Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

Поздравляем

с награждением медалями

Наши книги в магазинах

крупных книжных сетей России

НАШИ ПРОЕКТЫ СЕГОДНЯ

Приглашаем к участию в сборниках

Форум

Страница «praim» ПРОЗАПоказать все сообщения
Показать только прозу этого автора

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «praim» ПРОЗА

Кот Василий



В бытность свою человеком, кошек терпеть не мог. Ну, а теперь вот, сам не знаю за какие-такие прегрешения, коротаю свои дни котом Василием. Мальчишки продали меня на рынке какому-то торгашу за сущие копейки. Тот в свою очередь сторговал меня даме в белых джинсах. Отвратительная надо сказать фифа. Вся из себя нафуфырена и пахнет чем-то вызывающим. К тому же, как я заметил, курит. В той жизни будучи мужиком, обходил таких за километр. С ней билетиком в кино не отделаешься, где уж нам пролетариям в рестораны хаживать. Да и укарауль такую, пожалуй. Ты на работу, а она хвостом крутить, стерва. Сейчас уже совсем другое дело. Она меня в клетку посадила, хоть обмяукайся, не отпустит. Нет, могу конечно же голос показать, но только какой мне от этого резон?! Если бы торгаш меня к вечеру не продал, то выбросил бы на ближайшей помойке. Вот и собирай там блох после этого, подъедая объедки. А там глядишь и зима. Если подвал какой не приглядишь, замёрзнешь. Нет, уж лучше я помолчу. Фифа небось не консервами питается, глядишь и антрекотик перепадёт, рыбка какая - нибудь. Да и не в сарае живёт. Не-е, я не дурак, помолчу-ка я лучше. Чего нарываться-то?
Фифа бросила мою клетку на кожаное сиденье своего белого лимузина. Что касается кожи, не знаю, ничего не могу сказать, не сиживал. А вот белый цвет мне не нравится, бабский. Хотя ночью спать на каком капоте, белом или черном, мне без разницы. Только не на советском автопроме. От него всегда бензином пахнет и всю ночь под капотом что- то булькает, в общем, не сон, а так, название одно.
Ехали мы долго, видимо я малость утомился и заснул. Проснулся от того, что Фифа встряхнула мою клетку и сказала:
- Ну что, Иннокентий, приехали. Как ты смотришь на то, что тебя я буду звать Иннокентием? А, Кеша?
Да мне по барабану, подумал я про себя, лишь бы угол был, да кормили.
Фифа потрепала меня за ухом и потащила в дом.
О доме стоит сказать особо, таких я еще не видывал.. Огромный домина в три этажа, с гаражом. На втором этаже балкон из кованного железа. А перед домом бассейн, и всё это обнесено большим кирпичным забором. Ну и Фифа, так жить можно!
Дверь нам открыла полная блондинка лет сорока, с мешками под глазами и чрезмерно увеличенной талией. Господи, подумал я, это ж такую еще и найти надо. Редкий экземпляр.
- Александра Ивановна, мне кто-нибудь звонил?
- Дважды звонили из офиса. И Надежда Павловна, звонил Виктор Иванович, просил Вас перезвонить.
- Спасибо, а вот Вам новый член нашего малого предприятия. Как он Вам?
И не дожидаясь ответа, Фифа продолжила:
- Помыть, накормить, и вызовите врача, пускай его посмотрят и сделают прививки.
Блондинка взяла мою клетку и понесла в дом, точнее в ванную комнату. Комната была вся в зеркалах, смесители сделаны под золото, а ванная такая глубокая, словно бассейн. Александра Ивановна опустила клетку в ванную и выпустила меня. Я понял, что дела мои плохи. Попробовал выпрыгнуть, но когти заскользили по стенкам, и я скатился вниз.
- Экий ты шалунишка, - пробурчала толстушка.
- Чистым оно ведь и тебе легче будет.
С этими словами она взяла меня за шиворот и напшикала на меня вонючий шампунь.
Где это видано, баба мужика моет. Это я только своей Катюхе позволял, да и то, если она тоже в обнаженном виде. Во всём люблю равноправие. А это ж издевательство!
Я попробовал укусить её за толстый палец, но она видимо предвидела подобное развитие событий, и еще сильнее сжала меня своей огромной рукой. Подобного унижения я никогда не позволял по отношению к себе. С тех пор я невзлюбил её и обозвал «ведьмой».
Ведьма вытерла меня насухо махровым полотенцем и отнесла на кухню. Там меня уже ждала тарелка с яствами. Батюшки, я не поверил глазам своим. Принюхался. Да этого не может быть! На тарелке лежала мелко порезанная, без костей севрюга. В прошлой жизни я только дважды ел этот деликатес: на собственной свадьбе, да на похоронах тестя.
Быстренько проглотив рыбу, слизнув всё до единой крошечки, я улучил момент, когда ведьма отвернулась, и сиганул вон из кухни. Пробежав до конца коридора, обернулся, никто не преследовал меня. Теперь можно спокойно оценить обстановку.
Вдоль коридора было много дверей, но все они были закрыты, оставалось только бежать на второй этаж. Мраморные ступени, ковры, боже мой, куда я попал?. На втором этаже вдоль стен стояли большие вазы с цветами, и в общем-то здесь не так дурно пахло, как на первом .
Эх, видела бы моя Катюха, где я сейчас обитаю! После хрущевки с проходной комнатой это был замок. Пейзажи на стенах в позолоченных рамах, огромные часы от пола до потолка с гирями на цепочках. Такое я видел только в музее. Ну и Фифа!
Только одна дверь на втором этаже была приоткрыта. Проскользнув внутрь, я оказался в большой комнате, судя по всему, спальне.
Эх, ма-а. Вот тебе ёшкин кот и хухры – мухры. Кровать занимала почти всю комнату, хошь вдоль ложись, хошь поперек. Эх, Катюхе бы моей такую, а то мы всё на раскладном диване ютились. Он, подлец, как любовью заниматься, так скрипеть начинал. А за стеной тёща. Смех, да и только.
Прыгнув на кровать, я улёгся на брошенный здесь кем-то халат и начал обозревать комнату. Напротив кровати расположился такой же огромный телевизор, потом шёл бар. Сразу за баром окно, что выходило в сад. За ним такое же большое, как всё в этой комнате, зеркало. Вот из-за зеркала и появилась она, Фифа. Видимо, за ним находилась ванная комната, потому что Фифа вошла в спальню совершенно обнаженная.
Она шла и расчесывала мокрые волосы.
- Оказывается. у меня гости. Добро пожаловать, Иннокентий.
С этими словами Фифа взяла меня на руки и, прижав к своей груди, поцеловала в носик. Такую грудь в бытность свою человеком я рассматривал разве что в глянцевых журналах, которые мужики наши понатаскали в бытовку. Во времена перекуров мы нередко обсуждали их. Каждый из нас невольно сравнивал эти достоинства с достоинствами законных супруг, и всегда, увы, сравнения были не в их пользу.
- Какая же ты прелесть, Кеша! Какая же я молодец, что выбрала тебя!
С этими словами Фифа положила меня на спину и начала щекотать мой живот. Нет, я не сопротивлялся. Во-первых, очень устал, во-вторых, если она меня и дальше будет так кормить, я позволю ей всё. Ну, а в-третьих, мне просто было приятно внимание ко мне Фифы. Мне показалось, что здесь, дома, она из Фифы превратилась в нормальную, классную девчонку. Пропал апломб, высокомерие, чопорность, что я совершенно терпеть не мог в женщинах.
- Ты только никому не говори, Кеш. У меня есть одна слабость. Я очень люблю пастилу и зефир в шоколаде. Будешь? У меня здесь есть коробочка.
Фифа достала из бара коробочку пастилы. И, явно смакуя, откусила белое лакомство.
- Я одна могу съесть целую коробку. Вот какая я сластёна!
Потом Фифа долго красовалась перед зеркалом, перебирая и опрокидывая на себя кучу тюбиков и бутылочек. Затем, расположившись на кровати, она включила какой-то боевик. Я же улёгся у неё в ногах, свернувшись калачиком на пуховом одеяле, и заснул.
Ночью раздался звонок мобильного телефона, фифа прижала телефон к уху и воскликнула:
- Да ты сумасшедший!
Быстро накинув халат, она выбежала из комнаты. Вернулась также быстро, но не одна, с хахалем. У меня уже глаз намётан, я таких за версту чую.
- Я с самолёта и сразу к тебе, соскучился, – только и сказал он.
Глаза горят, бред какой-то несёт. Ага, сейчас ещё скажет, что кофейку зашёл попить в два часа ночи?! Я-то знаю, зачем он зашёл. А Фифа, Фифа-то вовсе в дурочку превратилась, так и юлит вокруг него, так и юлит. Того и гляди, сейчас на шею ему бросится, начнутся лобзания. Нет, пожалуй, пойду я с кровати, видимо, она им сейчас нужней будет. Приютился под телевизором, но разве заснёшь, когда эти на кровати шуршат. Эх, молодежь, ни опыту, ни азарту у вас нет. Вот была бы здесь моя Катюха, я бы показал вам высший пилотаж.
Рано утром Фифа с хахалем быстро собрались и уехали, я же взобрался на кровать и заснул.

Фифа пропала. Вот уже как три дня её не было дома. Утром каждого дня ведьма кормила меня, потом сажала в клетку, отдавала водителю, и я ехал на работу.
Мои обязанности заключались в том, что перед тем, как состоятельные люди, купившие квартиру, дачу, коттедж, входили в своё новое жилище, обязательно запускали нас, котов. Чтобы это жилище приносило им счастье и радость. Кто победнее, те сами ловили бездомных кошек и запускали в дом. Конечно же предрассудки это, но они, эти самые предрассудки, приносили фифе солидный капитал.
Вечером возвращался домой, ведьма кормила меня. И так каждый день. Без Фифы мне стало как-то одиноко, тоскливо. Только она могла просто так со мной поговорить, приласкать.
Каждый день я заходил в её спальню. Обнюхивал тапочки, в надежде убедиться, что Фифа пришла. Но они пахли так же, как и в тот день, когда я в последний раз видел её. Тогда я прыгал к ней на кровать и спал там до самого утра. Ведьма ругала меня за то, что я сплю в спальне хозяйки, но на следующий день я приходил сюда снова.
На пятый день за дверью я услышал знакомые шаги. Моё сердце весело подпрыгнуло. Прислушался. Да, несомненно, это были они. Шпильки мерно постукивали по мраморной плитке пола. И это шуршание кожаной куртки. Звон ключей. От радости я начал носиться по прихожей, потом, вцепившись когтями в ковровую дорожку, приготовился к прыжку. Дверь приоткрылась, и в щель протиснулась пушистая кошка. Она бесцеремонно подошла ко мне, обнюхала и сказала:
- Мурр,мяу, прошу Вас тише. В этом доме не любят, когда кто-нибудь шумит, кроме хозяйки. Поэтому, если хотите спать в тепле и вкусно кушать, советую поубавить свой пыл.
- Еще чего?!- воскликнул я
- Ну и глупо.
С этими словами, взметнув хвост, таинственная незнакомка удалилась в комнату.
- Боже, как она грациозна! А как лоснилась её шерсть! Кем она была в прошлой жизни? А этот волнующий пушок за ушками.
Невольно всем телом я подался за ней, улавливая волшебный, неземной запах. Но тут меня окликнула хозяйка:
- Иннокентий, дружок, что-то ты сегодня развеселился? Иди ко мне сюда, я познакомлю тебя с Бэтой.
- Ах, вот как, её зовут Бэта. Всё равно, она прекрасна, подумал я про себя.
Её загнутые вперёд ушки, её беленький хвостик, всё это теперь будоражило моё воображение.
Бэта лежала в большом кожаном кресле и смотрела мультфильмы.
Прежде чем подойти к креслу, я навострил свои уши, выпятил грудь и поднял хвост, чтобы предстать перед Бэтой во всей красе. Она мельком глянула на меня и промяукала:
- Да что Вы, сударь, в этом доме мышей не бывает.
Я растерялся и даже не знал, что ответить.


Ближе к вечеру пришла мастер и, выложив из своей сумочки с десяток расчесок, кусачек и ножниц, принялась расчёсывать Бэту.
Трудно представить другую, более удобную позу для наблюдения, чем выбрал я. Взобравшись по шторе под потолок, перепрыгнул на большой тёмный шкаф и улёгся наверху. Здесь было довольно таки пыльно, отчего я даже несколько раз чихнул. Но мне было очень хорошо видно, как Бэте, которая лежала на спине, поджав лапки, расчесывали белую шерсть на её груди. Какие чудные у неё лапки, а какой хвостик? О, как она божественна! Разве можно вот так с котами? Я готов был сорваться к Бэте и доказать ей, насколько я неравнодушен к ней. И в то же время я продолжал говорить себе: «Не время, не время ещё, Василий».
В комнату несколько раз заходила Фифа, как всегда прижимая телефонную трубку к уху. Посмотрев, как мастер работает с Бэтой, она опять удалилась на кухню. Пока она шла по коридору, я расслышал обрывки разговора Фифы с неизвестным мне Виктором Ивановичем.
- О, несомненно, Виктор Иванович. Все наши кошки имеют родословную и состоят в клубах. Как Вы смотрите на то, что предоставим Вам кота породы Пикси-боб, привезённого для нас из Канады? Вам он очень понравится.
Если Ваша супруга предпочитает кошку, мы можем предложить Вам Шотландскую Скоттиш фолд.
Хорошо, фото я сброшу Вам по е-мэйлу.
Всего доброго.
Я ничего не понял из этого разговора, кроме одного. У Фифы, помимо меня и Бэты, есть какой-то Пикси-боб и Скоттиш фолд это мне совсем не понравилось.
Фифа вернулась к нам в комнату и сказала:
- Бэта и Иннокентий, завтра на объект. Отныне работать вы будете вместе.
.
Утром меня подняли рано. Пришла, шаркая тапочками, ведьма, схватила меня за шиворот и отнесла на кухню. Бэта уже была здесь. На завтрак нам дали постную говядину кусочками и гречку. Катюха под такую закуску всегда наливала мне рюмочку, но видимо, котам водочка не положена. Да и во всём доме водку я видел разве только что у ведьмы. У Фифы в баре стояло много красивых бутылок, из которых знакомо мне только шампанское и виски. Виски я в магазине видел, больно дорогая штука. Назначение других бутылок вовсе мне неведомо.
После завтрака ведьма посадила нас с Бэтой, каждого в свою клетку, и отнесла в машину.
Несмотря на кипящую во мне страсть к Бэте, я старался не подавать вида. В конце концов, надо и себе знать цену. Стараясь быть незаметным, я всё же наблюдал за ней через сетчатый узор моей клетки. Потом набрался смелости и спросил:
- Бэта, а как ты думаешь, у нашей хозяйки есть ещё кошки кроме нас с тобой?
Бэта нехотя повернулась ко мне, как будто спросонья, и ответила:
- Чудной ты, Иннокентий. Конечно, нет. Почему у тебя возник такой странный вопрос?
- Я слышал, она по телефону говорила про какого-то Пикси-боба и Скоттиш фолд.
- Какой же ты, Иннокентий, наивный. Это наши с тобой породы. Вот у меня, например, порода Скоттиш фолд, а у тебя значит, Пикси-боб.
Откуда взялся Пикси-боб - не знаю. Мать моя была дворовая кошка Машка. А отец? Да разве всех их упомнишь?
Потом всю дорогу я так и не нашелся, что спросить у Бэты, а она, похоже, задремала.

Хахаль стал приходить всё чаще и чаще. Как всегда, они закрывались в спальне Фифы и продолжали шуршать до утра. Я пригрел себе местечко под телевизором, а Бэта спала на углу кровати. Так продолжалось долго, пока однажды хахаль не заявился в спальню Фифы один. Причём он был явно выпивши. Схватив Бэту, он сильно швырнул её об стену, а сам рухнул на кровать. Во мне всё закипело: как он посмел обидеть Бэту? Что было сил, я прыгнул на обидчика и вцепился своими когтями в его сальное, дико пахнущее лицо. Это тебе за Бэту, это тебе за Фифу, а это тебе просто так от меня. Повторяя про себя эти слова, я каждый раз с новой силой царапал это одутловатое лицо. Хахаль неестественно завопил, схватил меня и с силой бросил в открытое окно. Испугаться я не успел. Пролетев через какие-то кусты, упал прямо на садовую дорожку.
Странно и необычно ощущать себя совершенно беспомощным. Придя в себя от удара об тротуарную плитку, я хотел было встать, но мои задние лапы совершенно не слушались. Я их не чувствовал. Интересно, как там Бэта? Может быть, ей нужна моя помощь, а я вот здесь развалился. Попробовал встать на передние лапы - это мне удалось, однако задняя часть моего тела тянула к земле. Ну-ка, думал я про себя, напрягись ,Василий, еще чуть- чуть. С огромным усилием мне удалось подтянуть задние лапы к передним. Я очень устал, когда мне удалось вот таким образом доползти до входа в дом и спрятаться под лестницей.
Совсем недавно обнаружил лаз, ведущий сюда, и разве мог я тогда себе представить, что он мне пригодится. Отсюда хорошо было видно, как приехала Фифа, как она выгнала из дома хахаля, как ведьма, Фифа и Бэта искали меня.
« Вот и всё,- подумал я, - вот и кончилась моя сказка. Кому нужен больной кот? Ах, Бэта, милая Бэта, я так и не сказал тебе всё, что хотел сказать».

Бэта лежала на Фифиной кровати и размышляла о своей кошачьей жизни. Ну почему мне никогда не везёт? Почему, как только я встретила, пускай глуповатого, но порядочного кота, он исчез? Дура, дура я, ведь хотела с ним поговорить и сказать, что он мне симпатичен. Может, если бы мы поговорили, он не ушёл бы от нас. Ах, Кеша, Кеша, где ты?
А Фифа в это время разговаривала по телефону:
- Ты приносишь мне одни неприятности! Нет, дорогой мой, ты вышвырнул в окно не кота, а работника моего предприятия! У меня сорвались заказы. Задета моя репутация. Будь добр, забудь мой адрес и номер телефона.
. Положив телефон в сумочку, Фифа заплакала. Она была уверена, что наконец-то ей встретился тот самый человек, о котором она мечтала. Она с нетерпением ждала его звонка. Часами проводила возле зеркала, чтобы казаться самой красивой, самой желанной. Отдавалась ему, чтобы приглушить огонь страсти, который пылал в ней. А он стал приходить на свидания пьяным. Совсем перестал делать подарки. И вот, вышвырнул Иннокентия из окна её спальни на улицу. «И всё-таки, попроси у меня прощения, и я тебя прощу, только попроси, и я опять упаду к твоим ногам», - думала Фифа.
В тайной надежде она посмотрела в окно, но на улице никого не было. Ничего, думала Фифа, вот сейчас на дороге покажется его чёрный «Вольво», и он выйдет из машины с огромным букетом роз. Но «Вольво» так и не показался.

Не одну ночь Василий провёл под крыльцом: ему ужасно хотелось есть, он очень ослаб. Но вот однажды в лаз просунулась мордочка Бэты:
- Ах, вот ты где?! Ты чего здесь спрятался, пойдём домой, тебя все ищут.
- Прости, Бэта, наверное, сейчас самое время сказать, что я тебя люблю.
- Это я уже давно поняла. Конечно, мне это очень приятно, но, наверное, мы лучше продолжим разговор дома? Пошли, Иннокентий.
- Не могу, видимо, у меня что-то с лапами.
И тут только Бэта заметила неестественную позу Иннокентия.
- Сейчас, жди меня, я вернусь.
Бэта вернулась быстро, неся в зубах кусок рыбы.
- Ты, наверное, голодный. Вот, подкрепись пока. А я пойду, поищу кого-нибудь из людей.
- Милая Бэта, не надо, не зови никого. С такими лапами я никому не нужен. Меня выгонят из дома, и я не смогу видеться с тобой, - взмолился я.
- Ну, и дурачок ты, Иннокентий. Хозяйка любит тебя, вот увидишь, всё будет хорошо.
И действительно, всё, что происходило потом со мной, было как продолжение сказки. Бэта привела с собой ведьму, та принесла меня домой. Потом появилась Фифа. Посмотрев на меня, она расплакалась и позвонила врачу. Тот, подлец, всадил мне в заднее место какой-то укол, что у меня перед глазами все сразу: и Бэта, и Фифа вместе с ведьмой закружились, и я куда-то провалился.
Проснулся рано утром, когда Фифа еще нежилась в кровати. Бэта спала рядом со мной, а за окном уже вовсю играло солнце, и пели птицы. Я понял, что я счастливый кот. Фифа не выгнала меня из дома, у меня теперь есть подружка Бэта. Вот только лапы смущали меня.. Посмотрел на них, попробовал согнуть сначала одну, потом другую. И, осознавая, что всё плохое позади, подпрыгнул и, что было силы, крикнул:
- Мяу-у, я счастлив!!!
Фифа вскочила с кровати и, поймав меня на лету, прижала к своей тёплой груди и стала осыпать меня поцелуями. Бэта смотрела на нас ничего непонимающими глазами.
- Мяу-у, – крикнул я еще раз.
- Я счастлив, Бэта!!!

 

 

 

Поэт

Автор: praim
Дата: 22.11.2013 19:14
Сообщение №: 10354
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Мама

 

Я старик, не верится, всё же
это будет когда нибудь.
Каждый будет меня моложе,
будет близок конечный путь.

Моя плешь заблестит, засияет
как лакированная туфля.
Седина моя растает
средь морщин высокого лба.

Как и все, кто смотрит в землю
вспоминать буду детство своё.
И конечно же вспомню маму,
вспомню голос милый её.

И ворочая старые кости, 
проглотив упаковку лекарств.
Буду бредить во сне - мама,
словно мама вот здесь сейчас.

Буду плакать я от обиды
нанесённой ей давно.
Буду плакать, что не услышал
я при жизни сердца её.

Мама, мама, мама
Где же ты? Но в ответ тишина.
Я её никогда не увижу,
и ко мне не придёт она
Поэт

Автор: praim
Дата: 22.11.2013 20:43
Сообщение №: 10356
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Счастье

 

Помню летом, солнечным утром
я бежал по июньской росе.
Потому что там за речушкой
видел счастье я в русой косе.

Поэт

Автор: praim
Дата: 23.11.2013 08:20
Сообщение №: 10410
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Изменила

 

Изменила коварная,
                                  губки бантиком.
Ну, так что ж,
Взметнув юбкой, летишь на свидание,
мол, ты юность мою не тревожь.

Я сижу, я молчу в нетерпении,
Нерв, как струны дрожит на ветру.
Но с собой совладать тем не менее, 
Как мужчина я всё же могу.

Я ни ах, я ни ох
- всё нормальненько
надел тройку, вытер пенсне.
И по девочкам, знай, не теряюсь я
В ресторанах сижу и кафе.

Поэт

Автор: praim
Дата: 23.11.2013 08:31
Сообщение №: 10412
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

На весенних облаках

 

На весенних облаках,
Как Бог на перине.
Улеглось отдохнуть
На минуту светило.

Я смотрю на него и как хочется,
Рядом лечь и взглянуть с высоты.
На поля и на реки знакомые,
На привычный облик земли.

Поэт

Автор: praim
Дата: 23.11.2013 08:36
Сообщение №: 10414
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

***
Не хотел ни читать, ни писать.
Рифмовать свои строчки бросил.
Только мыслей безумный шквал,
нагоняли тоску и осень.

Мне б вдохнуть тихой заводи грусть
и услышать пение ветра.
Чтобы снова отправить в путь
начинающего поэта.

 

Поэт

Автор: praim
Дата: 23.11.2013 18:07
Сообщение №: 10513
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Алёшка

Вспоминая свинцовые мерзости дикой русской жизни, я минутами спрашиваю себя: да стоит ли говорить об этом? И, с обновлённой уверенностью, отвечаю себе – стоит; ибо – живучая, подлая правда, она не издохла и по сей день. Это та правда, которую необходимо знать до корня, чтобы с корнем же и выдрать её из памяти, из души человека, из всей жизни нашей, тяжкой и позорной.
А.М. Горький





Обчистить пьяного - дело не хитрое. Только что с него взять? До нас, уличных мальчишек, его и так уже вытряхнули в трактире. Редко когда в карманах какая мелочь заваляется. Брали, что попадётся: то гаечный ключ, то пачку махорки. Иногда картуз какой, если не затёртый. Вот и сейчас, возвращаясь с похорон матери, глаза невольно подмечали, где и что плохо лежит. Мужики напиваются встельку, до беспамятства. Кто в кустах валяется, а кто прямо на дороге в своих испражнениях, как куча дерьма. Обчистить такого не зазорно. Все пацаны Канавинские не брезговали этим. На прошлой неделе я так поимел хорошие яловые сапоги. Новёхоньки были, словно и не ношены вовсе. Только вот дома дядя Михаил их у меня отобрал. Эх, не успел я спрятать. Даже и пофасонить не дал. Обычно, приходя домой, я старался прибрать свои богатства, но дядья или сам дед Василий всегда были начеку и частенько отбирали у меня нажитое. Дед всегда ругался:
- Эх, Лёшка, воровать негоже, негоже. Сколько я раз тебе говорил? Али мало своего? Позоришь ты дом Каширинский. Ну да ладно, только последний раз это.
Однако драть меня за это никогда не драл. И на том спасибо.
Дядья по дороге с дедом Василием как всегда о чём-то спорили и ругались. Потом дядя Яков предложил поторопиться, чтобы помянуть мою мать Варвару. На меня уже никто не обращал внимания, даже бабушка. Она шла по обочине дороги и думала о чём-то своём.
Пропустив всех вперёд, я отстал и, при первой же возможности уйти незаметно, свернул в переулок и направился в храм, где только что отпевали мою мать. Я не пошел с ними, потому что знал, что там, на поминках, обязательно будут пить водку. И обязательно дедушка и дядья поссорятся.
На кладбище, когда гроб матери засыпали сухим песком, что-то внутри меня оборвалось. Я почувствовал опустошенность и свою никчёмность. Не нужен я никому. До этого-то дед Василий и дядья посматривали на меня искоса, а теперь и вовсе……
Эх, был бы я чуть постарше. Нашёл бы себе работу и ушёл бы от Кашириных.
Сначала отец мой преставился, царство ему небесное, а вот теперь и мамки моей нет.
Что ж за напасть такая на меня.
Когда хоронили отца, я был еще маленьким, мне и невдомёк было, что это навсегда. Нянька Евгения обмыла его, причесала. Лицо его зарумянилось, я таким его редко когда видел. Только отчего он глаза не открывает, непонятно мне было. Помню, подошёл я к бабушке, а та обняла меня и сказала:
- Прощайся с отцом, Алексей.


Люблю я храм, только вот никак понять не могу, почему дед Василий, который не пропускает ни одной службы, отчего злой и жадный он такой?
Ведь батюшка ведает только о любви к ближнему. Да и хор как здесь звучит благозвучно.
Вот так постоишь где-нибудь в уголке, послушаешь, и как-то жизнь легче кажется.
А вот бабушка Акулина и вовсе в храм не ходит, только по большим праздникам. Да и молится она как-то особенно, поклоняется солнцу и божьей матери.
- Сердечушко моё чистое, небесное! Защита моя и покров, солнышко золотое…
Дед Василий ругает её:
- Ах, язычница, сколько раз я говорил тебе, как надобно молится.
А бабушка Акулина всё по-своему, по-прежнему:
- Матерь божия, свет мой солнышко, вразуми ты нас несмышлёнышей…..
Только вот не знаю на свете я добрее человека, но видимо сейчас и она не в силах мне помочь.
Отстояв всю службу, подошел я к лику Христа и помолился.

Господи, господи – скушно мне!
Хоть бы уже скорее вырасти!
А то жить терпенья нет,
Хоть удавись, - господи прости!

Вышел из храма на Владимирскую площадь, да только легче мне сегодня что-то не стало. От того наверно, что совсем никчёмный я человек. Вот куда мне теперь податься? Пойти с Саньком Вяхирем ветошь пособирать да кости? Некоторые из ребят брезговали этим заниматься, а у меня от того наоборот душа радовалась, когда лишняя копейка в кармане появлялась. Но сейчас поздно уже, да и на что они мне теперь деньги-то? Эко жить на земле стало тяжко, невмоготу. Тоска на сердце, будто булыжник за пазухой.
- Эх, верёвку бы мне хорошую, да удавиться.
Долго я ходил по улицам, пока возле трактира заприметил мужика пьяного. Мужик был явно не в себе. Бубнил что-то себе под нос, ругал какую то Варьку. Но дело не в этом, на мужике был шикарный пояс. Для моего замысла лучше и придумать нельзя. На барахолке за него можно смело гривенник просить. Я и так и эдак подбирался к мужику, но тот всё в пьяном бреду ругался и продолжал ворочаться, как бы укладываясь поудобнее у корней большого вяза. В какой-то момент мне показалось, что я ухватился за пояс, но тут на углу улицы появился городовой. До чего же противные личности! Так и хотелось его послать далеко, как это делал в сердцах дедушка.
- Чтоб тебя приподняло и бросило, чёрт кудлатый……………
Дальше шли слова матерные, слушать которые бабушка запрещала и всё время закрывала мне уши.
Вот сейчас обберет городовой этого пьяного и пойдёт еще, кого искать. То ли девок разгульных, то ли таких как я мыкающихся. Видимо, не судьба мне сегодня удавиться. За что же меня так господи наказывает?
Пойду к Волге, давно не был там. Утоплюсь, ей богу утоплюсь. В последний раз полюбуюсь, как тянут по реке баржи, на крутые берега, на тихую гладь воды.
Прошёл мимо нашего дома, видно опять дядя Михаил буянит. Шум какой-то стоял за окном. Остановился, прислушался.
- Эх, Мишка, вор ночной, пёс шелудивый, – кричал дед.
Послышался звон битого стекла и крик дяди Михаила:
- Убью-ю-ю.
Немного погодя, в окно выглянула бабушка и крикнула:
- Миша, Миша-а-а.
Нет, не пойду я больше к ним. Как дед сказал:
– Ты, Лексей, не медаль - на шее у меня висеть.
Никому я не нужен.

Вот она – Волга! Хорошо-то как! Храмы вдоль берега, а купола их прямо парят над водой, словно птицы. Наклонился над водой, глянул в отражение… Боже мой, даже отшатнулся по началу. Набрался смелости, посмотрел еще раз – большой утиный нос глянул на меня. Рука невольно потянулась пощупать. Нос как нос, только вспомнилось вдруг, как бабушка Акулина говорила про дядю Михаила:
- Посмотри, какой у него утиный нос. Такие носы бывают только у несчастных и злых людей.
Вот и всё, думаю я про себя. Сейчас шагну в Волгу-матушку, и прощай солнышко и небо чистое. Прощай и ты, бабушка Акулина.
Эх, прости меня, господи! Оглянулся вокруг, на купола позолоченные. И только сейчас заприметил, как внизу по течению расположились на отдых бурлаки. И как-то жутко мне стало, представив, как моё распухшее тело прибьет к берегу возле их лагеря. Как железными баграми вытащат меня. Прибежит городовой, и начнут выяснять, чей это парень. А кто-то из толпы узнает меня и крикнет:
- Да это кощея Каширина внучок, Лешка Пешков.
Потом дед Василий и бабушка Акулина отвезут меня на кладбище, опустят гроб в могилу, и будут по гробу прыгать вездесущие лягушки.
Холодно вдруг стало мне и мерзко, аж всего передёрнуло.
Смеркается. То ли от ветра холодного, то ли от мыслей знобит меня.
Уселся под берёзками, сжался в комочек и прислушался, как над Волгой разносится протяжное пение бурлаков.
Очнулся я от того, что услышал голос бабушки:
- Алексей, где же ты? Ну, и куда же ты убежал? Почему домой не пошёл? Э, да ты замёрз совсем, на-ко, скушай яблочко. С этими словами бабушка вложила мне в руки красное яблоко. Обняла меня своими большими руками, и сразу как-то стало тепло и уютно. Прижавшись к ней, я заплакал.

 

Поэт

Автор: praim
Дата: 23.11.2013 20:24
Сообщение №: 10552
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Сказка

Я с детских пор к тому привык,
что этот мир пришел из сказки.
А нынче нет, я вдруг поник,
я испугался...

Встревоженный весь мир и без чудес,
здесь сказка так, забава, побрякушка.
В неё играет только старый, лысый дед
или ребёнок слушает развесив уши.

Где сказка? Где малиновый король?
Где те дома, что из пироженных?
Где гномы с длинной бородой,
страна волшебников, что мной не хожена?

А я ищу её, я знаю где то есть
страна где Золушка, волшебные видения.
Страна чудес, что порождает в нас
добро в душе и честность в нас с рождения.
Поэт

Автор: praim
Дата: 10.12.2013 08:45
Сообщение №: 12289
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

На завалинке.

Сергей Сергеевич  умер в прошлом году, совсем неожиданно для всех. Его нашли сидящим на берегу речки Орловки с удочкой в руках..Умер, то ли от сердца, то ли еще от какой напасти, не знаю. Только нет теперь со мной моего друга Серёги. Было ему годков шестьдесят. – Разве это возраст для мужика, спрашиваю я вас. Мужика, который еще накануне у меня на сеновале с Настёной Рыбкиной такое вытворял… Да, что было то было. Вот только сижу я теперь на завалинке, один одинёшенек. Супруга моя Валюха, на кухне, что-то стряпушничает, а я вот тут спину на солнышке грею. Болит треклятая, повернусь, а из глаз слеза накатывает от боли, во как.. Да и не стар я вроде как ещё, супротив своей воли на девок  заглядываюсь, нравятся они мне. Только ноги вот, ну совсем меня не слушают. Хреново.
   Неужели думаю, пора и мне узелок собирать, да денёчки свои подсчитывать. Неужели всё. Как же так несправедливость какая. Я еще и жизни не успел порадоваться, а уже всё.
Вот прадед мой Василий Васильевич, тот из купцов был, мужик солидный, так аж до 81 годика дожил, царство ему небесное. Да и дитям своим, кое-что оставил. Дом крепкий поставил, скотину держал, золотишко имелось. Потом революция, война и всё пшик от дедова наследства. А сейчас совсем худо стало, молодые из села убежали. Нам то, что с бабкой, главное чтоб картошечка уродилась, огурчики с грибочками засолить, с хреном чудно получается. Жить можно, только об этом ли мы мечтали, когда молодые были?
  Солнышко в спину припекает, телогреечку бы сбросить, да бабка ругаться будет. Три дня назад продуло и весь соплями изошёлся.  Как по молодости взять косу, да и обкосить бы участочек. – Эх , только мечтать и осталось.
Аа, вон Катька “бесстыжая” в продмаг пошла. Да по молодости мы с ней делов наворочали. Это еще до Валюхи было. Девка она что надо была, в самом соку. Ух и погуляли мы с ней. Бывало, убежим к реке, и такие страсти там разгорались, что лягушки прекращали квакать, а однажды даже ежик пришёл и всё любовался, чем это мы там занимаемся.
Вот ведь жизнь какая,  сижу на завалинке дни денёчки отсчитываю. А что нам еще осталось?
   
Поэт

Автор: praim
Дата: 12.12.2013 21:22
Сообщение №: 12645
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

  Графоман.

Душа русского человека  потёмки. Понять и объяснить  ради чего я пишу  эту историю для меня самого загадка. Только сидит внутри червяк и точит, точит меня…. Говорит мерзким, злорадным голоском. 
  - Пока не напишешь, так я тебя точить и буду.
  Тьфу, на тебя, подумал я про себя. Не буду ничего писать. Но, не тут, то было. Сядешь, бывало возле окошка, прикуришь, только дым из ноздри пустишь. А он тут как тут, червяк то.
– До чегожь  ленив ты, говорит он мне. А я вот, смотри, как на твоих харчах разъелся.
Вылез он. Смотрю, жирный скотина стал. Я его, было, хотел словить, прижал рукой, а он юркий. Нырь и опять исчез куда то. Слышу только, как он смеётся, а потом хвать меня, за что то мягкое - больно.
 Нет, думаю, хватит моё терпение испытывать. Взял у сына, старую, еще не до конца исписанную  тетрадку, нашёл ручку. Положил перед собой. Ну, думаю, вот сейчас- то тебе конец и придёт, червяк проклятый. Не одну сигарету искурил, уже смеркается, а с чего начать не знаю. А червяк сидит во мне, и слышу только.
– Хихи, хихи. 
Посмеивается. До чего ж, злорадные живности встречаются. Ему то, что этому  слизняку до моей истории, ан нет, слышу, чавкает и продолжает своё.
 -  Хихи, хихи…
Нечего делать, придётся писать. Однако муторное это дело из букв слова, а из слов смысл еще какой нибудь вытянуть. А это чудовище, не останавливается.
-  Хихи, хихи…
Словно икота внутри сидит, и ни какого мне покоя от него нет.
Открыл я тетрадку и начал писать.
Утомительная это штука писать, написав страниц пять меня сморило и я заснул.

  Когда  я проснулся и открыл глаза, прямо перед собой, на моей руке я опять увидел этого злорадного, склизкого червяка. Он вальяжно развалился, подперев голову своим хвостом. И мечтательно так, растягивая слова начал мне читать нотации, глядя,  куда то далеко мимо меня.
- Ну, что жь, я скажу тебе. Для первого раза не плохо, но сыровато, сыровато. Над этим текстом еще поработать надо. Линию сюжета освежить, так сказать. Сегодня проработаешь текст, я проверю. А завтра принимайся за новый рассказ. Да, смотри у меня,  без шуток.
С этими словами, червяк  уполз куда то, и я его больше не видел.
   Утром следующего дня,  решил расслабиться, и побольше повалятся. Но не тут то было. Кто то сильно укусил меня, да так, что я подпрыгнул с постели. И тут я услышал опять это мерзкое –хихи,хихи.
- До чего жь вы ленивые людишки, раздался знакомый голосок. Ему русским языком сказали проработать текст и начинать новый рассказ. А он, развалился, понимаешь.
С этими словами, червяк опять больно укусил меня.
- Я тебе жизни не дам, так и знай. Будешь у меня по ниточке ходить, лодырь царя небесного.
Слёзы хлынули из моих глаз, не от боли, а от обиды, что какой то сморчок командует мной и жизни совсем не даёт.. 
- Ничего, думал я про себя, вот напишу рассказ, а потом я ему покажу, где раки зимуют.
Прикурив сигарету и взяв у сына чистую тетрадь, с болью и гневом в сердце я начал писать новый рассказ…….
Поэт

Автор: praim
Дата: 12.12.2013 21:40
Сообщение №: 12652
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Отец Илларион

Отец умер днём, когда улицы еще были полны людьми, когда осеннее солнце, сквозь облака пробивалось на землю и радовало детвору, вернувшуюся в город с дач, деревень и лагерей. И никому не было дела, что умер мой отец. Для меня это было необычно, разве такое может быть?  Умер человек, а жизнь продолжается, как будто и не было этого человека вовсе. Горькая слеза выкатилась у меня из глаз и тут же засохла  на щеке.

  Смерть, родного и близкого  человека шокировала меня. Я впал, в какое то непонятное для себя ощущение, в котором   чувствовал себя комфортно, выходить из него мне совсем не хотелось. Тётушки принялись голосить, а я встал и ушел в кабинет отца. Заперев дверь изнутри, уселся в  кожаное кресло. И утонул в своём новом ощущении.
 Очнулся оттого, что почувствовал вокруг себя какую то суету. Услышал, непонятные голоса, а когда открыл глаза, то увидел  нечто, что повергло меня в шок.
 Вокруг люстры, на большой скорости летали непонятные существа, состоящие из светящейся зеленоватой дымки. Когда  внимательно рассмотрел их, мне стало жутко не по себе. Надо мной, летали лики моих усопших родственников, некоторых я даже и не знал, а только видел в семейном альбоме. А в центре всей этой феерии  стояла неподвижно дымка с ликом  отца. Атмосфера веселья царила во всём этом хаосе.
 Приподняв голову над столом, я привлёк внимание одной зеленоватой дымки, она вырвалась из этого беснующего кольца и подлетела ко мне.
- Смотрите-ка, заговорила дымка, это же Алексей.
- Как ты здесь оказался?- спросила она у меня.
- Да ладно, продолжала дымка, можешь не отвечать. Как это здорово. Как давно я тебя не видел.
Ни как не мог поверить в происходящее, приглядевшись, в этой весёлой дымке я узнал своего двоюродного брата Владимира, который погиб больше десяти лет назад.
- Пойдём со мной, сказал Владимир. Пусть все порадуются твоему приходу.
С этими словами, он посмотрел мне прямо в глаза и я почувствовал, как из моего тела, тяжело, как будто сопротивляясь чему- то стала выходить светящаяся дымка. Прошло не более минуты, как я уже вместе со всеми кружил под потолком. Ощущение безумного счастья царило во мне. Лёгкость, отсутствие любой боли. Вокруг знакомые и милые мне лица. Не забываемые ощущения. Посмотрев вниз, я увидел себя, в кресле отца , положившего голову на его письменный стол. Увидел, как в другой комнате, сестра Мария вложила в руки отца образок. Перекрестилась и поставила свечку у изголовья.
Странные ощущения овладели мной. Зазевавшись, пролетел через бельевой шкаф, пролетел по инерции стену и оказался у соседки Валентины, которая сейчас готовила обед и что то напевала себе под нос, и при этом я совершенно ничего не почувствовал.. Хотел, было, извинится, но Валентина меня не заметила и я поспешил вернуться обратно. Покружившись вместе со всеми по комнате, решил повторить эксперимент, разогнавшись, пролетел сквозь оконное стекло и оказался на улице. Ощущение полета, свободы кружило голову. Пролетев над гаражами во дворе, я взмыл вверх, чтобы посмотреть  на наш двор с высоты птичьего полёта. Но тут, услышал позади себя голос.
- Осторожнее надо быть молодой человек, вы могли испортить мне прическу.
Оглянувшись назад, увидел   лик красивой женщины с пышными волосами. Которая как мне показалось, вовсе никуда не спешила, а просто парила в воздухе.
- Простите меня, я Вас не заметил.
 -    Смотреть надо, куда летишь,ответила мне красавица. И тут же улетела от меня
 Вернувшись к окну нашей квартиры, я заметил озабоченного Владимира.
- Знаешь, что, ты думай своей головой, что ты делаешь. Ты улетел, никому ничего не сказал. Ведь ты бы мог потеряться. Мы бы сейчас улетели, и где бы ты нас искал?
- А почему другим можно летать поодиночке и они, я думаю не теряются, а мне нет, возмутился я.
- Запомни Алексей. По одиночке летают только убийцы и самоубийцы. Ни одна семья не возьмет их в свой круг. Мне их порой жалко бывает, но они ведь сами решили свою судьбу. От одиночества плакать хочется, только им уже ничего не исправить. Так вот они и мыкаются.
- Ладно,  братишка, мы сейчас улетаем, не исчезай больше.
Поднявшись высоко над домами,  тучка зеленоватой дымки, набирая скорость, миновала черты города. Оказавшись над полями, она зависла. И только теперь я заметил на уровне горизонта яркое свечение в форме шара.
 – Это Илларион, шепнул Владимир.
Яркий шар Иллариона завис над нами, как бы заряжая своим свечением всю семью. Я ощутил прилив энергии. Взметнувшись над семьёй, и резко опустившись вниз к земле, передо мной предстала фантастическая картина. Снизу  наша семья, казалась летающей тарелкой, и над ней, ярко светило солнце Иллариона.
  Вдруг, неведомая мне сила потащила меня куда-то. Я совершенно не мог сопротивляться ей. Облетев вокруг семьи, эта сила потащила меня вверх, прямо к светящемуся облаку Иллариона. Оказавшись на уровне глаз, я заметил, что здесь уже был Владимир и большая светящаяся голова говорила ему…..
   - Только мы,  только совет семьи  решает судьбу ныне живущих. И одного твоего решения Владимир недостаточно, что бы вмешиваться в ход истории. Ты будешь наказан. А с тобой Алексей, я хочу поговорить отдельно. 
 -Прежде всего, я очень сожалею, что ты так рано оказался среди нас. Твоя земная жизнь еще не пришла к своему логическому концу, у тебя осталось много дел.  И тебе  придётся вернуться. Ты много узнал о нас, но я надеюсь, что у тебя хватит мудрости молчать. Прошу запомнить тебя только одно, чем чище твои помыслы на земле, тем безоблачнее будет твоя жизнь здесь. Посмотри на небо, посмотри на солнце, посмотри на землю. – Не правда ли, они одинаково дороги для тебя? Поверь, так же ты будешь относиться к  жизни на земле и к  жизни среди нас. Не торопись менять одну жизнь на другую, каждая по-своему из них, прекрасна.
 На этом разговор с Илларионом у меня закончился, и опять повинуясь неведомой силе, меня перенесло обратно в семью. Передо мной оказались родные лица. Каждый из них был по-своему дорог. Понимая, что еще долго я их не увижу, слёзы наворачивались на мои глаза. Отец по-прежнему улыбался, он был счастлив. Дед Иван, окутав меня своей седой бородой, шепнул.
  - Вернёшься, копни что под старым дубом возле забора. Сам то я не успел. Да вот ты на моё счастье появился.
Бескрайние поля расстилались под нами
Облачка собирались в светящиеся тучи, те разгоняясь собирались в спирали и с большой скоростью уносились вверх постепенно превращаясь в маленькие точки. Те словно звёздочки рассыпались по небу, а затем они и вовсе исчезли. Словно и не было ничего.
Очнулся я за столом, в соседней комнате суетилась сестра Мария, а за окном шумела ребятня, вернувшись из школы. Всё как всегда, только ушёл из жизни родной человек.

   Ранней весной, работая на своём пригородном участке, я вспомнил слова деда Ивана. Под корнями, старого дуба, что стоял одиноко у нас в конце участка, лопата наткнулась на деревянный сундук. С трудом открыв его, я увидел большой золотой крест. А рядом лежала икона, только время не сжалилось над ликом спасителя. В моих руках она рассыпалась, оставив на память серебряный оклад.
Поэт

Автор: praim
Дата: 28.01.2014 22:07
Сообщение №: 17541
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Алексей, пожалуйста, выкладывайте тексты, а не ссылки))


« Звук не исчезает бесследно, его можно как-то сохранить»
                                                                                    Джамбаттиста дела Порта          1589г


                                                 Так и будет

   Крайне обидно сознавать, что каждая неразумная  мошка норовит тебя вразумить, наставить на путь истинный. При этом обзывая тебя глупцом и самодуром. А ты по вежливости и культурности своей, опустив глаза в пол, внимаешь этой мерзости. Ладно бы еще если человек умным был, чины там, звания носил какие. А то так – замзавглав, исполняющий обязанности. Куда ни плюнь, везде замглавы, будь то в очереди за молоком или в киоске Союзпечати. И величают они себя менеджерами общественных мест, а по сути уборщица в общественном туалете. Бывает и жалко мне их: придёт такой чопорный замглав  домой, снимет с себя  шиншиллово-кроличью шубу, рваные носки и перед тобой человек как человек,  без каких либо прибамбасов, простой Иван Петрович Замухрышкин. Иван Петрович такой как все- семья, дети, квартплата, налоги, вобщем сочетание всех атрибутов современного демократизма. Не то чтобы  человек ущемленный, нет, Боже упаси. Просто он один из многоликой толпы современных обывателей.

  В тайне ото всех он вяжет носки и вечером ходит в парк поиграть в домино, потом смотрит телевизор и наконец засыпает с мыслями полными достоинства и удовлетворенности.
 На таких людей я вовсе обиды не имею, жалко мне их. Да и привык я уже. Они везде и, глядя на них, ровно не делаю никаких выводов, они для меня будто комар мимо пролетел. А чего ж так то, спросите вы. А от того, друзья мои - в моей голове своих тараканов хватает. С ними бы разобраться. Человек я молодой, и как друзья говорят – еще пороху не нюхал. Да где уж мне его унюхать, если учеба и гулянья отнимают всё мое время. Понимаю, что хвалиться здесь нечем, но разве можно отказать себе в удовольствии посидеть в ресторане за бокалом Киндзмараули, вдыхая запах фруктового кальяна, послушать музыку, потанцевать с девчонками.

 Вот как-то так протекала моя жизнь, полная эмоций и  мальчишеского баловства. Какого- либо рвения к учебе и наукам я у себя не наблюдал и потому временами скучал. Кому из вас, дорогие мои друзья, не знакомо это состояние, когда ничто не радует тебя?

                                    И даже тело девы молодой
                                    не столь желанно, коль в смятенье
                                    душа  так рвется на  покой
                                    в страну  мечтаний, грёз,  сомнений.

Вот как-то так. Да что вы право, я не поэт. Хотя  в юности грешил, грешил. Утолял жажду своих подруг, так сказать. Но всё это уже в прошлом. Увы.
   

  На вербное воскресение случилась у меня такая хандра. То ли от неё, то ли от пасмурной погоды настроение у меня было просто отвратное. Мысли хаотично плутали по просторам  головы, не находя там равновесия и согласия. Жуткое состояние. Вдавив свои шейные позвонки в воротник серого плаща, я петлял по Солдатской улице, заглядывал во дворы, оглядывался на проезжающие автомобили и даже самому себе я не мог объяснить – что я здесь делаю?  Просто так, хандра завладела мной.  Решив погреться,  зашел в маленькое кафе, где расфуфыренная крашеная блондинка пенсионного возраста  налила мне кофе. Скинув плащ, я приютился за столиком возле окна и  ушел в астрал.


   На улице стемнело, в стеклянных витринах дома напротив  мелкие слезинки дождя размывали отображения одиноких прохожих.
    Отвлёк меня дедуля в потертом пиджачке, с пышной, местами седеющей шевелюрой. Заметил его я еще на улице: он шел, сильно ссутулившись под тяжестью большой кожаной сумки, совсем не обращая внимания на прохожих, что попадались ему на пути. Он шел, опустив взгляд себе под ноги, будто с интересом рассматривал мысы своих стареньких башмаков. Старик вошел в кафе, жутко шаркая ногами и что-то бубня под нос.

 - Сегодня никому ничего не нужно, - прокряхтел старик, присаживаясь ко мне за столик. - Вот смотрите, - выкладывая на стол книги, продолжал он. - Академика Колмогорова уже на помойку несут, а на днях Карамзина и Киреевских взял.  Вы, молодой человек, надеюсь, понимаете насколько это ценные труды. Да, всё перевернулось с ног на голову. Э-э-э, м- да, вот третий том Брэма, да вот увы, только третий. Издательство академия, надо сказать, наиценнейшее издание. Да разве  ему место на помойке? М-да, вот посмотрите на улицу – я, можно сказать, спас эти раритеты. Еще  немного, и они размокли бы.

  Смотрю ему в глаза и думаю: «Что тебе надо, старик? Твой расплющенный  рыхлый нос только смешит меня».  Смотрю на него и так хочется сказать: «Боже, как ты меня достал! Даже и посидеть нормальному человеку не дают». Посмотрел в  свою чашку - густая  мутноватая жидкость уже остыла,  а он, седой безумец,  смотрел на меня своими детскими наивными глазами и продолжал что-то бубнить, перекладывая книги.
-  М-да, вот у меня сегодня праздник, - доставая из внутреннего кармана пиджака маленькую потрепанную  книгу, сказал дедуля.
 - Вот смотрите - томик Баратынского, м-да,  это моя мечта. Знаете,  иногда поэзия - единственное лекарство от ипохондрии.

                                 Мой дар убог, и голос мой негромок,
                                 Но я живу, и на земле мое
                                 Кому-нибудь любезно бытие…

Мечтательно процитировал старик.
- Я поражаюсь, как вы можете пить эту бурду, - неожиданно сделав недовольный вид, старик указал на мой кофе. - У Ванессы Карловны никогда, со времен открытия этой забегаловки не было достойных напитков. Что вы так удивлены? Да-да, Ванесса Карловна Зильберштейн. Это по паспорту  она Зинаида Михайловна Попова. Её брат Соломон Карлович, маленький Соло, подавал великие надежды в математике у нас на кафедре. М-да вот, но уехал, уехал в девяностые  на землю обетованную в Израиль. Бросьте, бросьте пить эту бурду. Если бы  вы были столь любезны, помогли бы  поднять  книги  ко мне домой. Я живу совсем недалеко, был бы вам премного благодарен и непременно напоил бы вас настоящим китайским чаем.  Не откажите старику, составьте мне компанию.
- Блин, ну ты дед даешь, - возмутился я. - Ничего себе, набрал макулатуры, а самому до дома донести, чё  не катит?  Слушай, дед, я тут с тобой волтузиться не хочу.  Мне по барабану твои проблемы, а ты не лезь в мои, ясно.

   Дед внезапно побледнел и как-то неожиданно осел, словно старый сдувшийся воздушный шарик.  Потом, выдавливая из себя с трудом слова, сказал:
 - Во-первых, я не дед, а позвольте представиться, профессор физико-математического факультета Московского областного педагогического университета  Александр Ильич Покровский.
    Далее дед приобрел прежнее состояние и уже в повышенном тоне, не скрывая своих эмоций, дал волю своим чувствам.
 - Да, молодой человек, с лексикой у вас беда: что ни слово, то огрызки какой-то похабщины. Ваше поколение в момент довело бы Ожегова и Даля до инфаркта. Порой мне кажется, что по улицам ходят разноцветные крикливые попугаи, которые без всякой ложной скромности кричат всему миру: блин,  волтузиться,  а некоторые и того хлеще- консенсус, креативный, сэндвичи, брэнд, перфоманс. Расфуфыренные иностранцы только смеются над вами. Вот только больно, больно мне старику, что смеются над вами, подразумевая, что и я такой, потому как большинство вас. Потому как от имени народа выступают ваши избранники и с экрана телевизора на весь мир морозят эту же чушь. Старик оглянулся и, наклонившись ко мне,  полушепотом спросил:
 - Надеюсь, не сдадите старика, а то у НКВД, КГБ, ФСБ или как они теперь называются, везде уши. Посадят меня, а я ведь не выдержу, здоровье уже не то.

  Высказавшись, дед стал нервно запихивать книги обратно в сумку, но маленький томик Баратынского неожиданно выскользнул из рук и упал прямо под стол. Опустившись на колени,  старик поднял дрожащими руками книгу и, уже не скрывая своего волнения, попытался  убрать в сумку, но руки не слушались его, и Баратынский  вновь оказался на полу. Подошла Ванесса Карловна и, с укором  посмотрев мне в глаза, сказала:   
 - Что же вы, молодой человек, святого человека обидели? - Подняв книгу с пола и усадив старика на стул, Ванесса Карловна смахнула тряпкой пыль со стола,  взяла мою чашку, как бы давая понять – всё, хватит, а то ишь ты, засиделся тут.

    «Святой человек» действительно жил недалеко. В дверях нас встретила пожилая женщина невысокого роста. Как я позже узнал, это была Изабелла Львовна, супруга профессора. Кривые ноги Изабеллы Львовны  были причиной толкования и сплетен в университете, где она работала вместе с мужем. От того, или в силу своего характера, она была малообщительна и в то же время безгранично дерзкая в своих рассуждениях. Поэтому студенты побаивались её, а весь преподавательский состав всегда из последних сил терпел её выходки, негласно отдавая дань таланту первоклассного педагога. 

   Сегодня Изабелла Львовна  слыла среди домочадцев выжившей из ума старухой. Говорили, что она   продолжала готовить себе еду на примусе, гладила белье, разогревая чугунный утюг на открытом огне, и на стене в её комнате между двумя книжными шкафами висел репродуктор  еще с далёких времён Великой Отечественной. Так или не так это было, но Александр Ильич никогда не распространялся по этому поводу, считая, что в жизни есть более серьезные темы для дискуссии.
 - Иза, а я  сегодня тебе подарочек принес - Молль Флендерс. Надеюсь, что ты будешь довольна. Самое что ни на есть твоё произведение.   Помню, помню, что ты у меня просила господина Чейза, но увы, в этот раз не было.
   Светлая, просторная комната профессора  вся была заставлена книгами. Как
 только мы вошли  в неё,  Александр Ильич, показывая мне на книжные полки,  сказал:
– Это друзья мои - книги.

  Пачка свежих поступлений лежала на полу прямо около двери. Возле кровати стоял  письменный стол с кручеными ножками, рядом  большое кожаное кресло, а в углу комнаты, приютившись на маленькой тумбочке,  стоял древний катушечный магнитофон. За ним заваленный книгами телевизор. Над всем этим хаосом возвышался абажур, обтянутый бежевой тканью, местами потёртый и выцветший от времени.  И только небольшие ходики равномерным тиканьем нарушали тишину комнаты.
- Это вот тоже мой друг - положив руку на магнитофон, сказал профессор. - Как только у меня отказала рука, знаете, инсульт пренеприятная штука, так я стал наговаривать тексты своих лекций на плёнку. Да уж, перо за мыслями не успевает. Отредактировав текст, потом я печатаю материал на компьютере. Только вот беда какая-то случилась: появились посторонние шумы, да порой такие, что даже свой голос не узнаю. Я, посмотрев на магнитофон и на микрофон, лежащий на столе,  не сдержался.

- Что же вы хотите, у вас на столе грязь и даже плесень.
Отряхнув микрофон и сильно дунув на него, я сказал:
 - Вот сейчас должно быть нормально - техника ведь тоже за собой уход требует.
 - Это что ? - спросил я у профессора, показывая на нечто подобное книгам, сырые обложки которых покоробились, а страницы покрылись зеленоватым налетом плесени. - Зачем вам это?
Профессор, посмотрев на стол, стал как бы оправдываться:
 - Что вы, что вы, я только вчера нашел эти два тома Брокгауза и Ефрона. Несмотря на очень страшное состояние я не смог пройти мимо. Да, на них много плесени, но эти книги сегодня такая редкость! Вот я и положил их на стол, чтобы они просохли.
 - Знаете, Александр Ильич, я совсем не понимаю и даже представить себе не могу, как                профессор университета ходит по помойкам. Неужели вам не хватает профессорского оклада, для того чтобы купить в магазине то, что вам надо?!

- Заблуждаетесь, молодой человек. Я предвидел ваше недоумение. Вот, посмотрите.
 И с этими словами профессор достал несколько книжечек с полки  и, разложив передо мной на столе, сказал:
 - Вы посмотрите титульные листы этих книг, посмотрите, посмотрите. И не дожидаясь, пока я осмелюсь притронуться к ним, открыл близлежащую ко мне книгу.
 - Это автограф Михаила Исаковского, это Рождественского, Кибрика. А вот это Сергея Павловича Королёва. Таких у меня более сорока раритетов.  Зимой и летом я хожу и спасаю их от людского забвения. Великий конферансье Смирнов – Сокольский спасал автографы Пушкина, Гоголя, Грибоедова. Вот в чем я вижу своё назначение или вернее сказать посильный вклад в сохранение исторических артефактов.

   Несмотря на вроде бы серьезные доводы, старик удивлял меня своей наивностью. За всем этим он и не заметил, как превратился в обычного барахольщика. Его древняя пещера с результатами многолетней работы наводила на меня тоску и ужас. Было огромное желание поскорее убежать отсюда, из этого старого клоповника. Но тут в дверях показалась Изабелла Львовна с большим алюминиевым чайником.
 - Я не буду вам мешать, мужчины, но всё же если вам понадобится моя помощь, я у себя.
  С этими словами Изабелла Львовна, поставив чайник на томик Салтыкова Щедрина, что лежал на краю стола, удалилась  из комнаты. Как только дверь за ней закрылась, возмущенный старик подскочил к чайнику и вытащил из-под него книгу. Осмотрел и, поглаживая ладонью  по переплёту, словно жалея  маленького ребёнка, поставил её на полку.
 - Знаете, мы уже живем вместе более сорока лет, но мне так и не удалось объяснить Изабелле, что книга - это не подставка для чайника, что книга - это живое существо, которое дышит, живет и ощущает боль от нашего человеческого невежества.
Тяжело вздохнув, профессор засуетился, и на столе появились стаканы в больших мельхиоровых подстаканниках и ароматный насыщенного цвета китайский чай.


     На третий день после пасхи, неожиданно для самого себя, я опять оказался  на Солдатской улице. А проходя мимо кафе,  вдруг вспомнил про знакомство здесь с чудаковатым стариком. То ли от внутренней пустоты, то ли от нежелания идти домой я зашел в эту забегаловку.
   Зал был пуст, Ванесса Карловна скучала, за стойкой  читая книжку Донцовой. Взглянув на меня, она как-то вяло выдавила из себя:
 - А, это вы? Александр Ильич спрашивал про вас. Позвоните старику, - протягивая мне листок с номером телефона, сказала Ванесса Карловна.  Уж очень он волновался.
Заказав кофе, я уселся на свое место возле окна. Кофе у Ванессы Карловны и впрямь, как говорил профессор, было «бурдой», но в данном случае оно для меня не напиток, а лишь повод немного прийти в себя, посидеть наедине со своими мыслями.

  Очнулся от того, что с улицы широко открытыми глазами  на меня смотрела взъерошенная голова с расплющенным носом. Когда наши глаза встретились, существо радостно завизжало и рванулось к входу в кафе. Это был профессор.
-  М- да, ну и где вы пропадали всё это время? Вы не представляет, Сергей, сколько интересных событий произошло! Какое открытие мы с вами совершили! Ну что же вы право сидите здесь, пойдёмте, пойдемте со мной. Я покажу вам такое, что сперва ошарашит вас, а потом вы поймете, какое грандиозное открытие мы сделали. Ну нельзя же право  исчезать так надолго. Я всё могу понять , дело молодое. Но вы, вы Сергей так долго пропадали, что я уже и не надеялся увидеть вас снова.

  Дальше старик, не церемонясь, схватил меня за руку и потащил к выходу.

Дома у профессора все было, как и в прошлый раз.
 - Вы оживили меня, Сергей. Нет, не умер ещё профессор Покровский. Мы еще поработаем, - в дверях начал убеждать меня Александр Ильич.
 - Какой же я был недалёкий человек! Ведь если бы раньше я серьезно подошел к работам Тиндаля, Доплера или Фурье, возможно уже давно бы сделал это открытие. Знаете, молодой человек, вы были правы. Причина посторонних шумов оказалась не в микрофоне,  а совсем неожиданно для меня в плесени.  Это очень  заинтересовало меня. Проделав несколько опытов, посмотрите, что я получил. Профессор включил магнитофон. Мы долго сидели в полной тишине, по комнате разносилось мягкое шуршание магнитофонной плёнки, мерным тиканьем вторили ходики. Вдруг послышался какой-то шорох, потом ясный и четкий стук в окно. На минуту всё затихло, но потом с новой силой раздался стук. Послышались шаги,  кто-то открыл окно, и вдруг в нашу тишину ворвался звук улицы, ветер, вдали  кто-то рубил дрова.
- Мишка, Мишка, бегём жмурика смотреть. Васька сказал, что сегодня покойника на  катафалке привезли. Людей ужасть много и все важные такие.
 - А не врешь, Петька?
 - Вот те крест, лошади с сетчатыми попонами. Красивые!
Вот, вот, слышишь, уже и колокол бьет. Ну, побежали!
Говорят, какого-то Сука хоронят, ну и фамилия у него. Знаешь такого?
 - Не-а, Петька, не знаю.  Мои меня наказали, видишь, на горохе стою. Батя ботинки забрал, чтобы я не убёг.
-Да ну тебя, Михалыч, я побёг.
 - Стой Петька, я дедовы сапоги возьму.
Потом раздалось шуршание и вновь детский голос.
 - Ребята сказывают,  народу много собралось. Ну, давай догоняй!
 Потом стук оконной рамы и вновь тишина, только шуршание магнитофонной плёнки, словно морской прибой врезалось в уши. Я взглянул на профессора.
- Выдерут паренька,  как вы думаете, Александр Ильич?
 - Выдерут, выдерут, - не поднимая головы, ответил профессор.
 - А вы знаете, Сергей,  я выяснил, что был такой дирижер –Вацлав Иванович Сук, а умер он 12  января 1933 года. Вот так то. А мы с вами что? Правильно, слышали хруст снега. Да и летом-то мальчишки бы и босиком убежали. А здесь видишь, у деда сапоги украл, значит холодно. Сергей, мы сейчас с вами побывали в 1933 году. Как это не парадоксально, но это так. Дальше для меня все было просто. Всему в этой жизни есть весьма сухое математическое объяснение. Даже вероятность чихов, исходя из личных индивидуальных особенностей человека, можно рассчитать. А уж движение звука, света в пространстве давно уже рассчитано.

Я понял, что звуковые волны распространяются по мере высыхания плесени  Звук – это колебания воздуха. Как образуются колебания, это я думаю, дело биологов, а вот найти прямую пропорциональность времени высыхания грибка и дате источника воспроизводимых им частот мне не составило труда.
   Если наша теория верна, знайте, когда вы идете по улице, дома, что находятся вокруг вас, впитывают в себя как губка, все слова, все звуки, что произносите вы. Находясь далеко в лесу, вас подслушивают невидимые растения, и любой ваш чих пронизывает время и пространство, оставаясь на вечно в истории планеты. И всё потому, что везде, где бы вы не были, существует плесень. Поверьте, даже в самом современном небоскрёбе она находит себе место. Через сотню, тысячу лет после нас, наши потомки  смогут услышать, какие балбесы были их предки.

  Как только я это понял, побежал, слышите молодой человек, побежал в храм и стал молиться Господу, чтобы он простил меня за грехи мои. Побежал, ибо не знаю, что я могу еще сделать, чтобы загладить свою вину. Мне становится стыдно, как только начинаю вспоминать, сколько глупости  и пошлости я наговорил за всю свою жизнь. Мне кажется, что черное, невидимое облако сквернословия, похабщины окутало нашу планету  и это страшно, страшно. Непременно сходите в церковь. Слышите - непременно.
 На удивление, в своем порыве профессор говорил быстро и четко без своих – м-да. И настолько убедительно, что невольно заразил меня своей энергией.
- Всё это время я искал вас, - продолжал профессор. - Потому как думаю, что именно мы, слышите мы должны доказать всем, сколько пошлости мы оставляем своим детям, внукам и правнукам с подобного рода информацией. Но и это еще не все. Вы только представьте, сколько полезной информации для себя мы найдём, заглянув в прошлое. Мы сможем услышать голос Пушкина и Достоевского. Мы сможем узнать, как на самом деле развивались исторические события, опираясь на факты, а не на домыслы наших и зарубежных историков. И наконец, у нас с вами в руках инструмент, при помощи которого мы сможем открыть тайну либерии Ивана Грозного или историю Янтарной комнаты. Это  настолько глобальная тема, что я, увы, понимаю, что ввиду моего возраста мне одному не осилить все необходимые изыскания. И вот поэтому  вы нужны мне. Вы, как соавтор данного открытия, поможете мне. А если проще, м-да, мне нужны здоровые руки, крепкая спина и дополнительно еще пара зорких глаз. Чтобы получить хороший результат, нам придётся с вами немного углубиться в жизнь подземной Москвы. М – да, не удивляйтесь. А иначе, где мы с вами найдём незапятнанную, первосортную плесень? Вы готовы помочь мне, молодой человек?

Даже не поднимая глаза на старика, я понимал, что сегодня, когда я поссорился со своей любимой девушкой, когда совершенно не клеились дела в институте,  предложение профессора  могло хоть как-то отвлечь меня от этих проблем. И в то же время, я еще раз посмотрел на него и даже ухмыльнулся, когда подумал, ну что, что может этот выживший из ума старик? Что может этот дедок с маленькими въедливыми глазками и с большим расплющенным носом?! Смешно! Но, сдержав себя, я всё же согласился.
– Давайте попробуем.
Старик, радостно всплеснув руками, продолжил:
 - Ну что ж, тогда, коллега, мы с вами сейчас попьем чаю и обсудим наши действия.
Знаете, Сергей, я ничего не говорю Изе, потому как она непременно начнёт меня переубеждать или, что большего всего я боюсь, захочет принять участие в нашей операции. Я вообще склонен думать, что пока, чем меньше людей знают об этом, тем лучше.
  Совсем недалеко от нас арендует помещение мой бывший ученик Закудыкин. Вы наверное видели на Солдатской улице обувной магазин, так вот - у него там офис. До революции это был магазин колониальных товаров Мухиной и, если мне не изменяет память, то примерно 1909-1910 года постройки. Поверьте, это очень интересный для нас вариант. Там превосходные подвалы и, я надеюсь, шикарная плесень. Сейчас я позвоню ему.

      Николай Павлович Закудыкин, как никто другой, был человек просвещенный и начитанный. Эмоциональные всплески характера периодически заставляли окружающих его людей  думать о нём дурно. Но в целом человек он был незаурядный. Цитируя Кафку и Монтеня, он мог вставить цитаты отечественных классиков, но считал их  малосущественными доказательствами своей образованности. На днях он приехал из Женевы и был крайне удивлён отсутствием у наших предпринимателей и депутатов мажордомов  и лакеев в достаточном количестве. Он тут же на эмоциях написал статью в газету «Вестник». Но в печать её не пустили. Редактор объяснил это неактуальностью и не своевременностью данного материала. Зато в газете  на следующее утро была размещена статья депутата Пупырочкина – «О своеобразии и легитимности консенсуса  в лозунгах коломенских рабочих  начала 21 века». Николай Павлович был возмущен недальновидностью редактора. Раскрасневшись от негодования, он махал руками и кидал случайным прохожим фразы типа - шельмецы, они не знают, с кем имеют дело, придут ко мне за индульгенциями, я покажу им, где раки зимуют. Впрочем, то были самые безобидные слова, которые  я решился сохранить для читателей.

     Дома Аделаида Карловна Либенштейн – теща Николая Павловича, заметив странное поведение зятя, намекнула ему, что Лялечка, то есть супруга Николая Павловича уехала в Щербинку навестить своих родственников. Оповестив об этом, она  тут же скрылась в своей комнате.
  Бывают же в жизни человека такие периоды, когда как из рога изобилия на него сваливается неприятность за неприятностью. После всего этого  вечером ему позвонила Ольга Николаевна Страстнова, главный бухгалтер организации «Стальмехоглпуп», которую возглавлял Николай Павлович, и сообщила, что завтра в офисе будет налоговая проверка.
   Вот в это самое время Александр Ильич  и позвонил своему ученику. Я видел, как  прижав трубку к уху, профессор неожиданно покраснел, схватился за сердце и медленно осел в кресло. Я понял лишь одно: нам придётся рассчитывать только на свои силы. Как только я не пытался, но разговорить профессора мне не удалось. Старик,  держа телефонную трубку в руках,  постоянно смотрел куда-то поверх меня, нервно причмокивая губами, как бы говоря мне своё излюбленное – м-да, м-да. Старику было так плохо, что мне пришлось   задержаться у него.

Я успел  выпить чашку чая с бергамотом и прочитать рубрику спортивных новостей в Известиях, когда, наконец, Александр Ильич  пришел в себя.
 - Знаете, Сережа, я никогда не думал, что человек, которому ты на протяжении пяти лет отдавал все свои знания, может быть настолько неблагодарной сволочью. М-да, сколько лет живу, а не перестаю удивляться на людей. Но вы-то, вы, Серёжа, надеюсь не оставите старика в трудную минуту. Ведь впереди у нас  большие открытия, и уже останавливаться, мы просто с вами не имеем права. Надеюсь, вы четко понимаете, что если не мы, то возможно, в ближайшее время у  человечества не будет возможности услышать прошлое.
 Именно наша с вами задача  сделать открытия на просторах исторических артефактов. Возможно, это сильно звучит, но поверьте, соответствует действительности. Знаете, мне кажется, что мы с вами справимся. Не нужен нам никакой Закудыкин. Александр Ильич подошел к двери и позвал супругу.
 – Иза, а ты не помнишь, Владимир Яковлевич сегодня работает? Ну, как какой, из 75 квартиры. Да, да тот, к которому я за гвоздями ходил. Ну что, вспомнила?
 - Ну что ты, Саш, конечно же, я его помню. Он вчера был дома, значит сегодня ему на работу.
 - Вот и замечательно, - воскликнул профессор, потирая руки. - Сережа, вы подождите меня здесь минутку, я сейчас.
Через  некоторое время профессор вошел в комнату явно возбужденный. Глаза его горели, и во всех его подергиваниях, ужимках  сквозило юношеское баловство.
 - Всё, Сергей. Сегодня мы идём на дело. Вот знакомьтесь, это Владимир Яковлевич Старозубцев. Отставной полковник, а по совместительству начальник охраны Московского педагогического университета. Следом за профессором в комнату ввалилось нечто огромное, сопящее с большими седыми усами. Мне сразу вспомнился Богдан Ступка в роли Тараса Бульбы.  Как бы сквозь нос эта огромная гора выдавила из себя:
-   Друзья Александра Ильича - мои друзья, - и протянула мне свою огромную руку.
 - Я не совсем понимаю, что вас может интересовать в наших подвалах, но буду очень рад вам помочь.
Через полчаса мы уже подходили к Московскому педагогическому университету.

  
Поэт

Автор: praim
Дата: 02.04.2014 11:04
Сообщение №: 30023
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Вы действительно хотите удалить это сообщение?

Вы действительно хотите пожаловаться на это сообщение?

Последние новости


Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 4 гостей

  Наши проекты


Наши конкурсы

150 новых стихотворений на сайте
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора Кетлен
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора agafonova954
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Odyssey
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора НинаАкс
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ПавелМаленёв
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора vsaprik
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора НинаАкс
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора ИннаГаджиева
Стихотворение автора ИннаГаджиева
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
  50 новой прозы на сайте
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора paw
Проза автора Zoya
Проза автора Zoya
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора Zoya
Проза автора strannikek
Проза автора aleks-tatyana
Проза автора Zoya
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора strannikek
Проза автора belockurova1954
Проза автора IrinaHanum
Проза автора paw
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора Zoya
Проза автора витамин
Проза автора Zoya
Проза автора Николай
Проза автора polotany
Проза автора paw
Проза автора 3674721
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора Zoya
Проза автора Zoya
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора Николай
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора verabogodanna
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора strannikek
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора strannikek
  Мини-чат
Наши партнеры