который, вдобавок, ещё пошёл крупными хлопьями. Но совершенно спокойная, с небывалой душевной поддержкой, которую ей давала внутренняя молитва. Шла она по проезжей части дороги в полном одиночестве, как вдруг, откуда-то «черной точкой» вынырнул человек и стал к ней приближаться. Человек этот оказался мужчиной, он хотел, наверное, что-то спросить. Видимо, от кого-то вышел и не знал дороги обратно. Галя смертельно перепугалась и, от этого, как всегда сделалась смелой и наглой. Не дав ему приблизиться, она так на него зло рявкнула не своим голосом, что мужчина от неожиданности тоже перепугался. Он резко шарахнулся в сторону и тут же провалился с головой в большой сугроб, а Галя ускорила шаг по направлению к центру города. 

  Около шести часов утра она дошла до своего района и пошла в примерном направлении, где могла жить Ложкина. Когда - то в разговорах она слышала, откуда её забирают. Все окна в домах были темные и только изредка попадались со светом. Галя шла через все сугробы на свет этих окон, чтобы по возможности в них заглянуть. Дома в той стороне все были старые, двух - трехэтажные, и в освещённых окнах всё было видно с улицы.

 - Может, где-то и мой Миша сидит возле такого же окна, - думала она, не глядя под ноги, брела по сугробам, не разбирая дороги. Она по-прежнему про себя читала молитву и при этом могла ещё и подумать о чем-то. Мысли, пробежав, исчезали, а молитва продолжалась…хлеб наш насущный даждь нам днесь…

 Так дошла до длинного, кирпичного пятиэтажного дома, про который она тоже когда-то слышала, что Ложкина именно в таком живет. Он был один похожий. Она обошла его со всех сторон. Свет горел в нескольких окнах на верхних этажах.    

 - Отчего мне так сильно жжёт, даже печёт в груди? Ни усталости, ни раздражения нет, а я уже больше трёх часов брожу по заснеженному городу с этой режущей болью в груди? – с удивлением подумала она, пытаясь разобраться, что с ней происходит.

  -Да ты любишь его, поэтому и жжёт в груди… - неожиданно ясно пронеслось в голове.

  - Да, нет, я его просто жалею…

 - А это, и есть, для тебя настоящая любовь!

  Галя даже остановилась от свалившегося на неё вывода.

 - А ведь, похоже, что это действительно так!

 - Ведь разве я, стала бы мотаться из-за кого-то, одна ночью по пояс в снегу?  Да чтоб они все в «доску» загулялись! Я, со своей гордостью и самолюбием стала бы перед кем-то унижаться, позориться? А любовь у меня сейчас проснулась потому, чтобы я его не бросила в трудный момент. Это я обратилась с молитвой к Богу, и вот, что первое он мне посылает! - догадалась она.

  Когда-то она, как все, осуждала тех дур жён, которые ищут своих мужей у любовниц, потому что во всем винила только мужчин. Она тогда не знала, что бывают разные мужчины и разные женщины. Если сластолюбивых, похотливых самцов с трудом, но можно понять, то самок, за такое, надо срочно изолировать от общества. «Бешенство матки» не может быть у нормальной женщины! Другой причины не наблюдалось. Поэтому сейчас она шла искать не добровольно загулявшего мужа, а вызволять пострадавшего друга из беды. Не больше, не меньше!

  

 А город тем временем просыпался. Начинался первый рабочий день нового года. Откуда ни возьмись, появилась мысль, где узнать адрес Ложкиной….

…Когда Галя входила в крайний подъезд того длинного дома, время было уже около девяти утра. Народ почти весь разошёлся на работу. Ложкина тоже спокойно могла уйти к девяти часам, как положено, но она этого не сделала. Можно было предположить, что она ждала жену Добрынина, которая должна была, наконец, пойти искать своего загулявшего «подкаблучника». Ради этой встречи всё и затевалось!

На звонок в дверь, «чаровница» тут же спросила, будто стояла у двери и ждала звонка: -

  - Кто там?

 - Открывай, свои! - с усмешкой ответили ей.

  Ложкина не открывала. А Галя, скрывая волнение, повернувшись спиной к двери, стала молча бить в неё ногой.

 Соседки, старые бабушки, одна, потом другая, пооткрывали свои двери, но, увидев приличную даму в соболях и норке, тут, же закрылись. На лицах бабушек было явно написано:

 - А мы знали, что тут «всё» так и закончится! …

  А Ложкина специально тянула время, чтобы сильнее разозлить дуру жену на её бабника, подонка мужа. Который весь праздник провёл со своей любовницей, наплевав на семью и жену.

  Наконец, минут через пять дверь открылась, она - в задрипанном ситцевом халате, накинутом, на голое тело, отошла в сторону, пропуская гостью пройти.

 Первый взгляд был на вешалку, а там… сиротливо болталась его несчастная куртка!

 Квартира была допотопная однокомнатная, запущенная хрущёвка, доставшаяся от родителей.

 Войдя в комнату, и оглядевшись по сторонам, Галя мгновенно оценила обстановку. Посредине стоял раздвинутый стол, уставленный грязной посудой с остатками засохшей консервированной еды. Видимо, за ним несколько дней назад собиралась большая компания. В торце комнаты на диване сидел Миша в брюках и майке. Поглядев на него внимательно и встретившись с ним взглядом, Галя поняла, что он сильно заторможен, похож на зомби. Он сидел, как обреченный, у него не было никакой реакции застигнутого любовника в душещипательной обстановке. А реакции в подобной ситуации могли быть разные, примерно следующие:

 -Первая – «Ах, ты теперь все знаешь, я люблю её и остаюсь здесь»!

 -Вторая – «Галя, прости, так получилось, я тебе всё объясню…».

 -Третья – «Да ну вас обоих на хрен, я пошёл отсюда…»

 -И четвёртая – «Девочки! А давайте жить дружно»! …

 Всё это она потом поймёт, а тогда, в возбуждённом состоянии, стало ясно одно: здесь он задержан не совсем по своей воле, а может, и вообще, против нее!

 За секунды оценив окружающую обстановку, жена перевела взгляд на хозяйку квартиры. Та с улыбкой наблюдала за реакцией гостьи, в коротком халате, не надев даже колготок, хотя время у неё для этого было достаточно.

  Он сидел без рубашки…. Всё это нарочито указывало на недавно прерванный интим, только вот «интимщик» сидел какой-то совсем уж невозбуждённый! …

 Во всём этом хотели убедить, её - дуру жену, которая ходит, ищет своего подонка - гуляку мужа.

 Галя внимательно посмотрела в глаза Ложкиной. У той на лице не было ни малейших следов волнения, а это подтверждало многое!

 Танюшка - разлучница ждала, когда же начнётся долгожданный мордобой мужа, после которого и ей, возможно, немного перепадёт.

 Разобравшись, что к чему, Галя уже не могла оставаться здесь ни приличной, воспитанной дамой, ни генетической кулацкой внучкой с тонким художественным вкусом, а могла быть только отчаянной дурой Дунькой, пришедшей выдернуть ноги за своего Ваньку!

 Что тут началось! Откуда только силы взялись! Намотав на руку её волосья, сбив с ног на пол, Галя била её башкой об пол, приговаривая:

 - «Порядочная женщина», отвечай, сколько ты ещё собиралась продержать его в своей вонючей камере?»

 Ложкина молча, извивалась, пытаясь освободиться. Она только тихо взвизгивала от боли, чтобы соседи не услыхали. Больше всего она, пыталась спрятать лицо, чтобы не было синяков. Так её ещё никто не бил!

 А Галя в экстазе, усевшись верхом на спину, пыталась подтянуть её к батарее…

 В тот момент она совсем не соображала, что делает. Миша, поняв её замысел, очнулся, подскочил к ним и схватил жену за руки.

 - А…, тебе эту б…ну жалко! - заорала она не своим голосом.

Но он успокоил её несколькими словами, от которых пыл сразу остыл:

 - Ей это на руку будет…

  Раз такое дело, Галя поднялась с Ложкиной и вылила свои возмущённые эмоции на всё, что было в этом стане бардака и разврата. Всё происходило быстро в считанные секунды. Пока Галя крушила посуду в шкафу и на столе, ёлку и бутылки со спиртным, водки и вина было закуплено на ещё один Новый год, Ложкина присела «отдохнуть» на стул и дрожащими руками стала закуривать сигарету. Она с удивлением и испугом наблюдала за происходящим. Её будто током дёргало, когда Галя попадала в точку своими словами - это про «бабок» и «привороты». На упоминание про Лохновского и про подстроенную жалобу она не обратила внимания.

  Миша тоже сидел, и бесстрастно наблюдал за всем происходящим, уже довольный тем, что жена не убивает Таньку. А вид его говорил:

 - Как мне всё надоело! …

Таньку же больше всего удивляло, что у этой жены нет никакой злобы на виновника мужа, будто он тут и ни при чём.

 Она ведь специально всё подстроила, чтобы столкнуть семейку лбами, а получается, она одна во всём виновата!

  Галя прочитала её мысли по глазам и, подойдя к ней, сказала:

 - Ты, Ложь…кина, несчастная женщина! Ты всех мужиков ненавидишь, потому их и травишь. Хочешь, чтобы они под твою дудку плясали. Думаешь, я не понимаю, зачем тебе мой муж понадобился? Да тебя «жаба душит», что кто-то живёт в любви и согласии. Тебе такое не дано!

   Подойдя ещё ближе и, брезгливо взяв кончиками пальцев за её несвежий халат, сильно оттянула его на животе, обнажив синие, худые, поцарапанные «цыплячьи ноги».

 - Ты… посмотри, на себя… разлучница! Ведь без твоих приворотов, ни один мужик, не позарится на твои прелести, и уж, тем более, не уйдёт из семьи!

 После этого Галя совсем успокоилась, и устало обратилась к мужу:

 - Миша, одевайся, пойдём домой, отмываться!

 И тут, Ложкина с нарочитым надрывом подалась вперёд, уверенная, что «объект» всё ещё в её власти.

- Миша, не уходи! ...

 Галя была сражена её наглостью и упорством. Разлучница продолжала считать, что любовник не разделяет поведения жены.  А просто с ней, с Ложкиной, пережидает скандал, чтобы не связываться с дурой женой. Галя обратилась к мужу:

 - Миша, скажи, наконец, этой женщине, как она тебе нужна и как ты к ней относишься. Она до сих пор ещё не поняла!

 - Да, скажи, Миша! Скажи…- с надеждой на свои привороты подхватила Ложкина, не замечая рядом его жены. Миша слабым, измученным голосом, как заученный урок, пробормотал

 - Таня, я же тебе давно говорил, что у нас с тобой ничего не получится!

 Тут только Галя заметила, что он весь горел, у него явно была высокая температура.

 - А где твой крестик? – заметила она.

 - Верёвочка порвалась, он в кармане, - ответил Миша. Галя поняла, кому помешал его крестик. И повернувшись к Ложкиной, твёрдо заверила:

 - Запомни, «порядочная женщина», если с моим мужем что-нибудь случится из-за твоих приворотов, я тебя уничтожу! … Морально!

Ложкина только нервно усмехнулась, как бы отвечая: - «Посмотрим, кто кого! ...

   Когда они спускались по грязной лестнице вниз, Галя вдруг представила себя на месте побитой Ложкиной, как бы она сейчас рыдала! …

 Миша, до этого всё время молчавший, вдруг заговорил:

 - Она уверяет, что после двадцатого числа я к ней перейду, навсегда!

 И он рассказал, как было дело. После суточного дежурства, они всей опергруппой, с водителем, заехали коллективно выпить за Новый год, чтобы потом всем сразу разойтись. Марго уже ждала их на квартире, готовя праздничный стол. Поехать туда с ними Мишу уговаривали все.

 -…Ну, что ты Добрынин, как всегда, от коллектива отрываешься? Всем домой надо. Всех дома ждут и т.д. Уговорили, поехали, выпили, посидели, а потом что было, уже не помнил, заснул…  Просыпался периодами, чтобы уйти домой. Окончательно проснулся, только тогда, когда тебя увидел…- сумбурно рассказывал пропавший муж.

 Галя понимала, что это уже всё - кризис, больше такое продолжаться не может!

 - Всё, на этом конец! Либо ты вообще увольняешься из органов, 

Либо вы работаете врозь - в порыве заключила она, хотя сама понимала, что ни первое, ни второе, практически, было не возможно.

  По пути они зашли в отдел, чтобы сказать, что Миша заболел, у него температура. Пока он разговаривал в кабинете, в коридоре Галя встретила знакомую и та ей сообщила:

 - …Представляешь, только что Ложкина явилась на работу вся потрепанная, закрылись с Марго в кабинете, и смеются до истерики, обсуждая случившееся….

 Галя была в шоке!

 

 Дома она первым делом хотела отправить мужа под душ, но он, сбросив куртку на пол, свалился на диван. Тогда она решила хотя бы дать ему попить немного святой воды - для очистки от скверны. Сделав несколько глотков, он сразу побежал в туалет, где его начало сильно рвать. Из туалета он вышел бледный и с ужасом сообщил:

 - Там… всё чёрное и… кажется, черви!

 Галя бросилась звонить Любе на работу, чтобы сообщить ей о случившемся. Люба велела срочно выпить слабый раствор марганцовки, чтобы промыть желудок, и как можно больше пить воды. Вечером Галя позвонила Елене Николаевне, и тоже сообщила о случившемся.

 - Утром надо вызвать врача. Пока не понятно, откуда температура. Может, он простудился, может, отравился.

 - Отравили! - поправила Галя.

  Миша спал, временами нервно вздрагивая. Чувствовалось, что внутри у него неспокойно.

  А ночью она услышала, вернее, почувствовала какую-то возню в прихожей. Увидев, что Миши на кровати нет, она пошла к дверям. Он стоял у вешалки и что-то пытался найти, не зажигая света, Галя, в полусонном состоянии, спросила его:

 - Ты куда?

 - Мне домой надо, меня дома ждут, - скороговоркой говорил он, видимо, ничего не соображая. Тут до неё дошло, что происходит на самом деле.

 - А кто тебя ждет? - решила попытать она его воспаленное сознание. Он, отворачиваясь в сторону, упрямо твердил:

 - Меня Галя ждет, дети ждут, мне домой надо - как ненормальный, твердил он одно и то же.

 Тут она обняла его, желая разбудить и привести в сознание, ласково шептала:

 - Да ты же дома, с Галей, с детьми. Мишенька проснись!   Услышав её голос, он сразу успокоился и покорно лёг в постель.

 Галя потушила свет и закрыла глаза, собираясь тут же заснуть, но через несколько минут всё повторилось. И так было несколько раз, пока он не выпил святой воды. Уснуть по – настоящему так и не пришлось. Всю ночь она тревожно прислушивалась, чтобы он не убежал домой… к Гале.

 

 

                 Глава шестая.

 

 

   Из того, что она увидела у Ложкиной на квартире, и случившегося потом, у неё нарисовалась ясная картина Мишиного места во всей этой новогодней истории. И что тому могло предшествовать. За последние сутки она прозрела и поумнела, лет на десять. Она испытала на себе, как можно выжить в экстремальной ситуации, если в твоем сердце есть вера в Бога. Как оказалось, её вера всегда жила в ней, только глубоко - глубоко внутри. И стоило ей только раз от всей души молитвенно обратиться к Богу, как Он тут же пришел к ней на помощь.

 На другой день вызвали врача из поликлиники МВД. Елена Николаевна привела свою коллегу терапевта, но никто определенного диагноза так и не поставил. Все склонялись к какому-то отравлению.

 Через неделю Мише стало лучше, а потом всё вернулось на круги своя. Внешне ничего не изменилось, но в душе у «потерпевшего» произошли сдвиги и не в лучшую сторону.

 Пока Миша болел, Галя сама сходила в Управление МВД к Славину и всё ему рассказала. Дело в том, что его жена была одной из самых близких клиенток. Галю приняли, как дочь, внимательно вникнув в неприятную ситуацию. Начальник УГРО всегда ратовал за прочные семейные узы сотрудников, особенно в такой беспокойной службе, как уголовный розыск.

  -Всем жёнам, прослужившим с мужьями до пенсии, надо выдавать особые ордена «За терпение». – любил повторять он.

 Когда Галя закончила свой невесёлый рассказ, он сказал:

 - Ну, из органов ему ещё рано увольняться, а вот «разделиться», пожалуй, найдём такую возможность! 

 - Город растёт, и одного гор отдела становится мало.

 Давно уже ждём разделения по районам, так, что в новый отдел мы переведём Ложкину, а в старом останется Мишка.

 Галя, ещё не веря своим ушам, только успевала про себя твердить:

  «Слава тебе Господи, Слава тебе Господи, Слава Тебе! Ну, надо же, какое чудо!!! Ни раньше, ни позже, а как по заказу и город вовремя разделился».

 

 Ложкина, после нового года срочно укатила в кратковременный отпуск, вспомнив про ребёнка. Её дочь воспитывала старенькая бабушка.

 Миша, проболев неизвестной болезнью больше недели, плохо помнил, что с ним было на Новый год. Он был как «контуженый», и говорить с ним обо всём было рано. Про вновь созданный отдел он узнал от ребят, а про разделение с Ложкиной сообщила Галя. Ему было всё равно, он забыл бы эту историю, если бы о ней не напоминали. Временами он снова начинал нервничать и метаться по квартире.  Но Галя теперь знала причину. Она была предупреждена, что быстро от этой беды не избавишься! Она скорее закрывалась в ванной и от всего сердца начинала молитвенно взывать к Господу, прося помощи. И уже через несколько минут Миша успокаивался.  Видя такие результаты, она теперь ни за что не бралась, прежде, не помолившись. Она реально чувствовала, что Бог её слышит. Всё, что она у Него ни просила в то время, у неё сбывалось. Может так, Господь хотел укрепить её проснувшуюся веру!

  Люба за время болезни приходила к ним три раза посмотреть на Мишу. Галя поджидала её с тетрадкой. У неё были запасены вопросы, и она вносила туда Любины ответы, записывая всё подробно, чтобы потом спокойно во всём разобраться. Это у них был так называемый мини-ликбез по ликвидации безбожности. Люба переписала к тому времени Гале утренние и вечерние молитвы в отдельный блокнот, и та уже молилась, как подобает по всем правилам. Галя была способная ученица и всё впитывала как губка.

 Мама тоже присутствовала на этих и «ликбезах». Она не уставала удивляться просвещённости Любы и всё ахала и охала, слушая её.

  Не успели ребята успокоиться, как «скромница» Ложкина решила продолжить начатую игру. Она и не собиралась её заканчивать. Наглость «порядочной женщины» не имела границ.

 - Результат безнаказанности! Прошло несколько дней после выхода Миши на работу, как у них дома вечерами стал обрываться телефон. Спрашивали Мишу. Кроме Ложкиной так нагло надоедать было некому.  Вернувшись из отпуска, она оказалась в другом отделе, и другого способа доставать бывшего дружка у неё не было. Галя, может быть, не обратила внимания на звонки, если бы до неё ни дошла одна реплика. Ложкина уверенно и открыто, похвасталась в женском коллективе:

  - …А Добрынина пусть не надеется, жить я им всё равно не дам! ...

 Все эти звонки были рассчитаны не семейные скандалы, чтобы жена завопила: -

  – А… тебе твои любовницы звонят, значит, ты снова с ней!

  Галя рассказала об этом мужу. Когда звонки совсем достали, Миша с Кулибиным поехали к ней на квартиру. Миша не скрывал, что не желает встречаться с ней наедине. Но и эта встреча ничего не дала.

 Когда возвращались, по дороге в отдел водитель Кулибин за компанию тоже разоткровенничался и рассказал про «скромницу» Таню такие подробности, что у Миши зашевелились волосы на голове.  Оказалось, их водитель, задолго до того, тоже сходился с ней, но не на главных ролях, а в промежуточных массовках. Когда случайно оставались вдвоём в машине…. И он тоже, как Миша, поначалу не мог плохо о ней подумать. Даже тайно страдал. Но за эти годы повидал уже столько! …

  Миша и так знал, что женщины бывают всякие. Кому-кому, но им-то в милиции это известно, постоянно сталкиваются с «женским отрепьем»! Но, чтобы умная, скромная Таня могла делать «такое» со всеми подряд, а не только с ним одним. И не впервые! Его чуть не вырвало от представленных панорам…

 

 В этот день, вечером, Мишу ждали с работы, как с опасного задержания. Когда после ужина мама с детьми ушли к себе, Галя начала:

 - Ну, рассказывай – не поясняя о чём, спросила она.  Миша нехотя поведал ей об их встрече с Ложкиной. Галя продолжала внимательно смотреть на него. Она чувствовала, что вся эта ничтожная история с этой «чаровницей» таит в себе гораздо больше опасности для их семейной жизни, чем может показаться на первый взгляд.   

 Поэтому ей мало было сейчас одного сообщения об их встрече, ей хотелось услышать его выводы о наболевшем.   

  Влияние Ложкиной, как и всех особей данной породы, не проходит даром. Миша закрылся в себе и делал вид, что ничего страшного, не произошло. В отличие от жены, он вообще, больше не хотел вспоминать эту тему. Но понимая, что жена не отстанет, после паузы, начал говорить:

 - Я вижу, ты ждёшь, когда я начну распинать и оскорблять Таньку за всё, что было. Да, я её не защищаю, она очень подлая и нечестная баба. И она пошла на преступление, (он поверил, что его травили приворотами) но она – женщина! Понимаешь, женщина, и в этом вся её амнистия!

 Галя была в шоке! Она смотрела на него и не знала, что сказать. С одной стороны, она до глубины души была возмущена дебильной простотой своего мужа, от которой всё и происходит.

   А с другой стороны; она перед ним снимала шляпу! Какую же надо иметь чистую душу, чтобы так уважать всех женщин! Если бы она ни встретила в жизни такого человека, как её Миша, она ни…ког…да не поверила, что среди мужчин встречаются такие люди! Ей выпала особая миссия - узнать это! Сам чуть не умер от её отравы, и её же амнистирует!

  Галя поняла, что сейчас говорить ему о ней бесполезно, он поверит только фактам. А самое страшное, что пока он будет о ней с уважением рассуждать, от опасности возобновления этого любовного криминала им не уйти. Если капельницы очистили ему кровь от шлаков, то мозги всё ещё затуманены гипнозом.

 Если в душе она и «снимала шляпу» перед его порядочностью, то в жизни нельзя было потакать его слепоте. Да и обидно стало за себя и за других жён, чьих мужей так же целенаправленно обрабатывают «коллеги» по работе, и не только в милиции.

 - Значит, если ты её прощаешь, как женщину, то мне не следовало вытаскивать тебя из её барделя? Так получается?

 Миша молчал, а она продолжала:

 - Я понимаю, почему ты её прощаешь. Потому, что поверил её басням о любви. Но только любовь не на словах, а на делах подтверждается. Любовь - это всё для любимого человека! Когда я поняла, что ты не можешь с ней расстаться, первая мысль была у меня, что ты её любишь. А раз так, то я тебе мешать не хотела. И поэтому я заговорила про развод, чтобы тебе сделать хорошо. Про себя я не думала, честное слово! А она, вырывая тебя из семьи, думала о тебе хоть сколько - нибудь? Почему ты не ушёл к ней, когда у тебя была такая возможность?

 Он продолжал молчать и слушал. Казалось, он впервые серьёзно вникал во всё с ним происходящее. Галя, видя это, пыталась до него достучаться.

 - Молчишь! А я знаю, почему ты не ушёл к ней. Потому, что некуда там уходить! Она сама не живёт, как человек, болтается, как г… в проруби, и других за собой в никуда тянет. Если бы я не обратилась к Богу, то со временем у нас тоже всё могло, закончилось Горюновской развязкой! Ты видел, чем она тебя кормила, когда рыгал над унитазом?

 Миша сильно поморщился от этих слов, вспомнив, что было. А Галя продолжала:

 - Так какая у неё после всего может быть к тебе любовь? Она и знать о таком святом чувстве ничего не знает.

Как вы мужики не поймёте, что подобные суки вас всех ненавидят и мстят вам за то, что они для вас только унитазы, куда вы справляете нужду!

То, что с вами происходит, это - плохоуправляемый мужской инстинкт, а у подобных «особей женского пола» - это разложение души!

Вот почему я ходила тебя искать глухой ночью по колено в снегу… - И она рассказала ему подробности той новогодней ночи.

 Миша не ожидал такого расклада, он и не задумывался, как ей тяжело пришлось всё пережить. Да и когда ему было задумываться, он еле-еле отходил от «гипнотического» угара.

 - Так скажи, надо было мне тебя искать или нет? - повторила она свой вопрос.

 - Галя, прости меня, дебила, ты меня не так поняла. Я её не защищаю, но не бить, же ей за всё рожу! Была бы она мужиком, другое дело. За такое убить мало!

 - Я тебя не бить её призываю, а только открыть глаза на действительность и адекватно разбираться, кто есть кто!

 Миша задумался, а потом примиряющем тоном начал:

 - А насчёт нас мужиков, надо нас искать или нет? Я тебе честно скажу про себя.  Помнишь, в начале нашей жизни, ты часто повторяла, что никогда не будешь унижаться, как другие бабы – бегать, искать мужа! Я это хорошо запомнил. Мужики, бывало, когда задерживались без дела, переживают, а я один спокоен. Моя, гордая – никогда не пойдёт искать! Но самое, смешное, так и быть, признаюсь тебе, нас нужно искать! Если нас совсем не контролировать, то мы наглеем всё больше! Бывало, сидим в кабинете, уже пора по домам, а в башке всё какое-то мальчишество свищет. И… куда-то… тянет! Потом сами жалеем, а на хрена… было надо! Иногда «профилактики» нам устраивать надо, сразу после них никуда уже не тянет. Лучше дома и своей жены нет ничего!

  Галя смотрела на него, как он это полушутя - полусерьёзно рассказывал, и видела - не врёт! А он знал, что за такие чистосердечные покаяния она ему всё прощает, и на год вперёд! А у неё и впрямь отлегло на душе от его уже забытой откровенности, как впервые годы их жизни. Тут их нестерпимо потянуло друг к другу….  Супружеский долг «отдыхал» по сравнению с действительностью!

 Спустя время, они лежали довольные друг другом и разговаривали, будто встретились после длительной разлуки. Ему захотелось ещё исповедаться, чтобы сбросить с себя надоевший груз.

 - …А насчёт жизни, скажу откровенно. Есть мужская поговорка, только не обижайся! Хороший левак укрепляет только брак. Я ведь до всего этого наивно думал, что все семьи живут так, как мы с тобой живём, а оказалось, нет.

  И он рассказал про Ложкину в быту. Какая она хозяйка и как распоряжается семейным бюджетом. Оказалось, у них с мужем денег – куры не клюют. Но всё идёт сквозь пальцы, ни на себе, ни в квартире, ни в холодильнике, ни на книжке. Дома, как в общаге, один кофе с сигаретами с утра до вечера. В квартире ремонта не было сто лет, кроме старой посуды, да рассохшейся мебели, больше нет ничего.

- …Она, как ты не стремится к домашнему уюту, красиво одеться. А про разные брильянты, и не задумывается, как вы все, помешались с Катькой! - в заключении сказал он.

 - У неё, видать, одна забота - устройство половой жизни. А туда и так сойдёт! - съязвила Галя и тут же ухватилась за самую главную тему.

 - Ну-ка скажи мне, - ласкаясь к нему, пристала она, - какими ещё «достоинствами» она обладает, раз уж так все её домогаются? Кроме «бешенства матки», что у неё ещё есть особенного?

 Миша не хотел говорить на эту тему. И потому стало ясно, что сказать есть о чём, то-то он скрывает!

 В общем, под натиском каскада ласки и нежности он не устоял и осторожно начал объяснять:

 - …В постели она отличается от других женщин особой раскрепощённостью по отношению к мужчинам. И этой неординарной способностью она и берёт мужиков….

- Ну-ка, ну-ка отсюда поподробнее… - пристала она к мужу.

-Короче, вся её феноменальность заключалась в минете.

  - Так тебе всегда ещё чего – то не хватало в наших отношениях? – удилась она. А я, думала, что, лучше, как у нас уже не бывает!

  - Мне всего хватало, но нас мужиков, как бы, ни было хорошо и прекрасно, всё равно в чужие «помойки» тянет.  Мы так устроены, понимаешь!

И он добавил ещё высказывания друзей на эту тему. Она вопросов больше не задавала, ей уже и без того было, о чём подумать!

  

  Во второй половине 20-го века, когда наш народ ещё не был полностью обработан зажравшимся Западом. Когда слово «секс» не было приставкой ко всем существительным, одушевлённым и неодушевлённым, в нормальном обществе «минет» считался одним из презираемых занятий. Подтверждение тому, самые оскорбительные, злые, грязные и позорные маты были всегда именно на тему минета. Эти жуткие оскорбления и сегодня таковыми являются.

  Открыто этим занимались только проститутки и зэчки, за что их грубо обзывали те же мужчины «сосками». Такого рода оскорбление становилось несмываемым позорным клеймом! Сами мужчины, пользующееся такими услугами, презирали «сосок» за такие ласки со всеми!

  Галя, от услышанного, почувствовала ужасную брезгливость. Ложкина в её глазах упала до самой последней отметки. И хотя Миша говорил об этом без уважения, чувствовалось, что его такие «ласки» тоже не оставили равнодушным. Галя сразу вспомнила знакомых женщин, которые хвастались своими особенными способностями в постели. Вот, значит, что они имели в виду, дошло теперь до неё!

 Миша уже крепко спал, а она всё думала. Что же это такое на самом деле? Она никогда раньше не задумывалась на подобные низменные темы.

 Всё, что мужчинами не уважается, даже если им и нравится, для неё считалось грязью.

Так думали все нормальных женщин, наивно считала она.  А теперь, как она узнала, тайно, этим занимаются не только зэчки, а и другие люди…

  Значит, эта Ложкина, и ей подобные, будут считаться желаннее, а значит лучше всех из-за таких неординарных способностей! Ради крепкой семейной жизни с любимым мужем можно пойти на всё, цель оправдывает средства. Но сначала надо во всём досконально разобраться, решила она. И разобраться не как-нибудь, а с медицинской точки зрения. Если это медициной не отрицается, то…

 

 Буквально на следующий день эта тема для глубокого изучения была сообщена Елене Николаевне.

 - Лена, - (они уже перешли на <ты>) – я тебя умоляю, перерой все свои медицинские талмуды, но узнай про этот минет всё досконально.

   И она рассказала, почему её эта тема так заинтересовала. Лену тоже, кажется, затронуло, ведь у неё тоже был муж, да ещё какой! Юрий Соломин в «Адъютанте его превосходительстве» был полная его копия. И в заключение разговора, Галя, с полным самопожертвованием, на какое только была способна, но с горьким юмором заметила:

 - Если после изучения, всё окажется допустимо нормальным с медицинской точки зрения, то… и мы тоже будем…. А чем мы хуже! Они для разврата со всеми, а мы с мужьями, для укрепления семей, раз им так «это» нравится!

 Сохранить семью, как она теперь поняла и узнала - очень трудно! А чем труднее задача, то… не отступать же её решать. 

 

                                     

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 25.06.2015 16:20
Сообщение №: 115809
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

                                          Часть пятая.

 

                                        Справедливое решение.

 

               Глава первая.                

 

 На партконференции Галя испытала разочарование, зато после неё было много положительного. Вот почему все так стремятся к власти, что даже одно к ней случайное «прикосновение» и то дало ощутимые результаты.

  С Миши, ничего не объясняя, тут же сняли незаслуженное наказание. Всё происходящее было далеко не случайностью, и только Галя знала, Кто им помогает.

  Буквально на другой день, поздно вечером из Павловска позвонила Валя, с которой они ездили за границу. Ей срочно понадобилось проконсультироваться у Миши насчёт личных дел, связанных с законом. Галя к тому времени, кое в чём разбираясь, старалась По-возможности иногда ограждать мужа от лишнего беспокойства.

 - …Ты сначала мне всё расскажи, потом будем Мишку дёргать. Одно я знаю точно - никто не станет заниматься твоими делами, пока ты ни напишешь заявление на имя начальника милиции, если хочешь получить помощь.

 Валя, нервничая, сбивчиво начала рассказывать, постоянно кого – то во всём обвиняя.

 - Да о ком ты говоришь, я никак не пойму? – перебила её Галя.

 -  Про мужа алкоголика, говорю, Игоря моего молодого помнишь? – пояснила она.

 - Как так? Это когда он успел у тебя стать алкоголиком, ты же всегда его только хвалила?

 - Да, хвалила и захвалила! Три года мы прожили душа в душу. Но потом, когда с ребёнком у нас стало не получаться, он начал выпивать. А всё потому, что врачи его обвинили в бесплодии. Оказывается у него сперма плохая, сказали, что какая – то «молодая», и из-за этого не получается забеременеть. Он начал злиться, психовать, как будто кто – то ему виноват в его бесплодии. Постепенно становилось всё хуже и хуже, а сейчас он уже нигде не работает, а только пьёт да ревнует меня ко всем подряд. Я от своего «первого» из-за этого ушла, а теперь ещё один на мою голову свалился. Хорошо, что я не родила от него! А сейчас мне надо его из квартиры выписать. Хотела у твоего Миши спросить, что нужно для этого делать. Как правильно действовать.

 Галя догадалась, в чём там дело, и её так и подмывало сказать об этом.

 - А почему ты так быстро его возненавидела? У вас же необыкновенная любовь была, после которой уже не расходятся. Ты же сама меня уверяла.

 - Любовь была, да, но закончилась! Галя, мне надоело всё тянуть на себе. Он ни дома, ни на работе ничего не хочет делать, а про постель…, так я, вообще, молчу! Обнаглел совсем! Будто я одна должна его обслуживать… - и она прикусила язык, будто проговорилась.

 - А может, вот именно, с этого твоего «обслуживания», всё и началось? Ты знала, что от минета мужчины, кто раньше, а кто позже становятся импотентами? - не сдержавшись, выпалила Галя.

 На том конце провода от прямого попадания в цель, сильно поперхнулись, и тут же, наверное, как «змею», бросили трубку….

 После этого разговора, они больше никогда не общались.

  

 Если уголовный розыск круглосуточно призван бороться с нарушителями закона и прочим криминалом, то в жизни его сотрудники сами тоже часто потерпевшие.

 В данном случае, под масками «порядочных и влюбленных» в них женщин, в отделе орудовала «банда» распоясавшихся минетчиц, одетых в милицейскую форму.

 Контингент уголовного розыска и других служб милиции был наполовину молодой. Тем ребятам и в голову не приходило, что рядом опасность. И дело тут не во всех женщинах в погонах, а только в тех «блудливых козах», которые перебаламутят всё стадо, как ложка дёгтя, в бочке мёда!

  Именно женщины отдела лучше всех всё видели, но вмешаться и остановить никого не могли.

 - Все люди взрослые, и могут жить по-своему!

  Так могло звучать оправдание происходящему.

  В каждом смешанном коллективе возникают интимные отношения, и от этого никуда не уйдёшь! Но последние годы в отделе с приходом «скромницы» Ложькиной и ещё нескольких ей подобных, повсюду стали твориться беспардонные вещи. В рабочее время можно было наткнуться где угодно и на кого угодно. Молодые мужчины делали вид, что ничего не происходит, а пожилые, тоже ничего не замечали, кроме, наверное, воспоминаний молодости…

  Когда Галя начала конкретно интересоваться подобными вещами, то её завалили фактами откровенных прелюбодеяний между сотрудниками и сотрудницами отдела. О причине её интереса достоверно знали только две женщины - Тамара из розыска и Валентина Ивановна из Управления МВД. Гале для всех нужно было оставаться в тени, чтобы никто не узнал, откуда «дует ветер».

 Конечно, догадываться могли, и догадывались, но одни догадки к делу не пришьешь! Многие женщины отдела и Управления возмущались бравадой и наглостью «похотливых коз», которые и не собирались скрывать своих интимных связей на работе.

 Если раньше разборки с Ложкиной  считались личным делом, то теперь масштабы этого преступления значительно расширились. От нескольких «прелестниц» в форме страдало всё женское окружение. Это и сотрудницы и жены сотрудников, не говоря уже о самих сотрудниках.

 

 В данной ситуации оставалась одна-единственная схема поведения, - лучшая защита - нападение!

 «Нападать» решено было через анонимное письмо в обком партии. Но прежде предстояло провести своё частное расследование по разводам.

 Как оказалось, за последнее время половина семей в розыске распались, остальные были на гране того. На подходе была молодая семья Завьяловых. Узнав об этом, Галя решила, встретилась с пострадавшими жёнами, но на этот раз с каждой по отдельности. Как всегда, во всём помогала её любимая работа.  Жёны сотрудников помнили её после того счастливого вечера на День милиции и с удовольствием шли к ней.

  Свой интерес Галя выдавала, за общее беспокойство о сложившейся обстановке в отделе - это участившиеся разводы и жалобы на коллег-любовниц. Ложкина проходила соучастницей во многих «делах», поэтому направить на неё главный акцент не представляло особого труда. Разговаривая с каждой разведённой женой, Галя руководствовалась не одним любопытством, но и желанием помочь, как Бог помог ей. К сожалению, о Боге она не могла со всеми открыто говорить. Это не простая тема!

  

 Первая разведённая семья была старшего опера Чернова Олега. Они прожили пять лет, у них была четырёхлетняя дочь. Жена Олега, Алеся, жаловалась на всё то, чем страдали все без исключения: работа без выходных, маленький оклад и самое невыносимое - частые выпивки с коллегами. Причин для выпивок много, а вот отказаться, уйти от них могут немногие. А в итоге - постепенное отчуждение друг от друга.

 - …Сначала нам поговорить толком было некогда, с утра до вечера на службе, а после уже и желания не стало, - рассказывала Алеся.

 Галя не знала, как ей нащупать хоть какую-нибудь «ниточку» былой любви в их отношениях.

 - Ну, а когда-нибудь у вас бывали минуты откровенности друг перед другом, когда вы признавались в своём недопонимании? Стремились его преодолеть? Не в один же день у вас всё треснуло пополам?

 - Ты думаешь, я не пыталась! Были у нас и разговоры, и примирения. Он всегда признавал, что мало нам времени уделяет, но последний год его как подменили. Может, у него белая горячка началась? Он стал злой, на нас кричит, чуть, что из дому убегает, а самое главное - не даёт ни копейки денег. Я из-за ребёнка вынуждена пока в детском саду работать, а там зарплаты мизерные. Короче, он меня так измучил, что я подала на развод и алименты. Уеду с дочкой к маме.  

 - А про его любовницу тебе что-нибудь известно? - осторожно спросила Галя.

 - У него их много, и все они из милиции, он этого и не скрывает. Он мне всё время тыкал, что я - никто по сравнению с ними! Знаешь, мне уже всё равно, с кем он и кто они. Самое противное, что в наших интимных отношениях он тоже стал требовать таких же ласк, которыми его ублажают его б! …  Это и ускорило наш разрыв окончательно.

 Гале и тут стало всё ясно. От предложения подписаться под письмом и, если понадобиться, подтвердить устно, Алеся не отказалась. Она поддержала благое намерение - остановить разгул беспредельного разврата.

 - …Может, кому не поздно ещё и поможет! – с горькой усмешкой, на прощание сказала она.

   После ухода Алеси Галя подумала: А ведь у нас с Мишей  всё точно так же могло закончиться, если бы я ни обратилась с молитвой к Господу Богу! Слава Тебе Господи, слава Тебе! - с благодарностью многократно проносилось в уме.

  В назначенный день к Гале пришла Марина, жена Завьялова. Это была совсем молоденькая девушка, ей не было и 25 лет. Еле сдерживая слёзы, она пожаловалась Гале на распад семьи, даже не спрашивая, почему та этим интересуется. У них в семье тоже давно творилась похожая свистопляска, уже переходящая во взаимную ненависть. Маленькая дочка очень любила папу Андрея, и пока всё держалось только на ней. А он метался между Марго и семьёй.  

 - …Я же, Галя, и подумать не могла, что она специально к нам ходит, когда его дома нет, чтобы всё у меня выпытывать про нашу жизнь. Я ей, как пожилой женщине всё рассказывала, думала она там, на работе, за ним приглядит. А она в это время уже с ним спала… - и Маринка залилась горючими слезами.

  Гале стало жалко её, пострадавшую вместе со своим мужем от этих прожженных аферисток, извращенок в милицейской форме.  Захотелось, во что бы то ни стало, помочь ей, как младшей сестре.

  Они уединились и долго беседовали. Галя подробно объяснила молодой женщине, что к чему. Почему её муж так к ней переменился, как его день изо дня на службе обрабатывает хитрая Марго. Как используются её ошибки и неопытность.

 Маринка перестала реветь, и вся была во внимании. Она, как никто, продолжала, любить своего Андрея, и Галя решилась: -

 - Марина, ты крещённая?

 - Да, а что? - И Галя рассказала ей про Бога. Как Он помогает всем, кто к Нему искренне обращается, какие Он может творить чудеса по молитвам к Нему. Маринка впитывала сказанное, как «губка», верила каждому слову. Галя для неё давно стала авторитетом.

 - И почему я раньше к тебе не пришла? Галя, я же не знала, куда мне с моим горем податься… - снова зарыдала она.

  

  Марго действовала осторожнее Ложкиной, но всё равно её «манёвры» могла не заметить только неопытная Маринка.

 Они конкретно обсудили план действий, вплоть до разговора с Андреем. Переписали молитвы «Отче наш» и «Богородицу». Договорились, что будут созваниваться по возможности.

 Галя решила через Мишу узнавать настроение Андрея и постараться уговорить мужа помочь восстановить распадающуюся семью. Дома она рассказала о «случайной встрече» с Мариной, которая поведала ей о своей беде.  Миша ещё сам не излечился от подобной болезни, и такая просьба могла только ускорить его выздоровление. Больше всего его тронули переживания маленькой дочки Завьяловых, он всегда мечтал о девочке.

 Значит, Господь посылает мне ещё и эту Маринку, надо и за неё бороться…, - думала она, засыпая в тот вечер.

 

  - Люба, объясни мне, почему бывают такие бездушные женщины, у которых нет ничего святого? Только тело с женским половым органом и всё! Почему они такие? - спросила Галя, как только зашла к ней в квартиру.

 Они встретились с Любой на другой день после разговора с Мариной. Люба, как всегда, быстро ответила:

 -  А твой вопрос и есть - ответ. У них нет души, нет ничего святого, а есть только тело с половым органом. Вот поэтому они и такие!

 - Но ведь так долго не проживёшь, как они живут. За такую подлую жизнь придется расплачиваться болезнями, бедами, скорбями…

 - А откуда тебе это стало известно? Кто научил тебя так думать? – перебила её Люба.

 - Как кто? Ты учишь, мама, так Бог нас учит.

 - А их мамы тому не учили, и в Бога они не верят. А где Бога нет, там кто есть? - Люба спрашивала, как учитель урок, и продолжала: - Где Бога нет, там есть сатана. А у сатаны одна задача - больше людей погубить, чтобы все поспились, с ума посходили, отсюда его полное название - враг рода человеческого. В свои сети он завлекает лёгкой моралью - живём один раз на этом свете! Рви от жизни всё, что только сможешь!

 Для этого он насылает на людей разные страсти: к водке, наркотикам, блуду и так далее. Люди считают, что они с этими наклонностями родились, и потакают своим страстям. На преступления идут, из – за страстей. Ошибочно принимают их за что – то настоящее, как за любовь, например. А желания от страстей бесконечны, пока до гибели не доведут, не остановиться. Пей, пей, пока ни сгоришь от водки, колись, пока не умрёшь от передоза, и так во всём. А люди не понимают и ещё гордятся страстями.      «Он или она такая страстная!  О страстях говорят, как о достоинствах.

 И только с верой, можно понять, что страсти - это плохо! Страсти нужно подавлять в себе, а не потакать им до бесконечности. Из всех страстей самая гибельная и распространенная – гордость! Гордость и верующих и неверующих осаждает. Её часто принимают за особенность характера: дескать, я такой родился и ничего тут не поделаешь.

 Галя сразу вспомнила себя. Это ведь она такая, всегда гордилась, что она самостоятельная и независимая. А Люба продолжала, будто читала её мысли:

 - Гордость у неверующих, да и у многих мало верующих людей, считается благородным качеством и к ней приписывают много других уважаемых качеств, как честность, порядочность. Но у гордости нет места жалости, а значит, и добра с милосердием. Гордый человек, надеющийся только на себя, не может понимать тех, кто надеется на Бога, для него это унизительно. А раз унизительно, то значит плохо и недопустимо.

 Люба говорила эти слова, глядя на Галю, будто всё это к ней относилось. А та тут же начала оправдываться:

 - Я с тобой не согласна, доброта и простота у меня с гордостью уживаются. Я добрых людей всегда уважала.

 - Тебе так хотелось думать, потому что той гордости у людей в разных количествах бывает: у кого-то чересчур много, а у кого-то поменьше. Ты же не будешь сейчас отрицать, что в душе ты всё равно считаешь себя лучше многих?

 - А я и так лучше многих, -  совершенно искренне вырвалось у Гали.

 -  Это и есть твоя гордость! - заключила Люба.

Но Галя не обиделась, а начала объяснять, почему она так считает:

 - Люба, мне кажется, что совсем без гордости жить на земле невозможно, заклюют, затопчут. Такие, как Самохваловы, минетчицы разные.  Совсем простые и добрые люди за себя в нашем обществе не смогут постоять, так мы с «малой гордостью» их и защитим. Я как раз пришла об одной такой простушке просить.

 И она рассказала Любе про Завьяловых. Спросила, правильно ли она поступила, что рассказа о Боге и дала учить молитвы.

 - А она сама этого хотела, ты её не силком заставляла? - поинтересовалась Люба.

 - Да, да, конечно, она ищет помощи, как я искала. Не могу же я одна, получать от Бога помощь и не поделиться с другими, с теми, кто об этом ничего не знает. Это же, как закрывшим одеялом тайком жрать под одеялом, а кругом голодные….

 

 Подобные беседы всё больше и больше просвещали неугомонную искательницу правды.

Теперь она знала, что её мучило к Жене! То была любовная страсть, которая временами куда - то исчезала, то с новой силой обрушивалась на неё. Не давала жить, заставляла изменять мужу. А название тому чувству - Я хочу! Настоящая любовь не пропадает, она вечна!   

 

  - Как же отличить, когда приходит Любовь от Бога, а когда страсть от нечистого? Эти чувства так похожи, что разобраться не возможно?

 Гале казалось, что на этот вопрос никто и никогда не ответит однозначно. Она думала, что Люба будет долго объяснять, перечисляя отличительные признаки. Но та ответила коротко и просто, как уже до неё на этот вопрос ответили Святые отцы. Во все времена, с создания мира, людей мучили одни и те же вопросы!

 - Когда Любовь приходит от Бога - сердце радуется, а когда от сатаны - оно смущается.

 Галя задумалась над этим коротким ответом, а потом радостно воскликнула:

 - Точно, всё так и есть! Встретившись с Мишей, я была в такой же ситуации - замужней женщины, но я ничего не боялась и не смущалась. Потому что Миша был послан мне Богом!  А с Женей с первой встречи одни смущения, сомнения и… стыд! Бесконечный стыд, он меня просто замучил! И ещё один вопрос в связи с этим. Почему, когда Миша вернулся с учёбы, у меня было такое ощущение, будто я воровка и обокрала его дом? За время наших отношений с Женей это чувство вора не покидало меня?

 И на этот раз Люба недолго думала над ответом, но ответила более подробно:

 - Это оттого, что мамины «семена» в тебе проросли, не погибли. До школы она регулярно причащала тебя в церкви, молилась о тебе. По-христиански брак, семья - святое! Господь так определил: муж и жена - одна плоть, от которой родятся дети. И тело жены уже не принадлежит ей одной, а и её мужу, с которым они составляют одно целое. Поэтому ты чувствовала себя воровкой, когда отдавала себя другому мужчине. Твоя совесть возмущалась этим, и ты ощущала стыд. Это очень хорошо, когда есть такой стыд! Значит, душу твою Дух Святой посещает, она и стыдиться. Тело человека по Божьему разумению называется Храмом души, и должно сохраняться в чистоте. Вот почему Богом так ценится девственность – наивысшая степень чистоты! А у сатаны нет никаких запретов, никакой чистоты, наоборот, больше грязи, разврата. Оправдывая всё половыми удовольствиями.

 Лично Галя всё понимала и соглашалась даже. Но в окружающем их мире, она знала, за малым исключением, никто не променяет половые удовольствия на девственную чистоту! Мало того, последнее время над девственностью стали открыто смеяться, по понятным причинам.

  Мужчины - для того, чтобы освободить себе доступ к телу, а женщины - чтобы оправдаться.

 И поэтому Галя, от имени всех неверующих, задала тот самый волнующий вопрос: «Что же это за жизнь без плотских удовольствий?» 

 - Бог не отрицает никаких земных удовольствий, какие не несут вреда здоровью и будущему потомству. Плотские удовольствия допускаются, но не вредные и в меру!

  - Но в том-то и дело, что все удовольствия считаются вредными. Курение, алкоголь, половые связи с понравившимися людьми. То, что для всех обывателей смысл жизни - то и вредно получается!

  Почему все удовольствия вредные и от сатаны? А от Бога удовольствий мало? Что, Бог, не может в противовес своему врагу добавить своих, Божьих, удовольствий, чтобы никто не гонялся за вредными?

 Люба задумалась и, видимо, не оттого, что не знала ответа, а решала, как понятнее ответить, когда понять не могут. Галя ждала ответа, а услышала вопрос:

 - А как ты лично относишься к неблагодарным людям?

 - Очень плохо, - не раздумывая, ответила она. - Считаю, ужасно быть неблагодарной свиньёй в ответ за сделанное добро. И принимать добро за само собой разумеющееся, как будто кто-то обязан его делать!

 - Так вот, наверное, так же и Бог думает о нас всех! -  

 - Ты спросила, где же Божьи удовольствия, якобы их очень мало. Так вот, сама Жизнь, дарованная нам Богом, уже одно сплошное удовольствие, к которому мы относимся как к само собой разумеющемуся, или, как неблагодарные свиньи, - твоё сравнение!

 Вот тебе маленький пример. Представь на минуточку, тёплое летнее утро! Ты проснулась, потянулась, потом легко спрыгнула с кровати и подошла к окну. Ты увидела голубое бездонное небо, залитое солнечным светом, услышала пение птиц. Поплескавшись под приятным душем, ты стала пить свой ароматный чай или кофе.

 И другой пример. То же утро, кто-то проснулся. Но он не может, ни потянуться, ни спрыгнуть с кровати, он уже несколько лет лежит неподвижно. Он не может увидеть ни неба, ни солнце, так как ослеп. Он не может САМ ни пить, ни есть…

Дальше можно не продолжать. Только этот второй понимает, каких удовольствий он лишён. И так мы все, пока всё имеем, данное нам Богом не ценим и не бережём! Здоровье, движение, чувства, творчество и т. д. - всё это огромные Божьи удовольствия. А люди, пока имеют, нисколько этого не ценят!

 Галя задумалась. Она впервые посмотрела на всё со стороны. Больше вопросов на эту тему ей задавать не хотелось. 

 …Сколько людям ни дай, им всё равно будет мало. И только через горе, скорби, несчастья они начинают что-то ценить и понимать – закончила мысль Люба.

 

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 07.07.2015 22:41
Сообщение №: 117013
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

 Галя не знала, как ей начать разговор с Мишей про распадающуюся молодую семью Завьяловых. Она боялась нарваться на его категоричное «нет», после чего трудно будет вернуться к этой теме. А время будет упущено безвозвратно. Она думала, ломала голову и при этом молилась и просила у Бога помощи в нужном для всех деле. Ведь если Миша возьмется «вытаскивать» Андрея, то и сам тогда вылезет окончательно. Галя вспомнила, как несколько лет назад, на том знаменитом вечере, на День милиции, Маринка с Андреем были самой молодой и красивой парой. Их можно было принять за парня с девушкой, а у них уже была маленькая дочка Настенька, копия папы! Они поженились, когда он заканчивал учёбу, сразу приехали по распределению в Южно-Сахалинск. Настенька родилась уже здесь, ребята из розыска долго «обмывали» папину дочку. Как всё было хорошо! И квартиру им дали. Живи, люби, работай, да радуйся! Так нет, раз - и всё! Приехала Бесова Марго, нагулявшаяся досыта баба.

 

 В милиции Марго оказалась не как все нормальные люди, а из-за проблем с законом. В дикой юности и ещё раньше у неё были залёты по «малолетке», она состояла на учёте в милиции. Там её пожалели и пристроили сначала туда, потом сюда, а после курьером - ученицей машинистки в суд.

 Ритка на новом месте прижилась, остепенилась. Ей льстило находиться возле важных судей, которых все боялись, а она была для них просто Рита. В личной жизни ей не везло. В детстве она росла почти беспризорной. Мать постоянно пила спиртное и водила мужиков домой. Рита всё время проводила на улице, больше играла с мальчишками. За её смелость ребята уважали её, но до поры до времени. Как только она подросла и стала округляться, мальчишки стали интересоваться ею по-другому. А так как, Ритка ничего не боялась, то она единственная из всех девчонок их двора пошла в подвал трахаться. Она думала, что если она будет, как взрослая, то пацаны уважать её будут ещё больше. Но всё получилось наоборот. Она сразу заметила презрительные взгляды, ещё вчерашних «корешков», хотя сами с удовольствием по очереди спускались с ней в подвал….

Сама она удовольствия не имела, или не понимала, или они не могли…. Среди ребят был один, старше всех, красавец Юрка. Он нравился всем девчонкам, но в подвал с ним не шли, родителей боялись.

 Как-то днём Юрка позвал Ритку к себе домой и напоил бражкой. Раздел догола и стал целовать, обнимать…. И тут она впервые почувствовала то, о чём раньше только слышала. Юрка ей и так давно нравился, а после того, она была готова для него на всё! Он это так и понял.

 - А теперь ты меня целуй… - предложил он. - Да не сюда… - И он показал, куда. Ритка засмущалась, замешкалась, а он стал ей рассказывать, про редких женщин, кто умеет так делать. А главное, мужики таких женщин очень любят и даже из-за них стреляются. Во как! И он показал фотокарточки, где были сфотографированы «знаменитые артистки», показывающие, как это надо делать. В общем, убедил, ей тоже захотелось стать лучше всех «колхозниц», которые тёмные дуры и ничего не понимают в любви.

 Юрка, с ума сходил от удовольствия, а сама Ритка с «того» ничего не имела, но ради любимого готова была на всё. Очень скоро вся их «любовь» скатилась только к «этому». Ей хотелось нормальных отношений, где и она бы ловила «кайф», но Юрка только стал больше поить её бражкой, уговаривал и даже давал денег. Теперь она понимала, как это мужикам нравится!

Когда Юрке надоело уговаривать подружку, он её бросил, обругал грязными матерными словами и пригрозил:

 - Теперь я всем расскажу, какая ты «соска» ….

 Ритка с горя запила, а было ей тогда 15 лет, школу бросила. Денег не было, и она связалась с плохой компанией. Несколько раз их забирали в милицию, и кто знает, чем бы всё это закончилось, если бы не баба Варя.

 

  Варвара Ильинична была строгая, но очень добрая инспекторша по делам несовершеннолетних. Работа в милиции - это как на свалке, только на свалке мусор бездушный, хотя и среди него бриллианты попадаются. А в милиции среди мата, крови и ненависти задержанных, тоже встречаются нечаянно оступившиеся душеньки, которые сами того не понимают. Отсюда и подходящее название служащим в милиции – «мусора». А, каково им быть, мусорами - то, а особенно, женщинам! Не тем сексоткам, которые во все времена лезли в мужское окружение под видом работы, а настоящим воительницам за порядок в нашей грешной и безумной жизни.

 Вся преступность растёт и умножается с нашего подрастающего поколения - детей. И никому до них нет дела: ни родителям - пьяницам, ни делающим свою карьеру нормальным родителям, ни государству с чиновниками.

И у многих наступает момент: либо этих безнадзорных детей сажать, либо миловать. И всё зависит в их судьбе от тех, кто окажется рядом. Так вот, Ритке повезло, она оказалась возле доброй, не зачерствевшей души, бабы Вари.

Ни круглосуточная работа, без выходных, ни грошовая зарплата, ни грубость и хамство окружающих, не сделали из неё гестаповки по отношению к задержанным ребятам. Пожалела она девчонку и взяла под своё «крыло».

 - Ты что, хочешь себе такую же жизнь, как у твоей алкоголичке матери? Запомни, у женщины, помимо работы, два пути: либо замужество, либо вразнос! А разнос он разный бывает, преуспевающий тоже….  Главная задача для женщины - детей рожать, воспитывать, жить в семье, всё остальное - блуд, грех, как его ни маскируй! Я со своим Митричем больше тридцати лет, как один день прожила, и вместе работали, вместе детей растили. Он бандитов ловил, а я всё с ребятишками беспризорными. Сколько оступившихся душенек от тюрьмы и от смерти уберегли за все эти годы - не счесть!

 Баба Варя не скрывала своей веры в Бога, и её за это только все уважали, к ней прислушивались. В общем, если бы не она, где бы та Ритка сгинула, одному Богу известно. Под её руководством Ритка пошла в вечернюю школу, работая, где придется. Дотянув до совершеннолетия, баба Варя пристроила её в суд, ученицей машинистки и курьером одновременно. И хотя денег там платили мало, Ритка в суде прижилась, обтесалась, и всё время думала о замужестве. Все молодые работники суда были студентами-заочниками юридического института. Ради него многие там и работали. Разговоры постоянно были о сессиях, о темах работ, о практике. Ритка уже знала столько, будто сама проработала и в розыске, и в следствии. Самой впрягаться в эту кабалу она не спешила. Она надеялась удачно выйти замуж, как её одна знакомая. Та встретила курсанта и теперь стала женой офицера, живёт, как барыня. Ритка отошла от своих старых компаний, но встретить приличного парня ей никак не удавалось.

 Но однажды это случилось! Он приехал по распределению, молодой, холостой, перспективный, как о нём говорили. Пока был на стажировке в прокуратуре. Ритка, увидев его, замерла, ну, вылитый Юрка, её первая любовь. Красивее Юрки она не встречала. В общем, не сразу, постепенно, но Ритка его закадрила. Её мать тогда постоянно находилась в больнице, и она жила одна.

 Геннадий, так звали того парня, был хорошего воспитания, и сразу серьёзно отнёсся к их отношениям. И Ритка впервые в жизни почувствовала к себе мужское уважение. Всё шло у них культурно, чинно и чисто. Даже стало «попахивать» возможной свадьбой. Ритка, радуясь, думала:

- Вот оно счастье, дождалась! Хватит об меня ноги вытирать, муж прокурором будет!  

 Видя его полное к ней расположение с уважением, Ритка решила тоже лицом в грязь не ударить, а выказать ему всю свою любовь, как настоящая женщина! Гена вёл себя больше чем скромно, он уже несколько раз ночевал у неё, не прикасаясь к ней, как мужчина. Ритка ценила его к ней уважение, но было непонятно. Как так, все хотят, пристают, а он рядом, и стесняется! И она решила его обрадовать, ошеломить, а как, она хорошо знала! Благодаря ей, состоялся интимный вечер. Они выпили вина, поговорили по душам. Ритка к тому времени уже обтесалась среди культурной публики и умела раскрывать темы. От выпитого вина, от умных Риткиных речей, Гена совсем расчувствовался. Он не открыто, но почти, признавался ей в любви, всё ещё боясь к ней прикоснуться. Ритка была рада всему, кроме его затянувшейся нерешительности. Не выдержав, она первая прижалась к нему, поцеловала в засос и повалила на кровать…. Свершилось!

 Гена сильно волновался, видать, он был не «асс» в этих делах, но Ритке всё понравилось. Она уже любила его, и решила сделать ему за его благородство «подарок»! Такой, который ему никто не преподнесёт! Она это знала! Они выпили ещё и даже больше, чем надо. И она сделала всё, как учил Юрка…

 Результат был сразу и налицо! …

 

Гена был больше чем в шоке. Ритка только не могла понять одного: очумел он от удовольствия, или от удивления?

  Наутро они разошлись по своим делам, а вечером она зря прождала его дома. Не пришёл он и на второй день, и на третий. Короче, Гена стал её избегать. Что бы она ни делала, он шарахался от неё как от «чумы». Ритка не могла понять, в чём дело? Ведь всем мужикам «это» очень нравится, так почему он так испугался? Она, бедняжка, не понимала элементарных вещей!

 Вскоре Гена перевёлся в другой суд, и они больше не виделись. Ритка долго не могла успокоиться, ей было ничего не понятно, и она решилась поделиться своим горем.   Взяв бутылку портвейна, кусок варёной колбасы, пошла к бабе Варе, как к своей крёстной матери. А баба Варя тогда только что вышла на пенсию по болезни. Её иногда навещали бывшие подопечные, которые благодаря её своевременной поддержке сумели встать на ноги. Ритка тоже не забывала своей спасительницы, считая её за мать, которая всегда выслушает и подскажет, как никто другой.

 Выпили, закусили, и Ритка, всё, без утайки, рассказала про свой облом с замужеством.

 - Что делать, Варвара Ильинична, как этим мужикам угодить? И так плохо, и так не хорошо! Я же для него старалась, самой - то мне и даром не надо! Почему он бросил меня?

 Баба Варя, молча, с грустью смотрела на Ритку. С такой «темой» она была знакома, но только среди отбросов женского рода. Среди нормальных женщин «это» презиралось или скрывалось. Прежде всего, потому, что мужчины не уважали таких женщин!

 - Ой, Ритка, сверху, вижу я, ты отмылась, вон какая стала! А в душе у тебя по-прежнему - одна грязь, не отскобленная! Не «этим» берут настоящих мужиков, не видать тебе хорошего мужа с твоими понятиями.

 - Так им же «это» больше всего нравится. Я знаю, вот я и хоте… - нетерпеливо вставила Ритка, но баба Варя грозно оборвала её, даже повысив голос:

 - Им, может, и нравится, а Богу - нет! А они, сами того не понимая, Бога боятся, и потому за людей не считают тех баб, которые их на этот грех сбивают, хотя и не отказываются, когда где обламывается. Не зря, у мужиков самый позорный мат - В р..т т…!.-  Открытым текстом напомнила она.

 - Так они же сами нас учат - начала оправдываться Ритка.

 - А кто их научил?  Первые «уроки» юным мальчишкам старшие тётки дают, это потом, они уже учёными становятся. И сами развращают девчонок, тех, кто с ними по подвалам, да чердакам таскается. Ты уважения к себе ждёшь от мужчин, а его только чистотой заслужить можно! Неужели тебя жизнь до сих пор ничему не научила? Ведь у тебя сейчас такое окружение, всё на твоих глазах происходит. Если бы ты будущему прокурору другой подарок подарила - свою девственность, он бы оценил и тебя не бросил. Жалко мне тебя, не так живёшь! Возьмись за ум, хватит женихов «одним местом» ловить. Учись пока не поздно, да уезжай отсюда подальше. Здесь про тебя, поди, уже все знают, такое «клеймо» мужиками быстро друг дружке передаётся, - сказала ей на прощание баба Варя.

 Вскоре она навсегда уехала к своим детям в другой город.

 А Ритке, больше таких речей никто не говорил, а только наоборот. После того разговора с бабой Варей она одно время и впрямь собиралась больше «этого» не делать. Но по пьянке забывалась, ей хотелось удивить, покорить, привязать к себе очередного хахаля. Показать себя необыкновенной, страстной женщиной, не то, что все остальные! Других достоинств у неё перед другими не было. Но ничего не помогало, замуж никто не звал, хотя за «этим» ходили, не забывали.

 С возрастом она поняла, пока мужики «этого» не знают, то спокойно обходятся обычными отношениями. Но стоило им «это» раз показать, как они только «этого» и ждут! …

 Проболтавшись ещё несколько лет, она пошла, учиться, как все, заочно. Учиться было легко, все курсовые и контрольные достать было где.

 В общем, через несколько лет Ритка превратилась в Марго. А ещё через год она завербовалась на Сахалин, где собиралась начать новую жизнь, с белого листа.

 В работе она толк знала, особенно перед новичками. Под звонким смехом скрывала свой возраст, прикидываясь простушкой. Но когда было надо, откуда что бралось! Она от кого-то переняла такой хитросплетенный мат, что видавшие виды мужики, перед ней терялись. Оказавшись в новом мужском коллективе, она быстро поняла, что все мужики давно разобраны и, кроме «случек» на работе, ей ничего не светит. Но у неё были другие задачи. Поглядев на молодую соседку по кабинету Ложкину, она решила действовать так же, не обращая внимания на возраст, жён и детей.

 - Пожили, и хватит! Дайте другим пожить! - рассуждала она.

 Под руку ей попался Завьялов, совсем сосунок, но только в таком возрасте, как он, ещё и оставалась надежда на успех.

 Для обработки «объекта», главное – это быть постоянно, рядом! А остальное природа и женская хитрость доработает. Играя на общих интересах по работе, добиваясь совместных успехов в ней, всё это даёт шанс на взаимопонимание. Когда взаимопонимание по работе достигнуто, начинаются разговоры доверительного характера о непонимании в жизни близких людей. Ревнивых мужей, домостроевских жён и т.п.   При всём при этом играется роль тактичной умной, но безнадёжно влюблённой женщины, которая всё понимает и, ни на что не рассчитывает….  Боже сохрани!  Кроме счастья быть рядом, хотя бы по работе. Все разговоры, кроме рабочих, крутятся возле больной темы – недопонимания в семье!

 Про себя Марго, по секрету, рассказала, что именно из-за этого недопонимания она и ушла от перспективного мужа прокурора и одна уехала во «тьму тараканью». Ничего не побоялась, такая уж она принципиальная!

 - А у тебя с женой есть полное взаимопонимание? - спрашивала она Андрея, уже всё до этого выпытавшая у доверчивой Маринки. Андрей не хотел ничего рассказывать про свою семейную жизнь. Тогда хитрая Марго начинала хвастаться своей жизнью с прокурором, какая она была замечательная жена! А потом рассказывала про плохих жён, как те поступают. Андрей, слушал и понимал, что у него тоже плохая жена. И так день изо дня, и даже круглосуточно во время совместных дежурств, влюблённая тётка трется возле молодого парня, изображая из себя всё понимающего «друга».

- А что там про нас болтают по отделу, это плюнуть, да растереть! – доверительно говорила она ему в начале.

  Глядя на такую же «любовь» Добрынина с Ложкиной, Андрей быстро сдался. А что терять-то, если любят, ведь от него не убудет, а женщине приятно…

  А Марго только этого и надо было, лиха беда начало, остальное дело времени и «техники». Марго- это не глупая Маринка! У Маринки, кроме молодости, ничего нет! Дело пошло быстрее и лучше. Бесконечная совместная работа в одном пространстве, общие знакомые и интересы, а главное «нестандартный» секс, когда угодно и где угодно!

 За двадцать лет, отделявшие Марго от её юности, минет, уже преодолел тот барьер презрения и аморальности, каким его считали в юные годы былой Ритки. И хотя такие действия по-прежнему не афишировались, но мужчины с «этим» встречались всё чаще и чаще. Хорошо это или плохо, и в голову никому не приходило додумывать, главное – мужчинам приятно! Так что Ритка дожила до своего времени, когда бояться было нечего. Её «талант», на фоне неопытной молоденькой жены, засиял сногсшибательным светом. И Андрей поверил, что его любят без ума, раз для него пошли на такие нестандартные ласки!  

 Об уходе из семьи Андрей сначала не помышлял, там была любимая доченька, да и Маринка ему ещё не надоела, если честно. Когда-то он был в неё сильно влюблён и долго её добивался. Да и, вообще, всё было хорошо, как ему казалось. Пока умная Марго, ни «открыла ему глаза».  

 Она теперь всё чаще и чаще исподтишка закидывала «удочки» про его развод. Она рисовала радужные картины возможного счастливого будущего, где-то в другом месте, где им никто не помешает. Про разницу в возрасте, он уже знал от неё, на примере жизни выдающихся людей.

 Короче, капля камень точит, особенно, когда тот «камень» ни о чём не догадывается. Андрей считал, что ситуация у него под контролем, но постепенно мысли, направленные хитрой Марго, всё чаще и чаще мелькали у него в голове.  

 В общем, Андрей был на перепутье. Что делать, он не знал. Приходя домой к дочке или за вещами, он лгал, что живёт у друга. Они постоянно ругались с женой, спокойно не разговаривали. Его заедало, что она не плачет и не просит его вернуться. Марго это объясняла тем, что жена его просто не любит. А Маринка сначала была в шоке от поступка мужа, потом убита и расстроена, а потом, просто не знала, что ей делать. Она ревела по ночам, на работе старалась скрывать от всех своё горе, но удавалось плохо. Она работала медсестрой в поликлинике МВД, и слухи быстро просачивались сквозь стены. За Маринкой пытались ухаживать неженатые парни, но ей никто был не нужен, кроме её Андрея.

 

 Разговор о Завьялове состоялся, как бы случайно. Галя наблюдала за мужем, соображая, что у него на душе. Говорить он ничего не хотел, ссылаясь на «не наше дело», и уж тем более разделять какие-то опасения о «пострадавшем». Пострадавшим он и себя не считал.

Оклемавшись после Нового года, оставшись без общества Ложкиной, он смотрел на произошедшее проще. Он считал всё обычным мужским флиртом, с которым он сам покончил. А жена, как все жёны всё преувеличивает. Он уже не верил ни в какие привороты, ни в червей, которые ему показались, ни в ненависть Ложкиной. Он только не отрицал, что она квалифицированная минетчица, и этим мужиков сводит с ума. Понимание этого, Галю уже утешало.

 Своё любопытство к делам Андрея она объяснила приходом его жены, а также последней новостью, которую ей, якобы по секрету, сообщили её влиятельные клиентки.

 Скоро начнутся партийные рейды-проверки по всему Сахалину, особенно в больших организациях, и в отделах милиции тоже. На предмет пьянства и блядства среди сотрудников и сотрудниц. Всё это вызвано участившимися сигналами в райкомы, горкомы и даже в обком партии. Уже провели статистические исследования, и наибольшее число разводов на сегодняшний день зафиксировано в органах внутренних дел и на железной дороге. Там, где коллеги круглосуточно трудятся вместе…. Меры планируется принять самые серьёзные, вплоть до увольнений, снятий с должностей и перевода на нижеоплачиваемую работу и так далее. …О наведении порядка будут докладывать в Москву, - сказала Галя и специально вышла из комнаты, чтобы дать мужу переварить информацию наедине с собой. Он знал, что его жена редко лжёт, а в те времена ужесточённой Андроповской дисциплины это вполне могло быть.

 Миша задумался. …Из-за каких-то любовниц - минетчиц слетать с работы, не хотелось. Их отношения, к сожалению, были у всех на виду, и если кто-то заинтересованный захочет, то…. И он сразу вспомнил про своё неполное служебное, про то, как появилась эта кем-то подстроенная жалоба. Слава Богу, что Ложкиной сейчас рядом нет, а Андрюху надо предупредить. Он постоянно с Марго и все знают про них…

 Обо всех этих мыслях мужа Галя догадалась, когда вернулась в комнату. Он смотрел телевизор, но перед ним, видимо, вставали другие картины. Он сидел отрешённый, устремив взор куда – то поверх экрана….

 

 И хотя их отношения после разгромной новогодней ночи наладились, партконференция их ещё улучшила, но всё равно это были не те отношения, какие были в начале их семейной жизни, отмечала Галя.  

Её Миша, после всего произошедшего изменился, другим стал Миша! Казалось, обработка минетом растлила его душу. Неизвестно только, временно или навсегда? Умом она его осуждала и даже злилась, а сердцем оправдывала. Чем больше он «падал» в её глазах, тем сильнее она старалась отмыть его от грязи. И больше всего ей хотелось, чтобы он сам понял, стоит ли эта грязь всей их счастливой жизни! Ведь до этого им всего хватало!

Конечно, одной ей такое было бы не под силу, но теперь у неё был Бог. На её веру в Бога Миша смотрел равнодушно. Он не отрицал и не поддерживал её, но ей это тоже было понятно, потому что так сразу не бывает.

Согласиться с верой в Бога - это уже почти самому поверить. А это уже будет высшая ступень! - думала она. Только бы нам скорей выбраться из этой «помойки», а там, глядишь, Бог нас не оставит!

     

 

 

      

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 20.07.2015 19:17
Сообщение №: 118401
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

              Глава вторая.

 

 Несмотря на то, что всё происходящее могло только разочаровывать её в муже, разжигать и без того обиженное самолюбие, она же чувствовала совершенно обратные чувства. Это всё увеличивающаяся, любовь к нему, которая так долго таилась внутри, прикрываясь одной жалостью.

 Её любовь к мужу, и вера в Бога, одновременно вышли из своего «укрытия». Она не хотела верить, что он разлюбил её. Просто его любовь сейчас, как когда-то у неё, ушла вглубь, а её вышла на поверхность.  Свою открывшуюся любовь, она ему целиком не показывала, а только в меру и вовремя. Любовью надо экономно распоряжаться, как деньгами, чтобы всё сразу без ума не истратить, ни пресытиться, а потом ни сидеть голодными.

 Но всё равно, как бы днём, она не скрывала своих сильных чувств, их ночи были наполнены нежностью и любовью. Никакие искусственно вызванные удовольствия, не сравнятся с натуральными. Когда душа и тело образуют одну духовно-физическую гармонию. Эти гармонии очень помогали в возрождении прежних отношений, но Гале хотелось ещё скорее вернуть себе прежнего мужа.

  Теперь ей многое открылось в семейных отношениях. Оказывается, браки совершаются на Небесах - не пустые слова!

 А может, и Женя был не случаен в её жизни, чтобы она через свою вину смогла понять измену мужа. Чтобы в будущем не ошибаться!

  Оказывается, сильно любить мужа – ой, как не просто!!

С любовником встретился, да расстался, а любимый муж круглосуточно рядом. Постоянно нужно держать себя в руках, если хочешь оставаться любимой и не наскучить со своей любовью. Без Божьей помощи долго не продержаться, а с Его помощью и это возможно!

 Но самое трудное - это постоянный страх за своё семейное счастье. Ведь до всего случившегося она и не предполагала, что её «сестры» по плоти, в тайне повсеместно охотятся за женатыми, особенно благополучными семьянинами.

 Одинокие, живущие, сами по себе мужчины, такого интереса меньше представляют, как ни странно это звучит.

 А логика проста - женившись один раз, мужчина сможет и в другой раз связать себя браком. А наша «сестра», в какой бы морали ни воспитывалась, генетически тянется к длительному союзу.  

 Раньше Галя, как и все женщины, во всех грехах винила только соблазнителей - мужчин.

  Теперь же ей стало ясно и понятно, что их вина нескончаема, а потому будет вечна! Она заложена в их функциональном значении на этом Свете. Как бы их ни обвиняли, они своей мужской миссии никогда не изменят.

 А вот женщины всё забыли, а молодые поколения те, и вовсе не знают своего Божьего предназначения. Добиваясь равноправия с мужчинами, уравнялись и в половом вопросе

  А всему виной, наша безбожная слепая жизнь, где, насмехаясь над всеми, царствует враг рода человеческого.

 

Он, лукавый, понимает, главное - в этом деле, женщину с пути сбить, а мужик, он и сам собьётся!

 

 Это он, лукавый, наущает женщин идти на всякие изощрения в достижении первенства друг перед другом по доставлению половых удовольствий сильному полу.

 Но только ничего не помогает. Всё меньше и меньше крепких семейных союзов в длительном проживании. Всё меньше уважения к слабому полу, а где нет уважения, там любовь быстро тает!

 Многие женщины стали считать, все мужики – сволочи! И тот трус, который, ради новой любви боится из семьи уйти. И тот, который уже ушёл. Ведь рано или поздно всё повторится. И крутится эта нескончаемая «карусель любви», кто быстрее на неё запрыгнет! А на всех всё равно не хватит.

 И растёт эта неустанная вражда между теми, кому Богом суждено жить в любви и согласии с сотворения Мира. А сатана ещё и подначивает: Семья это рабство! Пережитки прошлого! То ли дело - беспрерывная новизна и острота ощущений….   

 Много мыслей на эту тему проносилось последнее время в голове у Гали, а поделиться ими, поговорить было не с кем. Её клиентки, в лучшем случае, вежливо молчали, частично соглашаясь.

 А чаще звучало категоричное: Тебя, Галя, послушаешь, так мужики все – ангелы с крылышками. А если бы они сами не хотели, то и налево не ходили бы! Отрезать им…, и дело с концом! И т.д. и т.п.

 Из всех этих суждений, она поняла одно, что спорить на эту тему, не только бесполезно, а и вредно даже! Как всё бессмысленное. Трудно понять мораль верующего человека, гордыня не позволяет.

 

 …Продумав спокойно у телевизора всю ситуацию, возможную с проверкой, Миша впервые понял и оценил, как хорошо, что он расстался с этой подругой! Ему не хотелось признаваться самому себе, что без помощи жены….  

 Но самым «отрезвляющим душем» был, конечно, её минет. Ложкина надеялась опьянить своей раскрепощённостью, а только отрезвила, глаза открыла.

 Ну, не может быть в духовно-нравственном смысле чистой женщины, с такими способностями для всех! «Говорило» глубоко в душе. Когда ничего не знал, было спокойно, но после «Лениного доклада» интерес поубавился.

 «А вдруг я из последней группы? Хрен его знает, но, По-любому, лучше не злоупотреблять!» - посчитал он.            

  Поздно вечером, перед тем, как заснуть, он вдруг вспомнил, что забыл рассказать жене ещё одну новость.

 Вчера на утренней оперативке было сообщение из Павловска. В подвале жилого дома задержали молодого мужчину, который принуждал малолеток из неблагополучных семей заниматься минетом. В КПЗ, куда его закрыли, мужики об этом прознали, и так сильно его отп…, что он сейчас сам стал потерпевший. Лежит избитый в реанимации. Если выживет, то будут судить за растление малолетних.

 Галя, как услышала эту новость, сразу вспомнила Валю из Павловска и её Игоря.

 - А как его звали, того избитого извращенца? – взволнованно спросила она.

 - А тебе зачем? - удивился Миша.

 И Галя рассказала ему про звонок из Павловска и про все её подозрения.

 - Узнаю завтра, если тебе интересно, - сказал он и тут же уснул.

 А Галя долго думала обо всём услышанном, и ей казалось, что это тот самый Валькин муж, которого выгнали из дома

 Ночью ей приснился необыкновенно яркий сон, он был похож на фильм о средневековье. Вперемежку с сонным сумбуром декорации и костюмы людей напоминали то время.

 

…Она, Галя, оказалась в большом помещении без крыши, напоминающем амфитеатр, в центре которого шёл какой-то спор – суд. Сначала она не слышала и не видела происходящего. Ей только хотелось скорее выбраться из тесной толпы и уйти домой. Вдруг, как бывает во снах, она, протискиваясь, оказалась в самом центре этого суда и увидела всё происходящее. На скамье подсудимых сидели трое молодых мужчин, их судили за попытки изнасилований и принуждение к извращениям несовершеннолетних детей. На первых рядах перед судьями сидели богатые люди, о чём можно было судить по их одежде. Это шляпы с перьями, бархат, расшитый золотом. А рядом с ними сидели люди и в современных костюмах. В общем, сонный сумбур! Все они громко возмущались и требовали немедленной казни извращенцам. Галя тоже, как и все, осуждающе смотрела на подсудимых. Как вдруг среди них она разглядела Игоря, Валькиного молодого мужа. Он сидел, опустив ниже всех голову, и, кажется, никого не слышал и ничего не видел. Неподалёку она увидела саму Вальку, беременную, с каким-то мужчиной, видимо, новым мужем. Суд, кажется, подходил к концу, как вдруг из гущи толпы показалась пожилая женщина и кинулась на колени перед судьями, моля их о помиловании.

 - Пощадите моего сына, он не виноват, это его бес попутал! Он больше не будет никогда, пощадите! Он рос тихим, скромным мальчиком, он до своей жены и женщин не знал, пощадите! - причитая со слезами, вопила она. Тогда судья, громко стукнув по столу деревянным молотком, спросил:

 - Кто ещё может что-то сказать в защиту её сына?

 До этого все только выступали с обвинениями и требовали самого жёсткого наказания - казни. Мать первая вступилась за своего сына, не понимая, как он на такое пошёл. Этим сыном оказался Игорь, потому что он, с болью в глазах увидев мать и не в силах ей помочь встать, отвернулся. Было видно, что ему очень стыдно, и он готов провалиться сквозь землю, но земля не принимала его. Валька сидела, уцепившись за нового мужа. А как она хвалила этого Игоря, когда с ним познакомилась! Он был намного её моложе, лучше и чище. Валька к тому времени была уже опытная в любовных делах баба, всё хвасталась, загадочно сверкая глазами: «Кто хоть раз со мной побывает, тот ум навсегда потеряет!» …

 Сейчас был как раз такой момент, когда она, его бывшая жена, могла за него вступиться, но она и не собиралась этого делать. Увидев Галю, она тут же отвернулась в сторону, говоря своим видом: «А я-то тут причём?».

 При виде такой несправедливости у Гали заклокотало внутри, и какая-то сила вытолкнула её к судьям. Она твёрдым, уверенным шагом подошла к матери Игоря, помогла ей подняться с колен и, обращаясь к судьям, не своим, решительным голосом сказала:

 - Я - бывшая подруга жены её сына. Я хорошо знала их обоих с первой их встречи и до сего дня. Можно мне дать показания в защиту этого человека?

 Все сразу притихли от неожиданности, недоумевая, что можно сказать в защиту такого подонка. Валька вся покраснела от неудовольствия и страха. А Галя, сама себя не узнавая, разоблачающим голосом начала рассказывать:

 - Где-то лет семь назад, я познакомилась с Валентиной Заблудовой в турпоезде за границу. Мы были неразлучны все 20 дней и за это время успели узнать друг друга. В то время Валентина была в разводе с первым мужем и, естественно, стремилась встретить приличного человека. Эту тему она проблемой не считала, так как всегда хвалилась своими особыми способностями сексуального характера. Я тогда не понимала, о чём шла речь. Сразу после нашего возвращения из турпоездки она познакомилась с юным мальчиком, таким он тогда казался на её фоне. У них быстро закрутился роман. Игорь без ума влюбился и уже через несколько дней перешёл к ней жить.  Все близкие сначала удивлялись такому скороспелому и неравному союзу, но парень был настолько серьёзен и самостоятелен во всех отношениях, что все решили - Вальке просто повезло!  Сама она хвасталась своим молодым мужем, приписывая всё случившееся только своим неординарным сексуальным способностям.

 Галя посмотрела в сторону Вали, та, сидела вся красная, закусив губу. Её новый муж ничего не замечал, он слушал.

 - Так вот, все годы их совместной жизни Игорь был примерным мужем, пока он ни стал… инвалидом.

 - Инвалидом? Инвалидом! - пронеслось громко по рядам сидящих и стоящих вокруг людей. Мать Игоря тоже тревожно вскинула удивлённые, заплаканные глаза на Галю.

 - Не слушайте её, она всё врёт, - не выдержав, вскричала беременная Валька. Муж начал её успокаивать.

 - Тише, тише! - застучал молотком главный судья, а Гале кивнул головой - продолжать. Она и продолжала, чеканя каждое слово:

 - В семейных интимных отношениях все вольны поступать так, как им заблагорассудится. Это их личное дело. Но при этом надо знать, какие последствия бывают при отклонении от норм. Моей бывшей подруге было не известно, что при длительно – постоянном баловании молодого мужа оральным сексом, у него может нарушиться жизненно-необходимое семяобразования и его созревание. Об этом говорят медицинские источники. –

 Тут она чётко и громко повторила весь Ленин «доклад».  Не успела она закончить, как шквал возмущений обрушился на неё:

 - Этого не может быть! Она всё врёт! Это неправда! - неслось со всех сторон. А какая-то тётка даже громко крикнула:

 - Её саму надо судить за такие речи!

 Все, кажется, забыли про обвиняемого, переключившись на Галю. А она смотрела на разъярённых граждан, и ей показалось, что многие похожи на «Ложькину и Бесову»…

 Это, как сумбур во снах бывает.

 Судьи тоже задумались, потом тихо о чём-то зашептались. А народ всё кричал, уже переругиваясь между собой.

 Кто-то застыл в удивлении….

А Галя даже не ожидала, что эта тема такая больная для многих и во все времена. Все гонятся за удовольствиями, но не хотят ничего знать о расплате за них. Наконец всё стихло, после усилий судей. Галя продолжала:

 - Так вот, Игорь стал зависимым человеком. Почувствовав свою ущербность в важном для мужчин вопросе, он стал пить и злиться на всех. Жена быстренько его выгнала, даже не понимая, откуда что и почему! А всё было её «рук» дело!

 А они теперь вон, посмотрите! - и она кивнула головой на подсудимых, - Напьются и ходят, ищут, кто бы им такое «удовольствие» доставил. Может, глупые девчонки, по подвалам шастающие, от недопонимания и без воспитания? И, глядишь, научатся, и пойдёт это дело дальше по цепочке, от неё – к нему, от него – к ней и так до скамьи подсудимых! А в заключение хочу сказать, что в случившемся виноваты оба - и Игорь, и его жена! Если супруги выбрали такой вид интимных отношений, то пусть живут до смерти вместе, и никто никого не бросает на произвол судьбы. Тогда и не будет таких бродячих извращенцев!

 Тут опять поднялся шум, спор, и сон переключился на какой-то другой.

 

 Проснувшись, Галя сразу вспомнила необыкновенный сон, и рассказала его Мише.

 - Как жалко, что я не успела услышать приговора, - сожалела она.

 Часам к одиннадцати Миша позвонил ей из кабинета и сообщил, что задержанного зовут Игорем! Галя почему-то и не сомневалась, что это был он, тот, кто ей приснился ночью.

 

 Миша срочно хотел переговорить с Андреем, но никак не мог застать его одного. Марго таскалась за ним повсюду под видом работы. Наконец они остались одни.

 Рассказав ему, о предполагаемой скорой проверке сотрудников на предмет аморалки, то есть пьянства и внебрачных связей, Миша спросил:

 - Ты что, серьёзно решил семью бросить из-за этой?

 Андрей молчал.

 - Ты хорошенько подумай, брат, у тебя ведь дочка, и с Маринкой вы хорошо жили до этого, - начал вдруг уговаривать его Миша.

 - Да дело в том, что Маринка никогда меня так не любила, как эта любит! Пылинки сдувает. – не радостно сказал Андрей.

 -А может, она просто злится на тебя, что ты из дому ушёл? Ей же, обидно? - не отступался Миша.

 - А если обидно, то хоть бы всплакнула при мне, обратно позвала. Так я ей, значит, нужен!

 - Ну, а ты сам кого любишь, Маринку или эту? ...  Андрей, молча, стал прикуривать сигарету. Видимо, не простой это стал для него вопрос.  Миша тоже закурил и стал объяснять о необходимости срочного возвращения в семью:

- Время сейчас такое, про одну трудовую дисциплину везде говорят. Я тебя по-дружески предупредил, об этом пока никто не знает. Вспомни мою жалобу, кто-то и тебе такое же подстроит, только у тебя всё сразу подтвердится.

 - Спасибо за заботу, - с горькой усмешкой сказал Андрей. В это время в кабинет вошла Марго и стала гадать, о чём они без неё говорили. Она, как старая ведьма предчувствовала, что тучи над её головой сгущаются. А Андрею было горько ещё и потому, что с недавних пор его самого тянуло домой с непонятной силой

  Маринка, придя тогда от Гали, сразу выучила две молитвы наизусть и стала каждый день читать их по многу раз. А также всё выполнять, как они договорились, она оказалась на редкость понятливой ученицей. А может выхода у неё другого не оставалось! Так или иначе, но только скоро сама себе стала удивляться. После молитв, мысли умные, нужные стали приходить в голову, а главное - она успокоилась. На многие вещи взглянула по-другому, на загулявшего мужа перестала злиться, как раньше. Ей срочно захотелось убраться, всё перемыть в запущенной квартире. Раньше ни на что не было желания, одна апатия к жизни. Сделала кое-какую перестановку, купила, наконец, новые занавески на кухню. За собой стала следить, как до замужества. Главное, по ночам рыдать перестала, а когда не спалось, читала молитвы по сорок раз и более.

 В общем, вся собралась, поумнела и очень похорошела! После чтения молитв просила Бога о возвращении мужа домой. И муж, как будто услышал её зов. Когда он «случайно» зашёл, то был удивлён внезапной перемене в доме, и с брошенной женой. Она спокойно, без подколов, с ним разговаривала, даже что-то советовала, как лучше сделать. Такого раньше никогда не было. Своим поведением она будто звала его вернуться, но слов об этом не говорила. Она ждала, чтобы он первый начал, а он не знал, что делать.

 Марго сразу заметила его перемену и, встревожившись, стала выяснять причину. Андрей молчал. И вот сейчас этот разговор с Добрыниным о дисциплинарной проверке. Чтобы вернуться домой, Андрей решил обмануть Марго, сказать ей, что приезжают его родители в гости. Когда-то они здесь тоже жили.

 Вечером Миша передал Гале их разговор с Андреем.

 - …Мне кажется, он уже сам хочет домой вернуться, да никак у них разговора на эту тему не получается, Маринка его «маринует» …, - сделал Миша свой вывод.

 А Марина просто хотела, чтобы у загулявшего мужа у самого созрело желание вернуться к ней и дочке.  

  Галя была очень рада, что Миша сделал разумный шаг по отношению к семье приятеля. Узнав настроение Андрея, Галя заинтересовалась прокуренной Марго.

 - Миша, а что вам с Андреем известно о прошлом Марго, кто она, что она? О ней никто ничего толком не знает, может, она вам рассказывала?

 Миша передал то, что слышал от Завьялова:

 - Говорит, что муж у неё был прокурор. Говорит, что она его сама бросила. Они работали вместе в суде, потом она от него уехала сюда.

 Гале эта легенда показалась совсем неправдоподобной.

 - Чтобы у такой вульгарной бабы, с таким похабным смехом - и муж прокурор!? Не похожа она на замужнюю женщину, врёт она всё!  Она, и сюда притащилась, где её никто не знает, чтобы мужика себе найти любой ценой! Пока её ни раскусили на новом месте.

 Говоря эти слова, Галя как в воду глядела.  Она предложила Мише навести о ней справки по их каналам, но он ничего не обещал.

«Завтра же позвоню Валентине Ивановне в УВД, она поможет. Надо вывести эту «прокуроршу» на чистую воду, это многое объяснит>, - решила она.

 Перед сном она позвонила Маринке и всё ей сообщила:

 - Жди мужа, может, уже завтра придёт! Да делай всё, как мы с тобой договорились. Никаких обид, добро добром вернётся!

 Придя на другой день с работы, Маринка увидела, что все вещи Андрея на своих местах. Он перевёз их, когда она была на работе. Она приготовила ужин и сходила в садик за дочкой. Папу ждали, не подавая вида, хотя Настенька ждала его каждый день. А Андрею уйти было совсем не просто, эта чёрная аферистка уже успела так захомутать парня, что считала его своей собственностью. Она устроила истерику с падениями в «обморок» на диван и угрозами, что лишит себя жизни, если он не вернётся к ней.

 Тихо открыв дверь своим ключом, он прислушался. Марина разговаривала с дочкой, что-то ей объясняла. А та без всякого перехода:

 - Мам, а мам, ну скоро мой папа Андей придёт, я уже поскучилась, - по – детски, не выговаривая слова, спрашивала она.

 У Андрея радостно забилось в груди. «Ждут, значит, его, вещи увидели и ждут2, - подумал он, раздеваясь.

Умывшись после грязного кабинета и бумаг, он вошёл в комнату. Кивнув Марине, подхватил Настю на руки.

 - Ты меня ждала, доченька? - спросил он, прижимая её к себе и целуя в щёку.

 - Папа, а ты насовсем пришёл к нам, больше к чужой тёте не пойдёшь жить? - с детской прямотой спросила она. Андрей укоризненно посмотрел на жену: Ну, зачем ребёнку надо было такое говорить?

 Марина, молча, пожала плечами, вроде знать не знаю, откуда она такое взяла.

 - А кто тебе такое сказал, доченька? - спросил он.

 - Все говолят: и Ленка с пятого этажа, и баба Нюся говолит, что ты нас с мамой блосил.

 Андрей прижал её к себе и сказал:

 - Врут они всё, никого я не бросил, я всегда буду с тобой.

 - А с мамой будешь? - уточнила Настя.

 - И с мамой буду, и с тобой, - заверил он дочь.

 По-другому ответить он не мог. Да и не хотел!

 Пока Андрей возился с дочкой, Марина накрыла стол на кухне и позвала всех ужинать. Андрей подумал:

- «Это так, из вежливости и из-за Насти она всех зовёт к столу».

 Когда сели за стол, Марина вдруг достала из холодильника бутылку белого вина и дала ему открывать. Насте налили сладкой воды с вареньем. Марина подняла свой бокал и сказала:

 - Выпьем за возвращение!

 В её голосе, на удивление, не было ни усмешки, ни издёвки, будто они уже накануне обо всём поговорили. Андрей опять сильно удивился.

 Выпили, поели. Настя не слазила с папиных рук, не нарадуясь, встречи с ним. А он тоже не хотел с ней расставаться.

 Марина вымыла посуду и прибрала на кухне. Вдруг зазвонил телефон. Марина кинулась к нему. В трубке молчали….  Так было несколько раз. Андрей даже не пошевелился. Все понимали, кто это звонит. Марина выдернула шнур из розетки, Андрей не возражал: «Если надо, и так найдут, приедут», - подумал он.

 Когда ребёнок уснул, настало время для разговора по душам. Они сели на кухне. Марина ждала, что он ей скажет, хотя понимала, что особо говорить нечего. Она спокойно смотрела на него, в уме читая «Богородица дева радуйся…», и это давало ей терпение и выдержку, что ещё недавно было не возможно. Андрей не узнавал своей жены. Что с ней произошло, она стала лучше, чем была когда-то. Он смотрел на неё и, кроме жуткого желания, ничего не мог сообразить. Ничего не говоря, бросив в раковину горящую сигарету, он схватил её в объятия и стал целовать. Она не вырывалась….

 Через несколько минут они лежали в кровати и не могли опомниться от случившегося. Они проговорили всю ночь. Вспоминали прошлое, как встретились, как встречались.

С этого вечера Андрей стал жить дома, а вскоре к ним приехала погостить бабушка Андрея.

 Марго он старался избегать, но она не собиралась так просто упускать своего «мальчика», как она его называла. А когда поняла, что он помирился с женой, то стала рвать и метать.

 А тем временем Галя узнала от своих людей подробную биографию Марго. Миша тоже узнал, и они теперь все знали её тёмное прошлое. Андрея это сообщение шокировало.

Он понял, кто его дурачил, пытаясь женить на себе.  

 

 Как раз в это время Галя должна была встретиться с женой Тарасова. Эта встреча должна была быть необычной. Галя собралась поговорить по душам и кое о чём попросить свою высокопоставленную клиентку. За то время, пока они встречались по делам, они успели узнать друг друга и даже стать приятельницами. Жена такого большого чиновника оказалась человеком, какого редко встретишь среди простых людей. Галя не боялась, что Елизавета Тихоновна выдаст её секрет, который она собиралась ей открыть. Галя хотела попросить её содействия в рассмотрении её анонимного письма в обком КПСС. Она рассказала о сложившейся ситуации и о своём личном деле в ней. Объяснила, почему она именно так поступает, а не иначе.

 Елизавета Тихоновна печально выслушала её. Видимо, ей это тоже была знакомая тема, как во все времена и во всех семьях. Особенно у людей с положением, где летят сразу все головы, а мужские в первую очередь. На одно кресло всегда много желающих!

 - Елизавета Тихоновна, я никого не хочу напрасно оговаривать. В этом письме одни голые факты, результаты открытого разгула разврата. А порядок сам собой никогда не придет, если кто-то не возьмётся за это грязное дело. Ведь не всегда так было?

 - Ой, Галочка, к сожалению, всегда так было, и с этим так трудно бороться. Бог с ними не может бороться, а ты говоришь… - непроизвольно вырвалось у неё, она хотела оставить это незамеченным.

 - Ой, и вы тоже в Бога верите? – начала, было, Галя, обрадовавшись этому известию, но её взглядом и словом остановили.

 - Тише, тише, нам нельзя на эту тему говорить, - почти шёпотом сказала добрая женщина, привыкшая прятать свои религиозные взгляды.

 - Да, да, - понимающе закивала Галя. Этот факт тогда очень поднял всю коммунистическую партию в её глазах. Уходя, она оставила письмо, отпечатанное на машинке без подписи на имя первого секретаря обкома КПСС. Больше на земле обратится, за помощью, было не к кому!  

Конечно, никакой надежды, ни на какую партию у неё не было. Надеялась она только на одного Господа Бога, который через добрых людей ей поможет. Другого выхода приструнить нападающих «прелестниц» просто не было.

  После страшного Нового года прошло уже три месяца, а от Жени не было никаких известий. После того неразборчивого звонка он ещё раз ей звонил и спрашивал: «Как дела?»

Галя тогда ему сказала, что у неё теперь всё будет по-другому. Потому что она нашла всё, что так долго искала.

 - А как твой муж? - уточнил он.

 - Замечательно, как никогда.

   Желаю вам счастья.

 Галя тоже ему пожелала счастья, она интуитивно почувствовала, что это их последний разговор в их былом качестве. По его голосу она поняла, что он не расстроен, а, наоборот, рад за неё. Видимо, у них с Соней всё налаживается, раз он успокоился.

 

                       

              

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 28.07.2015 16:20
Сообщение №: 119107
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

 

 

                       

                   Глава третья.

 

 А Соня, получив Галино письмо и ничего не заподозрив, сразу поверила, что добрая бабушка хлопочет за Женю. Она стала готовиться к встрече с ним, постоянно думая, что было в том письме…

- у Сони душа для меня закрыта! … запали строчки, сказанные Женей этой бабушке.

А душа у неё была закрыта потому, что не могла она тогда всё рассказать, боясь упасть в любимых глазах из-за своей глупости.

 Сонины родители с молодости дружили с Жениными родителями. У её мамы долго не было детей, и когда родилась, наконец, долгожданная Соня, то у Жениных родителей было уже два сына. Младшему, Жене, было пять лет. Дети росли, а родители часто шутили, что вот вырастут ребята, и поженим их, и сами тогда породнимся.   Время шло, Соня хорошо училась, занималась танцами, теннисом. Женя тоже весь был в делах. Между собой молодые не общались, только здоровались. Соня тайно была влюблена в Женю, её родители знали об этом.

 Шли годы, виделись они редко. Когда Женя приезжал на побывку к родителям, то их всегда приглашали в гости.  Парня у Сони в школе не было. В своём классе они дружили компанией вчетвером. В пятом классе их с подружкой прикрепили к отстающим ребятам. Её по математики к Олегу, а Зойку к Денису. И так они, хочешь, не хочешь, общались после уроков ни один год. А потом уже просто привыкли друг к другу и вместе ходили в кино, на каток, на школьные вечера. Особой симпатии, казалось, никто ни к кому не испытывал. Соня мечтала о соседе Жене, как о сказочном принце. А принц то приезжал, то уезжал, утешало то, что у него не было постоянной девушки. Матери лелеяли мечту об их соединении.

 Но однажды случилось непредвиденное. Молодёжь собралась у Сони, родителей дома не было. Соня только поступила в институт лёгкой промышленности. Воспитания она была строгого и сама по себе сдержанная. Как некоторые девчонки, на шею парням не вешалась. Она знала, что её суженый «таких» не любит. Это она слышала от его родителей: - «На нашего Женьку все девки сами вешаются, потому он ни в кого и влюбиться не может!»

Пить Соня не умела, а тут, кто-то, или случайно, или нарочно, подлил ей водки в шампанское. И она отключилась, как, сама не помнила. Очнулась от сильной боли внизу живота и тяжести на себе. Оттолкнув парня, она поняла, что произошло. Это был Олег. Как они остались вдвоём, как он её раздевал, она ничего не помнила. Он доказывал, что «всё» происходило с её немого согласия.

 - Ты молчала, но была не против. Я не стал бы тебя силой брать, - говорил он. - Я же тебя люблю, и уже давно!

 В общем, пришлось всё рассказать матери. Не знали, что делать. А вдруг узнает Женя? А вдруг она забеременеет? Отцу говорить не решались, но случилась задержка и пришлось рассказать. Отец тут же потребовал решительных действий - пусть женятся! Так Соня, ни думая, ни гадая, вышла замуж, не любя и не желая того. Вскоре они разошлись.

  В тот год все ждали Женю с моря, мама рассказала, что у него была впервые серьёзная любовь, где-то на Сахалине. Но они расстались, почему, никто не знает, только Женя очень расстроен.

 - Сейчас он приедет, надо помочь ему успокоиться, он сильно переживает. Его родители хотят, чтобы ты была с ним рядом. Если что…, они всегда будут за тебя. Ты поняла, доченька? У тебя не получилось и у него не получилось, может, судьба вам поможет быть вместе.

 Вот так они сошлись и сразу поженились. Женя каждую ночь звал какую-то Галю, Соня ревновала до слёз, но ничего не могла с собой поделать. А когда он попросил рассказать про её бывшего мужа, которого он сравнил со своей Галей, то Соня не могла и рта открыть. На фоне его любви её рассказ показался бы пошлым и ничтожным, а врать она не умела и не хотела. И падать в его глазах тоже не хотела. Поэтому она все эти годы молчала, а, оказывается, не надо было! Если бы она тогда родила, всё могло бы быть по-другому, но ребёнок умер. Потом были ещё выкидыши.

 Женя то приезжал, то уезжал. А она не знала, как ей себя с ним вести, ведь он её не любил. Родители тоже страдали, видя такую их жизнь. Потом молодые в очередной раз повздорили, и Женя предложил:

 - Давай разойдёмся, ты ещё молодая, замуж выйдешь, будешь счастлива. А то сидишь - ни девка, ни баба! Я, когда не в море, то всё равно не с тобой.

 Они подали заявление, их развели, но документы в суде окончательно недооформили, так что они были и в разводе, и не до конца. До конца должен был доводить тот, кому это первому понадобится:

 Когда Женя уехал на Сахалин, Соня взялась серьёзно лечиться по-женски, чтобы родить ребёнка. Уже неважно от кого, лишь бы был ребёнок. На Женю, она не надеялась, только лишь в мечтах. И вот это доброе, но странное письмо от какой-то бабушки, которая так хлопочет за её Женю. За время разлуки Соня поняла, что не может совсем забыть свою первую и последнюю любовь. Она перечитала письмо несколько раз, и ей показалось, что надежда засветила у неё впереди. Она решила сделать всё, как ей советовала эта бабушка. Удивительно было только то, откуда бабушке было известно, как она относится к Жене, она писала: - Не относись к нему, как к «памятнику».

 А может, ей Женя сказал, а он это почувствовал, - гадала - думала Соня.

 В церковь Соня и раньше иногда заходила с девчонками, там было красиво, таинственно и величественно. Ей было немного страшновато от неизвестного мира. Лики святых смотрели прямо в душу. Бабушка в письме советовала обязательно, прежде всего, сходить в церковь и поклониться Богородице. Соня, не откладывая, так и сделала.

 Церковь была открыта, но служба кончилась. Тишина! Людей мало. Она купила несколько свечей и пошла поставить их к Богородице, но увидела много икон с изображением Девы Марии. Тогда она решила поставить свечи всем. Возле самой большой иконы в золотом окладе она остановилась, огляделась вокруг, нигде никого не было. Встала перед иконой на колени, ещё смущаясь в душе, и посмотрела на святой лик и её младенца. Она не знала, как нужно обращаться к Божьей Матери, и какие, слова можно говорить при этом. Тогда она решила узнать у сидящей на лавочке бабушки в чёрной одежде.

 - Скажите, пожалуйста, а как нужно правильно обращаться к Богородице? Я не знаю, подскажите.

 - А как твоё сердце говорит, так и ты говори: «Пресвятая Богородица, Заступница Небесная, спаси и помилуй рабу такую-то…. И проси у неё свою просьбу. - Поди, за жениха хлопочешь»?

 - Нет, за ребёнка! И… за мужа тоже! – подумав, добавила, Соня.

 - Молись, детка, Она сама про твои нужды всё знает, - заключила бабушка.

 Соня вернулась к иконе и снова опустилась на колени. Внимательно всмотрелась в святые очи, и, вдруг, у неё сжалось сердце от умиления, защипало в носу, слёзы сами собой полились из глаз. Кроме трёх слов вслух, она ничего не смогла выговорить:

 - Богородица, спаси и помилуй! ...

 Сколько она пробыла у иконы, Соня не заметила, но когда вышла на улицу, то почувствовала лёгкость на душе, а главное – спокойствие. Теперь каждый день она ходила к этой иконе. Икона оказалась «Казанской Божьей Матери», на благополучие в семейной жизни, как потом стало известно. Приходя в храм, Соня, не отрываясь, подолгу смотрела на святое изображение и просила - просила помощи в своей неустроенной жизни.

Бабушка в чёрной одежде узнала её и дала листочек с написанными от руки молитвами. (Напечатанных молитв не было тогда даже в церквях)

 - Выучи наизусть и читай, как можно чаще, - сказала она.

 К Новому году в голове у Сони уже сложился план разговора с Женей.

 Тридцать первого декабря все собрались, как всегда, у родителей Жени. Он же после приезда бегал по своим делам и ещё ни разу не видел Соню. Часам к девяти вечера мама предложила ему сходить к бывшим родственникам.

 - Пригласи их сам, им приятно будет.

 Ей хотелось, чтобы он увиделся с Соней наедине, после длительной разлуки. Мать понимала, что у него в жизни ничего не изменилось. А Жене и самому было интересно увидеться и поговорить с бывшей женой.

 Дверь открыла тёща, она сделала обрадованное лицо и чмокнула бывшего зятя в щёку.

 - Соня, к тебе Женя пришёл, - ничего не спрашивая, громко сообщила она, направив его к дочери.

 Квартира была большая, все комнаты изолированы, там вполне могли ужиться две семьи.

 Женя тихо постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, вошёл. Соня сидела на диване и перебирала альбом с фотографиями. Одета празднично - в бархатное темно - зелёное платье с удлинёнными рукавами, перехваченное чёрным кожаным ремешком. Светлые волосы до плеч, красиво уложены. Увидев Женю, она встала и, улыбнувшись, поздоровалась.

 - Здравствуй, Женя! Проходи, садись. Как дела? Надолго ли приехал? - спрашивала она его непринуждённым тоном, как старая знакомая, а не как разведённая жена.

 - Здравствуй, Соня! Приехал по делам, а заодно и вас всех увидеть на празднике, - говорил он тоже безразличным голосом, которому всё до «лампочки». Он присел с краю на диван и огляделся. Всё было, как и при его жизни здесь, как будто специально ничего не меняли, - подумалось ему.

 Они вспомнили каких-то общих знакомых, родственников, которых Женя не видел так же давно, как и её. Она ему всё рассказывала, со своими дополнениями. Они даже над чем-то вместе посмеялись. А он смотрел на неё и гадал:

 - «Что - то в ней изменилось? Вроде всё, как прежде, но, что-то стало другим?»

 - Ну, а ты сама, как живёшь, замуж не собираешься? - для приличия спросил он у молодой женщины.

 - Нет, замужеств с меня достаточно, у меня сейчас другие задачи, - сказала она, при этом посмотрела на него так, будто хотела сказать: - Хороший ты человек, но ничего не понимаешь….

 Он понял её взгляд и снова подумал: - Что же в ней изменилось?

 Пока они разговаривали, время быстро пролетело. Женя первый заметил: - «О, нам уже пора, старый год проводить надо!»

 И они заспешили к его родителям, где уже все сидели за праздничным столом. За тем столом, как много лет подряд, собрались самые близкие родственники и Сонины родители. Все они давно мечтали о примирении Жени с Соней и, увидев их вместе, в один голос с радостью пошутили: - «Вот и молодые, наконец, пришли!»

 Женщины нарочито одёрнули своих мужей: дескать, чего вы мелете, они же не молодые!

 А сами в душе только об этом и мечтали. Женя сделал вид, что ничего не заметил. До двенадцати часов вспоминали события уходящего года, выпивали и обсуждали прошедшее. Но между всеми разговорами чувствовалось, что всех волнует один единственный вопрос:

 - Что вы (Женя и Соня) думаете, и как собираетесь жить дальше?

 После развода и отъезда Жени все думали, что у них что-то изменится. Ну, по крайней мере, кто-то один женится или выйдет замуж. Но, прошло два года - и ничего! Она сидит одна - одинешенька и он, - «каким ты был, таким ты и остался!».

 Женя взглянул на Соню, она смотрела телевизор и как будто не замечала происходящего.

- «Наверное, у неё кто-то есть. А он женатый, и она не может с ним соединиться. Поэтому ей всё равно, как и мне сейчас!» - думал он.

 Под бой кремлёвских курантов встретили Новый год. А Жене сразу вспомнились события прошлого Нового года - забитый до отказа ресторан! Музыка, поздравления! Загрустил, утонув в воспоминаниях. Налил себе рюмку водки и не чокаясь ни с кем выпил….

 Растормошили родственники со своими расспросами о его жизни на Сахалине, а он отвечал односложно, не вдаваясь в подробности. Вскоре, как всегда, старое поколение начало веселиться под баян. Запели песни их молодости, а потом полилась залихватская плясовая музыка. Женя наблюдал за всеми безо всяких эмоций. Плясали сначала самые смелые, а потом пошли в круг все родственники. После очередной передышки, тётя Рая громко объявила:

 - Внимание, а сейчас, предлагаю, всем налить перед этим, кум сыграет нам «цыганочку»!

 Дядя Коля, выпил рюмку водки, закусил хрустящим солёным огурцом, и, с чувством заиграл знакомую мелодию.   

 Гости расступились, и в центр комнаты неожиданно выплыла, красиво перебирая ногами цыганка – Соня! Она уже успела переодеться в длинную широкую цветастую юбку и облегающую яркую кофточку с серебряными монистами, как у настоящей артистки варьете. Она так изящно извиваясь, танцевала, профессионально тряся и передёргивая плечами, что все просто онемели от восхищения. Её тонкий стан летал по комнате, постукивая каблучками, как будто живая артистка плясала перед ними на сцене. Женя оцепенел, он забыл обо всём, видя такую красоту движений, пластику! И где - у себя дома!

 Когда танец закончился, все неистово забили в ладоши и стали хвалить Соню за её мастерство, уговаривая сплясать ещё. Засмущавшись, Соня убежала.

 - Она же у нас с первого класса ходила в танцевальный кружок при Доме культуры моряков, - пояснила тёща. Отец Сони тоже стал вспоминать, какие призы брала их дочь на всяких конкурсах по танцам. Соня, вернувшись, поблагодарила всех за похвалы, но ещё танцевать отказалась.

 -  Ты, же, как настоящая артистка танцуешь! – с восхищением сделал ей комплимент Женя.- Я даже не ожидал от тебя такого. Почему ты раньше никогда не показывала свои способности?

 - Случая не было. А ещё я стеснялась, подумают, что я выпендриваюсь и хочу кого-то этим завлечь, - откровенно и просто, без грамма кокетства, ответила она.

Жене её ответ понравился, он ценил откровенность и честность, особенно, у женщин.

 Новогодняя ночь подходила к концу. Кто сильно перебрал, ушел спать, а кто мог сидел ещё у телевизора. Женя с Соней были в их числе. После её танца у него появился новый интерес к своей бывшей жене, как к человеку и женщине.

 Самые сильные к выпивке налили ещё, и дядя Коля, как ветеран застолья, сказал свой тост:

 - Предлагаю выпить за то, чтобы в Новом году разрешились все проблемы и все увидели то, что раньше не замечали, причём… рядом! - и он хитро посмотрел на свою крестницу Соню, как бы говоря: «Знай наших»!

 Все выпили за тост и шумно заговорили между собой, кто о чём.

 - Соня, мы с тобой знакомы с детства, мужем и женой уже побывали, а друг друга так до сих пор и не знаем, - наклонившись к ней поближе, тихо сказал Женя.

- Почему? Для меня до сих пор твоя душа – потёмки? Почему так? - и он посмотрел на неё, как на незнакомую женщину. Когда он задал ей этот вопрос, они сидели за столом, и кто-то их разговор мог слышать.

 Соня сначала промолчала, а потом, тоже нагнувшись к нему, глядя в сторону, тихо ответила:

 - Давай потом поговорим об этом, не здесь.

 Тут Женю отвлёк кто-то из гостей, и он вышел из-за стола. Когда вернулся, Сони уже не было, да и остальные гости стали расходиться по местам, где им постелено.

 

  Он уже задремал у телевизора, как вдруг знакомая мелодия разбудила: … «без меня тебе, любимый мой, лететь с одним крылом, ты ищи себя, любимый мой, и мы ещё споём»….

 Он вспомнил Галю и её слова: «Мы без вас никто, и вы без нас тоже летите с одним крылом.»

 Да, её долг, оказывался не просто долг, - она его любит, сама того не понимая, - давно уже понял Женя, не сознаваясь себе. А раз любит, то значит, ей будет с ним хорошо, а это главное! Поэтому, надо уйти с дороги, и не мешать ей.

 Именно в эту новогоднюю ночь он понял это до конца. И успокоился. Ведь Любовь – это, когда всё для любимой, а не для себя. Ей хорошо, значит, и мне тоже! - думал он, сидя в кресле перед телевизором. Он поймал себя на том, что он спокоен, и удивился. Как будто «кто-то» отпустил его, до этого сильно державший возле себя. После этих мыслей вспомнилась сегодняшняя Соня, как совершенно новый для него человек, и её слова: «Давай потом поговорим об этом».

 Он тут же подхватился, проснувшись, и направился к двери, чтобы идти к ней.

 Время было около пяти часов утра. Все уже спали, но он пошёл. Позвонив в дверь, стал ждать. Когда понял, что все спят, хотел уже уйти, как вдруг дверь открылась, и Соня, в халате, предложила войти.

 В комнате был полумрак. Он сел в кресло и, как все «ночные мужчины», стал ждать, как поведёт себя женщина, если зелёный свет, то мы всегда готовы, а если красный, то переждём! А Соня не спала, она ждала его и поэтому сразу начала:

 - Ты сказал, что мы давно знакомы, а душа моя всегда для тебя закрыта.

 А знаешь, почему? - и она стала вспоминать всё, начиная с раннего детства.

 

 - Мне с детства твердили, что ты - мой жених, и я с детства это знала. А потом я влюбилась в тебя и сама стала жить в ожидании наших встреч. Дома меня воспитывали строго, чтобы я до поры до времени не интересовалась половой жизнью. Они хотели меня уберечь от плохого, но не получилось. Мама считала, что муж будет старше, он всему и научит. А я и росла в тех знаниях, какие могут быть у девушки без влияния извне. Хотя теперь я понимаю, этому научить нельзя, как танцам или теннису, если на это не смотреть, как на спортивные упражнения по достижению половых удовольствий. Это совсем другое. Главное, надо девушек, девочек предупреждать, рассказывать, что может быть с ними в тех или иных ситуациях, когда они рядом с противоположным полом. Ведь я совсем не понимала и не боялась быть почти в постели рядом с Олегом, думая, что без моего согласия он никогда не тронет, не посмеет меня тронуть.

 - И она рассказала всё, как у неё случилось на их вечеринке с однокашником Олегом. Она нисколько не обвиняла его, понимая, что он просто не смог сдержаться в такой ситуации. И как она, в результате, вышла за него замуж.

 - А теперь ты понимаешь, почему я не могла тебе тогда рассказать про свою любовь к моему мужу? На фоне твоей любви к Гале моя история - обычный залёт по пьянке. Мне не хотелось совсем падать в твоих глазах, и без того не любящих.

 Женя молчал, она его ничем не удивила, но её откровенность и честность тронули. Она, пожалуй, права, что тогда не сказала ему правды, он её тогда совсем не знал. Он мог подумать, что подобное может стать в будущем системой. А она именно этого и боялась, что он сочтёт её за «такую», каких он не любил.

 Женя слушал её, и ему не верилось, что это говорит его бывшая жена Соня. Она рассуждала, как мудрая женщина.

 - А почему ты решила всё это мне сейчас рассказать? - спросил он.

 - А ты же сам давеча сказал, что моя душа для тебя потёмки. Значит, тебе всё знать - важно, что в ней творится?

 А Женя подумал: - Как в жизни бывает, кто-то мучится, стремится к одному человеку, а рядом, точно так же, стремятся к тебе, а ты этого не замечаешь и ничего не видишь!

 Ведь ещё несколько дней назад, она не существовала для него как женщина. И только сегодня, благодаря «цыганочке», он увидел её впервые по-настоящему.

 - И… что? Ты вот так, и живёшь, все эти годы одна, и у тебя никого нет? - спросил он, осознавая, наконец, ситуацию.

 - Да, одна, а тебе не верится? Я эти два года провела в лечении, чтобы родить, наконец, здорового ребёнка, как все нормальные женщины. И мне было не до кого!

 - А от кого же ты рожать собираешься, если тебе ни до кого?

 - Тебя… попрошу, - не задумываясь, сказала она совершенно серьёзно.

 

 Наступила пауза. Женя, как мужчина сейчас имел естественное желание быть с ней, но о ребёнке он не думал.

  «Значит, судьба», - подумал он, а ей сказал:

 - Тогда… я у тебя остаюсь? - и он посмотрел ей в глаза. В её глазах была откровенная любовь и согласие….

 Через несколько дней они вдвоём сходили в церковь, где Женя выполнил все Галины просьбы. В церкви знакомая бабушка в чёрном улыбнулась им, а Соне шёпотом сказала: «Ну, вот видишь, Богородица и помогла тебе, муж вернулся, теперь и сыночка вам пошлёт, если молиться станете».

 - И часто ты сюда ходишь? - спросил её Женя.

 - Последнее время часто, - ответила она. А сама подумала: А ведь всё, что она сказала – правда!

 Женя решил звонить на работу, чтобы ему продлили отпуск, пока он тут разберется, что к чему. У него предстояла защита дипломной работы, и он решил заняться этим на месте, чтобы не мотаться туда, обратно. На работу он не дозвонился и позвонил тогда Гале, и хотя было очень плохо слышно, он был уверен, что она всё выполнит, как надо.

 

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 08.08.2015 19:28
Сообщение №: 120147
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

…Ложкина с Марго последнее время стали часто встречаться. Как только Андрей ушёл к жене, дружба их возобновилась.

 - Говорила я тебе, как надо своего добиваться, так ты не послушала меня, - уверяла её Ложкина в силе приворота.

 - Ну, а что же ты Добрынина не удержала тогда? - ехидно подколола Марго.

 - Это первый случай. Бабка говорит, что она бессильна, пока он живёт в семье. Там за него кто – то постоянно молится и потому её «чары» не действуют. Но я не отступлюсь! Из семьи он может и не уйдёт, но спать со мной будет, как миленький! Пока мне не надоест! - заверила Ложкина и самодовольно улыбнулась.  

 Такой облом с любовником у неё был впервые, и она ещё сильнее возненавидела мужчин.

 «Все мужики - сволочи. За удовольствия всех забудут: и мать родную, и жён, и детей.  Но сволочи не потому, что близких предают, а потому, что тех, кто им эти удовольствия доставляет, не ценят. - думала обозлённая Ложкина.  

 Марго на Андрея так сильно не злилась, она всё ещё надеялась его вернуть.

 Перекинувшись по работе несколькими фразами, Ложкина направилась к себе. Она теперь находилась в новом отделе, но в старый отдел, стремилась по любому поводу, хотя времена менялись. С недавних пор она заметила, что на неё кое-кто стал косо поглядывать, а бывшие «поклонники» даже избегать.

- Они ничего не могут знать про меня, а «лёгким флиртом» в отделе все балуются. Косятся из-за Добрынина. Это его «партийная» жена мстит через своих высокопоставленных клиенток.  Ну, ничего, если меня только «тронут», я его покрывать не стану, сама всё расскажу, как он меня домогался на работе…- обдумывала Ложкина. 

 Все свои многочисленные половые связи она, как щитом, прикрывала любовью. Слово «любовь» маскировало всё. Мало того, все начинали смотреть с пониманием и участием,- «Ну, если влюбилась, тогда понятно, из-за любви все глупости возможны!»

 Хитрость безгранична, любую грязь прикрывать чистотой, чтобы не могли отличить первого, от второго. И больше всего в этом смысле досталось Любви. Словом Любовь прикрывают и затыкают все половые дыры.

 За свои интимные связи в отделе Танюшка не переживала, это детские шалости! В её биографии бывали случаи, и похлещи, но о них никто не знал, и она об этом, ни с кем не делилась.

 Чтобы обострять приевшиеся однообразие в половой жизни, временами ей требовался экстрим!

 Вне дома, с совершенно незнакомыми партнёрами, и в самых недозволенных местах, то есть, когда кругом народ. В таких ситуациях риск был во всём - и в общественном осуждении, вплоть до увольнения из органов, и в риске серьёзной заразы, и в возможности нарваться на маньяка. Но ей всё время везло, ни того, ни другого с ней ещё не случалось. Поэтому она ничего не боялась и всё больше наглела.

 Ей всегда хотелось быть самой лучшей, неотразимой в глазах всех мужчин, чтобы после неё никто другой был не нужен! Потому что они дуры не вылазят из косметических, парикмахерских салонов, одеваются, как модели, а не понимают, что это ничего не значит по сравнению с её способностями!

                                                         

 Вот только последняя её поездка с «приключениями» оставила тревожное чувство….

 Когда она узнала, что после Нового года Добрынин внезапно заболел, она подумала, что ему «переборщили» и решила срочно уехать от греха подальше. Её дочку с рождения воспитывала старая тётка, у неё самой на это не было времени. Она была «вся в работе» и начальство отпускало её иногда на несколько дней к дочери, когда было нужно. Ехать предстояло меньше суток, и за это время нужно было ещё успеть оторваться…

 В купе её встретили двое мужчин - один толстый, пожилой, сельского вида, из серии; кто всех учит, как жить. И юноша, на вид 18-19 лет, спортивного телосложения, типа прилежного студента первого курса. Конечно, это был не «фонтан», но всё лучше, чем ехать с бабами и беспокойными детьми. Одна верхняя полка оставалась не занятой.

 «Кто её займёт?» - не выходило из головы у искательницы приключений. Для приличия, как полагается, перекинулась несколькими фразами с соседями в дорожной обстановке. Она изображала из себя томно-деловую даму не простого десятка. Прикрываясь журналом «Человек и закон», исподтишка наблюдала за происходящим в купе. Пожилой мужик вёз с собой полную сумку еды, собранную ему в дорогу, скорей всего, заботливой старой женой.

 Время шло к вечеру. Вскоре, он стал доставать свои запасы, приглашая всех присоединиться. Видя это, мальчишка тоже достал свой пакет с едой. Танюшка же никогда ничего с собой не брала. В то время, кроме чёрствых пирожков, готовой еды мало где продавали. Сама готовить она не умела и не хотела, она привыкла надеяться на чужие угощения. И на этот раз попутчики мужчины стали приглашать её к столу. Она деликатно поотказывалась ровно столько, чтобы набить себе цену и не остаться голодной. Пришлось отвечать на их вопросы. Знакомиться не стала, отшутилась. Танюшка предпочитала ездить инкогнито. При этом она напускала столько «тумана» возле себя, что сразу вырастала в глазах доверчивых граждан. Из всего они понимали одно, что она не простой юрист и связана с законом. От рюмки деревенской самогонки не отказалась, для аппетита! Вскоре, у мальчишки студента заблестели глаза, ему показалось, что он понравился важной спутнице.

 - А ты где учишься, ни в юридическом ли, случайно? - спросила она, обращаясь к нему, как к взрослому.  Мальчишка с тоской посмотрел на соседа, которому поторопился сказать правду. Он учился в десятом классе, и ему ещё не было 17 лет. Толстый его взгляд понял и пошёл на выручку, задав встречный вопрос юристке. Танюшка тоже всё поняла, только ей было всё равно.

 Дело шло к ночи, а верхняя полка пустовала. До этого она уже несколько раз ходила курить в тамбур и прогуливалась по вагону. Наконец, в тамбуре появился незнакомый мужик, приблатнённого вида с множеством наколок на руках. На вид, лет за сорок. В тамбуре он бесцеремонно осмотрел всех курящих и встал в сторонке. Танюшка обрадовалась, наконец-то, а то уже думала, вся поездка, впустую. Никакой «романтики»! Её взгляды и мысли тут же передались незнакомцу. Кто ищет и хочет, их видно за версту, как ни прикидывайся «скромницей.

 - Далеко едешь? – обратился он к ней, не обращая ни на кого внимания. Она при всех промолчала, дождалась, когда все разойдутся.

 - Утром моя станция. А ты, в каком купе? - по-деловому спросила она.

 Его билет оказался на ту самую пустую полку, напротив её. Покурив, они вместе вошли в купе, до этого он занёс туда свою сумку. Соседи уже лежали по местам. Юноша ревниво осмотрел пришельца. Застелив свою полку, попутчик вышел, посмотрев на неё долгим взглядом. Она вышла вслед за ним с полотенцем в руках. Им пришлось переждать всех, кто стремился перед сном попасть в туалет. Они заняли туалет и пробыли там с полчаса. Дольше там находиться было опасно, мог зайти проводник, открыв своим ключом. С перекурами они побывали в туалете несколько раз. Хочешь, не хочешь, но надо было идти спать. Спать ей совсем не хотелось. «Приблатнённый» сразу захрапел, а Танюшка прислушивалась к остальным. Ей показалось, что мальчишка не спит. Он, наверное, ждал, когда они вернутся, ревновал. Только она подумала об этом, как он начал спускаться со своей полки, видимо, в туалет. Свою нижнюю полку он, как джентльмен, уступил даме. Когда он вернулся, то «роковая женщина» уже не дала ему сразу залезть на свою полку….

 В ту ночь она побыла одновременно с двумя крайностями - прошедшим «Крым и Рим» рецидивистом (похоже, он был из той «оперы») и юным мальчиком, который, не успев встать на ноги, упал в дерьмо разврата.

 Наутро, когда все сели пить чай, Танюшка была сама скромность. Мальчишка глаз с неё не спускал, как с чего-то непонятного. Те двое это заметили.

 - Ты чего, влюбился, пацан? – с насмешкой спросил приблатненный, до знакомства дело так и не дошло. Парень смутившись, покраснел, ему показалось, что она догадалась о его возрасте. Эту смелую попутчицу он запомнит надолго! После этой поездки «роковая женщина» почувствовала знакомый дискомфорт. Приняла свои обычные меры.

 «Снова что-то от этого подцепила», - поняла она про «приблатнённого», хотя у неё у самой внутри сидело столько заразы, затравленной антибиотиками, что за всю жизнь не вылечить. То, что происходило ночью в поезде, было обычным экстримом. Она считала, что так поступают «умные женщины», только, естественно, скрывают.

 

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 16.08.2015 20:59
Сообщение №: 120665
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

Очнувшись от своих мыслей, в зеркале она увидела удивлённо-обиженное лицо Виктории Александровны.

 - Да нет, я просто задумалась о своём, - извинительным тоном сказала Галя.

  Обычно она всегда была с клиентками жизнерадостная, общительная и  непременно шутила, а сегодня, вдруг, молчала.

И Виктория Александровна приняла всё на свой счёт:

 - Нет, Галя, я вижу, вы меня осуждаете! Дескать, приехала замужняя женщина и сразу бежит на свидание к мужчине, прикрываясь служебной командировкой.

 Галя начала оправдываться, удивляясь, как на её лице всегда всё написано.

 - Да, какое я имею право вас осуждать? Что вы, просто у меня сейчас своих проблем выше крыши. –

  Услышав про проблемы, Виктория Александровна неожиданно размякла, расчувствовалась, как будто задели её самое больное место. У себя дома она и этого не могла себе позволить, потому решила поплакаться своему мастеру. А главное, была уверенна, что здесь её откровение и умрёт, а душа облегчится!

 - Вы думаете, Галя, я с жиру бешусь, ищу развлечений на стороне. А мне это врачи прописали, ведь я больше десяти лет сижу на гормонах. Из-за них я растолстела, как пятидесятилетняя тётка, а мне ведь всего сорок лет.

 Галя удивлённо посмотрела в зеркало.

 - Да, да, всего сорок, а мужу моему уже за шестьдесят, детей у нас нет, - продолжала она.

 - Я вышла замуж 19-летней студенткой за своего преподавателя. Ему тогда только сорок стукнуло, он был успешным физиком и уже защитил докторскую степень. Это  был непревзойдённый красавец, за ним увивались все женщины, как студентки, так и преподавательницы. Я  училась на втором курсе института. В то время он только что  вернулся из длительной загранкомандировки, проработав целых, пять лет, вы только подумайте, где, Галя? В самом Париже! Представляете, как он был шикарно одет, а какие манеры! А я тогда, напротив, была очень скромная девушка во всех отношениях. Ничем от сокурсниц не отличалась. Каково же было всех удивление, когда он, буквально через месяц- полтора знакомства, сделал мне официальное предложение. Как будто всю жизнь искал одну меня! Как я была тогда счастлива! Все мне завидовали, но моё счастье уместилось в какие-то два-три года! Вскоре, после свадьбы он захотел ребёнка, но я не беременела. Он возил меня по всем ведущим гинекологам нашей страны, и даже за границу. Но причина оказалась в нём. С тех пор он замолчал о детях. А вскоре сам сделался инвалидом, по мужской части, понимаете, о чём я?…. Вообщем, совсем никак и ничего! А я молодая, неопытная в этих делах  больших запросов не имела. Поначалу даже стеснялась этих «запросов». А он умолял, уговаривал меня, не бросать его, так как он болен. Лекарства ему не помогали, всё это последствия его многолетнего умственного учения, как он мне объяснял. Ревностью он не страдал, да и с моей стороны поводов не было. Я жалела его и старалась скрывать свои сексуальные потребности, говорила, что мне это не важно, так как в остальном жизнь у нас складывалась хорошо. Он любил меня. Задаривал подарками, часто отправлял, не боялся одну, в туристические поездки за границу. Но потом, с годами, у меня начались осложнения по-женски. Мой гинеколог ничего не понимала, я скрывала нашу тайну и от врачей, чтобы не позорить мужа. Он меня об этом просил. Так вот моя врач постоянно твердила:

 - «Вам нужно обязательно рожать и скорее, иначе ваши проблемы с годами только обостряться. Теперь, вам Галя  понятен мой «замкнутый круг»! Завести любовника не смею, я, как на ладони в нашем городке, а раньше мне ещё и стыдно было. И вот гормональные препараты калечат моё здоровье и внешний вид! Если бы я жила одна, а то лежит  под боком красивый, холёный, на вид здоровый мужик, ему больше пятидесяти никогда не дашь, и… ничего! И бросить его мне совесть не позволяет, уже двадцать лет  вместе, а жизни никакой нет, нормальной! Так что, Галя, не от хорошей жизни приходится принимать ухаживания на стороне. В жизни и такое случается.- с горечью закончила она свой грустный рассказ.

 

 Галя поняла, что сейчас с ней поделились самой сокровенной тайной семейной жизни, и ей стало жаль несчастную женщину, на вид такую благополучную. Дослушав до конца эту невесёлую историю, Галя, не раздумывая, тут же нашла всему объяснение:

 - Так, вы сказали, ваш муж был красавец и пять лет один прожил в самом Париже? Так это «всё» и может объяснить! Именно в Париже искусные француженки и могли сделать из вашего мужа инвалида. Знаменитая Франция считается родиной таких отношений. 

 И Галя подробно рассказала неосведомлённой женщине об этих «отношениях» со слов  Елены Николаевны. После первых же фраз Виктория Александровна брезгливо замахала руками в знак протеста:

 - Что вы, что вы, быть такого не может! Вы не знаете моего мужа! Он чистый, порядочный человек! Он и меня полюбил именно за это! Он всегда во мне это подчёркивал.  Грязь он не терпит вообще, и особенно, в интимных отношениях!

 - А на порядочных мужчин всегда шёл и идёт больший спрос, - успокоила её Галя и продолжала, мыслить вслух. Тогда она не была уверена в своей догадке, а просто говорила, как о схожей ситуации. Виктория же Александровна, постепенно начала задумываться и всё больше и больше мрачнеть. Потом, произнесла:

 - Правда, у него есть одна странная привычка - интересоваться заграничными порножурналами! Где он их только достаёт, я не знаю. Представляете, если бы кто из моего окружения прознал, что мой муж собирает такие запрещённые вещи!

 Зам. председателя райисполкома под дулом пистолета об этом не проговорилась бы, но сейчас - это был аргумент!

 - Вот! Видите, а это и есть первое доказательство! -  сказала Галя, уже наполовину уверенная, что всё совпадает. Она продолжала приводить тому всё новые объяснения.      

  От этих объяснений Виктория Александровна начала меняться в лице от пурпурно-красного, до мертвецки бледного. После шоковой паузы она тоже начала вслух думать и рассуждать:

 - А… так значит, то был не сон! Боже мой, какой ужас, какой кошмар! Теперь мне всё стало ясно! Так вот почему он так «заботится» обо мне. Каждый год отправляет меня одну на разные курорты! Причём так настойчиво, что меня порой даже обижает. Как будто хочет от меня избавиться. А соседи каждый раз мне рассказывают одно и то же. Во время моего отсутствия приходит постоянно одна и та же женщина для уборки квартиры. А несколько лет тому назад был случай, почему-то он мне сильно врезался в память. Сижу я вечером одна в кабинете, приём окончен. Вдруг дверь открывается и в кабинет заглядывает женщина, молодая, лет тридцати, но неприятная, пьющего вида. Посмотрела она на меня долгим изучающим взглядом и резко захлопнула дверь. Я хотела спросить, что ей нужно, но не успела. Такое впечатление, как, будто она приходила посмотреть на меня… живьём…

  Размышляла вслух, обескураженная женщина, вспоминая все детали непонятного прошлого. 

 -  Возможно, это и была его «подружка», которая за деньги или за водку по-французски его обслуживает. Вам же он такое не мог предложить?

 - Только бы попробовал, старый козёл! Я бы ему…, а хотя, он пробовал, я вспомнила, только не получилось. А я тогда подумала, что это был сон. И он убедил меня, что гадкий страшный сон.

 И она рассказала, что ей «приснилось» вскоре после их незабываемой шикарной свадьбы. До свадьбы она была девственницей, что в то время ещё ценилось. В нынешние времена об этом забыли знать, потому что перестаёт встречаться «в природе». Рано утром, ещё не проснувшись до конца, молодая открыла глаза и тут же потеряла сознание. Пришла в себя от резкого запаха нашатырного спирта, которым любимый муж растирал ей виски.

 - «Что с тобой, милая? – ласково спрашивал он.

 - Мне стыдно и противно тебе сказать, что я увидела….

 На что он только засмеялся и успокоил:

- Тебе приснился плохой сон. Какая ты у меня принцесса на горошине, оказывается. Но я рад!

 Про то, что же ей приснилось, он не спросил, как, будто знал или ему было не интересно знать.

- А что же вам приснилось? – нетерпеливо спросила Галя.

- Огромное мужское «хозяйство» направляемое мне в лицо! Видимо он собирался приобщать меня к любимому занятию, да я не из той породы оказалась. До сего часа я считала, что то был гадкий сон, а теперь понимаю, была реальность!

 Наступила неприятная длительная пауза.

 Потом разговор продолжился:-

  - То-то, я смотрю, он всё свои «пёрышки чистит-чистит», прихорашивается. Куда, перед кем, не раз удивлялась я! Значит, он живёт все эти годы, припеваючи, а я из-за его извращений стала рыхлой старой развалиной. И из – за него я вынуждена «сидеть» на гормонах. Какая же это всё  мразь!

 Настроение у Виктории Александровны испортилось совсем

 - Я завтра же, после совещания, в обед рвану домой, я его поймаю на месте преступления, - рассуждала она сама с собой.  

- Он меня ждёт дня через три – четыре. То – то он на прощание мне ещё пел, как «лиса»:

 - Ты только не спеши домой, Викуля, отдохни в командировке! Мы побудем с «Барсиком», не волнуйся, не торопись обратно!

 Галя закончила свою работу, в тот раз они делали много процедур и не на один день. Но Викторию Александровну нынче причёска  не занимала, она вся была под впечатлением от свалившегося «открытия». Оно объясняло всё в её «замкнутом круге» жизни. На прощание договорилась встретиться в следующий её приезд и узнать результаты догадок.

 Вскоре они увиделись снова.

 - Ну, что? - с порога начала Галя.

 - Всё, как ты и предполагала! - с горькой усмешкой ответила Виктория. Они незаметно перешли на «ты», сроднившись, через важное случайное открытие.

 - Приезжаю рано утром домой, открываю дверь своим ключом. Он в одном халате сидит на диване. Дома один. Видимо ещё не пришла. Меня совсем не ждал, растерялся, никакой радости от моего внезапного появления. Наоборот, обламала все его планы!  А я с порога хватаю его порножурналы и рву их в мелкие клочья. А сама в это время выплёскиваю ему в лицо всё, что ты мне рассказала.

 - А он? - с нетерпением спрашивает Галя.

 - А он?… - Виктория, брезгливо сморщившись, продолжала. - А он даже не возмутился, не оскорбился даже, только очень-очень удивился. Всё, что он смог вымолвить от удивления:

- «Ты, откуда ты - то, всё это знаешь!?»

 Он даже рот забыл закрыть от удивления. Такой медицинской раскладки он и сам, наверное, не знал, хотя не мог не понимать, откуда у него зависимость. Он надеялся, что я всю жизнь буду оставаться такой же дурочкой, какой он взял меня замуж. Ну, всё, теперь точно развод! Я - то думала, что он болен не по своей вине, и терпела, столько лет!!!

 Если бы об этом где-то писали или говорили всю правду, то я могла бы раньше всё понять и догадаться. - сожалела Виктория о своей поломанной жизни из-за одной неосведомлённости.

 А через какое-то время она уедет совсем с Сахалина, выйдет ещё раз замуж, родит здорового ребёнка и перестанет принимать гормоны.

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 31.08.2015 16:13
Сообщение №: 121700
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

 Прошло время. Негласная партийная проверка подходила к концу. Ни на одном совещании о ней не заикались, но уже все знали, что она идёт. Трясли всех, кто любил открыто погулять, и плевал на общественное мнение. Кого-то куда – то вызывали, разговаривали, об этом шушукались в курилках. Добрынина с Завьяловым пока не вызывали, кроме общих мероприятий. Неожиданно всех срочно заставили проходить диспансеризацию, под подписку. Главный акцент ставился на кожвензаболевания. Добрынин с Завьяловым оказались в списках «чистых».

 Обо всех этих подробностях никто не знал, кроме медперсонала поликлиники. Тем ни менее вскоре поползли слухи, что кто-то из сотрудников горотдела подцепил сифилис и потому - то всех тщательно проверяют.

 Незаметно из отдела исчезла Марго, не вернувшись из отпуска. Как потом выяснится, её переведут в отдалённый глухой посёлок на Севере Сахалина с понижением в должности и звании. Что ей вменили, было не известно.

 Про её подругу Ложкину, будто забыли, все считали, что она, как и Марго, переведена в другой населённый пункт Сахалина.

 В обоих отделах наступил порядок, как шутила Тамара из розыска: «Муха летит – у нас в отделе слышно, такая сейчас стоит тишина!».

 В кабинетах утром и поздно вечером никто не закрывался, лошадиного ржания под женский хохот не стало слышно. Кто – то вернулся в семью, а кто – то даже пить бросил. Борьба с произволом разврата подошла к концу, и многие вздохнули свободно.

 Но… надолго - ли???

 

 А в это самое время, впервые, во всех центральных газетах появилось сенсационное сообщение о новой страшной болезни передаваемой половым путём. Эта новая смертельная болезнь так же происходила, от разврата, и имя ей было - СПИД!

 Галя, как услышала, так и передразнила название: «СПИте дома - и болезни не будет!»

  Сначала сообщали о единичных случаях заболевших и то где-то далеко-далеко от нашей страны. И всем тогда казалось, что до нас эта болезнь долго не дойдёт, ну, по крайней мере, лет через сто. Самое запоминающееся было в одной большой статье, в которой рассказывалось о новой неизлечимой болезни. СПИД называли «Чумой 20-го века». А ещё писали, что Бог специально посылает человечеству смертельную болезнь, чтобы остановить людей в их половой распущенности. Но, как показывала жизнь, в погоне за секундными телесными удовольствиями людей ничего не пугает и не останавливает!

 

 …Про Ложкину никто ничего не знал, и чем упорнее о ней молчали, тем яснее становилось, что там что-то есть!

 Так оно и оказалось. Спустя некоторое время Миша узнал от Славина, что Ложкина в закрытом кож диспансере лечится от сифилиса. Из органов её сразу уволили. Её половые контакты установили, среди них бывший зэк и ученик 10-го класса. Через этого мальчишку, всё и выяснилось, а так, сколько бы она ещё людей заразила!

 Парень пошёл сдавать кровь, он был постоянным донором. За отгулы в школе и за небольшой гонорар он практиковал такое. На станции переливания крови всё и обнаружилось. По его ориентировке всех быстро нашли. И только после этого известия Миша понял, кем была «скромница» Таня Ложкина!

   

 После тех бурных событий прошло больше года. Стояла ранняя весна по-сахалински. (Запоздалая).

 Галя с Мишей поздней осенью специально ездили на юг нашей страны, чтобы посмотреть места, куда собирались уехать навсегда с Сахалина. Климат был причиной отъезда.

 У Андрея Завьялова родился сынок, маленькая Настя назвала его Мишкой, в честь своей любимой игрушки. От Жени давно не было никакого известия. Галя решила, что он на неё обиделся. Может, из-за письма?

 На работе у неё всё было хорошо, её собирались выбрать секретарём парторганизации. Лидия Ивановна собиралась уйти на постоянный отдых, подготовив себе смену. Но Галя знала, что этому не бывать, так как через определённое время они должны уехать. Свои планы они держали в секрете.

 У Миши в отделе, как всегда, было полно работы. Несознательные граждане воровали, грабили, угоняли чужой транспорт, дрались, без выходных и круглосуточно. Между сотрудниками в отделе и в семьях была тишь и благодать, после «профилактики» все жили мирно и спокойно. Будто никогда и не было по-другому.     

 

 Как-то под конец первой смены Галя случайно услышала в разговоре двух учениц знакомое имя.

 - …я ему несколько раз сказала, что у нас нет и не было никакой Пелагеи Степановны, а он мне твердит: позовите и всё, есть у вас такая, я точно знаю! Чокнутый какой - то…

 Галя вмешалась в их разговор.

 - Какой он из себя, этот чокнутый?

 Не дослушав до конца их описание, она выскочила в фойе. Там никого, Галя к кассиру.

 - Был молодой мужчина, постоял и пошёл, кажется, вниз. - ответила кассирша, не понимая, от чего Галя так разволновалась. А она уже сбежала на первый этаж и направилась на улицу посмотреть. Как сзади её голову обхватили сильные мужские руки, закрыв ладонями глаза. Галя молчала, нынче она точно знала, кто это! Подержав руки, их разжали, и Галя, повернувшись, увидела Женю, радостно ей улыбавшегося.

 - Ну, слава Богу! - со вздохом сказала Галя. - А то я уж решила, что ты обиделся, и я больше тебя никогда не увижу.

 - Почему никогда? - удивился Женя.

 - Мы уезжать собрались на материк, навсегда. В тёплые южные края, из-за климата - оглянувшись по сторонам, шёпотом и скороговоркой сообщила она. - Пока от всех свои планы скрываем, чтобы не смотрели, как на отъезжающих. Ну, а ты, как, рассказывай, как Соня? Вы кого-нибудь родили за это время? - засыпала она его вопросами.

 - Ванька у нас родился, имя дали по православному календарю, в честь Иоанна Крестителя. Он у нас в конце сентября родился. В нашей церкви есть молодой священник, отец Василий, Ваньку он крестил, так он меня теперь наставляет.

 - Ну, ты даёшь! – восхищённо, покачав головой, сказала она. - И про, Иоанна Крестителя знаешь, и с отцом Василием познакомился. Дальше можешь не продолжать, и так всё ясно!

 - Что тебе ясно? -  

 - А то, что у вас с Соней всё отлично. Где люди с Богом, там плохо не бывает, по себе знаю.

 - Это точно! - радостно поддержал он.

 - А у тебя, как дела? Вытянула Мишку из «дерьма»? Я уезжал, он ещё с ними крутился.

 - Ой, Женька, чтобы всё тебе рассказать, целого дня не хватит. А так хотелось бы с тобой потолковать, кое-что спросить, как мужчину. Ты мне врать, как все, не станешь?

 - Кому – кому, а вам, Пелагея Степановна, я врать не стану, честное слово! - шутя, заверил он.

 - А Соня поняла, кто написал письмо?

 - Она верит, что от Пелагеи Степановны, а я ничего не знаю об этом.

 - Ну и не говори, а то ей неприятно будет.

   - И я так решил.

  - А ты надолго приехал?

 - На несколько дней. Если всё получится, послезавтра улечу обратно. Я без Ваньки с Сонькой теперь жить не могу….

  И он начал рассказывать, какой у него необыкновенный сынок. Запоздалый папаша не скрывал своих чувств, он знал, что его поймут. Перескакивая с одного на другое, они проговорили больше получаса, так толком ничего не сказав друг другу. Надо было расставаться.

 Галя знала, что они могут больше не увидеться. Их отъезд был не за горами. Договорились встретиться на другой день, в привокзальном кафе.

 

 Взяв две чашки кофе, они сели в дальний угол зала и уже никого не замечали. На этот раз Галя не боялась, что её могут увидеть. Она думала, что нынче говорить будет только она, так как вчера он рассказал ей почти все свои новости. Но разговор вдруг начал он:

 - Галя, прежде всего, я хочу попросить у тебя прощение!

 - За что это? -

 - Я тебя обманывал, хотя и не хотел, - неожиданно сказал он.

 Галя испугалась от предчувствия.

 - Как? Ты лгал мне, что любил меня? - в ужасе догадалась она.

 - Любить-то я тебя любил, из-за этого и шёл на обман. Я решил добиваться тебя любой ценой, и плевал на всё и на всех. Я тогда приехал в Южно-Сахалинск с одной целью - разбить твою семейную жизнь, несмотря ни на что. Я, не спеша, охмурял тебя почти год, прибегая ко всяким уловкам, которые ты принимала за случайные встречи. Я не хотел вникать, что тебе кого-то жалко и так далее. Как я обрадовался, когда узнал, что твой муж загулял с другой! Я, как безумец, радовался чужому горю. Потому что был уверен, что, узнав всё, ты оставишь, наконец, плохого мужа и придёшь ко мне «хорошему». Но я просчитался, ты не только его не бросила, а кинулась спасать, даже воевать с целым обществом из-за него. И, в конце концов, полюбила его ещё сильнее. А я считал, что ты его никогда не любила. Все твои рассказы о чувствах к нему, где присутствовала жалость, я не воспринимал всерьёз. Считал, что тебе это кажется. Я был уверен, что со мной тебе будет лучше. Признаюсь честно, сам бы я до всего этого не додумался, всё это мне объяснил отец Василий. Во время Сониной беременность мы все с первого дня переживали и боялись выкидыша, только никто не подавал вида. Чтобы хоть что – то делать, кстати с твоей подачи, я стал захаживать в храм, на всякий случай. К моему удивлению, помогало. После этих посещений, у меня появлялось необъяснимое душевное равновесие, вселялась надежда, что всё будет хорошо. Молодой священник Отец Василий заметил меня, среди бабушек, стал узнавать, вскоре стали здороваться.

 Как-то, выждав момент, я подошёл к нему, и мы разговорились. Я сказал ему, что мы ждём ребёнка, а у жены до этого несколько раз не получалось выносить. Он стал расспрашивать, как я жил до этого, что делал. Слово за слово, я рассказал ему всю свою жизнь. На многое тогда он мне открыл глаза, а про тебя так и сказал: «Тебе надо у неё тоже просить прощения» ….

 Он мне долго объяснял, что соблазняя тебя, я думал только о себе, идя на поводу своей страсти. Потому что Я этого хотел! Сразу я не мог его понять.

 - …Я же любил её, а в любви все – эгоисты! ... – так же долго доказывал я ему. И знаешь, что он мне на это ответил? Почти то, что ты мне сказала, когда я перед Новым годом улетал во Владик.

- Кто ЛЮБИТ, тот думает прежде о любимых и о тех, кто нас любит, а не только о своих прихотях. Он только добавил слово «о любимых».

 - И ты это помнил? - удивилась она.

 - Я всё помню, хотя и не вникал раньше. Я собирался сделать ей ребёнка и, если она родит, то помогать ей материально его растить. Кроме своего эгоизма, я ничего не видел. Ещё вспомни, ты часто повторяла, что тебя какая-то сила ведёт по жизни, теперь я тоже стал подобное ощущать. В новогоднюю ночь, в какой-то момент почувствовал, как «кто-то» отпустил моё сердце, и оно освободилось от этой мучительной любви или страсти к тебе, я уже не знаю, как назвать правильно.

 - Страсти, - подсказала ему Галя, продолжая его внимательно слушать.  

 - И тут, я впервые увидел Соню другими глазами. Раньше я её просто не замечал, хотя жил с ней, знал с самого детства. Я вдруг увидел её, как нового человека и сразу разглядел в ней столько интересного! Конечно, советы Пелагеи Степановны не прошли даром, ей помогли, - с улыбкой взглянув на Галю, продолжал он свой рассказ. - До этого у неё был ложный стыд и страх, что я не пойму её, - и он начал было рассказывать про её первого мужа.  

 - Можешь не рассказывать, я сама об этом догадалась, когда всё о ней сопоставила из твоих рассказов и увидела её на свадебном фото. Ты лучше расскажи, как вы с ней первый раз встретились после моего письма и как всё у вас началось.

 Женя стал вспоминать события прошлого Нового года с Соней, а у Гали параллельно вставали её воспоминания того же времени с Ложкиной в её притоне.

 - …А знаешь, когда я реально почувствовал к ней любовь? Когда привёз их из роддома. Как увидел её, кормящую грудью, склонившуюся над младенцем, дух у меня захватило от этой картины!

 Где-то глубоко-глубоко в груди шевельнулась ревность, но Галя тут, же её подавила, но Женя, это почувствовал.

 - Ты прости меня, но это совсем другое чувство, такого я раньше не знал. Только сейчас я понял, о какой жалости ты мне говорила, смешивая её с любовью. Я всегда считал, что жалость - это унизительное чувство в любви между мужчиной и женщиной, и оно может только оскорблять, ставя на одну планку с несчастными. А сейчас вместе с сильной любовью к ним, я чувствую ещё и огромную жалость, что готов оградить их от любого малейшего ветерка, не говоря уже о какой-то неприятности. Я даже о тебе не заикаюсь, хотя она ждёт моей откровенности, взамен своей. А я, представляешь, не хочу, мне жалко, что ей будет больно!

- Почему больно? Ведь всё прошло?

- Хоть и прошло, но ей всё равно будет больно слышать, как я не о ней, а о тебе убивался все эти годы, не замечая её рядом. Ты меня понимаешь?

 

 Выслушав исповедь Жени, Галя удивилась тем подробностям, о которых она даже и не догадывалась. Но сейчас это уже не имело значения. Ей не терпелось сообщить ему про свои повстанческие дела и конечные результаты. Вчера она начала ему рассказывать, но, перескакивая с одного на другое, так и не довела мысль до конца. Женя слушал её, не перебивая, в душе удивляясь её настойчивости и последовательности. Его удивляло ещё то, что у неё не было конкретного зла на самих обидчиков, она боролась с самим пороком.

 Как шло расследование, никто не знал, но чем оно закончилось, всем стало известно. Вскрытые факты красноречиво говорили за себя. У Ложкиной обнаружили сифилис, да плюс заражённые партнёры. Добрынины чудом избежали такой «награды».  

 У Марго судьба решилась, видимо, с учётом её старых «заслуг», которые она хранила в строгом секрете. А показания свидетелей по охмурению Завьялова тоже добавили ей «срока». Кто дал против неё показания, не известно, хотя об этой истории знали все до единого. Теперь Марго предстояло работать простым дознавателем в отдалённой периферии, в посёлке леспромхоза. Увольняться из органов она не стала.

 - Ну, а что с той бабкой, она так и калечит народ своими «приворотами»? - спросил Женя.

 - У нас в бабок не верят, потому – то им вольготно и живётся. Как травила, так и травит людей….  

 Женя смотрел на неё и думал: «И как ей охота было всем этим заниматься, во всё вникать? Это сколько нервов, времени потрачено на какой-то бабий бунт! Обычно такими делами занимаются никому не нужные старые, толстые обиженные жёны из-за страха быть брошенными. Это они обычно воюют со своими молодыми соперницами за своих мужей и за своё место быть рядом с ними. Он это хорошо знал по своей службе, будучи морским капитаном. Но чтобы молодая, симпатичная, успешная женщина урезонивала зарвавшихся бабёнок, спасая свою семейную жизнь, это было что-то необычное. Если бы он её не знал, то посчитал бы глупой с заниженной самооценкой женщиной. Но это далеко не так. В общем, Женя не понимал, почему она выбрала себе эту нервотрепку вместо спокойной, счастливой жизни с ним. Но именно эта нервотрёпка, помогла ему успокоиться! Он был рад, что освободился от груза неразделённой любви. У него сейчас на первом месте была его любовь к сыну, запоздалое отцовство взяло верх над всеми былыми чувствами.

 - Ты что, не слушаешь меня? - услышал он её вопрос.

 - Только тебя и слушаю, - заверил он, и тут же спросил: - А руководство догадалось, чья была анонимка, кто автор?

 - А разве это важно, когда такие факты вскрылись?  Тут спасибо надо сказать неизвестному автору.

 - Ну, а Миша знает?

 - Нет, не догадывается, он считает, что это такая же проверка, как и везде, о чём сейчас постоянно пишут. Как будто специально для нас такое время наступило, не раньше и не позже, и именно сейчас, - заключила она.

 Напоследок заговорили о предстоящем отъезде Гали.

 - А почему вы решили ехать именно туда? - заинтересовался Женя.

 - Ну, во-первых, климат. Теперь я понимаю, что значит, когда «не климат». А во-вторых, сейчас любая республика живёт лучше самой матушки-России. Мы прошлой осенью проехались по Украине и Молдавии и так были удивлены, как люди хорошо живут, особенно в сельской местности. Куда нашим сибирским деревням до их сёл и хуторов!

 Пока она рассказывала о жизни на юге нашей необъятной в то время Родины, называемой СССР, за окнами совсем стемнело. Они и не заметили, как кафе наполнилось народом. В буфете бойко шла торговля разливным пивом.

 -  Пива ни хочешь? - предложил ей Женя.

 - Нет, пива я не хочу. А вот шампанского на прощание с тобой я бы с удовольствием выпила! - сказала она, как о невозможном.

 В буфете на витрине шампанского не было, как и всего другого. Женя, подумав, быстро встал:

 - Посиди немножко, я сейчас, - и пошёл в сторону буфета, зашёл в какую – то дверь. В это время подошла подавальщица и убрала со стола пустые чашки. Через несколько минут, появился Женя с бутылкой шампанского в руках.

 - Где ты его достал? - удивилась Галя.

 - У заведующего. Сказал, что очень надо. Только оно тёплое.

 Когда разлили по стаканам золотистый пенистый напиток, Галя собралась что-то сказать, но Женя её остановил:

 - Подожди, подожди, ты мне ещё не ответила на моё чистосердечное признание. Мне нелегко было к этому прийти, понять трудно было.

 Галя, немного подумав, сказала:

 - А ведь мы все виноваты, не ты один. И если мы друг друга простим, то и нас простят.

 - И всё – таки, ты не обижаешься на меня? Ведь я где-то уподоблялся твоей Ложкиной, - не унимался Женя, пытаясь докопаться до истины.

 - Ну, ты и сравнил! Ты добивался меня, чтобы осчастливить, свою жизнь к моим ногам готов был положить. А она - что? Из-за спортивного интереса благополучные семьи разбивала, да мужиков минетом совращала, вводя их в зависимость.

  Польщённый её ответом, он улыбнулся.

- Тогда давай на прощание выпьем, как всегда, за справедливость, которая уже свершилась – предложил он.

 Они выпили.

 - Только я мечтал о другой справедливости в наших отношениях, а получилось всё иначе, - заметил он.

 - А не иначе, было бы уже несправедливо! В том-то и состоит справедливость - когда нет пострадавших! Сейчас, в итоге, все счастливы - как с твоей стороны, так и с моей. А кто так распорядился, ты уже понимаешь?

 - Кто? – не сразу понял он.

 - Бог - вот кто, неужели это не понятно? Это Он нам глаза открыл на всё и направил к справедливости. Без Него, мы никогда бы в себе не разобрались. Лично я, хорошо это понимаю сейчас.

 -  Я просто сразу не понял. Да, пожалуй -  такое возможно только с Богом, - твёрдо сказал он.  Мы искали с тобой настоящей любви на стороне, а она, оказывается, жила рядом.

 Когда они вышли на улицу, было совсем темно и по-сахалински сыро.

 - Давай здесь простимся и пойдём каждый в свою сторону, - предложила она ему.

 Они слегка обнялись на прощание, как добрые друзья, потом посмотрели друг другу в глаза и почти одновременно сказали:

 - Будь счастлив!

 - Будь счастлива!

 Расставшись, в первое мгновение, каждому стало немного больно, как бывает при расставаниях, но это быстро прошло.

 И правильно, что он погнался за своим шансом. И дело тут вовсе не в старой цыганке. Предсказание ему пришло Свыше!

 

                Конец.
Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 06.10.2015 17:15
Сообщение №: 124988
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

       

                                  Обращение автора к читателю.

 

   Наш земной мир всегда делился на две крайности – На Свет и тьму, на Добро и зло, на Бога и сатану.

И в таких противоположностях, казалось бы, так легко сориентироваться. Но это не совсем так. Особенно, когда дело касается Бога и сатаны. А всё потому, что последний постоянно маскируется под Первого. Слава Богу, что настали времена, когда есть где просветиться и почерпнуть ответы на вопросы о Боге. И тем ни менее, даже верующие, воцерковлённые люди не всегда могут различить, где Бог, а где лукавый! А что ж тогда говорить о прошлых безбожных временах и, особенно, в отдалённых глубинках нашей необъятной Родины.

  В моей книге пришлось затронуть эту непростую тему. В атеистическую эпоху, когда мало было церквей, единственными «проводниками» веры в Бога были всевозможные бабки - целительницы, которых и сейчас хватает. Они делились на злых, насылающих порчи, и на добрых, борцов с этими колдунами.  Внешне злые бабки мало чем отличались от добрых бабок.  У них были те же православные атрибуты: – повязанные платком головы, чтение молитв перед образами с зажженными лампадками и свечами. Некоторые даже знали священное писание, которым ловко орудовали в своих целях. Те и другие бабки, занимались лечением, иногда успешным, предсказаниями будущего.  И все они искренне верили, что их способности от самого Бога, так же считали и обращавшиеся к ним люди. На самом деле это абсолютно не так! И по сей день мало кто без церкви может в этом разобраться.

  В моей книге главная героиня через свои семейные переживания приходит к общению с одной из таких «бабок», которую она находит по просьбе больной матери.  Когда мои православные читатели узнали, что я написала об этом, они, мягко говоря, были возмущенны. Если коротко, то, говоря их языком, любая действительность прошлого нашей страны, когда атеисты приходили к вере в Бога через «просветительниц» бабок, может сейчас восприниматься, только, как пропаганда и   признание колдунов.   

     Чтобы мой читатель не подумал также, я пишу это вступление. Уважительное отношение моих героев в книге к данному персонажу, совсем не ставит её на одну ступень со Святыми. Моя «миссионерка» Люба жила жизнью обычной женщины. У неё была семья: муж, дети. Работа, домашние заботы, плюс шедшие к ней люди, которым она помогала.  Целительница Люба имела все грехи присущие простому человеку. Она гневалась, осуждала, нарушала посты, гордилась и т. д.  Было время, любила раскинуть карты, чтобы заглянуть в своё и чужое будущее. И при этом считала себя, якобы, достойной, иметь Божественный Дар. И в этом её, как и всех бабок - целительниц, всеобщее заблуждение.  А подтвердить всё выше сказанное, хочу выдержкой настоятеля монастыря:

 …   К, сожалению, многие, в том числе достаточно образованные люди, путают экстрасенсорные, т.е. демонические, возможности с благодатными возможностями православных святых, достигавших во Христе высочайшей степени нравственного совершенства и чистоты. О них уже при жизни говорили: «во плоти Ангел», потому что их жизнь была воистину подобна по своей чистоте жизни ангельской. Только такие люди получают от Бога силу совершать многочисленные чудеса. Но эту силу – благодать Божью – они медленно, десятилетиями стяжали в упорной, мучительной борьбе за искоренение всех пороков своей души; накапливали её в тяжелейшей борьбе с демонами, с похотью тела, со страстями тщеславия, самолюбия, гнева, гордыни, зависти, осуждения, властолюбия и прочее, прочее.  При всём при этом никто из православных святых никогда сознательно не стремился к получению сверхъестественных способностей. Более того, некоторые из них, получая от Бога дар чудотворения, отказывались от него, понимая, что он может способствовать развитию в них чувства исключительности, а, следовательно, и сатанинской гордыни, которая является самым тяжёлым и трудно исцеляемым из всех грехов. 

                                                                                 Игумен  N .

Даниловский Благовестник.

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 07.10.2015 20:49
Сообщение №: 125105
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

                                             Вместо послесловия

После того бабьего бунта против минетчиц минули годы, уже десятилетия. Для истории - одно мгновение.

 Именно в это "мгновение" в нашей стране произошли кардинальные исторические перемены. Сгинул лжекоммунистический строй, изначально замешанный на обмане. Ну, какое равенство может быть между всеми людьми? Равенства нет и быть не может, как среди травки на лесной полянке! Отобрали хитромудрые веру в Бога, навязали свою. Да только своего в плане морали ничего не придумали, всё у православия заимствовали. Божьи заповеди: не убей, не укради, будь честным, уважай родителей и т. д. выдавали за коммунистический кодекс. И всё бы ладно, хорошо, если бы ни все подавляющий приоритет гордыни! Внушали, что человек сам по себе, и во всём он - Сам Самыч Самов. В итоге, по команде 73 года гордились, сколько поколений гордыми стало! Один общественный строй обрушился, а другой не наступил. Живём мы сейчас и не там уже, и не здесь ещё!

 Самая главная перемена к лучшему - это возрождение веры в нашей стране, возвращение к исконному православию и другим традиционным религиям. Литературы духовной появилось изобилие, на все вопросы есть, где почерпнуть ответы. Отпала нужда переписывать от руки молитвы, как было в безбожные времена. Народ очнулся и потянулся к вере, всё больше и больше понимая, где нет Бога, там есть одна ложь. Эту тягу к вере некоторые модой обзывают, то есть временным увлечением. Ну и пусть кто – то из - за "моды" впервые прикоснётся к Божьему миру. А там, глядишь, и глаза откроются, и разумение придет! А разумения того нам всем, ой, как не хватает!

 Ведь как наелись мы в лихие 90е до отвала разносортной колбасы, да схлестнулись со «свободным Западом», что у нас началось! Своё всё позабросили, заграничное всё перенимаем. Взгляды на жизнь, слова иностранные, и отношения между полами. Нас всё больше к вседозволенности, да к «ихнему» разврату тянет. Какой-то несчастный импотент объявил, будто раньше у нас в стране секса не было, так все срочно подхватились навёрстывать упущенное. В этой погоне за сверхудовольствиями, именуемым развратом, кто-то осознанно идёт на всё, а кто-то и сам не ведает, что творит из-за нежелания быть белой вороной. Отношения полов, иначе не скажешь, свели к спортивным упражнениям партнёров по «выдавливанию» оргазмов.  

Сожительство двух сомневающихся друг в друге людей, не обременённых совместными обязательствами, стали величать не как-нибудь, а для утешения браком… гражданским.  Название казённое, чёрствое, бездушное. Так и слышится к нему слово - следующий(ая)! Ну, ладно, когда обоих сожителей это устраивает. Но ведь чаще одному из двух «лапшу на уши вешают», чтобы двери для отхода не запирать. Дескать, зачем штамп? Была бы любовь! А все эти гражданские браки нужны только для того, чтобы законную семью под корень истребить. Ведь в законном браке жить нужно честно, и перед всеми быть законным мужем, женой, а не по обстоятельствам! То есть, когда выгодно, то женат(замужем), а когда нет, все свободны. Отвечать друг за друга, выручать, понимать, терпеть, а если надо, и прощать! Учиться прощать друг друга! И весь этот перечень Жизнью называется, и другого нам не дано. Изобретай хоть сколько, ничего взамен не придумаешь, как не придумали до этого, кроме ошибок и заблуждений. Нынче всё, что раньше осуждалось и пресекалось, теперь стало нормой, потому, что пропагандируется с утра до вечера сторонниками врага рода человеческого.

Слова: стыд и позор, напрочь вышли из словарного обихода. Вместо них появилось обобщающее слово "комплексы", означающее неполноценность. Бесстыжие люди, то есть без комплексов - нынче самые полноценные! А в итоге духовных ценностей в отношениях между мужчинами и женщинами остаётся всё меньше и меньше. Как перед кончиной света все, будто с цепи сорвались и лихорадочно меняются партнёрами и партнёршами.  Сбежались, поснашались и разбежались - вот и все отношения! Звучит гадко, противно, возмутительно даже! Но в том-то и дело, что другого уже ничего не остаётся. Наступило время "профессионалок» Ложкиных - от слова ложь. Они нынче открыто правят «балами» и командуют «парадами». Минет - нынче уже не позорное занятие зэчек, а престижная обязательная квалификация современных женщин всех возрастов. И, к сожалению, уже необходимая. Глупым молодым девчонкам и в голову не придёт, что «это» совсем не круто, а не нужно и вредно даже. Где гарантии, что их мальчишки не из последней группы окажутся? Ведь о последствиях ни тем, ни другим не ведомо!

 Зрелое поколение тоже не хочет отставать, дабы не сочли за устаревших дам. Ведь сейчас подозрение в старости считается унижением, наравне с оскорблением.

     Ну, а сильная половина человечества? Та всё больше на медицину надеется, стимуляторами типа "виагры" пользуются, с таких-то лет! Нынче вся реклама живёт за счёт мужской импотенции. Куда деваются мужские силы, не пора ли задуматься?

 СПИД шагает по планете. Его лет через сто ждали в наших краях, а он тут как тут, все рекорды побил по распространению. Сколько невинных детей позаразили!

    Что касается потомственных династий "целителей", так у них уже свои телевизионные каналы, не хухры-мухры! Прародительницы Марфы - бабы Яги по сравнению с современными чародейками. Они нынче все молодые, ухоженные дамы. Когда они только успели стать профессиональными "колдуньями" в пятом колене? Приворожу, верну в семью, уведу, кого захочешь - вот краткий перечень обещаний, которые несутся к нам со всех средств массовой информации. Неверующие люди смотрят на всё это, как на невинные забавы. Они же ни во что не верят, кроме самих в себя, поэтому им ничего не страшно. А сатана и рад, что настало время, когда можно действовать открыто, белым днём, прикрываясь лукавыми обещаниями о какой-то "помощи". Какая помощь? Последствия той помощи - это лечение в психушках, непонятные самоубийства, типа: такой – то(такая-то) из окна 17-го этажа выпал(а). Да безвременные похороны. Вот чем заканчиваются все "помощи".

Что нас ждёт на Земле, если мы не одумаемся, представить страшно. Ни в кино, ни по телевидению об этом не говорят за исключением маленькой толики православного телевещания. Так хоть где-то, когда-то сказать обо всём надо! И не просто сказать, а уже кричать, вопить во весь голос надо! Куда мы все катимся, люди? Ведь жизнь на Земле для нас не кончается, а только начинается. Нам об этом 2000 лет твердят, а мы всё не верим. Может, кто-то прочитает моё повествование и увидит со стороны всё происходящее. Увидит, как всё начиналось. Ведь многие уже и не знают, что можно и нужно жить по-другому, как учит нас наша Православная Вера. И в той жизни есть всё - и для тела, и для души. Там полная гармония - счастьем называется.

А СЧАСТЬЕ -  это, когда с ЧАСТИЧКОЙ БОГА в душе живёт человек!

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 07.10.2015 21:21
Сообщение №: 125111
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

                                             Глава десятая.

 

                                            Вера Фёдоровна.

 

   Жизнь со всеми национальными преобразованиями в независимой Молдове труднее всех становилась для «немолдаван». Вера Фёдоровна, оставшись без работы, поначалу, не знала  что делать. Мизерной пенсии  не хватало даже на оплату квартиры. Выручали репетиторские подработки, ученики старались помочь, да ещё остатки старых запасов. Все её знакомые  стояли на базарах и остановках, продавая, кто что имел. А чаще всего торговали товаром перекупщиков. Заслуженной учительнице грозила та же  участь. Кто бы мог когда подумать, что в самом справедливом обществе на земле,  они доживут до такого!?

     Много лет назад в Молдавию они приехали вдвоём с отцом, мать умерла от болезни. Отец был инженером-электронщиком, и его работа носила секретность. Потом уже Вера узнала, что отец принимал участие в создании первого космического корабля, пилотируемого человеком. Поначалу  жили  в общежитии, но вскоре им дали отдельную двухкомнатную квартиру. Отцу платили хорошие деньги и жили они обеспеченно. Всё домашнее хозяйство лежало на Вере.  Отец больше не женился. Будучи ещё не старым мужчиной, женщинами он не интересовался, и вообще, эту тему обходил стороной.  Может это были последствия его  секретной работы!

  Вера успешно закончила 10 классов и поступила в пединститут. В 60-м году  закончила его, её направили  на работу  учителем в профессионально-техническое училище, бывшее ФЗО. (фабрично заводское обучение) Их тогда создавалось много по всей республике. Нужны были  рабочие специалисты всех направлений. Послевоенная разрушенная республика строилась, развивалась и становилась на ноги. Учениками Веры Фёдоровны были люди всех возрастов, приехавшие с разных уголков бывшего Союза.  Многие  там впервые учились русскому языку, потому что он был один для всех связующий язык. Впоследствии, все эти люди разных национальностей  будут  называться русскоязычными.  

Те годы, как никакие другие, несмотря ни на что, любила вспоминать Вера Фёдоровна. Это была её молодость, мир между всеми и надежда в обязательное  светлое будущее! Именно эта надежда всех объединяла и роднила. Как раз в те годы, среди её учеников появились две девушки -   молдаванка и русская, было им по 17-18 лет. Одна была родом из глухого молдавского села, другая из такой же отдалённой русской деревни. Девушки быстро сдружились, несмотря на то, что были абсолютно разные. Одна шустрая, легкомысленная, кокетка, другая спокойная, скромная, рассудительная девушка. Это и были будущие мамы Лили и Оксаны.

    Вера Фёдоровна тоже не по годам была серьёзная девушка. Учительская работа обязывала быть такой, да ещё среди взрослых учеников! Всё это отразилось на её личной жизни. Молодые ребята побаивались запросто подойти к ней. Завлекательной внешностью молодая учительница не выделялась  и не потому, что была обделена природой. Дело в том, что  вся её женская привлекательность «утопала» в уродливой, мешковатой одежде  советских учителей. Если в других профессиях люди могли позволить себе одеться по своему вкусу и желанию, то педагоги  24 часа в сутки  обязаны были «подавать пример» добропорядочности! Любая тяга к красоте и индивидуальности рассматривалась не иначе, как легкомыслие и непрофессионализм. Стоило женщине без повода одеться, причесаться, да ещё и … подкраситься, то сразу возникал обличающий вопрос:

  «А для кого  это ты нарядилась?...»

 В результате создалось устоявшееся мнение – красиво одеваться и краситься без  особого повода –  только для разврата!

Это распространённое совковое понятие испортило не одно поколение женщин, отбившее охоту следить за собой постоянно и быть красивой, прежде всего для себя,  для мужа,  для дома.

  Вера Фёдоровна тоже была жертвой такой обработки, до одного случая. В 60-х годах простым женщинам  негде было  почерпнуть знания о красоте и способах её достижения. И тем ни менее к двадцати пяти  годам,  Вера, наконец, решилась  расстаться со своими непослушными длинными волосами, которые её только старили, собранные в пучок на затылке. Распущенные волосы учителю  тогда приравнивались к «преступлению»!!

    Отсидев полдня в очереди в парикмахерскую, наслушавшись сплетен про всех мастеров, Веру, наконец, пригласили пройти в зал. Встретила её не молодая, но эффектная, подтянутая блондинка, с красивыми золотыми украшениями. Мастер приветливо улыбалась, демонстрируя ровные белые зубы. Ловко орудуя ножницами с расчёской, и  улыбаясь  в зеркало, она,  добродушно спросила.

- Такая  молодая,  а уже учительница?

- А откуда вы узнали? – очень удивилась Вера. 

- А всех учителей за версту видно.

- А чем мы отличаемся от других? 

- Учителя все через, чур, серьёзные, и никогда не улыбаются. Даже такие молоденькие, как ты! Тебе ведь не больше тридцати?

Вера от обиды чуть ни расплакалась. Этой парикмахерше самой, наверное, было под пятьдесят,  так ей и 30 мало.  Скрывая обиду, тихо ответила: -

- Мне  скоро 25 исполнится!

 Мастер заметила, что нечаянно обидела девушку. И чтобы загладить вину,  щедро «обрушила» на Веру столько интересной и полезной информации об уходе за волосами, лицом, моде и вкусах, что Вера срочно кинулась записывать всё услышанное. При расставании мастер сказала напутственные  слова:

- …Запомни Верочка, пусть  НЕ ТВОЙ ВНЕШНИЙ ВИД, а твои поступки, дела и поведение будут всегда серьёзными и солидными. А сама оставайся при этом привлекательной и жизнерадостной, и как можно чаще улыбайся. Доброта и красота ещё никому не навредили!

  И этот наказ Вера Федоровна пронесёт через всю жизнь, её добрая улыбка согреет многие детские и не детские  зачерствевшие до времени  сердца!

  Время шло, и надо было выходить замуж. Кто-то из её хороших знакомых познакомил её с холостым, положительным парнем, который тоже уже задумывался на такую тему. У них завязались отношения, и всё шло к желаемой развязке – свадьбе. Близких отношений у них  ещё  не  было, хотя желание, у одной из сторон, было весьма… заметное.

 Вера Фёдоровна хотя и не была религиозной девушкой у папы атеиста (он ракеты строил), но женскую христианскую мораль считала, как и многие  за правило жизни. В те послевоенные годы молодёжь и, вообще, все люди придерживались высоких моральных норм в отношениях между полами. Но мужские организм  всегда оставались мужскими, и поэтому всё равно искали  «лазейки» для удовлетворения своей вечно ненасытной плоти.

   Перед самой свадьбой, к почти счастливой невесте (она жила в ожидании счастья) неожиданно явилась краснощёкая полная женщина, средних лет и… потасканного вида!

  Без всякого вступления она грубо и решительно заявила, что не допустит никакой свадьбы, так как в положении от самого… жениха! Вера  опешила от такого наглого  известия. А беременная разлучница, тем временем, спокойно  выложила все подробности. Оказалось, что всё это время, сластолюбивый  жених,  преспокойно жил с ней, в ожидании законного брака.

  Естественно Вера сильно расстроилась и расторгла  все отношения с обманщиком, не входя, ни в какие его вынужденные ситуации…   

 Нетерпеливый «жених», долго ещё всем доказывал, что беременность совсем  не от него,  туда ходили многие, а не он один!

  А не вошла Вера в его «ситуацию»   не из-за его гнусной измены, а из-за его гадостного характера, который тут-то и проявился, пока он всех подряд обливал грязью, стараясь выбелиться.

 Потом наступило время, когда она просто  хотела для себя родить ребёнка и одной его воспитывать, но и это у неё не получилось.

 После училища она перешла работать в  среднюю школу, где  преподавала русский и литературу в старших классах. Началось время вспышек диссидентских выступлений.  В школе на уроках ученики часто задавали каверзные вопросы, связанные с политикой и коммунистическим строем. Ответов на них у Веры Фёдоровны не было. Трудно ей было с самостоятельными подростками, у которых уже сложились  свои взгляды на жизнь, на отношения между людьми в обществе, в семье, в классе.

 Именно в это время, Вера Фёдоровна,  случайно, оказалась в начальных классах  с маленькими детьми, к которым её одинокая душа  давно тяготела. Вот с кем ей было легко, просто, интересно. Вот с кого можно ещё «вылепить» не испорченных людей, кого можно ещё воспитать в честности и порядочности.  В каждом ребёнке она видела своё родное дитя и стремилась их всех сплотить, как это бывает в хороших дружных семьях. Всё её нерастраченное материнство вылилось на её учеников. Только по-настоящему любящий родитель может найти нужные подходы и способы к маленькому человеку. С каждым выпуском в старшие классы, у неё набирался всё больший и лучший опыт в воспитании и просвещении ребят. Были среди всех у неё и свои «особые дети», которым её помощь была нужнее чем другим, например,  из-за сложных семейных обстоятельств.       -   -  Так, когда  разошлись родители у Бори Смилянского, а это случилось для него неожиданно, то мальчик весь ушёл в себя. Он убегал из дома, никого не хотел слушаться, и был враждебно настроен и к отцу и к матери. Они тогда очень боялись, чтобы он ни натворил чего с собой. Даже такое было!

И только Вера Фёдоровна нашла ключ к душе десятилетнего ребёнка, смогла ему объяснить, успокоить на тот момент. На жизненных примерах она объяснила ему что такое, к сожалению, бывает не у него одного. И что  родительская любовь от этого не уменьшается, и что он тоже должен продолжать любить своих родителей, тем самым, сближая их. 

Поверил Борька её рассказам или нет, не известно, но, в  то трудное для него время, он почувствовал одно - Вере Фёдоровне его судьба не безразлична! Об этих отношениях никто тогда не знал, как и о других.  Родители тоже часто приходили к учительнице  за советом, когда дети уходили из-под контроля. Бывали случаи, когда и Вера Фёдоровна ничем не могла помочь.  

   Всю свою жизнь Вера Фёдоровна была убеждённая патриотка идеалов коммунистического строя. Она обо всём судила по себе. А если и просачивались какие-то «непонятки», то они всегда объяснялись «плохими людьми», а сам строй   оставался  вне всяких подозрений!  

  Первые сомнения стали появляться после смерти Брежнева. Потом всё больше и больше.  А в конце 80х  в Молдавию впервые  хлынули гости со всего света, бывшие соотечественники! Вскоре, в ответ, поехали  наши в гости к родственникам в Европу, Америку, Израиль. То, что они поведали, вернувшись из-за границы,  «убило» многих! Если бы эти разговоры были где-то на стороне, то Вера Фёдоровна приняла их за привычную пропаганду капиталистического строя. Это же не новость,  что  капиталисты живут, как сыр в масле катаются, что с того?! Главное, что простые труженики  у них, в отличии от нас, беспощадно эксплуатируются.  Мы хоть знаем  для чего терпим нужду, трудности, зато наши дети и внуки  будут жить в земном раю – коммунизме! Так считала Вера Федоровна, как и миллионы наших сограждан.

 Но эти рассказы о жизни заграницей шли от очень близких людей, которым не верить она не могла. У многих её знакомых в 70х годах родственники  эмигрировали кто куда. Поначалу, чтобы те им ни рассказывали о своей  распрекрасной жизни, к их рассказам все относились  сдержанно.  Но,  когда, уже сами  побывали в гостях «там» и  убедились как  живут «эксплуатируемые», то тут-то у многих  и… началось!

 Чувство обманутости, разочарования испытали   все, и Вера Фёдоровна в том числе. А потом  пошло и поехало, одно за другим.  Распад Союза,  отделение Молдавии, следом распад коммунистической партии. И, как следствие – все эти невероятные разоблачения (Гулаки,  расстрелы, психушки…) с чудовищными подробностями. Плюс ко всему, у соседей румын сняли Чаушеску, знаменитого коммунистического лидера, за которым, как вскрылось, тянулся огромный шлейф чудовищных преступлений перед своим народом. Поначалу всё было неожиданно, как страшный сон, который может взять и закончится, но этот сон не кончался. 

  Уже прошло несколько лет непонятной, новой жизни, а страна стремительно неслась и неслась в  бесконечную пропасть. За эти годы Вера Фёдоровна заново перечитала  всех классиков,  искала там ответы на свои вопросы, и на многое, уже смотрела  другими глазами. Будучи По-природе человеком добрым, ей не верилось, что только одно зло правит миром, должна же быть где-то и настоящая правда!?                     

  Начала искать там,  где всегда отвергала. В итоге, сделала вывод,  оказалось, что все писатели, во все времена, так или иначе, затрагивали вопрос о бытии Бога и о своём восприятии Бога.                                                                                            Почему???  Почему,  если Бога нет,  как всегда утверждалось,  этот вопрос, всех так волновал и тревожил во все времена?! Очень многое вдруг раскрылось у Достоевского, который всегда привлекал раздумьями о человеческой душе.  Но раньше что-то мешало близко принять к сердцу всё, что было связано с Богом.  Может  потому, что это «не восприятие» шло из глубины её далёкого детства,  с  первыми упоминаниями  о Боге.

… Ей было три года, шла война, папу забрали на фронт. Она сидит у мамы на руках и вместе со всеми слушает  очередное страшное сообщение  с висящей на стене чёрной «тарелки». Она тогда ничего ещё не понимала, кроме того, что все, как и её мама, охвачены волнением,  а толстая соседка тётя Дуся, громко и злобно повторяет  одно и то же:

« Да, куда же Бог- то смотрит?  Да если бы Бог был, разве бы такое он допустил?  Столько людей, детей невинных погибает под бомбёжками, за что нам   такое?...» 

   Подобные упрёки в адрес Бога приходилось слышать  во все времена, по разным причинам, и  от многих людей. Когда в атеистической школе, а потом в институте сталкивались с религиозностью выдающихся писателей, то в лучшем случае, относились к этому снисходительно, стараясь обойти тему, ссылаясь на пережитки прошлого. После всех перемен и разочарований, послушав и почитав такое о чём раньше и догадываться  было нельзя, у Веры Фёдоровны появилось другое, иное, мнение чем раньше обо всём происходящим вокруг:

 «…Как показала история, все революции бессмысленны, потому что не могут изменить общества. Они несут только смерть, горе и страдания. Никакая организация труда и справедливое распределение материальных благ не сделают человеческие души лучше, то есть – добрее, честнее и чище! Никакое уничтожение бедности не спасёт мир от преступности, зависти и злости!  Никакие внешние перемены не изменят сознание человека...»     

 Теперь Вере Фёдоровне предстояло самой в этом убедиться. С детства она была крещёная, бабушка похлопотала. В душе она никогда не была ярой атеисткой,  как бывало,  просто не задумывалась над этой темой, полагалась на всеобщее мнение.

 В первый раз с интересом она зашла в церковь в конце 80-х, был день смерти отца. Купила свечки, написала записки, как ей подсказали там, и прошла в храм. Встала недалеко от распятия  Спасителя, Иисуса Христа, возле канона, где ставят свечи об усопших. Служба шла на молдавском языке, и смысл был не понятен, но непривычная церковная интонация, звуки Божественных песнопений незаметно проникали в душу. Как будто в иной, неизведанный мир попала она, и он, неожиданно,  заинтересовал её своей несокрушимой вечностью! С тех пор, она стала при случаях заходить в церковь и всё больше, больше  вслушиваться, всматриваться в происходящее. 

  После 90-го года  повсеместно стали открываться, ремонтироваться старые заброшенные церкви. Так было в России, так началось и в Молдове. Вера Фёдоровна это сразу заметила. А вскоре, она узнала, что там- то и там-то, открылся храм, где службы идут на родном русском языке, а священник,  учился в России.

  Это была небольшая церковь в честь Николая Чудотворца, постройки конца прошлого века.  Эти данные можно было прочесть на почерневшей от времени металлической табличке. Многие годы, после закрытия, церковь использовали под складские помещения. Теперь отмывали, расчищали от мусора и хлама,  при этом  служили службы по воскресным дням и праздникам.  По-крупицам собирали средства для восстановления храма. А восстанавливать предстояло всё.  Стены храма почернели и облупились от времени и только высоко наверху, под самым куполом оставалось чёткое изображение самого Бога Отца. Он будто смотрел сверху вниз на нашу земную  грешную жизнь и на её таких же грешных жителей. Побыв однажды в русской церкви,  Вера Фёдоровна стала частенько ходить на воскресные и праздничные службы.  Возможно потому, что только здесь  призывали к доброте, любви и миру между всеми   День, ото дня она  познавала мир с другой, Божественной стороны. Какое же это счастье слышать и понимать свой родной язык! Многие тогда испытали это чувство, оказавшись оторванными от Родины. Отец Александр в конце каждой  службы читал прихожанам  проповеди, которые открывали глаза на многое, что раньше коммунисты  толковали  по- своему, как им было удобно.            

 Мать Оксаны Коваленко, Лидия, с первого дня  трудилась на общественных началах  помощницей в русском храме.  Работала и по своей  строительной специальности, и по уборке помещения после служб, и, вообще, помогала там, где было нужно. С Верой Фёдоровной, при встречах,  всегда здоровались и по возможности, разговаривали. Учительница не спрашивала, почему та оказалась в церкви.  Это обычно никто не афишировал, а её дочь Оксана, так и вовсе скрывала,  как оказалось. У Веры Фёдоровны было много  своих вопросов, накопившихся за всю жизнь.  Она видела, как после службы многие прихожане «облепляли» отца Александра и засыпали его своими вопросами. Он кратко и не торопливо умудрялся отвечать каждому. Вере Фёдоровне тоже захотелось спросить его о самом наболевшем и гложущем всю жизнь. О войне,  о людском горе, связанным с ней!  Вспоминался  обвинительный голос тёти Дуси….

   Перед первой встречей с о.Александром она очень волновалась и  заранее написала  все свои вопросы на листке бумаги, как это делали другие.  Придя   рано утром в будний день,  к  удивлению,  увидела, что  не одна она ожидает такого свидания. Дождавшись своего времени, они уединились с отцом Александром для беседы. Он стоял за аналоем, она рядом. От волнения из головы вылетели все мысли.  Она просто без слов подала свою записку. Отец Александр, не спеша, прочёл все её вопросы. Потом повернулся к Вере Фёдоровне, и, взглянув на неё, не громко спросил:

- А  кем вы работали  раньше?

  Этот вопрос прозвучал так, будто он знал, что нынче она  безработная.

- Учителем, учителем начальных классов –

- Вы задали вопросы,  на которые  не просто ответить, одним словом и сразу. Представьте, ученик 1-ого класса на уроке арифметики, просит вас  объяснить  что нибудь из Высшей математики.

   Наступила пауза. Затем отец Александр продолжал.

- Господь Бог создал человека по своему подобию, т.е. разумным и свободным существом. Он не хотел создавать человека послушным, как «зомби», хотя и мог бы. Он дал человеку полную свободу, с тех пор всё что творилось и твориться в мире до сих пор – это есть воля свободного от Бога человека! Все войны и преступления перед человечеством есть дело рук самого человечества.

-  А почему Он ни возмутиться таким поведением, и не образумит, это человечество? –  вырвалось у Веры Фёдоровны.

-Он вразумляет и наставляет только тех, кто к нему  сам обращается.

- Но, ведь он мог не допускать Гитлера к власти, и войны  не было бы?

- Другой бы тиран пришёл к власти, как приходили до этого!

- Так что же делам нам простым людям, чтобы уберечь себя и своих детей от этой свободной воли человечества?

- Молиться, соблюдать заповеди и просить Бога о помощи. А самое главное – самим не оставлять Бога! 

 Вера Фёдоровна  слушала, смотрела на священника  и в её глазах  читалось явное недоумение. Отец Александр понял это, потому посоветовал учительнице обязательно почитать духовную литературу из его небольшой церковной библиотеки. Даже подсказал с чего начать. С тех пор Вера Фёдоровна  уже грамотно  стала познавать  Божий мир.

 

 

  

                                             Глава одиннадцатая.

 

                                           

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 27.08.2017 18:58
Сообщение №: 172716
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

 

 

 

  

                                             

 

                                                  КАТЯ и её семья.

 

   После ссоры Кати и Сергея прошло больше месяца – целая вечность! Ни он, ни она не напоминали друг другу о себе даже молчаливыми звонками По-телефону.  Каждый считал, что это  конец! Катя много передумала за всё это время, и хотя ей было не легко, она не жалела о своём поступке. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь!

 Поначалу, а именно на следующий день после размолвки,  она думала, что не выдержит и будет ему звонить, искать встреч, будто случайных! Но  произошла  перемена! Ей вдруг стало  спокойно на душе, не то, чтобы она его забыла, а от сознания, что им надо побыть в разлуке. Чтобы обоим всё  обдумать и понять. Нужны ли они на самом деле друг другу или им всё показалось!

 Было уже очевидно, что Сергей на неё  сильно обижен, так передавали их общие знакомые.  Значит, из-за отказа в физической близости, он не хочет её видеть.  И никакие  объяснения его не интересуют,  и  понимать он  ничего не хочет. Снова разочарование!  Посчитала Катя.

  А она уже решила, что у них настоящая взаимная любовь, как в кино, в книгах бывает!  Как же всё на самом деле примитивно, пошло и грубо.  Только пишут и показывают в кино  настоящее чувство, а в жизни всё сводится к «одному». Духовные переживания, рождающие настоящую любовь  никого не волнуют!   И тогда она решила, что будет тайно, только для себя любить этого человека.

 С такими мыслями жила Катя, и они давали ей силы быть уверенной в своей правоте в любви.

    Катя с детства была целенаправленной девочкой и всегда знала, чего хочет. Только с возрастом её желания менялись, как  и она сама. 

   В молодости её отец служил в армии на Дальнем Востоке на Камчатке. После армии решил там  остаться и пошёл с другом работать в милицию,  в уголовный розыск. Одновременно поступил на заочное отделение в юридический институт. Работать начинал  простым сержантом, а  дослужился до полковника.  На личном опыте познал все ступени становления По-службе. Вскоре женился на девушке, которая по распределению после мединститута приехала на Камчатку. Там родились дети: две дочери.  

С самого рождения Катя часто болела простудными заболеваниями, особенно весной, которая  в тех краях  тянется  иногда до осени. Врачи советовали вывозить девочку на это время  на материк в сухой, тёплый  климат. Возить ребёнка   туда и обратно было не кому, и стала Катя жить у бабушки под Рязанью.  Деда к тому времени уже схоронили. 

   Николай Петрович, как только отвёз младшую дочь к матери, стал хлопотать о почти невозможном переводе   в тёплые края.  Один его бывший начальник и хороший человек  давно уже жил и работал Кишинёве. Вообщем, после долгих хлопот и мучений, Николай сумел  перевестись в цветущую тогда Молдавию и забрать дочь у матери. Катя тогда уже пошла в первый класс. Но те пять лет, прожитые с бабушкой,  не прошли бесследно. Именно в эти годы был заложен в детской душе фундамент мировоззрения, замешанный на занятиях - труде, на игре - учёбе, общении через сказки и поучительные истории, главными в которых  - была любовь к Боженьке!

  В школе Катя  училась хорошо, свободное время проводила с подружками одноклассницами Лёлей и Анжелой. В детстве они часто ссорились  не хотели уступать друг другу  что-то поделить. Чаще конфликты возникали между Лёлей и Катей. Лёля росла одна у родителей и её мама была домашней прислугой у дочери и мужа. Чёрную работу по – дому делали приходящие домработницы. И Лёля привыкла, что дома  для неё всё в первую очередь, этого она хотела и от подружек.

  У Кати с Лёлей было много как и общего, так и противоположного. Они обе были целеустремлёнными, умными, настойчивыми. Обе симпатичные, но  по – разному. Возможно, эта  внешняя «разность» и мирила их друг с другом. Они отлично понимали, что не конкурентки и не соперницы друг другу. Те, кому нравилась Лёля, никогда бы не обратили внимания на Катю. И, наоборот, кому Катя была симпатична, Лёля, как «инопланетянка», была не интересна. Как и вся молодёжь, Катя тоже хотела  жить материально лучше, богаче своих родителей, когда вырастет. В детстве  она мечтала стать врачом, лечить людей как мама, но потом мечты поменялись.

  Став постарше, она заинтересовалась работой отца. Это был период чтения детективов про милицию и захватывающих фильмов о преступном мире.  Отец, поначалу, не придавал значения увлечениям дочери и сам рассказывал ей интересные истории из своей практики. Но когда увидел, что дочка всерьёз думает об этой трудной профессии, стал её постепенно отговаривать.

- « Пойми, дочь, настоящая, повседневная работа в уголовном розыске,  для женщин  гораздо тяжелее  чем нам мужчинам.  Всё время ты должна будешь находиться в грязной атмосфере преступного мира, как в прямом, так и в переносном смысле.

   В прямом  смысле – это постоянные  посещения грязных, зловонных, заразных жилишь, где вместе с тараканами и клопами,  обитают клиенты. От одной вони и затхлости тех жилищ, иногда  рвёт  даже закалённых  мужиков.

А вид потерпевших – избитых до мяса, до костей в крови, с рванными, колотыми ранами. Не говоря уже о трупах,  не первой свежести, которые надо досконально рассматривать и описывать  всё  до мелочей. Все рубцы и царапины на разных частях тела….

 А в переносном смысле – это грязнейшая моральная обстановка! Где один несмолкающий мат, с ненормальной, нецензурной лексикой. И самое главное -- это огромная  ненависть и злость всего преступного мира к стражам порядка! Вся киношная романтика только в кино, когда  на экранах  показывают молодых, накрашенных  женщин следователей, с ухоженными, распущенными волосами, в чистых кабинетах, ведутся   разговоры - дебаты о каком – то «одном»  преступлении!..  В жизни их много, всегда очень много.

 А потому  это круглосуточная, изнурительная работа – беготня с бесконечной «писаниной», в прокуренных, тесных кабинетах, заваленных папками с делами, вещьдоками и  всяким  изъятым хламом.

 Мужики, народ выносливый, и больше приспособлены к тяжёлым опасным будням. Такими  нас Бог создал! Мужики они  и гигиену тела могут регулярно не соблюдать, как вам женщинам иногда положено!!  У них строение организма проще!...»

   Постепенно, отцовские доводы погасили романтическое представление о работе в уголовном розыске и следствии. Отец всегда был большим авторитетом для Кати, особенно, в своей работе, к нему постоянно шли люди за советом.  

 Они тогда решили, что если она станет адвокатом, судьёй или нотариусом, то это тоже будет  интересно и по-женски приемлемо. Ведь кроме работы, она должна ещё стать женой, матерью, а  эти «должности»  были  не мене  важны. Видя союз своих родителей, у неё с детства сформировалось мнение, что настоящая любовь обязательно перетекает в законный брак. И жизнь двоих продолжается в любви, в уважении друг к другу, хотя и в монотонных буднях с трудностями, терпением и  даже бедами.

   Здесь у них с Лёлей взгляды не совпадали. Лёля считала, что самое главное  - это карьера, а замужество нужно  только как фон  для красивой женщины.

У Кати всё было иначе. Карьера, работа – это  важно.  Но дом, семья, любящий муж и дети –  ещё важнее! А самое главное – это совмещение того и другого, вот, что Катя считала идеалом женского счастья! Она понимала, что хочет многого и  трудно успевать везде, но чем труднее задача, тем интереснее её решать, считала она. Тому примером была её мать, которая  и на работе незаменима, и дома всеми любима.  Как они  жили с отцом, Катя тоже видела,  и понимала, что далеко не у всех так живут родители. За столько лет  не  утратили любви и интереса друг к другу.

Не раз они с сестрой наблюдала картины, подтверждающие  родительскую  любовь друг к другу.

   Как-то отец поздно пришёл с работы,  и хорошо выпивши.  Мама, как всегда недовольная этим, всё же проследила, чтобы он разделся, умылся, и усадила его ужинать. При этом, не переставая, тихо ворчать. Отец или очень перенервничал  на работе или доза спиртного превысила допустимое, только ему вдруг стало плохо. Мать  мгновенно изменилась, её недовольное лицо тут же превратилось в любяще – тревожное и заботливо – сострадательное. С помощью девочек они уложили отца на диван, вызвали «скорую», а мать срочно, как врач, обследовала его недомогание. Многие в подобных случаях продолжали бы ворчать: «…сам виноват, меньше пить надо…», но здесь была другая картина, обнажившая настоящие, искренние чувства к любимому, дорогому человеку.

 С отцовской стороны дочери тоже замечали подобные «мелочи». Как-то мама одна уехала  на Украину в санаторий. Она редко ездила из-за отца, а ему  всё было некогда.  Обычно отец  приходит с работы поздно, а тут,   как уехала мама, стал приходить во время. Сам готовил ужин, что-то  прибивал в квартире и будто  ждал чего-то….

 Потом девчонки поняли, он ждал маминого звонка из санатория.  В то время мобильной связи у простых граждан ещё не было, поэтому вечерами мама звонила домой на городской телефон, чтобы застать всех дома. Ей звонить было не куда. Когда мама звонила, то отец разговаривал с ней нарочито спокойно, будто до этого и не ждал  её звонка. 

А ещё смешил девчонок тем, что непременно говорил маме: -

-  Оля,  а я  вот  только  зашёл домой,  работы много…. –  хитрил он.

Как-то уже перед приездом мамы, за ужином, Диана поинтересовалась.

- Пап, ты  всё это время  без мама так волнуешься, почему? Так сильно её ревнуешь?

 Девчонки ждали, что отец, как обычно, отшутиться, а он, вдруг, совершенно серьёзно  стал объяснять:

- « Понимаете,  девчонки,  я сильно боюсь за неё, как и за вас. Я ничего так не  боюсь, как её одну куда-то отпускать. Если бы вы знали, что у нас творится кругом!?  Лучше вам вообще  этого  никогда не знать!

 Но, как только  мама возвращалась  домой,  их жизнь текла по-старому.

  Все эти «мелочи» жизни откладывались в Катином мировоззрении на любовь и её продолжении – браке. Чтобы ни говорили кругом люди, не знающие таких отношений, на неё они не могли повлиять. Поэтому и в своей будущей жизни Кате хотелось таких же отношений с любимым человеком.

       Глубокой  осенью  обычно приезжала бабушка Маша. Она была кроме всего ещё  и крёстная Кати и своим долгом считала на день рождения  внучки обязательно водить её в церковь к причастию, даже в советские времена. Катя готовилась к причастию заранее,  это было выработано годами.  Мария Константиновна постоянно говорила, что причащаться нужно  как можно чаще, но пока было так.

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 28.08.2017 18:16
Сообщение №: 172746
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

стоянно говорила, что причащаться нужно  как можно чаще, но пока было так.

 

 

 

 

                                          Глава двенадцатая.

 

                             «Новый русский»   и его окружение.

 

  В школе шла вторая четверть, а на всех уроках класс был полу пустой. Постоянно посещали занятия человек десять, не больше, остальные - вольные слушатели. Такое положение дел никого  не волновало, как когда-то раньше. Преподавателям  было даже на руку, чем меньше знаний у ученика, тем дороже будет стоить будущий экзамен.

    Осенним вечером кто-то позвонил в дверь, Катя пошла открывать. На пороге стоял, сияющий до ушей… Стас! Тот самый Борькин дружок из ресторана.  С огромным букетом цветов и  большим пакетом в руке.

- Здравствуйте, Катя, - дружелюбно сказал он,  как старый знакомый  - Николай Петрович дома? Мы с ним договаривались встретиться после работы.

    Катя, не зная что сказать, молча смотрела на незваного гостя. Неловкую паузу прервала мама, она подошла сзади и пригласила Стаса пройти в дом.

- Проходите, пожалуйста, проходите. Николай Петрович скоро подойдёт, он недавно звонил.

Катя удивлённо отошла в сторону. Стас подал Ольге Кузьминичне букет цветов и пакет. Видя удивлённые лица женщин, быстро пояснил: -

- Заходить первый раз в дом, где живут три очаровательные женщины и… без цветов, -  я считаю  сверх хамства, то есть  не уважение.

Катя не срывала своей иронической ухмылки, но гость ничего не замечал.

 Подавая пакет, продолжал лебезить: -

 – А это… для продолжения  приятного знакомства!.. -

   Раздеваясь  в прихожей, и приглаживая короткие волосы гость, продолжал сыпать комплименты в адрес хозяек.

 В это время, дверь своим ключом открыл отец. Он не удивился гостю, поздоровался с ним за руку и они сразу прошли в маленькую комнату. Женщины занялись столом. На кухне Катя спросила.

- Мам, а ты откуда  знаешь этого Стаса? 

- Я его видела один раз с отцом, у них какие-то дела.

- А ты,  за что его так невзлюбила? – поинтересовалась в ответ мама.

 Кате не хотелось вспоминать тот злополучный вечер, и как они впервые встретились с Борькиными друзьями. Может из-за них они тогда с Сергеем и поссорились.

- У Борьки на дне рождении я видела этого Стаса. Это Борька их познакомил, теперь всё понятно.-

- Ладно, ладно, это не нашего ума дела, отец сам разберётся. Ты лучше порежь хлеб, да протри тарелки с вилками – закончила разговор мама.

   В принесённом пакете оказались одни деликатесы. Гость не поскупился, всего было много и самое дорогое.   Две банки чёрной икры, большая палка сырокопчёной колбасы, копчёная рыба, сыр порезанный в  импортной упаковке, маслины, шпроты, коньяк, шампанское, коробка конфет и ещё какие-то красивые баночки  импортного производства.  Когда накрыли стол, мужчины закончили разговор.

    Вскоре пришла Диана, гость исподтишка с интересом её рассматривал.  Когда отец представил ему старшую дочь, Стас быстро встал,  галантно взял её  руку и низко наклонившись,  поцеловал. Это был совсем другой человек,  которого видела Катя у Борьки на дне рождении.

   Стол ломился от закусок,  но Стас нахваливал только домашнюю еду: жаркое, соленья. За ужином больше всех разговаривал гость. Он не скрывал, что без ума от счастья, что так быстро  «влился» в семью нужного ему человека.  Радовался, что его принимали за друга и только косые взгляды Кати  напоминали, что  кое-кто здесь  знает его с другой стороны! Гость сам разливал всем спиртное - женщинам шампанское, мужчинам  коньяк. Выпивал, закусывал не стесняясь, и  скоро язык у него совсем развязался. Он хотел казаться простым  «рубаха» парнем и не увиливая отвечал на любые вопросы о себе. Ольга Кузьминична расспрашивала его о семье, о родителях, а он без остановки  всё рассказывал.

    Родом он был из  Мурманска, служил в армии, в спецназе.  После армии поступил в институт на заочное отделение. Параллельно «работал» --  защищал с друзьями богатых кооператоров от бандитов. По окончании института работал на заводе. Дослужился  до  заместителя  главного инженера. Тут началась повальная приватизация. Катя выходила на кухню, а когда вернулась, то Стас уже объяснял отцу  какую-то запутанную ситуацию.  Завод приватизировали, взяли  большой кредит.   Дальше,  речь шла об  акциях.

 Кате мало что было понятно из рассказа бывшего «защитника» частного бизнеса, ясно было одно, что он и ещё несколько человек,  в результате всех действий, разбогатели, но не надолго. Для того, чтобы восторжествовала справедливость, нужно было отдать большой долг, а для этого нужно «заработать» деньги. Именно за этим   они и приехали в Молдавию.

Отец  выпивал со всеми,  ел  молча, не перебивая, слушал  рассказ  нового русского. Кому-кому,  а ему-то  всё было понятно. В конце он задал несколько уточняющих вопросов, или просто, хотел проверить – ни врёт ли  «рубаха» – парень.?

 Оказалось, этому Стасу всего 29 лет.  У него уже была  внебрачная  дочь Настя,  официально  женат он ещё не был. А когда? Всё дела,  да дела!  А  все дела, как правило, сопровождались ресторанами, банями с пьянками и обслуживающим персоналом – проститутками.

 Стас весь вечер старался показаться простым  советским парнем, который волею случая стал «новым русским». Но не скрывал, что сам к тому стремился. Он будто извинялся за своё  нынешнее положение и рассказывал:

- …Вот мои родители  - обычные инженеры и как все, тоже всю жизнь, от зарплаты до зарплаты перебивались. А нам, молодым,  сейчас выпало такое время, если не мы, так другие возьмут! А почему мы должны упускать своё,  заработанное нашими дедами и отцами…? – говорил  он, вопросительно глядя на отца,  ища поддержки.  

    Николай Петрович слушал молча,  не выказывая ни каких эмоций, ни за, ни против.

 Но про себя думал: Этот «простой» парень прав. Раз пошёл делёж «колхозного пирога», так почему,  оказавшийся  рядом, должен уйти в сторону, уступить кому - то?  Другие то,  чем лучше?  Главное, как этим «куском» распорядиться?!

     Сам он всю жизнь проработал на голом энтузиазме, им в милиции   запрещено было даже вагоны ночью разгружать, как другим, для дополнительного заработка в семью. К сорокапяти годам он ничего не нажил честным трудом, кроме выслуги лет, за которые платили копейки, да благодарностей в личном деле. И теперь, в трудное время, он снова не  может  оградить свою семью, от нужды и безденежья. Вынужден перебиваться «благодарностями» опекаемых шустрых пацанов. Те благодарности были в виде пакетов с сигаретами, спиртным и какой-то съестной продукцией, иногда, это было в виде небольших денег. Никакие «таксы» никому не выставлялись.

    Мало того,  находились  ещё  и «дельцы», которые, нагло, за его спиной,  пользовались его именем, обделывая свои  махинации. Потому  коллеги могли  думать, что он гребёт деньги лопатой за своё «крышевание».  

 Сейчас перед ним предстал другой случай, где можно было реально без криминала  получить уже немалые деньги. А всех делов, - свести людей, да так, чтобы самому не оказаться при этом лишним. А что делать? Приходилось пристраиваться к новым отношениям в обществе, он видел, что так поступают  многие. У кого-то из начальства,  вдруг, появлялась новая машина, иномарка – «подарок» дальнего родственника из-за границы! То ещё что-то, менее заметное. Вообщем, идти против  течения, он  уже не видел смысла, если не он, то согласятся другие!

    Под конец вечера,  Стас, как простой русский парень, готов был на всё для своих новых друзей.

- Николай Петрович, а может вам квартирку набольшую и  лучшую поменять? – оглядываясь, кругом предложил он.

- Нет, Стас, спасибо,  нам в тесноте теплее, чем в больших хоромах замерзать.

 Постоянно  греясь в саунах,  он  ещё не успел почувствовать, как мёрзнут люди в плохоотапливаемых  помещениях  по всей республике.

    Катя, послушав разговоры за столом, поняла, что отец не чурается этого «нового русского», значит,  он не такой уж плохой, как кажется сразу.   Он ей уже не казался таким развязным и  наглым как с первого взгляда.

    Стас это тоже почувствовал. Прощаясь с хозяевами, он  готов был со всеми расцеловаться, так он был доволен своим визитом.  Ведь всё  и всегда зиждилось  на личных отношениях!

   После того вечера Николай Петрович стал  общаться со Стасом. Они часто выезжали на «Джипе» по южным районам Молдовы. За рулём поначалу был водитель, но его скоро сменил сам Николай Петрович. Стас не любил водить машину, он должен был постоянно «думать», соображать и при этом, тянуть пиво из маленьких бутылочек, импортного разлива. Пустая тара от этого пива валялась по всюду, где находился Стас.

    Этого совсем не глупого парня быстро испортили большие деньги. Как только он почувствовал их вкус,  на всё стал смотреть другими глазами. Кому-то большие деньги,  вообще, противопоказаны, но об этом знает только Бог!  И если  у кого  нет больших денег, то это ещё не значит, что ему не повезло в жизни!

   По-натуре Стас  был не плохим человеком, но так  сложилось, что все его мысли и желания устремились к одной цели – разбогатеть!  Вот именно это и занимало душу  бизнесмена, бывшего простого русского парня Станислава Васильевича Рудакова. Внешностью он обладал достойной, был не дурак, крепок и силён, девки вешались на него со школы. А он и вращался только среди тех, кто скромностью не отличался. Так случилось, что  сам не понял, как среди всей этой сутолоки стал отцом. Он может, никогда и не поверил в своё отцовство, если бы ни полная копия его «портрета» с маленькой дочкой Настенькой. Наташа, мать его ребёнка, ничего от него не требовала, а просто сообщила ему о родстве с ребёнком. Стас, видя такое его «незахомутание», сам стал носить деньги и подарки для своей нежданной дочери. Наташа вскоре вышла замуж за хорошего парня, и они не запрещали Стасу видеться с дочкой. Настя росла и становилась  всё дороже и милее отцу, она уже знала и ждала его, как любимого папу.

- Папка, а ты, почему долго ко мне не приходил, мама сказала, что ты, наверное, меня забыл.

- Нет,  Настенька, я тебя не забыл, я уезжал в командировку.

- Папка, а я тебя всё равно люблю, больше всех, хотя ты нас и забываешь. Но, у мамы есть муж, дядя Юра, а у меня есть только ты и мама.

От этих слов у Стаса сжималось сердце, и он часто моргал, будто в глаз попало….

 С возрастом он уже был согласен иметь семью, во главе с Настенькой.  Но  дела по добыванию денег  не позволяли  быть  нормальным мужем. Но дочь он любил, несмотря, ни на что!

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 22.10.2017 21:14
Сообщение №: 175066
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

    Лёля переживала за подругу, видя, как та тщетно скрывает свои мучения по отношению к Сергею. Желая  её успокоить, она решила действовать сама, разобраться что происходит между лучшей подругой и её возлюбленным. Сама она таких мучений не испытывала никогда.  Марк ей нравился, так как,  во всём подходил, на тот момент в жизни.  Главное, он её любил,  а она любила  тех, кто любил её.  Будучи  великим стратегом и комбинатором, быстро всё придумала,  и…  будто случайно.

 А вечером она зашла к Кате и рассказала о своей «нечаянной» встрече с Сергеем.

- Знаешь, кто меня сегодня подвозил к дому?

- Кто?

- Твой Сергей!

- А где ты его встретила? – нетерпеливо вырвалось у Кати, но она тут же подавила радость, надеясь, что Лёля не обратила внимания.

- …Выхожу  я из супермаркета, руки отваливаются от кульков, смотрю, где тачки. Вдруг, знакомая личность на «мэрсе» выруливает со стоянки. Я ему крикнула, он сразу меня заметил. Лёля подробно пересказывала подруге свой разговор с Сергеем. Катя, под маской равнодушия, ловила каждое слово.

- Как дела Серёжа, ты куда-то пропал, тебя никто не видит и не знает о тебе ничего. Борька в школе тоже не появляется уже месяц. Как живёшь, какие новости -   спросила Лёля, намекая на конкретного человека.

- Работаю много, а теперь ещё и сам езжу в Германию за запчастями, у меня же мастерская.

- Слышала, слышала, а машина чья, твоя? 

- Да, купил недавно.

 Они поговорили о Германии и о необходимости учить  немецкий язык. Наступила пауза. Лёля ждала, что Сергей спросит сам о ком-нибудь, но он молчал. Ехать предстояло не долго, и надо было успеть, всё разузнать. Не выдержав, Леля начала сама.

- Ты, конечно, меня извини за «не ваше дело»,  но мне хотелось бы узнать, ты Екатерину совсем забыл или как?  Я всё-таки её лучшая подруга!

 Сергей сразу весь собрался, но сделал вид, что ему всё равно.

- Ну, раз ты лучшая подруга, то ответь мне на этот же вопрос! –

 Лёле не хотелось ничего говорить, пока  не узнает  его мыслей.

- Ну, я же первая спросила, ты мне только скажи,  ты совсем её забыл?  – решительно наступала Лёля.

- А кому это важно, тебе или ей? – снова ушёл от прямого ответа Сергей.

- Ну, хорошо, можешь не отвечать, я просто сама хотела понять, нужна она тебе или ты просто развлекался, как все развлекаются.

 Лёля сделала вид,  будто ей стало всё ясно, и разговор окончен. Сергей знал, что все его слова будут  известны Кате, и не хотел на этом закрывать тему.

- Я бы дорого отдал, чтобы узнать, кто из нас на самом деле развлекался!    ---- Счёт стал 0:1 в пользу Сергея.

   Лёля быстро соображала, что ей спросить, чтобы услышать от него конкретное признание.

- Сергей, скажи, только честно, у тебя кто-то есть?  

 А я ей не скажу, потому что не хочу делать ей больно!                                                                                                                 Лёля и сама не заметила, как проговорилась. Последняя фраза, нечаянно сказанная « ей больно»,  всё и решила.

- Да, никого у меня нет, и ей я не нужен!  А раз не нужен, то и нечего об этом говорить! Насильно мил не будешь, как говорит мой отец. Ей другие поклонники милее, раз она от себя, их не отшивает… – с горечью сказал он.                                                                                                                                 Теперь стало понятно, что его мучило последнее время.

- Какие поклонники, ты о чём говоришь? –  сильно удивилась Лёля  - уж кто-кто, а я то всё знаю… – пыталась она оградить подругу от беспочвенных подозрений.   Да так, что Сергей даже засомневался.

- Я сам не видел, но… все говорят!

- А ты больше слушай, тебе ещё не то наговорят – с возмущением сказала Лёля, когда они подъехали к дому.  Сергей вышел, открыл ей дверцу, помог с пакетами и даже хотел донести до квартиры, но Лёля решительно его остановила.

- Спасибо, что довёз,  что друзей старых не забываешь.

 У самой двери подъезда вдруг обернулась и не громко, но внятно ему сказала: - -  

- Слушай и запоминай, но только уговор, я тебе ничего не говорила!  7 декабря  у кого-то день рождение,  18 лет! И вечером в баре Интуриста  его продолжение.

 Сообщив  важную новость, Лёля, с гордо поднятой головой скрылась в подъезде.

Ну, умела она понравиться мужчинам! Даже Сергей и тот это почувствовал!

 Передав подробно весь разговор с Сергеем подруге, последнюю фразу она, естественно, скрыла,  желая сделать сюрприз. Дослушав Лёлин рассказ о встрече с Сергеем, Катя задумалась, а сердечко пронзительно больно, но сладостно заныло.

- Ну - ка, подруга, скажи мне, кто у тебя нынче в поклонниках ходит? – поинтересовалась  Леля, заранее зная, что такого нет.

   Катя недоумевала, но вдруг вспомнила.

- Да, это, наверное, про Стаса думают. Он же к отцу сейчас часто  заходит, меня в  его машине с ним могли видеть. Да и он сам ,возможно, кому- нибудь рассказывал.                                              

 Но в целом, от Лёлиного рассказа Кате стало легче на душе, она с благодарностью обняла подругу.  

- Лёлька, как я тебя люблю, ты спасла меня, я ведь уже  умирала.

- А я это давно заметила, только не умирай совсем, нам  ещё надо в Германию выехать, пока ты молодая и живая.  Ты сначала устрой свою жизнь, а потом   делай  что хочешь, люби, не люби, только себя не забывай!

- Слушай, Лёлька,  я вспомнила, я тебе совсем забыла рассказать!

 И Катя рассказала подруге о том, как несколько дней назад в школе вдруг появилась Лилька Фишка и отозвала её для разговора в коридор.  Лилька очень волновалась и не знала с чего начать.

- Катя, ты меня извини, но скажи честно, что у тебя со  Стасом? Дело в том, что я с ним  давно живу, а ты этого не знаешь.  А я знаю,  для тебя это очень важно.

 Катя удивлённо посмотрела на   одноклассницу.

- Ты с чего взяла?  Он общается с моим отцом по своим делам, а я  здесь не причём.                                                                                                                                     Лилька  поняла, что Кате Стас «до лампочки», и её это мгновенно успокоило.

- Но говорят….

- Кто говорит? – прервав её, спросила Катя. Лилька  стала отнекиваться. Она сослалась на ребят, якобы  слышала в их разговорах упоминание  имён: Стаса и её, потому и решила сама разузнать.

 Значит, вот откуда у Сергея такие подозрения, решили они с Лёлей.

  

   А Лилька, услышав ответ Кати, очень обрадовалась и отошла в сторону.

 Дело в том, что Лилька давно искала богатого парня, чтобы пристроиться возле него. Работать она не хотела, учиться тоже. Она и школу заканчивала  из-за подружки, за компанию.  Оксанка  и её мать, постоянно твердили, что надо получить среднее образование,  диплом будет, а это лучше, чем  ничего.  В основном, всё  шло от Оксанки, хотя все думали, что лидер - Лилька.  А Лилька только на  тусовки  была первая, а как что серьёзное – тут Оксанка. У последней мать была строгая.  Она всех  достала  своими нравоучениями. Если бы она знала всю правду, с ума сошла бы!

   Главная цель Лильки - выгодное замужество! Но до этого хотелось успеть погулять «на всю катушку», чтобы потом было, что вспомнить.                                                                                                                                                 

 «Сколько б… ни гуляет, а счастья своего не прогуляет». Считала её мать.  То есть всегда найдётся дурак, который за «это» тебя и полюбит.  Мужикам, что надо, дело известное! Но при всём при этом, надо умудриться родить, именно,  от того от кого нужно!  Вот в чём  «задача»!

- Рассуждала  мудрая Лилька.-

  Сейчас научились это проверять. Только ребёнок даст возможность прожить безбедно до старости. Поэтому  нельзя рожать от кого - попало, а надо только от  богатого, да ещё бы и знаменитого! Вот бы от какого-нибудь  знаменитого артиста,  или  хоккеиста, чемпиона по боксу!  Но для этого, сначала надо попасть на их тусовки. А чтобы попасть в желаемое общество,  нужно прилепиться  к такому, как Стас, а уже с ним можно оказаться хоть где.

  Такие мысли Лилька переняла от своей  матери, та тоже всю жизнь была в поиске. Артиста и чемпиона она не нашла, а родила от состоятельных женатых мужчин, которые платили ей деньги на детей и за молчание! Лилька не хотела повторения судьбы матери, ей хотелось одного ребёнка, мальчика. А ещё бы лучше, как в кинофильме  «Интердевочка», выйти замуж и уехать жить в Америку.  Уж она бы там не пропала, не то что, та дура  героиня с жиру бесилась. Но, где найти такого мужика?  В таких делах,  как всегда, помогал Борька. Они с первого класса были рядом, вместе изучали половой вопрос! Лилька была самая «смелая», а потом, когда выросли, то стали тасоваться с Борькиными друзьями.  Одной ходить по ресторанам и тусовкам было неудобно и страшно. Сколько случаев, то там убили девчонку, то там нашли до смерти избитую. Простых насильников она не боялась, а вот маньяков, убийц опасалась. Поэтому приходилось таскать за собой  подружку Оксанку, дуру набитую. Дура потому, что  сохла по Борьке, а ей до него,  как до Луны!

  Последние годы Оксанка заметно начала меняться, раньше с ней легче было договариваться. Мать ее, что ли ворожила, молилась в своей церкви! – думала Лилька.

  Когда появились москвичи, то Борька сразу предупредил, быть всегда рядом. Москвичи сначала заказывали проституток, но с ними было хлопотно и неудобно. Сутенёры боялись, что их девки переработают время даром или ещё хуже, будут тайком встречаться без их ведома. Всё это надоедало и раздражало мужчин, и они искали каждый раз новых.

 Однажды Лильке повезло, она осталась у Стаса в гостинице до утра.  Он с вечера был пьяный и ничего толком не мог, а потом быстро заснул. Утром он её не выпроводил, как другие. Заказал в номер хороший завтрак с шампанским, пивом, и они на славу поели. Потом на трезвую голову предались сексу, да так, что не заметили, как свечерело. После этого Стас стал отмечать Лильку из всех, а она из кожи вон лезла, чтобы ему угодить. Стас кормил её, давал небольшие деньги на мелочи и  наедине был добр с ней, не то, что некоторые. Лилька радовалась и  мечтала  «закрепиться» возле этого «нового русского», раз он увидел в ней женщину, а не только партнёршу разового пользования. Поэтому она ревниво оберегала свою «территорию.

 

                               

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 22.10.2017 21:46
Сообщение №: 175067
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

 

 

 

                                          Глава тринадцатая.

 

                               Катино Совершеннолетие.

 

    Наконец - то в Катиной семье стал ощущаться материальный достаток, которого давно уже не было. Когда - то они жили  стабильно, а может, им казалось. Дела, связанные с москвичами благополучно и выгодно разрешились для всех сторон. В семье появились новые вещи, одежда.    Ольга Кузьминична, понимая что это временно, экономно вела хозяйство и старалась отложить деньги на «чёрный день», который маячил у всех впереди. Родители думали о неотвратимом отъезде в Россию, но всё ещё чего-то ждали,  к тому, же не  было готово Российское гражданство. Стас улетел в Россию доделывать полученный результат от сделок по спирту.

   Перед самым днём рождения сестры Диана получила гостевой вызов из Германии от родственников своего парня. Для поездки требовалась куча бумаг.

Про Катин день рождение – её  восемнадцатилетние, говорили много и в семье, и с подругами. Решено было сначала отмечать дома с родственниками, а  после   с одноклассниками в кафе.

    За несколько дней до торжества, как всегда приехала Мария Константиновна. И хотя она пребывала в преклонных летах, при этом оставалась бодрой и  жизнерадостной, если бы ни больные ноги.

  На день рождение положено обязательно  причащаться в церкви,  так  приучала бабушка, к сожалению, не все к ней прислушивались.  В плане веры Мария Константиновна больше всех опекала младшую внучку, будучи её крёстной. Диану же крестили без неё, а та дальневосточная крёстная, скорей всего, сама о вере ничего не знала. Потому в девочку вовремя не заложили «зерно» настоящей веры. Бабушка Маша каждый раз звала старшую внучку в храм, Диана не отказывалась, но в последний момент всегда находила причину чтобы не идти с ними. Диана ревновала бабушку к Кате, считая, что её меньше любят. Но так уж ,наверное, повелось - кто рядом, тот и милее!

   К этому дню Катя готовилась особенно, держала  пост, писала на листочке свои грехи и читала нужные молитвы. Раньше, в молдавской церкви, священник молдаван слушал молча и редко задавал вопросы. А сейчас, когда появилась русская церковь, то всё стало более ответственно, да и Катя подросла.  

 Как только они остались вдвоём с бабушкой, то та  сразу поинтересовалась:- - Ну, Катюша, вспомни наш последний разговор в деревне и скажи, только честно скажи. Как наши «семена», проросли или  зачахли? – спросила она  о том,  о чём  они вдвоём  только знали.  

- Проросли…, - грустно ответила Катя, - ещё как проросли, я даже сама не ожидала.

И она вспомнила ссору с Сергеем из-за Святой Екатерины. Только он тогда ничего не понял, и видимо, никогда не поймёт.

- А ты теперь жалеешь и грустишь от этого? – заглядывая ей в глаза, спросила бабушка.

- Нет, бабуля не жалею, - уже совсем твёрдо заверила Катя.

  -  Я рада за тебя, значит, завтра  батюшка к причастию тебя допустит!..  

- Не знаю, может и допустит.  А … почему ты  в этом засомневалась? – вдруг догадалась   Катя.

- Да нет, я так, к слову сказала.  Грехов то у нас у всех не убывает, а только прирастает… –  двусмысленно закончила бабушка.

 Но Катя поняла, чего боялась её духовная наставница! (внебрачные отношения закрывают путь к причастию)

    Когда-то, несколько лет назад, когда Кате было лет тринадцать, они   вместе писали её грехи на листочек, чтобы ничего не забыть.

- …Ну, что ещё писать, я не знаю, бабушка!  Я никого не убивала, не воровала, родителей слушаюсь, пить курить бросила, с мальчишками не сплю, что ещё писать? Какие такие грехи есть у меня? – (шутила и   недоумевала Катя).

 И тут Мария Константиновна объяснила внучке, какие бывают ещё грехи.

- Ты считаешь, что у тебя нет грехов?  Давай начнём по – всем заповедям По-порядку, как я тебя учила.  Ты  вижу, всё забыла

Первая и главная заповедь гласит – Возлюби Бога Господа нашего больше всего на Свете. А ты любишь его так?

- Не знаю, бабушка – честно призналась Катя. Но, я знаю, что Он есть, верю в Него и во всех Святых.  Я часто чувствую его помощь, поддержку, особенно, когда Он меня от плохих поступков  отводит.

- Этого мало.  Поддержку ты чувствуешь,  Он тебя не забывает, а где твоя любовь к Нему, в чём твоя любовь проявляется?  

  Катя молчала.

-А любовь, к Богу проявляется, прежде всего, в обращениях к нему, т.е. в  молитвах утром и вечером. В покаянии, в соблюдении его  заповедей, постов, регулярном посещении церкви и причащении не реже одного раза в год.( так рассуждали, когда запрещали веру). Ты это делаешь?  Нет! Так вот отсутствие всего этого, и есть твои грехи перед Всевышним, Заступником нашим Небесным. А ты говоришь, что писать тебе нечего.

  Катя тогда сказала.

- Это я всё знаю, и молюсь всегда, когда  мне становится страшно. Особенно,  ночью, или от какого-то плохого известия. У меня тогда молитва сама в голове включается.

- Значит, когда тебе нужна защита, помощь, ты сразу про Бога вспоминаешь, а когда всё хорошо, ты о нём не вспоминаешь? А о Боге надо помнить всегда и в радости  и в горе. Молиться постоянно, хотя бы кратко про себя, как обстановка позволяет.

 После того разговора бабушка дала Кате две молитвы от нападок страха -  это «Живые в помощи», и «Да, воскреснет Бог». Катя выучила их наизусть, и читала часто, вечерами и ,особенно, в  тревожные моменты. Всё это не стёрлось с годами, а прижилось в душе у девушки, и давно уже адаптировалось в современной обстановке. С постами было сложнее всего, если бы бабушка  жила рядом, было бы легче.

    Утром у Дианы, как всегда неожиданно, нашлась «уважительная» причина», чтобы не идти в церковь. Вечером она сходила со всеми, и, наверное, считала, что этого уже достаточно. Зато пошла Ольга Кузьминична, с появлением русского прихода, она тоже потянулась к Богу. К вере в семье всегда  относились с  почтением.

 Ночью, перед причастием,  Катя долго не могла уснуть.  Она  чувствовала, как это важно! Но вся эта важность жила  в ней глубоко-глубоко внутри, спрятанная от постороннего взгляда. Никак не сочетаясь с настоящей действительностью.

  Действительность – это всё, что творилось кругом;  ложь, меркантильность, лицемерие, пошлость с цинизмом и ничего святого, полное безбожие! Скажи кому, что она, Катя, современная, симпатичная девушка верит в Бога и пытается жить по его заповедям.  Никто бы не поверил! Какая может быть вера в Бога, когда деньги, сила и удовольствие правят миром! А Бог, Он  это отрицает! Вообщем, кроме, как за больную, психически ненормальную её никто бы за её веру, не счёл. И Катя это давно понимала. Она не думала скрывать своей веры, но и метать «бисер перед свиньями» тоже не собиралась!  

А теперь, ко всему  этому, пришла Любовь! Сердце ныло, и щемило от непонимания любимого человека. Она,  как ей казалось, смирилась, что он не любит её.  Но как  его забыть, что нужно для этого сделать?  Юное сердце страдало, болело.  И  всё-таки, как сама жизнь,  надеялось!  Как ни пыталась Катя скрыть от бабушки свою любовную болезнь, та без слов всё понимала!  Перед самым выходом из дома,  она вдруг безо всякого вступления, шёпотом ей сказала:

- Катюша, не расстраивайся, не переживай, главное,  верь и надейся!  Если это твоё, то Господь  обязательно поможет, если не твоё, то … смирись!

 Когда они вышли из квартиры на лестничную клетку, то прямо перед их дверью,  обнаружили большую подарочную корзину  нежно - розовых роз. Розы были такой неописуемой красоты и свежести, что женщины  обомлели  от восторга.

- Кто их принёс? – с замиранием сердца подумала Катя, в глубине души мечтая, что это он!! Корзину занесли в квартиру,  а цветы  обследовали. Вместо записки была одна стандартная, дорогая открытка. На ней были изображены два голубя, державшие в клювах  письмо со словами: С Днём рождения!

  И всё!

- Кто бы это мог быть!  Но времени на эмоции не оставалось, и они  поспешили на службу в церковь. По дороге, вместо того, чтобы думать об исповеди, Катя думала о цветах, и кто их принёс.

 Но, как только она переступила порог храма,  все посторонние мысли улетучились. Всегда,  заходя в Божий храм – Царство Небесное на Земле, у Кати, да и не у неё одной, возникала одна и та же мысль:

- Почему, она так редко сюда  ходит?!

Этот особенный, насыщенный благовонными запахами воздух, струящееся божественное пение! Светящиеся свечи, мерцающие лампадки перед иконами Святых ликов. Всё это напоминает, что, совсем рядом живёт и существует совсем ИНОЙ МИР с другими понятиями и ценностями!

  На исповедь были две очереди. Катя впервые увидела новенького молодого священника  23-25 лет. Отец Александр уже один не справлялся. Число прихожан с каждым днём всё увеличивалось, туда ходили уже не одни русскоязычные, а и всё коренное население. Слава о русском приходе и отце Александре облетела уже весь город.  Шла служба, Катя старалась ловить каждое слово, ожидая своей очереди к отцу Александру. В храме было много людей, пришедших впервые, они иногда терялись, не зная, как себя вести. Иногда шёпотом что-то спрашивали, Мария Константиновна, то одним словом, то глазами подсказывала. Разговаривать во время службы не желательно, но в крайних случаях  приходится. Бабушка, чтобы поддержать молодого священника, встала к нему на исповедь, к незнакомым священникам всегда  мало желающих.

  В конце исповеди  Катя решила  задать о. Александру свой больной вопрос, чтобы знать, как ей правильно поступить.

- …Отец Александр, если мне очень дорог один юноша, а он не верит в Бога, я должна  его забыть? Это ведь грех любить безбожника?

-  Он иноверец?  

- Нет, он русский и крест носит.

- А ты говорила с ним о вере, о Боге?

- Нет,  он не понимает меня.

- Это сначала не понимает. Если ты его любишь, то должна обязательно с ним говорить, объясни ему своё мировоззрение. А как же Божья заповедь - «возлюби ближнего, как самого себя» - это значит не бросать, а  повести за собой  дорогого тебе юношу, который тебе   мил.

 Катя молчала, не ожидая такого ответа.

 - Приведи его в наш храм, глядишь, и «оттает» его душа, а ваша любовь только крепче станет, когда с Богом… .

 В конце службы была проповедь о. Александр вкратце рассказал о Святой Екатерине и поздравил всех Екатерин с  именинами.

 Слова отца Александра врезались в сознание девушки: …Ваша любовь только крепче станет, когда с Богом….

 Но как это сделать, если он далёк от всего – думала Катя по дороге  домой.

- О чём задумалась? – спросила бабушка, и Катя  рассказала, что посоветовал ей священник По-отношению к Сергею. 

- А ты не переживай, положись на Бога, главное, читай чаще молитвы и оно само всё устроится! Да так, как ты, и представить не можешь. Но на всё надо время и терпение, у Бога ничего мгновенно не бывает, ты знаешь это.

 

  После этих слов Катюша совсем успокоилась и  снова   вспомнила про розы. Кто же принёс ей эти чудесные цветы?? Принести их могли несколько человек, но ей  хотелось, чтобы это был  только он!!

    К пяти часам вечера дома собрались все. Это подружки со своими родителями, соседи, которые,  лучше иных  родственников, и  близкие друзья родителей, хорошо знавшие Катю. А также пришла Вера Фёдоровна, первая учительница. Были в основном одни взрослые. Кате дарили подарки и деньги. Самыми значимыми для неё были – это фамильный золотой крестик, усыпанный мелкими рубинами от бабушки Маши. И под стать крестику, кручённая,  «змейкой», цепочка, от родителей. Кроме цепочки ещё были колечко с серёжками.  Пока сидели за столом, в дверь постучали, и курьер под роспись передал большой красиво оформленный букет - эти цветы были от одноклассников. В эти дни должен был вернуться Стас, он звонил отцу из Москвы. Он знал о Катином дне рождении, и те розы могли быть и от него.

  Но… Кате вдруг пришла простая  мысль:  - Навряд,  ли предприимчивый Стас, вот так,  оставил дорогой подарок, и без записки от кого, просто  возле двери.  Где гарантия, что их никто ни украдёт, до того, как их обнаружат те, кому они предназначались. Так мог поступить только один человек… - Он! Катя поделилась своей догадкой с девчонками, и они её  поддержали.

- Ничего, вечером узнаем, кто тот загадочный принц – многозначительно закончила Лёля.

- А ты думаешь, он придёт! А откуда он узнает, где мы?

- Борька знает, все знают, - не признавалась Лёля, что сама сказала Сергею, где и когда они будут.

   Бар в  гостинице «Интурист» был не один, но тот, где собиралась Катина компания, был самым большим, в полуподвале под рестораном.  Ребята из класса заранее с кем надо обо всём договорились.  Кто-то пришёл пораньше, чтобы всё организовать. Приглашённых было человек 15, а может и больше, если придут, многие разъехались кто куда. Чтобы быть в стороне от танцующих, сдвинули несколько столов вдоль дальней стены. Всё было бы хорошо, если бы ни посторонние посетители бара и ресторана, которые могли сновать туда – суда. Откупить всё помещение было очень дорого, надеялись, что всё обойдётся без эксцессов. Борька заверил девчонок, что порядок он  лично гарантирует,  так как его  там каждая «собака» знает.

 Когда пришли девчонки с Катей, то стол был уже накрыт напитками, лёгкими закусками, фруктами. Из «серьёзных» закусок планировался шашлык. Помещение было украшено разноцветными шарами, огромная  цифра 18 красовалась над сценой. Конечно, всё было намного скромнее, чем у Смилянского в ресторане, но зато была одна молодёжь, и всем было легко и просто. Одета Катя тоже была на этот раз проще, как и обязывала обстановка. На ней были белые, расклешённые к низу  юбка - брюки и широкая с напуском тонкая блузка.  На белом фоне блузки редко разбросаны  крупные красные цветы.  Бёдра красиво обхватывал  широкий красный кожаный ремень, а рубиновый крестик с серёжками  сочетались с тоном одежды. Живой музыки сначала не было, поэтому включили записи через колонки. Начались поздравления, красавец Борька исполнял  роль тамады. Он уже успел выпить,  был весел и постоянно острил в микрофон, когда передавал его очередному поздравляющему гостю.

-А сейчас слово для поздравления предоставляется отпетому прогульщику и двоечнику… такому-то…

- Врёт он всё, сам прогульщик и двоечник, всех учителей купил… - вот так примерно начиналась речь каждого поздравляющего.

 Все смеялись при этом, а Борька уже придумывал новые метафоры. А Катя, слушая всех поздравляющих,  заглушала в себе подъем честолюбия и тщеславия от хвалебных речей в свой адрес. Она и не знала, что  её так все любят,  уважают и считают самой доброй и  честной в классе. Во всех речах её поразило одно общее мнение о ней –  оказывается,  все считают её «иной», не такой, как другие девушки, хотя никто не знает почему.

    - …Внешне Катюша  ничем от всех нас не отличается, хочет так же, как  все девчонки, быть привлекательной, интересной. Но, пообщавшись с ней поближе, понимаешь, что эта девушка из другого мира. Она всё видит другими глазами, чем мы. Наверное, ей нелегко будет  в дальнейшей жизни, но мы желаем ей всегда оставаться такой, как она есть сейчас! – сказал Илья   Попов единственный полный отличник в классе, претендент на золотую медаль с начальных классов. После школы он уезжал в Россию и хотел поступать на «историка – математический», шутили ребята. Он одинаково хорошо разбирался  во всём.  Мнение Илюши  было особенно  приятно, как ничьё.

 Противный «червячок» тщеславия тут же поднял «голову»

   - Вот видишь, какая ты хорошая, все уже говорят про это, а ты всё себя не ценишь….

-… Была бы я хорошая,- отвечал другой «голос», - то не сидела бы сейчас здесь после причастия, а оставалась бы с родителями дома, в тишине и покое. Как  полагается после причастия, да ещё и в пост. Но разве я могу пропустить  случай, когда есть возможность повеселиться в обновках перед всеми, да ещё хвалебные речи про себя  послушать…..  

Такой  мысленный  диалог шёл в душе именинницы.

   Мария Константиновна,  объясняла внучке, что на всех людей,  когда они поступают хорошо, делают добрые дела, а, особенно, когда их  хвалят,  нападает тщеславие, чтобы вызвать у человека гордость за себя.  Дескать, смотри какой я хороший!! Даже  до слёз умиление наступает от такого  «своего совершенства»! А как только человек собой загордился, так тут его бес и попутает в свои сети. И все добрые дела коту под хвост, потеряют свою ценность. А самое главное, что всё это  происходит помимо воли самого человека, поэтому надо быть всегда начеку. В ответ на такие нападки, нужно свои аргументы противопоставлять, как и сделала – подумала в ответ наша именинница.

 В душе она казнила себя, что знает, но всё равно так поступает – веселится в этот день. А всему была причина – Сергей! Это был тот случай,  где они  могли встретиться и помириться!  Кто бы мог подумать, глядя на эту  симпатичную, модно одетую  девушку, окружённую  вниманием  друзей, что в это время в её душе  происходит такая самокритика!

    А вечер набирал обороты, молодёжь веселилась. Катя то и дело ожидающе всматривалась в сторону входа. В бар постоянно кто-то заходил или выходил, но Сергея среди них не было. После шумных поздравлений все высыпали танцевать на середину бара. Быстрые танцы сменялись медленными танго, Катю наперебой приглашали одноклассники.  Со стороны именинница казалась весёлой и беззаботной, но на душе у неё было грустно и тревожно. Лёля часто выходила в фойе курить,  сама просматривала  публику,  искала среди всех   Сергея.

- Может он в ресторане сидит, и не решается к нам присоединиться? – думала она.

Вскоре пришли музыканты, и полилась живая музыка по заявкам. Ресторанные посетители тоже стали  спускаться в бар танцевать.

- Наверное, он не знает, что я здесь, и не придёт и не увидит меня… - уже почти смирилась  Катя.

 Вечер был в разгаре, когда Анжела и Лёля зашептали  одновременно с двух сторон.

-Гляди, гляди, твой Серёжка  пришёл,  вон там с ребятами.

Катя подняла глаза и увидела среди одноклассников  Сергея. Они  где то  его встретили, и вели к ним в компанию.  Их взгляды встретились, оба пристально  посмотрели в глаза друг другу.

 Сергей изменился за эти полтора месяца, был хорошо одет, как будто даже повзрослел. На нём были добротные кожаные вещи, спортивного покроя, с  металлическими молниями и заклёпками, как у мотоциклистов. Волосы после лета потемнели, и были длиннее, чем обычно.  Его серые глаза смотрели на неё изучающее -  вопросительно,  как бы спрашивая:

 - И, что ты мне скажешь…?

 Сергей был с каким-то незнакомым парнем, их усадили на свободные места в конце стола. Стали наливать напитки, как общим друзьям «новорожденной».

Кате сразу, на правах виновницы  торжества, нужно было  обратиться к вновь пришедшим с  приглашением в  их   компанию, но, она не смогла  этого сделать!  То ли гордость, то ли  страх, приковали её к месту.  Вообщем, она чего - то ждала….

 А он тоже не смог, сразу, как все,  подойти,  с поздравлением к ней.  Оба терялись в догадках, как им  поступить. Подружки шептали разное Анжела советовала подойти первой, а Лёлька удерживала со словами:

- Сиди, он  должен  сам подойти и  поздравить тебя…

 Катя совсем растерялась, не зная, как поступить. Она только  издалека смотрела на него, как бы обьясняюще: - Пойми, я не знаю, что мне делать!

   Он тоже не решался непринуждённо встать, и подойти к ней с поздравлением, как полагалось в таком случае. Пока они оба мучались от нерешительности, прошло время.

  Наконец, Катя собралась встать, как  музыканты, оглушительно, заиграли  «туш», та- та- та- та- та  и тут… неожиданно  погас свет! В баре стало совсем темно, поднялся пронзительный свист и громкий шум, как обычно бывает в подобных ситуациях. Но, чей-то мужской голос совершенно спокойно произнёс в микрофон:

-  Господа, тише! Прошу  минуточку внимания!  Прошу всех, успокоиться! Сейчас Екатерину Третьякову поздравят с её первым юбилеем – совершеннолетием! Друзья из России!

  Тут же зажёгся свет, и все увидели бизнесмена Стаса с  незнакомым молодым мужчиной, они катили тележку с большим   белым тортом. В нём были вставлены 18 бенгальских огней, которые они тут же подожгли. Снова погас свет, и только, белый праздничный торт утопал в светящейся россыпи разноцветных искр, искры мерцали, как звёздочки в темноте.

 Когда включили  свет, Кате ничего не оставалось делать, как выйти к новым гостям и принять их поздравления.  После хвалебного поздравления, Стас вручил «новорождённой» подарок  – конверт с деньгами, и поцеловал при этом  в щёку. Все шумно зааплодировали, а музыканты снова громко заиграли «тушь» та-та-та-та!!

 - И когда они только все между собой договорились, - не довольная такой помпезностью, подумала Катя.

Ей неудобно было в это время искать глазами Сергея, она уже сильно жалела, что не успела, до всего этого «спектакля» подойти к нему.

 Ведь он для неё был самый главный гость!

 А не этот с тортом и деньгами, ещё и Сергей так подумает … - сокрушалась Катя.

 В то же самое время,  она  заметила  ещё одну сценку. Как только появился Стас, Лилька выскочила из за стола и стала пытаться встать рядом, как близкая подружка. Но он резко отмахивался от неё, давая понять: отойди, не до тебя!!

Под конец спектакля с тортом, она всё же встала с ним рядом и даже взяла его под руку, счастливая, что все увидят, кто её друг! Она уже так считала. В ответ «друг», что-то шепнул ей на ухо, да такое «любезное», что Лилька отшатнулась от него и чуть ни упала. Кто-то успел её поддержать, и она, как побитая собака, ушла на своё место! А Кате стало жалко девчонку за  такое  пренебрежение к ней на людях.

- Вот, какое  уважение и любовь за  вседоступность! Как только она сама, до сих пор, этого  понять не может!

 Видела это и её подружка Оксана. А Стас, тем временем, поздоровался со знакомыми  ребятами за руку, выпил рюмку водки за именинницу, и ушёл в ресторан, там его ждали деловые люди.

  Когда Катя вернулась к столу, то Сергея там уже не было. Она поняла, почему он ушёл. Она тут же выбежала в фойе, но и  там его не  было.  Идти искать в ресторан или на улицу,  она не могла. Народ в баре всё прибывал, уже были заняты все свободные столики. Все веселились, танцевали, только Кате снова было не до веселья, она чувствовала себя виноватой.

-Ну, чего ты расстраиваешься понапрасну, пусть поревнует, ему полезно. Чтобы не думал, что ты сидишь одна и никому не нужна – говорила ей на ухо Лёля – это только усилит его любовь, я это знаю, по Марку.

 А с другой стороны,  она слышала противоположное мнение :

- ….Так нельзя  поступать, он пришёл к тебе мириться, а ты его не замечаешь. Говорила я тебе – подойди, пригласи его, - справедливо корила её рассудительная Анжела.

 Катя слушала обоих и знала одно, - упустила такой случай!  Сегодня утром в храме отец Александр  ей сказал:

 - Если любишь, то должна говорить с ним, а она не успела. Когда будет ещё такой случай?  Ведь ей  первой к нему идти не хотелось, а вдруг, он не хочет…, а  я буду навязываться!  Вспомнилась «побитая» Лилька!

 В общем, после этого инцидента всё сосредоточилось в одном желании – Узнать! Совсем ушёл Сергей,  или, только из бара? Как всегда помогла Лёлька, она уже сама всё  разузнала и теперь только сообщала:

- Сергей здесь!  Он сидит с мужиками в ресторане, где и был до этого. 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 26.11.2017 17:06
Сообщение №: 176317
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

  В этот вечер, прежде чем уйти, Кате  во что бы то ни стало нужно было поговорить с Сергеем. Ей хотелось  узнать про цветы, розовые розы, и извиниться, что  всё так глупо получилось. Они с Лёлей периодически выходили в фойе, где та обычно курила, а теперь с ней была Катя.

 Когда вечер был на исходе, но никто  уходить не собирался, из ресторана вышел Сергей, он был один и направлялся к выходу из гостиницы. Увидев девчонок,  затормозил, не зная, пройти мимо, или… подойти.

- Серёжа! Что же ты нынче  никого не замечаешь? – громко обратилась к нему  Лёля,   при этом,  незаметно толкая Катю локтем.

 Сергей направился к ним. Он был  выпивший, но не весел.  Увидев девчонок,   оживился.

-  И даже Катю с днём рождения не поздравил, а уже уходить собрался…. - продолжала выговаривать ему Лёля.

 Теперь Катя  толкала  в бок подругу, чтобы та успокоилась.

 Сергей подошёл к ним  и, глядя,  на Катю ответил: -

- Да, я хотел поздравить, но только меня опередили, да ещё с таким-то фейерверком, что и не перекричать….

- И ты решил, что кому-то эти фейерверки нужны? – вставая, чтобы оставить их вдвоём,   сказала Лёля.

- Катя, мы тебя подождём, - отходя в сторону, она сделала знак рукой, дескать – держись!

  

   Сергей присел на кожаный пуфик перед Катей. От волнения их сердца  стучали  так громко, что казалось,  было слышно обоим!

- Катя, ты меня извини, что я не поздравил тебя с днём рождения.

 У Кати  внутри  всё  «погасло». Значит,  те розы  не от него, так от кого же?? –

 -А я думала,  ты меня поздравил?... – грустно сказала она.

 -Не успел… этот пришёл!!

 - А цветы у нашей двери, розовые крупные розы 18 штук, разве не твои? – с замиранием сердца спросила она.

- Розы? У твоей дверей  мои, но что с того?  Они же не говорящие. Тебе таких роз, наверное,  столько все надарили!..

 Катя молча  смотрела на него и думала:

  - Надо же,  всё повторилось. Снова день рождение, они снова выясняют отношения, только теперь её день рождение.

 Сергей,  облокотившись на колени, широко расставленных  ног и слегка наклонив голову вниз,   молчал. Он  думал о чём-то,  или,  просто не знал, что сказать. Глядя на  него, на Катю накатила такая волна нежности, что стоило больших усилий сдержаться, чтобы не броситься ему на шею!

Ведь никто из её знакомых, так бы не поступил!  Даже самые богатые!  Те чудесные  розы, какие он оставил ночью под её дверью, ещё и без подписи, стоили,  месячный оклад её отца, не меньше. А он даже не беспокоится, и не выясняет, узнала она, что они от него или нет!

 Ни крутой Борька, ни  Стас – бизнесмен, никогда бы так бескорыстно не поступили.  А его назвали бы - дураком!

 А вот именно,  такого «дурака» ей и хотелось любить всем сердцем, всей душой  до конца жизни!

Пауза затянулась. Но никто никуда не спешил. Им так было  приятно и хорошо  друг возле друга, видеть, дышать одним воздухом, что и молчание говорило за них. Наконец, Сергей поднял голову и посмотрел на Катю,

- А тебе обязательно надо идти к гостям?

- Если честно, мне давно уже хотелось уйти…, - она не договорила только, что с « тобой».

- Так может, уйдём?

- Уйдём – согласилась она, - я только пойду, попрощаюсь. С девчонками договорюсь, чтобы они всё сами без меня закончили.

- А я на улице тебя подожду – направившись к выходу, сказал Сергей.

    В баре все стали отговаривать Катю  уходить, предлагали, чтобы она лучше позвала к ним Сергея.  Но видя её счастливый вид, отпустили именинницу.

На улице было тепло по-южному. В начале декабря в Молдавии может стоять тёплая осенняя погода.  Машину  Сергей оставил на платной стоянке, и они медленно пошли по центру города. От  неонового освещения витрин магазинов и фонарей было светло как днём.

 Шли, молча, Катя держала его под руку. Просто так говорить не хотелось, каждый подыскивал особенные слова. Катя в уме читала «Богородицу», чтобы всё это вдруг не исчезло, и они не поссорились снова. От их случайной встречи  весь хмель у Сергея  выветрился. Он нынче совсем мало пил, разве ж  после «фейерверка»…  добавил.

 Сегодня он специально пришёл в ресторан с начала вечера  и сидел там,  чтобы потом, как бы случайно, оказаться в баре, и… увидеть её.

    Сергей не был робким или нерешительным парнем, наоборот, он всегда первым принимал решение в сложных ситуациях. А тут, возле этой девчонки, его будто подменили. Он даже злился на себя, ещё подумает, что он «лох», какой-то! Всем известно, что  «лохов»  никто не любит. Но и опережать события, тоже,  ни к чему. Он уже один раз  показал свою решимость! Так он теперь расценивал тот случай, из-за которого они поссорились. Не надо «гнать лошадей», да ещё с такой девчонкой! Сейчас он был готов на всё,  чтобы только с ней никогда не расставаться. 

А Катя  шла рядом, и  думала, что же ей  сказать ему. С чего начать, в каких словах выразить свои  чувства.  Да так, чтобы он всё понял, что не понимал раньше.

-Если любишь, ты должна с ним говорить… - звучали в ушах слова  о. Александра.

Не заметно, молча, прошли полпути. Они ещё не могли поверить, и надышаться счастьем, находясь друг с другом. При ходьбе под руку их тела непроизвольно соприкасались, и это было такое блаженство, какое не знакомо никаким «сексапильным ассам». У Кати в голове, не переставая, прокручивались слова молитвы.   Она  просила Богородицу помочь ей.   Как начать говорить о главном?   Чтобы было кратко и  понятно! Чтобы в душу ему достучаться!  А там глядишь, и… она «оттает»!

    И вдруг, как бы со стороны, она услышала свой спокойный, не торопливый, внятный голос. Катя не удивилась, так у неё уже случалось. Когда очень  было нужно, то  Богородица помогала ей, делала или говорила за неё.

 - …Серёжа, я расскажу тебе историю об одной маленькой девочке, назовём её Дашенькой.  Когда-то  я  хорошо знала её, сейчас она уже выросла – так начала Катя свой рассказ издалека. Она вкратце, не вдаваясь в  подробности, рассказала о себе, как они жили с бабушкой. Она даже  удивлялась, как коротко и понятно можно было всё рассказать.

…. У той Дашеньки все сказки бабушка строила с присутствием Боженьки, так ласково, по-детски они его называли. Чтобы испечь «колобок», дедушка с бабушкой сначала молились, потом и мука сразу находилась и т.д. Даша знала, что Боженька за всеми детками наблюдает и всё видит. А также и про их шалости ему всё известно, как бы они ни прятались. Поэтому, лучше сразу признаться, и он простит, а скроешь, потом только хуже будет. С возрастом Даша поняла, что не всегда можно говорить правду и не всем.

 Но то, что перед Богом, то есть перед своей совестью, лгать и хитрить нельзя, какие бы, ни находились оправдания,  это, она уяснила на всю жизнь.

 Сергей тут же вспомнил про свою нынешнюю работу, где он и  хитрит, и сам себе лжёт.  Знает, но закон нарушает!  И так его  заело от её слов,  что он   прервал её :

- Но, подожди, я не соглашусь с тобой!  Иногда в жизни приходится делать то, что твоей совести противно, когда нет другого выхода!  Я думаю, твой отец тоже без особой охоты связался  с этим Стасом.  Так и мне сейчас  приходится делать  совсем не то, что я  хотел бы и мог – с горечью возразил он.  

Катя не хотела никого обижать, а уж его тем более. Она не знала, что ему  ответить,  но, вдруг сказала  следующее.

- Наверное, так было во все времена человечества, не только в наши дни. Всегда была несправедливость в любом обществе.  Но в том-то и дело, что среди всей этой греховности и хаосе надо всё равно пытаться,  оставаться человеком, а не сдаваться полностью.

- А как это сделать? Говорить так я тоже  могу, что надо не сдаваться, но как?? Как? – он даже остановился от возбуждения. Ему казалось, что он сейчас не с девочкой восемнадцатилетней говорит, а с кем-то другим.! Он собрался закурить, но из рук выпала сигарета, потом зажигалка, и  от этого он ещё больше нервничал. А Катя продолжала.

- Я тоже Серёжа  не знаю,  как можно не сдаваться в трудной обстановке.   Это известно только Богу!  И поэтому, без Него, без Бога, жить нельзя!  А иначе сатана  уничтожит и морально и физически! Вот это, я точно знаю!

- И откуда тебе- то  это всё  известно? – 

- Я сама  не знаю! Это за меня сейчас Богородица с тобой говорит – чистосердечно призналась Катя.

- Не может быть такого!  Чтобы кто-то за кого-то мог говорить. Ты всё это про читала, или  тебе  кто – то рассказал.

  Катя не стала с ним спорить, а продолжала дальше. Она рассказала про Святых. 

…чтобы показать простым людям как нужно и можно жить правильно, для этого Бог посылает на Землю «особенных» людей. Эти, Богом посланные люди, проживают земную жизнь, как Святые. Они добровольно отказываются от земных прелестей –  богатства, славы, власти, - ради будущей вечной жизни с Христом. И эти Святые не придуманы, как считают все неверующие люди, они жили на Земле на самом деле и это продолжается, и по сей день.  Пример тому Святые – Николай Чудотворец, Великомученица  Екатерина, Сергий Радонежский, Серафим Саровский и много других.

- Ты сказала, что Бог посылал «особых» людей – и он сделал ударение на «особых»,-  поэтому они смогли так прожить и стать Святыми. А мы, простые смертные, что можем?

 Катя сама удивилась, как их разговор подошёл к желаемой цели.

-А мы можем с них брать пример. А чтобы у нас это получалось, надо жить с Богом в душе.   Заповеди его соблюдать, не смотря ни на что. Тогда многое в нашей жизни будет  устраиваться сам! Вот как наш с тобой сейчас разговор. Она говорила ему правду, а он не хотел и не мог понять!

- Как это само устраивается?  Вот в это  я не поверю никогда, и не уговаривай меня.

- Ты поверишь, когда с этим сам столкнёшься. Просто сейчас у тебя ещё глаза «закрыты». Ты, как и многие,  всё, что бы ни происходило,  принимаешь за простые случайности. А все наши «случайности» – это промысел Божий! Но это не всем дано   понять. 

-А  откуда  ты… всё это знаешь? –   повторил свой вопрос Сергей.

- Это от  моей  бабушки, она с детства меня всему учила.  Потом во мне,  всё проявилось. Как семена в огороде прорастают, и получается большой урожай!

- Так  это что получается?  Та девочка Даша … и есть ты?  Ах, вот откуда у тебя такая «закваска»!  

 Он давно видел и понимал, что Катя не простая девушка, в отличие от всех с кем он раньше пересекался, но чтобы такая!!! Он всегда считал, что все по-настоящему верующие люди, это немного… того.  Заторможенные, ущербные. Они постоянно о чём- то задумываются, за собой не следят, то есть живут в своём мире и всё  окружающие их не волнует. А здесь,  никогда бы не подумал, что так всё глубоко и серьёзно! Если бы он не знал её,  то убежал бы сейчас отсюда не раздумывая, от непонятности! Убегать он не стал, но почувствовал, как внутри, «что-то» завозмущалось от всего услышанного.  Он  сам  не понимал,  как это происходит.

      В это время они дошли до её дома, и присели на лавочку в глубине двора, где  летом они с Лариской «делили» его. Видя, что Сергей крепко задумался, она решила:- на сегодня хватит с него!  Уже то, что он сидит с ней рядом, уже  Слава Богу – думалось ей. Не так-то просто, без подготовки, познавать Божьи истины!

- А ты Лариску давно встречал, где она? -  спросила Катя, чтобы отвлечь его от мыслей. Сергей был где-то далеко - далеко, но, услышав имя Лариски, сразу пришёл в себя.

- Не вспоминай о ней, я её вычеркнул из своей памяти. Если бы ты знала какая она… - с презрением сказал он, еле сдержавшись, чтобы ни выругаться.  - Наверное, между ними что-то произошло, если он так злится на неё, но не стала ничего выяснять. Катя не знала, как его растормошить от  гнетущего состояния,  навалившееся на него.  Она  это тоже ощущала. На её счастье, в эт во двор въехала машина – такси. Из неё вышли  Лёля,  Анжела и Андрей. Ребята выгружали остатки пира –  половину большого торта, бутылки,  свёртки и цветы.

- Несите всё к Кате, у них свет на кухне – скомандовала Лёля, раздавая всем по пакету  в руки.  В это время Катя с Сергеем вышли к ним из темноты.

- А пойдёмте сейчас все к нам, чай будем пить с тортом – предложила Катя, обрадовавшись такой возможности  – мы же его ещё  не пробовали.

  Время было третий час ночи. Для молодёжи самое время! Тихо зашли в квартиру, разделись и прошли на кухню, включили чайник.

-  Может мы зря притащились –  намекая на Сергея, спросили девчонки.

- Нет, нет в самый раз, вы сейчас все нужны.

- Давайте продолжим праздник, есть хочется, спасу нет - предложила именинница. Как оказалось, все уже тоже проголодались. Быстро организовали стол и с аппетитом продолжили банкет. Шампанского налили девчонкам, водки ребятам.

- За что выпьем? За меня  весь вечер пили? – спросила Катя, с улыбкой оглядев всех присутствующих.

- Тогда я предлагаю тост за нас за всех! За настоящую дружбу, и любовь … - она посмотрела на Сергея - за взаимопонимание, без которого не возможно ни то, ни другое! Лёля с удивлением посмотрела на подругу – что-то там у них  не совсем  ладно? – решила она. Чокнувшись, все выпили и закусили, чем Бог послал. А послал Он им много: – и шашлык, правда холодный,  овощи, холодные закуски и много чего, что приготовили дома. А после потекла беседа обо всём. Девчонки рассказали, что было в баре после ухода  именинницы. Борька перепил, и в туалете чуть ни подрался с каким-то приезжим,  как всегда вовремя подоспели ребята.

- Ему сегодня хорошо  перепало бы, если бы ни мы – рассказал Андрей, - но Смилянский сам  нарывается, если перепьёт. Потому что уверен, что всегда есть защита! Он очень зажрался, и не видит «границ», добром это не кончится. Андрей после знакомства с девчонками, быстро влился в их коллектив и  хорошо знал всех.

- А все до конца были? – поинтересовалась Катя.

- Почти все, ушли немногие, Попов, и ещё, сама знаешь кто! – рассказывала Анжела.

- Стас, потом тебя спрашивал, - Лёля сделала паузу, чтобы все услышали, -  но мы сказали, что ты ушла с Сергеем.

 Наверняка, специально сказала Леля, уже почувствовав, что у подруги не всё ладно!

-  Лилька за ним в ресторан увязалась, а он с ней так обращается, что смотреть противно.  А она, как дура, вешается на мужика, лишь бы у того  в кармане  «бабки»  были.

- Вот из-за таких и про всех девчонок плохо думают!  - вставила Анжелка, поглядев на Андрея, чтобы ценил!

- А Оксанка, последнее время,  стала от неё   отходить.-

- Давно пора. Лилька этого Стаса ко всем ревнует, поэтому и оставила подружку в покое.

 Катя слушала девчонок  и была с ними заодно. А Сергей, слушая их разговоры,   смотрел на всех, будто видел их впервые.

- Раз они столько лет вместе, значит с такой верой, как у Кати тоже можно жить.  Нормальной естественной жизнью и дружить, как все! – думал он.

 А Катя в это время уже переоделась в домашнюю одежду: джинсы и футболку с коротким рукавом, волосы собрала в «хвост» на затылке. Её открытое лицо раскраснелось,  возможно, от шампанского! Она была  нарочито весела и что-то рассказывала подругам, вспоминая прошедший вечер. Сергей всё смотрел и смотрел на неё, то,  как на прежнюю Катю, а то, как на другую, незнакомую ему девушку! Время быстро пролетело.

- Чай утром допьём,  пора по домам. - вставая, сказала Леля,   Хотя утро уже наступило.

   Все ушли, последний остался Сергей. Катя боялась, что он уйдёт со всеми, ничего не сказав на прощанье.  А он не знал, как  ему себя  вести, после  её рассказа. Она же делала вид, что ничего не произошло, ничего не изменилось, кроме радостного события - их примирения!

   В тёмной прихожей они остановились у дверей. Сергей робко обнял девушку, она не отстранилась, тогда он прижал её к себе и поцеловал. У Кати от поцелуя, как и раньше, закружилась голова, всё поплыло под ногами, и  чтобы не упасть, она непроизвольно обхватила его руками за шею. Он это понял, как «знак любви» с её стороны. В нём,  мгновенно забурлила кровь,  но он остановил  себя. Потом, оторвавшись от её губ,  взял её лицо в  ладони и, глядя,  прямо в глаза сказал:

- А всё равно ты будешь моей – и добавил – моей и … навсегда!

- А как твоя душа? – напомнила она ему, - «оттает» когда-нибудь? Сергей понял её намёк и, усмехнувшись, ответил.

- А  она и не замерзала никогда!

Этого ответа ей было достаточно. Но, проводив Сергея, плохое предчувствие  накатилось на неё, на душе стало тревожно. 

 Но ведь всё хорошо,  успокаивала она себя, мы  помирились, он всё, как будто, понял. И душа его не «замерзала», как он сам только что сказал. Отчего же мне так не спокойно?

   Катя, не зажигая света, легла.  Перечитала про себя все молитвы, какие знала, и не по одному разу, стало немного легче. Она хотела поскорее заснуть, чтобы ни о чём не думать. Утро вечера мудренее! А утро, уже занималось в небе!

   Сергей вышел от Кати  с непонятным чувством, он сам не мог понять, что с ним.  Как будто  «кто-то»  разделил его пополам. Одна часть была адекватная, ему знакомая, другая – не поймёшь что?! Вот это самое «не поймёшь что» не хотело больше и слышать о Кате.  Иначе он не мог описать своё состояние. Но, что произошло, его девушка оказалась глубоко верующей, ну и что?

- Ты сразу знал, что она серьёзнее многих. Что случилось? – заговорили вдруг в нём два «голоса».

- Она  тебе такая не подойдёт!

- Почему?

 -С ней тебе скоро скучно  станет, она только Богу  будет молиться, да посты держать. А во время тех постов ничего нельзя, что ты любишь! И зачем тебе такая жизнь, мало того, ещё и тебя начнёт переделывать в монахи.  Так с ней всё своё мужское начало  растеряешь. Воздержание вредно!...

 Вот такой диалог шёл внутри Сергея. От этих дебатов становилось тоскливо, будто его лишали всей жизни.   

  - Ну, как жить молодому парню без удовольствий? А где Бог, там их нет впомине, тех удовольствий, как он знал. Одна скукотища, воздержание, а его с детства никто не приучал к этому, как некоторых!

 Сергей шёл и не заметил, как пришёл к гостинице, к стоянке. Сел в свою машину и поехал домой спать. Настроение было ниже нулевой отметки. Поспешил он сказать про свою душу. Дело в том, что он сам тогда про неё, про душу, ничего толком не знал!

               

 

 

 

                  

 

                               

                      

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 11.12.2017 22:03
Сообщение №: 177068
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

 

 

                               

                              Глава четырнадцатая.

 

                         Сергей Калинин и его мужские  корни.

 

   Прадед Сергея - Степан Митрофанович Калинин был из вольных донских казаков, родился он в конце 19 века. Смолоду воевал, не жалея себя, защищал границы. Позже грянула первая мировая война и снова окопы. Больше всего в жизни прадед чтил веру в Бога и Родину за которую и погиб  как герой.

   Дед  Николай Степанович  родился в 1910 году.  Ему тоже рано пришлось встать «под ружьё», мальчишкой попал на гражданскую войну. Воевал и за «белых» и за «красных»,  но от отцовских принципов не отступал. Родину любил, и Бога  не забывал,  так его воспитала мать и дед с бабкой. После «гражданской» работал в колхозе, а как объявили войну 41 года  первым ушёл добровольцем на фронт. Защищать Родину от вражеских нападок,  было уже в крови у Калининых. С войны дед не вернулся, похоронка гласила – погиб как герой!

  Отец Сергея,  Николай Николаевич родился перед самой войной 1940 году.  

  Жили Калинины тогда на Тамбовщине. После семилетки Николай пошёл работать на комбайн. Технику полюбил сразу и хорошо в ней разбирался. Восьмилетку закончил в вечерней школе.  Поступил на заочное обучение в  автодорожный техникум, но не успел закончить, призвали в армию в республику Молдавию.

    Времена к тому времени наступили мирные, сытые, но служить в армии,  по-прежнему  в семье было делом чести! Про Бога тогда уже не принято было  говорить вслух,  но в семье веру в Бога почитали,  так и Николая  воспитали,  отца нашего героя Сергея.

    В армии способного к технике парня сразу заметили, и доверили возить самого генерала!!! Жизнь у рядового солдата наступила, что и говорить, распрекрасная!!  Всегда белоснежный подворотничок, сапоги начищены, и место службы - черная «Волга».  Да ещё и генерал попался добрый, которому везде почёт и уважение, а водитель всегда  при нём.  Молодой, холостой и время свободное есть.  А кругом девчонки южанки… .

 Но в те годы порядочным девушкам  встречаться с солдатами   считалось  не совсем прилично. И это не из-за каких-то политических или меркантильных соображений. А скорей всего из-за через чур сильного полового  влечения  молодых организмов, временно оторванных от цивилизации.    

- А…, эта та…, которая  с солдатами гуляет!.. –  означало, что у девушки  репутация  не идеальная!

 Ну, были в те времена такие понятие, что теперь уж скрывать, хотя, и ошибочные!

    Сам Николай Николаевич, По-натуре  не был гулящим, как бывает, и ценил  порядочных  девушек.

 Хотя с порядочными девушками  встречаться не совсем «удобно», особенно,  в армии!.. 

 Благодаря, генеральской, до блеска намытой машине, с другом познакомились с двумя симпатичными,  молоденькими девчонками. Предложили   подвезти их с большими сумками до дома.

Пока ехали наперебой шутили, анекдоты, байки армейские  рассказывали, но без  сальностей или намёков каких.     

 В общем, кое - как, но договорились о свиданиях, начали  встречаться. У друга Петьки,  с его хохлушкой, сразу всё пошло на лад.  А вот у Николая,  с казачкой Ниной, ну, ни как! Очень уж строгая попалась, непреступная!  Было ей всего 16 лет, но она уже хлебнула самостоятельности. Работала и училась, помогала матери брата с сестрой растить.

 «Отец после войны вернулся весь израненный, долго болел, а вскоре и помер… - рассказывала Николаю его девушка Нина.  

  Красивая девчонка попалась, а бойкая, так всё в глаза парням и лепила. Язык, как «бритва»!  Все мысли и желания о ней Николаю она сразу  озвучила. Он даже  смутился, от  точного попадания в цель!

- …Тебе, что Коля от меня надо?  Ясно, что!  Только погулять со мной охота, пока здесь служишь, и всё! А после уедешь  в свой Тамбов, и поминай, как звали!   А  я, оставайся  «лавка -  с товаром»!! Ищи,  свищи купца – проезжего!  Если любишь – женись, а просто  поиграться,  ищи других,  я не держу!

   Строгого воспитания оказалась. И так он к ней подъезжал и эдак. Сначала не верил, думал,  всё равно уломаю, ну,  не железная же она!  Тем более, сердцем чувствовал, что нравился ей больше других ухажёров!  Но ничего не вышло!  Даже разозлился, мужское самолюбие взыграло!

   Разозлился и бросил эту Нинку. Думал, надеялся, побежит за ним, а нет, гордая оказалась!  Бросить – то бросил, а вот забыть её, никак не мог, хоть умри! Мучился, мучился возле других, а всё-таки снова к ней пришёл. А она всё своё бабское – любишь, женись! Ну, какой нормальный мужик после такого женится!  Дура баба, умная была бы  сообразила!

    Закончилась срочная служба, уехал Николай Николаевич к себе на родину в Тамбовскую область. Стал работать шофёром на грузовой машине, хотя его звали на «легковую», директора возить. Окончил свой техникум, стал мастером по ремонту сельхозтехники. Даже об институте вечернем думал. Но годы шли, все друзья переженились, а он никак не находил подходящую кандидатуру для матери своих детей и хозяйки в его доме.

Ночами, часто  вспоминал армию, и, молодую, девчонку  Нинку, которая в свои шестнадцать лет всё могла и успевала.

  А жизнь, как оказалась,  –  не  одна гулянка! Везде успевать, крутиться надо. Теперь он хорошо это понимал. А вдвоём бежать по-жизни лучше, да ещё в ногу, не отставая, и  помогая друг другу. Вот на ком бы он сейчас не глядя женился, на той Нинке!  Хотя она и дура!  Да где её взять, столько лет прошло, давно, наверное, замужем. Эх, вернуть бы всё назад!

 Прошло ещё время, Чем дальше, тем больше он  ценил свою бывшую зазнобу. 

А то, за что она казалась ему раньше дурой, теперь казалась пределом ума и разума!

  Короче, собрался! Нарядился в новый костюм, денег взял и поехал к другу сослуживцу, родом из Молдавии. Нашли с ним через адресный стол ту Нинку, было ему  уже 26, а ей 23 года. На его счастье, она ещё не успела расписаться, до  свадьбы  оставались считанные дни.  А  сосватал  её  один   молодой вдовец,  с большим домам, огородом  и с ребёнком.

 Брат с сестрой к тому времени выросли, а она за это время, не успела себе холостого найти. Вдовец ей понравился тем, что сразу предложил и руку, и сердце, а не тянул как другие  по-кустам,   «характер узнавать», чтобы не ошибиться!..

 Николай,  как узнал, что у него в запасе несколько дней остаётся, решил действовать.  Первым делом купил тёще и невесте дорогие подарки: обоим  по большому  кашемировому цветастому платку, невесте золотое колечко и модные духи в красивой коробочке «Ландыш серебристый». Сам нарядился в костюм с белой рубашкой и галстуком,  друга взял как положено свататься, и к Нинке домой.

 Как вошёл в дом, она  всё сразу и поняла!

  «Рубанул» прямо  с порога, чтобы потом не растеряться: - Здравствуй, Нина! Вот, Нина, я приехал за тобой, жить без тебя не могу! Откажи вдовцу,  пусть  о нём вдовы  пекутся, а мы с тобой с белого листа жизнь начнём… .

   От таких слов у женщин даже слёзы навернулись.  Было приятно, что он  о ней всё знает, значит интересовался.

 Кольцо обручальное на палец  надел, платки подарил, тёщу сразу мамой    назвал. А друг, тем временем, бутылку  шампанского  открыл. 

  Ну, кто тут  устоит!  Обнялись, поцеловались, а невеста расплакалась, так расчувствовалась.

 Извинились перед вдовцом, дескать, старая любовь вернулась, никуда не денешься. Чтобы не обманул, сразу  там и расписались. В то время очередей в загсах ещё не было. После молодая жена призналась, что тоже все эти годы не забывала его, потому не торопилась  замуж, будто  предчувствовала их встречу.

  После росписи хотел скорей  в Россию  вернуться с молодой женой, да она  всё оттягивала, да оттягивала. Пришлось там  на работу устроиться, не сидеть же у неё на шее!  Через три месяца только поехали  в его деревню, с роднёй знакомиться. Как увидела она ту деревню, так и всё!  Не поеду, хоть убей! А она уже беременная, пришлось смириться. Конечно, южная столица и русская деревня, ни какого сравнения!

 Работы в Молдавии было завались, да и климат, лучше не бывает! Вообщем, остался. Но сколько жил, столько о России  вспоминал, зимой в отпуск ездил.

 Против  молдаван он ничего не имел,  но вот обычаи их  не все нравились.

 Ну…как это так!?  Строить большой дом, а баню, главное в жизни человека, не строить! Туалеты тёплые в домах в деревнях не приняты!  Дом в три этажа, а По-нужде иди в конец огорода, в холод, в стужу! Ну, и так ещё,  По-мелоче… тоже всё не по-русски!

    У самих дома всё было по-русски. Потом квартиру получили, стали жить, как в городе все живут. Сначала  родилась дочь Света,  следом был сын, но умер маленьким.  Вскоре родился другой, жена назвала его Сергеем.

 И стал он Сергеем  Николаевичем  Калининым. Родители жили хорошо, дружно, в Бога верили, хотя не афишировали. В воскресенья и  по Святым праздникам, дома не работали, в церковь ходили обязательно на Пасху и на Рождество.  Но детей к вере не приучали, в школах запрещали. Сестра Светлана, окончив институт,  по распределению уехала в Россию, успела ещё до развала Союза. Там вышла замуж,  муж был инженер, она экономист. Работали на одном предприятие, дочка  росла у них. Жили в Подмосковье.

   Как только развалился Союз, родители  сразу  засобирались домой в Россию. Они бы раньше уехали, да всё ждали сына, когда тот учёбу закончит, одного оставлять не хотели. А сын уезжать в Россию не спешил, служить в горячих точках не хотел.  Отец говорил, что от армии его отмазывать никто не будет, а долг перед Родиной надо отдать, какие бы времена ни наступили, и как бы трудно в стране не было. Сын с отцом не спорил, он только не хотел воевать в Чечне.

     Домой Сергей приехал утром. Отец уже встал. Мать в это время уже уехала в Россию, а отец задержался из-за продажи квартиры. После продажи, Сергей должен был пожить у родственников, но  к весне, навсегда  приехать в Россию, так планировали родители.

- Ты чего такой мрачный с гулянки? – удивился отец.

- Сам не знаю, что со мной! Вчера с Катей помирился.

- Да, ну!  С тебя бутылка! – радостно пошутил он.

  Все переживали ссору с этой девушкой, хотя лично не успели с ней познакомиться. Сергей, молча, раздевался, он хотел скорей лечь спать, а  отцу хотелось с ним поговорить.

- Ну, так, в чём дело, помирились, надо радоваться, а ты чем-то расстроен?

- Она, батя,  оказалась, верующая, понимаешь,  по-настоящему религиозная девушка. Поэтому, она меня и…. до себя не допускала – с раздражением сказал Сергей.

   Отец замолчал, обдумывая, услышанное. Сергей пошёл в кухню, потом вышел, потом снова туда зашёл.  Метался, не зная, что делать. Глядя на сына,  Николай Николаевич  удивлённо спросил:-.

- Что-то я не пойму, что тебя  так расстроило? Лариска  на шею вешалась,  не нужна, стала.  Встретил честную, умную, опять плохо, кто тебе нужен? Ты сам  знаешь?

- В том-то и дело, что не знаю, не понимаю, батя!  Такое чувство, будто внутри меня «кто-то» против неё восстал, и теперь не даёт мне покоя.

- А она, что говорит?  Молиться заставляет, в церковь ходить?  Жениться заставляет? –

- Да нет, ты что! Ничего такого она не говорит, но я теперь сам не знаю, как с ней встречаться?... .

  Наступила пауза.  

  Немного погодя, отец воскликнул: -

- Ах…, да, понял, ты переживаешь, что она тебе  до свадьбы не даст, как Лариска давала. Так это во все времена порядочные девушки такими были.  А твоя мать,  она  меня, тоже до себя не допускала до женитьбы. Сколько лет я её  пытался забыть с  разными «давалками»!  А нет, всё равно через столько лет приехал её одну искать в Молдавию. А мне  что,  баб в России не хватало!?  Ты ещё жизни сын не знаешь, как и  я  в твои годы не знал.

  Он не стал рассказывать сыну, что когда – то сам, молодой, зелёный  именно из – за этого  расставался с его матерью.  Теперь он уже знал жизнь и хотел вразумить сына.

-  … Ты запомни, девка, которая сразу согласна в койку, она со всеми такая будет, и до тебя и после. В наше время честных девчонок на вес золота ценили, так и до нас было! Только вы сейчас с ума посходили, все сравнялись, ни стыда, ни совести!  Наш «брат», он По-жизни лазейки ищет, такими нас Бог создал! А женщина, настоящая,  она себя блюсти должна и за порядком  следить, а не подкладываться, под каждого желающего….

  Сергей молча слушал отца,  ещё вчера он  разделял его старомодные взгляды. Думал, его это не коснется,  надеялся, рано или поздно,  это у них  случится. Ведь у них же любовь, а что это за любовь без секса?! Скажи кому, засмеют, запозорят, скажут слабак!

 Но после их последнего разговора, всё изменилось, будто  «змея» вползла в  душу и хочет, чтобы он забыл Катю.

- Батя, ты вот в Бога веришь, а чем верующие от не верующих отличаются, кроме воздержаний, как, ты думаешь?

  Николай Николаевич строго посмотрел на сына и с гневом начал:

- А ты, крещённый, себя неверующим не считай!  Это тебя пока «петух, жаренный», в одно место, не клевал! Сын мой дорогой, единственный! Пока мы здоровые, да богатые, нам никто не нужен!  Мы сами с усами!  А, как случись беда, сразу завоем:

   -Господи, спаси, помилуй!  Ты истории своих дедов вспомни!   Кто их от смерти спасал, жизни продлевал? Может тебе напомнить надо, память отшибло?...  

Сергей не спорил с отцом, но в душе его всё «бушевало» и не хотело смиряться. А  отец продолжал :

- …А ты сам-то,  давно в церкви был, свечки за своих  героев дедов ставил, которые за нас головы сложили?

- Не помню когда,  врать не буду,  как-то заходил с ребятами, когда мимо шли … - стал вспоминать Сергей, но его перебил отец.

 – Так вот надо, не «мимо шли», а с утра, натощак,  да всю службу простоять, как положено. Глядишь, и мозги на место встанут, а то у тебя от больших денег, они  все переболамутились…

 Он  продолжал отчитывать сына, но Сергей уже  не слушал его….

  Отец давно подозревал, что сын занимается чем-то опасным, если такие большие деньги платят. Поначалу Сергей  говорил правду, но потом стал скрывать свои доходы. Про машину он сказал , что она для работы ему выдана, на время.  Хотя она, и на самом деле, фактически,  была не его.  Документы  на неё были «липовые, да и ,вообще, всё «левое». Он понимал, что дальше Молдавии на ней он не уедет.  Но хотел, хотя бы сейчас,  поездить, повыпендриваться. А потом «толкнуть» какому-нибудь «лоху», чтобы вернуть свои деньги, если до того…  милиция не отберёт!

 Отец ему часто повторял: - Где большие деньги крутятся, там всегда  преступления, и смерть… по пятам ходит!

 Но в молодости,  ничего  не страшно!

 

  Если бы кому другому его девушка сообщила о своей вере в Бога, то не всякий отнёсся бы к этому  так серьёзно, как Сергей. 

  И хотя Сергею в детстве  никто не  рассказывал  сказок про Святых, не рассказывали про  Боженьку, как Кате, он всё равно всегда знал, что  это  серьёзная тема!

  Прадед и дед погибли оба молодыми, защищая отечество, но о них всю жизнь потом рассказывали бабушки своим детям и внукам. Среди геройских случаев были и чудеса, связанные с реальной, незримой помощью, её приписывали  к Божьей помощи.  

   Прадед Степан Митрофанович несколько раз бывал  на волоске от смерти, но необъяснимым чудом спасался.

 -Это  Бог спасал его, потому что рано было умирать, не отвоевался ещё, и сына не родил,-  поясняла потом бабушка.

Много было чудесных случаев на войне, когда раненым удавалось  выжить. Но свой случай  Степану запомнился до конца его жизни.  

Он   уже лежал в куче   покойников и себя таким  посчитал.

  Было это зимой в первую мировую войну. Их захватили в плен, и выстроив полукругом, плотно друг к другу, собирались расстрелять с двух сторон. Пропустить и промахнуться в такой ситуации было просто не возможно. Пока шли приготовления к расправе, Степан про себя молился,  да так горячо, как только перед смертью молятся! Скоро всё провалилось в чёрную пропасть! Неизвестно сколько времени  прошло, он очнулся от холода, было тесно, темно и душно. Сначала Степан посчитал, что это он уже на том Свете. Вскоре до него дошло что он чудом остался жив после расстрела. Сам не помнил, как вылез из-под кучи уже холодных трупов. Прислушался, кругом  тихо. Покойники тоже не подавали признаков жизни. Вскоре, радость сменилась новой тревогой, он понял, что ранен в ногу, и идти не может. А утром рассветет, и его сразу заметят и добьют. Не далеко слышался шум выстрелов. Снова Степан ухватился за молитву, как за единственный «спасательный круг». Снова молился, как последний раз, думал, если не выживу, так хоть перед встречей с Богом, очищусь! Грехов-то накопил за свою молодую жизнь – счёта не хватит. Молился, каялся до слёз, снова молился и каялся до рыданий. Перечитал всё, что знал, но больше всего читал молитву к Николаю Угоднику. К Святому есть  небольшая молитва,  он  знал её с детства, отец с матерью заставили выучить  наизусть.

- Случится, с тобой беда, сынок, обратись с молитвой к скорому помощнику Николаю Чудотворцу, да не просто  обратись, а как последний раз!  И  Он   услышит тебя,   и обязательно поможет! -  вспомнились их слова.

   Вот и настал такой случай! Намолившись до изнеможения, сам не заметил, как уснул, или потерял сознание. Очнулся снова в темноте, ничего понять не может, одно почувствовал, что лежит не на земле, а в помещение на подстилке. Ногой пошевелил – больно, но она во что-то уже замотана. Не известно сколько он проспал, никто точно не знал. Но каким-то чудом  его спасли  мужики, отец с сыном в лесу дрова рубили.

 Но как он оказался  в том спасительном  лесу, как дополз или «кто» его туда перетащил, ни мужики не знали, ни он не мог вспомнить. Отлежался у добрых людей, а потом добрался к своим. А самое интересное, как потом оказалось, в окружение они попали 6 декабря, расстрел был в ночь по старому стилю,  как раз на Николу зимнего.

 После, 19 декабря,(по новому стилю) Степан стал считаться своим вторым днём рождения. Сына, первенца,  назвал в честь  спасителя Николая Чудотворца.

 У деда, Николая Степановича, тоже был в жизни  аналогичный случай.  Случилось это в гражданскую войну, когда кругом творилась полная неразбериха! Стояли они в одном селе, глухой ночью окружили их  бандиты и перебили  всех сонными.  Кто-то сдал их врагу. Деда с другими бойцами заживо подожгли в хате, подперев  снаружи двери. Каким-то чудом он один сумел вылезти из горящей хаты, когда обвалился потолок. Как обгоревший до мяса, он полз, не зная куда, впотьмах, не видя дороги, потом сам удивлялся. Чётко помнил  одно, что в тот момент, от страха и ужаса  читал молитвы  какие помнил с детства.  

  Дополз в темноте до какого-то непонятного убежища и там спрятался, пока кругом всё ни стихло. Это была маленькая разрушенная церковь, а дополз он до алтаря, где схоронился. Оказалось церковь была в честь Николая Чудотворца! Это потом он прочёл на почерневшей металлической табличке.  Многочисленные ожоги без особого лечения чудесным образом быстро зажили. Своего первенца Николай Степанович  тоже назвал Николаем.

Погиб Николай Степанович  в Великую Отечественную войну. Никто не знал как,  но то, что  геройски,  было известно из похоронки. Видимо, Господь столько отмерил веку старшим Калининым, что всех забирал молодыми. Но «семена» после себя, и память о Божьих чудесах по горячим молитвам  они оставили.

   Икона Николая Чудотворца всегда висела в доме на видном месте ! Эти давние истории свидетельствовали о главном – Бог есть!

    Младший Калинин знал эти истории  с детства, но не знал как к ним относиться. К двадцати годам  Сергей вырос открытым, не завистливым, не жадным юношей. Главным увлечением стала техника, как у отца. Но кроме желания профессионально заниматься любимым делом, он хотел  хорошо зарабатывать. Жить обеспеченно и не занимать деньги до следующей получки.  Раньше, до развала Союза,  он чётко представлял своё будущее. Теперь, когда Союз развалился, и появились новые отношения, он стал мечтать о своём бизнесе - о мастерской по ремонту автомобилей. В Молдавии жизнь для русских заканчивалась, осуществить своё желание теперь  возможно было только в России. Но Россию  он не знал,  хотя  отец всегда уверял:

- Русским  в России нечего бояться! -

 Многие ребята из  его окружения  мечтали о другой загранице – Америке, Израиле, Германии. Это были самые популярные места, куда тогда все стремились. Для легального отъезда  шли на всякие уловки: меняли национальности, фамилии, женились, расходились. В конце восьмидесятых многим это удавалось, что подстёгивало других. Сергей,  наблюдая за этим ажиотажем, придерживался  поговорки: «Не зная броду – не лезь в воду».     Но когда у него появилась возможность съездить по делам в Западную Германию, он не упустил  случая, чтобы  посмотреть  хвалёную жизнь.    Побывав там, и пообщавшись с нашими «бывшими», он  сделал для себя вывод:-

 -  Да, у немцев и, наверное, вообще в Европе, всё сделано с умом и на совесть! Но жить в таком просчитанном и отмеренном порядке, Сергей  не хотел. Другое дело, партнёрские отношения! Порядок и педантичность в работе  – залог успеха. А  жить нужно  по-русски!   Богато, но просто  от души !  И уж не экономить на гостях!...

   Это и есть русский менталитет о котором  говорили везде. Стало понятно, почему наши «выехавшие»  создают семьи чаще со своими.   

  После последнего разговора с Катей, Сергей ходил, как чумной. Поначалу думал, это от неожиданности и само собой пройдёт. Но проходило время, а чувство разочарования не покидало его. Поэтому он редко ей звонил, ссылаясь на завал в работе, которого на самом деле не было.

    Ах,  Катя, Катя,  что же случилось!  Как ещё недавно он любил её, как хотел!  А теперь,  куда  всё подевалось? И неприятная тоска наваливалась  на него с новой силой.  Он сам не знал, что с ним происходит.

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 24.12.2017 21:48
Сообщение №: 177622
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

….Сергей сам себе не признавался, что отец прав, когда тот прямо назвал причину его расстройства. Что отец может понимать в «этом деле», да ещё в его возрасте! Сергей, как и вся молодёжь, считал, что люди после 50 и дальше, уже живут одними воспоминаниями о молодости.  Ну, какая  любовь без близости?!  Это норма человеческих отношений!   Считал Сергей.

   Да, конечно, есть пошлость, скотство, как  было с Лариской и другими, но сейчас-то другое дело, любовь!  В уме он давно  представлял себе картины, от которых мурашки бежали По-телу! Если от одних нечаянных прикосновений «башню сносит», то, что может быть в тот момент!...

   Раньше до знакомства с Катей с женщинами «всё»  происходило «автоматом».  Сделал дело и забыл… до следующего раза. А сейчас всё изменилось.  Он жил в ожидании. И только в ссоре,  будучи в сильном опьянении   он несколько раз сошёлся в бане с продажными девками.  Борька заботился, чтобы никто из его друзей в бане не «скучал».  Но, после каждого раза Сергей бежал оттуда, как нагадивший щенок,  чтобы скорее забыть,  чтобы никто не узнал. Пока есть желание ничего не замечаешь, но как только нужду справил, наступает отвращение и даже к себе!  До встречи с этой девушкой,  он не знал  «воздержания» и считал, что оно вообще, не нужно в его возрасте. И даже вредно, как говорят «знатоки». Но за эти месяцы понял,  если искусственно не разжигать в себе похоть –  порнофильмами, женскими соблазнами, разговорами, то она о себе не напоминает. Его  окружение считало  разжение плоти -  хорошо и даже необходимо.  А вот, что на самом деле хорошо, а что плохо Сергей   не знал.

 

  Прошло две недели после Катиного дня рождения. Отец, решив квартирные дела, уехал в Россию. После Нового года квартиру нужно было  освободить новым  владельцам. К плохому настроению добавились неприятности на работе. В мастерской дела приостановились. Последнее время  шеф заметно нервничал и постоянно учил Сергея, что ему говорить, если вдруг нагрянет полиция. В гараже, для виду, стояли две разбитые машины: -  «Жигули» 1-ой и 5-ой моделей, якобы,  на ремонте.

 - …Если спросят про иномарки, скажешь, бывали, ремонтировал. Но чьи они, откуда, знать не знаешь… - в какой раз повторял одно и то же Георгиевич.  Что у них случилось на таможне или где в другом месте, Сергею не рассказывали, а он  и не спрашивал. Он  давно понял, что вся его работа, как ходьба по острию ножа, до поры до времени! Видимо, где-то прокололись. Последнюю иномарку увезли давно, и Сергей решил пока заняться ремонтом  стареньких машин соотечественников. После гонораров в долларах, копеечные расценки казались смешными, но работать всё равно было надо. Находясь в гараже, он постоянно прислушивался к звукам подъезжающих на улице машин, чтобы успеть собраться.                                              

 Своих ребят он распустил и от одиночества страдал ещё хуже. За несколько дней нервотрёпки устал, как никогда ни от какой работы.  Да тут ещё  всякие мысли  лезли в незанятую голову. За всё  время он  несколько раз позвонил Кате.                                         

  Жаловался на загруженность в работе и, будто, сглазил своим враньём. Работы не стало совсем!  Катя  сначала верила и ждала, но потом её голос заметно погрустнел. Она стала догадываться, что он просто не хочет её видеть.

В  субботу он позвонил, чтобы снова  соврать, что придти не может, но  она  сообщила, что заболела  и лежит с температурой, у неё ОРЗ.             

  Сергей пожелал ей скорого выздоровления и обещал звонить.                             А звонить ему не хотелось, он сам не знал почему. Ему хотелось одному  «отсидеться».                                                              

 Бросить её и забыть навсегда, он тоже не хотел. Ну, как быть? Не скажешь же ей: - Катя, ты поживи пока без меня, а я подумаю, а когда ты мне понадобишься, я тебя  найду.

 Дней через пять, надо было снова звонить. В ответ он услышал  радостный взволнованный  голос, будто она сидела и ждала его звонка. Голос был ещё хрипловатым после простуды.

- Серёжа, ты? Я так ждала твоего звонка, знаешь…, она хотела что-то рассказать, но Сергей, прервав её, сухо начал: -

- Катя,  извини,  но я сегодня срочно должен уехать по делам.

- Куда?

Сергей замешкался от неожиданности и вылепил первое, что пришло на ум.

- В Россию, (больше ехать было некуда на тот момент)

- Надолго?

- Не знаю,… он соображал, насколько соврать.

Но Катя  почувствовала его ложь.

- Ну, что ж, счастливого пути, приедешь, звони!.. – сказав, она не положила  трубку, в надежде, что он что-то добавит. Но он ничего не добавив,  положил трубку. Чувство   мерзости переполняло душу Сергея, но он был  не хозяин себе. Кто-то в нём торжествовал, а кто-то плакал!  

 

  Оставшись без работы, Сергей не знал чем заполнить свободное время.

 По вечерам он с приятелем Димкой ( тот работал у него в мастерской, когда была работа), ходили играть в бильярд в гостиницу Интурист. После игры пили в баре пиво, иногда с водкой. Если появлялся Борька, то иногда под конец вечера ехал с ним в баню, а там тоже  бильярд и пиво, и водка, и… девочки.   Последнее время Сергей частенько принимал эти приглашения.

     Димка,  не избалованный деньгами парень, после колледжа долго не мог найти работу. Поэтому очень был рад, когда Сергей предложил ему хорошо оплачиваемую работу. Про риск ему намекали, но парня ничего не пугало, кроме безденежья.

   В тот вечер, поиграв в бильярд, они спустились в бар, чтобы выпить по кружечки пива,  а  главное -  убить время.

     В полутемном баре было немного людей, в основном – женщины.  Почти все завсегдаи этого бара, и хотя внешне они были разные,  цель у всех одна – найти богатого мужика, и, помоложе. Сидели тут и проститутки, и просто «съёмные» дамы, а также молодняк, желающий потусоваться среди «хорошей» публики.

  Особым вниманием пользовались незнакомые мужчины, их просто «разрывали» глазами и тут же наводили справки о пришельцах По-своим каналам.  Случайным  людям с улицы, да без денег, попасть  туда было не просто. Сергей такой «осмотр» прошёл несколько месяцев назад, но повышенный интерес к нему и его спутникам  по-прежнему оставался. Каждый раз ребята из бара уходили одни, никого не сняв, из присутствующих  женщин.

 Это было обидно - загадочно ! И хотя, ребята, не были  крупными «рыбами», но молодость и юношеская привлекательность манили к себе искательниц приключений.

    Нынче, не успели ребята присесть за свободный столик, как к ним уже навязались две странные молодые девчонки. На вид им было лет 16-18. Одна полная, не симпатичная,  другая получше, но обе помятые, лохматые, будто с поезда вылезли ранним утром.

   Ребята равнодушно не возражали. Помятые девки, (на девушек они не тянули), довольные, что им не отказали, уселись за столик, и сразу начали озираться по-сторонам, делая вид, будто пришли на свидание и ждут своих ухажёров.  На самом деле, они надеялись, что соседи по столу предложат присоединиться к ним.  Денег у двух кадрилок не было даже на стакан воды из под крана. Сюда их пропустил швейцар за 10 лей, пока никто не видел, они пообещали ему  хорошо заплатить  по уходу.

  На залётных  девок, молча, сразу ополчились все местные дамы, выжидая момент, чтобы поквитаться. Но две подружки оказались не из  робкого десятка и продолжали делать вид, что пришли на свидание. Видя, что соседи на них  не реагируют,  начали сами.  

- И вот так всегда! Пригласят девушек в бар, а сами опаздывают…. – пропела одна другой.

Потом, повернувшись к ребятам, спросила та, что посимпатичнее.

- Ребята, время ни скажите?

Дима ответил. Они в это время, разговаривали с Сергеем, повернувшись к стене. Пиво им уже наливали.

- …Ну, что тебе шеф говорит, когда работа будет?

- Мне кажется, он сам этого не знает. Похоже, что это не от него зависит, на таможне какие - то непонятки, разбираются. А, вообще, готовься, всё может закончиться в один момент.

- Жаль, я  уже стал разбираться в электрике… – сожалел  Дима.

- Ребята, ни угостите дам сигареткой? – снова заговорила одна из девчонок. Сергей, молча,  вытряхнул  из пачки  один ряд   сигарет.

 -  Берите! - сказал он, по-прежнему, не замечая их.

- Ой, так много, нам только две было надо, - сказала толстая, захватывая несколько штук.

Сергей уже привык к подобной  назойливости и хорошо знал, что тем  от них надо. Зажигалку просить не пришлось, она лежала на столе.

   Прикурив, подружки жадно затянулись, и, закинув ногу на ногу, стали нагло рассматривать всех находившихся в баре. Наблюдавшие за ними посетительницы бара,  от хамства и наглости  приблудных девок были уже на взводе. Мало того, что явились на чужую территорию одни, да ещё высматривают себе «добычу», где обломится. Официант принёс пиво, не замечая никого, ребята стали пить. А подружки, уже ёрзали от нетерпения.

 Видя, что этих парней трудно будет раскрутить на угощение, тем ни менее,  снова пошли в атаку.

- Ребята, а вы тут часто бываете, музыка тут, как, ничего? Мы  здесь давно не были, вот пришли с ребятами отдохнуть, а они где-то задерживаются.  Может вы составите нам компанию?  

 Сергей понял, что по-хорошему эти двое не отстанут, и он специально громко сказал:

- Девчонки,  мы нынче не по этим делам пришли –  подчеркнул он «не по этим делам». Девки сделали удивлённые глаза, изображая обиженный вид,  переглянулись между собой – за кого их тут принимают! !

- Да мы тут своих ребят ждём… - начала одна,  но в этот момент к их столику подошёл молодой мужчина.   Наклонившись к «дамам»,  он  тихо  и  вежливо сказал:

- Вас  там  двое мужчин спрашивают.

- Где…где? – одновременно, хором спросили подружки. И, соскочив со стульев, бросили победоносный взгляд на ребят; дескать, вот мы какие, нас вызывают даже!

Торопливой походкой засеменили к выходу, на встречу счастью!

   Обрадовались,  что пока они тут сидели, кто-то на них «глаз положил».   Однако  в фойе  никого не оказалось,  следом шёл тот  мужчина.

- Пошли на х… отсюда прошмандовки вонючие… – со злостью крикнул он, и  с силой толкнул обеих в спины. Девки, от неожиданности, чуть ни упали, в ответ громко за матерились и полезли драться на обидчика.  А тот уже кричал швейцару:

- А ты старый хрен, если ещё таких сучек пропустишь, больше здесь работать не будешь….

  Швейцар с трудом сдерживал разъярённых девок, направляя их к выходу.

- Они сказали, что их тут ждут. Откуда я знаю. Не пропустишь, тоже ругаются -– ворчал он, открывая стеклянную дверь.

- Сволочи,  гады… – продолжали орать  путанки, когда их вытолкали на улицу.

- А тебе за это деньги платят, чтобы ты различал, кого пускать, а кого нет. Запоминай в лицо шушеру – отряхивая руками брюки, говорил  местный сутенёр.

 Не успели ребята допить пиво, как к их столику прямиком плыли ещё две красотки. Эти были с бокалами в руках и сигаретами в зубах, они только отошли от барной стойки.

- Мальчики, вы не возражаете?... – улыбаясь, пропели они, сверкая бижутерией и блестящими тенями вокруг глаз. Это были уже законные посетительницы и на своих правах шедших к  цели.

А ребята в это время уже встали, раскланялись с дамами, пожелав им хорошего вечера,  двинулись к выходу.

- Да, что же это за мужики пошли, такие молодые, а уже баб сторонятся.

- Ну, ясно - голубые, что ещё скажешь, а жаль!

Сделали вывод женщины знающие толк в мужчинах. Домой идти не хотелось, и ребята поднялись в ресторан.

- Давай  здесь поужинаем, после пива есть захотелось, - предложил Сергей – у меня деньги есть.  Дмитрий не возражал, тем более на халяву.

Они заказали ужин и 300гр водки. Народ постепенно подходил, и ребята разглядывали публику. Сюда,  как в бар, просто так не зайдёшь, надо сразу делать заказ. Потому здесь было спокойнее от женщин «налётчиц».  Димка,  молодой, свободный парень, наглядевшись всего, не прочь был развлечься. Он не знал, как начать разговор на эту тему. Сергей ему казался очень самостоятельным,  и в таких делах тоже.

 - А ты, что  Серёга,  с такими…, вообще, никогда? - он имел ввиду тех первых  подружек.

- Ну, ни с такими же?! Да они за стакан водки у любого в подъезде ….  в рот берут - презрительно сплюнув, ответил Сергей.

У Димки не было сексуального  опыта, как у Сергея, он знал обычных  девчонок. Была у него и постоянная «пассия».

Принесли водку и салаты с хлебом. Ребята выпили и закусили. Настроение  поднялось, особенно, у Димки, его потянуло на подвиги. Заиграла музыка, вышли первые танцоры. Налили ещё  водки,  выпили.

- А ты, со своей девушкой навсегда расстался, или как? –  поинтересовался  Димка.

Он знал, что Сергей одно время сильно нервничал из-за неё.

- Ой, ну, ты хоть не дави на «больной мозоль»! - 

Сергей не хотел говорить на эту тему.  И хотя фраза вылетела у него сама собой, он  почувствовал, что оно так и есть, где-то  глубоко, глубоко!

 - Ну, извини, я не знал, что ты ещё переживаешь, давай лучше выпьем.

- А ты не гонишь, только что выпили?

- Настроение просит. У меня тоже, с «моей» всё не клеится. Постоянно ссоримся.

- А у тебя-то что? – поинтересовался Сергей чужим горем.

- Да она из села приехала, где мои родственники живут, пока  здесь у тётки.   Всё боится забеременеть и требует, чтобы я ей обещал, что если что,  сразу женюсь. А я не хочу жениться, рано. Я даже и не гулял ещё по-настоящему.

- А как это по-настоящему?- усмехнулся Сергей.

- Ну, чтобы по-всякому… и с этими, ну…с проститутками и по-разному, как они умеют. – он смутился от того, что не знал, как объяснить свои желания, будто «лох» какой-то!

- А ты Серёга, уже пробовал по-всякому?

- Пробовал - ответил он, чтобы тот отстал, а сам   подумал:

 «Господи, о чём мы  мечтаем, чтобы всякая грязная потаскуха обсосала нас во всех местах и это счастье! И эти бабы, проститутки безмозглые,  мечтающие,  обобрать  любого «лоха.  Да при этом, ещё и «кайф» словить».

    В это время,  виляя задом, мимо их проплывали две «красотки», в коротких юбках, выше всех крайностей. У столика приостановились, и послали ребятам воздушные поцелуи, в надежде, что здесь их остановят.  Польщённый вниманием Димка, хотел, было уже им махнуть, но Сергей вовремя прижал его руку к столу.

- У тебя что, денег много? Таким платить надо.

  Димка сразу сник.

- А я думал, они заигрывают!

- Заигрывают с твоими  «бабками», которых у тебя нет.

- А откуда ты знаешь?- всё ещё сомневался наивный парень.

- А сюда просто так с голой ж… бабы не ходят!  Учись, запоминай, пока не  вляпался  куда-нибудь. Понял!

- Понял – разочарованно махнул головой, ещё не гулявший по-настоящему парень.

 Принесли второе, ребята с аппетитом набросились на еду. Немного погодя, заиграли медленную мелодию и объявили «белый танец», хотя они все были «белыми»  и без объявлений.

 Какая-то девица тут же пригласила Димку и он с удовольствием пошёл с ней. К Сергею в это время тоже было направились с разных сторон красотки, но он,   сложил руки крестом на груди и сделал умоляющее лицо, говоря своим видом.

- Простите, родимые,  не танцую!

 Несмотря на это, самые уверенные, всё равно подходили и настаивали. Сергей чувствовал, что скоро не сдержится и.., но  взял себя в руки.

Закурив сигарету,  налил себе водки.

  Его уже стала раздражать некогда «волнующая» обстановка, которая, поначалу, казалась  заманчивой и многообещающей!

 Полумрак, душевная тихая музыка, красивые женщины, блеск бокалов с вином, всё это казалось таким романтичным! Но «наевшись»  «романтизма»,  увидел  его с обратной стороны, изнутри, как есть на самом деле.

  Раздражало  всё – откровенная циничная пошлость, бесстыдство похотливой публики. А эти молодые мужики, в цветных пиджаках, под бизнесменов!  В обнимку с  престарелыми подружками!  Так бы и набил  всем хари, чтобы не позорили род мужской!  Последнее время он избегал   связи с  доступными женщинами.  Ему всё меньше  хотелось опускаться в помойку  продажных  человеческих тел.

  К столу Димка вернулся довольный, с такой дамой танцевал! 

После, его ещё приглашала одна и та же женщина.  

- Серёга,  а меня эта баба зовёт прогуляться? –  радостно сообщил Димка,   -  она тут с подружками отдыхает.

- А ты сначала спроси, сколько будет стоить её  прогулка?

- Что, прямо так и спросить, а она не обидеться?  А - то  по роже даст за такие вопросы!

-  Не бойся, не даст!  Да смотри, чтобы цену не завышала, делай вид, что ты всё знаешь не в первый раз – напутствовал он друга, когда тот пошёл приглашать на танец новую знакомую.

Сергей курил и наблюдал за происходящим. Он ждал, что ответят неискушённому парню. Когда закончился танец, Димка присел на стул и, улыбаясь, сообщил.

- Она сказала, что договоримся. Мне кажется она не проститутка, просто смелая, отчаянная баба. И я ей, кажется, сильно понравился, она так ко мне прижимается! Ух!!

Было ясно, что приятеля разводят, думая, что тот  при деньгах. Сергей пытался  объяснить ему, что к чему, но тому не хотелось верить, он уже упивался предчувствиями!...

   В это время в ресторан с шумом ввалилась компания во главе со Смилянским, среди них был Стас и ещё знакомые Сергея. Молодые девчонки повыскакивали с мест и бросились здороваться - целоваться  с Борькой, предвкушая обильное халявное угощение. В Борькиных жилах текла разная кровь, но в общем «букете», непременно, был след какого – то большого кутилы купца – гуляки! Он обожал быть в центре внимания. Заметив Сергея, Борька замахал  ему рукой, приглашая присоединиться к ним.

- Ну…, это надолго! – подумалось  Сергею. - А  хотя, куда ему торопиться, в пустую холодную хату, где никто не ждёт.

А Димка не смотря ни на что, собрался идти гулять с «отчаянной бабой».  Он опьянел от восторга, от счастья быть замеченным и  всё ему казалось ни почём.

 А что!!!… – было написано на его  обалдевшем лице.  

 В тот вечер он был неплохо одет, да и Сергей, его спутник, знакомый самого Смилянского, уже обещали платёжеспособность. А то, что он явный «лох»,  опытная «завсегдайка»  сразу раскусила.  Но, возможно, именно это, как свежатинка и привлекло!

Сергей расплатился и собрался идти к Борькиной компании. Димка, попрощавшись, направился к выходу.

 Проходя мимо столика Димкиной знакомой, Сергей наклонился, и  шепнул ей на ухо:

 - Не ходи с ним, он без «бабок»! 

 Немного погодя,  он оглянулся, путана продолжала сидеть, хотя Димка уже ждал её в фойе  кабака.

 

 

 

 

 

 

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 29.12.2017 21:16
Сообщение №: 177890
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

У Борьки, как всегда,  веселье в кабаке не заканчивалось, продолжение  было в сауне. Димка, так и не дождавшись  новой подружки ушёл не солоно хлебавши.

   В сауне все разбились на две компании и по очереди ходили париться.  После парилки  пили пиво с водкой, ели сухую тараньку, говорили ни о чём.

Съёмные девки пили, ели,  молча до них ещё очередь не дошла.

 Сергей, попарился,  выпил пива  и ушёл играть в бильярд.

Время быстро пролетело, партнеры  уже ни раз поменялись,  а Сергей всё играл.

Когда партнёров не стало, он вернулся к столу, чтобы выпить и чего-нибудь  закусить.  Народ разбрёлся кто куда, и кто с кем. На этот счёт в  бане было продумано.

   За большим столом одиноко сидела проститутка, совсем девчонка.  Она была настолько невзрачная,  что даже странно было увидеть  такую.  На вид девчонке  было лет 15-16. Как подросток худая,   без каких -либо женских округлостей в положенных местах и только длинные тёмные волосы напоминали, что она девушка.  Крупный некрасивый нос занимал пол лица, губы тонкие, да ещё красные прыщики дополняли картину. А маленькие, глубоко посаженные карие глазки исподлобья так бегали из стороны в сторону, изучая всё. Где её кто откопал, да ещё на такую роль, было совсем не понятно.

  Девчонка сидела как  загнанная в угол «мышь»,  в глаза не смотрела. Сергей сел неподалёку,  налил себе пива, предложил и ей. Она кивнула головой, как немая и улыбнулась, как учили.

- Ты с кем тут?  - спросил её Сергей.

- Я… ни с кем… ещё. Мне сказали сидеть и ждать!

Сергей выпил пиво и налил ещё, ему стало   интересно узнать, что это за «чудо»  и как она в такой роле оказалась?

- Тебя как зовут?

- Стэлла! – ответила девчонка и впервые посмотрела в лицо Сергею, её маленькие глазки – буравчики так и сновали из стороны в сторону туда -сюда, туда-сюда. Как бы желая скорее понять, что ему нравится, и как ему угодить.  Рассмотрев вблизи Сергея,  она  порозовела и даже похорошела от удовольствия, так бывает с людьми, когда им кто-то нравится из противоположного пола. Природа сама их меняет, для лучшего подхода к самцу или самке. Этот  стройный сероглазый парень,   как счастливый билет  выпал ей, среди нескончаемых неудач.

- И давно ты Стэлла этим занимаешься? – неожиданно спросил  он.

Она снова подняла на него бегающие глазки.

- Недавно!

- А как попала? Кто тебя на это подбил,  Стэлла?  

Девчонка  молчала.  Странно вёл себя клиент и спрашивал, как милиционер, и она решила промолчать.

А Сергея ещё больше разбирало любопытство. С такой «особью» женского пола в «проститутских делах», он никогда не встречался, и хотел понять это «существо».

   - Твои родители, конечно, ничего не знают. Тебе пообещали много денег, подружки городские подсказали, они и привезли в город.

   Стэлла молча кивнула головой и опустила глазки на пол. То ли она была на самом деле такая ещё не опытная, или прикидывалась, вот это нетерпелось узнать Сергею. Он налил в разовые стаканчики водки, себе и ей,  и подал ей  в руки.

- Давай  Стэлла выпьем, раз уж мы с тобой вдвоём остались!

 Она послушно выпила, он подал ей закусить. Через  несколько минут водка подействовала, у девчонки будто распустили « пружину».

- Тебе говорили, что клиентам нельзя ни в чём отказывать?

- Говорили,- кивнула она.

- Так вот, для начала, расскажи мне про себя, мне интересно о тебе узнать. Девчонка приняла это за каприз клиента до… того!

 Как оказалось, эта Стэлла не такая уж наивная в сексуальных делах. Скромность  была с виду,  как   «прикид».  

 Скромность украшает девушку, наверное, не раз слышала она, ну, и… «украшалась»! 

 До этого она ездила с дальнобойщиками по трассе, что проходила возле их села. У неё была большая семья, а денег у родителей нет. И вот она решила  зарабатывать сама , чтобы  открыть  торговую палатку на трассе, как делали удачливые селяне.

- Ну, а другие девчонки в селе,  тоже «так» зарабатывают.

- Да!

- Все?

- Нет, не все! Кто-то  ездит в Польшу, в Румынию, а кто просто торгует у людей их товаром. Сказала она,  со знанием дела.

- А ты решила, значить, что здесь быстрее денег скопишь?  И сильно нравится тебе это делать? – совсем уже не по делу спросил Сергей.

  Девчонка совсем уже не знала, что ей  отвечать этому непонятному клиенту.

- Стэлла, а ты крещённая? – Сергей сам не понял, как этот вопрос вылетел у него.

   У девчонки от неожиданности ещё быстрее забегали глазки, она соображала своими куриными мозгами, что ему ответить, чтобы, наконец,  понравиться.  Вовремя всего их разговор,  она старалась  угодить  ему ответами. Он ей сильно понравился! И она уже не могла дождаться «того», за что она получила бы и деньги и  «кайф»!

- Крещённая – ответила она, не отвечая на первую часть вопроса.

- И ты за деньги готова  на изнанку вывернуться перед каждым  проходящим мужиком, чтобы только заплатил?

Девчонка,  после его последних слов сразу вся напряглась, чего, чего, но таких слов она не ожидала.  Значит, ему нравятся только скромные девушки,  как она не поняла сразу.

- У меня очень трудное положение, я бы так не пошла… – начала Стэлла, вызывая сочувствие у Сергея.

- А ты знаешь, какие девушки бывают?…,  и он оборвал себя на полуслове.     -   Кому я говорить собрался, вот дурак! Ругал он себя за вырвавшиеся слова.  

А Стэлла решила, что разговорная часть знакомства окончена, и пора переходить к делу…

- Вы всё спросили? – и она осторожно взяла его за рукав.

Пойдёмте…, а то мне попадёт… – решила она давить на жалость.

Сергей внимательно посмотрел на девчонку:

«Это же, сколько водки надо выпить, чтобы захотеть «такую»?» - подумал он и достал из кармана деньги. Положил перед ней 50 лей, ( 120 рублей),  и сказал.

- На, возьми, отдай хозяину, больше ты не стоишь, так и передай.

Стэлла взяла деньги со стола,  так и не поняв, что ему было нужно от неё?

  Сергей вышел на улицу, было уже морозно.

 - Какая же она  противная,  бр р р р…бррр!

Брезгливо передёрнув  плечами, от отвращения потряс головой.   

Засунув руки в карманы, быстро  пошёл,  направляясь в сторону дома. 

 

 

 

 

 

 

 

                         

                                         Глава  пятнадцатая.

                                       

                                        Бабушка и свекровь.

 

 

 

          Все свекрови, и тёщи, как правило, эгоистки, и любят только своих детей. Снохи и зятья, видя такое к ним отношение, платят тем же, а в результате – эта многовековая  семейная война продолжается. От этой, чаще,  невидимой, лицемерной «войны», больше всех страдают внуки.                               Они с детства вынуждены хитрить, ловчить между враждующими близкими, любимыми людьми. И к бабушке надо подмазаться и маму обижать не хочется….

  И в результате  внуки, вырастают черствыми, лживыми людьми. И  не любят не тех, и не других,  по-настоящему.

     Всё вышеописанное, к счастью, не имело  никакого отношения к Марии Константиновне и её снохе Ольге. За исключением, небольшого недопонимания в первые годы их жизни с Николаем.                                    Мария Константиновна всегда понимала, что главное в жизни человека – это семья!

А семьи  без жены и мужа  быть не может.

 Семья - это  маленькая церковь! 

А церковь, учит, прежде всего, терпению! Поэтому и в семье все должны быть терпеливы друг к другу, к тёщам и свекровям это тоже относится. Они, первые, должны сохранять семьи своих детей, а  не доказывать свои амбиции!

  В самом начале супружеской жизни ,  Оля, как многие молодые женщины, тоже  считала, что свекрови могут быть только такими, как описано выше, и заранее,  боялась   встречи с ней.

  Женились они с Николаем  скромно, без шумной свадьбы,   жили  на  одни  маленькие зарплаты. Оля воспитывалась у тётки и приданного к свадьбе ей скопить было некому. Слава Богу, что смогла выучиться и получить образование. Родители жениха, не долго думая,  собрали всё, что смогли, и, не тратясь на поездку к ним, все  собранные  деньги отправили молодым на обустройство их  семейной жизни. На эти деньги молодые купили  всё необходимое в комнату в общежитие, в которой впоследствии прожили несколько лет уже с ребёнком.

 Первая встреча со свекровью состоялась, когда родилась Диана.  Молодая мамаша была на тот момент  худенькая,  «безмолочная» женщина, девочка всё время плакала от недоедания. Свекровь заставляла сноху часами сдаивать молоко, чтобы разработать грудь. Но, к сожалению, ничего не получалось, и молоко не прибывало. Оле тогда казалось, что свекровь сердится на неё  и специально мучает её. Отношения не складывались.

     Николай сутками был на работе, и только днём вырывался забежать домой, чтобы узнать что там и как. Ребёнок терял в весе, и пришлось начать искусственное вскармливание.  Долго жить в одной комнате в общежитии Мария Константиновна не могла, и через месяц пришлось уехать. Диана была очень слабенькая, и свекровь не стала настаивать на немедленном крещении. Уезжая, она взяла с них обещание, что они это сделают сами, и, не затягивая. Оле тот месяц со свекровью показался вечностью.  Потом встречались только в отпусках у родителей, в  их  доме под Рязанью.

  

   Второй раз свекровь приехала, когда они уже  жили в отдельной квартире, и родилась Катя в день Святой Екатерины! С годами сноха повзрослела,   поумнела,   этот приезд свекрови уже  не мешал, не раздражал, а, наоборот, был нужен, как воздух.  Свекровь прожила у них больше трёх месяцев, и жила бы ещё, но дед, не выдержав, начал «бастовать» телеграммами.

С годами отношения становились всё лучше и лучше, Оля не заметила, как назвала свекровь мамой и полюбила её, как настоящую мать, которой так рано лишилась. Свекровь платила ей тем же, ведь дочерей то у неё  не было, а теперь Бог послал обоим.

 Приезжая в гости в Молдавию, свекровь старалась во всём помочь детям. Несмотря  на маленькую квартиру, бабушка никого не стесняла, напротив. От её  присутствия было только уютнее, теплее и светлее.  Целый день все были на работе, на учёбе и только вечером семья собирались вместе. Пока днём никого не было, бабушка,  переделывала все невидимые домашние дела. Когда её спрашивали, ни устала ли она хлопотать по дому, и на кухне, она отвечала.

- Да, с чего уставать? Целыми днями лежу на диване отдыхаю, вот только перед вами и встала.

 Только после её отъезда,  все замечали, что у них всё подшито, подштопано.  Причём всё делалось аккуратно и незаметно, что порой хозяевами и не узнавали своих вещей.

  «У меня такой майки не было!» - говорил Николай.

  Оле, работающей на полторы ставки, да с текущими домашними заботами, просто  не было времени заниматься такими кропотливыми делами. Она  бесконечно была благодарна свекрови и часто всем об этом говорила.

- Моя свекровь  самая лучшая на всём белом Свете! 

 Перед  Катиным днём рождения всегда наступал Рождественский пост. Раньше  пост держала одна бабушка. А в этот трудный год,  не заметно, все  к ней  присоединились,  и тоже стали  держать пост. Мария Константиновна никого силой не заставляла поститься, она только говорила о посте и о его необходимости, будучи сама  примером.

- …После каждого поста, всегда, будто двери открываются для тех, кто его держал. У кого что не ладилось, то налаживалось, не решаемое, разрешалось. Хотя и не в миг, а …позже. Правда, не всегда так, как нам хочется, но Богу  сверху виднее, что нам полезнее. Мы всё потом  поймём, кто здесь успеет, а кто уже и там…, - и она  поднимала глаза  наверх, говоря эти слова.

  В этот раз желающих, чтобы  «открылись двери», были  все.   У Кати - несчастная любовь с Сергеем,  Дианы ждала разрешения на выезд к жениху в Германию. У родителей ещё хуже. Их, как и всех русскоязычных, постепенно выживали на работе, заменяя местными национальными кадрами. На слуху один националистический  лозунг: «Чемодан, вокзал, Россия!…»

  А сама Россия  никого не ждала. Уехали, так и живите, как можете. Своих бы   накормить,  да обустроить!

  Николай Петрович винил себя, что именно сюда приехал за «климатом». Ольгу Кузьминичну пока спасало то, что у неё по-прежнему наблюдались  жёны начальства, с ней ещё говорили по-русски.

 Первая к посту присоединилась Катя, она и раньше старалась это делать, но больше первой и последней недели у неё, не получалось.  Потом Диане тоже захотелось вегетарианской пищи. И Ольга Кузьминична сказала:

- Мама, готовьте на всех одно, нечего нам разносолы устраивать.

 Бабушка с радостью стала готовить постные блюда, поражая всех разнообразием и вкусом.

  
Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 18.01.2018 21:07
Сообщение №: 178751
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

                                           Глава семнадцатая

 

                              

                                           Перед Новым годом.

 

     Незадолго до Нового года, вечером, Борька позвонил в дверь к Вере Федоровне. Забежал к ней специально, чтобы передать презент к празднику и кое-что оставить.  На звонок долго не отвечали, наконец дверь открылась.

- Ну, матушка, что – то ты совсем плохо слышать стала, звоню, звоню тебе…- говорил Борька, входя в дверь.  Чмокнув учительницу в щёку, как целуют родных бабушек и мам, прямиком понёс пакет на кухню.  Вышел оттуда с пустыми руками. Кроме продуктов, он оставил ещё один небольшой свёрток,  спрятав его в навесном шкафчике. Вера Фёдоровна в это время  прибирала диван  после сне. 

- Ну, рассказывай, как дела, как здоровье? К Лёльке на день рождение идём? –  спрашивал он, усаживаясь в старенькое кресло,  по-хозяйски оглядывая скромное жилище. Вера Фёдоровна включила потускневший от времени электрический чайник и собиралась угощать гостя.

- Нет, нет, мать, чай пить не буду. Мне  по-делам надо. Я всего на минутку к тебе забежал,  «жрачку» к празднику  забросить.

- Боря, мне ничего не надо, у меня с прошлого раза ещё осталось.

- А почему ты  не ешь? –  он обращался к ней  на «ты», когда они оставались вдвоём.

- Сейчас пост, ты же знаешь! Зря беспокоишься, я сама  могу купить что надо.

- Ты купишь!  То, что бродячие кошки не едят! - он имел ввиду дешёвую рыбу.

- Ой, Боря, ты бы знал, как сейчас  пенсионеры питаются, кто без всякой помощи,  на одну пенсию живут! Они и кошкиной рыбе были бы рады, да нет возможности купить.

- Вот и приглашай к себе друзей учительниц, угощай их, они посты не соблюдают, как ты.  

Борьке нравилось заниматься благотворительностью, да ещё тогда, когда в этом  действительно нуждаются.

- Вот подождите,  стану я миллионером,  обязательно построю пансион   для одиноких стариков, а ты там генеральным директором будешь! – полушутя – полусерьёзно   мечтал он  о будущем.

    Ох, и добрая же ты душа, только с виду высокомерный, да пустой кажешься, а внутри другое прячется! – думала Вера Фёдоровна, слушая болтовню   любимого ученика.

- Боря, как у тебя  дома, как родители?

- Вера Фёдоровна, у меня нет дома, ты же знаешь. Эта съёмная хата,  дом что ли?

- А как отец, вернулся в семью?

- Нееет! Он теперь   хочет жить только со мной,  все жёны его  достали!! Если бы ни дети,  никогда бы не женился,   говорит он про них.  А меня постоянно к агитирует.

- А  как мама?  Живёт с  тем молодым,?   Он устроился на работу?

- Сейчас! Он что дурак!  Купила ему машину, под видом себе, и  теперь он возит её  утром на работу, вечером домой. А весь день  играет в карты  на деньги, мать знает, но делает вид, что нет. Я не пойму её, ведь она не глупая женщина, а ещё говорят про мужиков «бес в ребро». Я уверен, пройдёт время, обчистит  он её  как «липку» и смоется  туда, где никто  искать не будет. Может тогда  поймёт, кто он!

- Боря, а как  дела в школе? – сменила тему учительница, - регулярно ходишь, или как всегда?  Экзамены можно сдать, диплом получить, но знания  не купишь ни за какие деньги.  И сами знания в  голову не войдут.  А  ведь надо учиться дальше. Миллионер и без образования! Не престижно, как ты говоришь!... – продолжала  она о значении учения.

   Услышав знакомые  речи, Борька сразу  вспомнил, что его  давно  ждут….

- Всё пока, мне надо бежать. Я к тебе  тридцать первого ещё заскочу, так же вечером. Вот тебе немного «копеек», и он положил две новенькие,  хрустящие купюры национальной валюты в шкаф, так чтоб она видела. Купи себе новое платье, весь класс соберётся, кто остался. Причёску сделай в салоне, «копеек» там хватит – заботился Борька, как не всякий сын   заботится о матери.

Вера Фёдоровна улыбалась, сердце пожилой, одинокой женщины млело от  сыновней доброты, она обещала всё исполнить!

 

  У неё после «встречи с Богом», как она называла свой приход к православию,  её одинокая жизнь  чудесным образом стала  устраиваться.

  Всё плохое обходило стороной, все проблемы разрешались чудесным образом. Оказалось, что не у неё одной так происходит. Знакомые  прихожанки храма, делились с ней аналогичными случаями, которые  случайностями   не считали!

   Например, совсем не понятный случай. Во всём доме не прогревались батареи, плохо топили,  экономили топливо. Соседи даже пальто не снимали в квартирах, а у Веры Фёдоровны, на удивление, все батареи  были  тёплые.  Никто не знал, как это объяснить!

 С некоторых пор и учительской работы прибавилось. Русский язык повсеместно сокращали, поэтому понадобились репетиторы на дому.  В элитных школах – лицеях для детей богатых родителей, русский и другие  языки преподавались  по-прежнему .

А зачем простым молдаванам русский язык?  Пусть лучше дома за гроши в земле  копаются. Но те, кто смотрел вперёд, или собирался жить в России,  старались учить детей полноценно. Понадобились хорошие специалисты, как Вера Фёдоровна, по тем временам за смешную, мизерную плату.    

 Бывшая атеистка Вера Фёдоровна ощущала на себе реальную помощь от Бога, и к случайностям ничего не относила. Теперь она сама могла помочь  старым друзьям у которых было более бедственное положение.

 Жить старалась, соблюдая,  Божьи заповеди. Регулярно читала утренние и вечерние молитвы, в конце молила Бога о помощи, как себе, так и  близким, о Боре, как о сыне  молилась больше всех.

    Было это давно, когда Смилянские расходились с большим скандалом.  Расстроенный мальчик убежал из дома и пришёл к учительнице прятаться. Естественно, она позвонила его родителям, чтобы их  успокоить. В тот вечер они были согласны  на всё, лишь бы ребёнок  успокоился. А ребёнок захотел остаться у учительнице навсегда. После  чаепития и долгих уговоров, Боря просто, по-детски предложил:

   - …Вера Федоровна, а  можно я   вас тоже  буду мамой называть? Когда мы одни? У вас же нет детей, так я буду  сыном…

- Боречка, у тебя  есть  родная мама….-  начала, было, она, но он зло прервал её.

  – Нет у меня больше ни мамы, ни папы, они ругаются, расходятся,  значит  и меня бросают. А если вы не хотите….

  - Что ты Боречка, я хочу, очень хочу, только мне неудобно перед твоими родителями, что  они скажут?

- А мы никому не скажем об том, и никто не узнает!... –

   В тот вечер они долго разговаривали. Вера Фёдоровна приложила все  педагогические и человеческие способности, чтобы примирить ребёнка с родителями. На его просьбу не могла ответить категоричным «нет».  Детская душа и так сильно страдала, чтобы  ещё обижать отказом.

   Вот с тех пор между ними  установилась  их «тайна», дожившая до сего дня. Повзрослев, Боря реже стал бывать у своей названной мамы, но совсем, никогда не забывал. Начало, конец учебного года, её день рождение, восьмое марта и день Учителя – были святыми днями для их встреч. В этот год, когда Веру Фёдоровну неожиданно отправили на пенсию, и ей стало особенно трудно, Борька сразу вспомнил о своей первой учительнице.    -      --  Теперь он бывал у неё не реже одного раза в месяц, помогал  материально, и поддерживал духовно. Они беседовали о жизни, она посвящала его во все свои планы. Наедине с ней он был совсем другим человеком,  не таким, как его все знали. Вера Фёдоровна понимала, что мальчик живёт не правильно, большие отцовские деньги портят его, калечат даже. Она переживала и молилась за него постоянно. В Борькиных жилах текла кровь  нескольких национальностей, но больше всего было русской крови, так как родители оба были наполовину русские. Вера Фёдоровна давно мечтала, окрестить мальчика, ждала, когда будет подходящий случай. Ёе приход к вере происходил  на Борькиных глазах, и он уже привык к новым взглядам своей названной мамы. Она делилась своими впечатлениями, ощущениями. Зная её, он не мог ей не верить, но сам был далёк от всего религиозного. О крещении у них были разговоры. Вера Фёдоровна терпеливо объясняла ему зачем это надо. Он слушал, но у него в одно ухо влетало, а в другое вылетало. 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 14.03.2018 22:10
Сообщение №: 180457
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Вы действительно хотите удалить это сообщение?

Вы действительно хотите пожаловаться на это сообщение?

Последние новости


Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 9 гостей

  Наши проекты


Наши конкурсы

150 новых стихотворений на сайте
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛюбовьУшакова
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора malahovskaya
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора malahovskaya
Стихотворение автора malahovskaya
Стихотворение автора malahovskaya
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора Mari
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора НинаАкс
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Натаffka
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора ЕленаТелушкина
Стихотворение автора ЕленаТелушкина
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора НинаАкс
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора ИннаГаджиева
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ALROSS
Стихотворение автора ALROSS
Стихотворение автора ALROSS
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора Гузель
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора Nela
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора Гузель
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора vera
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора saman
Стихотворение автора saman
Стихотворение автора saman
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Коровёнков
Стихотворение автора Коровёнков
Стихотворение автора Коровёнков
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
  50 новой прозы на сайте
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора Swieta
Проза автора Swieta
Проза автора Swieta
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора Swieta
Проза автора ЕленаТелушкина
Проза автора ЕленаТелушкина
Проза автора ЕленаТелушкина
Проза автора verabogodanna
Проза автора paw
Проза автора Swieta
Проза автора verabogodanna
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора verabogodanna
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора ppanaseyko
Проза автора DINADINADINA
Проза автора DINADINADINA
Проза автора paw
  Мини-чат
Наши партнеры