Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Приветствуем новых авторов

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

ВАЖНО

Просим ВСЕХ прочитать это сообщение

ИНФОРМАЦИЯ О ВАС

в справочнике "Писатели XXI века"

Приглашаем на V Большой

Международный поэтический конкурс "Восхождение"

ПОЛУЧИ БЕСПЛАТНОЕ ИЗДАНИЕ

СВОЕЙ АВТОРСКОЙ КНИГИ

Наши книги в магазинах

крупных книжных сетей России

НАШИ ПРОЕКТЫ СЕГОДНЯ

Приглашаем к участию в сборниках

Об издательстве

"Серебро Слов" - не просто издательство.

ФорумОформить заказКорзина: на сумму руб.

Страница «verabogodanna» ПРОЗАПоказать только стихотворения этого автора
Показать только прозу этого автора

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «verabogodanna» ПРОЗА

 

                                        

 

 

                                          Глава восьмая.

 

                                            День Рождение.

 

В тот год Борьке Смилянскому, одному из первых в классе, исполнялось восемнадцать лет. Его день рождение знали все, потому что с начальной школы  всегда отмечали у него дома. Именно с этого дня всё и началось, когда его мама впервые принесла в школу  угощение для всего класса.

 А потом так и пошло по цепочке, друг за другом  целый год. Нынче Борис решил круто, с размахом, отметить своё совершеннолетие. Деньги у него водились всегда, с детства родители снабжали ими наперегонки, а сейчас, похоже, он сам уже их «зарабатывал» где-то и как-то…

   В 90-е годы отец Бориса  быстро «вписался» в новые отношения и это было заметно  по его машинам, которые он, то и дело, менял.  Родители давно были в разводе, но про своего сына  отец никогда не забывал, он так и остался у него единственным. Сын, повзрослев, тоже нашёл с отцом общий язык, и тот, как мог, направлял своё чадо в нужное русло. Знакомые люди у Смилянских  были по всей Молдавии,  Украине, а уж Кишинёв,  они знали, как свои пять пальцев.   Это обстоятельство помогало  в бизнесе.

  Борька всегда любил шикнуть, и сейчас  был подходящий случай. На свой праздник он пригласил  всех, кого только можно и нужно…. А родителей попросил – поменьше взрослых! Для этой цели откупили один частный ресторанчик в тихом центре. Теперь все только и говорили о предстоящем дне рождении, как о бале во дворце.  Девчонки в школе были все в  заботах, как им эффектнее  одеться, чтобы не «ударить в грязь лицом». Кто-то ради этого поехал на выходные в Польшу или  Румынию, чтобы купить что – то необыкновенное!

  Наша «троица» тоже собиралась на этот бал. У Лёли все вещи были заграничные из Германии, Америки, для неё проблем не было что одеть, она страдала от другого – выйти не куда!

  Анжела тоже  не переживала, но к этому случаю все искали что-то совсем новое, что никто ещё не видел. Сложнее всех было Кате. Раздетой она не была, но специального вечернего туалета к такому случаю, у неё явно не было. Лёля предлагала ей свои наряды на выбор, но Кате ничего не нравилось, потому, что это, явно,  были  не её вещи. А самое главное, это  все сразу  бы поняли!

 Одеться просто, на фоне всех, тоже не хотелось. Вообщем, Катя загрустила. Не бывать ей на этом балу!  У родителей просить денег на  одноразовую вещь она не хотела.  Да и не было у них таких  свободных денег,  чтобы ей дать. Сергей с ребятами, естественно, тоже был туда приглашён. Видя и слыша, какие все приобретают наряды, туфли, Катя решила прикинуться в тот день больной и  просто никуда не ходить. Так будет и проще и дешевле, успокаивала она себя, не видя другого выхода.

 Лёля с Анжелой,  мечтающие,  как и все покрасоваться на этом вечере, скоро заметили настроение третьей подруги. Катя старалась делать вид, что она совершенно спокойна, но их - то не проведёшь!  

 Настоящие подруги и есть настоящие, когда сами решают, что предпринять в трудной  ситуации.   Видя, что ничего не помогает, чужие платья Катя одевать не хочет, своё купить не на что, они решили  тайно обратиться к Сергею.

  Лёлю не надо было учить дипломатическим подходам, она знала, как надо повести разговор. Да так, чтобы и подругу не унизить, а наоборот «поднять» в глазах её парня и при этом посвятить его  в ситуацию.

   Короче, за день или два до торжества, Сергей был  у Катиного дома, чтобы поехать с ней по-магазинам. Катя об его намерениях ничего не знала. Сергей, посовещавшись с Лёлей, придумал следующее: -

- Катя, помоги мне купить новый костюм, а то все выпендрятся, а у меня костюма нормального нет. Если честно, то я, вообще, их не ношу… – начал он с этого.

  Кате ехать не хотелось, но и отказать  не было причин.

  Они проехали несколько магазинов, заходя в оба отдела,  мужской и женский, якобы,  из интереса. Наконец,  нашли то, что нужно.

В магазине, в обоих отделах висели красивые, модные не базарные, вещи. Примерив несколько костюмов, они выбрали один светло – серого цвета,  он сидел, как влитой  на Сергее. В костюме он стал  сразу  не по годам внушительным, и по-взрослому красивым.

 - А теперь, Катюша,  давай, тебе что-нибудь посмотрим - предложил он ей, как  само собой разумеющимся.

- А мне ничего не надо – сконфузившись, быстро заверила его Катя.

- Ну, посмотреть - то можно, раз уж мы здесь, чего тебе стоит – настаивал Сергей и за руку потянул её в женский отдел.

  На манекенах были одеты разные вещи, одно платье ему понравилось, и он упросил её пройти в примерочную его померить. Как только Катя скрылась в кабинке примерочной, Сергей не громко обратился к продавщице: -

- Девушка, тащите все самые красивые вечерние шмотки на эту девушку, только быстро, я вас очень прошу… -  и он улыбнулся ей во весь рот своей обаятельной улыбкой. Первое платье на Кате не смотрелось, в это время продавец  подала ей целый ворох других вещей.

- Это последние модели, ваш размер. По итальянским, французским лекалам в Польше шьют, примерьте, - настаивала она, отрабатывая свою зарплату.

 Серёжа поддакивал. Незаметно Катя увлеклась этим процессом. Всё было красивое, но не её, пока она, ни обнаружила из всего вороха одежды, одно из бархатного трикотажа длинное вечернее  платье цвета «под малахит». Только цвет того «малахита» был, как специально,  «сине-чёрный». Пока Катя одевалась, Сергей попросил принести подходящие туфли к этому наряду.

 Когда Катя отодвинула шторку в примерочной кабинке, то все, и она сама в том числе, замерли от… эффекта! Покрой платья был простой, но оригинальный. Всё гениальное – просто!

  Это было длинное, облегающее по фигуре вечернее платье без рукавов, с открытыми плечами. Декольте было  как раз, ни больше – ни меньше, и до, … куда надо!  А сзади, ниже того места, где кончается спина, был вставлен по шву большой косой клин, который доходил почти до пола и очень напоминал старинный шлейф, эта была «изюминка» платья.    Благодаря этой «изюминке»,   можно было легко двигаться, оставаясь «обтянутой» спереди.     Впереди платье было короче настолько,  что хорошо просматривались туфли. Но, самое главное его преимущество – это был, конечно, цвет!      Блестящий бархатный – трикотаж переливался, как настоящий камень «малахит», только сине-чёрного цвета. Её синие глаза ещё больше засияли, перекликаясь с цветом платья. Вечерний наряд так ей шёл, что Катя сама опешила от своего отражения в зеркале. Она и не знала, что у неё такая стройная фигура, как оказалось. В зеркале она встретилась глазами с Сергеем.

- Ну, что, нравится? – не сомневаясь, спросил он.

- Да! – говорили её сияющие глаза.

- Да, что тут ещё спрашивать? – зашумели собравшиеся продавцы и покупательницы – вы же видите, как оно ей идёт. Не платье её украшает, а она платье!

  Сергей всё это видел. Но ему хотелось от неё услышать слово «да». Потому что её радость его радовала  в сто раз больше чем её! Раньше  такого чувства он никогда не испытывал.

- Нравиться? – ещё раз переспросил он её.

- Да – ответила Катя.

- Тогда  сразу мерь к нему  туфли, – и он подал ей  несколько коробок, принесённых продавцами.

 С туфлями всё решилось быстрее.

Только в машине  Катя начала приходить в себя. Покупка такого помпезного туалета для неё оказалось событием.  Увидеть себя красавицей,   для любой девушки праздник!  Сергей, тем временем,  сосредоточенно выруливал со стоянки, стараясь никого не задеть.

 - Такого платья даже у Лёльки нет…  -  размышляла вслух она 

  - У неё есть всякие платья, лучше этого, но такого нет.

- Я рад, что ты рада –  глядя на дорогу, сказал Сергей.

Прейдя в себя окончательно, Катя опомнилась и забеспокоилась: -

 «Всё это очень дорого стоит, я понимаю. И я не знаю Серёжа, когда смогу тебе вернуть деньги….

- А я тебя и не тороплю – не дал ей закончить с улыбкой Сергей – мы с тобой расставаться не собираемся.

- Да причём здесь это! Я не хочу быть тебе обязанной, все кто обязаны, они должны… - она не успела договорить.

- Ты о чём это, что ты мне будешь должна? – Сергей даже рассердился на её слова.

-Ты за кого меня, вообще, держишь? Чтобы я,  из-за каких – то  тряпок тебя в койку стал тащить? -  сказал он  таким тоном, что Катя  сразу смешалась и   захотела загладить конфликт.  Она видела, что он искренне возмущён её подозрением. А Сергей и впрямь обиделся.

- Вот сходишь на день рождение, и я при тебе сожгу их, к  такой-то матери, (он сдержался от выражения), чтобы ты не переживала - закончил он разговор.

  При этом он резко затормозил, что даже завизжали тормоза!

- Козёл, куда ты прёшь - перевёл он свой гнев на  водителя  машины впереди.

Всю дорогу ехали молча. Катя хоть и расстроилась из-за этой небольшой перепалки, но в душе у неё всё «ликовало», от его реакции.

  На самом деле Сергей от всей души купил ей эти вещи, и её подозрение в его меркантильности,  больно его ранило. Но милые бранятся, только тешатся – это как раз было про них!

  Глубоко в душе ему тоже понравилось её отношение ко всему, хотя… и обидело.

        В субботний вечер, а он совпал точь-в-точь с Борькиным днём рождения, все собрались в фойе ресторана. Разноцветными шарами украсили всё, что было можно.  Огромная цифра «18» была сделана из этих же шаров на самом видном месте. Все гости были одеты и причёсаны, как на настоящем балу. Многих было не узнать, так они повзрослели от своих нарядов.  

  Сам «новорожденный» был как-никогда красив! На нём был молочного цвета  костюм,  рубашка светло – кофейного цвета с тёмно – коричневой бабочкой. Туфли и платочек были в тон, коричневого цвета. Волнистые каштановые волосы, закрывали шею. Ему не хватало только немного роста и «крупности», если  можно так  выразиться.

Мать и отец Бориса тоже выглядели элегантно и очень молодо. Отец был один, без какой – либо женщины.

 В фойе стоял длинный стол с «фуршетом»,  он ломился от разнообразия напитков и закусок. Виновник торжества стоял у торца стола и под музыку принимал   поздравления. Музыканты для каждого вновь прибывшего гостя   играли  бравурный  марш. Гости, при этом, разглядывали  пришедших. Борис неустанно  улыбался, и всем девушкам и  женщинам  делал комплименты.

  Лёля была в тёмно-зелёном узком длинном платье,  похожем на  «чешую змеи», под цвет её глаз. С ней был какой-то сопровождающий юноша, по этикету одной  быть –  не удобно. Лёля всегда была  элегантна, поэтому, как бы она ни оделась, ей уже  трудно было кого-то удивить. Анжела в своём любимом «бардовом»,  её сопровождал Андрей.  Они после той поездки на   море, тоже  больше не расставались.

  А вот Катя в этот вечер действительно произвела фурор! Её впервые увидели в длинном, вечернем платье, чётко обрисовывавшим её красивую стройную фигуру. Пышные удлинённые волосы были уложены феном кончиками кверху. Не броский макияж только подчёркивал и выделял синие – синие глаза, чёрные длинные ресницы. Полные губки были нежно-розового цвета. Борька, от неожиданности,  на самом деле, просто, остолбенел, увидев впервые свою одноклассницу в таком романтическом виде.   

 Они с Сергеем поздравили его с днём рождения, Катя вручила цветы, а Сергей конверт от них с ребятами. Борис специально долго  тряс   руку Сергею, а сам не отрываясь,  всё смотрел на его спутницу.

 - Ну, Екатерина, ты даёшь! Мы и не знали, что ты такая красавица!  Если бы Серёжка ни был моим другом,  то… - и он шутливо, облизнулся – я бы за тобой,  хоть на край света  - шутливо закончил он.

- Ну, ну,  хватит  зариться на чужое -  в тон ему ответил Сергей,  и увёл свою даму в сторону.

 Когда все гости расселись за три  стола буквой «П» - родители начали свои поздравления сыну. За ними поздравляли  другие близкие родственники, а их было не мало. Все дарили конверты с деньгами. От их класса конверт  вручила Вера Фёдоровна, которая тоже была среди почётных гостей. Между поздравлениями все пили, ели, танцевали, ходили курить.

   Всё это торжество напоминало былые счастливые времена, когда русский язык ещё никто не игнорировал. На этом дне рождении собрались, как и всегда было, все национальности. И в угоду хозяев, считавшихся русскоязычными, все с удовольствием говорили на одном общем языке, исторически сложившемся – русском!

   Музыканты без устали играли весёлые мелодии, чаще всех заказывали еврейский быстрый танец «7,40».  Это пошло со времён первых эмигрантов. В семидесятые годы,  именно в это время, в 7-40 из Одессы уходил поезд с ними на Запад. Отсюда и произошло название, так считали многие.  Сейчас шла вторая волна таких же отъездов и проводов за границу.

В перерыве девчонки подошли к Вере Фёдоровне, она стояла в фойе с другими ребятами. Все обменивались новостями и справлялись о её здоровье. Позже всех  подошли две яркие подружки – Лилька Фишка и Оксана Коваленко. Вера Фёдоровна первым делом поинтересовалась у них  про их семьи. Дело в том, что  их  матери были одиночки  и одни, без мужей воспитывали дочерей. Только у Лильки было ещё две сестры, от разных отцов, а Оксана была одна у мамы.  Жили они по соседству и девчонки пошли учиться в одну школу, в один класс. Когда с третьего класса начались всякие неприятности,  девочки стали плохо учиться, сбегать с уроков. А  потом и вовсе пропадать в компаниях мальчишек, то мать Оксаны решила разлучить подружек. Лилька была хитрее,  специально  таскала за собой подружку, чтобы ругали не её одну. Мать Оксаны  ходила с жалобами и просьбами к Вере Фёдоровне,  чтобы рассадили  девчонок, но ничего не помогало. Лилька  вцепилась в Оксанку, и назло её матери, ни куда от себя не отпускала. Прошли годы, девчонки  выросли, а их дружба  по-прежнему продолжалась. На вопрос Веры Фёдоровны,  Лилька отвечала.

-  Мама  сейчас не работает. Наша младшая во 2-й класс пошла, она с ней сидит. Её отец помогает нам, но только денег мало даёт. Все вещи  сам  ей покупает,  очень жадный!  Даже противно…

- А вторая твоя сестра, где  она сейчас? – перебила её Вера Фёдоровна.

 - Она замужем, вышла за румына, сейчас с ним  живёт.

- Что, и расписались?

- Не знаю, может  уже, и расписались – уклончиво ответила Лилька.

- Оксана, а твоя мама, где работает?

- Моя мама собирается уезжать в Россию, как гражданство восстановит. Их всех сократили, теперь только на стройке можно работать. Всё управление поменяли, как перешли на государственный язык. Она сейчас нигде не работает.

 Да, разве нигде?.. -  удивилась учительница.

- А куда она едет в Россию?-

- На свою бывшую родину, откуда она родом.

 - Я тоже думаю в Россию подаваться. Здесь русские школы сокращают, а я без дела не привыкла сидеть. Там хоть на родном языке общаться можно, а это уже, счастье! Ну, передавайте приветы вашим мамам, - на прощание сказала она   девушкам.

 Когда подружки отошли, Вера Фёдоровна пояснила Кате с Лёлей.

 - Я с их матерями была хорошо знакома ещё до рождения их детей, с года  семидесятого, кажется. А потом так случилось, что и их дочек учить пришлось. Когда – то матери тоже подругами были, только время всё изменило. Одна, какой была, такой и осталась, а другая, в корне изменилась. А дочери, похоже, продолжают истории матерей. Оксанка умнее, но доверчивая. -  закончила свой рассказ Вера Фёдоровна.

     Во второй половине вечера появились новые гости, очень приметные, особенно один. На вид ему было лет 30-35, крепкого телосложения, с короткой стрижкой, с манерами «нового русского».  Звали  его Станислав, или, как он представился Стас.  Этот Стас был  типичный персонаж - «пальцы веером».  Но тогда это была ещё новая, не изученная тема и все смотрели с любопытством на этих бравых парней. Их поведение -  то  развязно-блатное, то простодушно - весёлое, временами, чопорно – официальное,  и вся эта «гремучая смесь», поведения была не предсказуема.

   Все они были  знакомыми Борькиного отца – деловые люди!  

После одиннадцати вечера многие гости ушли, в основном взрослые, но появились другие, совсем не понятные! Это были девушки очень ярко, одетые,  сильно накрашенные, как из «варьете».  А может еще, откуда - то, от –туда!..

 Но «артистки» не собирались ничего «исполнять», а держались группкой, отдельно от всех. Когда  хозяева заметили повышенный  интерес  к девицам,  их  перевели в фойе. Там их усадили на большом кожаном диване и  угощали  отдельно.

- Вот и проституток уже вызвали, наверное, приезжим мальчикам – с усмешкой  заметила Лёля.

- Откуда ты знаешь, может они артистки  или чьи – то подружки?  – не поверила  Анжела.

- За деньги таких «подружек» вызывают, не видишь  что ли? Как они себя ведут, как одеты! Их ни с кем не знакомили, а как «прокажённых» в отдельное «стойло» поместили. Ты, просто,  Анжелка никогда ещё живых проституток  не видела.

- А Лилька с Оксанкой тоже так одеваются, так их тоже за проституток можно тогда посчитать?

- Не исключено, что и они этим промышляют, потому и носят такую «униформу».

- Лёлька, что ты говоришь, да они просто гуляют с ребятами, но не за деньги же? –  продолжала  сомневаться  простодушная,  не испорченная смуглянка – молдаванка. Да и где она могла видеть до этого живых проституток, она считала, что они только в кино бывают.

- А у Лильки с Оксанкой с тех гулянок всё и началось. Помните,  как они «Интердевочку» смотрели, раз пять  ходили на этот фильм. Может, оттуда и появился интерес к профессии, иначе, откуда у них деньги на эти шмотки - «блесточки», дорогие сигареты и такси. Матери их с копейки на копейку  перебиваются. Лилькина всю жизнь за счёт хахалей  живёт, алименты с них сдирает. А Оксанкина на одну зарплату дочку тянет всю жизнь. И вдруг, нигде не работая, у них наряды…  

 Спохватившись,  перевела взгляд на Катю и тут же  добавила:

 _- Кавалеров, парней серьёзных, как у других  возле них отродясь не было, так что другого источника быть не может, - подвела черту  категоричная Лёля.

    Катя, слушая Лёлю, вспомнила инцидент летом в парке, но не стала про него рассказывать, ей давно всё  стало  ясно!

В это время кто-то из гостей По-микрофону предложил тост за Борьку. Всех стали уговаривать налить и выпить. Девчонки старались не пить, они боялись, что если  переборщат, то всё закончится тошнотой, и тогда… конец всему! Ребята при них тоже много не пили, но зато именинник успевал всех доводить до кондиции. У него была манера всех спаивать, он сам пил и других всегда заставлял. Может не хотел быть пьянее на фоне других. В течение всего вечера, он постоянно собирал возле себя ребят, и устраивал какие-то кратковременные мальчишники, где все о чём-то громко говорили, потом смеялись и конечно при этом пили.       

  Анжела часто сопровождала Андрея, а Катя с Лёлей тогда оставались одни среди шумной гуляющей публики. Лёле явно было скучно, все желающие её  внимания поклонники, не вызывали у неё никакого интереса.

    Тот, с кем она пришла сюда, был нужен только для этикета, и он знал об этом. Вечер близился к концу, гости постепенно расходились, оставались самые близкие. И только музыканты без устали отрабатывали свой гонорар. В перерывах  включали  хорошие записи.  Катя с Лёлей «напрыгавшись» со всеми в быстром танце, присели передохнуть. Ребята с Анжелкой куда – то отошли. Тут заиграла прекрасная мелодия, Дэмиса Руссиса, он пел свой  знаменитый  «Сувенир». Только девчонки собрались спокойно послушать музыку, как перед ними выросли двое, приглашающих их на медленный  танец. Это были Борькины гости. Катю пригласил Стас. Он добродушно улыбался, и видимо, приготовился ещё и  познакомиться с приглянувшейся ему девушкой. У Лели происходил тот же «процесс». Они с Катей,  молча переглянулись из-за спин кавалеров, и сделали одновременно гримасы,  означавшие - «О… какие люди в Голливуде!!»  А  довольные кавалеры,  ни сколько не сомневаясь в своей неотразимости, были уверены, что осчастливили засидевшихся без мужского внимания девушек. Они настолько привыкли к успеху среди женщин, своего окружения, что уже забыли, что бывает иначе!

Девушки односложно отвечали на вопросы и как могли, держали  дистанции, от льнувших к ним любвеобильных, потных кавалеров. Кое-как  дотянули  до конца. Музыку уже никто не слушал.

Но «джентльмены», проводив девчонок до места, уходить, не собирались. Они стали усаживаться рядом, не обращая внимания, что их никто не приглашал.

 Грубить  чужим гостям  не хотелось, и девчонки стали искать глазами своих ребят. Не прошло и несколько секунд, как у стола оказались все:- Сергей, Андрей и Лёлькин провожатый.  Следом за ними  бежал Борька, если бы он опоздал хоть на минуту,  чтобы там началось!  Борис, как истинный дипломат, мгновенно «разрулил»» ситуацию.

- Ребята… ребята, я же вас потерял  – начал он сходу, обращаясь к москвичам. Потом, перевёл взгляд на девчонок и  тут же предложил :-

- Девчата, Катя, Лёля, вот познакомьтесь! А это наши лучшие друзья из Москвы, Стас и Александр.

Потом указал на Сергея и  ребят, и, глядя на москвичей, добавил –   а это их ребята.  Стас, Саша знакомьтесь – это Сергей Калинин – друг Катюши, -  он подчеркнул слово друг.

  - А это Миша, приятель Лёли, а это Андрей –  друг Анжелы.

  После такого детального знакомства, всем ничего уже  не оставалось делать, как пожать  друг другу руки. И Борис увёл своих друзей  бизнесменов.

- Где вы были? – спросила Катя Сергея.

- Мы курили в фойе и всё видели, как эти два хмыря к вам с Лёлькой подскочили. Мы еле вытерпели эти 3-4 минут, пока закончится танец. Им не успели объяснить, кто есть кто!  Если бы ни Борька, мы бы с ними «познакомились»!..

 Сергей горел желанием набить морду этому Стасу. Катя таким возбуждённым его ещё никогда не видела. Девчонки не могли понять, что случилось, почему все такие злые на этих москвичей. А причина была в следующем.  Знакомые ребята подслушали случайно в туалете разговор  двух приезжих, те обсуждали  с кем им сегодня ночь провести.

- …Проститутки - дешёвки уже надоели, охота с нормальной «тёлкой» пообщаться, поговорить…  до того! Я с молдаванками никогда ещё…, надо здесь кого-то посимпатичнее снять, а то в бане все парами разобьются, - говорил Стас своему приятелю.

У них все женщины,  живущие в Молдове,  были молдаванками.  Как в России  все русские! С этими мыслями они и подошли к намеченным «жертвам». А ребятам в фойе тут же передали их разговор. Ребята, с трудом, переждали танец, и ринулись к разборкам, но  Борис предотвратил скандал.               

    Немного погодя, все собрались домой. Борька с отцом лично всех провожали, кого надо сажали на такси.  Деньги платили они же.

Когда выходили ребята, то  Борька  поинтересовался:

-  В  баню идёте?  Там всё готово для продолжения банкета.

Увидев удивлённые лица девчонок,  сразу пояснил:

 - А в бане две парилки, два бассейна, девочки отдельно, мальчики отдельно.  За столом встречаемся.

- Что прямо так, в баню? – спросила Катя,   указав руками на  своё красивое платье.

- Переодевайтесь, и приезжайте, до утра ещё есть время  – сказал на прощание Борька.

- Мы подумаем… –  для приличия ответила Катя, и они отъехали от ресторана.  Ребятам такое предложение казалось абсолютно нормальным.

- А что девчонки, может, правда, поедем все вместе. Попаримся, а после,  в холодной воде поныряем, в бассейне! – предложил Сергей,

Андрей его поддержал. Михаила уже с ними не было. Ребята были навеселе, и  жаждали  продолжения банкета.

Девчонки засомневались, им тоже  спать  не хотелось. Когда они вошли в подъезд, ребята  остались  ждать на лавочке. Катя спросила:

- Ну, что, вы пойдёте в баню,  или нет, я не поняла?

Они слышали, чем занимаются ночами в банях, но тут, похоже, был другой случай, так им  казалось.

- Я одна не пойду, был бы со мной Марк, может я бы и пошла, - ответила осторожная Лёля.

Вообщем, Анжела с Катей решили пойти с ребятами. Им  было интересно, они   в таких местах  на банкетах  ещё не были.

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 15.06.2017 21:11
Сообщение №: 169094
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

Дома у Кати все спали или делали вид, ожидая возвращения дочерей. Катя быстро переоделась и стала тихо рыться в шкафу в своих вещах. На кухне горел свет. Старшая сестра сидела за столом и снимала салфеткой с лица макияж. Она тоже только что от куда – то вернулась.

- Ты не видела мой голубой купальник? – заглянув на кухню, шёпотом спросила   Катя.

- А зачем тебе купальник?

- Мы в баню собрались, Борька после дня рождения всех пригласил.

- Ты, что с ума сошла? Ты хоть знаешь, что ночами там  делают?  Все парилки, бассейны  – это  только для отвода глаз.

- Так я с Сергеем, а Анжелка с Андреем, кто нас тронет?

- Ну,  не знаю, что вы там будете делать, когда все перепьются и начнутся сексуальные  оргии. Я один раз попала в такую ситуацию, еле ноги унесли.

   У Дианы был парень, который тоже недавно уехал на ПМЖ в Германию. Он был наполовину немец. И теперь она ждала, когда он там устроится и вызовет её. Ждать надо было долго, не менее двух лет.

  Катя после слов старшей сестры  засомневалась. Она сразу вспомнила тех  размалёванных «артисток»,  и  ухарей москвичей. Эти - то без «дела» сидеть не будут! А там и их ребята  захотят… среди общего «веселья».   А тем более все выпившие!  Да ещё там  добавят,   с именинником!!!

  «Кто-то»   «шептал» ей эти мысли, а она только слушала и соображала.

- А может и правда, не надо судьбу искушать! – решила Катя.

 Накинув куртку, она вышла на улицу. Анжелу тоже дома никуда не отпустили, наверное, с теми же аргументами. Парочки разошлись в разные стороны.

- Сережа, я не пойду в баню.

- Почему?

- Ничего интересного там быть не может, сам знаешь, кто там собирается и чем занимаются. Все парилки и бассейны только для отвода глаз – повторила она слова сестры и продолжала ещё говорить на эту тему. Сергей её не перебивал, когда она закончила, он  сказал.

- А ты-то тут причём?  Я же с тобой, ты меня тоже боишься?

   Он стал её уговаривать, было видно, что он сильно настроен пойти, тем более, с любимой девушкой. Катя хотела закончить этот никчёмный разговор и сказала, надеясь его  «остудить».

- Если честно, я и тебя и себя боюсь, зачем создавать такие ситуации, если можно их обойти.

- Ну,  и долго ты обходить собираешься?.. – вдруг напрямик спросил Сергей, Кате показалась, что она ослышалась. Она быстро взглянула  на него, а он спокойно, доставал из кармана сигареты. Казалось, он сам не понял, что сказал.

Да, он же пьян, - дошло  до Кати. Они, видимо,  в ресторане хорошо «приняли на грудь», когда распсиховались из-за москвичей, а сейчас его «догнало». И тут она вспомнила слова мамы:

  «Хочешь узнать человека, напои его пьяным. Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке».

   За всё время их знакомства такой он был впервые, и когда ещё повторится?     И она решила попытаться узнать, что же у пьяного на  языке?..

 Она молча  ждала, повторит ли он этот вопрос или он уже забыл его. Сергей тоже молчал,   курил и о чём-то думал. Минуты  через две он повторил.

- А ты мне, не ответила, долго ли будешь обходить «всё»  стороной?

Кате сразу же захотелось убежать домой от этого разговора, ничего хорошего он не сулил. Но она заставила  «взять себя в руки» и спокойно продолжить эту тему, раз он настаивает.

- Я считаю … рано нам с тобой заводить близкие отношения, нормальные люди сначала женятся, замуж выходят.

Сергей  нисколько её ответу не удивился, что было  уже  хорошо.

- Но, мы, же с тобой сейчас не можем пожениться, хотя я готов хоть завтра. Ты собираешься за границу ехать, судьбу испытывать. Я рано или поздно в Россию уеду  а там, сразу в армию на два года. Тебя такая наша жизнь устроит?  Если да, то завтра пойдём и распишемся.

 У него  заплетался  язык, поэтому лукавить в таком состоянии он навряд

ли  мог.

- Какая женитьба, мне ещё восемнадцати лет нет. А ты потому сейчас так запросто  всё предлагаешь, зная, что этого никогда не будет.

- Почему это уж и никогда? Я бы этого очень хотел, но … не сейчас.

    Катя молчала и думала:

  «Мысли я его узнала, о чём с ним ещё с таким  говорить !»

    Ей сейчас хотелось одного, чтобы он скорее ушёл домой спать. А она, глупая, куда-то ещё собиралась с ним идти. Слава Богу, что этого не случилось, - вспомнила она про баню.

   Сергей был выпивши и его нерастраченные мужские гормоны сейчас особенно «бурлили»,  искали выхода.

- Серёжа,  иди домой, завтра поговорим об этом – сказала Катя, вставая с лавочки.

- Нет, подожди, ты мне не ответила, почему ты мне не веришь, совсем не веришь? Думаешь, я… ты… мне нужна только как женщина? Только для  одного « этого»  полно разных  «тёлок». Ой… извини –  он прикрыл рот рукой, - - я хотел сказать девочек. Почему ты мне не веришь?.. – твердил он, одно и тоже, как твердят пьяные люди.

   Кате, глядя на Сергея,  почему-то сразу вспомнился её отец, когда он приходил домой поздно и сильно выпивши.  Мама подолгу   выслушивала его пьяные душеизлияния. Когда дочки, по этому поводу делали замечания; дескать, всех достал! То мама спокойно им отвечала:

   - Если жена не будет слушать, то найдутся другие слушатели….  

   Сейчас её слова вспомнились.

- Серёжа, если бы я тебе не верила совсем, как ты говоришь , я бы с тобой не встречалась. Я хочу  чтобы у нас  было  не как у всех! Чтобы мы до времени друг другу не надоели, как у тебя случилось с Лариской.

- Не вспоминай,  эту…, она умерла для нас!

Сергей  не рассказал Кате, что она хотела с ним сделать, прикинувшись, больной. 

Ты мне… Катя, никогда не надоешь, потому, что я,… кажется…, боюсь даже говорить.  Я, такого ещё,  честное слово,  никому не говорил – и он замолчал.

-  Пьяный, пьяный, а лишнего не скажет – отметила про себя Катя.

- А я знаю, что когда девушка по настоящему нужна своему любимому человеку, то её могут любить и без «постели», до брака! Такое мне моя  бабушка рассказывала на живых примерах моих родственниц. И никто без «этого» ещё не умер! Мне не хочется имя своё  позорить,  хотя бы этим!  Больше-то я ничего не могу.                 

   Сергею Катины мысли были не понятны, особенно, в том состоянии, в каком он находился.

      -  Ты наивная, как ребёнок, почему ты будешь позорить своё имя? Что за предрассудки у тебя в голове? Да  если кто из ребят узнает, что я с тобой,  как «евнух» встречаюсь, да меня засмеют  как последнего…

 - А что за авторитеты эти твои ребята? Кто они такие, чтобы по ним равняться! Что они такого в жизни сделали, чтобы брать с них пример, да ещё и в таких делах?  Что,  хоть у одного из них были настоящие серьёзные отношения с девушкой?  Да они свои встречи с «разными», как мячи забитые считают, ещё и гордятся этим.

     Сергей  молчал, потому, что всё так и было.

-   - И никакие это не предрассудки! Чем наши предки, да хотя бы твои и мои родители, глупее твоих дружков? Чтобы мы ни их слушали, а уличное окружение. Ведь из-за них , из - за компании, чтобы ни отстать, наверное, ты класса с пятого стал «половым спортом» заниматься, как наш Борька.

    Сергей молчал, сказать было нечего. Но он не совсем разделял Катины замечания.

     - И что, много радости тебе принесли эти «случки» на ваших тусовках с кем попало, - она замолчала, а потом  сказала, что думала:

  - А теперь тебе хочется продолжения со мной!

    - Катя,  ты  несёшь дурость?  У нас с тобой совсем другие отношения… – начал он, возмущённый её сравнениями.

      - А вот если у нас другие отношения, как ты говоришь, так пусть всё будет по-другому,  до конца.

    - До какого конца?-  

     - Я не знаю ещё,  но, не сбивай меня из-за того, что «это» делают все.

      - Я тебя ни на что не сбиваю. А может, я просто тебе не нравлюсь, и в этом вся причина?  И  ты придумываешь всякие отговорки … - начал, было, Сергей. Но Кате от его последних слов, вдруг стало так гадко и противно, что она, не помня себя, выпалила: -

- Ну всё… хватит!  Больше никогда ко мне не подходи!  Не хочу тебя больше видеть, и слышать. Мне моя Святая дороже всех твоих животных желаний,  а кто меня полюбит, тому я,  и такая … дурочка… нужна буду!   А твои подарки,  завтра же с кем-нибудь тебе передам, жги их, как ты хотел, мне от тебя ничего не надо!

 Выдав всё это, Катя бегом побежала  к дому. Сергей опешил от неожиданности и не мог сообразить  на что она так обиделась.

Через  минуту  громко  хлопнула  входная дверь, это Катя забежала в свой подъезд.

      

                                        

 

 

                                         Глава девятая

 

                                                     ССОРА

 

     Она ему о духовном,  о своих душевных  переживаниях твердила, а он всё причину искал, почему она в койку с ним не ложится! ?

    Время такое наступило, когда  неплохие ребята, как Сергей Калинин,  дожив до двадцати лет никогда не сталкивались с православными моральными нормами женского поведения.  Для них, для ребят  секс был на уровне  похода в туалет  или что – то в этом роде.  (от автора)

    В тот злополучный вечер дома Катю ждали и волновались. Сестра, наспех одетая, встречала её в подъезде. Ни с кем не разговаривая, быстро раздевшись,  она зашла в ванную смыть макияж и  сразу легла спать. На душе  «скребли кошки». Она не знала кто виноват в их соре –  она дура психопатка или он – ничего не понимающий? Чтобы никто не услышал, закрылась с головой одеялом.  Слёзы тут же ручьём  полились по-щекам, рыдания сотрясали её хрупкие плечи. Чтобы заглушить громкие звуки  неудержимого плача, она  зажимала себе рот руками...

   Ещё не зная, как она дальше будет поступать с Сергеем или без него, но  одно стало ясно! Покрайней мере, она хотела этого – без настоящей любви и замужества,  никого  до себя не допускать! Это решение зрело глубоко-глубоко, но ему не давали вырваться наружу, считая глупым, несовременным.  А сегодня после разговора с пьяным Сергеем, «оно» с силой,  со слезами прорвалось  на волю и заявило о себе:

  «Ты можешь, ты должна такой быть, потому что это правильно, честно и достойно!!» Пусть её считают за дуру недоразвитую, отсталую и ненормальную. Она не боится больше быть «белой вороной» на фоне грязи и пошлой  стадности. Как когда-то её Святая Великомученица Екатерина не боялась ни гонений,  ни мучений, ни казни говорить правду  о настоящем Боге.  Её же  сейчас  никто не бьёт, не пытает, и её поведение будет ничтожная малость  по сравнению с подвигом Святой Екатерины.

  Но лучше  мало – чем ничего!! Домашние догадались,  Катя поссорилась с Сергеем.

 Сережа, услышав хлопок подъездной двери, понял что Катя ушла. Посидев ещё немного  один на лавочке, пошёл  домой. Он чувствовал, что сегодня сильно перебрал, из-за этого они и поссорились,  думал он, не находя другой причины. Он плохо соображал, но был расстроен  ссорой.

     И в баню не пошли!..

  Не успел он зайти в квартиру, как в прихожей громко зазвонил телефон, время было 2 часа ночи. Отец выглянул из своей комнаты и недовольно  сообщил: -

- Ваш Борька надоел,  уже обзвонился, тебя ищут. Ночь на дворе, а он … - ворчал отец, закрывая за собой дверь.

- Алло.

- Серёга! Ты, где пропал? Приходи, мы тебя ждём, разговор серьёзный есть.  Катьку проводил?  А…  я  сразу знал, что они не пойдут. Приходи, она ничего не узнает, тут «тёлок» полно,  всем хватит….

Сергей не дал ему закончить и зло прорычал в трубку: -

- Да,  пошёл ты…. со своими «тёлками», не звони больше.  Все разговоры потом, я спать хочу!

 Наутро, ещё до конца не проснувшись,  первая мысль больно  резанула сознание – поссорились с Катей!

 - А что было вчера?

  И он постепенно стал восстанавливать в памяти все события и разговоры минувшего дня.  Провалы в памяти начались после того, как они уезжали из ресторана. А до этого  они много выпили коньяка, пока ждали конца того злополучного танца с москвичами.  Вот где перепили! – вспомнил  он.

  Но его поведение  было вполне адекватное, никто ничего не замечал, все были навеселе, кто больше, кто меньше…,- перебирал он в больной голове  события  минувшего вечера.

 И девчонки, он хорошо помнил, поначалу тоже собирались идти в баню, это потом они уже передумали, побоялись. А у него уже бродили в голове мысли о том, как он сможет прижаться к горячему любимому телу через простыню и поцеловать её голые плечики. О многом он и не мечтал, но … вдруг!! Всё дело в том, что она ещё девственница, и не испытывала того чувства, которое другим не даёт сдерживаться!

 У него в жизни были одни  крайности: то б… законченные, то теперь –девственница!

 Последнее было и хорошо и плохо.

      Хорошо - это то, что она со всеми будет такая, и после, можно будет надеяться  на верность.  Раньше, он не знал чувства ревности, ему было всё равно, где его партнёрша и с кем. Она  без него ходила на разные тусовки, его свободу тоже никто не стеснял.

 А тут с Катей, он испытал такой приступ ревности, что сам себя не узнавал, когда ему передали разговор москвичей.

      А плохо, оттого,  что трудно ему жить без «этого». Плоть его рано всё  познавшая,   теперь уже постоянно  требовала продолжения.  Да ещё  рядом с такой  желанной, любимой…

 -  Так из – за чего мы поссорились, что я ей По-пьянке такого обидного сказал?   Да!  Я спросил про «это».  Был бы трезвый, не спросил.  Когда же она будет до конца моей. – думал, рассуждал сам с собой Сергей.

  - А она?  Она спокойно мне на это что-то отвечала, объясняла, но я ничего не понял. Я у неё переспрашивал, помню, а что потом говорил, не помню ничего.-

Понапрягав, как следует свою память, Серёжа вспомнил, наконец, её слова на его предложение о женитьбе.

- …Ты потому мне это предлагаешь, зная, что этого никогда не будет.

   И ещё, он отчётливо  вспомнил её слова:-

-  … Имя своё не хочу с тобой позорить!

 Обида резкой болью кольнула  в груди.

  -  Вот оно что,  я её позорю!!!!        

Поэтому она и не допускает меня до себя! Теперь понятно!  И замуж за меня она никогда не выйдет, значит, по этой же причине.

  Ну, да, ей  же заграница нужна, а там ухари получше найдутся, чем какой то автослесарь по битым, а может… и ворованным машинам. Зачем ей со мной позориться. Лёлька ей среди своих многочисленных приятелей найдёт дружка, какого захочет.

   Вообщем, подобные обидные мысли  поползли у расстроенного Серёжки. Чем он больше об этом думал, тем больше укреплялся в своей догадке. Поначалу он хотел ей позвонить и что-то сказать в своё оправдание, но теперь,  он не видел в этом никакой необходимости, и так всё ясно!!

  - Ничего,  раз так, постараюсь её забыть, чтобы больше не позорить!

  А мне найдутся другие, не хуже – старался успокоить своё честолюбие обиженный юноша, ещё не подозревавший, какие муки его ждут на пути этого  «забывания».

 Чтобы поскорее отвлечься и забыться, он решил не сидеть без дела.  Пошёл к себе на работу,  хотя мог вполне этого и не делать.

   Вообще в  выходные дни они не работали,  только, когда были «авралы».  А его дело заключалось в руководстве  и разрешении трудных случаев.

  К счастью в гараже оказались двое ребят, которые мучились с  поломкой в электрике и не могли никак разобраться. Уйдя с головой в любимое дело, время пролетело быстро. Сергей  не заметил, как сам  сделал всю работу, которую должны были делать ребята.

  Ближе к вечеру, он позвонил домой Борьке. Договорились встретиться в шесть часов вечера в фойе  гостиницы  «Интурист».

- Дело одно для тебя есть, и опохмелиться  надо.  Голова, как «чугунок» – сказал Борька.

  К назначенному времени  Сергей был в фойе гостиницы. Вскоре Борька с москвичами  подъехал туда на такси. Борька был в джинсах и тонком свитере, на щеке у него красовался пластырь. Следы «любви» после бурной ночи!-  догадался Сергей.

  Все поздоровались за руку. Москвичи сделали вид, будто вчера не было никакого инцидента с чужими девочками.  Они  потом узнали, что им хотели набить морды  за «молдаванок»!

- Идёмте  сразу в кабак – предложил Борька, и они зашли в полутёмное большое помещение ресторана при гостинице «Интурист». Стас  и второй по имени Александр,  тоже были с заметного похмелья, лица у них были опухшие. Пока официант ходил за ужином, они говорили о каких – то своих делах. Затем Борька, обратившись к Сергею,  начал:-

- Серёга, вот ребята интересуются, какие у тебя сейчас отношения с Третьяковым Николаем Петровичем? С Катиным  отцом. Я – то его тоже знаю, и он меня хорошо знает. Но мне пока нельзя к нему обращаться, после одного дела…  Пусть время ещё пройдёт… - пояснил он, гостям, как бы между прочим, давая понять, что он тоже на «короткой ноге» с таким большим начальником.

- У нас с ним нет  ни каких отношений.  Здравствуйте,  и до свидание. –

-  А ты бы мог с ним договориться о встрече, для нас, а дальше мы сами всё утрясём. Дело у нас к нему важное.

- Я сейчас  к ним не хожу, мы поссорились… – нехотя сказал Сергей.

- Что,  всё  ещё не даёт?…. –  противно  засмеялся   догадливый  Борька.

 Тебя это, не касается –  зло, сверкнув глазами,  оборвал его Сергей.

- Ну-ну, ребята, спокойнее, тут дело важное, а вы кипятитесь – наверное,  вспомнив вчерашнее, вступил в разговор Александр. И уже сам предложил Сергею: -

- А ты  можешь ему прямо в кабинет позвонить,  и договориться о стрелке для нас.?

Сергею очень не хотелось этого делать, но и причин для отказа тоже не находилось.

- Так это и есть всё дело ко мне? – обратился  он  к Борьке.

- Нет, это только попутно, про главное дело сам Георгиевич с тобой будет толковать. 

 Борька так говорил, будто  ему  было не известно о чём пойдёт речь с шефом.  В это время официант принёс ужин, всё и сразу,  и быстро, как его   просили.  Трясущимися руками, вчерашний юбиляр разлил «Тикилу» по большим бокалам, наполнив их чуть ли ни до половины. Посолив солью кромки, все дружно  выпили. Через пару минут Сергей, как и все, почувствовал облегчение. Ему стало тепло,  легко и свободно. Сдавливающая грудь тоска отступила. Закусив, кто чем, выпили ещё и приступили к горячему наваристому бульону из курицы с домашней лапшой, по-молдавски «замой» называется. Первая еда после больших застолий  у молдаван.

- А что  у вас за дело к нему, если не секрет? – поинтересовался Сергей, имея в виду Катиного отца.

- Да, секрета большого нет,  для тебя особенно – и Александр подчеркнул, что ему все доверяют. –

  - Пока он что-то ещё значит в органах, он может нам пригодиться, как «крыша». Он мужик, все говорят, честный и не жадный, не то, что все остальные! А  связи у него по всей республике имеются, а нам это и надо. И ему от нас тоже «навар» будет! Денег- то им государство не платит, и раньше никогда не платило!

Сергей  ел и молча соображал, что ничего плохого от этой встречи Катиному отцу не грозит. А он уже сам решит, нужны ему эти «деятели»  или нет.

 Из обрывков  разговоров он понял, что они гоняются за большими партиями дешёвого спирта, как в Молдове, так и на Украине. Чтобы легче было договариваться с начальством на местах, надо было иметь своего человека из министерского руководства МВД республики. Тогда легче идут на контакт и не боятся делать нужные комбинации!

 - Может сейчас, и позвонишь ему, они в это время всегда на местах в кабинетах,- и  бизнесмены подали ему мобилу с набранным уже номером.

- Подготовились, всё разнюхали – думал Сергей, держа трубку у уха. Чей-то голос сообщил, что Третьякова сегодня не будет.

Осушив бутылку «Текилы» на четверых, всем стало хорошо.

 - Как мы вчера отрывались в бане, жалко ты не был с нами!– стал вспоминать Борька.

 Тёлки все перепились, такой стриптиз устроили, а мы их ещё подначивали, доллары им кидали. Потом вошли в азарт и все голышом ходили, что даже уже и не интересно было, когда всё… и  на тебе!  

  И они, наперебой, стали вспоминать подробности ночных оргий.

 -  Хорошо, что нас там не было – пронеслось в голове у Сергея.

  Он слушал их откровенно-циничные разговоры, а сам был в каком-то  «вакууме» от всего услышанного. После общения с Катей, что-то в нём,  незаметно для него самого, стало меняться.  Ещё три месяца назад он бы не обратил  внимания на все эти сексуальные подробности, это было привычным делом. Но сейчас, всё  это  стало чем-то  уже не касающимся его, будто он  отошёл от этой темы. Он, теперь на многое, ранее  казавшееся    безобидным, стал смотреть, если ни  Катиными, то и не своими прежними глазами.

     Вскоре подошёл Георгиевич со своим приятелем. Павел Георгиевич был моложавый мужчина лет  пятидесяти, солидного вида.  Ещё  недавно  он был  руководящим работником, пока его не сняли. Общаясь  с молодёжью по разным делам, он всё время боролся с панибратством с их стороны. Незаметно подчёркивал субординацию. Труднее всех было с Борькой, тот знал, как себя надо вести, но иногда забывался, особенно По-пьянке.

- …Георгиевич, да мы с тобой такое ещё замутим… - что-то в этом роде начинал «желторотый бизнесмен».  

  Георгиевич,  как бы шутя, но  грозно, обрывал его: -

  - А  я сейчас ремень сниму, так покажу, кто и с «кем»,  что замутит.

Борька мгновенно всё понимал и, срочно, ретировался, типа: -

- Вы меня не поняли, я хотел сказать, что без вас Павел Георгиевич, мы ни хрена одни не сможем.

Выпив и хорошо закусив, Павел Георгиевич,  отозвал Серёжу поговорить. Они уединились в углу на диване в фойе.

- Серёжа, - начал Георгиевич – есть для тебя работа, очень денежная, но … рискованная!

- Сколько? – сразу вылетело у Сергея, он срочно захотел заработать много денег и купить  хорошую машину.

- Но, дело рискованное, и… связано с законом, - повторил ещё раз шеф.

  Я понял! Что надо делать?

   Номера … перебивать, -   наклонившись вперёд,  тихо сказал он.   

Сергей и раньше уже подозревал, что это где-то делается, но его пока держали за «лоха», не доверяли. А сейчас, видимо проверили  и решились.

- Я хочу новую машину не старше 91-92 года, можно немного того…., повреждённую, -  подобрал, наконец,  он слово.

 Он понимал под что подписывается, но это был единственный реальный шанс приобрести желанную машину сразу. Если недавно он мог терпеливо ждать, то сейчас у него  от этого, как ему казалось, зависела вся его жизнь. Он хотел, во что бы то ни стало понравиться Кате, и ни лохом автослесарем, с вшивой «тройкой» Жигулей, а с «Мерседесом» или «БМВ, Ауди», на худой конец!

 Он понимал, на какой риск  идёт, это или «всё» - или… небо в клеточку.

   Но в то время многие  ходили по «острию ножа», рискуя всем, то за компанию, было уже не так страшно!

Всё это Серёга подумает потом, а в тот момент, он только горел желанием «вырасти» в глазах Кати, которая, как оказалось, стыдится его. От одного этого воспоминания, противная тоска снова навалилась на него.

Сергей ответил «шефу», что он согласен, работать за машину, но не бесконечно. Они обговорили нюансы, немного поспорили, но пришли к общему знаменателю. Было видно, что Сергею уже доверяют  как своему. На фоне всеобщего криминала это было не самое страшное преступление, так казалось Сергею.

 - Работа где платят хорошие деньги, что ещё надо - так думал он,  утешая себя!

  В ресторане стали собираться люди, появились первые женщины. Борька с москвичами уже были заметно выпившие, они снова заговорили о женщинах, когда Сергей с «шефом» вернулись к столу.

- «Тёлок» нормальных надо и не таких,  как вчера, -   сказал Стас Борьке.

- Вы про кого, их много было?

- Про проституток, где ты их откопал, что помоложе не было?

- Ну, вам не угодишь, то ни си…, ни пи…, то помоложе. А Лилька с Оксанкой как вам, - и они стали обсуждать каких «тёлок» им вызвать на сегодняшний вечер.

 Они говорили, не стесняясь во всех подробностях, что и как у кого. Потом Борька вдруг заметил.

- А ты чего Серёга такой грустный стал,  давай лучше ещё выпьем.

- Пейте, я не хочу, как вчера перепивать.

- Да ты разве  перепил, ты бы нас вчера в бане видел! Сколько мы вчера выжрали, другие не устояли бы даже на ногах.- С парилкой, бассейном, сексом всё пролетело на Ура!

- А кто тебя так вчера «приголубил»  - спросил Стас, намекая на пластырь.

- Да это одна малолетка, такая липучка оказалась. Весь вечер не отходила, это она так присосалась, зараза!

Сергей тут же вспомнил Лариску, как она от него тоже не отходила когда-то. Все б…, что ли такие? - подумал он, слушая Бориса.

 Хмель проходил и тоска снова заполняла его душу. Он выпивал, на время помогало, потом всё повторялось снова.

 Поздно вернувшись домой, прежде чем лечь спать, он долго смотрел на телефон, но … позвонить не решился.

- Интересно, а она думает сейчас обо мне, как я о ней? - думал он, засыпая. Глубокой ночью он проснулся и долго не мог уснуть, перебирая в голове события последних двух дней.  Ещё позавчера он был таким счастливым и спокойным. Всё у них с Катей было хорошо, она день ото дня становилась ему всё дороже и дороже. И зачем он только завёл этот дурацкий разговор, пьяный идиот! Может оно само собой бы вскоре «всё» произошло, не железная же она! Всё испортил своим нетерпением, корил он себя в сотый раз. Но почему она так  поступила! Ладно если бы ударила, обозвала, а то такое сказать:

 «Не хочу с тобой позорить имя своё, и замуж за тебя никогда не выйду».

Значит, надо становится таким, с каким всем не стыдно будет!

Ещё два дня назад ему казалось, что он материально не зависим, 300-500 $ в кармане казались ему «капиталом». На эти деньги в те времена он мог купить что-то из хорошей одежды, отдохнуть в  дорогом ресторане. Но вчера, посидев в компании среди бизнесменов, которые несколько раз за вечер, будто случайно, вытаскивали свои «лопатники», набитые долларами и крупной национальной валютой, он почувствовал себя нищим. Ему мучительно понадобились тоже большие деньги. Но, как и где их заработать? Честно - не возможно, потому он и согласился на предложение шефа.

  На другой день  позвонил Игорь брат Анжелы и добил его окончательно.

- Серёга, тебе Катька какие-то вещи в пакете передала, сказала, что ты знаешь. Зайдёшь или тебе занести?  Сергея от этих слов взбесило.

 Она брезгует его подарком, и не помня себя, он прорычал в ответ: -

- Скажи ей, что я никакого отношения ни к ней, ни к её вещам не имею. Пусть, что хочет сама с ними, то и делает.

- Что с тобой, ты чего орёшь? – удивился Игорь.

 Сергей бросил трубку.

  Ну, это всё, значит конец всему! – решил он.

        А в это же самое время,  Катя сидела у Лёли дома и плакалась ей в жилетку. Она рассказала, что у них произошло с Сергеем, кроме одного. Про Святую Екатерину она не сказал, Лёля была неверующая.  А значит, не могла понять духовной стороны, главной движущей силы её поступка.

 Но Лёля и без того её поняла. И хотя у неё были другие мотивы, взгляды на мораль у них совпадали. В настоящих еврейских семьях тоже приветствуется целомудрие. Еврейка б… или проститутка, также редко, как еврей – пьяница, бомж.

Лёля, побывав за границей, ко всему прочему,  «заразилась» западным феминизмом. Женская самостоятельностью, материальная независимостью,  и так были чертами  её характера.  Она не хотела судьбы своей матери, домашней хозяйки, вечно ожидающей мужа с работы. Не работать,  сидеть на шее мужа,  её совсем не привлекало,  как многих  её  «соплеменниц». Она хотела стать бизнес – леди, или что-то в этом роде. Она хотела  учиться в Европе и делать там карьеру. Для этого,  она считала, надо быть замужем за перспективным человеком.  Одной болтаться красивой женщине не солидно и не этично. Замужество не отпугнёт, а, наоборот,  только умножит ряды поклонников. Катя во многом её поддерживала, хотя внутри была другая. Лёля успокаивала подругу и утешала как могла, видя как ей плохо от ссоры с любимым парнем. Сергей Лёле тоже казался более  перспективным,  чем другие ребята, но…  простоватым.

- …Катя, возьми себя в руки, если ты ему дорога, он придёт и попросит прощения, и вы помиритесь. Если нет, то и жалеть не о ком, у тебя ещё не такие «орлы» будут. Тебе сейчас «язык» надо  учить день и ночь, и думать о новой жизни. Не исключено, что придётся и фиктивный брак оформлять, или здесь или там. А когда ты уедешь и устроишься, то сама сможешь перетащить туда своих родных и близких. Но пока надо набраться терпения, упорства и ещё раз терпения...

 Так описывала Лёля подруге перспективы  будущей заграничной жизни.

 Катя соглашалась с Лёлей, но ничего не могла с собой поделать. В груди  ныла незаживающая рана,  а в сознании билась одна мысль:

 - Значит ему, как всем, нужно от неё только «одно», иначе он уже давно бы пришёл или позвонил.  

Тут раздался телефонный звонок, Анжела по телефону передала Кате слова брата: -

- Серёжка сказал, что ничего знать не хочет, и велел тебе самой со своими вещами разбираться, он к ним никакого отношения не имеет-.

Этот ответ ничего нового не сообщил, но и Катя не могла поступить иначе. Чтобы отвлечься Лёля предложила подругам всем вместе поехать на румынскую барахолку.  В этой девушке странным образом сочетались две противоположности: деловитость, и праздность.  Про поездку  в классе  узнали другие девчонки, появились ещё желающие.

 

                                            

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 23.07.2017 17:34
Сообщение №: 170362
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

                                             Глава десятая.

 

                                            Вера Фёдоровна.

 

   Жизнь со всеми национальными преобразованиями в независимой Молдове труднее всех становилась для «немолдаван». Вера Фёдоровна, оставшись без работы, поначалу, не знала  что делать. Мизерной пенсии  не хватало даже на оплату квартиры. Выручали репетиторские подработки, ученики старались помочь, да ещё остатки старых запасов. Все её знакомые  стояли на базарах и остановках, продавая, кто что имел. А чаще всего торговали товаром перекупщиков. Заслуженной учительнице грозила та же  участь. Кто бы мог когда подумать, что в самом справедливом обществе на земле,  они доживут до такого!?

     Много лет назад в Молдавию они приехали вдвоём с отцом, мать умерла от болезни. Отец был инженером-электронщиком, и его работа носила секретность. Потом уже Вера узнала, что отец принимал участие в создании первого космического корабля, пилотируемого человеком. Поначалу  жили  в общежитии, но вскоре им дали отдельную двухкомнатную квартиру. Отцу платили хорошие деньги и жили они обеспеченно. Всё домашнее хозяйство лежало на Вере.  Отец больше не женился. Будучи ещё не старым мужчиной, женщинами он не интересовался, и вообще, эту тему обходил стороной.  Может это были последствия его  секретной работы!

  Вера успешно закончила 10 классов и поступила в пединститут. В 60-м году  закончила его, её направили  на работу  учителем в профессионально-техническое училище, бывшее ФЗО. (фабрично заводское обучение) Их тогда создавалось много по всей республике. Нужны были  рабочие специалисты всех направлений. Послевоенная разрушенная республика строилась, развивалась и становилась на ноги. Учениками Веры Фёдоровны были люди всех возрастов, приехавшие с разных уголков бывшего Союза.  Многие  там впервые учились русскому языку, потому что он был один для всех связующий язык. Впоследствии, все эти люди разных национальностей  будут  называться русскоязычными.  

Те годы, как никакие другие, несмотря ни на что, любила вспоминать Вера Фёдоровна. Это была её молодость, мир между всеми и надежда в обязательное  светлое будущее! Именно эта надежда всех объединяла и роднила. Как раз в те годы, среди её учеников появились две девушки -   молдаванка и русская, было им по 17-18 лет. Одна была родом из глухого молдавского села, другая из такой же отдалённой русской деревни. Девушки быстро сдружились, несмотря на то, что были абсолютно разные. Одна шустрая, легкомысленная, кокетка, другая спокойная, скромная, рассудительная девушка. Это и были будущие мамы Лили и Оксаны.

    Вера Фёдоровна тоже не по годам была серьёзная девушка. Учительская работа обязывала быть такой, да ещё среди взрослых учеников! Всё это отразилось на её личной жизни. Молодые ребята побаивались запросто подойти к ней. Завлекательной внешностью молодая учительница не выделялась  и не потому, что была обделена природой. Дело в том, что  вся её женская привлекательность «утопала» в уродливой, мешковатой одежде  советских учителей. Если в других профессиях люди могли позволить себе одеться по своему вкусу и желанию, то педагоги  24 часа в сутки  обязаны были «подавать пример» добропорядочности! Любая тяга к красоте и индивидуальности рассматривалась не иначе, как легкомыслие и непрофессионализм. Стоило женщине без повода одеться, причесаться, да ещё и … подкраситься, то сразу возникал обличающий вопрос:

  «А для кого  это ты нарядилась?...»

 В результате создалось устоявшееся мнение – красиво одеваться и краситься без  особого повода –  только для разврата!

Это распространённое совковое понятие испортило не одно поколение женщин, отбившее охоту следить за собой постоянно и быть красивой, прежде всего для себя,  для мужа,  для дома.

  Вера Фёдоровна тоже была жертвой такой обработки, до одного случая. В 60-х годах простым женщинам  негде было  почерпнуть знания о красоте и способах её достижения. И тем ни менее к двадцати пяти  годам,  Вера, наконец, решилась  расстаться со своими непослушными длинными волосами, которые её только старили, собранные в пучок на затылке. Распущенные волосы учителю  тогда приравнивались к «преступлению»!!

    Отсидев полдня в очереди в парикмахерскую, наслушавшись сплетен про всех мастеров, Веру, наконец, пригласили пройти в зал. Встретила её не молодая, но эффектная, подтянутая блондинка, с красивыми золотыми украшениями. Мастер приветливо улыбалась, демонстрируя ровные белые зубы. Ловко орудуя ножницами с расчёской, и  улыбаясь  в зеркало, она,  добродушно спросила.

- Такая  молодая,  а уже учительница?

- А откуда вы узнали? – очень удивилась Вера. 

- А всех учителей за версту видно.

- А чем мы отличаемся от других? 

- Учителя все через, чур, серьёзные, и никогда не улыбаются. Даже такие молоденькие, как ты! Тебе ведь не больше тридцати?

Вера от обиды чуть ни расплакалась. Этой парикмахерше самой, наверное, было под пятьдесят,  так ей и 30 мало.  Скрывая обиду, тихо ответила: -

- Мне  скоро 25 исполнится!

 Мастер заметила, что нечаянно обидела девушку. И чтобы загладить вину,  щедро «обрушила» на Веру столько интересной и полезной информации об уходе за волосами, лицом, моде и вкусах, что Вера срочно кинулась записывать всё услышанное. При расставании мастер сказала напутственные  слова:

- …Запомни Верочка, пусть  НЕ ТВОЙ ВНЕШНИЙ ВИД, а твои поступки, дела и поведение будут всегда серьёзными и солидными. А сама оставайся при этом привлекательной и жизнерадостной, и как можно чаще улыбайся. Доброта и красота ещё никому не навредили!

  И этот наказ Вера Федоровна пронесёт через всю жизнь, её добрая улыбка согреет многие детские и не детские  зачерствевшие до времени  сердца!

  Время шло, и надо было выходить замуж. Кто-то из её хороших знакомых познакомил её с холостым, положительным парнем, который тоже уже задумывался на такую тему. У них завязались отношения, и всё шло к желаемой развязке – свадьбе. Близких отношений у них  ещё  не  было, хотя желание, у одной из сторон, было весьма… заметное.

 Вера Фёдоровна хотя и не была религиозной девушкой у папы атеиста (он ракеты строил), но женскую христианскую мораль считала, как и многие  за правило жизни. В те послевоенные годы молодёжь и, вообще, все люди придерживались высоких моральных норм в отношениях между полами. Но мужские организм  всегда оставались мужскими, и поэтому всё равно искали  «лазейки» для удовлетворения своей вечно ненасытной плоти.

   Перед самой свадьбой, к почти счастливой невесте (она жила в ожидании счастья) неожиданно явилась краснощёкая полная женщина, средних лет и… потасканного вида!

  Без всякого вступления она грубо и решительно заявила, что не допустит никакой свадьбы, так как в положении от самого… жениха! Вера  опешила от такого наглого  известия. А беременная разлучница, тем временем, спокойно  выложила все подробности. Оказалось, что всё это время, сластолюбивый  жених,  преспокойно жил с ней, в ожидании законного брака.

  Естественно Вера сильно расстроилась и расторгла  все отношения с обманщиком, не входя, ни в какие его вынужденные ситуации…   

 Нетерпеливый «жених», долго ещё всем доказывал, что беременность совсем  не от него,  туда ходили многие, а не он один!

  А не вошла Вера в его «ситуацию»   не из-за его гнусной измены, а из-за его гадостного характера, который тут-то и проявился, пока он всех подряд обливал грязью, стараясь выбелиться.

 Потом наступило время, когда она просто  хотела для себя родить ребёнка и одной его воспитывать, но и это у неё не получилось.

 После училища она перешла работать в  среднюю школу, где  преподавала русский и литературу в старших классах. Началось время вспышек диссидентских выступлений.  В школе на уроках ученики часто задавали каверзные вопросы, связанные с политикой и коммунистическим строем. Ответов на них у Веры Фёдоровны не было. Трудно ей было с самостоятельными подростками, у которых уже сложились  свои взгляды на жизнь, на отношения между людьми в обществе, в семье, в классе.

 Именно в это время, Вера Фёдоровна,  случайно, оказалась в начальных классах  с маленькими детьми, к которым её одинокая душа  давно тяготела. Вот с кем ей было легко, просто, интересно. Вот с кого можно ещё «вылепить» не испорченных людей, кого можно ещё воспитать в честности и порядочности.  В каждом ребёнке она видела своё родное дитя и стремилась их всех сплотить, как это бывает в хороших дружных семьях. Всё её нерастраченное материнство вылилось на её учеников. Только по-настоящему любящий родитель может найти нужные подходы и способы к маленькому человеку. С каждым выпуском в старшие классы, у неё набирался всё больший и лучший опыт в воспитании и просвещении ребят. Были среди всех у неё и свои «особые дети», которым её помощь была нужнее чем другим, например,  из-за сложных семейных обстоятельств.       -   -  Так, когда  разошлись родители у Бори Смилянского, а это случилось для него неожиданно, то мальчик весь ушёл в себя. Он убегал из дома, никого не хотел слушаться, и был враждебно настроен и к отцу и к матери. Они тогда очень боялись, чтобы он ни натворил чего с собой. Даже такое было!

И только Вера Фёдоровна нашла ключ к душе десятилетнего ребёнка, смогла ему объяснить, успокоить на тот момент. На жизненных примерах она объяснила ему что такое, к сожалению, бывает не у него одного. И что  родительская любовь от этого не уменьшается, и что он тоже должен продолжать любить своих родителей, тем самым, сближая их. 

Поверил Борька её рассказам или нет, не известно, но, в  то трудное для него время, он почувствовал одно - Вере Фёдоровне его судьба не безразлична! Об этих отношениях никто тогда не знал, как и о других.  Родители тоже часто приходили к учительнице  за советом, когда дети уходили из-под контроля. Бывали случаи, когда и Вера Фёдоровна ничем не могла помочь.  

   Всю свою жизнь Вера Фёдоровна была убеждённая патриотка идеалов коммунистического строя. Она обо всём судила по себе. А если и просачивались какие-то «непонятки», то они всегда объяснялись «плохими людьми», а сам строй   оставался  вне всяких подозрений!  

  Первые сомнения стали появляться после смерти Брежнева. Потом всё больше и больше.  А в конце 80х  в Молдавию впервые  хлынули гости со всего света, бывшие соотечественники! Вскоре, в ответ, поехали  наши в гости к родственникам в Европу, Америку, Израиль. То, что они поведали, вернувшись из-за границы,  «убило» многих! Если бы эти разговоры были где-то на стороне, то Вера Фёдоровна приняла их за привычную пропаганду капиталистического строя. Это же не новость,  что  капиталисты живут, как сыр в масле катаются, что с того?! Главное, что простые труженики  у них, в отличии от нас, беспощадно эксплуатируются.  Мы хоть знаем  для чего терпим нужду, трудности, зато наши дети и внуки  будут жить в земном раю – коммунизме! Так считала Вера Федоровна, как и миллионы наших сограждан.

 Но эти рассказы о жизни заграницей шли от очень близких людей, которым не верить она не могла. У многих её знакомых в 70х годах родственники  эмигрировали кто куда. Поначалу, чтобы те им ни рассказывали о своей  распрекрасной жизни, к их рассказам все относились  сдержанно.  Но,  когда, уже сами  побывали в гостях «там» и  убедились как  живут «эксплуатируемые», то тут-то у многих  и… началось!

 Чувство обманутости, разочарования испытали   все, и Вера Фёдоровна в том числе. А потом  пошло и поехало, одно за другим.  Распад Союза,  отделение Молдавии, следом распад коммунистической партии. И, как следствие – все эти невероятные разоблачения (Гулаки,  расстрелы, психушки…) с чудовищными подробностями. Плюс ко всему, у соседей румын сняли Чаушеску, знаменитого коммунистического лидера, за которым, как вскрылось, тянулся огромный шлейф чудовищных преступлений перед своим народом. Поначалу всё было неожиданно, как страшный сон, который может взять и закончится, но этот сон не кончался. 

  Уже прошло несколько лет непонятной, новой жизни, а страна стремительно неслась и неслась в  бесконечную пропасть. За эти годы Вера Фёдоровна заново перечитала  всех классиков,  искала там ответы на свои вопросы, и на многое, уже смотрела  другими глазами. Будучи По-природе человеком добрым, ей не верилось, что только одно зло правит миром, должна же быть где-то и настоящая правда!?                     

  Начала искать там,  где всегда отвергала. В итоге, сделала вывод,  оказалось, что все писатели, во все времена, так или иначе, затрагивали вопрос о бытии Бога и о своём восприятии Бога.                                                                                            Почему???  Почему,  если Бога нет,  как всегда утверждалось,  этот вопрос, всех так волновал и тревожил во все времена?! Очень многое вдруг раскрылось у Достоевского, который всегда привлекал раздумьями о человеческой душе.  Но раньше что-то мешало близко принять к сердцу всё, что было связано с Богом.  Может  потому, что это «не восприятие» шло из глубины её далёкого детства,  с  первыми упоминаниями  о Боге.

… Ей было три года, шла война, папу забрали на фронт. Она сидит у мамы на руках и вместе со всеми слушает  очередное страшное сообщение  с висящей на стене чёрной «тарелки». Она тогда ничего ещё не понимала, кроме того, что все, как и её мама, охвачены волнением,  а толстая соседка тётя Дуся, громко и злобно повторяет  одно и то же:

« Да, куда же Бог- то смотрит?  Да если бы Бог был, разве бы такое он допустил?  Столько людей, детей невинных погибает под бомбёжками, за что нам   такое?...» 

   Подобные упрёки в адрес Бога приходилось слышать  во все времена, по разным причинам, и  от многих людей. Когда в атеистической школе, а потом в институте сталкивались с религиозностью выдающихся писателей, то в лучшем случае, относились к этому снисходительно, стараясь обойти тему, ссылаясь на пережитки прошлого. После всех перемен и разочарований, послушав и почитав такое о чём раньше и догадываться  было нельзя, у Веры Фёдоровны появилось другое, иное, мнение чем раньше обо всём происходящим вокруг:

 «…Как показала история, все революции бессмысленны, потому что не могут изменить общества. Они несут только смерть, горе и страдания. Никакая организация труда и справедливое распределение материальных благ не сделают человеческие души лучше, то есть – добрее, честнее и чище! Никакое уничтожение бедности не спасёт мир от преступности, зависти и злости!  Никакие внешние перемены не изменят сознание человека...»     

 Теперь Вере Фёдоровне предстояло самой в этом убедиться. С детства она была крещёная, бабушка похлопотала. В душе она никогда не была ярой атеисткой,  как бывало,  просто не задумывалась над этой темой, полагалась на всеобщее мнение.

 В первый раз с интересом она зашла в церковь в конце 80-х, был день смерти отца. Купила свечки, написала записки, как ей подсказали там, и прошла в храм. Встала недалеко от распятия  Спасителя, Иисуса Христа, возле канона, где ставят свечи об усопших. Служба шла на молдавском языке, и смысл был не понятен, но непривычная церковная интонация, звуки Божественных песнопений незаметно проникали в душу. Как будто в иной, неизведанный мир попала она, и он, неожиданно,  заинтересовал её своей несокрушимой вечностью! С тех пор, она стала при случаях заходить в церковь и всё больше, больше  вслушиваться, всматриваться в происходящее. 

  После 90-го года  повсеместно стали открываться, ремонтироваться старые заброшенные церкви. Так было в России, так началось и в Молдове. Вера Фёдоровна это сразу заметила. А вскоре, она узнала, что там- то и там-то, открылся храм, где службы идут на родном русском языке, а священник,  учился в России.

  Это была небольшая церковь в честь Николая Чудотворца, постройки конца прошлого века.  Эти данные можно было прочесть на почерневшей от времени металлической табличке. Многие годы, после закрытия, церковь использовали под складские помещения. Теперь отмывали, расчищали от мусора и хлама,  при этом  служили службы по воскресным дням и праздникам.  По-крупицам собирали средства для восстановления храма. А восстанавливать предстояло всё.  Стены храма почернели и облупились от времени и только высоко наверху, под самым куполом оставалось чёткое изображение самого Бога Отца. Он будто смотрел сверху вниз на нашу земную  грешную жизнь и на её таких же грешных жителей. Побыв однажды в русской церкви,  Вера Фёдоровна стала частенько ходить на воскресные и праздничные службы.  Возможно потому, что только здесь  призывали к доброте, любви и миру между всеми   День, ото дня она  познавала мир с другой, Божественной стороны. Какое же это счастье слышать и понимать свой родной язык! Многие тогда испытали это чувство, оказавшись оторванными от Родины. Отец Александр в конце каждой  службы читал прихожанам  проповеди, которые открывали глаза на многое, что раньше коммунисты  толковали  по- своему, как им было удобно.            

 Мать Оксаны Коваленко, Лидия, с первого дня  трудилась на общественных началах  помощницей в русском храме.  Работала и по своей  строительной специальности, и по уборке помещения после служб, и, вообще, помогала там, где было нужно. С Верой Фёдоровной, при встречах,  всегда здоровались и по возможности, разговаривали. Учительница не спрашивала, почему та оказалась в церкви.  Это обычно никто не афишировал, а её дочь Оксана, так и вовсе скрывала,  как оказалось. У Веры Фёдоровны было много  своих вопросов, накопившихся за всю жизнь.  Она видела, как после службы многие прихожане «облепляли» отца Александра и засыпали его своими вопросами. Он кратко и не торопливо умудрялся отвечать каждому. Вере Фёдоровне тоже захотелось спросить его о самом наболевшем и гложущем всю жизнь. О войне,  о людском горе, связанным с ней!  Вспоминался  обвинительный голос тёти Дуси….

   Перед первой встречей с о.Александром она очень волновалась и  заранее написала  все свои вопросы на листке бумаги, как это делали другие.  Придя   рано утром в будний день,  к  удивлению,  увидела, что  не одна она ожидает такого свидания. Дождавшись своего времени, они уединились с отцом Александром для беседы. Он стоял за аналоем, она рядом. От волнения из головы вылетели все мысли.  Она просто без слов подала свою записку. Отец Александр, не спеша, прочёл все её вопросы. Потом повернулся к Вере Фёдоровне, и, взглянув на неё, не громко спросил:

- А  кем вы работали  раньше?

  Этот вопрос прозвучал так, будто он знал, что нынче она  безработная.

- Учителем, учителем начальных классов –

- Вы задали вопросы,  на которые  не просто ответить, одним словом и сразу. Представьте, ученик 1-ого класса на уроке арифметики, просит вас  объяснить  что нибудь из Высшей математики.

   Наступила пауза. Затем отец Александр продолжал.

- Господь Бог создал человека по своему подобию, т.е. разумным и свободным существом. Он не хотел создавать человека послушным, как «зомби», хотя и мог бы. Он дал человеку полную свободу, с тех пор всё что творилось и твориться в мире до сих пор – это есть воля свободного от Бога человека! Все войны и преступления перед человечеством есть дело рук самого человечества.

-  А почему Он ни возмутиться таким поведением, и не образумит, это человечество? –  вырвалось у Веры Фёдоровны.

-Он вразумляет и наставляет только тех, кто к нему  сам обращается.

- Но, ведь он мог не допускать Гитлера к власти, и войны  не было бы?

- Другой бы тиран пришёл к власти, как приходили до этого!

- Так что же делам нам простым людям, чтобы уберечь себя и своих детей от этой свободной воли человечества?

- Молиться, соблюдать заповеди и просить Бога о помощи. А самое главное – самим не оставлять Бога! 

 Вера Фёдоровна  слушала, смотрела на священника  и в её глазах  читалось явное недоумение. Отец Александр понял это, потому посоветовал учительнице обязательно почитать духовную литературу из его небольшой церковной библиотеки. Даже подсказал с чего начать. С тех пор Вера Фёдоровна  уже грамотно  стала познавать  Божий мир.

 

 

  

                                             Глава одиннадцатая.

 

                                           

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 27.08.2017 18:58
Сообщение №: 172716
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

 

 

 

  

                                             

 

                                                  КАТЯ и её семья.

 

   После ссоры Кати и Сергея прошло больше месяца – целая вечность! Ни он, ни она не напоминали друг другу о себе даже молчаливыми звонками По-телефону.  Каждый считал, что это  конец! Катя много передумала за всё это время, и хотя ей было не легко, она не жалела о своём поступке. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь!

 Поначалу, а именно на следующий день после размолвки,  она думала, что не выдержит и будет ему звонить, искать встреч, будто случайных! Но  произошла  перемена! Ей вдруг стало  спокойно на душе, не то, чтобы она его забыла, а от сознания, что им надо побыть в разлуке. Чтобы обоим всё  обдумать и понять. Нужны ли они на самом деле друг другу или им всё показалось!

 Было уже очевидно, что Сергей на неё  сильно обижен, так передавали их общие знакомые.  Значит, из-за отказа в физической близости, он не хочет её видеть.  И никакие  объяснения его не интересуют,  и  понимать он  ничего не хочет. Снова разочарование!  Посчитала Катя.

  А она уже решила, что у них настоящая взаимная любовь, как в кино, в книгах бывает!  Как же всё на самом деле примитивно, пошло и грубо.  Только пишут и показывают в кино  настоящее чувство, а в жизни всё сводится к «одному». Духовные переживания, рождающие настоящую любовь  никого не волнуют!   И тогда она решила, что будет тайно, только для себя любить этого человека.

 С такими мыслями жила Катя, и они давали ей силы быть уверенной в своей правоте в любви.

    Катя с детства была целенаправленной девочкой и всегда знала, чего хочет. Только с возрастом её желания менялись, как  и она сама. 

   В молодости её отец служил в армии на Дальнем Востоке на Камчатке. После армии решил там  остаться и пошёл с другом работать в милицию,  в уголовный розыск. Одновременно поступил на заочное отделение в юридический институт. Работать начинал  простым сержантом, а  дослужился до полковника.  На личном опыте познал все ступени становления По-службе. Вскоре женился на девушке, которая по распределению после мединститута приехала на Камчатку. Там родились дети: две дочери.  

С самого рождения Катя часто болела простудными заболеваниями, особенно весной, которая  в тех краях  тянется  иногда до осени. Врачи советовали вывозить девочку на это время  на материк в сухой, тёплый  климат. Возить ребёнка   туда и обратно было не кому, и стала Катя жить у бабушки под Рязанью.  Деда к тому времени уже схоронили. 

   Николай Петрович, как только отвёз младшую дочь к матери, стал хлопотать о почти невозможном переводе   в тёплые края.  Один его бывший начальник и хороший человек  давно уже жил и работал Кишинёве. Вообщем, после долгих хлопот и мучений, Николай сумел  перевестись в цветущую тогда Молдавию и забрать дочь у матери. Катя тогда уже пошла в первый класс. Но те пять лет, прожитые с бабушкой,  не прошли бесследно. Именно в эти годы был заложен в детской душе фундамент мировоззрения, замешанный на занятиях - труде, на игре - учёбе, общении через сказки и поучительные истории, главными в которых  - была любовь к Боженьке!

  В школе Катя  училась хорошо, свободное время проводила с подружками одноклассницами Лёлей и Анжелой. В детстве они часто ссорились  не хотели уступать друг другу  что-то поделить. Чаще конфликты возникали между Лёлей и Катей. Лёля росла одна у родителей и её мама была домашней прислугой у дочери и мужа. Чёрную работу по – дому делали приходящие домработницы. И Лёля привыкла, что дома  для неё всё в первую очередь, этого она хотела и от подружек.

  У Кати с Лёлей было много как и общего, так и противоположного. Они обе были целеустремлёнными, умными, настойчивыми. Обе симпатичные, но  по – разному. Возможно, эта  внешняя «разность» и мирила их друг с другом. Они отлично понимали, что не конкурентки и не соперницы друг другу. Те, кому нравилась Лёля, никогда бы не обратили внимания на Катю. И, наоборот, кому Катя была симпатична, Лёля, как «инопланетянка», была не интересна. Как и вся молодёжь, Катя тоже хотела  жить материально лучше, богаче своих родителей, когда вырастет. В детстве  она мечтала стать врачом, лечить людей как мама, но потом мечты поменялись.

  Став постарше, она заинтересовалась работой отца. Это был период чтения детективов про милицию и захватывающих фильмов о преступном мире.  Отец, поначалу, не придавал значения увлечениям дочери и сам рассказывал ей интересные истории из своей практики. Но когда увидел, что дочка всерьёз думает об этой трудной профессии, стал её постепенно отговаривать.

- « Пойми, дочь, настоящая, повседневная работа в уголовном розыске,  для женщин  гораздо тяжелее  чем нам мужчинам.  Всё время ты должна будешь находиться в грязной атмосфере преступного мира, как в прямом, так и в переносном смысле.

   В прямом  смысле – это постоянные  посещения грязных, зловонных, заразных жилишь, где вместе с тараканами и клопами,  обитают клиенты. От одной вони и затхлости тех жилищ, иногда  рвёт  даже закалённых  мужиков.

А вид потерпевших – избитых до мяса, до костей в крови, с рванными, колотыми ранами. Не говоря уже о трупах,  не первой свежести, которые надо досконально рассматривать и описывать  всё  до мелочей. Все рубцы и царапины на разных частях тела….

 А в переносном смысле – это грязнейшая моральная обстановка! Где один несмолкающий мат, с ненормальной, нецензурной лексикой. И самое главное -- это огромная  ненависть и злость всего преступного мира к стражам порядка! Вся киношная романтика только в кино, когда  на экранах  показывают молодых, накрашенных  женщин следователей, с ухоженными, распущенными волосами, в чистых кабинетах, ведутся   разговоры - дебаты о каком – то «одном»  преступлении!..  В жизни их много, всегда очень много.

 А потому  это круглосуточная, изнурительная работа – беготня с бесконечной «писаниной», в прокуренных, тесных кабинетах, заваленных папками с делами, вещьдоками и  всяким  изъятым хламом.

 Мужики, народ выносливый, и больше приспособлены к тяжёлым опасным будням. Такими  нас Бог создал! Мужики они  и гигиену тела могут регулярно не соблюдать, как вам женщинам иногда положено!!  У них строение организма проще!...»

   Постепенно, отцовские доводы погасили романтическое представление о работе в уголовном розыске и следствии. Отец всегда был большим авторитетом для Кати, особенно, в своей работе, к нему постоянно шли люди за советом.  

 Они тогда решили, что если она станет адвокатом, судьёй или нотариусом, то это тоже будет  интересно и по-женски приемлемо. Ведь кроме работы, она должна ещё стать женой, матерью, а  эти «должности»  были  не мене  важны. Видя союз своих родителей, у неё с детства сформировалось мнение, что настоящая любовь обязательно перетекает в законный брак. И жизнь двоих продолжается в любви, в уважении друг к другу, хотя и в монотонных буднях с трудностями, терпением и  даже бедами.

   Здесь у них с Лёлей взгляды не совпадали. Лёля считала, что самое главное  - это карьера, а замужество нужно  только как фон  для красивой женщины.

У Кати всё было иначе. Карьера, работа – это  важно.  Но дом, семья, любящий муж и дети –  ещё важнее! А самое главное – это совмещение того и другого, вот, что Катя считала идеалом женского счастья! Она понимала, что хочет многого и  трудно успевать везде, но чем труднее задача, тем интереснее её решать, считала она. Тому примером была её мать, которая  и на работе незаменима, и дома всеми любима.  Как они  жили с отцом, Катя тоже видела,  и понимала, что далеко не у всех так живут родители. За столько лет  не  утратили любви и интереса друг к другу.

Не раз они с сестрой наблюдала картины, подтверждающие  родительскую  любовь друг к другу.

   Как-то отец поздно пришёл с работы,  и хорошо выпивши.  Мама, как всегда недовольная этим, всё же проследила, чтобы он разделся, умылся, и усадила его ужинать. При этом, не переставая, тихо ворчать. Отец или очень перенервничал  на работе или доза спиртного превысила допустимое, только ему вдруг стало плохо. Мать  мгновенно изменилась, её недовольное лицо тут же превратилось в любяще – тревожное и заботливо – сострадательное. С помощью девочек они уложили отца на диван, вызвали «скорую», а мать срочно, как врач, обследовала его недомогание. Многие в подобных случаях продолжали бы ворчать: «…сам виноват, меньше пить надо…», но здесь была другая картина, обнажившая настоящие, искренние чувства к любимому, дорогому человеку.

 С отцовской стороны дочери тоже замечали подобные «мелочи». Как-то мама одна уехала  на Украину в санаторий. Она редко ездила из-за отца, а ему  всё было некогда.  Обычно отец  приходит с работы поздно, а тут,   как уехала мама, стал приходить во время. Сам готовил ужин, что-то  прибивал в квартире и будто  ждал чего-то….

 Потом девчонки поняли, он ждал маминого звонка из санатория.  В то время мобильной связи у простых граждан ещё не было, поэтому вечерами мама звонила домой на городской телефон, чтобы застать всех дома. Ей звонить было не куда. Когда мама звонила, то отец разговаривал с ней нарочито спокойно, будто до этого и не ждал  её звонка. 

А ещё смешил девчонок тем, что непременно говорил маме: -

-  Оля,  а я  вот  только  зашёл домой,  работы много…. –  хитрил он.

Как-то уже перед приездом мамы, за ужином, Диана поинтересовалась.

- Пап, ты  всё это время  без мама так волнуешься, почему? Так сильно её ревнуешь?

 Девчонки ждали, что отец, как обычно, отшутиться, а он, вдруг, совершенно серьёзно  стал объяснять:

- « Понимаете,  девчонки,  я сильно боюсь за неё, как и за вас. Я ничего так не  боюсь, как её одну куда-то отпускать. Если бы вы знали, что у нас творится кругом!?  Лучше вам вообще  этого  никогда не знать!

 Но, как только  мама возвращалась  домой,  их жизнь текла по-старому.

  Все эти «мелочи» жизни откладывались в Катином мировоззрении на любовь и её продолжении – браке. Чтобы ни говорили кругом люди, не знающие таких отношений, на неё они не могли повлиять. Поэтому и в своей будущей жизни Кате хотелось таких же отношений с любимым человеком.

       Глубокой  осенью  обычно приезжала бабушка Маша. Она была кроме всего ещё  и крёстная Кати и своим долгом считала на день рождения  внучки обязательно водить её в церковь к причастию, даже в советские времена. Катя готовилась к причастию заранее,  это было выработано годами.  Мария Константиновна постоянно говорила, что причащаться нужно  как можно чаще, но пока было так.

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 28.08.2017 18:16
Сообщение №: 172746
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

стоянно говорила, что причащаться нужно  как можно чаще, но пока было так.

 

 

 

 

                                          Глава двенадцатая.

 

                             «Новый русский»   и его окружение.

 

  В школе шла вторая четверть, а на всех уроках класс был полу пустой. Постоянно посещали занятия человек десять, не больше, остальные - вольные слушатели. Такое положение дел никого  не волновало, как когда-то раньше. Преподавателям  было даже на руку, чем меньше знаний у ученика, тем дороже будет стоить будущий экзамен.

    Осенним вечером кто-то позвонил в дверь, Катя пошла открывать. На пороге стоял, сияющий до ушей… Стас! Тот самый Борькин дружок из ресторана.  С огромным букетом цветов и  большим пакетом в руке.

- Здравствуйте, Катя, - дружелюбно сказал он,  как старый знакомый  - Николай Петрович дома? Мы с ним договаривались встретиться после работы.

    Катя, не зная что сказать, молча смотрела на незваного гостя. Неловкую паузу прервала мама, она подошла сзади и пригласила Стаса пройти в дом.

- Проходите, пожалуйста, проходите. Николай Петрович скоро подойдёт, он недавно звонил.

Катя удивлённо отошла в сторону. Стас подал Ольге Кузьминичне букет цветов и пакет. Видя удивлённые лица женщин, быстро пояснил: -

- Заходить первый раз в дом, где живут три очаровательные женщины и… без цветов, -  я считаю  сверх хамства, то есть  не уважение.

Катя не срывала своей иронической ухмылки, но гость ничего не замечал.

 Подавая пакет, продолжал лебезить: -

 – А это… для продолжения  приятного знакомства!.. -

   Раздеваясь  в прихожей, и приглаживая короткие волосы гость, продолжал сыпать комплименты в адрес хозяек.

 В это время, дверь своим ключом открыл отец. Он не удивился гостю, поздоровался с ним за руку и они сразу прошли в маленькую комнату. Женщины занялись столом. На кухне Катя спросила.

- Мам, а ты откуда  знаешь этого Стаса? 

- Я его видела один раз с отцом, у них какие-то дела.

- А ты,  за что его так невзлюбила? – поинтересовалась в ответ мама.

 Кате не хотелось вспоминать тот злополучный вечер, и как они впервые встретились с Борькиными друзьями. Может из-за них они тогда с Сергеем и поссорились.

- У Борьки на дне рождении я видела этого Стаса. Это Борька их познакомил, теперь всё понятно.-

- Ладно, ладно, это не нашего ума дела, отец сам разберётся. Ты лучше порежь хлеб, да протри тарелки с вилками – закончила разговор мама.

   В принесённом пакете оказались одни деликатесы. Гость не поскупился, всего было много и самое дорогое.   Две банки чёрной икры, большая палка сырокопчёной колбасы, копчёная рыба, сыр порезанный в  импортной упаковке, маслины, шпроты, коньяк, шампанское, коробка конфет и ещё какие-то красивые баночки  импортного производства.  Когда накрыли стол, мужчины закончили разговор.

    Вскоре пришла Диана, гость исподтишка с интересом её рассматривал.  Когда отец представил ему старшую дочь, Стас быстро встал,  галантно взял её  руку и низко наклонившись,  поцеловал. Это был совсем другой человек,  которого видела Катя у Борьки на дне рождении.

   Стол ломился от закусок,  но Стас нахваливал только домашнюю еду: жаркое, соленья. За ужином больше всех разговаривал гость. Он не скрывал, что без ума от счастья, что так быстро  «влился» в семью нужного ему человека.  Радовался, что его принимали за друга и только косые взгляды Кати  напоминали, что  кое-кто здесь  знает его с другой стороны! Гость сам разливал всем спиртное - женщинам шампанское, мужчинам  коньяк. Выпивал, закусывал не стесняясь, и  скоро язык у него совсем развязался. Он хотел казаться простым  «рубаха» парнем и не увиливая отвечал на любые вопросы о себе. Ольга Кузьминична расспрашивала его о семье, о родителях, а он без остановки  всё рассказывал.

    Родом он был из  Мурманска, служил в армии, в спецназе.  После армии поступил в институт на заочное отделение. Параллельно «работал» --  защищал с друзьями богатых кооператоров от бандитов. По окончании института работал на заводе. Дослужился  до  заместителя  главного инженера. Тут началась повальная приватизация. Катя выходила на кухню, а когда вернулась, то Стас уже объяснял отцу  какую-то запутанную ситуацию.  Завод приватизировали, взяли  большой кредит.   Дальше,  речь шла об  акциях.

 Кате мало что было понятно из рассказа бывшего «защитника» частного бизнеса, ясно было одно, что он и ещё несколько человек,  в результате всех действий, разбогатели, но не надолго. Для того, чтобы восторжествовала справедливость, нужно было отдать большой долг, а для этого нужно «заработать» деньги. Именно за этим   они и приехали в Молдавию.

Отец  выпивал со всеми,  ел  молча, не перебивая, слушал  рассказ  нового русского. Кому-кому,  а ему-то  всё было понятно. В конце он задал несколько уточняющих вопросов, или просто, хотел проверить – ни врёт ли  «рубаха» – парень.?

 Оказалось, этому Стасу всего 29 лет.  У него уже была  внебрачная  дочь Настя,  официально  женат он ещё не был. А когда? Всё дела,  да дела!  А  все дела, как правило, сопровождались ресторанами, банями с пьянками и обслуживающим персоналом – проститутками.

 Стас весь вечер старался показаться простым  советским парнем, который волею случая стал «новым русским». Но не скрывал, что сам к тому стремился. Он будто извинялся за своё  нынешнее положение и рассказывал:

- …Вот мои родители  - обычные инженеры и как все, тоже всю жизнь, от зарплаты до зарплаты перебивались. А нам, молодым,  сейчас выпало такое время, если не мы, так другие возьмут! А почему мы должны упускать своё,  заработанное нашими дедами и отцами…? – говорил  он, вопросительно глядя на отца,  ища поддержки.  

    Николай Петрович слушал молча,  не выказывая ни каких эмоций, ни за, ни против.

 Но про себя думал: Этот «простой» парень прав. Раз пошёл делёж «колхозного пирога», так почему,  оказавшийся  рядом, должен уйти в сторону, уступить кому - то?  Другие то,  чем лучше?  Главное, как этим «куском» распорядиться?!

     Сам он всю жизнь проработал на голом энтузиазме, им в милиции   запрещено было даже вагоны ночью разгружать, как другим, для дополнительного заработка в семью. К сорокапяти годам он ничего не нажил честным трудом, кроме выслуги лет, за которые платили копейки, да благодарностей в личном деле. И теперь, в трудное время, он снова не  может  оградить свою семью, от нужды и безденежья. Вынужден перебиваться «благодарностями» опекаемых шустрых пацанов. Те благодарности были в виде пакетов с сигаретами, спиртным и какой-то съестной продукцией, иногда, это было в виде небольших денег. Никакие «таксы» никому не выставлялись.

    Мало того,  находились  ещё  и «дельцы», которые, нагло, за его спиной,  пользовались его именем, обделывая свои  махинации. Потому  коллеги могли  думать, что он гребёт деньги лопатой за своё «крышевание».  

 Сейчас перед ним предстал другой случай, где можно было реально без криминала  получить уже немалые деньги. А всех делов, - свести людей, да так, чтобы самому не оказаться при этом лишним. А что делать? Приходилось пристраиваться к новым отношениям в обществе, он видел, что так поступают  многие. У кого-то из начальства,  вдруг, появлялась новая машина, иномарка – «подарок» дальнего родственника из-за границы! То ещё что-то, менее заметное. Вообщем, идти против  течения, он  уже не видел смысла, если не он, то согласятся другие!

    Под конец вечера,  Стас, как простой русский парень, готов был на всё для своих новых друзей.

- Николай Петрович, а может вам квартирку набольшую и  лучшую поменять? – оглядываясь, кругом предложил он.

- Нет, Стас, спасибо,  нам в тесноте теплее, чем в больших хоромах замерзать.

 Постоянно  греясь в саунах,  он  ещё не успел почувствовать, как мёрзнут люди в плохоотапливаемых  помещениях  по всей республике.

    Катя, послушав разговоры за столом, поняла, что отец не чурается этого «нового русского», значит,  он не такой уж плохой, как кажется сразу.   Он ей уже не казался таким развязным и  наглым как с первого взгляда.

    Стас это тоже почувствовал. Прощаясь с хозяевами, он  готов был со всеми расцеловаться, так он был доволен своим визитом.  Ведь всё  и всегда зиждилось  на личных отношениях!

   После того вечера Николай Петрович стал  общаться со Стасом. Они часто выезжали на «Джипе» по южным районам Молдовы. За рулём поначалу был водитель, но его скоро сменил сам Николай Петрович. Стас не любил водить машину, он должен был постоянно «думать», соображать и при этом, тянуть пиво из маленьких бутылочек, импортного разлива. Пустая тара от этого пива валялась по всюду, где находился Стас.

    Этого совсем не глупого парня быстро испортили большие деньги. Как только он почувствовал их вкус,  на всё стал смотреть другими глазами. Кому-то большие деньги,  вообще, противопоказаны, но об этом знает только Бог!  И если  у кого  нет больших денег, то это ещё не значит, что ему не повезло в жизни!

   По-натуре Стас  был не плохим человеком, но так  сложилось, что все его мысли и желания устремились к одной цели – разбогатеть!  Вот именно это и занимало душу  бизнесмена, бывшего простого русского парня Станислава Васильевича Рудакова. Внешностью он обладал достойной, был не дурак, крепок и силён, девки вешались на него со школы. А он и вращался только среди тех, кто скромностью не отличался. Так случилось, что  сам не понял, как среди всей этой сутолоки стал отцом. Он может, никогда и не поверил в своё отцовство, если бы ни полная копия его «портрета» с маленькой дочкой Настенькой. Наташа, мать его ребёнка, ничего от него не требовала, а просто сообщила ему о родстве с ребёнком. Стас, видя такое его «незахомутание», сам стал носить деньги и подарки для своей нежданной дочери. Наташа вскоре вышла замуж за хорошего парня, и они не запрещали Стасу видеться с дочкой. Настя росла и становилась  всё дороже и милее отцу, она уже знала и ждала его, как любимого папу.

- Папка, а ты, почему долго ко мне не приходил, мама сказала, что ты, наверное, меня забыл.

- Нет,  Настенька, я тебя не забыл, я уезжал в командировку.

- Папка, а я тебя всё равно люблю, больше всех, хотя ты нас и забываешь. Но, у мамы есть муж, дядя Юра, а у меня есть только ты и мама.

От этих слов у Стаса сжималось сердце, и он часто моргал, будто в глаз попало….

 С возрастом он уже был согласен иметь семью, во главе с Настенькой.  Но  дела по добыванию денег  не позволяли  быть  нормальным мужем. Но дочь он любил, несмотря, ни на что!

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 22.10.2017 21:14
Сообщение №: 175066
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

    Лёля переживала за подругу, видя, как та тщетно скрывает свои мучения по отношению к Сергею. Желая  её успокоить, она решила действовать сама, разобраться что происходит между лучшей подругой и её возлюбленным. Сама она таких мучений не испытывала никогда.  Марк ей нравился, так как,  во всём подходил, на тот момент в жизни.  Главное, он её любил,  а она любила  тех, кто любил её.  Будучи  великим стратегом и комбинатором, быстро всё придумала,  и…  будто случайно.

 А вечером она зашла к Кате и рассказала о своей «нечаянной» встрече с Сергеем.

- Знаешь, кто меня сегодня подвозил к дому?

- Кто?

- Твой Сергей!

- А где ты его встретила? – нетерпеливо вырвалось у Кати, но она тут же подавила радость, надеясь, что Лёля не обратила внимания.

- …Выхожу  я из супермаркета, руки отваливаются от кульков, смотрю, где тачки. Вдруг, знакомая личность на «мэрсе» выруливает со стоянки. Я ему крикнула, он сразу меня заметил. Лёля подробно пересказывала подруге свой разговор с Сергеем. Катя, под маской равнодушия, ловила каждое слово.

- Как дела Серёжа, ты куда-то пропал, тебя никто не видит и не знает о тебе ничего. Борька в школе тоже не появляется уже месяц. Как живёшь, какие новости -   спросила Лёля, намекая на конкретного человека.

- Работаю много, а теперь ещё и сам езжу в Германию за запчастями, у меня же мастерская.

- Слышала, слышала, а машина чья, твоя? 

- Да, купил недавно.

 Они поговорили о Германии и о необходимости учить  немецкий язык. Наступила пауза. Лёля ждала, что Сергей спросит сам о ком-нибудь, но он молчал. Ехать предстояло не долго, и надо было успеть, всё разузнать. Не выдержав, Леля начала сама.

- Ты, конечно, меня извини за «не ваше дело»,  но мне хотелось бы узнать, ты Екатерину совсем забыл или как?  Я всё-таки её лучшая подруга!

 Сергей сразу весь собрался, но сделал вид, что ему всё равно.

- Ну, раз ты лучшая подруга, то ответь мне на этот же вопрос! –

 Лёле не хотелось ничего говорить, пока  не узнает  его мыслей.

- Ну, я же первая спросила, ты мне только скажи,  ты совсем её забыл?  – решительно наступала Лёля.

- А кому это важно, тебе или ей? – снова ушёл от прямого ответа Сергей.

- Ну, хорошо, можешь не отвечать, я просто сама хотела понять, нужна она тебе или ты просто развлекался, как все развлекаются.

 Лёля сделала вид,  будто ей стало всё ясно, и разговор окончен. Сергей знал, что все его слова будут  известны Кате, и не хотел на этом закрывать тему.

- Я бы дорого отдал, чтобы узнать, кто из нас на самом деле развлекался!    ---- Счёт стал 0:1 в пользу Сергея.

   Лёля быстро соображала, что ей спросить, чтобы услышать от него конкретное признание.

- Сергей, скажи, только честно, у тебя кто-то есть?  

 А я ей не скажу, потому что не хочу делать ей больно!                                                                                                                 Лёля и сама не заметила, как проговорилась. Последняя фраза, нечаянно сказанная « ей больно»,  всё и решила.

- Да, никого у меня нет, и ей я не нужен!  А раз не нужен, то и нечего об этом говорить! Насильно мил не будешь, как говорит мой отец. Ей другие поклонники милее, раз она от себя, их не отшивает… – с горечью сказал он.                                                                                                                                 Теперь стало понятно, что его мучило последнее время.

- Какие поклонники, ты о чём говоришь? –  сильно удивилась Лёля  - уж кто-кто, а я то всё знаю… – пыталась она оградить подругу от беспочвенных подозрений.   Да так, что Сергей даже засомневался.

- Я сам не видел, но… все говорят!

- А ты больше слушай, тебе ещё не то наговорят – с возмущением сказала Лёля, когда они подъехали к дому.  Сергей вышел, открыл ей дверцу, помог с пакетами и даже хотел донести до квартиры, но Лёля решительно его остановила.

- Спасибо, что довёз,  что друзей старых не забываешь.

 У самой двери подъезда вдруг обернулась и не громко, но внятно ему сказала: - -  

- Слушай и запоминай, но только уговор, я тебе ничего не говорила!  7 декабря  у кого-то день рождение,  18 лет! И вечером в баре Интуриста  его продолжение.

 Сообщив  важную новость, Лёля, с гордо поднятой головой скрылась в подъезде.

Ну, умела она понравиться мужчинам! Даже Сергей и тот это почувствовал!

 Передав подробно весь разговор с Сергеем подруге, последнюю фразу она, естественно, скрыла,  желая сделать сюрприз. Дослушав Лёлин рассказ о встрече с Сергеем, Катя задумалась, а сердечко пронзительно больно, но сладостно заныло.

- Ну - ка, подруга, скажи мне, кто у тебя нынче в поклонниках ходит? – поинтересовалась  Леля, заранее зная, что такого нет.

   Катя недоумевала, но вдруг вспомнила.

- Да, это, наверное, про Стаса думают. Он же к отцу сейчас часто  заходит, меня в  его машине с ним могли видеть. Да и он сам ,возможно, кому- нибудь рассказывал.                                              

 Но в целом, от Лёлиного рассказа Кате стало легче на душе, она с благодарностью обняла подругу.  

- Лёлька, как я тебя люблю, ты спасла меня, я ведь уже  умирала.

- А я это давно заметила, только не умирай совсем, нам  ещё надо в Германию выехать, пока ты молодая и живая.  Ты сначала устрой свою жизнь, а потом   делай  что хочешь, люби, не люби, только себя не забывай!

- Слушай, Лёлька,  я вспомнила, я тебе совсем забыла рассказать!

 И Катя рассказала подруге о том, как несколько дней назад в школе вдруг появилась Лилька Фишка и отозвала её для разговора в коридор.  Лилька очень волновалась и не знала с чего начать.

- Катя, ты меня извини, но скажи честно, что у тебя со  Стасом? Дело в том, что я с ним  давно живу, а ты этого не знаешь.  А я знаю,  для тебя это очень важно.

 Катя удивлённо посмотрела на   одноклассницу.

- Ты с чего взяла?  Он общается с моим отцом по своим делам, а я  здесь не причём.                                                                                                                                     Лилька  поняла, что Кате Стас «до лампочки», и её это мгновенно успокоило.

- Но говорят….

- Кто говорит? – прервав её, спросила Катя. Лилька  стала отнекиваться. Она сослалась на ребят, якобы  слышала в их разговорах упоминание  имён: Стаса и её, потому и решила сама разузнать.

 Значит, вот откуда у Сергея такие подозрения, решили они с Лёлей.

  

   А Лилька, услышав ответ Кати, очень обрадовалась и отошла в сторону.

 Дело в том, что Лилька давно искала богатого парня, чтобы пристроиться возле него. Работать она не хотела, учиться тоже. Она и школу заканчивала  из-за подружки, за компанию.  Оксанка  и её мать, постоянно твердили, что надо получить среднее образование,  диплом будет, а это лучше, чем  ничего.  В основном, всё  шло от Оксанки, хотя все думали, что лидер - Лилька.  А Лилька только на  тусовки  была первая, а как что серьёзное – тут Оксанка. У последней мать была строгая.  Она всех  достала  своими нравоучениями. Если бы она знала всю правду, с ума сошла бы!

   Главная цель Лильки - выгодное замужество! Но до этого хотелось успеть погулять «на всю катушку», чтобы потом было, что вспомнить.                                                                                                                                                 

 «Сколько б… ни гуляет, а счастья своего не прогуляет». Считала её мать.  То есть всегда найдётся дурак, который за «это» тебя и полюбит.  Мужикам, что надо, дело известное! Но при всём при этом, надо умудриться родить, именно,  от того от кого нужно!  Вот в чём  «задача»!

- Рассуждала  мудрая Лилька.-

  Сейчас научились это проверять. Только ребёнок даст возможность прожить безбедно до старости. Поэтому  нельзя рожать от кого - попало, а надо только от  богатого, да ещё бы и знаменитого! Вот бы от какого-нибудь  знаменитого артиста,  или  хоккеиста, чемпиона по боксу!  Но для этого, сначала надо попасть на их тусовки. А чтобы попасть в желаемое общество,  нужно прилепиться  к такому, как Стас, а уже с ним можно оказаться хоть где.

  Такие мысли Лилька переняла от своей  матери, та тоже всю жизнь была в поиске. Артиста и чемпиона она не нашла, а родила от состоятельных женатых мужчин, которые платили ей деньги на детей и за молчание! Лилька не хотела повторения судьбы матери, ей хотелось одного ребёнка, мальчика. А ещё бы лучше, как в кинофильме  «Интердевочка», выйти замуж и уехать жить в Америку.  Уж она бы там не пропала, не то что, та дура  героиня с жиру бесилась. Но, где найти такого мужика?  В таких делах,  как всегда, помогал Борька. Они с первого класса были рядом, вместе изучали половой вопрос! Лилька была самая «смелая», а потом, когда выросли, то стали тасоваться с Борькиными друзьями.  Одной ходить по ресторанам и тусовкам было неудобно и страшно. Сколько случаев, то там убили девчонку, то там нашли до смерти избитую. Простых насильников она не боялась, а вот маньяков, убийц опасалась. Поэтому приходилось таскать за собой  подружку Оксанку, дуру набитую. Дура потому, что  сохла по Борьке, а ей до него,  как до Луны!

  Последние годы Оксанка заметно начала меняться, раньше с ней легче было договариваться. Мать ее, что ли ворожила, молилась в своей церкви! – думала Лилька.

  Когда появились москвичи, то Борька сразу предупредил, быть всегда рядом. Москвичи сначала заказывали проституток, но с ними было хлопотно и неудобно. Сутенёры боялись, что их девки переработают время даром или ещё хуже, будут тайком встречаться без их ведома. Всё это надоедало и раздражало мужчин, и они искали каждый раз новых.

 Однажды Лильке повезло, она осталась у Стаса в гостинице до утра.  Он с вечера был пьяный и ничего толком не мог, а потом быстро заснул. Утром он её не выпроводил, как другие. Заказал в номер хороший завтрак с шампанским, пивом, и они на славу поели. Потом на трезвую голову предались сексу, да так, что не заметили, как свечерело. После этого Стас стал отмечать Лильку из всех, а она из кожи вон лезла, чтобы ему угодить. Стас кормил её, давал небольшие деньги на мелочи и  наедине был добр с ней, не то, что некоторые. Лилька радовалась и  мечтала  «закрепиться» возле этого «нового русского», раз он увидел в ней женщину, а не только партнёршу разового пользования. Поэтому она ревниво оберегала свою «территорию.

 

                               

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 22.10.2017 21:46
Сообщение №: 175067
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

 

 

 

                                          Глава тринадцатая.

 

                               Катино Совершеннолетие.

 

    Наконец - то в Катиной семье стал ощущаться материальный достаток, которого давно уже не было. Когда - то они жили  стабильно, а может, им казалось. Дела, связанные с москвичами благополучно и выгодно разрешились для всех сторон. В семье появились новые вещи, одежда.    Ольга Кузьминична, понимая что это временно, экономно вела хозяйство и старалась отложить деньги на «чёрный день», который маячил у всех впереди. Родители думали о неотвратимом отъезде в Россию, но всё ещё чего-то ждали,  к тому, же не  было готово Российское гражданство. Стас улетел в Россию доделывать полученный результат от сделок по спирту.

   Перед самым днём рождения сестры Диана получила гостевой вызов из Германии от родственников своего парня. Для поездки требовалась куча бумаг.

Про Катин день рождение – её  восемнадцатилетние, говорили много и в семье, и с подругами. Решено было сначала отмечать дома с родственниками, а  после   с одноклассниками в кафе.

    За несколько дней до торжества, как всегда приехала Мария Константиновна. И хотя она пребывала в преклонных летах, при этом оставалась бодрой и  жизнерадостной, если бы ни больные ноги.

  На день рождение положено обязательно  причащаться в церкви,  так  приучала бабушка, к сожалению, не все к ней прислушивались.  В плане веры Мария Константиновна больше всех опекала младшую внучку, будучи её крёстной. Диану же крестили без неё, а та дальневосточная крёстная, скорей всего, сама о вере ничего не знала. Потому в девочку вовремя не заложили «зерно» настоящей веры. Бабушка Маша каждый раз звала старшую внучку в храм, Диана не отказывалась, но в последний момент всегда находила причину чтобы не идти с ними. Диана ревновала бабушку к Кате, считая, что её меньше любят. Но так уж ,наверное, повелось - кто рядом, тот и милее!

   К этому дню Катя готовилась особенно, держала  пост, писала на листочке свои грехи и читала нужные молитвы. Раньше, в молдавской церкви, священник молдаван слушал молча и редко задавал вопросы. А сейчас, когда появилась русская церковь, то всё стало более ответственно, да и Катя подросла.  

 Как только они остались вдвоём с бабушкой, то та  сразу поинтересовалась:- - Ну, Катюша, вспомни наш последний разговор в деревне и скажи, только честно скажи. Как наши «семена», проросли или  зачахли? – спросила она  о том,  о чём  они вдвоём  только знали.  

- Проросли…, - грустно ответила Катя, - ещё как проросли, я даже сама не ожидала.

И она вспомнила ссору с Сергеем из-за Святой Екатерины. Только он тогда ничего не понял, и видимо, никогда не поймёт.

- А ты теперь жалеешь и грустишь от этого? – заглядывая ей в глаза, спросила бабушка.

- Нет, бабуля не жалею, - уже совсем твёрдо заверила Катя.

  -  Я рада за тебя, значит, завтра  батюшка к причастию тебя допустит!..  

- Не знаю, может и допустит.  А … почему ты  в этом засомневалась? – вдруг догадалась   Катя.

- Да нет, я так, к слову сказала.  Грехов то у нас у всех не убывает, а только прирастает… –  двусмысленно закончила бабушка.

 Но Катя поняла, чего боялась её духовная наставница! (внебрачные отношения закрывают путь к причастию)

    Когда-то, несколько лет назад, когда Кате было лет тринадцать, они   вместе писали её грехи на листочек, чтобы ничего не забыть.

- …Ну, что ещё писать, я не знаю, бабушка!  Я никого не убивала, не воровала, родителей слушаюсь, пить курить бросила, с мальчишками не сплю, что ещё писать? Какие такие грехи есть у меня? – (шутила и   недоумевала Катя).

 И тут Мария Константиновна объяснила внучке, какие бывают ещё грехи.

- Ты считаешь, что у тебя нет грехов?  Давай начнём по – всем заповедям По-порядку, как я тебя учила.  Ты  вижу, всё забыла

Первая и главная заповедь гласит – Возлюби Бога Господа нашего больше всего на Свете. А ты любишь его так?

- Не знаю, бабушка – честно призналась Катя. Но, я знаю, что Он есть, верю в Него и во всех Святых.  Я часто чувствую его помощь, поддержку, особенно, когда Он меня от плохих поступков  отводит.

- Этого мало.  Поддержку ты чувствуешь,  Он тебя не забывает, а где твоя любовь к Нему, в чём твоя любовь проявляется?  

  Катя молчала.

-А любовь, к Богу проявляется, прежде всего, в обращениях к нему, т.е. в  молитвах утром и вечером. В покаянии, в соблюдении его  заповедей, постов, регулярном посещении церкви и причащении не реже одного раза в год.( так рассуждали, когда запрещали веру). Ты это делаешь?  Нет! Так вот отсутствие всего этого, и есть твои грехи перед Всевышним, Заступником нашим Небесным. А ты говоришь, что писать тебе нечего.

  Катя тогда сказала.

- Это я всё знаю, и молюсь всегда, когда  мне становится страшно. Особенно,  ночью, или от какого-то плохого известия. У меня тогда молитва сама в голове включается.

- Значит, когда тебе нужна защита, помощь, ты сразу про Бога вспоминаешь, а когда всё хорошо, ты о нём не вспоминаешь? А о Боге надо помнить всегда и в радости  и в горе. Молиться постоянно, хотя бы кратко про себя, как обстановка позволяет.

 После того разговора бабушка дала Кате две молитвы от нападок страха -  это «Живые в помощи», и «Да, воскреснет Бог». Катя выучила их наизусть, и читала часто, вечерами и ,особенно, в  тревожные моменты. Всё это не стёрлось с годами, а прижилось в душе у девушки, и давно уже адаптировалось в современной обстановке. С постами было сложнее всего, если бы бабушка  жила рядом, было бы легче.

    Утром у Дианы, как всегда неожиданно, нашлась «уважительная» причина», чтобы не идти в церковь. Вечером она сходила со всеми, и, наверное, считала, что этого уже достаточно. Зато пошла Ольга Кузьминична, с появлением русского прихода, она тоже потянулась к Богу. К вере в семье всегда  относились с  почтением.

 Ночью, перед причастием,  Катя долго не могла уснуть.  Она  чувствовала, как это важно! Но вся эта важность жила  в ней глубоко-глубоко внутри, спрятанная от постороннего взгляда. Никак не сочетаясь с настоящей действительностью.

  Действительность – это всё, что творилось кругом;  ложь, меркантильность, лицемерие, пошлость с цинизмом и ничего святого, полное безбожие! Скажи кому, что она, Катя, современная, симпатичная девушка верит в Бога и пытается жить по его заповедям.  Никто бы не поверил! Какая может быть вера в Бога, когда деньги, сила и удовольствие правят миром! А Бог, Он  это отрицает! Вообщем, кроме, как за больную, психически ненормальную её никто бы за её веру, не счёл. И Катя это давно понимала. Она не думала скрывать своей веры, но и метать «бисер перед свиньями» тоже не собиралась!  

А теперь, ко всему  этому, пришла Любовь! Сердце ныло, и щемило от непонимания любимого человека. Она,  как ей казалось, смирилась, что он не любит её.  Но как  его забыть, что нужно для этого сделать?  Юное сердце страдало, болело.  И  всё-таки, как сама жизнь,  надеялось!  Как ни пыталась Катя скрыть от бабушки свою любовную болезнь, та без слов всё понимала!  Перед самым выходом из дома,  она вдруг безо всякого вступления, шёпотом ей сказала:

- Катюша, не расстраивайся, не переживай, главное,  верь и надейся!  Если это твоё, то Господь  обязательно поможет, если не твоё, то … смирись!

 Когда они вышли из квартиры на лестничную клетку, то прямо перед их дверью,  обнаружили большую подарочную корзину  нежно - розовых роз. Розы были такой неописуемой красоты и свежести, что женщины  обомлели  от восторга.

- Кто их принёс? – с замиранием сердца подумала Катя, в глубине души мечтая, что это он!! Корзину занесли в квартиру,  а цветы  обследовали. Вместо записки была одна стандартная, дорогая открытка. На ней были изображены два голубя, державшие в клювах  письмо со словами: С Днём рождения!

  И всё!

- Кто бы это мог быть!  Но времени на эмоции не оставалось, и они  поспешили на службу в церковь. По дороге, вместо того, чтобы думать об исповеди, Катя думала о цветах, и кто их принёс.

 Но, как только она переступила порог храма,  все посторонние мысли улетучились. Всегда,  заходя в Божий храм – Царство Небесное на Земле, у Кати, да и не у неё одной, возникала одна и та же мысль:

- Почему, она так редко сюда  ходит?!

Этот особенный, насыщенный благовонными запахами воздух, струящееся божественное пение! Светящиеся свечи, мерцающие лампадки перед иконами Святых ликов. Всё это напоминает, что, совсем рядом живёт и существует совсем ИНОЙ МИР с другими понятиями и ценностями!

  На исповедь были две очереди. Катя впервые увидела новенького молодого священника  23-25 лет. Отец Александр уже один не справлялся. Число прихожан с каждым днём всё увеличивалось, туда ходили уже не одни русскоязычные, а и всё коренное население. Слава о русском приходе и отце Александре облетела уже весь город.  Шла служба, Катя старалась ловить каждое слово, ожидая своей очереди к отцу Александру. В храме было много людей, пришедших впервые, они иногда терялись, не зная, как себя вести. Иногда шёпотом что-то спрашивали, Мария Константиновна, то одним словом, то глазами подсказывала. Разговаривать во время службы не желательно, но в крайних случаях  приходится. Бабушка, чтобы поддержать молодого священника, встала к нему на исповедь, к незнакомым священникам всегда  мало желающих.

  В конце исповеди  Катя решила  задать о. Александру свой больной вопрос, чтобы знать, как ей правильно поступить.

- …Отец Александр, если мне очень дорог один юноша, а он не верит в Бога, я должна  его забыть? Это ведь грех любить безбожника?

-  Он иноверец?  

- Нет, он русский и крест носит.

- А ты говорила с ним о вере, о Боге?

- Нет,  он не понимает меня.

- Это сначала не понимает. Если ты его любишь, то должна обязательно с ним говорить, объясни ему своё мировоззрение. А как же Божья заповедь - «возлюби ближнего, как самого себя» - это значит не бросать, а  повести за собой  дорогого тебе юношу, который тебе   мил.

 Катя молчала, не ожидая такого ответа.

 - Приведи его в наш храм, глядишь, и «оттает» его душа, а ваша любовь только крепче станет, когда с Богом… .

 В конце службы была проповедь о. Александр вкратце рассказал о Святой Екатерине и поздравил всех Екатерин с  именинами.

 Слова отца Александра врезались в сознание девушки: …Ваша любовь только крепче станет, когда с Богом….

 Но как это сделать, если он далёк от всего – думала Катя по дороге  домой.

- О чём задумалась? – спросила бабушка, и Катя  рассказала, что посоветовал ей священник По-отношению к Сергею. 

- А ты не переживай, положись на Бога, главное, читай чаще молитвы и оно само всё устроится! Да так, как ты, и представить не можешь. Но на всё надо время и терпение, у Бога ничего мгновенно не бывает, ты знаешь это.

 

  После этих слов Катюша совсем успокоилась и  снова   вспомнила про розы. Кто же принёс ей эти чудесные цветы?? Принести их могли несколько человек, но ей  хотелось, чтобы это был  только он!!

    К пяти часам вечера дома собрались все. Это подружки со своими родителями, соседи, которые,  лучше иных  родственников, и  близкие друзья родителей, хорошо знавшие Катю. А также пришла Вера Фёдоровна, первая учительница. Были в основном одни взрослые. Кате дарили подарки и деньги. Самыми значимыми для неё были – это фамильный золотой крестик, усыпанный мелкими рубинами от бабушки Маши. И под стать крестику, кручённая,  «змейкой», цепочка, от родителей. Кроме цепочки ещё были колечко с серёжками.  Пока сидели за столом, в дверь постучали, и курьер под роспись передал большой красиво оформленный букет - эти цветы были от одноклассников. В эти дни должен был вернуться Стас, он звонил отцу из Москвы. Он знал о Катином дне рождении, и те розы могли быть и от него.

  Но… Кате вдруг пришла простая  мысль:  - Навряд,  ли предприимчивый Стас, вот так,  оставил дорогой подарок, и без записки от кого, просто  возле двери.  Где гарантия, что их никто ни украдёт, до того, как их обнаружат те, кому они предназначались. Так мог поступить только один человек… - Он! Катя поделилась своей догадкой с девчонками, и они её  поддержали.

- Ничего, вечером узнаем, кто тот загадочный принц – многозначительно закончила Лёля.

- А ты думаешь, он придёт! А откуда он узнает, где мы?

- Борька знает, все знают, - не признавалась Лёля, что сама сказала Сергею, где и когда они будут.

   Бар в  гостинице «Интурист» был не один, но тот, где собиралась Катина компания, был самым большим, в полуподвале под рестораном.  Ребята из класса заранее с кем надо обо всём договорились.  Кто-то пришёл пораньше, чтобы всё организовать. Приглашённых было человек 15, а может и больше, если придут, многие разъехались кто куда. Чтобы быть в стороне от танцующих, сдвинули несколько столов вдоль дальней стены. Всё было бы хорошо, если бы ни посторонние посетители бара и ресторана, которые могли сновать туда – суда. Откупить всё помещение было очень дорого, надеялись, что всё обойдётся без эксцессов. Борька заверил девчонок, что порядок он  лично гарантирует,  так как его  там каждая «собака» знает.

 Когда пришли девчонки с Катей, то стол был уже накрыт напитками, лёгкими закусками, фруктами. Из «серьёзных» закусок планировался шашлык. Помещение было украшено разноцветными шарами, огромная  цифра 18 красовалась над сценой. Конечно, всё было намного скромнее, чем у Смилянского в ресторане, но зато была одна молодёжь, и всем было легко и просто. Одета Катя тоже была на этот раз проще, как и обязывала обстановка. На ней были белые, расклешённые к низу  юбка - брюки и широкая с напуском тонкая блузка.  На белом фоне блузки редко разбросаны  крупные красные цветы.  Бёдра красиво обхватывал  широкий красный кожаный ремень, а рубиновый крестик с серёжками  сочетались с тоном одежды. Живой музыки сначала не было, поэтому включили записи через колонки. Начались поздравления, красавец Борька исполнял  роль тамады. Он уже успел выпить,  был весел и постоянно острил в микрофон, когда передавал его очередному поздравляющему гостю.

-А сейчас слово для поздравления предоставляется отпетому прогульщику и двоечнику… такому-то…

- Врёт он всё, сам прогульщик и двоечник, всех учителей купил… - вот так примерно начиналась речь каждого поздравляющего.

 Все смеялись при этом, а Борька уже придумывал новые метафоры. А Катя, слушая всех поздравляющих,  заглушала в себе подъем честолюбия и тщеславия от хвалебных речей в свой адрес. Она и не знала, что  её так все любят,  уважают и считают самой доброй и  честной в классе. Во всех речах её поразило одно общее мнение о ней –  оказывается,  все считают её «иной», не такой, как другие девушки, хотя никто не знает почему.

    - …Внешне Катюша  ничем от всех нас не отличается, хочет так же, как  все девчонки, быть привлекательной, интересной. Но, пообщавшись с ней поближе, понимаешь, что эта девушка из другого мира. Она всё видит другими глазами, чем мы. Наверное, ей нелегко будет  в дальнейшей жизни, но мы желаем ей всегда оставаться такой, как она есть сейчас! – сказал Илья   Попов единственный полный отличник в классе, претендент на золотую медаль с начальных классов. После школы он уезжал в Россию и хотел поступать на «историка – математический», шутили ребята. Он одинаково хорошо разбирался  во всём.  Мнение Илюши  было особенно  приятно, как ничьё.

 Противный «червячок» тщеславия тут же поднял «голову»

   - Вот видишь, какая ты хорошая, все уже говорят про это, а ты всё себя не ценишь….

-… Была бы я хорошая,- отвечал другой «голос», - то не сидела бы сейчас здесь после причастия, а оставалась бы с родителями дома, в тишине и покое. Как  полагается после причастия, да ещё и в пост. Но разве я могу пропустить  случай, когда есть возможность повеселиться в обновках перед всеми, да ещё хвалебные речи про себя  послушать…..  

Такой  мысленный  диалог шёл в душе именинницы.

   Мария Константиновна,  объясняла внучке, что на всех людей,  когда они поступают хорошо, делают добрые дела, а, особенно, когда их  хвалят,  нападает тщеславие, чтобы вызвать у человека гордость за себя.  Дескать, смотри какой я хороший!! Даже  до слёз умиление наступает от такого  «своего совершенства»! А как только человек собой загордился, так тут его бес и попутает в свои сети. И все добрые дела коту под хвост, потеряют свою ценность. А самое главное, что всё это  происходит помимо воли самого человека, поэтому надо быть всегда начеку. В ответ на такие нападки, нужно свои аргументы противопоставлять, как и сделала – подумала в ответ наша именинница.

 В душе она казнила себя, что знает, но всё равно так поступает – веселится в этот день. А всему была причина – Сергей! Это был тот случай,  где они  могли встретиться и помириться!  Кто бы мог подумать, глядя на эту  симпатичную, модно одетую  девушку, окружённую  вниманием  друзей, что в это время в её душе  происходит такая самокритика!

    А вечер набирал обороты, молодёжь веселилась. Катя то и дело ожидающе всматривалась в сторону входа. В бар постоянно кто-то заходил или выходил, но Сергея среди них не было. После шумных поздравлений все высыпали танцевать на середину бара. Быстрые танцы сменялись медленными танго, Катю наперебой приглашали одноклассники.  Со стороны именинница казалась весёлой и беззаботной, но на душе у неё было грустно и тревожно. Лёля часто выходила в фойе курить,  сама просматривала  публику,  искала среди всех   Сергея.

- Может он в ресторане сидит, и не решается к нам присоединиться? – думала она.

Вскоре пришли музыканты, и полилась живая музыка по заявкам. Ресторанные посетители тоже стали  спускаться в бар танцевать.

- Наверное, он не знает, что я здесь, и не придёт и не увидит меня… - уже почти смирилась  Катя.

 Вечер был в разгаре, когда Анжела и Лёля зашептали  одновременно с двух сторон.

-Гляди, гляди, твой Серёжка  пришёл,  вон там с ребятами.

Катя подняла глаза и увидела среди одноклассников  Сергея. Они  где то  его встретили, и вели к ним в компанию.  Их взгляды встретились, оба пристально  посмотрели в глаза друг другу.

 Сергей изменился за эти полтора месяца, был хорошо одет, как будто даже повзрослел. На нём были добротные кожаные вещи, спортивного покроя, с  металлическими молниями и заклёпками, как у мотоциклистов. Волосы после лета потемнели, и были длиннее, чем обычно.  Его серые глаза смотрели на неё изучающее -  вопросительно,  как бы спрашивая:

 - И, что ты мне скажешь…?

 Сергей был с каким-то незнакомым парнем, их усадили на свободные места в конце стола. Стали наливать напитки, как общим друзьям «новорожденной».

Кате сразу, на правах виновницы  торжества, нужно было  обратиться к вновь пришедшим с  приглашением в  их   компанию, но, она не смогла  этого сделать!  То ли гордость, то ли  страх, приковали её к месту.  Вообщем, она чего - то ждала….

 А он тоже не смог, сразу, как все,  подойти,  с поздравлением к ней.  Оба терялись в догадках, как им  поступить. Подружки шептали разное Анжела советовала подойти первой, а Лёлька удерживала со словами:

- Сиди, он  должен  сам подойти и  поздравить тебя…

 Катя совсем растерялась, не зная, как поступить. Она только  издалека смотрела на него, как бы обьясняюще: - Пойми, я не знаю, что мне делать!

   Он тоже не решался непринуждённо встать, и подойти к ней с поздравлением, как полагалось в таком случае. Пока они оба мучались от нерешительности, прошло время.

  Наконец, Катя собралась встать, как  музыканты, оглушительно, заиграли  «туш», та- та- та- та- та  и тут… неожиданно  погас свет! В баре стало совсем темно, поднялся пронзительный свист и громкий шум, как обычно бывает в подобных ситуациях. Но, чей-то мужской голос совершенно спокойно произнёс в микрофон:

-  Господа, тише! Прошу  минуточку внимания!  Прошу всех, успокоиться! Сейчас Екатерину Третьякову поздравят с её первым юбилеем – совершеннолетием! Друзья из России!

  Тут же зажёгся свет, и все увидели бизнесмена Стаса с  незнакомым молодым мужчиной, они катили тележку с большим   белым тортом. В нём были вставлены 18 бенгальских огней, которые они тут же подожгли. Снова погас свет, и только, белый праздничный торт утопал в светящейся россыпи разноцветных искр, искры мерцали, как звёздочки в темноте.

 Когда включили  свет, Кате ничего не оставалось делать, как выйти к новым гостям и принять их поздравления.  После хвалебного поздравления, Стас вручил «новорождённой» подарок  – конверт с деньгами, и поцеловал при этом  в щёку. Все шумно зааплодировали, а музыканты снова громко заиграли «тушь» та-та-та-та!!

 - И когда они только все между собой договорились, - не довольная такой помпезностью, подумала Катя.

Ей неудобно было в это время искать глазами Сергея, она уже сильно жалела, что не успела, до всего этого «спектакля» подойти к нему.

 Ведь он для неё был самый главный гость!

 А не этот с тортом и деньгами, ещё и Сергей так подумает … - сокрушалась Катя.

 В то же самое время,  она  заметила  ещё одну сценку. Как только появился Стас, Лилька выскочила из за стола и стала пытаться встать рядом, как близкая подружка. Но он резко отмахивался от неё, давая понять: отойди, не до тебя!!

Под конец спектакля с тортом, она всё же встала с ним рядом и даже взяла его под руку, счастливая, что все увидят, кто её друг! Она уже так считала. В ответ «друг», что-то шепнул ей на ухо, да такое «любезное», что Лилька отшатнулась от него и чуть ни упала. Кто-то успел её поддержать, и она, как побитая собака, ушла на своё место! А Кате стало жалко девчонку за  такое  пренебрежение к ней на людях.

- Вот, какое  уважение и любовь за  вседоступность! Как только она сама, до сих пор, этого  понять не может!

 Видела это и её подружка Оксана. А Стас, тем временем, поздоровался со знакомыми  ребятами за руку, выпил рюмку водки за именинницу, и ушёл в ресторан, там его ждали деловые люди.

  Когда Катя вернулась к столу, то Сергея там уже не было. Она поняла, почему он ушёл. Она тут же выбежала в фойе, но и  там его не  было.  Идти искать в ресторан или на улицу,  она не могла. Народ в баре всё прибывал, уже были заняты все свободные столики. Все веселились, танцевали, только Кате снова было не до веселья, она чувствовала себя виноватой.

-Ну, чего ты расстраиваешься понапрасну, пусть поревнует, ему полезно. Чтобы не думал, что ты сидишь одна и никому не нужна – говорила ей на ухо Лёля – это только усилит его любовь, я это знаю, по Марку.

 А с другой стороны,  она слышала противоположное мнение :

- ….Так нельзя  поступать, он пришёл к тебе мириться, а ты его не замечаешь. Говорила я тебе – подойди, пригласи его, - справедливо корила её рассудительная Анжела.

 Катя слушала обоих и знала одно, - упустила такой случай!  Сегодня утром в храме отец Александр  ей сказал:

 - Если любишь, то должна говорить с ним, а она не успела. Когда будет ещё такой случай?  Ведь ей  первой к нему идти не хотелось, а вдруг, он не хочет…, а  я буду навязываться!  Вспомнилась «побитая» Лилька!

 В общем, после этого инцидента всё сосредоточилось в одном желании – Узнать! Совсем ушёл Сергей,  или, только из бара? Как всегда помогла Лёлька, она уже сама всё  разузнала и теперь только сообщала:

- Сергей здесь!  Он сидит с мужиками в ресторане, где и был до этого. 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 26.11.2017 17:06
Сообщение №: 176317
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

  В этот вечер, прежде чем уйти, Кате  во что бы то ни стало нужно было поговорить с Сергеем. Ей хотелось  узнать про цветы, розовые розы, и извиниться, что  всё так глупо получилось. Они с Лёлей периодически выходили в фойе, где та обычно курила, а теперь с ней была Катя.

 Когда вечер был на исходе, но никто  уходить не собирался, из ресторана вышел Сергей, он был один и направлялся к выходу из гостиницы. Увидев девчонок,  затормозил, не зная, пройти мимо, или… подойти.

- Серёжа! Что же ты нынче  никого не замечаешь? – громко обратилась к нему  Лёля,   при этом,  незаметно толкая Катю локтем.

 Сергей направился к ним. Он был  выпивший, но не весел.  Увидев девчонок,   оживился.

-  И даже Катю с днём рождения не поздравил, а уже уходить собрался…. - продолжала выговаривать ему Лёля.

 Теперь Катя  толкала  в бок подругу, чтобы та успокоилась.

 Сергей подошёл к ним  и, глядя,  на Катю ответил: -

- Да, я хотел поздравить, но только меня опередили, да ещё с таким-то фейерверком, что и не перекричать….

- И ты решил, что кому-то эти фейерверки нужны? – вставая, чтобы оставить их вдвоём,   сказала Лёля.

- Катя, мы тебя подождём, - отходя в сторону, она сделала знак рукой, дескать – держись!

  

   Сергей присел на кожаный пуфик перед Катей. От волнения их сердца  стучали  так громко, что казалось,  было слышно обоим!

- Катя, ты меня извини, что я не поздравил тебя с днём рождения.

 У Кати  внутри  всё  «погасло». Значит,  те розы  не от него, так от кого же?? –

 -А я думала,  ты меня поздравил?... – грустно сказала она.

 -Не успел… этот пришёл!!

 - А цветы у нашей двери, розовые крупные розы 18 штук, разве не твои? – с замиранием сердца спросила она.

- Розы? У твоей дверей  мои, но что с того?  Они же не говорящие. Тебе таких роз, наверное,  столько все надарили!..

 Катя молча  смотрела на него и думала:

  - Надо же,  всё повторилось. Снова день рождение, они снова выясняют отношения, только теперь её день рождение.

 Сергей,  облокотившись на колени, широко расставленных  ног и слегка наклонив голову вниз,   молчал. Он  думал о чём-то,  или,  просто не знал, что сказать. Глядя на  него, на Катю накатила такая волна нежности, что стоило больших усилий сдержаться, чтобы не броситься ему на шею!

Ведь никто из её знакомых, так бы не поступил!  Даже самые богатые!  Те чудесные  розы, какие он оставил ночью под её дверью, ещё и без подписи, стоили,  месячный оклад её отца, не меньше. А он даже не беспокоится, и не выясняет, узнала она, что они от него или нет!

 Ни крутой Борька, ни  Стас – бизнесмен, никогда бы так бескорыстно не поступили.  А его назвали бы - дураком!

 А вот именно,  такого «дурака» ей и хотелось любить всем сердцем, всей душой  до конца жизни!

Пауза затянулась. Но никто никуда не спешил. Им так было  приятно и хорошо  друг возле друга, видеть, дышать одним воздухом, что и молчание говорило за них. Наконец, Сергей поднял голову и посмотрел на Катю,

- А тебе обязательно надо идти к гостям?

- Если честно, мне давно уже хотелось уйти…, - она не договорила только, что с « тобой».

- Так может, уйдём?

- Уйдём – согласилась она, - я только пойду, попрощаюсь. С девчонками договорюсь, чтобы они всё сами без меня закончили.

- А я на улице тебя подожду – направившись к выходу, сказал Сергей.

    В баре все стали отговаривать Катю  уходить, предлагали, чтобы она лучше позвала к ним Сергея.  Но видя её счастливый вид, отпустили именинницу.

На улице было тепло по-южному. В начале декабря в Молдавии может стоять тёплая осенняя погода.  Машину  Сергей оставил на платной стоянке, и они медленно пошли по центру города. От  неонового освещения витрин магазинов и фонарей было светло как днём.

 Шли, молча, Катя держала его под руку. Просто так говорить не хотелось, каждый подыскивал особенные слова. Катя в уме читала «Богородицу», чтобы всё это вдруг не исчезло, и они не поссорились снова. От их случайной встречи  весь хмель у Сергея  выветрился. Он нынче совсем мало пил, разве ж  после «фейерверка»…  добавил.

 Сегодня он специально пришёл в ресторан с начала вечера  и сидел там,  чтобы потом, как бы случайно, оказаться в баре, и… увидеть её.

    Сергей не был робким или нерешительным парнем, наоборот, он всегда первым принимал решение в сложных ситуациях. А тут, возле этой девчонки, его будто подменили. Он даже злился на себя, ещё подумает, что он «лох», какой-то! Всем известно, что  «лохов»  никто не любит. Но и опережать события, тоже,  ни к чему. Он уже один раз  показал свою решимость! Так он теперь расценивал тот случай, из-за которого они поссорились. Не надо «гнать лошадей», да ещё с такой девчонкой! Сейчас он был готов на всё,  чтобы только с ней никогда не расставаться. 

А Катя  шла рядом, и  думала, что же ей  сказать ему. С чего начать, в каких словах выразить свои  чувства.  Да так, чтобы он всё понял, что не понимал раньше.

-Если любишь, ты должна с ним говорить… - звучали в ушах слова  о. Александра.

Не заметно, молча, прошли полпути. Они ещё не могли поверить, и надышаться счастьем, находясь друг с другом. При ходьбе под руку их тела непроизвольно соприкасались, и это было такое блаженство, какое не знакомо никаким «сексапильным ассам». У Кати в голове, не переставая, прокручивались слова молитвы.   Она  просила Богородицу помочь ей.   Как начать говорить о главном?   Чтобы было кратко и  понятно! Чтобы в душу ему достучаться!  А там глядишь, и… она «оттает»!

    И вдруг, как бы со стороны, она услышала свой спокойный, не торопливый, внятный голос. Катя не удивилась, так у неё уже случалось. Когда очень  было нужно, то  Богородица помогала ей, делала или говорила за неё.

 - …Серёжа, я расскажу тебе историю об одной маленькой девочке, назовём её Дашенькой.  Когда-то  я  хорошо знала её, сейчас она уже выросла – так начала Катя свой рассказ издалека. Она вкратце, не вдаваясь в  подробности, рассказала о себе, как они жили с бабушкой. Она даже  удивлялась, как коротко и понятно можно было всё рассказать.

…. У той Дашеньки все сказки бабушка строила с присутствием Боженьки, так ласково, по-детски они его называли. Чтобы испечь «колобок», дедушка с бабушкой сначала молились, потом и мука сразу находилась и т.д. Даша знала, что Боженька за всеми детками наблюдает и всё видит. А также и про их шалости ему всё известно, как бы они ни прятались. Поэтому, лучше сразу признаться, и он простит, а скроешь, потом только хуже будет. С возрастом Даша поняла, что не всегда можно говорить правду и не всем.

 Но то, что перед Богом, то есть перед своей совестью, лгать и хитрить нельзя, какие бы, ни находились оправдания,  это, она уяснила на всю жизнь.

 Сергей тут же вспомнил про свою нынешнюю работу, где он и  хитрит, и сам себе лжёт.  Знает, но закон нарушает!  И так его  заело от её слов,  что он   прервал её :

- Но, подожди, я не соглашусь с тобой!  Иногда в жизни приходится делать то, что твоей совести противно, когда нет другого выхода!  Я думаю, твой отец тоже без особой охоты связался  с этим Стасом.  Так и мне сейчас  приходится делать  совсем не то, что я  хотел бы и мог – с горечью возразил он.  

Катя не хотела никого обижать, а уж его тем более. Она не знала, что ему  ответить,  но, вдруг сказала  следующее.

- Наверное, так было во все времена человечества, не только в наши дни. Всегда была несправедливость в любом обществе.  Но в том-то и дело, что среди всей этой греховности и хаосе надо всё равно пытаться,  оставаться человеком, а не сдаваться полностью.

- А как это сделать? Говорить так я тоже  могу, что надо не сдаваться, но как?? Как? – он даже остановился от возбуждения. Ему казалось, что он сейчас не с девочкой восемнадцатилетней говорит, а с кем-то другим.! Он собрался закурить, но из рук выпала сигарета, потом зажигалка, и  от этого он ещё больше нервничал. А Катя продолжала.

- Я тоже Серёжа  не знаю,  как можно не сдаваться в трудной обстановке.   Это известно только Богу!  И поэтому, без Него, без Бога, жить нельзя!  А иначе сатана  уничтожит и морально и физически! Вот это, я точно знаю!

- И откуда тебе- то  это всё  известно? – 

- Я сама  не знаю! Это за меня сейчас Богородица с тобой говорит – чистосердечно призналась Катя.

- Не может быть такого!  Чтобы кто-то за кого-то мог говорить. Ты всё это про читала, или  тебе  кто – то рассказал.

  Катя не стала с ним спорить, а продолжала дальше. Она рассказала про Святых. 

…чтобы показать простым людям как нужно и можно жить правильно, для этого Бог посылает на Землю «особенных» людей. Эти, Богом посланные люди, проживают земную жизнь, как Святые. Они добровольно отказываются от земных прелестей –  богатства, славы, власти, - ради будущей вечной жизни с Христом. И эти Святые не придуманы, как считают все неверующие люди, они жили на Земле на самом деле и это продолжается, и по сей день.  Пример тому Святые – Николай Чудотворец, Великомученица  Екатерина, Сергий Радонежский, Серафим Саровский и много других.

- Ты сказала, что Бог посылал «особых» людей – и он сделал ударение на «особых»,-  поэтому они смогли так прожить и стать Святыми. А мы, простые смертные, что можем?

 Катя сама удивилась, как их разговор подошёл к желаемой цели.

-А мы можем с них брать пример. А чтобы у нас это получалось, надо жить с Богом в душе.   Заповеди его соблюдать, не смотря ни на что. Тогда многое в нашей жизни будет  устраиваться сам! Вот как наш с тобой сейчас разговор. Она говорила ему правду, а он не хотел и не мог понять!

- Как это само устраивается?  Вот в это  я не поверю никогда, и не уговаривай меня.

- Ты поверишь, когда с этим сам столкнёшься. Просто сейчас у тебя ещё глаза «закрыты». Ты, как и многие,  всё, что бы ни происходило,  принимаешь за простые случайности. А все наши «случайности» – это промысел Божий! Но это не всем дано   понять. 

-А  откуда  ты… всё это знаешь? –   повторил свой вопрос Сергей.

- Это от  моей  бабушки, она с детства меня всему учила.  Потом во мне,  всё проявилось. Как семена в огороде прорастают, и получается большой урожай!

- Так  это что получается?  Та девочка Даша … и есть ты?  Ах, вот откуда у тебя такая «закваска»!  

 Он давно видел и понимал, что Катя не простая девушка, в отличие от всех с кем он раньше пересекался, но чтобы такая!!! Он всегда считал, что все по-настоящему верующие люди, это немного… того.  Заторможенные, ущербные. Они постоянно о чём- то задумываются, за собой не следят, то есть живут в своём мире и всё  окружающие их не волнует. А здесь,  никогда бы не подумал, что так всё глубоко и серьёзно! Если бы он не знал её,  то убежал бы сейчас отсюда не раздумывая, от непонятности! Убегать он не стал, но почувствовал, как внутри, «что-то» завозмущалось от всего услышанного.  Он  сам  не понимал,  как это происходит.

      В это время они дошли до её дома, и присели на лавочку в глубине двора, где  летом они с Лариской «делили» его. Видя, что Сергей крепко задумался, она решила:- на сегодня хватит с него!  Уже то, что он сидит с ней рядом, уже  Слава Богу – думалось ей. Не так-то просто, без подготовки, познавать Божьи истины!

- А ты Лариску давно встречал, где она? -  спросила Катя, чтобы отвлечь его от мыслей. Сергей был где-то далеко - далеко, но, услышав имя Лариски, сразу пришёл в себя.

- Не вспоминай о ней, я её вычеркнул из своей памяти. Если бы ты знала какая она… - с презрением сказал он, еле сдержавшись, чтобы ни выругаться.  - Наверное, между ними что-то произошло, если он так злится на неё, но не стала ничего выяснять. Катя не знала, как его растормошить от  гнетущего состояния,  навалившееся на него.  Она  это тоже ощущала. На её счастье, в эт во двор въехала машина – такси. Из неё вышли  Лёля,  Анжела и Андрей. Ребята выгружали остатки пира –  половину большого торта, бутылки,  свёртки и цветы.

- Несите всё к Кате, у них свет на кухне – скомандовала Лёля, раздавая всем по пакету  в руки.  В это время Катя с Сергеем вышли к ним из темноты.

- А пойдёмте сейчас все к нам, чай будем пить с тортом – предложила Катя, обрадовавшись такой возможности  – мы же его ещё  не пробовали.

  Время было третий час ночи. Для молодёжи самое время! Тихо зашли в квартиру, разделись и прошли на кухню, включили чайник.

-  Может мы зря притащились –  намекая на Сергея, спросили девчонки.

- Нет, нет в самый раз, вы сейчас все нужны.

- Давайте продолжим праздник, есть хочется, спасу нет - предложила именинница. Как оказалось, все уже тоже проголодались. Быстро организовали стол и с аппетитом продолжили банкет. Шампанского налили девчонкам, водки ребятам.

- За что выпьем? За меня  весь вечер пили? – спросила Катя, с улыбкой оглядев всех присутствующих.

- Тогда я предлагаю тост за нас за всех! За настоящую дружбу, и любовь … - она посмотрела на Сергея - за взаимопонимание, без которого не возможно ни то, ни другое! Лёля с удивлением посмотрела на подругу – что-то там у них  не совсем  ладно? – решила она. Чокнувшись, все выпили и закусили, чем Бог послал. А послал Он им много: – и шашлык, правда холодный,  овощи, холодные закуски и много чего, что приготовили дома. А после потекла беседа обо всём. Девчонки рассказали, что было в баре после ухода  именинницы. Борька перепил, и в туалете чуть ни подрался с каким-то приезжим,  как всегда вовремя подоспели ребята.

- Ему сегодня хорошо  перепало бы, если бы ни мы – рассказал Андрей, - но Смилянский сам  нарывается, если перепьёт. Потому что уверен, что всегда есть защита! Он очень зажрался, и не видит «границ», добром это не кончится. Андрей после знакомства с девчонками, быстро влился в их коллектив и  хорошо знал всех.

- А все до конца были? – поинтересовалась Катя.

- Почти все, ушли немногие, Попов, и ещё, сама знаешь кто! – рассказывала Анжела.

- Стас, потом тебя спрашивал, - Лёля сделала паузу, чтобы все услышали, -  но мы сказали, что ты ушла с Сергеем.

 Наверняка, специально сказала Леля, уже почувствовав, что у подруги не всё ладно!

-  Лилька за ним в ресторан увязалась, а он с ней так обращается, что смотреть противно.  А она, как дура, вешается на мужика, лишь бы у того  в кармане  «бабки»  были.

- Вот из-за таких и про всех девчонок плохо думают!  - вставила Анжелка, поглядев на Андрея, чтобы ценил!

- А Оксанка, последнее время,  стала от неё   отходить.-

- Давно пора. Лилька этого Стаса ко всем ревнует, поэтому и оставила подружку в покое.

 Катя слушала девчонок  и была с ними заодно. А Сергей, слушая их разговоры,   смотрел на всех, будто видел их впервые.

- Раз они столько лет вместе, значит с такой верой, как у Кати тоже можно жить.  Нормальной естественной жизнью и дружить, как все! – думал он.

 А Катя в это время уже переоделась в домашнюю одежду: джинсы и футболку с коротким рукавом, волосы собрала в «хвост» на затылке. Её открытое лицо раскраснелось,  возможно, от шампанского! Она была  нарочито весела и что-то рассказывала подругам, вспоминая прошедший вечер. Сергей всё смотрел и смотрел на неё, то,  как на прежнюю Катю, а то, как на другую, незнакомую ему девушку! Время быстро пролетело.

- Чай утром допьём,  пора по домам. - вставая, сказала Леля,   Хотя утро уже наступило.

   Все ушли, последний остался Сергей. Катя боялась, что он уйдёт со всеми, ничего не сказав на прощанье.  А он не знал, как  ему себя  вести, после  её рассказа. Она же делала вид, что ничего не произошло, ничего не изменилось, кроме радостного события - их примирения!

   В тёмной прихожей они остановились у дверей. Сергей робко обнял девушку, она не отстранилась, тогда он прижал её к себе и поцеловал. У Кати от поцелуя, как и раньше, закружилась голова, всё поплыло под ногами, и  чтобы не упасть, она непроизвольно обхватила его руками за шею. Он это понял, как «знак любви» с её стороны. В нём,  мгновенно забурлила кровь,  но он остановил  себя. Потом, оторвавшись от её губ,  взял её лицо в  ладони и, глядя,  прямо в глаза сказал:

- А всё равно ты будешь моей – и добавил – моей и … навсегда!

- А как твоя душа? – напомнила она ему, - «оттает» когда-нибудь? Сергей понял её намёк и, усмехнувшись, ответил.

- А  она и не замерзала никогда!

Этого ответа ей было достаточно. Но, проводив Сергея, плохое предчувствие  накатилось на неё, на душе стало тревожно. 

 Но ведь всё хорошо,  успокаивала она себя, мы  помирились, он всё, как будто, понял. И душа его не «замерзала», как он сам только что сказал. Отчего же мне так не спокойно?

   Катя, не зажигая света, легла.  Перечитала про себя все молитвы, какие знала, и не по одному разу, стало немного легче. Она хотела поскорее заснуть, чтобы ни о чём не думать. Утро вечера мудренее! А утро, уже занималось в небе!

   Сергей вышел от Кати  с непонятным чувством, он сам не мог понять, что с ним.  Как будто  «кто-то»  разделил его пополам. Одна часть была адекватная, ему знакомая, другая – не поймёшь что?! Вот это самое «не поймёшь что» не хотело больше и слышать о Кате.  Иначе он не мог описать своё состояние. Но, что произошло, его девушка оказалась глубоко верующей, ну и что?

- Ты сразу знал, что она серьёзнее многих. Что случилось? – заговорили вдруг в нём два «голоса».

- Она  тебе такая не подойдёт!

- Почему?

 -С ней тебе скоро скучно  станет, она только Богу  будет молиться, да посты держать. А во время тех постов ничего нельзя, что ты любишь! И зачем тебе такая жизнь, мало того, ещё и тебя начнёт переделывать в монахи.  Так с ней всё своё мужское начало  растеряешь. Воздержание вредно!...

 Вот такой диалог шёл внутри Сергея. От этих дебатов становилось тоскливо, будто его лишали всей жизни.   

  - Ну, как жить молодому парню без удовольствий? А где Бог, там их нет впомине, тех удовольствий, как он знал. Одна скукотища, воздержание, а его с детства никто не приучал к этому, как некоторых!

 Сергей шёл и не заметил, как пришёл к гостинице, к стоянке. Сел в свою машину и поехал домой спать. Настроение было ниже нулевой отметки. Поспешил он сказать про свою душу. Дело в том, что он сам тогда про неё, про душу, ничего толком не знал!

               

 

 

 

                  

 

                               

                      

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 11.12.2017 22:03
Сообщение №: 177068
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

 

 

                               

                              Глава четырнадцатая.

 

                         Сергей Калинин и его мужские  корни.

 

   Прадед Сергея - Степан Митрофанович Калинин был из вольных донских казаков, родился он в конце 19 века. Смолоду воевал, не жалея себя, защищал границы. Позже грянула первая мировая война и снова окопы. Больше всего в жизни прадед чтил веру в Бога и Родину за которую и погиб  как герой.

   Дед  Николай Степанович  родился в 1910 году.  Ему тоже рано пришлось встать «под ружьё», мальчишкой попал на гражданскую войну. Воевал и за «белых» и за «красных»,  но от отцовских принципов не отступал. Родину любил, и Бога  не забывал,  так его воспитала мать и дед с бабкой. После «гражданской» работал в колхозе, а как объявили войну 41 года  первым ушёл добровольцем на фронт. Защищать Родину от вражеских нападок,  было уже в крови у Калининых. С войны дед не вернулся, похоронка гласила – погиб как герой!

  Отец Сергея,  Николай Николаевич родился перед самой войной 1940 году.  

  Жили Калинины тогда на Тамбовщине. После семилетки Николай пошёл работать на комбайн. Технику полюбил сразу и хорошо в ней разбирался. Восьмилетку закончил в вечерней школе.  Поступил на заочное обучение в  автодорожный техникум, но не успел закончить, призвали в армию в республику Молдавию.

    Времена к тому времени наступили мирные, сытые, но служить в армии,  по-прежнему  в семье было делом чести! Про Бога тогда уже не принято было  говорить вслух,  но в семье веру в Бога почитали,  так и Николая  воспитали,  отца нашего героя Сергея.

    В армии способного к технике парня сразу заметили, и доверили возить самого генерала!!! Жизнь у рядового солдата наступила, что и говорить, распрекрасная!!  Всегда белоснежный подворотничок, сапоги начищены, и место службы - черная «Волга».  Да ещё и генерал попался добрый, которому везде почёт и уважение, а водитель всегда  при нём.  Молодой, холостой и время свободное есть.  А кругом девчонки южанки… .

 Но в те годы порядочным девушкам  встречаться с солдатами   считалось  не совсем прилично. И это не из-за каких-то политических или меркантильных соображений. А скорей всего из-за через чур сильного полового  влечения  молодых организмов, временно оторванных от цивилизации.    

- А…, эта та…, которая  с солдатами гуляет!.. –  означало, что у девушки  репутация  не идеальная!

 Ну, были в те времена такие понятие, что теперь уж скрывать, хотя, и ошибочные!

    Сам Николай Николаевич, По-натуре  не был гулящим, как бывает, и ценил  порядочных  девушек.

 Хотя с порядочными девушками  встречаться не совсем «удобно», особенно,  в армии!.. 

 Благодаря, генеральской, до блеска намытой машине, с другом познакомились с двумя симпатичными,  молоденькими девчонками. Предложили   подвезти их с большими сумками до дома.

Пока ехали наперебой шутили, анекдоты, байки армейские  рассказывали, но без  сальностей или намёков каких.     

 В общем, кое - как, но договорились о свиданиях, начали  встречаться. У друга Петьки,  с его хохлушкой, сразу всё пошло на лад.  А вот у Николая,  с казачкой Ниной, ну, ни как! Очень уж строгая попалась, непреступная!  Было ей всего 16 лет, но она уже хлебнула самостоятельности. Работала и училась, помогала матери брата с сестрой растить.

 «Отец после войны вернулся весь израненный, долго болел, а вскоре и помер… - рассказывала Николаю его девушка Нина.  

  Красивая девчонка попалась, а бойкая, так всё в глаза парням и лепила. Язык, как «бритва»!  Все мысли и желания о ней Николаю она сразу  озвучила. Он даже  смутился, от  точного попадания в цель!

- …Тебе, что Коля от меня надо?  Ясно, что!  Только погулять со мной охота, пока здесь служишь, и всё! А после уедешь  в свой Тамбов, и поминай, как звали!   А  я, оставайся  «лавка -  с товаром»!! Ищи,  свищи купца – проезжего!  Если любишь – женись, а просто  поиграться,  ищи других,  я не держу!

   Строгого воспитания оказалась. И так он к ней подъезжал и эдак. Сначала не верил, думал,  всё равно уломаю, ну,  не железная же она!  Тем более, сердцем чувствовал, что нравился ей больше других ухажёров!  Но ничего не вышло!  Даже разозлился, мужское самолюбие взыграло!

   Разозлился и бросил эту Нинку. Думал, надеялся, побежит за ним, а нет, гордая оказалась!  Бросить – то бросил, а вот забыть её, никак не мог, хоть умри! Мучился, мучился возле других, а всё-таки снова к ней пришёл. А она всё своё бабское – любишь, женись! Ну, какой нормальный мужик после такого женится!  Дура баба, умная была бы  сообразила!

    Закончилась срочная служба, уехал Николай Николаевич к себе на родину в Тамбовскую область. Стал работать шофёром на грузовой машине, хотя его звали на «легковую», директора возить. Окончил свой техникум, стал мастером по ремонту сельхозтехники. Даже об институте вечернем думал. Но годы шли, все друзья переженились, а он никак не находил подходящую кандидатуру для матери своих детей и хозяйки в его доме.

Ночами, часто  вспоминал армию, и, молодую, девчонку  Нинку, которая в свои шестнадцать лет всё могла и успевала.

  А жизнь, как оказалась,  –  не  одна гулянка! Везде успевать, крутиться надо. Теперь он хорошо это понимал. А вдвоём бежать по-жизни лучше, да ещё в ногу, не отставая, и  помогая друг другу. Вот на ком бы он сейчас не глядя женился, на той Нинке!  Хотя она и дура!  Да где её взять, столько лет прошло, давно, наверное, замужем. Эх, вернуть бы всё назад!

 Прошло ещё время, Чем дальше, тем больше он  ценил свою бывшую зазнобу. 

А то, за что она казалась ему раньше дурой, теперь казалась пределом ума и разума!

  Короче, собрался! Нарядился в новый костюм, денег взял и поехал к другу сослуживцу, родом из Молдавии. Нашли с ним через адресный стол ту Нинку, было ему  уже 26, а ей 23 года. На его счастье, она ещё не успела расписаться, до  свадьбы  оставались считанные дни.  А  сосватал  её  один   молодой вдовец,  с большим домам, огородом  и с ребёнком.

 Брат с сестрой к тому времени выросли, а она за это время, не успела себе холостого найти. Вдовец ей понравился тем, что сразу предложил и руку, и сердце, а не тянул как другие  по-кустам,   «характер узнавать», чтобы не ошибиться!..

 Николай,  как узнал, что у него в запасе несколько дней остаётся, решил действовать.  Первым делом купил тёще и невесте дорогие подарки: обоим  по большому  кашемировому цветастому платку, невесте золотое колечко и модные духи в красивой коробочке «Ландыш серебристый». Сам нарядился в костюм с белой рубашкой и галстуком,  друга взял как положено свататься, и к Нинке домой.

 Как вошёл в дом, она  всё сразу и поняла!

  «Рубанул» прямо  с порога, чтобы потом не растеряться: - Здравствуй, Нина! Вот, Нина, я приехал за тобой, жить без тебя не могу! Откажи вдовцу,  пусть  о нём вдовы  пекутся, а мы с тобой с белого листа жизнь начнём… .

   От таких слов у женщин даже слёзы навернулись.  Было приятно, что он  о ней всё знает, значит интересовался.

 Кольцо обручальное на палец  надел, платки подарил, тёщу сразу мамой    назвал. А друг, тем временем, бутылку  шампанского  открыл. 

  Ну, кто тут  устоит!  Обнялись, поцеловались, а невеста расплакалась, так расчувствовалась.

 Извинились перед вдовцом, дескать, старая любовь вернулась, никуда не денешься. Чтобы не обманул, сразу  там и расписались. В то время очередей в загсах ещё не было. После молодая жена призналась, что тоже все эти годы не забывала его, потому не торопилась  замуж, будто  предчувствовала их встречу.

  После росписи хотел скорей  в Россию  вернуться с молодой женой, да она  всё оттягивала, да оттягивала. Пришлось там  на работу устроиться, не сидеть же у неё на шее!  Через три месяца только поехали  в его деревню, с роднёй знакомиться. Как увидела она ту деревню, так и всё!  Не поеду, хоть убей! А она уже беременная, пришлось смириться. Конечно, южная столица и русская деревня, ни какого сравнения!

 Работы в Молдавии было завались, да и климат, лучше не бывает! Вообщем, остался. Но сколько жил, столько о России  вспоминал, зимой в отпуск ездил.

 Против  молдаван он ничего не имел,  но вот обычаи их  не все нравились.

 Ну…как это так!?  Строить большой дом, а баню, главное в жизни человека, не строить! Туалеты тёплые в домах в деревнях не приняты!  Дом в три этажа, а По-нужде иди в конец огорода, в холод, в стужу! Ну, и так ещё,  По-мелоче… тоже всё не по-русски!

    У самих дома всё было по-русски. Потом квартиру получили, стали жить, как в городе все живут. Сначала  родилась дочь Света,  следом был сын, но умер маленьким.  Вскоре родился другой, жена назвала его Сергеем.

 И стал он Сергеем  Николаевичем  Калининым. Родители жили хорошо, дружно, в Бога верили, хотя не афишировали. В воскресенья и  по Святым праздникам, дома не работали, в церковь ходили обязательно на Пасху и на Рождество.  Но детей к вере не приучали, в школах запрещали. Сестра Светлана, окончив институт,  по распределению уехала в Россию, успела ещё до развала Союза. Там вышла замуж,  муж был инженер, она экономист. Работали на одном предприятие, дочка  росла у них. Жили в Подмосковье.

   Как только развалился Союз, родители  сразу  засобирались домой в Россию. Они бы раньше уехали, да всё ждали сына, когда тот учёбу закончит, одного оставлять не хотели. А сын уезжать в Россию не спешил, служить в горячих точках не хотел.  Отец говорил, что от армии его отмазывать никто не будет, а долг перед Родиной надо отдать, какие бы времена ни наступили, и как бы трудно в стране не было. Сын с отцом не спорил, он только не хотел воевать в Чечне.

     Домой Сергей приехал утром. Отец уже встал. Мать в это время уже уехала в Россию, а отец задержался из-за продажи квартиры. После продажи, Сергей должен был пожить у родственников, но  к весне, навсегда  приехать в Россию, так планировали родители.

- Ты чего такой мрачный с гулянки? – удивился отец.

- Сам не знаю, что со мной! Вчера с Катей помирился.

- Да, ну!  С тебя бутылка! – радостно пошутил он.

  Все переживали ссору с этой девушкой, хотя лично не успели с ней познакомиться. Сергей, молча, раздевался, он хотел скорей лечь спать, а  отцу хотелось с ним поговорить.

- Ну, так, в чём дело, помирились, надо радоваться, а ты чем-то расстроен?

- Она, батя,  оказалась, верующая, понимаешь,  по-настоящему религиозная девушка. Поэтому, она меня и…. до себя не допускала – с раздражением сказал Сергей.

   Отец замолчал, обдумывая, услышанное. Сергей пошёл в кухню, потом вышел, потом снова туда зашёл.  Метался, не зная, что делать. Глядя на сына,  Николай Николаевич  удивлённо спросил:-.

- Что-то я не пойму, что тебя  так расстроило? Лариска  на шею вешалась,  не нужна, стала.  Встретил честную, умную, опять плохо, кто тебе нужен? Ты сам  знаешь?

- В том-то и дело, что не знаю, не понимаю, батя!  Такое чувство, будто внутри меня «кто-то» против неё восстал, и теперь не даёт мне покоя.

- А она, что говорит?  Молиться заставляет, в церковь ходить?  Жениться заставляет? –

- Да нет, ты что! Ничего такого она не говорит, но я теперь сам не знаю, как с ней встречаться?... .

  Наступила пауза.  

  Немного погодя, отец воскликнул: -

- Ах…, да, понял, ты переживаешь, что она тебе  до свадьбы не даст, как Лариска давала. Так это во все времена порядочные девушки такими были.  А твоя мать,  она  меня, тоже до себя не допускала до женитьбы. Сколько лет я её  пытался забыть с  разными «давалками»!  А нет, всё равно через столько лет приехал её одну искать в Молдавию. А мне  что,  баб в России не хватало!?  Ты ещё жизни сын не знаешь, как и  я  в твои годы не знал.

  Он не стал рассказывать сыну, что когда – то сам, молодой, зелёный  именно из – за этого  расставался с его матерью.  Теперь он уже знал жизнь и хотел вразумить сына.

-  … Ты запомни, девка, которая сразу согласна в койку, она со всеми такая будет, и до тебя и после. В наше время честных девчонок на вес золота ценили, так и до нас было! Только вы сейчас с ума посходили, все сравнялись, ни стыда, ни совести!  Наш «брат», он По-жизни лазейки ищет, такими нас Бог создал! А женщина, настоящая,  она себя блюсти должна и за порядком  следить, а не подкладываться, под каждого желающего….

  Сергей молча слушал отца,  ещё вчера он  разделял его старомодные взгляды. Думал, его это не коснется,  надеялся, рано или поздно,  это у них  случится. Ведь у них же любовь, а что это за любовь без секса?! Скажи кому, засмеют, запозорят, скажут слабак!

 Но после их последнего разговора, всё изменилось, будто  «змея» вползла в  душу и хочет, чтобы он забыл Катю.

- Батя, ты вот в Бога веришь, а чем верующие от не верующих отличаются, кроме воздержаний, как, ты думаешь?

  Николай Николаевич строго посмотрел на сына и с гневом начал:

- А ты, крещённый, себя неверующим не считай!  Это тебя пока «петух, жаренный», в одно место, не клевал! Сын мой дорогой, единственный! Пока мы здоровые, да богатые, нам никто не нужен!  Мы сами с усами!  А, как случись беда, сразу завоем:

   -Господи, спаси, помилуй!  Ты истории своих дедов вспомни!   Кто их от смерти спасал, жизни продлевал? Может тебе напомнить надо, память отшибло?...  

Сергей не спорил с отцом, но в душе его всё «бушевало» и не хотело смиряться. А  отец продолжал :

- …А ты сам-то,  давно в церкви был, свечки за своих  героев дедов ставил, которые за нас головы сложили?

- Не помню когда,  врать не буду,  как-то заходил с ребятами, когда мимо шли … - стал вспоминать Сергей, но его перебил отец.

 – Так вот надо, не «мимо шли», а с утра, натощак,  да всю службу простоять, как положено. Глядишь, и мозги на место встанут, а то у тебя от больших денег, они  все переболамутились…

 Он  продолжал отчитывать сына, но Сергей уже  не слушал его….

  Отец давно подозревал, что сын занимается чем-то опасным, если такие большие деньги платят. Поначалу Сергей  говорил правду, но потом стал скрывать свои доходы. Про машину он сказал , что она для работы ему выдана, на время.  Хотя она, и на самом деле, фактически,  была не его.  Документы  на неё были «липовые, да и ,вообще, всё «левое». Он понимал, что дальше Молдавии на ней он не уедет.  Но хотел, хотя бы сейчас,  поездить, повыпендриваться. А потом «толкнуть» какому-нибудь «лоху», чтобы вернуть свои деньги, если до того…  милиция не отберёт!

 Отец ему часто повторял: - Где большие деньги крутятся, там всегда  преступления, и смерть… по пятам ходит!

 Но в молодости,  ничего  не страшно!

 

  Если бы кому другому его девушка сообщила о своей вере в Бога, то не всякий отнёсся бы к этому  так серьёзно, как Сергей. 

  И хотя Сергею в детстве  никто не  рассказывал  сказок про Святых, не рассказывали про  Боженьку, как Кате, он всё равно всегда знал, что  это  серьёзная тема!

  Прадед и дед погибли оба молодыми, защищая отечество, но о них всю жизнь потом рассказывали бабушки своим детям и внукам. Среди геройских случаев были и чудеса, связанные с реальной, незримой помощью, её приписывали  к Божьей помощи.  

   Прадед Степан Митрофанович несколько раз бывал  на волоске от смерти, но необъяснимым чудом спасался.

 -Это  Бог спасал его, потому что рано было умирать, не отвоевался ещё, и сына не родил,-  поясняла потом бабушка.

Много было чудесных случаев на войне, когда раненым удавалось  выжить. Но свой случай  Степану запомнился до конца его жизни.  

Он   уже лежал в куче   покойников и себя таким  посчитал.

  Было это зимой в первую мировую войну. Их захватили в плен, и выстроив полукругом, плотно друг к другу, собирались расстрелять с двух сторон. Пропустить и промахнуться в такой ситуации было просто не возможно. Пока шли приготовления к расправе, Степан про себя молился,  да так горячо, как только перед смертью молятся! Скоро всё провалилось в чёрную пропасть! Неизвестно сколько времени  прошло, он очнулся от холода, было тесно, темно и душно. Сначала Степан посчитал, что это он уже на том Свете. Вскоре до него дошло что он чудом остался жив после расстрела. Сам не помнил, как вылез из-под кучи уже холодных трупов. Прислушался, кругом  тихо. Покойники тоже не подавали признаков жизни. Вскоре, радость сменилась новой тревогой, он понял, что ранен в ногу, и идти не может. А утром рассветет, и его сразу заметят и добьют. Не далеко слышался шум выстрелов. Снова Степан ухватился за молитву, как за единственный «спасательный круг». Снова молился, как последний раз, думал, если не выживу, так хоть перед встречей с Богом, очищусь! Грехов-то накопил за свою молодую жизнь – счёта не хватит. Молился, каялся до слёз, снова молился и каялся до рыданий. Перечитал всё, что знал, но больше всего читал молитву к Николаю Угоднику. К Святому есть  небольшая молитва,  он  знал её с детства, отец с матерью заставили выучить  наизусть.

- Случится, с тобой беда, сынок, обратись с молитвой к скорому помощнику Николаю Чудотворцу, да не просто  обратись, а как последний раз!  И  Он   услышит тебя,   и обязательно поможет! -  вспомнились их слова.

   Вот и настал такой случай! Намолившись до изнеможения, сам не заметил, как уснул, или потерял сознание. Очнулся снова в темноте, ничего понять не может, одно почувствовал, что лежит не на земле, а в помещение на подстилке. Ногой пошевелил – больно, но она во что-то уже замотана. Не известно сколько он проспал, никто точно не знал. Но каким-то чудом  его спасли  мужики, отец с сыном в лесу дрова рубили.

 Но как он оказался  в том спасительном  лесу, как дополз или «кто» его туда перетащил, ни мужики не знали, ни он не мог вспомнить. Отлежался у добрых людей, а потом добрался к своим. А самое интересное, как потом оказалось, в окружение они попали 6 декабря, расстрел был в ночь по старому стилю,  как раз на Николу зимнего.

 После, 19 декабря,(по новому стилю) Степан стал считаться своим вторым днём рождения. Сына, первенца,  назвал в честь  спасителя Николая Чудотворца.

 У деда, Николая Степановича, тоже был в жизни  аналогичный случай.  Случилось это в гражданскую войну, когда кругом творилась полная неразбериха! Стояли они в одном селе, глухой ночью окружили их  бандиты и перебили  всех сонными.  Кто-то сдал их врагу. Деда с другими бойцами заживо подожгли в хате, подперев  снаружи двери. Каким-то чудом он один сумел вылезти из горящей хаты, когда обвалился потолок. Как обгоревший до мяса, он полз, не зная куда, впотьмах, не видя дороги, потом сам удивлялся. Чётко помнил  одно, что в тот момент, от страха и ужаса  читал молитвы  какие помнил с детства.  

  Дополз в темноте до какого-то непонятного убежища и там спрятался, пока кругом всё ни стихло. Это была маленькая разрушенная церковь, а дополз он до алтаря, где схоронился. Оказалось церковь была в честь Николая Чудотворца! Это потом он прочёл на почерневшей металлической табличке.  Многочисленные ожоги без особого лечения чудесным образом быстро зажили. Своего первенца Николай Степанович  тоже назвал Николаем.

Погиб Николай Степанович  в Великую Отечественную войну. Никто не знал как,  но то, что  геройски,  было известно из похоронки. Видимо, Господь столько отмерил веку старшим Калининым, что всех забирал молодыми. Но «семена» после себя, и память о Божьих чудесах по горячим молитвам  они оставили.

   Икона Николая Чудотворца всегда висела в доме на видном месте ! Эти давние истории свидетельствовали о главном – Бог есть!

    Младший Калинин знал эти истории  с детства, но не знал как к ним относиться. К двадцати годам  Сергей вырос открытым, не завистливым, не жадным юношей. Главным увлечением стала техника, как у отца. Но кроме желания профессионально заниматься любимым делом, он хотел  хорошо зарабатывать. Жить обеспеченно и не занимать деньги до следующей получки.  Раньше, до развала Союза,  он чётко представлял своё будущее. Теперь, когда Союз развалился, и появились новые отношения, он стал мечтать о своём бизнесе - о мастерской по ремонту автомобилей. В Молдавии жизнь для русских заканчивалась, осуществить своё желание теперь  возможно было только в России. Но Россию  он не знал,  хотя  отец всегда уверял:

- Русским  в России нечего бояться! -

 Многие ребята из  его окружения  мечтали о другой загранице – Америке, Израиле, Германии. Это были самые популярные места, куда тогда все стремились. Для легального отъезда  шли на всякие уловки: меняли национальности, фамилии, женились, расходились. В конце восьмидесятых многим это удавалось, что подстёгивало других. Сергей,  наблюдая за этим ажиотажем, придерживался  поговорки: «Не зная броду – не лезь в воду».     Но когда у него появилась возможность съездить по делам в Западную Германию, он не упустил  случая, чтобы  посмотреть  хвалёную жизнь.    Побывав там, и пообщавшись с нашими «бывшими», он  сделал для себя вывод:-

 -  Да, у немцев и, наверное, вообще в Европе, всё сделано с умом и на совесть! Но жить в таком просчитанном и отмеренном порядке, Сергей  не хотел. Другое дело, партнёрские отношения! Порядок и педантичность в работе  – залог успеха. А  жить нужно  по-русски!   Богато, но просто  от души !  И уж не экономить на гостях!...

   Это и есть русский менталитет о котором  говорили везде. Стало понятно, почему наши «выехавшие»  создают семьи чаще со своими.   

  После последнего разговора с Катей, Сергей ходил, как чумной. Поначалу думал, это от неожиданности и само собой пройдёт. Но проходило время, а чувство разочарования не покидало его. Поэтому он редко ей звонил, ссылаясь на завал в работе, которого на самом деле не было.

    Ах,  Катя, Катя,  что же случилось!  Как ещё недавно он любил её, как хотел!  А теперь,  куда  всё подевалось? И неприятная тоска наваливалась  на него с новой силой.  Он сам не знал, что с ним происходит.

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 24.12.2017 21:48
Сообщение №: 177622
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

….Сергей сам себе не признавался, что отец прав, когда тот прямо назвал причину его расстройства. Что отец может понимать в «этом деле», да ещё в его возрасте! Сергей, как и вся молодёжь, считал, что люди после 50 и дальше, уже живут одними воспоминаниями о молодости.  Ну, какая  любовь без близости?!  Это норма человеческих отношений!   Считал Сергей.

   Да, конечно, есть пошлость, скотство, как  было с Лариской и другими, но сейчас-то другое дело, любовь!  В уме он давно  представлял себе картины, от которых мурашки бежали По-телу! Если от одних нечаянных прикосновений «башню сносит», то, что может быть в тот момент!...

   Раньше до знакомства с Катей с женщинами «всё»  происходило «автоматом».  Сделал дело и забыл… до следующего раза. А сейчас всё изменилось.  Он жил в ожидании. И только в ссоре,  будучи в сильном опьянении   он несколько раз сошёлся в бане с продажными девками.  Борька заботился, чтобы никто из его друзей в бане не «скучал».  Но, после каждого раза Сергей бежал оттуда, как нагадивший щенок,  чтобы скорее забыть,  чтобы никто не узнал. Пока есть желание ничего не замечаешь, но как только нужду справил, наступает отвращение и даже к себе!  До встречи с этой девушкой,  он не знал  «воздержания» и считал, что оно вообще, не нужно в его возрасте. И даже вредно, как говорят «знатоки». Но за эти месяцы понял,  если искусственно не разжигать в себе похоть –  порнофильмами, женскими соблазнами, разговорами, то она о себе не напоминает. Его  окружение считало  разжение плоти -  хорошо и даже необходимо.  А вот, что на самом деле хорошо, а что плохо Сергей   не знал.

 

  Прошло две недели после Катиного дня рождения. Отец, решив квартирные дела, уехал в Россию. После Нового года квартиру нужно было  освободить новым  владельцам. К плохому настроению добавились неприятности на работе. В мастерской дела приостановились. Последнее время  шеф заметно нервничал и постоянно учил Сергея, что ему говорить, если вдруг нагрянет полиция. В гараже, для виду, стояли две разбитые машины: -  «Жигули» 1-ой и 5-ой моделей, якобы,  на ремонте.

 - …Если спросят про иномарки, скажешь, бывали, ремонтировал. Но чьи они, откуда, знать не знаешь… - в какой раз повторял одно и то же Георгиевич.  Что у них случилось на таможне или где в другом месте, Сергею не рассказывали, а он  и не спрашивал. Он  давно понял, что вся его работа, как ходьба по острию ножа, до поры до времени! Видимо, где-то прокололись. Последнюю иномарку увезли давно, и Сергей решил пока заняться ремонтом  стареньких машин соотечественников. После гонораров в долларах, копеечные расценки казались смешными, но работать всё равно было надо. Находясь в гараже, он постоянно прислушивался к звукам подъезжающих на улице машин, чтобы успеть собраться.                                              

 Своих ребят он распустил и от одиночества страдал ещё хуже. За несколько дней нервотрёпки устал, как никогда ни от какой работы.  Да тут ещё  всякие мысли  лезли в незанятую голову. За всё  время он  несколько раз позвонил Кате.                                         

  Жаловался на загруженность в работе и, будто, сглазил своим враньём. Работы не стало совсем!  Катя  сначала верила и ждала, но потом её голос заметно погрустнел. Она стала догадываться, что он просто не хочет её видеть.

В  субботу он позвонил, чтобы снова  соврать, что придти не может, но  она  сообщила, что заболела  и лежит с температурой, у неё ОРЗ.             

  Сергей пожелал ей скорого выздоровления и обещал звонить.                             А звонить ему не хотелось, он сам не знал почему. Ему хотелось одному  «отсидеться».                                                              

 Бросить её и забыть навсегда, он тоже не хотел. Ну, как быть? Не скажешь же ей: - Катя, ты поживи пока без меня, а я подумаю, а когда ты мне понадобишься, я тебя  найду.

 Дней через пять, надо было снова звонить. В ответ он услышал  радостный взволнованный  голос, будто она сидела и ждала его звонка. Голос был ещё хрипловатым после простуды.

- Серёжа, ты? Я так ждала твоего звонка, знаешь…, она хотела что-то рассказать, но Сергей, прервав её, сухо начал: -

- Катя,  извини,  но я сегодня срочно должен уехать по делам.

- Куда?

Сергей замешкался от неожиданности и вылепил первое, что пришло на ум.

- В Россию, (больше ехать было некуда на тот момент)

- Надолго?

- Не знаю,… он соображал, насколько соврать.

Но Катя  почувствовала его ложь.

- Ну, что ж, счастливого пути, приедешь, звони!.. – сказав, она не положила  трубку, в надежде, что он что-то добавит. Но он ничего не добавив,  положил трубку. Чувство   мерзости переполняло душу Сергея, но он был  не хозяин себе. Кто-то в нём торжествовал, а кто-то плакал!  

 

  Оставшись без работы, Сергей не знал чем заполнить свободное время.

 По вечерам он с приятелем Димкой ( тот работал у него в мастерской, когда была работа), ходили играть в бильярд в гостиницу Интурист. После игры пили в баре пиво, иногда с водкой. Если появлялся Борька, то иногда под конец вечера ехал с ним в баню, а там тоже  бильярд и пиво, и водка, и… девочки.   Последнее время Сергей частенько принимал эти приглашения.

     Димка,  не избалованный деньгами парень, после колледжа долго не мог найти работу. Поэтому очень был рад, когда Сергей предложил ему хорошо оплачиваемую работу. Про риск ему намекали, но парня ничего не пугало, кроме безденежья.

   В тот вечер, поиграв в бильярд, они спустились в бар, чтобы выпить по кружечки пива,  а  главное -  убить время.

     В полутемном баре было немного людей, в основном – женщины.  Почти все завсегдаи этого бара, и хотя внешне они были разные,  цель у всех одна – найти богатого мужика, и, помоложе. Сидели тут и проститутки, и просто «съёмные» дамы, а также молодняк, желающий потусоваться среди «хорошей» публики.

  Особым вниманием пользовались незнакомые мужчины, их просто «разрывали» глазами и тут же наводили справки о пришельцах По-своим каналам.  Случайным  людям с улицы, да без денег, попасть  туда было не просто. Сергей такой «осмотр» прошёл несколько месяцев назад, но повышенный интерес к нему и его спутникам  по-прежнему оставался. Каждый раз ребята из бара уходили одни, никого не сняв, из присутствующих  женщин.

 Это было обидно - загадочно ! И хотя, ребята, не были  крупными «рыбами», но молодость и юношеская привлекательность манили к себе искательниц приключений.

    Нынче, не успели ребята присесть за свободный столик, как к ним уже навязались две странные молодые девчонки. На вид им было лет 16-18. Одна полная, не симпатичная,  другая получше, но обе помятые, лохматые, будто с поезда вылезли ранним утром.

   Ребята равнодушно не возражали. Помятые девки, (на девушек они не тянули), довольные, что им не отказали, уселись за столик, и сразу начали озираться по-сторонам, делая вид, будто пришли на свидание и ждут своих ухажёров.  На самом деле, они надеялись, что соседи по столу предложат присоединиться к ним.  Денег у двух кадрилок не было даже на стакан воды из под крана. Сюда их пропустил швейцар за 10 лей, пока никто не видел, они пообещали ему  хорошо заплатить  по уходу.

  На залётных  девок, молча, сразу ополчились все местные дамы, выжидая момент, чтобы поквитаться. Но две подружки оказались не из  робкого десятка и продолжали делать вид, что пришли на свидание. Видя, что соседи на них  не реагируют,  начали сами.  

- И вот так всегда! Пригласят девушек в бар, а сами опаздывают…. – пропела одна другой.

Потом, повернувшись к ребятам, спросила та, что посимпатичнее.

- Ребята, время ни скажите?

Дима ответил. Они в это время, разговаривали с Сергеем, повернувшись к стене. Пиво им уже наливали.

- …Ну, что тебе шеф говорит, когда работа будет?

- Мне кажется, он сам этого не знает. Похоже, что это не от него зависит, на таможне какие - то непонятки, разбираются. А, вообще, готовься, всё может закончиться в один момент.

- Жаль, я  уже стал разбираться в электрике… – сожалел  Дима.

- Ребята, ни угостите дам сигареткой? – снова заговорила одна из девчонок. Сергей, молча,  вытряхнул  из пачки  один ряд   сигарет.

 -  Берите! - сказал он, по-прежнему, не замечая их.

- Ой, так много, нам только две было надо, - сказала толстая, захватывая несколько штук.

Сергей уже привык к подобной  назойливости и хорошо знал, что тем  от них надо. Зажигалку просить не пришлось, она лежала на столе.

   Прикурив, подружки жадно затянулись, и, закинув ногу на ногу, стали нагло рассматривать всех находившихся в баре. Наблюдавшие за ними посетительницы бара,  от хамства и наглости  приблудных девок были уже на взводе. Мало того, что явились на чужую территорию одни, да ещё высматривают себе «добычу», где обломится. Официант принёс пиво, не замечая никого, ребята стали пить. А подружки, уже ёрзали от нетерпения.

 Видя, что этих парней трудно будет раскрутить на угощение, тем ни менее,  снова пошли в атаку.

- Ребята, а вы тут часто бываете, музыка тут, как, ничего? Мы  здесь давно не были, вот пришли с ребятами отдохнуть, а они где-то задерживаются.  Может вы составите нам компанию?  

 Сергей понял, что по-хорошему эти двое не отстанут, и он специально громко сказал:

- Девчонки,  мы нынче не по этим делам пришли –  подчеркнул он «не по этим делам». Девки сделали удивлённые глаза, изображая обиженный вид,  переглянулись между собой – за кого их тут принимают! !

- Да мы тут своих ребят ждём… - начала одна,  но в этот момент к их столику подошёл молодой мужчина.   Наклонившись к «дамам»,  он  тихо  и  вежливо сказал:

- Вас  там  двое мужчин спрашивают.

- Где…где? – одновременно, хором спросили подружки. И, соскочив со стульев, бросили победоносный взгляд на ребят; дескать, вот мы какие, нас вызывают даже!

Торопливой походкой засеменили к выходу, на встречу счастью!

   Обрадовались,  что пока они тут сидели, кто-то на них «глаз положил».   Однако  в фойе  никого не оказалось,  следом шёл тот  мужчина.

- Пошли на х… отсюда прошмандовки вонючие… – со злостью крикнул он, и  с силой толкнул обеих в спины. Девки, от неожиданности, чуть ни упали, в ответ громко за матерились и полезли драться на обидчика.  А тот уже кричал швейцару:

- А ты старый хрен, если ещё таких сучек пропустишь, больше здесь работать не будешь….

  Швейцар с трудом сдерживал разъярённых девок, направляя их к выходу.

- Они сказали, что их тут ждут. Откуда я знаю. Не пропустишь, тоже ругаются -– ворчал он, открывая стеклянную дверь.

- Сволочи,  гады… – продолжали орать  путанки, когда их вытолкали на улицу.

- А тебе за это деньги платят, чтобы ты различал, кого пускать, а кого нет. Запоминай в лицо шушеру – отряхивая руками брюки, говорил  местный сутенёр.

 Не успели ребята допить пиво, как к их столику прямиком плыли ещё две красотки. Эти были с бокалами в руках и сигаретами в зубах, они только отошли от барной стойки.

- Мальчики, вы не возражаете?... – улыбаясь, пропели они, сверкая бижутерией и блестящими тенями вокруг глаз. Это были уже законные посетительницы и на своих правах шедших к  цели.

А ребята в это время уже встали, раскланялись с дамами, пожелав им хорошего вечера,  двинулись к выходу.

- Да, что же это за мужики пошли, такие молодые, а уже баб сторонятся.

- Ну, ясно - голубые, что ещё скажешь, а жаль!

Сделали вывод женщины знающие толк в мужчинах. Домой идти не хотелось, и ребята поднялись в ресторан.

- Давай  здесь поужинаем, после пива есть захотелось, - предложил Сергей – у меня деньги есть.  Дмитрий не возражал, тем более на халяву.

Они заказали ужин и 300гр водки. Народ постепенно подходил, и ребята разглядывали публику. Сюда,  как в бар, просто так не зайдёшь, надо сразу делать заказ. Потому здесь было спокойнее от женщин «налётчиц».  Димка,  молодой, свободный парень, наглядевшись всего, не прочь был развлечься. Он не знал, как начать разговор на эту тему. Сергей ему казался очень самостоятельным,  и в таких делах тоже.

 - А ты, что  Серёга,  с такими…, вообще, никогда? - он имел ввиду тех первых  подружек.

- Ну, ни с такими же?! Да они за стакан водки у любого в подъезде ….  в рот берут - презрительно сплюнув, ответил Сергей.

У Димки не было сексуального  опыта, как у Сергея, он знал обычных  девчонок. Была у него и постоянная «пассия».

Принесли водку и салаты с хлебом. Ребята выпили и закусили. Настроение  поднялось, особенно, у Димки, его потянуло на подвиги. Заиграла музыка, вышли первые танцоры. Налили ещё  водки,  выпили.

- А ты, со своей девушкой навсегда расстался, или как? –  поинтересовался  Димка.

Он знал, что Сергей одно время сильно нервничал из-за неё.

- Ой, ну, ты хоть не дави на «больной мозоль»! - 

Сергей не хотел говорить на эту тему.  И хотя фраза вылетела у него сама собой, он  почувствовал, что оно так и есть, где-то  глубоко, глубоко!

 - Ну, извини, я не знал, что ты ещё переживаешь, давай лучше выпьем.

- А ты не гонишь, только что выпили?

- Настроение просит. У меня тоже, с «моей» всё не клеится. Постоянно ссоримся.

- А у тебя-то что? – поинтересовался Сергей чужим горем.

- Да она из села приехала, где мои родственники живут, пока  здесь у тётки.   Всё боится забеременеть и требует, чтобы я ей обещал, что если что,  сразу женюсь. А я не хочу жениться, рано. Я даже и не гулял ещё по-настоящему.

- А как это по-настоящему?- усмехнулся Сергей.

- Ну, чтобы по-всякому… и с этими, ну…с проститутками и по-разному, как они умеют. – он смутился от того, что не знал, как объяснить свои желания, будто «лох» какой-то!

- А ты Серёга, уже пробовал по-всякому?

- Пробовал - ответил он, чтобы тот отстал, а сам   подумал:

 «Господи, о чём мы  мечтаем, чтобы всякая грязная потаскуха обсосала нас во всех местах и это счастье! И эти бабы, проститутки безмозглые,  мечтающие,  обобрать  любого «лоха.  Да при этом, ещё и «кайф» словить».

    В это время,  виляя задом, мимо их проплывали две «красотки», в коротких юбках, выше всех крайностей. У столика приостановились, и послали ребятам воздушные поцелуи, в надежде, что здесь их остановят.  Польщённый вниманием Димка, хотел, было уже им махнуть, но Сергей вовремя прижал его руку к столу.

- У тебя что, денег много? Таким платить надо.

  Димка сразу сник.

- А я думал, они заигрывают!

- Заигрывают с твоими  «бабками», которых у тебя нет.

- А откуда ты знаешь?- всё ещё сомневался наивный парень.

- А сюда просто так с голой ж… бабы не ходят!  Учись, запоминай, пока не  вляпался  куда-нибудь. Понял!

- Понял – разочарованно махнул головой, ещё не гулявший по-настоящему парень.

 Принесли второе, ребята с аппетитом набросились на еду. Немного погодя, заиграли медленную мелодию и объявили «белый танец», хотя они все были «белыми»  и без объявлений.

 Какая-то девица тут же пригласила Димку и он с удовольствием пошёл с ней. К Сергею в это время тоже было направились с разных сторон красотки, но он,   сложил руки крестом на груди и сделал умоляющее лицо, говоря своим видом.

- Простите, родимые,  не танцую!

 Несмотря на это, самые уверенные, всё равно подходили и настаивали. Сергей чувствовал, что скоро не сдержится и.., но  взял себя в руки.

Закурив сигарету,  налил себе водки.

  Его уже стала раздражать некогда «волнующая» обстановка, которая, поначалу, казалась  заманчивой и многообещающей!

 Полумрак, душевная тихая музыка, красивые женщины, блеск бокалов с вином, всё это казалось таким романтичным! Но «наевшись»  «романтизма»,  увидел  его с обратной стороны, изнутри, как есть на самом деле.

  Раздражало  всё – откровенная циничная пошлость, бесстыдство похотливой публики. А эти молодые мужики, в цветных пиджаках, под бизнесменов!  В обнимку с  престарелыми подружками!  Так бы и набил  всем хари, чтобы не позорили род мужской!  Последнее время он избегал   связи с  доступными женщинами.  Ему всё меньше  хотелось опускаться в помойку  продажных  человеческих тел.

  К столу Димка вернулся довольный, с такой дамой танцевал! 

После, его ещё приглашала одна и та же женщина.  

- Серёга,  а меня эта баба зовёт прогуляться? –  радостно сообщил Димка,   -  она тут с подружками отдыхает.

- А ты сначала спроси, сколько будет стоить её  прогулка?

- Что, прямо так и спросить, а она не обидеться?  А - то  по роже даст за такие вопросы!

-  Не бойся, не даст!  Да смотри, чтобы цену не завышала, делай вид, что ты всё знаешь не в первый раз – напутствовал он друга, когда тот пошёл приглашать на танец новую знакомую.

Сергей курил и наблюдал за происходящим. Он ждал, что ответят неискушённому парню. Когда закончился танец, Димка присел на стул и, улыбаясь, сообщил.

- Она сказала, что договоримся. Мне кажется она не проститутка, просто смелая, отчаянная баба. И я ей, кажется, сильно понравился, она так ко мне прижимается! Ух!!

Было ясно, что приятеля разводят, думая, что тот  при деньгах. Сергей пытался  объяснить ему, что к чему, но тому не хотелось верить, он уже упивался предчувствиями!...

   В это время в ресторан с шумом ввалилась компания во главе со Смилянским, среди них был Стас и ещё знакомые Сергея. Молодые девчонки повыскакивали с мест и бросились здороваться - целоваться  с Борькой, предвкушая обильное халявное угощение. В Борькиных жилах текла разная кровь, но в общем «букете», непременно, был след какого – то большого кутилы купца – гуляки! Он обожал быть в центре внимания. Заметив Сергея, Борька замахал  ему рукой, приглашая присоединиться к ним.

- Ну…, это надолго! – подумалось  Сергею. - А  хотя, куда ему торопиться, в пустую холодную хату, где никто не ждёт.

А Димка не смотря ни на что, собрался идти гулять с «отчаянной бабой».  Он опьянел от восторга, от счастья быть замеченным и  всё ему казалось ни почём.

 А что!!!… – было написано на его  обалдевшем лице.  

 В тот вечер он был неплохо одет, да и Сергей, его спутник, знакомый самого Смилянского, уже обещали платёжеспособность. А то, что он явный «лох»,  опытная «завсегдайка»  сразу раскусила.  Но, возможно, именно это, как свежатинка и привлекло!

Сергей расплатился и собрался идти к Борькиной компании. Димка, попрощавшись, направился к выходу.

 Проходя мимо столика Димкиной знакомой, Сергей наклонился, и  шепнул ей на ухо:

 - Не ходи с ним, он без «бабок»! 

 Немного погодя,  он оглянулся, путана продолжала сидеть, хотя Димка уже ждал её в фойе  кабака.

 

 

 

 

 

 

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 29.12.2017 21:16
Сообщение №: 177890
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

У Борьки, как всегда,  веселье в кабаке не заканчивалось, продолжение  было в сауне. Димка, так и не дождавшись  новой подружки ушёл не солоно хлебавши.

   В сауне все разбились на две компании и по очереди ходили париться.  После парилки  пили пиво с водкой, ели сухую тараньку, говорили ни о чём.

Съёмные девки пили, ели,  молча до них ещё очередь не дошла.

 Сергей, попарился,  выпил пива  и ушёл играть в бильярд.

Время быстро пролетело, партнеры  уже ни раз поменялись,  а Сергей всё играл.

Когда партнёров не стало, он вернулся к столу, чтобы выпить и чего-нибудь  закусить.  Народ разбрёлся кто куда, и кто с кем. На этот счёт в  бане было продумано.

   За большим столом одиноко сидела проститутка, совсем девчонка.  Она была настолько невзрачная,  что даже странно было увидеть  такую.  На вид девчонке  было лет 15-16. Как подросток худая,   без каких -либо женских округлостей в положенных местах и только длинные тёмные волосы напоминали, что она девушка.  Крупный некрасивый нос занимал пол лица, губы тонкие, да ещё красные прыщики дополняли картину. А маленькие, глубоко посаженные карие глазки исподлобья так бегали из стороны в сторону, изучая всё. Где её кто откопал, да ещё на такую роль, было совсем не понятно.

  Девчонка сидела как  загнанная в угол «мышь»,  в глаза не смотрела. Сергей сел неподалёку,  налил себе пива, предложил и ей. Она кивнула головой, как немая и улыбнулась, как учили.

- Ты с кем тут?  - спросил её Сергей.

- Я… ни с кем… ещё. Мне сказали сидеть и ждать!

Сергей выпил пиво и налил ещё, ему стало   интересно узнать, что это за «чудо»  и как она в такой роле оказалась?

- Тебя как зовут?

- Стэлла! – ответила девчонка и впервые посмотрела в лицо Сергею, её маленькие глазки – буравчики так и сновали из стороны в сторону туда -сюда, туда-сюда. Как бы желая скорее понять, что ему нравится, и как ему угодить.  Рассмотрев вблизи Сергея,  она  порозовела и даже похорошела от удовольствия, так бывает с людьми, когда им кто-то нравится из противоположного пола. Природа сама их меняет, для лучшего подхода к самцу или самке. Этот  стройный сероглазый парень,   как счастливый билет  выпал ей, среди нескончаемых неудач.

- И давно ты Стэлла этим занимаешься? – неожиданно спросил  он.

Она снова подняла на него бегающие глазки.

- Недавно!

- А как попала? Кто тебя на это подбил,  Стэлла?  

Девчонка  молчала.  Странно вёл себя клиент и спрашивал, как милиционер, и она решила промолчать.

А Сергея ещё больше разбирало любопытство. С такой «особью» женского пола в «проститутских делах», он никогда не встречался, и хотел понять это «существо».

   - Твои родители, конечно, ничего не знают. Тебе пообещали много денег, подружки городские подсказали, они и привезли в город.

   Стэлла молча кивнула головой и опустила глазки на пол. То ли она была на самом деле такая ещё не опытная, или прикидывалась, вот это нетерпелось узнать Сергею. Он налил в разовые стаканчики водки, себе и ей,  и подал ей  в руки.

- Давай  Стэлла выпьем, раз уж мы с тобой вдвоём остались!

 Она послушно выпила, он подал ей закусить. Через  несколько минут водка подействовала, у девчонки будто распустили « пружину».

- Тебе говорили, что клиентам нельзя ни в чём отказывать?

- Говорили,- кивнула она.

- Так вот, для начала, расскажи мне про себя, мне интересно о тебе узнать. Девчонка приняла это за каприз клиента до… того!

 Как оказалось, эта Стэлла не такая уж наивная в сексуальных делах. Скромность  была с виду,  как   «прикид».  

 Скромность украшает девушку, наверное, не раз слышала она, ну, и… «украшалась»! 

 До этого она ездила с дальнобойщиками по трассе, что проходила возле их села. У неё была большая семья, а денег у родителей нет. И вот она решила  зарабатывать сама , чтобы  открыть  торговую палатку на трассе, как делали удачливые селяне.

- Ну, а другие девчонки в селе,  тоже «так» зарабатывают.

- Да!

- Все?

- Нет, не все! Кто-то  ездит в Польшу, в Румынию, а кто просто торгует у людей их товаром. Сказала она,  со знанием дела.

- А ты решила, значить, что здесь быстрее денег скопишь?  И сильно нравится тебе это делать? – совсем уже не по делу спросил Сергей.

  Девчонка совсем уже не знала, что ей  отвечать этому непонятному клиенту.

- Стэлла, а ты крещённая? – Сергей сам не понял, как этот вопрос вылетел у него.

   У девчонки от неожиданности ещё быстрее забегали глазки, она соображала своими куриными мозгами, что ему ответить, чтобы, наконец,  понравиться.  Вовремя всего их разговор,  она старалась  угодить  ему ответами. Он ей сильно понравился! И она уже не могла дождаться «того», за что она получила бы и деньги и  «кайф»!

- Крещённая – ответила она, не отвечая на первую часть вопроса.

- И ты за деньги готова  на изнанку вывернуться перед каждым  проходящим мужиком, чтобы только заплатил?

Девчонка,  после его последних слов сразу вся напряглась, чего, чего, но таких слов она не ожидала.  Значит, ему нравятся только скромные девушки,  как она не поняла сразу.

- У меня очень трудное положение, я бы так не пошла… – начала Стэлла, вызывая сочувствие у Сергея.

- А ты знаешь, какие девушки бывают?…,  и он оборвал себя на полуслове.     -   Кому я говорить собрался, вот дурак! Ругал он себя за вырвавшиеся слова.  

А Стэлла решила, что разговорная часть знакомства окончена, и пора переходить к делу…

- Вы всё спросили? – и она осторожно взяла его за рукав.

Пойдёмте…, а то мне попадёт… – решила она давить на жалость.

Сергей внимательно посмотрел на девчонку:

«Это же, сколько водки надо выпить, чтобы захотеть «такую»?» - подумал он и достал из кармана деньги. Положил перед ней 50 лей, ( 120 рублей),  и сказал.

- На, возьми, отдай хозяину, больше ты не стоишь, так и передай.

Стэлла взяла деньги со стола,  так и не поняв, что ему было нужно от неё?

  Сергей вышел на улицу, было уже морозно.

 - Какая же она  противная,  бр р р р…бррр!

Брезгливо передёрнув  плечами, от отвращения потряс головой.   

Засунув руки в карманы, быстро  пошёл,  направляясь в сторону дома. 

 

 

 

 

 

 

 

                         

                                         Глава  пятнадцатая.

                                       

                                        Бабушка и свекровь.

 

 

 

          Все свекрови, и тёщи, как правило, эгоистки, и любят только своих детей. Снохи и зятья, видя такое к ним отношение, платят тем же, а в результате – эта многовековая  семейная война продолжается. От этой, чаще,  невидимой, лицемерной «войны», больше всех страдают внуки.                               Они с детства вынуждены хитрить, ловчить между враждующими близкими, любимыми людьми. И к бабушке надо подмазаться и маму обижать не хочется….

  И в результате  внуки, вырастают черствыми, лживыми людьми. И  не любят не тех, и не других,  по-настоящему.

     Всё вышеописанное, к счастью, не имело  никакого отношения к Марии Константиновне и её снохе Ольге. За исключением, небольшого недопонимания в первые годы их жизни с Николаем.                                    Мария Константиновна всегда понимала, что главное в жизни человека – это семья!

А семьи  без жены и мужа  быть не может.

 Семья - это  маленькая церковь! 

А церковь, учит, прежде всего, терпению! Поэтому и в семье все должны быть терпеливы друг к другу, к тёщам и свекровям это тоже относится. Они, первые, должны сохранять семьи своих детей, а  не доказывать свои амбиции!

  В самом начале супружеской жизни ,  Оля, как многие молодые женщины, тоже  считала, что свекрови могут быть только такими, как описано выше, и заранее,  боялась   встречи с ней.

  Женились они с Николаем  скромно, без шумной свадьбы,   жили  на  одни  маленькие зарплаты. Оля воспитывалась у тётки и приданного к свадьбе ей скопить было некому. Слава Богу, что смогла выучиться и получить образование. Родители жениха, не долго думая,  собрали всё, что смогли, и, не тратясь на поездку к ним, все  собранные  деньги отправили молодым на обустройство их  семейной жизни. На эти деньги молодые купили  всё необходимое в комнату в общежитие, в которой впоследствии прожили несколько лет уже с ребёнком.

 Первая встреча со свекровью состоялась, когда родилась Диана.  Молодая мамаша была на тот момент  худенькая,  «безмолочная» женщина, девочка всё время плакала от недоедания. Свекровь заставляла сноху часами сдаивать молоко, чтобы разработать грудь. Но, к сожалению, ничего не получалось, и молоко не прибывало. Оле тогда казалось, что свекровь сердится на неё  и специально мучает её. Отношения не складывались.

     Николай сутками был на работе, и только днём вырывался забежать домой, чтобы узнать что там и как. Ребёнок терял в весе, и пришлось начать искусственное вскармливание.  Долго жить в одной комнате в общежитии Мария Константиновна не могла, и через месяц пришлось уехать. Диана была очень слабенькая, и свекровь не стала настаивать на немедленном крещении. Уезжая, она взяла с них обещание, что они это сделают сами, и, не затягивая. Оле тот месяц со свекровью показался вечностью.  Потом встречались только в отпусках у родителей, в  их  доме под Рязанью.

  

   Второй раз свекровь приехала, когда они уже  жили в отдельной квартире, и родилась Катя в день Святой Екатерины! С годами сноха повзрослела,   поумнела,   этот приезд свекрови уже  не мешал, не раздражал, а, наоборот, был нужен, как воздух.  Свекровь прожила у них больше трёх месяцев, и жила бы ещё, но дед, не выдержав, начал «бастовать» телеграммами.

С годами отношения становились всё лучше и лучше, Оля не заметила, как назвала свекровь мамой и полюбила её, как настоящую мать, которой так рано лишилась. Свекровь платила ей тем же, ведь дочерей то у неё  не было, а теперь Бог послал обоим.

 Приезжая в гости в Молдавию, свекровь старалась во всём помочь детям. Несмотря  на маленькую квартиру, бабушка никого не стесняла, напротив. От её  присутствия было только уютнее, теплее и светлее.  Целый день все были на работе, на учёбе и только вечером семья собирались вместе. Пока днём никого не было, бабушка,  переделывала все невидимые домашние дела. Когда её спрашивали, ни устала ли она хлопотать по дому, и на кухне, она отвечала.

- Да, с чего уставать? Целыми днями лежу на диване отдыхаю, вот только перед вами и встала.

 Только после её отъезда,  все замечали, что у них всё подшито, подштопано.  Причём всё делалось аккуратно и незаметно, что порой хозяевами и не узнавали своих вещей.

  «У меня такой майки не было!» - говорил Николай.

  Оле, работающей на полторы ставки, да с текущими домашними заботами, просто  не было времени заниматься такими кропотливыми делами. Она  бесконечно была благодарна свекрови и часто всем об этом говорила.

- Моя свекровь  самая лучшая на всём белом Свете! 

 Перед  Катиным днём рождения всегда наступал Рождественский пост. Раньше  пост держала одна бабушка. А в этот трудный год,  не заметно, все  к ней  присоединились,  и тоже стали  держать пост. Мария Константиновна никого силой не заставляла поститься, она только говорила о посте и о его необходимости, будучи сама  примером.

- …После каждого поста, всегда, будто двери открываются для тех, кто его держал. У кого что не ладилось, то налаживалось, не решаемое, разрешалось. Хотя и не в миг, а …позже. Правда, не всегда так, как нам хочется, но Богу  сверху виднее, что нам полезнее. Мы всё потом  поймём, кто здесь успеет, а кто уже и там…, - и она  поднимала глаза  наверх, говоря эти слова.

  В этот раз желающих, чтобы  «открылись двери», были  все.   У Кати - несчастная любовь с Сергеем,  Дианы ждала разрешения на выезд к жениху в Германию. У родителей ещё хуже. Их, как и всех русскоязычных, постепенно выживали на работе, заменяя местными национальными кадрами. На слуху один националистический  лозунг: «Чемодан, вокзал, Россия!…»

  А сама Россия  никого не ждала. Уехали, так и живите, как можете. Своих бы   накормить,  да обустроить!

  Николай Петрович винил себя, что именно сюда приехал за «климатом». Ольгу Кузьминичну пока спасало то, что у неё по-прежнему наблюдались  жёны начальства, с ней ещё говорили по-русски.

 Первая к посту присоединилась Катя, она и раньше старалась это делать, но больше первой и последней недели у неё, не получалось.  Потом Диане тоже захотелось вегетарианской пищи. И Ольга Кузьминична сказала:

- Мама, готовьте на всех одно, нечего нам разносолы устраивать.

 Бабушка с радостью стала готовить постные блюда, поражая всех разнообразием и вкусом.

  
Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 18.01.2018 21:07
Сообщение №: 178751
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

   Приближался Новый год. Катя догадывалась, что Сергей никуда не уезжал, но делала вид, что верит ему. Сама удивляясь своему спокойствию с каким воспринимала его ложь.  

  В последние дни декабря она зашла в переполненный центральный универмаг за подарками. Желающих купить подарки было много. Проходя по первому этажу увидела Сергея, он стоял в большой очереди в кассу.   Сделав вид, что не заметила его, прошла мимо.  Прошла  близко, в двух шагах от очереди, Сергей понял, она нарочно так сделала.  Решил подождать её на выходе у дверей, чтобы объясниться:

 - Дескать, уезжал, уже приехал, собирался звонить, не было времени и… так далее - сочинял он  новую  ложь.

   Катя не захотела встречаться с Сергеем и специально вышла через служебный выход  с другой стороны здания, где они не могли встретиться. 

  Вечером он позвонил ей домой и с обидой начал выговаривать, что недавно приехал, увидел её в магазине, а она специально спряталась от него. Катя, выслушав, спокойно объяснила.

- Я не заметила тебя потому что была уверена, что ты в отъезде.  Среди такой толпы не увидеть, что ж тут удивительного?! И вообще, Серёжа, ты говоришь  глупости, в честь чего я бы стала от тебя прятаться? Ты же от меня не прячешься.   Откуда мне знать, что ты где-то кого – то ждёшь.

Чтобы на этом  закончить разговор,  сообщила :-

- Я  скоро уезжаю.

- Куда?

- В Россию  к друзьям.

- Надолго, и к каким друзьям?

- На все каникулы, тех друзей  ты  не знаешь. Приеду, позвоню.

- А я после Нового года перееду к тётке….

   Равнодушный голос  перебил его:

 - Тогда ты звони …, - и  положила трубку.

 До этого Сергей был уверен, что его ждут, любят, страдают, потому  равнодушный голос стал большой неожиданностью.  Неприятно засосало под  «ложечкой»: -

  - Или я ей «до лампочки», или она прикидывается?  Но ведь верующие люди не должны врать, они же должны быть честными – сразу вспомнил про веру обескураженный кавалер.

- Как  она может так поступать? Другое дело я, вру от несознательности.

  - А может, у неё всё прошло ко мне? От любви до ненависти один шаг… .

 Короче, ему срочно захотелось объясниться;  да - да , нет -  нет!

  Через день, его он выждал специально, чтоб не думала, что ему не терпится, позвонил снова. Хотел договориться о встрече и всё выяснить.  Но… её не оказалось дома, и так несколько раз. По голосам домочадцев  догадался, они отвечают По-просьбе «отсутствующей». Теперь стало ясно:  или  она обиделась,  раскусив его ложь,  или… разлюбила.  Надеясь встретить её  после занятий, несколько раз  подъезжал к школе, но она уходила  другими  путями.

 

  От неизвестности злился,  психовал, потом успокоился,  всё обдумал.

 Вспомнил тот вечер после её дня рождения. Как радовались неожиданной встречи, как шли, не «дыша»,  разговаривали, как сильно колотилось сердце от счастья, только бы быть рядом!  А потом, что случилось потом?…

 А потом от её рассказа внутри всё заходило,  за возмущалось на удивление его самого. Вспомнил свои звонки и её голос, каким она отвечала на его очередную ложь. И понял, что она имеет полное право обижаться.  Желание  увидеть и говорить с ней росло с каждой минутой. Он решился пойти к ней  без предупреждения. Дверь открыла бабушка.

- Здравствуйте, а Катя дома?

- Катя ещё в школе, у них дополнительные занятия сегодня. Но она уже скоро должна придти. Проходи, подожди, если хочешь.

 Мария Константиновна догадалась, что  это  Сергей, она его не видела, но голос по телефону запомнился.

  Интересно было с ним поговорить, рассмотреть  «симпатию», из-за которого столько страданий. Сергей, не зная, что делать замешкался. Уходить без «ничего» не хотелось, и он решил зайти.

- Заходи не стесняйся, мы пока с тобой чай с вареньем попьём, а там и Катерина придёт. Тебя как звать-то?

  - Сергей- .

 Бабушка сделала вид, что впервые слышит это имя.

- А вы Серёжа с Катей друзья или просто знакомые?  – закинула она удочку.

- Друзья, - не раздумывая, ответил он.

- А я бабушка Маша, может, она тебе про меня говорила. Пойдём Серёжа на кухню,  там теплее и чайник там – предложила она, направляясь на кухню.

Сергей вспомнил рассказ Кати,  это та самая  богомольная старушка , которая  внучку к вере приучала.

  А он её представлял другой, хуже!...

А богомольная старушка, включив чайник, ставила угощение на стол. Попутно рассказывала про себя, спрашивала гостя, и чувствовала себя непринуждённо. Сергею передалось её настроение. Мария Константиновна спрашивала  про родителей,  а он, не вдаваясь в подробности, отвечал на все вопросы. Чай пили с клюквенным вареньем и  вкусной стряпнёй с орехами и цукатами.

- Серёжа, а почему ты к нам никогда не приходил?  -  будто  не зная об их отношениях, поинтересовалась она.

- Я приходил раньше  не часто,  но бывал здесь.  А вас я не видел.

- Значит, давно приходил, я здесь  с  начала  ноября живу, - напомнила  она.

- А когда Катя уезжает в Россию, до Нового года или после? – сменив тему, решил разузнать Сергей.

 Мария Константиновна впервые об этом услышала.

- Ой, Серёженька, ты лучше сам спроси, я не знаю. У них три пятницы на недели, то одно, то другое. Я про их планы ничего не знаю.

  Выгораживала она  внучку.

- А кто у неё там  в друзьях  ходит, я что-то раньше не слыхал?   

- Да как же кто?  Она  ведь там до школы жила и в первом классе училась, правда не долго. Они в тот год сюда переехали из-за её слабого здоровья, климат здешний сухой и тёплый подошёл. А все её друзья сейчас выросли, как и Катюша, большие стали, но иногда встречаются, чаще летом, а тут…, может, кто её к себе пригласил?…   

   Прошло время. Ольга Кузьминична пришла с работы, Сергей  почувствовав себя лишним,  ушёл.

Катя пришла поздно, они с девчонками ходила в кино после занятий. Узнав про Сергея и его ожидание,  обрадовалась, что он её не дождался.

- Так ему и надо! Когда я к нему с душой, он от меня отворачивается, а когда  бегу от него, то сразу нужна. Так лучше убегать и быть любимой, чем вешаться на шею.

Бабушка слушала и удивлялась, что творилось между внучкой и этим мальчиком Серёжей, с которым они так мирно пили чай и беседовали обо всём.

- А куда ты надумала ехать на каникулы, он у меня спрашивал?

- А туда, куда он ездил от меня, туда и я поеду от него.

- Да, что же ты такая злая, что он тебе сделал? У него к тебе нет ни какого зла,  наоборот, он переживает, только вида не подаёт, потому и пришёл.

-  Бабушка, я не хотела говорить. После нашего разговора, в  мой день рождения, его будто подменили. Он стал врать, избегать меня.   Такое впечатление,  что его от меня кто-то отговаривает… .

 И Катя подробно рассказала обо всём происходящим.  До этого она  стыдилась признаться, что Сергей её избегает, а она ждёт его и надеется. Закончив свой печальный рассказ,  вопросительно посмотрела на бабушку.

- Скажи, тебе что-нибудь понятно в таком поведение? Анжела говорит, что так  ведут себя люди, когда на них наводят порчу, т.е. отвораживают его от меня. Такое возможно?

- Ну, раз ты знаешь причину, так чего же злишься на него? Ведь он пострадавший, как неверующий. Как тебе известно они самые беззащитные от  порчи и  нечисти.

- А  что  я должна делать, если он не хочет ничего понимать?  Я  не мать  Тереза!

- Катя, я тебя не узнаю, откуда такая злобная гордыня? Ненависть даже? Ты же говорила, что любишь его! Или ты лгала? – удивлялась бабушка, заглядывая внучке в глаза.

- Да, нет,  баб, не врала.  Что-то я сама  не пойму, куда меня тоже заносит!

- Вот именно… заносит – повторила за ней бабушка. А как насчёт терпения и заповедей?…

- Бабуль, я знаю, слышала не раз.  Ты лучше объясни, на что всё это похоже?  Он только о Боге и вере услышал, так и  изменился.  Я сразу почувствовала в тот вечер.  Тревога и плохое предчувствие тогда на меня навалились, а позже всё подтвердилось.  Что с ним происходит?

- Трудно неверующим людям  принять  веру, особенно сразу!  Где нет Бога в душе, там место занято нечестью. Эта нечисть и руководит поступками человека. Ты ему о вере заговорила, а чтобы он тоже Богом ни заинтересовался, «квартиранты»,  живущие в нём,  тут же восстали  против тебя. А он уверен, что это он так думает. Не понимая, что им руководят бесы, направляют против Бога, через отчуждение к тебе. А он мучается, разрывается между собой настоящим и нечистью , живущей в нём.

- Так что же делать? – с ужасом воскликнула Катя.

- Молиться, поститься, в церковь идти, исповедоваться, причащаться –  от  этой болезни лечение одно.

- Но, он же этого не знает и не понимает?

- Ты за него молись, глядишь он и прозреет. Ты думала любить легко и просто!  Обнимание да  целование  на лавочке,  и так далее…  Нет, это труд, большой труд, борьба за любимого человека!

- А я думаешь, смогу? –  

- Сможешь, если сильно захочешь. Бесы не любят наполнять тех, за кого много молятся. Им там плохо делается, они лучше в заброшенные души переселятся, которые никому духовно не нужны… .

В комнату вошла Ольга Кузьминична и Диана, они стояли у дверей.

 

- Мама, послушай, что говорит бабушка, оказывается, бесы невидимо  летают и вселяются  в людей. Особенно в  не защищённых верой и молитвой.

 Не сведущая в религиозных делах мама, ничего не отрицала и не подтверждала. Мария Константиновна пояснила.

- Это не я говорю,  Святые отцы пишут в своих книгах.  А им не верить, как в Бога не верить. Ты,  при случае,  к слову, спроси Серёжу, да без зла, по-доброму. Он тебе сам  про своё состояние расскажет. Как в нём «кто-то» возмущался  против тебя и  веры в Бога. Бесы бояться Бога,  вот, и мучают парня.  А он врёт, бежит от тебя, и сам не поймет, почему так делает!!

- Бабушка, а как же так, бесы есть, а колдунов ты не признаёшь?

- Кто тебе сказал? Я говорю, что с ними дел иметь не нужно. Кроме вреда они ничего не дадут. Колдуны -  это люди продавшие души дьяволу и потому действующие от него. При этом, прикрывающиеся иконами, крестами. Сатана  бывший ангел,  тем и вводит людей в заблуждение, изображая овечку.

- Бабушка, а как же говорят, что бабки порчу снимают, и будущее видят? - спросила Диана.

- Будущее от нас сокрыто Богом для нашего же блага. Порчу не снимают, а из угла в угол перегоняют, с одного близкого человека на другого. Старшего сына освободишь, на младшего  перейдёт, и так далее!

- Так что же делать людям? – спросила Ольга Кузьминична.

- Жить с Богом – просто ответила бабушка.

- А как это? – не подумав, переспросила Диана.

- Спроси Катю, она тебе расскажет… – посмотрев на внучек, сказала Мария Константиновна.

Когда сели ужинать на кухне,  Диана  сообщила.

- А я никуда не еду, мне отказали в посольстве.

На удивление всех, она была спокойна. У себя в банке она проконсультировалась со знающими людьми по этому поводу и ей всё объяснили. Ей посоветовали ещё раз подать документы, но в другое посольство, и в анкете  наврать о семейном положении. Дескать замужем, трое детей,  свой бизнес и т.д.

- Будешь снова подавать? – спросила Катя.

- Не знаю,  по времени долго, лучше уж  ехать в Москву…  –  раздумывая, ответила она.

 А что же мне тогда предстоит? – с ужасом подумала Катя о Германии, ведь она, не в гости собирается ехать, какая  её ложь ждёт впереди! От этих мыслей внутри  всё сжалось и похолодел от страха перед неизвестностью.

   Отец в тот вечер пришёл позднее обычного и навеселе! О причине выпивки, его с порога, обычно, не спрашивали. Это было потом, незаметно, как бы между прочим. - …А что за праздник  у нас нынче?... –

Если всё было нормально, он сам  выкладывал причину выпивки, а если что-то не то,  молчал. Нынче всё было законно! Его подчинённому присвоили очередное звание, и тот угощал сослуживцев после работы. Все знали, «кто» именно хлопотал об очередной звёздочке, потому Петрович был самым дорогим гостем.

- А вы чего все такие  притихшие? –  глядя на своих женщин, спросил он.

- Тебя ждём – ответила Ольга Кузьминична,   до этого  уже  посматривающая на часы.

Когда у отца было хорошее настроение, он любил пошутить, правда, иногда неуклюже и  не всегда уместно!

- Девчонки, вы у меня скоро замуж  выйдите? Диана, а тебе давно пора? Мне мужики в доме нужны, зятья, внуки. Я устал жить в «бабьем царстве», выпить и то не с кем!

- У тебя только одни разговоры – фыркнула Диана и ушла, захлопнув дверь.

- Что с ней? – спросил отец у матери.

- Отказали в посольстве, не выпускают незамужнюю девушку, бояться что останется.

- Ну, и наплевать на них, женихи и здесь найдутся. Таких красавиц,  да умниц, как вы у меня,  днём с огнём не сыщешь! – громко прокричал отец вслед дочери, чтобы  она услышала.

- Папа, чего ты орёшь на весь дом,  люди услышат! – выглянула Диана из  комнаты.

 Мать с бабушкой увели отца на кухню, но ужинать он не стал.

- Мать,  а я сегодня весь день пост нарушал, не по своей воле. В обед мы что-то ели в столовой, после работы, вообще, накрыли празднично стол. Я выбирал, выбирал, чтобы  постное, но так ничего не нашёл!

- Уже то, что выбирал, уже хорошо сынок, уже молодец – хвалила мать сына , вытирая полотенцем чашки.

- Я внимание привлекать не хотел, как некоторые.  Дескать,  пост держу, мне это нельзя, и это я не буду!  А я слушаю, да про себя усмехаюсь,  где ваша вера, если  выставляетесь напоказ?

 Обычно о вере отец предпочитал молчать, но крест на шее  носил всю жизнь.  Рассуждать об этом не любил. Но, будучи выпивши, язык у него развязывался, и тогда можно было услышать его мнение и мысли о вере .

 Пока родители были на кухне, Катя сидела перед телевизором  и думала о Сергее. Позвонить ему или не надо? Позвонить, а что сказать?

- Спасибо, что пришёл, любопытство подтолкнуло. Почему вдруг стала избегать, а не бегать как Лариска?  Он ещё не понял, что я не Лариска и бегать не буду ни за ним, ни за кем другим… .

     Перед сном пошла в ванную, выйдя от туда, зашла на кухню. Отец  просматривал газеты. Увидев младшую дочь,  улыбнулся, отложил газету.

- Катюша, как  дела, что в школе?

- Нормально папа, каникулы скоро. У Лёльки день рождение 30 декабря, весь наш бывший класс собирает на прощание.

- А как ваш Борька Смилянский, в школу ходит?

- Да, два раза в неделю отмечается, у него уже всё куплено, и экзамены и аттестат.

- А как же знания, поступать же надо?

- Он говорит, что умные репетиторы «натаскают», когда придёт время. А, вообще, он способный, на лету всё ловит.

- Ну, а Сергей твой, где опять пропал, ты с ним рассорилась окончательно или как?

- Пока «или как»! Не интересна я ему стала, папа, как о своей вере в Бога рассказала. А мне это сделать отец Александр посоветовал.  А чего скрывать, кому буду, нужна, тот всё примет.

- Ты…, и не  интересна? - возмущённо  начал отец, но быстро осёкся. Понял.

 -  Да!…, По-молодости, по глупости мы все такие.  Нам сразу всё подавай, два в одном, как сейчас говорят. Таких девчонок, как вы у меня, потом оценят, сразу не дано!

- Пап, а хочется не потом, а сразу, чтобы любили и ценили. Научи, как мужчина, что надо делать в таких случаях?

- Ты лучше об этом бабушку, маму  спроси, они всё знают. А я такой же греховодник, как все мужики, только твой отец! С твоей мамой такие же «проблемы» были, когда встречались.  Но нам было легче, мы были уже самостоятельные, я после армии, она после института, нам ничего не мешало соединиться. А у вас пока всё  в «тумане»… -  

   Ответ отца ничего не прояснил, но успокоил.  Ни у них одних такое недопонимание, так было всегда, кто хотел поступать По-христиански!  Об этом и бабушка рассказывала, и отец  подтвердил.

-… А вообще,  Сергей парень не плохой, это не Смилянский,  и ему подобные.  Он на свои знания  и силы надеется, а не на деньги отца. Как там его работа с дружками Смилянского? Сейчас у нас особенно взялись за  угоны  иномарок, а он их ремонтирует.  Ему надо быть осторожнее… -

  В это время вошла мама.

- Вы спать сегодня думаете? – спросила она.

     Оставив родителей вдвоём, Катя ушла спать. Последняя фраза отца запомнилась «ему надо быть осторожнее».  Откуда у него дорогая машина, деньги на рестораны, значит, хорошо платят, а за что? Всё ночь она провела  в  тревожном сне, постоянно просыпаясь.

-  Завтра позвоню ему, надо его предупредить, предостеречь от кого-то и от чего-то… – плавало в сонном сознании девушки. 

   Утром успокоилась,  утро вечера мудренее!

1111

 

 

 

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 31.01.2018 17:50
Сообщение №: 179003
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

  У Сергея настроение и дела становились всё хуже и хуже. Подозрительный тип, под видом клиента, зачастил в мастерскую. Сначала интересовался марками машин, которые Сергей ремонтирует, так как хочет взять подержанную, может даже битую иномарку. А пока ищет мастерскую где можно лучше и качественнее отремонтировать такую машину. Поначалу подозрения не было, но «тип»  стал заходить каждый день,  всё высматривал, что делается в мастерской  и какие машины на ремонте. Тут уж всё стало ясно, но Сергей, прикидываясь лохом, продолжал делать вид, что ничего не понимает. 

  А тут ещё Георгиевич пропал и даже не звонил. Борька   ничего не знал, если не врал. Сергей, почувствовав, что дело совсем плохо. Чтобы не потерять всё, нашёл покупателя, который брал его «Мэрс» без бумаг, за полцены,  главное, сразу.

 Он заметил, что именно  после Катиного дня рождения  ухудшились дела. И сама она отвернулась от него. А всё началось после разговора о  вере в Бога.

  После визита к Кате, он весь вечер прождал её звонка и даже никуда не выходил из дома. Мобильников  тогда не было. Позвонила она только через два дня, и как ни в чем, ни бывало, начала:.

- Здравствуй! Ты к нам приходил, бабушка сказала. (будто она только через два дня узнала о его визите). Я в тот вечер пришла поздно… - она рассказывала какие - то подробности  того  вечера, а он от неё ждал  другого. После её объяснений, только буркнул  в ответ - ничего страшного.

  Наступила пауза.

- Извини, что я с разу  не позвонила, закрутилась….

- А потом ещё два дня тоже было некогда? – с горечью  прервал он её извинения.

  Расстроен! Значит она не безразлична! Чувство радости наполнило душу. Пока она на том конце провода радовалась, запикали короткие гудки. После несколько раз набирала  его номер, но никто  не брал трубку.

 - А  может, ему понадобилось  срочно уйти? - успокаивала она себя.

А Сергей просто решил «взять себя в руки» и больше не навязываться этой правильной девочке. Он тоже не из последних! Мужское самолюбие не давало  звонить и искать встреч. Одно стало ясно, «потухшая» любовь  с новой силой вспыхнула в сердце!

 

 

 

 

                                      

 

 

 

 

                                           Глава  шестнадцатая.

                                          

 

                      Борис  Смилянский, его родные и близкие.                   

 

 

   К своим 18-ти годам Борис многое успел перепробовать, перечувствовать и переделать, а в итоге всё сводилось к одному  стремлению – удовольствиям! И хотя с детства он не знал  нужды, цель была одна – деньги!

  Будучи маленьким ребёнком  он был похож на нежную кудрявую девочку,  все им восхищались. Его счастливое, безоблачное детство напоминало  сказку, главными героями в которой были – папа, мама и он – плод их любви! Если бы этот тройственный союз не разрушился, а  с годами укреплялся, то кто знает, каким бы стал Боря Смилянский?! Скорее всего, таким же, но идеалы и цели могли  стать  разнообразнее….

  Дед Бори Смилянского был польским евреем, бабка «русская украинка». Отец Бори Лев Борисович родился в Молдавии в начале пятидесятых годов. Дед, случайно оказавшийся в тех краях, быстро исчез, адреса не оставил.

 Отца  воспитывал отчим. Юноша Лёва рано понял, что в жизни должен всего добиваться сам. Способности к тому  у него имелись. Членом комсомола и коммунистической партии был с «пелёнок». После института быстрее других добился руководящей должности в сфере экономики, плавно, без задержки, поднимался по карьерной лестнице.

 В личной жизни тоже всё шло по плану. Будучи с ранней молодости окружённый настойчивым женским вниманием, жениться не спешил. И вообще бы не женился, если бы ни продолжение рода. Родного отца он не знал, родных братьев не было, может поэтому желание иметь наследника, родилось раньше положенного срока. Как человек практичный он понимал, флирт флиртом, а  род умных  Смилянских продолжаться должен. Для этой цели нужна была  идеальная избранница.

   Конечно, мужчина может «родить» и в 40 и в 50 лет, но Льва Борисовича волновало другое. Ему хотелось успеть со взрослым сыном подольше пообщаться.  Чтобы передать ему  богатый жизненный опыт, направить в правильную сферу, передать  нужные связи  и т. д.  

  Любовные романы Лев Борисович предпочитал крутить с замужними  дамами, сначала это было из-за романтизма  «запрета».  Позже,  и другие преимущества  нашлись – никаких обязательств и ответственности, а, главное - отсутствие материального захомутания( откуда подарки, спросит муж) Но главное -- присутствие риска, что будоражит кровь! Любовь без риска, как свадьба без драки!  Это же не поминки, чтоб без шума!

 

 «Несчастный случай» определил судьбу. Однажды на море Лев Борисович познакомился с интересной брюнеточкой, она оказалась не замужем. В её жилах текла татарско-русская кровь, может поэтому женщина была удивительно хороша собой, а главное, фигурку имела миниатюрно - точёную, что больше всего ценилось у невысокого кавалера. Массивность в женщинах он никогда не приветствовал. Лев Борисович предпочитал женщинам  представляться женатым человеком,  обручальное кольцо на правой руке было тому подтверждением. Этот момент играл определённую роль, чтобы изначально никто ни на что не рассчитывал….

  Красивый курортный роман с цветами, ресторанами, любовными переживаниями затянулся,  а самое главное, имел продолжение. Даже другие любовницы были забыта, на время!

 Но тут случилась беда, как  показалась татарочке Розе, она   забеременела, что было совсем некстати. И чтобы не спугнуть респектабельного кавалера такой оплошностью, решила  сделать аборт, пока фигура не испортилась! В те времена ещё не было повальной моды рожать от богатых начальников.

   Мечтать о серьёзном она не смела с таким большим начальником, да ещё женатым!  Большие начальники  жён не бросают!

      О беременности Розы узнал влюблённый донжуан, и решение сделать аборт, возмутило его до глубины души. Как кто-то самовольно может  распоряжаться Его потомством! !

   Короче, судьбе было угодно, чтобы эта пара соединилась. Нежданно-негаданно Лев Борисович женился, будущий наследник стал главной тому причиной.  Забытые любовницы негодовали.

  Холостяцкую двухкомнатную квартиру он тут же сменил на 4-х комнатную, ведь он ждал наследника сына, в чём  нисколько не сомневался. Имя  наследнику дали в честь отца Льва Борисовича. Несмотря ни на что своего неизвестного отца он  уважал, понимал  и прощал.

    Первые годы супруги жили душа в душу. Розе Михайловне даже не верилось в своё женское счастье и материальное благополучие! После замужества она сразу ушла с работы. Муж определил её в институт, на экономический, окончив который, она получила небольшую, но руководящую должность. Вместе с благополучием росли и аппетиты.

 Недолго продолжалось безоблачное семейное счастье Смилянских,  казавшееся со стороны таким крепким. Женатый Лев Борисович очень скоро  восстановил  все старые связи. Не каждый может устоять от натиска женщин, и их  огромного желания  «иметь его». Двойная жизнь не угнетала, наоборот,  в ней был любимый риск. На праздники не забывал никого, своим женщинам покупал цветы и подарки, причём всем разные, но никто этого не оценил.

 Он - то был на «седьмом небе», а вот неблагодарным подружкам показалось мало, и они начали  делить  его между собой.

  Зря он к ним  так хорошо относился! (шутка).

 Любовницы ревновали его к семье, а жена к предполагаемым любовницам. Как не конспирировался «бедный» мужчина, но о  изменах стало известно жене.  Кто-то из ревности   ей сообщил.

   Начались бесконечные домашние скандалы с упрёками, со слезами, а главное с угрозами в адрес сына, типа; увезу, уеду с ним, никогда больше его не увидишь   и т.д.

   Потерять сына Лев Борисович боялся больше всего на свете, он даже слежку устанавливал за женой и сыном в опасные моменты. Сколько бы это ещё продолжалось, неизвестно.  Последней «каплей» стало известие, что одна  молодая любовница родила от него девочку. 

   Известие дошло до Розы Михайловны, грандиознейший скандал закончился нечеловечески - жестоким ультиматумом – не признавать ребёнка! Забыть его мать! А  также, навсегда  забыть все  любовные связи на стороне. Или – развод!

 Требования жены оказались через чур эгоистичные а, главное,  не реальные! Когда сама любила  «женатого» - было нормально, а другим любить –  катастрофа!

  Привыкший к свободе в отношениях, бесконечно  терпеть такую жизнь  Лев Борисович не мог.  Разошлись с условием, что сын будет расти на его глазах, за что оставил сыну и его матери всё нажитое. Сам с одним портфельчиком и чемоданчиком ушёл в «никуда». Наследник тогда учился в начальной школе.

  Сына  после ухода не забывал,  и забывать не собирался,  знал, что  время  расставит всё по-местам. Как с его отцом. После развода официально больше не женился, но  девочку удочерил.

 А у Розы Михайловны в итоге получилось как в пословице. «Много захочешь - мало получишь».  

    Вторая претендентка в жёны, уже наученная опытом оставленной  жены, ничего от него не требовала,(оставить все связи на стороне) и даже обещала за его благородство и смелость продолжать эту «линию понимания».  Что и решило их судьбу. Сын в это время метался между родителями, а они делили его как «любимую вещь», не думая, каково ему.

   Первое время маленький Боря  целиком был на стороне матери, когда отец ушёл к другой женщине. Но отец, несмотря, ни на что, регулярно виделся с  сыном и предупреждал все его желания.

 Повзрослев, всё изменилось.  Взаимопонимание с отцом постепенно пришло.   Полностью он перешёл на сторону отца после первого разговора с ним по-мужски. К тому времени Борька сам уже  освоил «половой вопрос» и считал  женщин, мягко говоря,  «курицами». Из знакомых женщин  больше всех уважал первую учительницу  Веру Фёдоровну и этого не скрывал.

  «Она мне как мать!» - говорил он о ней, когда подрос. В отличие от всех, только с ней был  откровенен и  прислушивался к  советам.

  Не  жадный Борька  любил делать подарки, особенно тем, кто нуждался.  А последние годы многие  стали нуждаться и его любимая учительница тоже. Борька, негласно, взял её под материальную опеку.  По натуре он был добрым, сентиментальным и очень юморным парнем. Попади он сразу в руки такой как Вера Фёдоровна, каким  бы мог стать!   Добрые дела не афишировал, прикрываясь привычной маской  раздолбая. Про его добрые дела  знала только Вера Фёдоровна. Делал он их  деликатно, красиво, да ещё и с юмором, чтобы не  унизить, не обидеть.   

    Ну, например, после  «случайных»  визитов к ней домой, - шёл мимо, дай зайду! Она обнаруживала следующие вещи: то в холодильнике дорогие продукты, не  понятно, как там оказавшиеся, то  квартирные и телефонные квитанции, проплаченные на полгода вперёд.

    А к праздникам, и особенно ко дню Учителя, последнее время ей приходило поздравление с денежным переводом, от самого министра просвещения.  Министр   поздравлял её, и слал ей материальную помощь в размере нескольких пенсий, при этом, извинялся за тупое Молдавское руководство, и обещал со всеми разобраться, лично!  Учительница всё понимала, но отказаться не могла. Она была совсем одинока.

 

    С родной матерью отношения испортились после того, как она решила устроить свою ещё не старую  жизнь. Ну, ладно если бы мужик был её лет, а то связалась с молодым и не хочет понять, что тот обычный альфонс, кутила! Себя он таким не считал. Борька ненавидел альфонса, но вида не подавал из – за матери. За руку с ним здоровался, но жить в одной квартире отказался, стал снимать «двушку» в центре города. Если отца он понимал, как мужчину, то мать, как женщину, понять не мог. То, что прощается мужчине, то недопустимо женщине-матери, в этом был уверен   легкомысленный  Борька Смилянский.

   В 90х годах отец Бориса быстрее других адаптировался в новых отношениях. До этого, он объехал многие страны, где жили наши эмигранты, - Израиль, Америку, Германию. Разговаривая и общаясь с русскоязычными эмигрантами, он увидел то, что не разглядишь из экскурсионных автобусов. Со временем разобравшись, пришёл к выводу, что «хорошо там, где нас нет».

    Заграница нужна, но только не исключая Родины, как второй дом, как дача где-нибудь!  А уезжать куда-то навсегда, он не видел для себя никакой необходимости. Другое дело лечиться, учиться, отдыхать, эти мысли он внушал и сыну. Его давней мечтой было отправить своего наследника учиться  куда-нибудь в  престижный Гарвард или Оксфорд. Когда сын подрос Лев Борисович  очень переживал,  боялся, за сына. Чтобы тот от хорошей жизни по молодости – по  глупости не «слетел с катушек», как часто бывает.  Ну,  ладно, если бы одни девочки! Главное – самостоятельность! За границей умные миллионеры своих детей рано к самостоятельности приучают, работать заставляют. А наши дураки только их балуют! Себя к  числу  дураков родителей причислял тоже.  Но доходы свои перед сыном никогда  не афишировал,  тот  только мог догадываться об истинных размерах  кошелька родителя.

  Отец хотел воспитать из сына настоящего бизнесмена, научить его работать. Для учёбы  на время «поручал» сына знакомым бизнесменам,  за это помогал «прокручивать» их  дела. Борьку посвящали в те дела, где меньше криминала, хотя в то время криминал был везде.  Помимо отцовских дел, сын постоянно рвался сам «замутить» на стороне что – то без ведома родителя.  Отец делал вид, что  не знает о проделках сына, и терпел его «самостоятельность»  из-за этой самой самостоятельности,  держа  руку на пульсе!

   Одно время Борька торговал порнофильмами, пользуясь опять же связями отца. Потом, наглядевшись западных фильмов, пытался устроить свой подпольный публичный дом. Он на самом деле, не считал это чем-то зазорным, ну пусть девчонки заработают, раз их и так все даром!…

   Все его «идеи» быстро рушились и не приносили желаемого дохода, а хотелось всё и сразу и очень много! Последнее время его привлекали наркотики, но отец был категорически против этой темы. Особенно против Борькиного общения с ними. Он говорил, что наркотики -  конец всему, приводил примеры на детях близких знакомых. И хотя «вдалбливания» отца не проходили даром, Борька,  всё равно знался с этой запретной темой. Его  с ребятами даже один раз задерживали, как соучастников по делу, связанному с наркотиками. У одного из них нашли героин, но Борьке и остальным ребятам  ничего не доказали и отпустили!

   С этим делом разбирался  Третьяков Николай Константинович (отец Кати)  После того случая Борька  «притих», на время. Отец, оберегал своё чадо от дурных поступков, прибегая к разным способам, даже приставлял к нему незаметную охрану. Но охрана мешала «жить», и Борька потребовал полной свободы!  Охрану убрали, но всё равно в общественных местах за ним всегда присматривали специальные люди отца, и Борька знал об этом!

   Не пугали отца только любовные приключения сына, это было понятно! А Борька со всем женским полом был генетически вежлив и улыбчив. Он  не хамил в лицо, не грубил, как другие, и уж тем более, не поднимал на них руку. За глаза же  мог сказать всё и очень грубо, что думал о них, но это только за глаза. При всей своей джентльменской обходительности, в женщинах он не видел, или почти не видел, полноценных людей, а только объекты для развлечений, за малым исключением. Одним таким «исключением»  была Лёля Вайнберг ещё с начальных классов. Шустрая зеленоглазая евреечка с чёрными кудряшками всегда поражала его  своей независимостью. Она была единственная, на кого не действовало  его обаяние. Многие девчонки бегали за ним, но только не Лёля. Об его тайной симпатии не знал никто,  шутя, он  постоянно всем девчонкам  признавался в любви. Трудно было,  среди всеобщего заигрывания,  выделить его личное к кому – то отношение.  Сама Лёля,  красавчика Борьку, всерьёз никогда не воспринимала, считала его треплом и бабником.  Несмотря на это, он её выделял из всех. Была это влюбленность или просто симпатия, он и сам не знал!

    Повзрослев, на его отношения к женщинам, повлиял отец. Они разговаривали откровенно, по-мужски, Борька интересовался, а отец,  опираясь на свой личный опыт, рассказывал. А опыт Льва Борисовича состоял из его многочисленных любовных похождений, направленных только на удовлетворение плоти. Все прелюдии с цветами, красивыми ухаживаниями и долгими умными разговорами о жизни,  приводили к одной главной цели – сексу.  

За любовь он принимал первоначальное влечение, которое возникает к понравившемуся человеку и стремлению сблизиться с ним. Тот кратковременный, волнующий душу отрезок времени, обычно быстро заканчивался, ничем не подкреплённый. А значит, и сама любовь, так же недолговечна, считал ветеран любовных приключений. К сожалению, большего старшему Смилянскому не выпало испытать.        

   При всём при этом, отец  направлял сына и на серьёзный лад.  Жениться нужно, но  По-расчету!  Хорош тот расчёт, когда расчёт  правильный, - внушал он сыну.

    Неприятности с отцом случались из-за школы, которую надо регулярно посещать, а сын прогуливал. Бывал он  там 1-2 раза в неделю,  но зачёты в конце четверти сдавал по всем предметам. Борька уважал отца,  прислушивался к нему,  но пока  хотел погулять.

                                   

                                 

                                      

                                         

 

 

 

 

 

 

 

                                           

 

                               

                                           

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 01.02.2018 20:57
Сообщение №: 179033
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

                                           Глава семнадцатая

 

                              

                                           Перед Новым годом.

 

     Незадолго до Нового года, вечером, Борька позвонил в дверь к Вере Федоровне. Забежал к ней специально, чтобы передать презент к празднику и кое-что оставить.  На звонок долго не отвечали, наконец дверь открылась.

- Ну, матушка, что – то ты совсем плохо слышать стала, звоню, звоню тебе…- говорил Борька, входя в дверь.  Чмокнув учительницу в щёку, как целуют родных бабушек и мам, прямиком понёс пакет на кухню.  Вышел оттуда с пустыми руками. Кроме продуктов, он оставил ещё один небольшой свёрток,  спрятав его в навесном шкафчике. Вера Фёдоровна в это время  прибирала диван  после сне. 

- Ну, рассказывай, как дела, как здоровье? К Лёльке на день рождение идём? –  спрашивал он, усаживаясь в старенькое кресло,  по-хозяйски оглядывая скромное жилище. Вера Фёдоровна включила потускневший от времени электрический чайник и собиралась угощать гостя.

- Нет, нет, мать, чай пить не буду. Мне  по-делам надо. Я всего на минутку к тебе забежал,  «жрачку» к празднику  забросить.

- Боря, мне ничего не надо, у меня с прошлого раза ещё осталось.

- А почему ты  не ешь? –  он обращался к ней  на «ты», когда они оставались вдвоём.

- Сейчас пост, ты же знаешь! Зря беспокоишься, я сама  могу купить что надо.

- Ты купишь!  То, что бродячие кошки не едят! - он имел ввиду дешёвую рыбу.

- Ой, Боря, ты бы знал, как сейчас  пенсионеры питаются, кто без всякой помощи,  на одну пенсию живут! Они и кошкиной рыбе были бы рады, да нет возможности купить.

- Вот и приглашай к себе друзей учительниц, угощай их, они посты не соблюдают, как ты.  

Борьке нравилось заниматься благотворительностью, да ещё тогда, когда в этом  действительно нуждаются.

- Вот подождите,  стану я миллионером,  обязательно построю пансион   для одиноких стариков, а ты там генеральным директором будешь! – полушутя – полусерьёзно   мечтал он  о будущем.

    Ох, и добрая же ты душа, только с виду высокомерный, да пустой кажешься, а внутри другое прячется! – думала Вера Фёдоровна, слушая болтовню   любимого ученика.

- Боря, как у тебя  дома, как родители?

- Вера Фёдоровна, у меня нет дома, ты же знаешь. Эта съёмная хата,  дом что ли?

- А как отец, вернулся в семью?

- Нееет! Он теперь   хочет жить только со мной,  все жёны его  достали!! Если бы ни дети,  никогда бы не женился,   говорит он про них.  А меня постоянно к агитирует.

- А  как мама?  Живёт с  тем молодым,?   Он устроился на работу?

- Сейчас! Он что дурак!  Купила ему машину, под видом себе, и  теперь он возит её  утром на работу, вечером домой. А весь день  играет в карты  на деньги, мать знает, но делает вид, что нет. Я не пойму её, ведь она не глупая женщина, а ещё говорят про мужиков «бес в ребро». Я уверен, пройдёт время, обчистит  он её  как «липку» и смоется  туда, где никто  искать не будет. Может тогда  поймёт, кто он!

- Боря, а как  дела в школе? – сменила тему учительница, - регулярно ходишь, или как всегда?  Экзамены можно сдать, диплом получить, но знания  не купишь ни за какие деньги.  И сами знания в  голову не войдут.  А  ведь надо учиться дальше. Миллионер и без образования! Не престижно, как ты говоришь!... – продолжала  она о значении учения.

   Услышав знакомые  речи, Борька сразу  вспомнил, что его  давно  ждут….

- Всё пока, мне надо бежать. Я к тебе  тридцать первого ещё заскочу, так же вечером. Вот тебе немного «копеек», и он положил две новенькие,  хрустящие купюры национальной валюты в шкаф, так чтоб она видела. Купи себе новое платье, весь класс соберётся, кто остался. Причёску сделай в салоне, «копеек» там хватит – заботился Борька, как не всякий сын   заботится о матери.

Вера Фёдоровна улыбалась, сердце пожилой, одинокой женщины млело от  сыновней доброты, она обещала всё исполнить!

 

  У неё после «встречи с Богом», как она называла свой приход к православию,  её одинокая жизнь  чудесным образом стала  устраиваться.

  Всё плохое обходило стороной, все проблемы разрешались чудесным образом. Оказалось, что не у неё одной так происходит. Знакомые  прихожанки храма, делились с ней аналогичными случаями, которые  случайностями   не считали!

   Например, совсем не понятный случай. Во всём доме не прогревались батареи, плохо топили,  экономили топливо. Соседи даже пальто не снимали в квартирах, а у Веры Фёдоровны, на удивление, все батареи  были  тёплые.  Никто не знал, как это объяснить!

 С некоторых пор и учительской работы прибавилось. Русский язык повсеместно сокращали, поэтому понадобились репетиторы на дому.  В элитных школах – лицеях для детей богатых родителей, русский и другие  языки преподавались  по-прежнему .

А зачем простым молдаванам русский язык?  Пусть лучше дома за гроши в земле  копаются. Но те, кто смотрел вперёд, или собирался жить в России,  старались учить детей полноценно. Понадобились хорошие специалисты, как Вера Фёдоровна, по тем временам за смешную, мизерную плату.    

 Бывшая атеистка Вера Фёдоровна ощущала на себе реальную помощь от Бога, и к случайностям ничего не относила. Теперь она сама могла помочь  старым друзьям у которых было более бедственное положение.

 Жить старалась, соблюдая,  Божьи заповеди. Регулярно читала утренние и вечерние молитвы, в конце молила Бога о помощи, как себе, так и  близким, о Боре, как о сыне  молилась больше всех.

    Было это давно, когда Смилянские расходились с большим скандалом.  Расстроенный мальчик убежал из дома и пришёл к учительнице прятаться. Естественно, она позвонила его родителям, чтобы их  успокоить. В тот вечер они были согласны  на всё, лишь бы ребёнок  успокоился. А ребёнок захотел остаться у учительнице навсегда. После  чаепития и долгих уговоров, Боря просто, по-детски предложил:

   - …Вера Федоровна, а  можно я   вас тоже  буду мамой называть? Когда мы одни? У вас же нет детей, так я буду  сыном…

- Боречка, у тебя  есть  родная мама….-  начала, было, она, но он зло прервал её.

  – Нет у меня больше ни мамы, ни папы, они ругаются, расходятся,  значит  и меня бросают. А если вы не хотите….

  - Что ты Боречка, я хочу, очень хочу, только мне неудобно перед твоими родителями, что  они скажут?

- А мы никому не скажем об том, и никто не узнает!... –

   В тот вечер они долго разговаривали. Вера Фёдоровна приложила все  педагогические и человеческие способности, чтобы примирить ребёнка с родителями. На его просьбу не могла ответить категоричным «нет».  Детская душа и так сильно страдала, чтобы  ещё обижать отказом.

   Вот с тех пор между ними  установилась  их «тайна», дожившая до сего дня. Повзрослев, Боря реже стал бывать у своей названной мамы, но совсем, никогда не забывал. Начало, конец учебного года, её день рождение, восьмое марта и день Учителя – были святыми днями для их встреч. В этот год, когда Веру Фёдоровну неожиданно отправили на пенсию, и ей стало особенно трудно, Борька сразу вспомнил о своей первой учительнице.    -      --  Теперь он бывал у неё не реже одного раза в месяц, помогал  материально, и поддерживал духовно. Они беседовали о жизни, она посвящала его во все свои планы. Наедине с ней он был совсем другим человеком,  не таким, как его все знали. Вера Фёдоровна понимала, что мальчик живёт не правильно, большие отцовские деньги портят его, калечат даже. Она переживала и молилась за него постоянно. В Борькиных жилах текла кровь  нескольких национальностей, но больше всего было русской крови, так как родители оба были наполовину русские. Вера Фёдоровна давно мечтала, окрестить мальчика, ждала, когда будет подходящий случай. Ёе приход к вере происходил  на Борькиных глазах, и он уже привык к новым взглядам своей названной мамы. Она делилась своими впечатлениями, ощущениями. Зная её, он не мог ей не верить, но сам был далёк от всего религиозного. О крещении у них были разговоры. Вера Фёдоровна терпеливо объясняла ему зачем это надо. Он слушал, но у него в одно ухо влетало, а в другое вылетало. 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 14.03.2018 22:10
Сообщение №: 180457
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

- …Я ещё глупый, потому, что молодой – шутил он, - вот состарюсь, войду в годы, тогда покрещусь, может быть! А пока погулять охота, в общем, я  недостойный!

- А чтобы стать достойным и  надо  покреститься !

   Вера Фёдоровна хотела стать ему настоящей матерью, если не По-плоти, то По-духу.  Сейчас её молитвы за него до Бога не доходили и записки в церкви не принимали за некрещённого. Некрещеные – это не рождённые для Бога люди! Но, несмотря ни на что, она ещё  больше молилась и просила Бога о вразумлении её мальчика.

   Как она  жалела, что сама поздно пришла  к вере!  Многое бы она по-другому объяснила детям, скольким душенькам на пользу  пошло! От всеобщего безбожия и все  наши беды, понимала теперь  она.

  После ухода гостя, Вера Фёдоровна убрала деньги в старый ридикюль, где  хранись документы и «ценности». Никаких платьев покупать она не собиралась, ну разве ж,  лишь,  новую блузочку,  под  пиджак с юбкой. Деньги  нужны были  для отъезда в Россию, чтобы было на что уезжать.     

 

     Через день, в понедельник утром, после утренних молитв и чая, учительница решила взяться за уборку кухни к Рождеству. Новый год был теперь не так важен, главным праздником стал, как для всех верующих - Рождество.

 Как магнитом потянуло к навесным полкам, на которых толстым слоем скапливалась пыль. Намочив тряпку в мыльном растворе,  встала на табурет и открыла дверцу навесной белой полки. Среди глубоких тарелок, которыми она редко пользовалась,  торчал кусок  пакета, плотно задвинутого к стене.

  - Что там за трава, наверное, ромашка или липа? – подумала Вера Фёдоровна. Вытащив пакет, сразу поняла - эта вещь не её. Спустившись с табуретки,  открыла пакет, а там…  маленькие белые порошки в запаянных полиэтиленовых мешочках!...

  Господи! Что это, откуда? – и тут её осенило, что «это» и откуда  взялось.  Вспомнила, что недавно искала  сито и на той полке никакого пакета  не было.

-  Вот что надумал, паршивец, прятать у неё наркотики.  А это уже статья, если найдут! Но она боялась не за себя.

  Тревожные мысли вихрем закружились в голове. Первым делом  перепрятала  смертельное «зелье» до того, как решит, что с ним делать? Никакой уборки толком не получилось, всё валилось из рук.  Названая мать ломала голову как ей поступить? Первая мысль - кому сообщить и вместе подумать? Но кому? Его отцу, но это ещё один скандал! Наверное,  об этом он знает, но ничего до сих пор не сумел предпринять! Матери – бесполезно, она сама себе не хозяйка.

  Есть Третьяков, специалист по-наркотикам.  Один раз он уже разбирался с Борей по такому делу, нет нельзя! Он обязан не скрывать, а вынести на поверхность подобные действия, а иначе это будет с его стороны укрывательство, что тоже статья… ему! От волнения у Веры Фёдоровны поднялось давление, она приняла лекарство. Когда стало легче, чтобы успокоиться,  начала молиться.

   Прочитав акафисты: к  Казанской Божьей матери и Николаю Чудотворцу с зажжённой лампадкой, она и впрямь успокоилась! Будто переложила свою «ношу» на Спасителя  Иисуса Христа, уповая  на Его святую волю.

  Ночью ей приснился длинный кошмарный сон. Проснувшись, помнила только страшный  пожар, а они с маленьким  Борей  прятались от огня в  церкви, где было тихо и прохладно! 

   На другой день, после утренних молитв, в голову пришла удивительно простая мысль – ничего не предпринимать, а  ждать, что будет дальше!

 Если он придёт забирать свой пакет, не найдя, спросит у неё! Вот тогда они и поговорят об этом!   

  А ещё через день, она  увидела инцидент с наркотиками в новом свете! Эти наркотики - предупреждение! Пришло время, вопрос о крещении встал ребром, тянуть больше не куда!! Аргументов для этого предостаточно, если он уже белым днём  играет со смертью и тюрьмой!!

 Она посчитала, что он сам употребляет наркотики, раз припрятал  заначку!  А это конец  –  неотвратимая смерть! 

-  Вот и старости ждать не нужно… - вспомнились  отговорки названного сына.

 

 

 

 

                          

                                       

 

    Перед Новым годом в класс явился Смилянский и просидел  все уроки. На большой перемене скупил в буфете все «вкусности» и угощал весь класс. На учительский стол, как на праздник, поставил букет хризантем.

  Все преподаватели, увидев в классе «прогульщика» сразу начинали с шуток.

- Что мы видим! Сам господин Смилянский соизволили посетить храм науки…  

     И так на каждом уроке.

- Ты Борька или ходи постоянно или не ходи вовсе, весь день из-за тебя даром пропал - ворчали некоторые ученики.  

  Было не понятно, когда Борька успевал находить подход к учителям. Потому что многие, не смотря ни на что  относились к нему  благосклонно. Были и враждебно настроенные, но таких было мало.

  На переменах шёл  один разговор о предстоящей встрече одноклассников у Лёли на дне рождении. Оказалось, что все были в поисках бывших соучеников их начального класса 4-а.

- А Тараса Бульбу кто- то видел в городе, говорят, он очень возмужал, что его  даже не узнать. Он сейчас живёт в Харькове и тоже учиться в 11 классе – рассказывала Оксана Коваленко.

С бывшей подружкой Лилькой Оксана не общалась. После появления бизнесмена Стаса их девичья дружба резко пошла на убыль. За последнее  время Оксана стала полной противоположностью того, что было.   Одевалась просто, будто специально скромно в противовес «разодетой» бывшей подружки. Теперь она ходила в длинной джинсовой юбке со свитерами ручной вязки на выпуск.  И только глубокий разрез на юбке сзади, для свободы движения, напоминал о «соблазнах».

 В конце занятий, классная  руководительница  Лидия Семеновна не выдержав,  язвительно заметила по поводу разговоров в классе.

- Уже столько лет прошло, а вы только начальные классы  помните. Как будто  после начальной школы, в других классах, с вами не такие товарищи учились!  …У вас, почему-то, все классные встречи связанны с застольем?  А просто общаться  вас в детстве не приучили? – явно переборщила  она, намекая на  первую учительницу Веру Фёдоровну.

  Классная руководительница все эти годы ревновала к ней ребят. Её задевало, что новые ученики,  пришедшие в последующие годы в класс, так и не слились со «старым классом», таким знаменитым своей дружностью. Получается, что она не смогла сплотить ребят, как когда-то до неё сумела  их первая учительница.  

- А что плохого, Лидия Семёновна, вы узрели в дружеских застольях при встрече старых друзей? Такой способ общения  издревле был принят на Руси и это хорошо видно из истории. Или вы не верите историческим фактам?  -  съязвил Борька на замечание учительницы.

  Борькин вопрос  остался без ответа,  собрав портфель, классная вышла из кабинета. На торжество к Лёле она была приглашена, но идти  не собиралась по этой же причине. А Борька повернувшись  к девчонкам,  продолжил обсуждать гостей.

- ...Девчонки, а Серёжку Калинина вы не забыли пригласить? –  поинтересовался он у Лёли с Катей, сидевших  за одним столом.

  Лёля вопросительно взглянула на подругу, а та на неё. Чтобы скрыть замешательство,  виновница торжества  нашлась.

- Я приглашаю всех друзей, передай  Сергею ещё раз, если он не знает.

- Я думал, что Катерина знает?...-

- Может он по его просьбе выясняет? – гадала Катя.

  По дороге домой  разговор о Сергее  возобновился.

- Так ты пригласила Сергея или нет?

 Кате не хотелось говорить о нём с Лёлей, потому что их конфликт был замешан на её религиозности. Лёля,  возможно,  догадывалась и не лезла  с расспросами.  Но сейчас пришло время выяснить – одна она будет на её дне рожденье  или с ним?  

 Катя чувствовала, что подруга, не подавая вида,  обижается на неё.  Чтобы примириться,   начала:

- Лёля, я тебе ничего не рассказываю, потому что наше с ним непонимание происходит  на почве моей веры, а тебе эта тема не интересна!

    Давно, в детстве  у них были детские ссоры из-за разности взглядов на религию. Лёля прямо говорила.

- Никакого Бога нет! 

Потому, что о Боге она никогда ни от кого ничего не слышала. Катя же, наоборот выросла с именем Бога. Если бы ни их родители, то девчонки никогда бы ни договорились,  повзрослев, всё изменилось.

  Девчонки стали понимать, что все имеют право иметь свои собственные взгляды. Лёля поняла, как это серьёзно для Кати и стала обходить стороной эту тему. Катя, тоже старалась не накалять обстановку, слыша атеистические высказывания подруг. Анжела, в отличии от Лёли, была более религиозна,  но  поверхностно, традиционно. С годами, Катя убедилась, что спорить о вере с неверующими людьми бессмысленно и даже вредно.

  Бабушка говорила, что в таких спорах только сатана ликует от возможности поиздеваться над обоими спорщиками, зная заранее, что кроме злобы и раздражения эти споры ни к чему не приведут.  Поэтому нужно стараться, уживаться в обществе с разными взглядами и вероисповеданиями.  Все эти доводы успокоили девушку насчёт разногласия с окружающими. Но сейчас с Сергеем этот вопрос снова обострился до предела. В душе она уже смирилась и готовилась к худшему, если он не сможет понять и принять  её такой. Но, несмотря  ни на что,  глубоко в душе жила надежда!  В жизни за всё желаемое сначала нужно пострадать! Теперь смысл этих слов стал понятен и близок!

 

    Леля, как ни уважала и ни любила Катю,  не могла понять её религиозных взглядов. Если бы эти взгляды были у кого-то другого, она бы  сочла их за глупость, отсталость, беспомощность. Ведь люди от слабости хватаются за Бога, чтобы Он помог им… - считала Лёля, уверенная, что ей чья-то помощь никогда не понадобится! Она была уверенна, что молодой, здоровой, успешной и красивой она будет всегда!  

  В религиозных  взглядах подруги не было ничего плохого,  рассуждала практичная Лёля. Наоборот,  обострённая порядочность, честность, чувство долга, чего не хватает  всем людям. Не соглашалась Лёля с такими понятиями, как смирение, покорность и всепрощение. Это было не приемлемо к ней,  умной, решительной и красивой Эллине Вайнберг!! Гордость она считала достоинством, особенно для женщины, а покорность недостатком, как неуверенность в себе. Покорность, неуверенность синонимы  неудачности!

   Она стремилась только к удачам, к достижению своих целей в устройстве будущей жизни! Катя тоже имела похожие желания, но не отрицала «жалких» качеств.   Вот что было не  понятно Лёле! А, вообще, на эту тему они  давно научились не говорить, чтобы не ссориться в спорах, как в глупом детстве.

- Теперь мне всё понятно, что у вас происходит. Можешь ничего не объяснять. Хорошо если он тебя сможет  понять. Сейчас как раз будет случай в этом убедиться - ответила Лёля.

Несмотря  ни на что, Лёля искренне хотела помочь подруге. 

Её помощь заключалась -- вырваться из нищей, отсталой, а теперь ещё и националистической страны, какой стала  республика. Лучшую жизнь сулила   манящая и такая труднодоступная заграница!  

   Именно таким настроением был пронизан вечер одноклассников, посвящённый Лёлиному дню рождения. И подобные встречи происходили  по разным поводам, но с одной целью – попрощаться!

   Одноклассники  серьёзно подготовились ко дню рождения. Мальчишки под руководством Ильи Попова сделали большую стенгазету, как когда-то в детстве. Наклеили фотки, начиная с 1-ого класса, и под каждой подписали смешные комментарии, и даже,  где смогли, в стихах. Вспомнили все клички детства. На общих фотографиях начальной школы выделили Лельку, нарисовав ей красные бантики.

   Когда все уселись за столы, ведущий, а это был, естественно, Смилянский, начал свой печально-смешной рассказ о бедном мальчишке, который тайно любил свою одноклассницу. Он сам придумал этот рассказ, чтобы всех посмешить  и польстить Лёле.

   …Девочка была очень умная, отлично училась и была красивее всех в классе, так считал её воздыхатель. Влюблённого мальчишку она, естественно, не замечала, потому, что тот был маленького роста, рыжий и немного заикался, когда волновался. А волновался он всегда при виде своей пассии,… .

  Так смешно описывал Борька невзрачного влюблённого бедолагу! Никому и в голову не могло придти, кроме одного человека, почему он с таким упоением развивал эту тему. Возможно, вспоминал  свою тайную симпатию к виновнице торжества.  Сам он «беднягой» никогда не был и потому не боялся, что его заподозрят.

   Приглашённых было много, но собрались не все, возможно, предновогодний день помешал кому-то.

Сергей на вечере тоже не появился, хотя ему передавали Лёлино приглашение. Катя звонить ему не стала, зная, что ребята его уже позвали и наверняка, не раз. Она болезненно боялась ему навязываться после того периода, когда он, избегая её, врал, что не может с ней встретиться.

 Лёля, как всегда была эффектна, в красном длинном платье. Она была как модель, только не такая худая и длинная. Марк так и не смог приехать, и Лёля полушутя – полусерьёзно обещала ему  « не забыть этого»

    Весь вечер  ребята  приглашали её   нарасхват, от кавалеров не было отбоя. Во время поздравительных речей все говорили одни комплименты. Подарки дарили только конвертами, зная, что здесь ей ничего  уже не нужно.

  Когда все веселились Вера Фёдоровна, сидя рядом с Борькой, думала об одном , как начать разговор, пока они одни. Прошло несколько дней, а он не вспоминал о своём «пакете». Зато она уже вся извелась за это время, и боясь, чтобы не было поздно,  решила первая начать этот неприятный разговор. Борька уже собрался встать из-за стола, чтобы выйти, как Вера Фёдоровна  остановила его.

- Боря, подожди, нам надо серьёзно  поговорить!

- Вера Фёдоровна, ну, ни здесь, же, и не сейчас – ничего не подозревая,  пытался он уйти.

- Нет, Боря, это  нельзя откладывать -  и она  испытывающее посмотрела ему в глаза.

 Борька присел и тоже внимательно посмотрел  на неё.

    В её глазах он увидел  очень знакомое, у кого-то он уже видел этот страх… и сильное напряжение во взгляде. Он остался сидеть и, молча, не перебивая,  выслушал  «лекцию»  о вреде наркотиков.

   Борька хорошо изучил за все годы и знал, что если  дать выговориться, то ей станет легче. Никого другого он не стал бы так слушать.  И она это знала и ценила. Пока она читала ему мораль, он смотрел на неё и вспоминал, у кого ещё были такие испуганные глаза за него?

   Он понял, она перепугалась из-за наркотиков, решив, что он сам колется.   Говорила  она тихо, вполголоса, хотя рядом никого не было, кто мог их слышать. Когда  закончила, он так же тихо ей ответил:

- Вера Фёдоровна, я клянусь,  я сам не употребляю! Мне просто надо «это»  передать, а хранить где попало опасно, я и спрятал у тебя.

- Боря, это же  подсудное дело… хранение!

- Я знаю, но меня попросили!

-  Врёшь, Боря, ты из-за денег с этим связался.

- Да… из-за денег – сознался Борька,

- Если дураки платят  большие «бабки», почему же ни навариться!

-  Ты, что не понимаешь, что это очень опасно?

- Вера Фёдоровна, давай потом об этом поговорим, я завтра вечером заскачу на пару минут. И  докажу, что я не наркоман, сейчас успокойтесь, на вас лица нет!

 Улыбнувшись, сказал  Борька и убежал к ребятам. А Вера Федоровна  озабоченно, но с облегчением вздохнула. Ну Слава Богу, что пока не колется! Но это может случиться в любой момент и никто его не остановит. Нельзя успокаиваться и забывать об этом.

- Как, ну, как… скорее его окрестить? И чтобы он сам захотел. Какие слова нужны  для убеждения… - думала Вера Федоровна о крещении Бориса, как о «спасительном круге» в  его бесшабашной,  рискованной  жизни.

  Она тоже хорошо его изучила за эти годы. Он привык врать и часто это делал, но в серьёзных вещах, и с ней, пока говорил правду. Покрайней мере, она не знала  случая, чтобы он ни сознался. Видимо его душа, наперекор всему тянулась к свету и к правде, а в окружении лжи и лицемерия не перед кем было открываться. Зная, что его все считают «таким», он ещё назло любил прибавить того, чего не было вовсе.  С детства он привык прятать свою ранимую душу и желание быть любимым по-настоящему!

   Вечер закончился не поздно, завтра предстоял ещё один праздник – Новый год! Веру Фёдоровну подвезли на такси до самого дома. Борька помахал ей рукой издалека и сделал двумя пальцами «шажки» в воздухе, напоминая о том, что скоро зайдёт к ней.

  Ночью она плохо спала, всё думала про эти проклятые наркотики. Сколько людей гибнет от них, примеров она знала много.

 

 

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 21.03.2018 17:33
Сообщение №: 180663
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

   На другой день Борька, как обещал, забежал вечером, чтобы поздравить с Новым годом и забрать пакет. Но Вера Фёдоровна к тому времени твёрдо решила не отдавать  пакета. Кругом новогодние  гуляния, и в это время ни к чему лишние соблазны, посчитала она. Ведь все плохие дела делаются за компанию!!

     Узнав об этом, Борька сильно распсиховался, разнервничался, стал показывать все свои вены на руках и на ногах, куда ставят уколы наркоманы. Вены оказались чистые, без синяков, но ничего не помогло. Вера Фёдоровна была не преклонная. Поначалу она, вообще, собиралась сказать ему, что выбросила «зелье» в унитаз, но Борька не поверил.

- Мать, ты с ума сошла! Ты хоть знаешь, сколько это «зелье» стоит? Мне же отдавать придётся. Отец спросит, на что мне такие большие деньги? Он и так в последнее время чуть - что за сердце хватается! Давление  у него скачет,    а тут я,… да… с наркотой!

- Вот, Слава Богу, что про отца вспомнил, раньше надо было подумать и не связываться с этим злом… -  продолжила  она отчитывать его.  Дав ей  выговориться, Борька уже спокойно сказал.

- Ладно, что сейчас зря говорить, я должен передать и получить  свои деньги.

- Обещай, что больше никогда такими передачами заниматься не будешь? Борька молчал, он не хотел этого обещать. Он ждал, когда она отдаст пакет.

- Хорошо, я отдам тебе «отраву», но только после Новогодних пьянок, а сейчас и не проси.

  Борька сделал гримасу.

- Мать, ты же режешь без ножа, - врал он – меня ждут с пакетом.

- Нет, Боря, нет! Ты хочешь, чтобы и я все праздники, как твой отец терзалась, переживала, где ты с этим «грузом»? Отдал ты  или нет, или тебя задержали, посадили.  Боря, пощади меня тоже,.. -  и она схватилась за грудь .

 Борька, видя такое дело, сдался.  Он тогда не знал, что этим отказом, возможно, его спасают  от больших неприятностей….

 

 

 

                                  Глава  восемнадцатая.

                                                       

                                                 Разлука.

 

 

   Новый год - это зима, с её главными атрибутами – снегом и морозом. Настоящую зиму в южной республике видели редко, обычно по телевизору и на открытках. Этот Новый год ничем не отличался. С утра моросил противный холодный дождик, а под ногами «чавкала»,  пачкая и портя обувь,  жидкая грязь.

    В последние дни уходящего года во всех службах милиции - полиции  проходили предновогодние рейды по наведению порядка в городе. Будто  одним махом хотели переловить всех преступников за год. Николай Константинович приходил со службы позднее обычного и 31 декабря было не исключение.

  Мама с бабушкой хлопотали на кухне, плотно притворив дверь от запахов. Катя заканчивала украшать искусственную ёлочку, как вдруг, открылась входная дверь, и на пороге появился отец.

- Папка, ты сегодня  рано… - обрадовалась она, но отец прервал её.

- Я на одну минутку… и к тебе.   Хорошо, что ты дома.

  Быстро вытерев в прихожей о коврик ноги, не раздеваясь, прошёл в  комнату.

- Катя! – не громко начал он: – Тебе нужно срочно  найти  Сергея… Калинина.  И, главное,  чтобы никто не  понял,  что  это  по моей просьбе.

- А  почему я? –  раздражённо воскликнула  она.

- А притом, что ты считаешься его девушкой, и твои поиски  подозрения  не вызовут.

-  Мы давно в ссоре. И все   об  этом знают.

-   Не важно, все молодые  ссорятся,  мирятся,  это обычное дело!

- Папа, я не хочу его искать, позориться перед ним и всеми. Он и так думает, что я за ним бегаю, как его бывшая подружка Лариска… – с обидой начала объяснять Катя.

 Видя  упорство дочери, отец  наклонился к ней и  тихо   сказал.

- Доченька, забудь всё, что у вас было до этого! Дело идёт о его жизни и смерти. Завтра утром его должны задержать, а это знаешь, что?!  Там  никто не станет выяснять, виновен он или нет. Изуродуют парня  и крайних не найдёшь. Главное, сделать так, чтобы никто не узнал, что я его предупредил!  Тебе это понятно, дочери опера?! – улыбнувшись, пошутил отец.

- Короче, дочь, сейчас же найди его и приведи к нам, пока не поздно спасти парня. Мне нужно с ним поговорить. Звони Смилянскому,  тот про всех знает.

- А что он натворил? –  с испугом вырвалось у Кати.

-  Он «стрелочник», который хотел заработать около преступников.

 Катя хотела ещё что-то спросить, но отец  жестом остановил её.

- Нет времени,  всё потом-потом.

  В это время  вошла мама.

- Коля, ты уже насовсем или …

- Нет, Оля, я на минутку, машина внизу ждёт. Но к 12 часам  буду, и даже раньше –  и он выразительно посмотрел на дочь. 

  Выскочив, из квартиры, отец даже не закрыл за собой дверь.

 - Значит всё серьёзно, если отец ради этого вырвался с дежурства.., -    торопливо одеваясь, думала  Катя.

- Да что у вас  за секреты, зачем он приезжал, куда ты собралась? –  ничего не понимая,  спросила мама.

-  Мама, не спрашивай, папа велел  мне срочно отыскать Серёжку, его хотят   арестовать.

- О…ох… Царица Небесная, спаси и помилуй! - воскликнула, вошедшая бабушка.

 

  Быстро одевшись, Катя набрала  домашний номер Сергея. Но ответа не было. Обзвонив всех знакомых, нашла  Смилянского, он был у  отца, на его новой холостяцкой квартире. Трубку поднял сам Борька.  Стараясь быть совершенно спокойной, поздравила Бориса и его отца с наступающим Новым годом и  приступила к делу.

- Боря, где сейчас Сергей? Дома его нет, а  мне  он нужен.

  Борька   поперхнулся от  удивления: -  

- Ну, вас баб не  понять! Вчера избегала его, а сегодня сама ищет – подумал он, а вслух  сказал:

 - «А я и  не знал, что вы  помирилась… -  

  -  Тебя это не касается, лучше скажи, где он? 

 Борька почувствовал, что она волнуется.

- Мы договорились встретиться к одиннадцати в ресторане «Интуриста», но, думаю, все придут,  позже.   Я точно после двенадцати буду, а он,  может быть уже и там, в бильярдной режется. У него  родители  уехали в Россию…- стал объяснять Борька

- Я знаю, - перебила его  Катя – а где тот бильярд находится?

 Борька начал рассказывать, как туда пройти, но вдруг… затормозил, соображая.

- …Кать, но сегодня туда, просто так не пропустят, только с новогодними пригласительными билетами, или,… если твой отец похлопочет….

- Причём здесь мой отец!  Это моё личное дело…-  специально, раздражённо прервала  она.

- Я хотел сказать, что  ты сможешь зайти  в Интурист либо с билетом, либо с милицией – закончил  мысль Борька.

   Положив трубку, она связалась с отцом. Зная предпраздничную дислокацию сотрудников,  он подсказал дочери  к кому обратиться.

    Обдумывая детали по поискам Сергея, Катя  забыла про свою ущемлённую гордость и самолюбие. Её волновало другое, как быстрее  найти  и уберечь его от грозящей опасности. Она удивлялась своей решимости,  не зная, как он отреагирует  на её внезапное появление в такое время и в таком месте. А времени оставалось в обрез.

   Спасительная молитва,  пульсировала в голове.  

- Господи, хоть бы он был там, хоть бы был  там…  - подъезжая к гостинице,  не переставая,  твердила она.

   Издалека было видно, что массивные  стеклянные двери гостиницы наглухо закрыты. С улицы, облепив вход,  толпа желающих  пыталась попасть в ресторан и бар на встречу Нового года. В основном это  женщины всех возрастов и внешнего вида.  Через стекло просматривался ярко освещённый вестибюль гостиницы. Народ нервничал, переговаривался между собой, гадая, как попасть вовнутрь.  Периодически  громко стучали в двери, требуя открыть дверь. Злобно  ругались на толстого швейцара, который не хотел никого пускать. Между  руганью все кричали одно и то же, что их  с билетами  ждут «мужья и  женихи»  в ресторане.  

  Швейцар, подходя к двери,  делал знак, что открыть не может и,  вообще, ничего не слышит. Сам внимательно просматривал толпу, чтобы не пропустить настоящих посетителей с билетами. А настоящие посетители сразу доставали пригласительные и им открывали дверь. При этом,  швейцар  с трудом сдерживал натиск безбилетников.

     Не доходя до дверей гостиницы, Катя остановилась на ступеньках, понимая, что ей никогда не пробиться через эту толпу возмущённых людей. Через витринное стекло гостиницы были видны дежурные милиционеры, которые, услышав пароль, её бы пропустили.  Но как к ним попасть!?  Время стремительно неслось, а она мокла под дождём, не видя никакой возможности отыскать  Сергея.

-  Господи помоги! Господи пошли мне Чудо! Господи, вся надежда  только на Тебя… –  как заклинание твердила Катя.

 Прошло долгих – предолгих  15 минут!  Как вдруг, из-за угла гостиницы показался человек, по очертаниям в форме, но в какой? Когда он приблизился, разглядела милиционера, не офицерского звания. Наверное, он шёл на ночное дежурство. Сама не помня как, она мгновенно оказалась возле него. Вообще, все люди в милицейской форме,  с детства казались ей  родными и близкими. Быстро, но тихо сообщила сотруднику всё, что следовало. Пароль сработал. Молодой человек, молча, но с  удовольствием, взял девушку под локоток,  и  с уважительным видом, повёл  к двери. Толпа расступилась. Швейцар, как по команде открыл дверь. Из-за дверей  доносились истеричные вопли возмущенных гражданок:

-   Как своих «тёлок», так можно и без билетов  проводить…

  Быстро поднявшись на второй этаж по ковровой лестнице, остановилась перед массивной  блестящей  дверью, чтобы отдышаться. Металлическая табличка оповещала - Бильярдная. Сердце стучало так громко, что отдавалось в голове.

  - А вдруг его здесь нет? – пронеслось последнее сомнение.

     С трудом приоткрыла тяжёлую дверь. Сергей спиной стоял прямо перед ней,  наклонившись над большим бильярдным столом. Напротив его в такой же позе склонился  молодой мужчина с  кием  в руке. Оба партнёра, никого и ничего не замечали, увлечённые игрой. Вокруг, по обе стороны бильярдного стола, болели наблюдатели, одни мужчины, неотрывно следившие за действиями игроков.

   Девушка смущённо остановилась в дверях, но никто не обращал на неё  внимания. Тогда она стала делать знаки, указывая на Сергея, чтобы его позвали. Один мужчина что-то сказал  ему. Сергей не придал  значения. Тогда мужчина повторил, Сергей, не разгибая спины, недовольно повернул голову  назад и посмотрел через плечо – кому он там  нужен?!  

   Посмотрев,  тут же отвернулся,  не узнал её.  Катя опешила, не зная, что же ей теперь делать? Но уже через секунду  Сергей подскочил к ней, и, вытаращив глаза, вопросительно, смотрел на неё. Он  не верил своим глазам – как, откуда она здесь, в верхней одежде, одна в  Новогоднюю ночь!? Все присутствующие с любопытством наблюдали  немую  сцену. Помня наказ отца, Катя отступила в коридор, и чтобы никто  не услышал, прошептала: -

-  Быстрее сделай вид, что ты ждал меня,  нам нужно  уйти, по дороге  всё  объясню.

 Сергей схватил её в охапку, приподнял, потом опустил и крепко прижал к себе.

- Наконец-то, любимая, а я уже заждался тебя  - громко для всех сказал он и махнул рукой партнёру – дескать, не жди меня!

   Взявшись за руки, ребята  заспешили по коридору.

-  Отец ждёт тебя у нас дома по очень важному для тебя делу. Он меня и послал за тобой –  на ходу говорила она, когда они спускались вниз по лестнице в фойе. Получив в раздевалке  куртку,  выскочили на улицу. Все  так и подумали, что  встреча  влюблённых была не случайна.

   Троллейбус шёл пустой, все уже разъехались по домам встречать Новый год.  Ехали молча, Сергей  смотрел на Катю и, думал,  может, ему всё снится. А может вызов её отца, только причина для встречи, предлог?!

  Все эти мысли Катя прочитала по его глазам и сразу  «собралась».

- Ещё подумает, что я нарочно всё придумала, чтобы заманить к себе.

     На её счастье дверь открыл отец и сразу увёл Сергея для разговора.  Катя побежала переодеваться.

 Празднично накрытый стол уже стоял посреди комнаты, разноцветные ёлочные огоньки отражались на пустых фужерах. Мама и бабушка смотрели телевизор, не было только Дианы, она встречала Новый год с коллегами. Удивительно, но в этот вечер никто из соседей не спешил  к ним, как бывало в Новогоднюю ночь. Будто все знали, что  сегодня  мешать нельзя.

- Коля, уже меньше  полчаса  до Нового года осталось – не выдержав, постучала в дверь мама – надо ещё старый год успеть проводить.

    Через несколько минут  все  были в сборе и разливали напитки, каждому своё. Отец наливал себе с гостем водку в стограммовые стопки. Сергей, после разговора с отцом, вышел другим человеком.  Помрачнел,   «потух», а отец, наоборот, был весел и доволен, как человек, сделавший доброе дело. Он шутил и всё время подбадривал  гостя.          

    Сергей старался не смотреть ни на кого из присутствующих,  будучи погружённым в свои не весёлые думки. Он только сейчас понял, чем он занимался и что ему за это может «светить». Если он и раньше считал себя не парой для Кати, то теперь,  это уже стало очевидно  для всех.

 Умная, воспитанная, девушка, дочь такого, да ещё… и  добрейшего человека!  И он… - соучастник преступлений!  Вот откуда гордость и пренебрежение, она давно всё знала и потому не хотела,  связываться с ним. А он – то, дурак тупоголовый,  хотел такую девушку краденой иномаркой и ворованным «благополучием» завоевать и добиться  её  любви!.  

  Вот какие мысли  проносились в голове у Сергея, когда он пил водку с Катиным отцом  и закусывал вкусным  домашним угощением. Кроме этих мыслей  ничего не замечал вокруг.  Все выпили за уходящий год, вспомнили его главные события. Отец рассказывал, что творится в городе и в республике, при этом шутил и рассказывал свежие анекдоты на злобу дня. Все смеялись, Сергей тоже улыбался из вежливости, думая о своём.

  Он даже не заметил, как Катя отлучилась из комнаты. Вскоре она вернулась, но уже в «малахитовом платье» с лёгкой накидкой на плечах.  Под бой курантов все дружно встали, разлили до краёв  пенящееся шампанское и подняли над столом  фужеры. Кто – то успел загадать желание! 

 Сергей впервые поднял глаза и открыто взглянул на присутствующих.  Все смотрели на него с дружелюбной улыбкой. Взгляд остановился на знакомых синих глазах…

   Синие глаза из под густых ресниц смотрели неожиданно… нежно и… без осуждения! Только тут он заметил  знакомое  до боли «скандальное» платье его подарок! Когда они садились за стол этого наряда на ней не было. Оделась она позже, после его беседы с отцом.   Значит…, что - это  «знак»!   В трудный для него момент! Неужели она его простила?  Или… пожалела как  морального  «калеку»…  на прощание?  

    Катя не сводила глаз с Сергея,  продолжая смотреть  друг на друга, они сели Окружающие, делали вид, что ничего не замечают, разговаривая на отвлечённые темы.  В её взгляде не было и  намёка на жалость, синии глаза горели другим светом. Так они горели, когда у них всё было хорошо, и они были вместе. Неужели, она простила враньё и его отчуждение. И даже не брезгует им, без пяти минут  арестантом?? (Это реально  грозило ему и очень скоро).

   От радостных мыслей  стало легко, захотелось  закричать во всё горло Ура!  Тяжеленный «груз» свалился с души, если его простили. И даже  участие в преступлении отошло на второй план. Все эти преобразования происходили молча за столом между молодыми людьми. И хотя ни слова было  не сказано,   все всё поняли.

-Сынок, что вы про нас совсем забыли, не ухаживаете даже…- оживила обстановку Мария Константиновна.

 - Это мы сейчас исправим, мам, тебе что налить?

   -  А мне Серёженька клюковки нальёт, ему ближе…

Сергей с радостью разлил всем дамам по их желанию напитки. Николай Петрович налил себе и Сергею  водки.

   Он тоже сразу уловил радостную  перемену в госте, но вида не подал. Новогоднее застолье с  весёлыми тостами и пожеланиями продолжилось.     Когда все выпили и основательно закусили, Николай Петрович предложил выпить за  открытый  серьёзный  разговор.-

-  Я надеюсь, что за этим столом тайн ни от кого нет. Все мы -  одна семья, где горе и радости общие. Родители Сергея сейчас далеко, поэтому мы предлагаем  ему  почувствовать  себя тоже  членом нашей семьи! Ты, как, Сергей, не против?

-Нет, я за, если вы все не против – не раздумывая, смущаясь выпалил гость.

Катя сжала  его руку за столом, он ответил тем же.

 - А дело обстоит так,  Сергей этой ночью  должен срочно покинуть  город и Республику. Наше счастье, что новогодняя ночь длиннее обычной.

Наступила пауза, никто не спрашивал почему он должен уезжать. Всех интересовали только детали.

- А куда он сейчас поедет и  на чём? –   спросила Катя.

  - Коля, сейчас транспорт не ходит, за рулём все пьяные, может лучше до утра подождать – поддержала Катю бабушка.

 Николай Петрович будто не слышал вопросов женщин, продолжал, обращаясь к Сергею:

- Сначала до Тирасполя, на перекладных, трасса не затихает ни днём, ни ночью. Машины транзитом идут круглые сутки во все стороны. Для дальнобойщиков праздников нет во время работы. Лучше тормози  немцев, чехов,  не садись к  румынам и  полякам.

Сергей  в знак согласия кивнул головой,  подтверждая слова отца.-

- В Тирасполе обратишься к моему хорошему знакомому, он поможет, я с ним обо всём договорился.  А потом он подскажет, как тебе лучше добраться до России. А сейчас вам надо прощаться и он посмотрел на дочь и Сергея.

А вы соберите парню в дорогу  пожевать и попить. Термос мой пусть возьмёт. - обратился он  к жене и к матери. Бабушка тут - же пошла на кухню.

- А что, Коля,  так срочно нужно  ехать, они и завтра ещё все не проспятся … - начала,  Ольга Кузьминична с заботой в голосе.

- Бережёного Бог  бережёт! Завтра может быть поздно, в том-то и дело. Их  всех  «тёпленькими» отовсюду хотят пособирать. Сергей,  у тебя документы с собой?

- Да, я  их с собой всегда  ношу.

- А деньги есть?

- И деньги все с собой. Я же вам говорил. Как чувствовал, машину продал. Мне бы кое-какие вещи у тётки прихватить, а то я совсем без ничего…

- Серёжа, из-за тряпок возвращаться на квартиру нельзя, время зря тратить и По-городу светиться. Езжай налегке, так не заметнее и проще. Всё самое необходимое у нас найдётся.  Оля соберёт тебе сменку белья, средства гигиены, остальное в Тирасполе купишь. Давайте на посошок ещё нальём, а ты больше ешь, закусывай – говорил он Сергею, наливая водку в рюмки. Ольга Кузьминична подкладывала гостю  мяса, он, смущаясь, отказывался.

- Куда вы столько?

- Ешь, ешь, сейчас всё закрыто,( в то время не было круглосуточной торговли)  когда ещё придётся поесть – приговаривала она.   

 А Сергей, тем временем не сводил  глаз с Кати, мечтая скорее остаться с ней наедине.  Катя, разделяя его желание, первая встала из-за стола.

- Пап, мам, я пойду провожу Серёжу, и ещё нам надо поговорить,- сказала она. Естественно, никто не возражал, понимая что их разлука надолго.

  Ребята зашли в маленькую комнату, прикрыв за собой дверь. Не успела закрыться дверь, как они  крепко обнялись, и утонули в долгожданном  поцелуе.  Оторвавшись,  чтобы передохнуть,  она  шёпотом  спросила:

- Ты меня ещё любишь? Только честно?

- Да, очень люблю, а ты?

- И я… очень!

- О…ох - и  их губы снова слились  в нежном поцелуе, не желая   отрываться.  Длительные поцелуи не возбуждали половой страсти, платоническая нежность заполнила сердца и души влюблённых.

   В этот момент в прихожей  раздался длинный, громкий  звонок.  Ребята замерли от плохого предчувствия. Не успели родители открыть дверь, как прихожая заполнилась шумом  громкими поздравлениями подвыпивших людей. Это были друзья соседи, они пели, смеялись, слышались аккорды гармошки.  Гостей сразу пригласили в большую комнату, усадили за стол и закрыли дверь.

  Успокоенные ребята сели на  диван и впервые откровенно заговорили обо всём. Они торопились, перебивали друг друга, чтобы успеть спросить что каждый думал и чувствовал во время  разлуки.

-   …А, что ты подумал, когда увидел сегодня меня в гостинице?

- А ты нарочно меня избегала ?…   

  А ты когда начал  врать… И т. д…

 Звучало в начале их разговора. Подробнее всего Сергей остановился на своём непонятном состоянии.

- …Катя, ты даже не представляешь, что со мной  творилось!? Я не мог понять, как, ни с того ни с сего, всё изменилось. Я не хотел тебя видеть.  Будто «кто-то»  внутри настраивал меня против тебя! И только после встречи в универмаге, всё вернулось на круги своя. Мистика,  иначе не скажешь!  Вот и не верь после этого в  чудеса?... 

    Катя, слушая его, вспоминала  бабушкин рассказ о вселении бесов в людей.   Она  не знала, стоит ему  говорить сейчас об этом или нет?  Но, тут, неожиданно  он сам  спросил:

- Кать,  а ты, как  думаешь, что это  могло быть?

 Тут уж молчать не было сил.

  -  …Именно такое состояние точь-в-точь описала бабушка,  в тот самый вечер, когда ты ждал меня у нас дома. Ты ещё обиделся, что я тебе сразу не позвонила,  помнишь!...

  И Катя вкратце передала  бабушкино объяснение подобного  поведения.

  - …Она ещё посоветовала, при случае,  спросить у тебя  об этом.  А ты сейчас  сам рассказал про похожие симптомы. А знаешь, Серёжа у меня тоже  всё бурлило против тебя. Злоба и обида душили, не хотелось тебе звонить, общаться. Помнишь фильм «Изгоняющий дьявола»?  Там в девочку бес вселился и через неё мучил  родственников. Тогда я не придала значения сюжету, отнесла  к мистике. Сергей тоже  был такого же мнения о фильме.   Нынче он не спорил с Катей, а слушал молча, слушал.

  В прихожей снова послышались голоса,  это уходили гости, но уже не так громко, как вошли. Ребята поняли, пришла  пора прощаться.

- А ты ждать меня будешь?..  –  не смело спросил Сергей о главном.

- Откуда? –  

 Он замешкался, учитывая нынешнюю ситуацию.

- Я уже и сам не знаю…. А если что…,  сильно будешь презирать? 

   Катя  остановила его.

- Я не верю, что ты преступник. Сейчас все такие преступники,  жизнь стала не понятна.  И  мой отец хорошо разбирается в людях.

- Спасибо ему, если бы не твой отец!  Я этого никогда не забуду.

- Мы  не забудем – уточнила Катя.

- И замуж за меня пойдёшь,  за такого?…

- Только сначала  венчаться в церкви – как о решенном вопросе с улыбкой уточнила она.

- Ох,… Катька! –  он снова крепко обнял девушку и прижал  к груди. Тихий стук в дверь прервал  их поцелуй.

- Катя, Серёже, уже  пора! –  голос мамы, напомнил о конце свидания.

- Я  тебя провожу до трассы, только быстро переоденусь.

    Николай Петрович объяснял Сергею последние детали его отъезда. Мама с бабушкой собирали пакет с необходимым в дорогу.

  В три часа ночи все собрались у двери.

- Катюша, проститесь с Серёжей возле дома, не ходи одна ночью. Сейчас пьяные  компании ходят,  пристанут…  - волновалась  Ольга Кузьминична.

- Мам,  все бандиты меня давно в лицо знают, чья я дочь.  Поэтому никто не трогает –  серьёзно пошутила   Катя.

    Простившись со всеми, ребята вышли на улицу. Такого оживления в их районе даже днём не всегда можно было видеть. Весёлые  компании шли прямо по проезжей части дороги, громко смеялись, пели. То тут, то там «бахали» петарды. Дойдя до ближайшей остановки автобуса, ребята остановились, трасса была впереди

- Катюша,  дальше не  ходи, давай здесь простимся. – предложил Сергей.

- Это всё из-за Борькиных друзей ?–  впервые  спросила Катя.

- Да нет, я сам знал на что шёл! Больших денег захотел  срубить любым способом.  У нас честно много заработать  нигде не дадут, сама знаешь.

- А зачем тебе   большие деньги понадобились?

- А затем, чтобы тебе понравиться! Чтоб машина была крутая, чтобы всё купить мог как новые русские. Вообщем,  хотел «вырасти» в твоих глазах, вот и вырос, что сейчас бегу ночью, куда глаза глядят - с горькой усмешкой объяснил Сергей.      -       

  -- Значит  это из-за меня?

- Нет, что ты Катюша, ты тут совсем ни причём! У самого голова на плечах должна быть, - и он обнял девушку. 

 - Если бы ни твой отец!…

- Кать, но ты  ещё не сказала  главного, простила меня бесноватого или нет?  

- А ты поверил в это?

- Не знаю, но точно  кто-то внушал тебя забыть. Я реально ощущал чьё-то давление.

  В это время Катя достала из кармана  маленькую складную иконочку с молитвой.

- Серёжа, бабушка тебе передала дорожную иконку с Николаем Чудотворцем, Девой Марией и Иисусом Христом. Читай в трудные минуты и в опасности, а лучше выучи наизусть -  она вложила ему в руку бумажную книжечку. Ты же крещённый, тебя Бог  услышит. А мы тут все будем  за тебя  молиться. Кто к Богу с горячей молитвой  обращается,  Он  помогает. Ну, как,  тебя от моих речей  не воротит, как раньше? – с улыбкой спросила Катя.

- Нет, не воротит, про помощь Бога я с детства слышал, у нас в семье  такое   случалось.

  Ребята договорились, как будут связываться по телефону и в какое время. Адреса российских родственников Сергея у Кати были.  Перед тем как надолго расстаться они ещё раз обнялись и жадно поцеловались.

-  Ну, всё хватит, перед смертью не надышишься. Тебе пора. – отстраняясь от любимого сказала Катя.

 Сергей легко подхватил большой пакет, который ему собрали в дорогу, и быстро зашагал в сторону автотрассы, где  мелькали грузовые машины.

   У Кати защипало в носу, слёзы навернулись на глаза, но  она взяла себя в руки. Плакать при расставании – плохая примета!  

  Сергей ещё несколько раз оборачивался,  махал ей  рукой, пока не скрылся за поворотом.

- Как жаль  зря потраченного времени на наши ссоры! Ведь, как дороги эти минутки встречи,… - думала Катя, идя, домой.

А впереди предстояла долгая разлука, и никто не знал, насколько она растянется.

- Господи, спаси и сохрани его… - как часы тикала в голове  одна и та же мысль.  

                                            

                                  

                                      

 

 

 

 

 

                                           

                                      

                                            

                               

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 26.03.2018 20:42
Сообщение №: 180795
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

                                             ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

                                      

                                             Глава первая.

                               

                                           Совместная поездка.

 

    Прошёл год.  За это время произошло много событий. 

     От Сергея Калинина давно не было известий.  

В ту новогоднюю ночь он благополучно добрался до Тирасполя с русским дальнобойщиком. А оттуда  через Украину в Россию.

     В  министерской группе по угону иномарок догадывались о странном обстоятельстве. Почему вдруг бесследно исчез один из подозреваемых, который мог стать главным свидетелем. Предполагали кто мог его предупредить, но, как говориться,  одни подозрения к делу не пришьёшь!!

     Поначалу связь у ребят была только По-телефону, вскоре и она прервалась. В те времена  письма в Молдову  доходили редко, почта практически не  работала. Весной Сергея призвали в армию на границу с Чечнёй. Перед армией он  хотел встретиться с  Катей, но она не смогла приехать, хотя  тоже  мечтала  об  этой встречи.

    Сначала он писал родителям регулярно,(в России почта работала лучше) а  они Кате  по телефону передавали  все новости  о  любимом друге.  Ей было известно, что сразу Сергей попал в школу сержантов и стал водителем БТРа. Но с июля месяца связь с ним прервалась, и родители уже пять месяцев, как «бомбили» письмами военкоматы, пытаясь, узнать о сыне. В списках погибших он не числился, среди  раненных  солдат его тоже  не было. О  месте нахождения Сергея было не известно. Катя каждый день молилась  за своего любимого, прося Господа спасти и сохранить его от плена и смерти. Она не хотела верить, что его нет в живых.  Больше всего она боялась, чеченского плена, где нехристи - боевики, издевались над русскими солдатами,  как показывали по телевизору.

     Сестра Диана весной уехала в Москву работать, куда её и ещё одну сотрудницу вызвал их бывший коллега  по банку, которого они провожали на Новый  год.  Она регулярно звонила домой и  торопила родных, чтобы  они  скорее выезжали из Молдовы.  

   Поездка в Германию к Лёле оказалась  безрезультатной. Катя не захотела ввязываться ни в какие авантюры, чтобы там остаться. Впереди была только Россия, теперь всё зависело от отца. А он продолжал, как и другие русскоязычные, ходить на службу даром в прямом смысле слова. Ему всё ещё не верилось, что старая жизнь навсегда закончилась! Да и в России их никто не ждал, хотя российское гражданство, не гласно, было восстановлено.   

     Министерское начальство давно  искало случая, как без шума  избавиться от русского начальника, да ещё в таком прибыльном отделе, как наркомания.  Молдавское жильё продавалось за мизерные копейки, за какие в России  ключи от  квартиры не купишь.  Все жили очень трудно, денег не хватало. Катя пыталась зарабатывать торговлей, но это не приносило  стабильного дохода. Ольга Кузьминична тоже не получала вовремя зарплаты, жили одними случайными подачками  отцу  за «крышевание» .

     Стаса молдавские партнёры кинули по крупном, когда он один без посредников решил провернуть дело. «Марочный коньяк» оказался плохим спиртом, закрашенным  обычным чаем.  Обман раскрылся по плавающим чаинкам уже в России.  Кто, кого, на какой стадии кинул, проверить было  не возможно. Стасу срочно нужно было отдавать долг, а денег не было. Авантюрист снова взялся за сомнительную  комбинацию,  и опять же со спиртом, но тут его чуть ни убили. Возле гостиницы напали  люди в масках,  избили так, что он чудом остался жив. Месяц пролежал в больнице. Один Третьяков навещал больного, пытаясь узнать кто это сделал.

  Лилька, видя такое дело, сразу бросила  «любимого»,  посчитала, что он уже не поднимется на тот же уровень, на каком был. Но она поспешила.           Стас оклемался и со здоровьем и с денежными делами. Его свели с нужными людьми  и у него пошли дела,  появились деньги.

     После трагедии, где он оказался на волоске от смерти, он сильно изменился, многое и многих оценил по-другому. С Третьяковым  отношения сложились  ближе, чем у простых «партнёров». Стас впервые встретил живьём  честного, не подлого человека, да ещё и в каких органах! И при какой должности! Расскажи про такое ему раньше, он бы никогда не поверил.

     Чтобы выжить,  Катя несколько раз ездила с шоптурами в Польшу, и в Румынию. Это было единственное занятие, где можно было хоть что-то заработать. Ей не нравилось самой стоять на базаре, она предпочитала мучиться  в поездках, чтобы оптом сдавать товар перекупщикам. Чувство неудовлетворённости  от  чуждого занятие, не покидало её.

  Будущее  было в России, но Катя не хотела оставлять  родителей и уезжать одна к сестре. В поездках встречались знакомые, несколько раз она   оказывалась со своей одноклассницей  Оксаной Коваленко.  В отличии от бывшей подруги детства Лильки, Оксана не надеялась выжить на подачки от богатых  любовников. В дорожных трудностях одноклассницы  ближе узнали  друг друга. Катя не осуждала Оксану за  прошлое, ей только было интересно узнать, что повлияло на  кардинальную перемену девушки.

    Оксана родилась в Молдавии, и это усложняло получение российского гражданства. Чтобы  русским легально уехать  в Россию на ПМЖ, в середине 90х, многие ночевали и дневали  в очередях  возле здания Русского посольства. Люди, не по своей воле, оказавшиеся «иностранцами», теперь были вынуждены добиваться у своей же Родины признания самих себя.

      Однажды   Катя и Оксана,  возвращаясь из Польши, случайно оказались рядом в автобусе. Самое утомительное  в тех поездках было -  пересечение границ, где перед таможнями выстраивались километровые очереди разного транспорта. Стоянки длились долгими, изнурительными часами ожидания. Чтобы  убить время, люди в автобусах  занимались кто чем. Кто-то пил спиртное, кто- то спал, кто-то  играл в карты, но, больше,  люди  тихо разговаривали, не заметно, раскрывая в тех  беседах самое сокровенное.

     Первая начала Катя, она рассказала Оксане о своей поездке в Германию с целью остаться. Лёля уехала сразу после экзаменов и ждала подругу к середине лета. Катя смогла выехать только  по туристической путёвке,  по-другому быстро не получалось. Наивным девчонкам, наслушавшись рассказов о заграничной жизни, всё казалось легко и просто, а в жизни  оказалось совсем по-другому. Легко и просто выехали первые эмигранты, а позже становилось всё труднее и труднее. От многочисленных желающих стали открещиваться любыми путями. Как только Катя добралась до Лёли, то уже через  несколько дней стало ясно, что вся их затея – «мыльный пузырь».  Всё, что раньше казалось «способом»,  стало ничтожным, не реальным, а главное, пропало желание идти на это. Лёля уговаривала подругу остаться нелегально, и ещё попытаться пойти на какие-то компромиссы и уловки. Но Катя не захотела ничего делать и уехала с туристической группой обратно.

  При этом, мысли о Сергее не покидали ни на минуту, и она не захотела ещё больше  удаляться от него.

- …А ты не думала  тоже уехать  заграницу, на ПМЖ ? – после своего рассказа спросила Катя Оксану. 

- А чем  там заниматься без языка  и родных? – вопросом на вопрос ответила Оксана. И с усмешкой добавила:

 -  Проституткой  под  видом танцовщицы варьитэ, как уехали  другие!.

- А  Лилька ни собирается? - поинтересовалась Катя, зная, что они  давно расстались.

- У Лильки другие планы по устройству  жизни, она, как и её мать, мечтает о богатом родителе своему ребёнку, который будет  всю жизнь их содержать. А иностранца захомутать труднее, язык нужно знать,  поэтому  она никуда не стремится.

 Кате не терпелось узнать почему подруги расстались, и что повлияло на  такую перемену. После  небольшой паузы, она  задала свой вопрос.

- Оксана, ты извини, что я лезу к тебе в душу, но мне  не понятно, как ты с Лилькой смогла столько лет дружить?  Вы, же с ней абсолютно разные люди?

 Оксана молча  смотрела в окно. Она  не спешила отвечать на такой вопрос. В это время впереди автобусов началось небольшое оживление, все сразу обрадовались и зашумели.

- Едем, едем…

 Люди, измученные сидеть в ожидании были рады  малейшему движению вперёд. Проехав медленно вперёд метров пятьдесят, автобус опять остановился.  Водитель, открыв двери, вышел на улицу, чтобы посмотреть, что происходит  впереди.

После паузы, вместо ответа, Оксана задала похожий  вопрос.

- А ты с Лёлькой Вайнберг, как  могла столько лет дружить, вы же тоже  абсолютно разные? 

Лёльку многие девчонки недолюбливали за её самоуверенность и превосходство. А Оксана не  любила Лёлю ещё за то, что чувствовала, что та больше всех нравится Борьке Смилянскому.

- Мы хоть с Лёлькой разные, но взгляды на жизнь у нас совпадают.  Надеяться на свои силы и добиваться всего в жизни самим, а не ждать чьих-то «элементов». Ты ведь тоже так считаешь? – спросила Катя, добираясь  до главной мысли.

- Да, я тоже так считаю, - твёрдо ответила Оксана и продолжала

  -  А у Лильки такие понятия с детства от её матери. Яблоко от яблони не далеко  падает.

-Ну, а в чём же у вас  взгляды совпадали, когда вы были вместе. Я помню, твоя мать с детства стремилась вас разлучить?

  Оксана снова замолчала, глядя в окно, она  или не знала или не хотела отвечать на эти вопросы. Катя тоже молчала. После этого диалога, её интерес только усилился. А Оксана, продолжая смотреть в окно,  вдруг,  неожиданно  сообщила:-

- А я… назло матери это делала.

- Почему так? – вырвалось у Кати.

- Дура, потому что была… –  со злобной на себя  ответила Оксана.

    

  Ночью  их автобус, наконец, миновал таможню, и они двинулись к дому в колоне других автобусов. Девчонки задремали, откинувшись на высоких  спинках сидений.

   Катя думала о Сергее, сочетая мысли с «Иисусовой» молитвой – Господи помилуй! Господи помилуй!  Где он, что с ним – думала она, отгоняя страшные картины о плене. Может он где-то у добрых людей отсиживается и не может подать весточки, отец про такие случаи рассказывал. У неё уже несколько раз возникало желание  погадать о месте нахождение любимого. Но она боялась ворожить по двум причинам:- Первая -  что за грех  надо будет платить другими неприятностями, нельзя заглядывать в будущее. Вторая, что  сообщат  что-то страшное и станет ещё хуже. Оставалось одно – молить Бога о помощи и полностью уповать на Его милость и Чудо. Кто на Бога уповает, тому Бог во всём помогает – твердила  в уме Катя,  заклинание от  всех  сомнений.

  А у Оксаны в это время  проносились свои мысли – воспоминания. На эти мысли навела её  расспросами Катя.

    Она и сама не заметила, как  с некоторых пор, начала меняться. Раньше мать постоянно кричала, ругалась с дочерью, добиваясь покорности.  Закрывала её дома, не пускала к Лильке, выгоняла подружку,  но от этого было только хуже. Оксана делала всё назло матери: врала, убегала через окно, и не собиралась слушать мать.

 Жили они всегда скромно, но с голоду не умирали. Раньше, когда мать работала в строительном управлении, жизнь была более - менее стабильная, но как развалился Союз, всё лопнуло  по швам». А Оксане в это время, как раз  нужно  было хорошо одеваться,  питаться, девочка превращалась в девушку. Мать хотела вырастить дочь умной, скромной, чтобы она не выделялась, а Оксана, наоборот, хотела быть красивой и привлекательной.

 У подружки Лильки мать именно так рассуждали. Она постоянно твердила, главное в жизни - роскошь, богатство и для этого надо красиво выглядеть.  Для достижения желанной цели самое  верное средство –  помощь от мужчин! В доказательство приводила примеры, что та и та знакомая,  встретила в жизни своего спонсора  мужчину и  теперь у неё  есть всё. Идеальный случай, когда мужчина свободен, но это из области фантастики, поэтому всегда приходилось довольствоваться женатыми мужчинами.

О том, что можно и нужно учиться, работать и самим  добиваться  материального  достатка,  в Лилькином доме речь никогда  не шла.

 Оксана не была так меркантильна, она не думала о спонсорах,  она мечтала настоящей взаимной любви, но такое ей не встречалось. Всё быстро сводилось к «одному». И хотя Оксане это «одно»  не  нравились,  как Лильке,   по-другому обратить на себя внимание  она не знала.

 - Отказать в … – мужика потерять! – твердила «мудрая» подружка Лилька.

  Многое стало меняться с того времени, как мать, оставшись без работы, пошла бесплатно убираться в восстанавливающуюся русскую церковь. Сначала изменилась сама мать. Она вдруг, на удивление, стала совершенно спокойна, и даже без причин начала улыбаться, будто узнала о чём-то очень хорошем, чего раньше не знала. И хотя денег по-прежнему катастрофически не хватало, все их проблемы стали сами собой разрешаться. Сократились расходы на питание. При храмах работников кормят бесплатно и хотя трапезы там без мяса и колбасы, но и постная  пища насыщала всех, кто там трудился. Прихожане постоянно несут «за поману» - так в Молдавии называют поминание об усопших. А это мука, хлебобулочные изделия, домашняя стряпня, брынза, постное масло, конфеты, фрукты, вино, мёд, орехи и т.д. и всё это раздаётся трудящимся в церкви с просьбой помянуть их близких. К тому же, узнав, что мать специалист по малярным делам, прихожане обращались с просьбой побелить, покрасить дом, в доме.  И хотя деньги платили  небольшие, но они всегда были  кстати. Мать перестала дёргать дочь по всякому поводу. Стала добрее и мягче, будто закрыла на всё глаза, что её раньше бесило и раздражало. Прейдя поздно ночью с гулянок, Оксану уже никто не ругал и не требовал отчёта, как раньше. Мать в это время молилась в своём углу перед иконами с лампадкой и ничего не говорила нетрезвой  дочери. 

  А дочь, вместо того, чтобы воспользоваться  бесконтрольностью, наоборот, начала тяготиться своими занятиями. В ней проснулось женское достоинство,  дремавшее всё это время, и она  вдруг увидела себя  со стороны.

- «Дура, ты дура, да тебя же все мужики за человека не считают. Ты же для них, как одноразовая посуда – попользовались и бросили….

 Проституцией позаниматься она согласилась из-за обещанных денег, которые ей были  нужны, а взять их было негде. Борька с Лилькой заверяли, что никто об этом никогда не узнает, ни одна душа,  кроме них троих. Клиенты  будут незнакомые, богатые мужчины, командировочные. А Лилька ещё доказывала, что проституция это такая же трудная и опасная профессия, как любая другая, поэтому и хорошо оплачиваемая. А последние годы на проституцию пошла «мода», не зря же стали кино снимать о судьбе проституток, как в фильме «Интердевочка». Некоторые мужчины даже влюбляются и женятся на «достойных» проститутках, как показали в фильме. Но в жизни всё оказалось не так, как представляла глупая мечтательница  красивой жизни.

  Оксана не знала, что такое счастливая, красивая жизнь, к которой все стремятся любыми путями. Пока она только руководствовалась живыми примерами окружающих её  людей. И все её представления делились на две категории.

  Первая - это счастье во вседозволенности. Живём раз и надо взять  от  жизни «всё»,   любым способом!   

  Вторая –  серая, смиренная жизнь, к чему призывала её мать, примером которой она сама являлась.

   Серая жизнь Оксане никогда не нравилось, и она бунтовала. Но теперь, почувствовав в себе перемену, и увидев  себя со стороны, она отчётливо поняла, что «счастье любым способом»  – это тоже далеко не жизненный идеал, а скорее наоборот!

   И вот, случайный дорожный разговор с Катей снова навёл её на эти  мысли. Сама Катя всегда нравилась Оксане за её индивидуальность и внутреннее содержание, чего не было у других девчонок, даже и у её близких подруг - Лёли и Анжелы. Катина «троица»  всегда держались обособленно, хотя от класса они не отрывались. А сейчас Оксане стало понятно чего Катя с подружками сторонилась! Лилька всегда твердила, что девчонки – недотроги,   настоящим ребятам не нравятся. С недотрогами не интересно гулять, поэтому они гуляют одни. Все они кандидатки в старые девы!

 Но у Кати появился Сергей, у Анжелки Андрей, про Лёльку и говорить не приходилось. Казалось, махни она рукой, и… сам Смилянский бросил бы всё к её ногам. И хотя Катя постоянно была  в ссорах с Сергеем, все знали, что они любят друг друга и у них настоящая любовь. И сейчас, когда Сергей служил в армии, Катя ждёт его. В душе  у Оксаны  тоже давно жила мечта о такой же любви к подобному парню, как  Сергей. Ей не нравился никто,  с кем ей приходилось иметь дело. Из всех знакомых ребят она, не смотря ни на что, отмечала Борьку. Она почему – то считала, что внутри он совсем не такой,  каким  хочет всем казаться! Но о нём мечтать было глупо и не реально!   За её поведение,  наверное,  он больше всех,   за человека  её не считал!

 Так чем же можно завлечь настоящего парня,  а главное, как потом его удержать возле себя?  На этот вопрос  не было  ответа.

  Ей захотелось узнать это от Кати. Вот кто может знать ответ.   

    Утром, после остановки и доступной гигиены, в автобусе начали  завтракать. Девчонки тоже полезли в свои сумки.  У Кати оставались ещё кое-какие запасы из дома, а вот у Оксаны было целое изобилие деликатесов. Она возила из Польши не вещи, а продукты. Оксана щедро открыла несколько баночек с паштетами, сыром и заварила две большие кружки душистого кофе « Капучинно». 

- Ты когда планируешь следующую поездку? – откусывая бутерброд с ветчиной, спросила Оксана.

- Не знаю, но не скоро точно. Всё зависит, как товар пойдёт. Я же на реализацию вещи сдаю,  деньги  сразу не возвращают.

- А мне сразу, потому  что продукты всегда уходят быстрее. Без тряпок можно прожить, а без еды никто ещё не выжил.

 И Оксана стала объяснять, чем выгоднее торговать.

-  Сначала я тоже кожей занималась, пока добрые люди ни подсказали. Я сама только третий раз везу продукты, но разницу уже почувствовала. Всё улетает вмиг, особенно,  если продукты  хорошие и не просроченные.

 Оксане хотелось помочь Кате в торговом деле и,  вообще, сделать для неё доброе дело, чтоб через это сблизиться и подружиться. Катя, послушав доводы Оксаны, задумалась. Конечно, с тряпками проще и легче, но зато оборота нет  быстрого и надежного. В те времена в магазинах было  пусто, и всё продавалось только с лотков и на рынках.

  Добравшись до Кишинёва, девушки уже расставались, как близкие приятельницы. Тяжёлая действительность сближала людей, особенно, старых знакомых, оказавшись в одной ситуации.  При расставании, Катя   вспомнила.

- А ты к Анжелке на свадьбу идёшь?

- Первый раз слышу. Когда свадьба?  С кем? С Андреем  расписывается?

- С ним, с кем ещё. Наверное, ещё  не всем  разослали приглашения. Свадьба   планируется после Пасхи. Анжелка весь наш класс, то есть, кто ещё остался , хотела позвать  – пояснила Катя.

- Значит Анжелка тоже замуж выходит, вторая из вашей «троицы», Лёлька в Германии. А ведь были самые тихони среди всех… – усмехнувшись, заметила Оксана, вспомнив  о старых девах.

- А сколько они  встречались, кажется,   года три?

- Нет, летом два года будет – задумчиво уточнила Катя, вспоминая первую поездку с Сергеем на море.

Прозаик

Автор: verabogodanna
Дата: 09.04.2018 18:59
Сообщение №: 181474
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

С уважением Вера Богоданная. С православным взглядом на жизнь.

Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Вы действительно хотите удалить это сообщение?

Вы действительно хотите пожаловаться на это сообщение?

Последние новости


Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 7 гостей

  Наши проекты


Наши конкурсы

150 новых стихотворений на сайте
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛеонидОлюнин
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора Вера
Стихотворение автора Вера
Стихотворение автора Вера
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Zoya
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора ЛораВажинская
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора ЛораВажинская
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛеонидОлюнин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора ЛеонидОлюнин
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ЛеонидОлюнин
Стихотворение автора Натаffka
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора mickelson
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора Mari
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора ЛеонидОлюнин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора AnnascH
Стихотворение автора AnnascH
Стихотворение автора AnnascH
Стихотворение автора AnnascH
Стихотворение автора AnnascH
Стихотворение автора AnnascH
Стихотворение автора ЛеонидОлюнин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора ЛеонидОлюнин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора Дивина
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора sergei
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Адилия
Стихотворение автора Адилия
Стихотворение автора Адилия
Стихотворение автора Адилия
Стихотворение автора Адилия
Стихотворение автора Адилия
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Atlantika
Стихотворение автора Atlantika
  50 новой прозы на сайте
Проза автора admin
Проза автора vera
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора витамин
Проза автора Николай
Проза автора SunnyApril
Проза автора SunnyApril
Проза автора SunnyApril
Проза автора paw
Проза автора strannikek
Проза автора belockurova1954
Проза автора витамин
Проза автора Адилия
Проза автора Zoya
Проза автора belockurova1954
Проза автора paw
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора 3674721
Проза автора skukinemailr
Проза автора skukinemailr
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора саsa12
Проза автора Майя
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора andreykus
Проза автора Анна_Аст
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора Александр
Проза автора paw
Проза автора 3674721
Проза автора Александр
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора Светлана1957
Проза автора verabogodanna
Проза автора admin
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора Александр
Проза автора vsaprik
Проза автора verabogodanna
  Мини-чат
Наши партнеры