Товар добавлен в корзину!

Оформить заказПродолжить выбор

Поздравляем
с днём рождения!


Вход на сайт
Имя на сайте
Пароль

Запомнить меня

 

ШИПОВНИК

Приглашаем на Открытый поэтический конкурс-фестиваль

Озвучены результаты

VI Большого Международного поэтического конкурса "Восхождение"

Наши книги в магазинах

крупных книжных сетей России

НАШИ ПРОЕКТЫ СЕГОДНЯ

Приглашаем к участию в сборниках

РЕЗУЛЬТАТЫ РОЗЫГРЫША

Бесплатная книга за фото

Форум

Страница «Jackylarkin»Показать все сообщения
Показать только прозу этого автора

Форум >> Личные темы пользователей >> Страница «Jackylarkin»

Девочка по имени Ветер

Это он так её называл – девочка по имени Ветер... На самом деле у неё было другое имя – созвучное с именем кристально-чистого источника, что берёт своё начало у моря, там, где обрыв... Если от поляны Небес (здесь растут небесно-синие цветы – больше таких нет нигде) идти по узенькой тропинке через лес, а потом у Белой Скалы свернуть налево, вы выйдете точно к нему. Имя у источника красивое... Но её давным-давно никто не называл так. Люди её называли Ночью, Тьмой, давали имена морей, степей... а он просто приходил и говорил: Здравствуй, девочка по имени Ветер.
...Она считала его своим другом. Ведь больше друзей у неё не было. Он не спорил, но и не соглашался. Просто иногда приходил, рассказывал ей сказки, как будто она была маленькой... Ей это нравилось. Он никогда не оставался надолго, и она не знала, куда ведут его бесконечные дороги. Просто любила смотреть, как блестят его тёмно-васильковые глаза из-под полей широкополой шляпы, любила слушать. И иногда (в сердце холодело, и она не могла удержаться от этого вопроса) спрашивала:
- Ты ведь знал меня раньше, да? Тогда, когда меня звали по-другому?..
Он улыбался и молчал. Наверное, знал. Но говорить об этом ему не хотелось. Иногда, когда по небу рассыпались мелкими бусинами тысячи звёзд, он показывал ей разные созвездия. Рассказывал про Созвездие Большого Пса. И про дружбу Лунного Пса с маленьким Букой.
- На самом деле, - говорил он, - Пёс вовсе не заблудился в безлунную ночь. Он не был просто псом. Это был дух, призванный мною на время перемен. Просто в ту ночь время перемен закончилось, и он ушёл.
Она верила ему, потому что ей очень хотелось верить... и тогда...
- Я тоже знаю сказки! – смущённо говорила девочка по имени Ветер, а её глаза загорались, как самые яркие звёзды, и тогда он думал о том, что она всё-таки очень красива – но от этого становилось грустно, – Про Радужного Змея. Давным-давно здесь была только Тьма. Но потом, когда я пришла сюда, мне надоело, что здесь нет ни капли света. Я взяла волшебное зеркало – оно и до сих пор стоит за тем холмом, если ты не веришь, можешь посмотреть - поймала луч света и запустила его сюда... Он упал на скалы, в пещеры, там, где лежат кристаллы горного хрусталя. Они отразили все цвета радуги, и так родился Радужный Змей.
Радужный Змей, который жил тут же, возле реки, с этой версией сказки про себя не спорил. Правда, сам он считал себя сыном Дождя, впрочем, какая разница? Хоть так, хоть иначе, он получался красив, и никакое происхождение не мешало ему ловить серебристую рыбу в ручье. А это для него было главным.
Иногда (она чувствовала, что пора) она надевала лучшее своё белое платье – то, что было похоже на кусочек утреннего облака, и выходила на Перекрёсток Миров. Там она точно знала, по какой дороге ей идти сегодня. Она шла по пыли и грязи в своих молочно-белых сатиновых туфельках, расшитых мелким жемчугом, и заглядывала в лица всем людям, которых встречала на своём пути. Кто-то вздрагивал и отворачивался, кто-то встречал её улыбкой, кто-то – надеждой... но чаще – страхом. А кто-то уходил вместе с ней. Потому что она точно знала дорогу и могла указать путь. А когда они уходили...
- Ты не знаешь, почему на этих полянах так много мотыльков?..
- Говорят, что души умерших на короткое время становятся мотыльками, - отвечал он, и васильковые глаза отражали звёздную грусть – ту, что она не могла понять...
- Куда ты всё время уходишь? – каждый раз спрашивала она, никогда не надеясь на ответ, но он однажды ответил:
- Домой.
- А где твой дом?
- Везде, - грустно улыбнулся он. – Нигде...
На самом деле когда-то (в одном из своих многочисленных когда-то, том, что было ближе остальных) у него был дом. Там было светло и радостно, там его ждали. Пока... пока... он не превратился в воспоминание, от которого становится больно. Тогда он подарил этот дом одной хорошей знакомой, и, честное слово, этим своим решением был очень доволен. Он знал, что со временем дом снова станет светлым и приветливым, что его нынешняя хозяйка наполнит его новым, особенным смыслом, перемоет посуду, наведёт порядок... Даже хотел зайти как-нибудь в гости, забыв за порогом грусть и стараясь не смотреть на старые фотографии.
- И что у тебя есть вместо дома? – не унималась девочка по имени Ветер – неугомонная, как настоящий ребёнок. У каждого человека, считала она, должно быть что-то... ради чего он есть... То, что потом хранится в обтянутой бархатом шкатулке с вышитой на крышке бабочкой, у Хранителя Судеб, на Краю Мира...
- Дорога... – задумчиво отвечал он, глядя на тонкий рожок нового месяца. – Дорога к дому.
Нет, где-то там, вдали, его ждала страна Бессолнечного лета, и там тоже был дом в яблоневом саду... но он не был ЕГО домом. Дом – это место, где живёт твоё сердце. А он уже тысячи вечностей не знал, живёт ли оно вообще...
И девочка по имени Ветер грустила вместе с ним. Чтобы немного взбодрить своего друга (а друга ли?), она танцевала для него при луне. Потом он опять уходил. А она снова надевала своё лучшее белое платье, и выходила на тысячи дорог... Дарила улыбки, поцелуи, провожала всех, кому нужно было указать дорогу, никому не отказывая. Её звали по-разному (только не именем источника) – Ночь, Тьма, Прохлада, Избавление... но чаще всего люди называли её так - «девочка по имени Смерть»...
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 23.09.2013 09:55
Сообщение №: 5759
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Ведьма

... Ведьма жила в маленьком домике в самой середине леса. Лес этот, как и полагается всем лесам, где обитают ведьмы, оборотни, феи и прочие волшебные создания, назывался Зачарованным. Возле самого домика журчал весёлый холодный ручей, давший жизнь многоцветным звёздочкам цветов, что распустились и тут, и там – всюду, куда можно было бросить взор случайному путнику. Белая омела оплела ветви растущих близ воды деревьев – медленно и нежно душила их, не давая возможности пробиться к живительным лучам солнца. Ведьма просыпалась поздно, заваривала душистые чаи, собирала травы, а по вечерам расчёсывала густые пепельные волосы серебряной расчёской, танцевала у ручья в простом платье (или без него) и удивительно красивых туфельках, сплетённых из бусинок утренней росы. Как полагается, у неё жил огромный чёрный Кот. Тот вообще не просыпался никогда кроме как к приходу заказчиков или на шабаш, или на полнолуние – тут уж святое дело бодрствовать! Он помогал Ведьме ловить лягушек и жаб, собирать пыльцу с крылышек фей, сортировать яды, прибираться – так, по мелочи, ну и, конечно, просто скрашивал одиночество, которым, собственно, сама Ведьма и не тяготилась.
Заказчики появлялись редко, всем надо было одно и то же – отравить кого, наслать или снять порчу, смастерить жуткое проклятие, сварить любовное зелье, найти пропавшую вещь, защитить ребёнка от ночных кошмаров... Ведьма редко отказывала, и то чаще от плохого настроения. Или по праздникам. Ведь, как известно, по праздникам работают только медики, милиция и журналисты. Но уж никак не ведьмы.
И сегодня Ведьма работать не собиралась. У неё накопилось много стирки, надо было заняться домашней работой. Немного подумав (сегодня не выходной и не праздник), она вывесила на двери табличку «Переучёт», взяла серебряный таз и направилась к ручью. Простирнула грязное полотнище неба, добавила в таз немного белоснежной пены лёгких утренних облаков – и небо стало ярко-синим, до рези в глазах. Ведьме результат понравился – и так слишком уж надоели эти бесконечные дожди! Повесила синее полотно рядом с чёрным бархатом ночи – его она собиралась почистить щёткой. Но что тут поделаешь, если посетители обычно не смотрят на вывески – или уж вовсе читать не умеют, или чихать они хотели на ведьминские переучёты, выходные и приёмы товаров. Вот и сейчас, едва Ведьма взялась за щётку, как позади неё раздался тихий такой голосок:
- Простите... А что такое переучёт?..
А надо сказать, что в мире магии тихие да нежные голоса, да ещё врождённая вежливость принадлежат как раз самым что ни на есть ужасным и опасным монстрам – вампирам, оборотням, лесным чудовищам, и, как утверждают некоторые мужчины, жёнам. Поэтому прежде, чем обернуться, Ведьма нашептала в кулачок охранительных заклинаний – так, на всякий случай. А позади неё, развернув золотые крылья, сидел огромаднейший Дракон. Стоило только удивляться, как такая махина сумела подобраться так тихо, да ещё и к потомственной ведьме! И поди ж ты, сидел, переливаясь золотой чешуёй на солнце, неловко перебирая коротенькими лапками, да ещё и глазки скромно опускал – видно, стеснялся очень, в первый раз ведь. Не любила Ведьма, когда её заставали за работой. Но куда ж деваться – клиенты, а она ж не на государство работает – на себя! Поэтому аккуратно вытерла ладони о фартук, спросила:
- Чего надо?
- Ну вот... – расстроился Дракон. – Ни тебе здравствуйте, ни милости просим...
- Пришёл в неприёмный день – терпи, - сердито бросила Ведьма. – Так чего ты хотел?
- Да мне неловко как-то, - прошептал Дракон, торопливо оглядываясь по сторонам.
Ведьма усмехнулась, провела рукой по мягкому бархату неба, что не успела почистить:
- Неловко ему! Да ты уж говори, не стесняйся!
- Я это... – Дракон смущённо потупил взгляд. – Мотыльком хочу стать. Вот...
Ведьма пожала плечами. Такой странный Дракон встретился ей впервые. И хотя любопытство не было частью её работы, она всё же осторожно спросила:
- А зачем?..
Если бы золотые драконы умели краснеть, этот покрылся бы пунцовыми пятнами с ног до головы. Но этим качеством ни он, ни один другой представитель сего племени не отличались. Поэтому он вытянул к Ведьме изящную шею и тихо прошептал:
- Принцесса...
- Что – Принцесса? – не стесняясь громкого тона, переспросила Ведьма. – Насколько мне известно, принцесс драконы едят. Или, если поромантичней вариант – крадут и терпеливо ждут, пока явится какой-нибудь принц и снесёт тебе голову. И они будут жить долго и счастливо. Советую поступить по-другому – дождаться принца, съесть его, потом Принцессу и самому жить долго и счастливо.
- Неужели всем Драконам суждено так?.. – с такой горечью в голосе спросил Дракон, что Ведьме стало даже немного стыдно (совсем не свойственное ведьмам качество!) за свой комментарий.
- Ну... не знаю... Можно ещё всю жизнь отбирать у людей золото, лежать на нём в какой-нибудь пещере и поедать случайно забредших к тебе хоббитов. Зачем тебе Принцесса?
Дракон мотнул головой:
- Мне нужна её улыбка. Уже много дней и ночей она сидит у окна и льёт слёзы. Я не знаю, что за горе у неё случилось, не знаю, кто её обидел, я боюсь спросить её об этом – ведь принцессы боятся драконов... Я хочу взлететь высоко, к самой луне, выдернуть одну нить лунного света, прилететь к Принцессе, сесть рядом – на подоконник, и увидеть... как она заулыбается. Ведь ей никто не дарил ниточки лунного света!
Ведьма молча гладила ладонью бархат неба. С такой просьбой к ней приходили впервые. Взгляд её стал недобрым. Ах, Кот, Кот, чтоб тебя, зачем пустил такого посетителя, сказано же – переучёт!
- Не моё дело – задавать вопросы, - сказала наконец она, поправив серебро упавших на глаза волос. – Ко мне приходят, платят – я выполняю заказ. Ты – дракон, живёшь вечности, а мотылёк – всего ночь. Неужели вечности стоят улыбки одной дурочки?
Дракон резко поднял голову, свет солнца бросился в его глаза, и на миг показалось, что в них пляшет пламя.
- Ты права, Ведьма. Не твоё дело – задавать вопросы. Я готов платить, а твоё дело – выполнять заказ, вне зависимости от того, что просит заказчик. Я жил не одну вечность, видел слишком много рассветов и закатов, летал за горизонт по пути солнца, ловил звёзды, топил корабли и указывал путь путешественникам, учил язык камней и копил золото в таких глубоких пещерах, что тебе и не снились. Я устал от этого. Всё, что я хочу – это прожить ночь с улыбкой одной маленькой девочки – неужели ты откажешь мне в такой малости? Да, убийца тысяч героев просит у тебя этой глупости, так сжалься над ним! Великие и смелые шли со мной на бой лишь из-за того, что я – дракон. Им было наплевать на мою многовековую мудрость, а меня не интересовало то, что дома их ждали. Ты не находишь их выбор смерти более глупым, чем мой?
... За свою работу Ведьма не брала денег. Да и что с ними делать, если живёшь в лесу? Ей вполне хватало того, что зарабатывал Кот, починяя башмаки жителей деревеньки, что располагалась у самой кромки леса. Потому брала то, что считала нужным. Магические предметы, годы жизни, сны, мечты... Дракон принёс слёзы Принцессы, что собрал втайне от неё, прячась ночью под окном. Принцессе они были уже ни к чему. А Ведьма вечером постелила на колени бархат ночи, взяла иглу, пяльцы, нитки и украсила тёмное полотно бусинами её слёз. Той ночью одна за другой в небе зажглись ясные звёзды...
- Зачем ты его пустил, Кот? – затягивая последний узел, спросила Ведьма у чёрного клубка на окне. Клубок шевельнулся, зажглись огни золотых глаз, потом снова угасли.
- У меня был переучёт... – с укоризной продолжила Ведьма, стягивая шёлковые косы простым синим шнуром. Золото кошачьих глаз вновь зажглось лишь на миг. Кот промолчал. Он сам куда лучше знал, кого пускать, а кого – нет. Значит, так было нужно. В небе сияли созвездия, имена которым ещё не были придуманы, а где-то далеко, на самом краю земли, маленькая Принцесса подарила улыбку ночному мотыльку, принёсшему ей в подарок ниточку лунного света. К утру мотылёк умер, и Принцесса его забыла, лунный свет растаял, не оставив и следа, но улыбается теперь Принцесса куда чаще. Только иногда грустит, глядя на луну и далёкие теперь звёзды.
Ну а Ведьма... Ведьма продолжала жить в маленьком домике в самой середине Зачарованного леса. К ней приходили заказчики – и она никому не отказывала. Только иногда – по выходным и праздникам. Я тоже была у неё. Не спрашивай, что я просила. Я расскажу это только нашему маленькому сынишке, когда он будет сладко спать, подарю, как сказочный сон... И не спрашивай, что я отдала взамен. Всё равно не скажу. Только иногда, в самые ясные лунные ночи, когда вы спите... я тоскую по тому маленькому домику в самом сердце Зачарованного леса, где я жила с чёрным молчаливым Котом...
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 23.09.2013 09:56
Сообщение №: 5760
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Солнечный зайчик

Тётушка Мари рано утром встаёт. Старается успеть за солнцем, ловит первое тепло и печёт оладушки. Оладушки у неё вкусные – летом пахнут и заботой. В огородике под окошком – земляника первая, красным соком наливается, как будто кто бусы коралловые по траве рассыпал.
Я стараюсь успеть раньше всех. Ещё бы – весь город прознает про тётушкины оладушки – мне только крошки останутся! Вот и приходится самой будиться ещё до солнца – но это того стоит, хоть и бегу по одиноким пока улицам по утреннему холоду, да на ходу зеваю... Но не попробуешь оладушек тётушки Мари – значит, всё лето пропустишь зря.
На кухне у тётушки стол застелен лёгким кружевом небесного цвета, на окне – всегда цветы, на занавесках (тоже небесно-синих) – бабочки самодельные из бисера. Пока ешь оладушки, тётушка Мари сидит в кресле, листает старые альбомы с фотографиями, о чём-то вздыхает, прячет в глазах грустинку – но только попробуй начать разгадывать – и тут же она захлопнет альбом, подняв клубы солнечной пыли – и улыбается, да сразу спешит чаю подлить, новым рукодельем похвастать. После её оладушек и жить сразу охота, и работа ладится. А в обед я опять бегу к тётушке – гостинец приношу – конфет пакетик или какую-нибудь безделушку – их Мари всегда ставит на полочку у самого окна. Горожане знают, что тётушка любит безделушки, и потому полочка уже давно стала мала для такого количества стеклянных слоников, фарфоровых щенят да бумажных птиц... Но тётушка никогда ничего не выбрасывает, говорит – «вы же от всего сердца...»
В обед тётушка Мари ставит в угол кухни блюдечко со сладким молоком, и, когда солнце осторожно заглядывает в окошко, через подоконник ловко перебирается солнечный зайчик. Он точно знает свой путь – всегда весело бежит к блюдечку, чуть трогает молоко, после чего замирает на миг – и совершает точный прыжок к тётушке на колени. Я не знаю, о чём беседует тетушка Мари со своим солнечным зайчиком. Молчание – это очень личная беседа, и я стараюсь не подслушивать. Одно я знаю точно – в эти моменты она счастлива... И лишь когда солнце лениво уползает за пределы окна, зайчик нехотя покидает дом.
... Мой нынешний шеф – человек добрый, но строгий. Ему нравится тётушка Мари, она нравится всем горожанам, кажется, что нет человека на свете добрее, теплее и приветливее, чем она. Но правила есть правила, и я с ними не спорю. И если шеф (сам того не желая - но ведь проверки, а значит – ему снова предстоит нагоняй от более высокого начальства) снова и снова говорит мне о тётушке Мари – делать нечего – это моя работа, пусть она и не всегда приятна. Только сегодня я не бегу на запах оладушек, а иду с неохотой – мне предстоит трудный разговор. У порога оставляю босоножки – у тётушки везде мягкие белые коврики постелены, и портить их совершенно не хочется. Сегодня оладушки вкусные, как само лето, а земляника совсем уже поспела, и чай – вы ни у кого в городе не сможете выпить такого вкусного чая, как у тётушки. Мари обменивается счастливым молчанием со своим солнечным гостем, а я пью этот восхитительный чай, думая, к сожалению, сегодня о совсем другом – всё мне нынче не в радость... В углу кухни – островок тёплого счастья. Пальцы Мари легонько касаются мягкого света, солнце дышит в окно теплом и всей щедростью лета... Я отставляю кружку в сторону и решаюсь наконец начать беседу.
- Тётушка Мари... ну вы же знаете...
Счастье прерывается удивлением, тётушка рассеянно поправляет очки.
- Вы же знаете, - решительно выдыхаю я. – Нельзя звать мёртвых.
Солнечный зайчик быстро спрыгнул с колен и убежал за окно раньше, чем могло позволить солнце. Он знает, о чём сейчас речь, и стремится оставить Мари невиновной. Губы тётушки жалобно задрожали:
- Но ведь у меня... никого больше нет...
Мне тяжело переносить чужие слёзы, но что делать – работа... Как же это паршиво, когда в сердце нет места ни для кого, кроме солнечного зайчика! Или... его, наоборот, слишком много, и оно пустует и покрывается пылью потому, что все горожане бегут мимо, заходя только чтобы отведать оладушек?.. Но – что поделаешь – не мне же отряхивать эту пыль.
- Я знаю. Но мы ведь больше не можем всё время закрывать на это глаза. Это против правил. Нельзя звать мёртвых.
Тётушка кивает и отворачивается к окну. У неё никого больше не было в этом мире – только большая старая кошка. Года два назад она погибла (то ли её сбила машина, то ли загрызла собака), но ведь она тоже знала – и сейчас знает, что у тётушки больше никого нет... И приходит (хотя это чудовищно трудно) – избегая перерождения, отыскивая силу солнечного света – блуждая по границам миров, когда солнце спит за облаками... чтобы прийти иногда и ненадолго – пока свет не уползёт за пределы окна... Тётушка законопослушна. Она не станет больше звать свою кошку. Я знаю...
Мой шеф – хороший человек. Сегодня он передал для тётушки Мари корзину. Я занесла её и заодно угостилась оладушками – больше нигде нет таких вкусных. Я сама налила в блюдечко в углу кухни молоко – ведь когда котёнок в корзине проснётся, он захочет есть. Тётушка снова улыбается – и, надеюсь, она будет делать это чаще. А я... я буду скучать по её оладушкам. Ведь работа – это всего лишь работа. И если меня никто не позовёт – я больше сюда не вернусь. Солнце светит и в других снах, а не для того ли мы живём, чтобы собирать самое дорогое – свет сердец, улыбки друзей и случайных знакомых, воспоминания и пыль новых дорог, беседы и молчание?.. Жаль только, оладушки тоже заканчиваются. Но это такое лёгкое «жаль»...
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 23.09.2013 09:57
Сообщение №: 5761
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Облако номер девять

На холме гуляли ветры. Они поднимали травы, и те нехотя шептали свои секреты – если знать язык трав, можно услышать много такого, чего не прочтёшь ни в одной магической книге. Золотые монеты солнечного света падали на кроны деревьев, а с них – на землю. Под дикой вишней, разомлев от тепла, отдыхал большой белоснежный орикс – говорят, таких почти не осталось, и это большое счастье – встретить подобного зверя. Ветры играли с травой и солнечным светом, касались крыльями облаков и лица Хельки.
- Ты будешь по мне скучать?
- А?.. – Хельки растерянно улыбнулась. Рыцарь поправил прядь её белокурых волос – та упрямо норовила закрыть зелёные глаза девушки. Впрочем, сама Хельки глаз показывать не хотела – те и так были полны слёз. Не хватало ещё разрыдаться прямо здесь, возле этого воина без страха и упрёка, который с мечом в руке ходил против самых страшных чудовищ...
- Я иду в поход. – повторил он. – Ты будешь скучать по мне?..
- Нет... – она через силу улыбнулась и помотала головой. – Нет, ты же скоро вернёшься...
Он улыбнулся в ответ – самой солнечной и тёплой улыбкой из всех, что знал. Конечно, он скоро вернётся. Конечно, они встретятся. Здесь же. И ветры так же будут играть с секретами трав и листьями деревьев, разбрасывая по земле золото солнца. Так было всегда. Хельки выбегала на дорогу и долго махала ему вослед, а он уходил навстречу подвигам, навстречу чудовищам и поцелуям благодарных спасённых красавиц. Только сейчас он заметил, как за это лето Хельки выросла... Из маленькой смешной девчонки она превратилась в красивую юную девушку. От этого ему стало неловко – ведь быть героем для ребёнка просто, а вот для взрослого... 
- У меня есть для тебя подарок, - в её голосе прятались слёзы, но она старалась изо всех сил.
- Правда? – обрадовался рыцарь. – И что это? Платок? Меч? Фляжка?..
Она покачала головой, потом кивнула вдаль. Там, посреди высокой травы, пасся конь. Светло-серый, с белыми отметинами на ногах и проточиной на лбу.
- Он мой? – удивился рыцарь. – Правда?
- Да, - Хельки стёрла предательскую слезу, что скатилась на щёку – пусть, пусть он подумает, что это – просто от ветра! – Какой же рыцарь без коня? Его зовут... Облако Номер Девять.
- Здорово, - ответил рыцарь. Хельки снова улыбнулась – хорошо, что он не спросил, откуда такое странное имя для коня. А то бы пришлось признаваться, что это просто название её любимой песни у Брайана Адамса. Они снова замолчали. Далеко-далеко чистое небо резали серые полосы – там шёл дождь.
- У меня тоже есть подарок, - наконец сказал он.
Хельки глубоко вздохнула. Ей не хотелось знать, что это за подарок. Лучше всех подарков для неё сейчас было то, что он сейчас с ней...
- Закрой глаза, дай руку.
Хельки не хотелось закрывать глаза. Вдруг она откроет их – а его уже нет?.. Но расстраивать рыцаря ей тоже не хотелось. Поэтому она послушно закрыла глаза и протянула ему ладонь. В неё легло что-то тёплое, как летний ветер.
- Теперь можешь посмотреть.
Она открыла глаза. На ладони лежала деревянная фигурка – пёс с острыми ушками.
- Он всегда будет тебя охранять, - пояснил рыцарь. – А теперь прости – мне пора. А когда вернусь, я всё расскажу.
Хельки кивнула – он всегда рассказывал о своих подвигах, когда возвращался. Она любила слушать эти истории... когда была маленькой...
... Когда он ушёл, ветры так же играли с травами. Хельки знала язык растений, но их тайны теперь не были ей нужны. Проводив яркие краски заката, она встала. Провела рукой по травам, простилась с ветрами и здешним небом, подойдя к дикой вишне, погладила орикса. Конечно, рыцарь скоро вернётся. Только её, Хельки, здесь уже не будет.
Давным-давно, когда Хельки была совсем маленькой, она, как и все дети, боялась темноты и кошмарных снов. Тогда она и придумала его – своего рыцаря, срисовав его образ с рекламного плаката какого-то фильма. Он разогнал кошмары и победил её чудовищ, он подарил ей свой мир, но во сне – только во сне... Другие дети считали Хельки чудаковатой, но она не обижалась – ведь это от слова «чудо»...
А теперь пришла пора прощаться с чудесами. Она выросла. Это пришло само – в какой-то момент каждый ребёнок вдруг понимает, что стал слишком взрослым для сказок. Вот и Хельки повзрослела. Она поняла это, когда мягкие игрушки из закадычных друзей превратились в украшение комнаты.
Бросив прощальный взгляд на ускользающее солнце, Хельки вздохнула, закрыла глаза и проснулась. Пропал волшебный мир. Пропал орикс под дикой вишней, пропал рыцарь, защищающий её от кошмаров и детских страхов... Пропал придуманный ею конь по имени Облако Номер Девять. Вместо этого – её комната, потолок, обклеенный голубыми обоями, на мягком диване – игрушки, ставшие просто украшением... Но что-то было не так. Словно что-то мешало выйти из волшебного сна, удерживая Хельки на хрупкой грани меж двух миров. Девушка сделала над собой усилие, отгоняя серый полумрак пограничной зоны, и на её губах расцвела победная улыбка – в ладони лежала деревянная собачка. Подарок, взятый на память из сказки...
Конечно, ребёнком нельзя оставаться навечно. Хельки выросла, вышла замуж, её дети тоже выросли, и теперь она уже бабушка. Ребятня её просто обожает. Потому что все сказки, которые рассказывает им бабушка Хельки – не выдумка. И ещё они все-все заканчиваются хорошо. Взрослые называют Хельки чудаковатой. Но она не обижается. Потому что это от слова «чудо»...   
 
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 24.09.2013 08:31
Сообщение №: 5826
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Стань ветром серебристым...

Где-то совсем рядом золотым звоном отозвалась на тишину утреннего неба пчела... Странно, раньше мне казалось, что пчёлы жужжат. Вставать не хотелось. Да, и в принципе, те, кто меня ждал, могли подождать ещё немного.
- Неужели тебе это нравится?
- Что?.. – я приподнялся на локтях, отвлекаясь от синевы, разлитой от края до края. Прямо передо мной стоял молоденький – видимо, только вчера покинувший школьную скамью – солдатик. Он болезненно морщился, поглаживая раненную в последнем бою руку.
- Быть... таким? – его глаза выражали какое-то детское любопытство – видимо, моя работа вызывала в нём и отвращение, и интерес. В одинаковой мере.
- Каким? – опять спросил я, стараясь заглянуть поглубже в эту совсем ещё молодую душу.
- Ну... – он задумался, стараясь подобрать подходящее слово, - Всех прощать....
- Я никого не прощаю. Пусть люди сами себя прощают. Передо мной они ни в чём не виноваты. Ты, наверное, хотел сказать, что, провожая всех в последний путь, я должен делать различия между вами и солдатами вражеской армии?
Он неуверенно кивнул. Я молча улыбнулся. Конечно, для него они все – враги, те, кто стоит по ту сторону... Ни одно существо на свете не обладает такой жаждой к уничтожению себе подобных, как человек. Но мне всё равно. Я – военный священник, и мне нет разницы, по какую сторону стоит этот солдат или тот  генерал...
- А, может, Господь сам разберётся?.. – снова неуверенно спрашивает солдатик, присаживаясь рядом со мной.
Я снова молча улыбаюсь, отрицательно качаю головой.
- Не его это работа, сын мой, - отвечаю с усмешкой. – Зачем ему разбираться? Он и так всё знает. Для него вы все правы... А для меня – каждый из вас.
Теперь замолчал мой собеседник. Он смотрел прямо, как смотрят настоящие солдаты. Пока они в бою... А когда они умирают, чаще всего смотрят в небо – с удивлением, что оно есть такое над ними - такое, какого они долго не замечали. Но ведь на самом деле оно всегда там, я точно знаю, хотя чаще ищу его в глазах умирающих, а не в высоте. В глазах умирающего всё выглядит честнее, даже небо...
- Ты молишься о нас? – спросил парнишка.
- Нет. Разве что... по-своему.
- Но почему? Разве не для того есть священники, чтобы молиться о нас? Разве ты не избран для этого Богом?
... Под солнцем медленно высыхали росы. Травы, птицы, звери не готовились к бою – по рукаву моей рубашки катилась красная капля – божья коровка расправляла крылышки для предстоящего полёта.
- Священник – это просто профессия, сын мой. Если Бог и избирал меня для этого, мне он, по крайней мере, ничего об этом не сказал. Тебя ведь тоже не Бог избрал для службы. В Библии о воинской обязанности ничего не сказано. А молиться – не моё дело. Ни у пули, ни у клинка милости не выпросишь. А люди... Разве вы будете меня слушать?
- Тогда зачем ты здесь? – в его голосе было больше удивления, чем возмущения.
- Надеюсь, ты об этом не узнаешь, - я отвернулся от неба к его глазам. Там не было пока той безмятежной и безразличной синевы, что раскинулась над нашими головами, только эмоции...
- Мы умрём?... – тихо, почти испуганно спросил он.
- Не буду врать, человек не вечен. Все умрём. Вопрос только – когда?
Наверняка кто-то умрёт раньше, чем перестанет биться его сердце. Он вернётся домой, к жене и детям, к друзьям, и никто ничего не заметит, только душу его будет холодить пустота, которую захочется чем-то занять – алкоголем, убийством, едким дымом дешёвых сигарет... Этим не за ймёшь пустоту – она всё пожрёт. Её можно залить лишь небом, бесконечным, синим, похожим на саму суть души. А под небом рождается жизнь. Без него нельзя...
... После боя я бродил по полям, останавливаясь везде, где, не желая или боясь расстаться с телом, порхала освободившаяся душа. Я должен был показать им новый путь, угадать в глазах каждого из них свой оттенок неба. Сейчас им уже было всё равно, за что они сражались – да и разве это вообще имело значение – за миг, за годы до гибели?.. Я опускался на колени перед каждым, для каждого искал свою молитву. Ты, мечтавший вознестись до небес, до облаков, стань гордой птицей, беркутом, пусть твои крылья подарят тебе свободу... Ты, смелый до сияния белоснежных гор в глазах, но справедливый, пусть твоя душа воплотиться в снежного барса, не боящегося ни вершин, ни обрывов... А ты, любящий в убийстве убийство, продолжи свой путь – стань снова человеком, таким, каким родился, пусть душа твоя сама подскажет, как освободиться. Так я бродил от убитого к убитому, не упуская из виду никого, и души вылетали из-под моих ладоней, словно бабочки, стремясь к неожиданно найденному небу – такому огромному, что в нём должно хватить места для всех.
А он, тот самый парнишка, что разговаривал со мной утром, нашёл путь к небу раньше, чем я думал. Я стал на колени и возле него, ловя испуганное дыхание – свобода была неизбежна, и я искал молитвы для него... Ты был молод, многого не знал, не видел красоты земли, не знал ещё любви... Пусть же всё это придёт к тебе хотя бы сейчас. Стань ветром серебристым, чтобы нестись над травами, распугивая бабочек, играя с лёгкими волнами прохладного лесного ручья, а когда придёт зима... занести всё это поле белоснежной пылью. Стань ветром – поднимись до солнечного света в сетях летних облаков, и оттуда взгляни вниз - земля, не залитая кровью, прекрасна не меньше, чем небо...
Когда моя работа была закончена, я поднялся с колен, встречая закат – год от года, тысячелетиями, мы встречались взглядами, расставались до следующего дня, словно соглашаясь – да, это профессия, всего лишь профессия – провожать за горизонт солнечный свет, давать новую жизнь освободившимся душам, разливаться синевой, бежать облаками, несущими дождь... И молить о свободе. Я стоял, прощаясь с закатом, а вокруг было тихо, лишь легонько трогал стебельки трав вольный, только начавший узнавать мир серебристый ветер... 
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 24.09.2013 08:32
Сообщение №: 5827
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Моя первая сказка

***
... Старый ветхий дом застонал и, казалось, задрожал от порывов холодного осеннего ветра. Иногда вместе с тяжёлыми каплями на стекло падали мокрые хлопья снега, а окна тихонько дребезжали от каждого удара стихии. Маленький домовой сиротливо жался к задней стенке старого шкафа, от страха и холода прикрывая крошечными мохнатыми лапками мокрый нос. Порой ему казалось, что дом, столько лет служивший ему надёжным пристанищем, не выдержит и рухнет, но год за годом, к счастью, его страхи не сбывались. Дом стойко выдерживал все натиски стихии, словно он хранил себя для чего-то важного – чего-то такого, на что маленький домовой уже почти перестал надеяться.
Много лет единственными обитателями старого дома были только кошки. Они спасли ветхую постройку от грызунов, а в благодарность маленький домовой ухаживал за выведенными в ящиках старого комода котятами... Кошки ему нравились – маленький домовой был воспитан в старых традициях домосодержания и свято верил в то, что там, где обитают кошки, нет места злым духам.
В самом нижнем ящике комода хранились альбомы с выцветшими фотографиями, на которых уже трудно было угадать лица – сырость и въевшаяся грязь вместе со временем решили превратить эту память о прошлом в тлен. Маленький домовой помнил всех, кто когда-то жил в этом доме и порой, долгими холодными вечерами, думал о каждои из них, греясь у робкого костерка этих далёких воспоминаний. О семье, которая строила этот дом. Откуда он сам здесь взялся, домовой уже не помнил, да это и не имело ни малейшего значения. Тогда всё вокруг приятно пахло свежим деревом, лаком, краской и новой мебелью. В доме жили голоса, секреты, подарки, улыбки... Детский смех с потерянными игрушками, вздохи о несбышемся... Здесь пахло любовью и грустью. Иногда – ссорами и перемириями (маленький домовой знал, как с помощью несложной бытовой магии вернуть мир в семью), недоспелой клубникой, душистым чаем и долгими разговорами по вечерам, луной и первой влюбённостью, ночными поцелуями, нежным шёлком белоснежного свадебного платья, первыми шагами... смертью – лекарствами, страхом и простынями, слёзами, а потом – успокоением. Жизнь продолжалась. Дети рождались, росли, влюблялись, старели...Однажды, когда умирал один из хозяев этого дома, воздух наполнился запахом весны. Он не цеплялся за жизнь и был готов к тому, что ему предстоит уйти. Он попросил открыть ему путь – и родные распахнули окно. В комнату ворвался шаловливый ветерок и принёс с собой золотистый запах заката, полевых трав и алых маков, что в силу своего малого роста не могли заглянуть в окно – дом стоял на отшибе, с одной стороны его окружал сад, с другой тянулись к горизонту бесконечные поля. И в тот самый миг, когда дыхание умирающего слилось с весенним ветром, в окно влетела большая белая бабочка, и, подхватив последний вздох, унесла его далеко в небесные дали... И тогда дом замер. Дети хозяина собрали вещи и уехали. Иногда они приезжали, что-то обсуждали, уезжали снова... Мебель покрывалась пылью, сад зарастал. А они приезжали всё реже и реже, пока не исчезли совсем. Благодаря стараниям маленького домового дом на отшибе не привлёк внимания воров, и на долгие годы его укрыла тишина. Домовой иногда открывал окно и ждал, когда прилетит большая белая бабочка – она должна была вернуть душу хозяина, чтобы дом снова ожил. Но ничего не происходило. 
Маленький домовой отличался от своих собратьев и, наверное, потому предпочитал компанию одиночества. Остальные домовые в заброшенных домах озлоблялись, обрастали серой спутанной шерстью, отращивали клыки... Но самое страшное - они теряли надежду. А этот домовой надежды не терял и потому, вырезая из старых газет бабочек, старательно наклеивал их на стены. Забегающий в щели сквозняк шевелил хрупкие крылышки, и маленький домовой, несмотря на холод, часами наблюдал за этими бумажными душами, которые казались ему живыми...
А однажды свершилось чудо. В дом вернулись люди - видимо, потомки тех, кто давно уехал отсюда. Маленький домовой с тревогой наблюдал за ними с чердака. Приехавшие рассказывали что-то хрупкой девушке с огненно-рыжими волосами, она кивала и
хмурилась. Её спутник - высокий, небрежно одетый мужчина без возраста, с синими, как предгрозовое небо, глазами, с улыбкой, похожей на солнечный луч, с детским интересом изучал приклеенных к стенам бабочек. И именно он сказал: "Берём! У этого дома, мне кажется, есть душа". А девушка раскраснелась, поцеловала его и сказала, что именно о таком доме она всю жизнь мечтала.
А потом дом наполнился запахами - пахло мылом, стиральным порошком, новыми занавесями, жасмином и песнями, которые девушка напевала тихонько-тихонько, когда принималась что-то мыть или красить. Старые вещи
зажили новой жизнью, а кошкам пришлось переселиться на чердак. Маленький домовой устроил себе гнездо за комодом и уже оттуда, щуря большие жёлтые глаза, наблюдал за людьми. По ночам в доме было холодно, и вскоре на старой кровати поселилось большое тёплое одеяло. А потом мужчина починил камин, и по вечерам за узорами решётки играло золотое пламя. Когда ремонт был закончен,  в доме появились другие запахи - холста и масляных красок. Человек, купивший этот дом, был художником. И вскоре на холсте ожили алые маки, что росли за окном, солнечные пятна на зеркале старого пруда, синеглазые островки талого снега... А однажды девушка села напротив мольберта, одетая в белое шёлковое платье с вышитыми алыми маками, почти такими же, как те, что росли за окном, и кисть художника нежно коснулась холста, даруя девушке вторую жизнь... Так длилось, казалось, целую вечность. Маленький домовой был счастлив, как были счастливы и эти люди. Но однажды его чёрный нос уловил в воздухе новый запах, и этот запах ему не понравился. В воздухе пахло слезами. По неведомым причинам в дом пришли ссоры. Меж тюбиков масляных красок появились пустые бутылки и тлеющие окурки, в углах поселилась махровая пыль, а кошки ушли с чердака. Всё чаще маленький домовой слышал разговоры про деньги, девушка уходила и всё реже возвращалась, а однажды она ушла совсем. Одинокий теперь художник всё чаще смотрел в окно или просто спал. Иногда он стонал во сне. А его глаза потеряли ту глубокую синеву предгрозового неба, которая так нравилась маленькому домовому. В доме опять поселилась тишина. Шерсть домового свалялась, мебель покрыла пыль...
Так проходили дни - серые, однообразные, когда одиночество становится желанней любой компании. Маленький  домовой  по-прежнему ждал чуда, слушая шёпот, звон стакана и шаги художника, который теперь и близко не подходил к холсту. Наверное, потому, что там была она - непросохшие масляные краски блестели на белом платье, украшенном алыми маками, огненные волосы падали на нежные плечи, и только лицо было безразлично ко всему происходящему вокруг - он не успел нарисовать её глаза, губы, нос... Маленький  домовой не ждал её возвращения - быть может, художник тоже не ждал, но он курил, думал и всё время посвящал воспоминаниям и отраве из стеклянных бутылок... Рано или поздно это убило бы его. Маленький  домовой огорчался, что больше нет улыбок и картин и с ужасом понимал, что теперь уже ждёт того момента, когда тяжёлое дыхание под тёплым одеялом стихнет, и дом наполнит запах весны, а в окно влетит большая белая бабочка.
Однажды выдался на удивление погожий солнечный денёк, абсолютно не похожий на все предыдущие. Маленький домовой проснулся оттого, что солнечный луч, как шаоловливый котёнок, тронул его за крохотные острые ушки и пощекотал нос. Он потянулся, невольно чихнул и проснулся от страха быть услышанным. В комнате было тихо. Художник спал, спали старинные часы на стене, только шаловливые солнечные лучи устроили бесшумную весёлую возню, отчего в воздухе стоял золотой столб пыли. За окном порхали светлые тени бабочек, алели пятна маков. Маленький домовой, поражённый этой простой и волшебной красотой, тихонько вылез из ящика комода, прихватив с собой самую красивую из всех бабочек, что он вырезал из бумаги. А солнечные лучи так разшалились, что уже перебрались на картину, где прыгали по макам на платье девушки, играя в пятнашки. И они были такими красивыми и на вид доверчивыми, что маленькому домовому непременно захотелось погладить одного из них. Он протянул свою мохнатую лапку и почти уже дотронулся до золотистой шёрстки, как вдруг хитрый луч скользнул вверх, а бумажная бабочка - раз, и приклеилась к невысохшей краске на холсте, а рядом отпечаталась крохотная лапка. При этом художник заворочался на постели, а испуганный маленький домовой, в ужасе понимая, какую недопустимую ошибку сделал, с топотом бросился обратно в ящик комода. Там он сидел, дрожа и теребя длинный с пушистой кисточкой хвост, проклиная своё любопытство. А художник тем временем проснулся и первым делом отправился к картине. И тогда впервые за много времени домовой услышал его заливистый смех... Подобравшись к краю ящика и осторожно выглянув из него, маленький домовой вдруг обнаружил, что глаза этого человека снова залила синева предгрозового неба. Художник смотрел на бумажную бабочку и улыбался, и улыбка эта напомнила маленькому домовому игру солнечных лучей. "Я же говорил, что у этого дома есть душа!" - победно произнёс художник и бережно, с нежностью и лёгкостью снял незаконченную картину и отставил её в сторону, как откладывают дорогие воспоминания, которые уже никогда не вернутся в реальность. Маки - красивые цветы, - подумал маленький домовой, - но все цветы рано или поздно отцветают. А на их месте распускаются другие...
Художник открыл окно, впуская в комнату свежесть и весенние запахи, натянул новый холст и взялся за работу. На следующее утро маленький домовой нашёл возле комода мисочку молока и сладкий сухарик. А с холста на него с нежностью  и бесконечностью глазами вечности смотрело поле, укрытое пронзительно синим предгрозовым небом. Кое-где жались к земле алые маки. А над самой травой метались нашедшие приют в этой колыбели вечности белые бабочки, словно осколки весны или чьи-то души. А, может, унесённые шаловливым ветерком кусочки старых газет...
... Есть за городом, на самом краю поросшего диким маком поля старый дом. Его не сразу и заметишь - так увиты стены травами и скрыты ветвями деревьев запущенного сада. Говорят, там живёт художник, который рисует живые цветы, поля - на них словно свернулась сонной кошкой иная реальность, та, от которой отвыкли городские жители. Он - странный человек. Считает, что у каждого дома есть душа, оставляет каждый вечер у комода мисочку молока или лёгкого пива со сладостями, а в углу у него стоит портрет девушки без лица. Когда его спрашивают, почему он не закончил эту картину, он хитро щурит глаза, наполненные синевой предгрозового неба и отвечает, что картина закончена. А стены его дома украшены бумажными бабочками и - кое-где - отпечатками крошечных лапок, запачкавшихся в масляных красках...  

2006 г.         
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 24.09.2013 08:32
Сообщение №: 5828
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Легенда о сиреневом драконе

Однажды в моём саду поселился дракон. Это был обычный садовый дракон, и особого беспокойства его появление не вызвало... У некоторых в садах вон – целые семьи гнёзда вьют. Вреда от них мало... Ну, известное дело, конечно, яблоки, там, всякие овощи воруют, могут при случае и хозяйскую курочку схарчевать – но здесь верят – там, где поселился дракон, всегда живёт и благополучие. Одна была беда – мой дракон был сиреневый.
Да-да, того нежного цвета кустов сирени, под которыми так славно сидеть весной, вдыхая ласковые ароматы вечернего воздуха. Мне-то, в общем-то было, как-то по барабану. А вот соседи...
- Дорогая, - обратился ко мне утром хозяин магазина, когда я наполняла сумку продуктами. – Мне неловко говорить тебе об этом... Все знают, что ты в нашем городе – уважаемый человек, но...
После этих слов я немедленно покраснела, ожидая от себя чего угодно – от порванных колготок до выглядывающего из-под кофточки лифчика... Ну, в конце концов, хозяин магазина – мужчина в возрасте, очень интеллигентный, не станет дразнить девушку по пустякам!
- Но... – он выдохнул и развел руками. – У тебя в саду живёт дракон!
- Да, - кивнула я с облегчением. – Ну и что? У многих в саду живут драконы – это же не нарушение закона. А?
- Верно, но... – он снизил голос до шёпота. – Он – сиреневый!
- И?.. – опять не поняла я.
- Вы не знаете? – удивлённо вскрикнула стоящая рядом пожилая дама приличной наружности. – Неприлично молодой девушке заводить в саду  - страшно сказать – сиреневого дракона!
На эту фразу все посетители обернулись на нас и возмущённо воззрились на меня – ах, как это неприлично, да ещё и при людях! – иметь в саду сиреневого дракона!
- Надо же, - только и сказала я и спешно покинула магазин. Ну, конечно, у всех в садах живут приличные драконы – золотые, серебряные... а в моём – какой-то неприлично сиреневый – просто тьфу – наверное, его мама во время беременности чернила пила!
Нет, вопреки сюжетам добрых и хороших сказок, я не стала заводить дружбу с бедолагой, которого гнобили все – от соседских мальчишек, кидавшихся камнями, до самих драконов, прилетавших только чтобы покусать моего несчастного постояльца – а он, увы, был настолько скромен, что даже ответить им не мог – только прятался в кустах боярышника. Дружить с кем-то только потому, что он не похож на других и его все гонят – как-то глупо и больше похоже на жалость, чем на дружбу. Нет, я просто не гоняла его и питала даже уважение к его выдержке, да и потом, раздражает меня эта привычка толпы «одинаковых», как с конвейера выпущенных людей и драконов ненавидеть кого-то только за то, что он от них отличается. Нет, читать жёлтую прессу и бросаться камнями в чужой сад – прилично, а быть сиреневым – значит, грех. Конечно, я сама работаю в самых жёлтых газетёнках этого города – кстати, потому и считаюсь здесь уважаемым человеком, и знали бы они все то, что иногда узнаю о них я...
В один прекрасный (или ужасный) вечер дракон робко вполз на коврик у моей входной двери. В обсидианово-чёрных глазах стояли самые настоящие слёзы. Тяжко вздохнув, он грустно спросил у меня:
- Тебе меня не жалко?
- Нет, - честно ответила я, нарезая картошку на ужин. – Чего это мне должно быть тебя жалко? Ты не хуже других. Гнобят – ответь им тем же.
- Но на их стороне – вековая истина, - грустно ответил дракон. – Драконы не должны быть сиреневыми... Они никогда не были сиреневыми.
Я отложила нож и картофель. Тут он, увы, был прав. Сколько таких «вековых истин» существует в мире для того, чтобы просто портить нам жизнь! Но когда таких «истин» тупо придерживаются десятки, сотни, миллионы – он прав – против них в одиночку не попрёшь. Обществу почему-то глубоко наплевать на то, что актуальность подобных «правд» проходит, когда с годами меняется уклад жизни... Вот и получается – прогресс идёт, а мозги у людей остаются на  месте и медленно загнивают. Но попереть против них не попрёшь, а вот просто плюнуть и жить по-своему – вполне возможно.
Я не стала заводить дружбу с сиреневым драконом. Нет, я просто собрала вещи, взяла под мышку дракона, и мы вместе переехали в другой город. Ну... не всё было так просто, конечно. Мы долго искали место, где можно остановиться, пока наконец однажды утром у источника не встретили стайку разноцветных драконов – и сиреневых, и фиолетовых, и розовых в голубую крапинку... Моему постояльцу здесь понравилось – его приняли за своего. А я поселилась в городе у этого чудного источника. Всё здесь хорошо, у меня есть сад и работа, и чудные (по праздникам и в своём кругу) соседи, которые не лезут в мои дела. Они вообще со мной не разговаривают. Потому что считают, что молодой девушке, да ещё журналисту – ну оооочень неприлично не покрываться в полнолуние шерстью и не есть невинных прохожих – как делают все приличные граждане этого города. Ох, уж эти предрассудки...  
 
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 26.09.2013 15:17
Сообщение №: 6036
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Дорога к Девятому Небу

... Лоррис – не Бог и не Дьявол, он просто владелец маленького магазинчика сувениров и нужных (или не очень нужных) вещей. В магазинчике на подоконнике всегда стоят глиняные вазы с цветами. Разными-разными, в зависимости от настроения Лорриса, времени года, погоды за окном... Сегодня это – маки. Мои любимые. Лоррис просто знал, что я приду. Я всегда прихожу в его магазин – ничего не покупаю – прихожу, когда устаю от бесконечной беготни и хочу отдохнуть – ничего больше.
У меня сегодня нерабочий день, и потому я отказалась от привычных джинсов, и пришла в гости в летнем платье нежно-синего цвета. Распустила волосы – и они рыжими волнами рассыпались по спине. А вот Лоррис всегда одет в рабочее. Серое. У него и борода серая, как дорожная пыль, и на щеках всегда серовато-серебряный порошок – словно звёздная крошка осыпалась, только глаза под густыми пепельными бровями – как кусочки вечернего неба – яркие, тёмные... с прячущимися осколками лучей заходящего солнца... Лоррис всегда в работе. Вещи для продажи он делает сам. Зонты, куклы, пепельницы, сувениры, платья, даже канцелярские принадлежности. Дело только в том, что вещи эти необычны.
... Лоррис – не Бог и не Дьявол, хотя в моём мире его наверняка могли бы назвать и так, и эдак. Он просто продавец душ. Только на самом деле страшного или противозаконного в этом ничего нет. Его работа нужна и полезна тем душам, которые по разным причинам не могут найти покоя... Есть среди них такие, которым нужно отработать что-то, чего они при жизни не поняли или не успели закончить, есть и такие, которые просто заблудились, отозвавшись на плач оставленных родных, и не смогли найти верную дорогу. Работа Лорриса – найти для каждой дело на время. А каким будет это время – зависит только от того, что именно этой душе нужно исправить.
Как они находят дорогу к Лоррису – я не знаю. И я не видела ни одной души до её вселения в ту или иную вещь. Впрочем, это и не важно. Я видела только их работу... А вещи не спорят с тем, какую именно работу они предназначены выполнять.
Одна бабушка приходила, чтобы купить зонт. Он выполнял нужную работу – защищал её от дождя, и она – я уверена – берегла его. Молодая миловидная особа покупала платье. Оно было роскошным – ярко-малиновое, из настоящего сатина, украшенное шёлковыми розами и блёстками... но, по сути, всё, что от него требовалось – это украшать свою хозяйку – вечер или два... потом его сменяли другие – правда, без души. Маленький мальчик, получивший в магазине плюшевую собаку, наверняка, любил её. Он-то знал, что у приятеля хоть и стеклянные глаза, но внутри есть душа. Это знают все дети. Пока не вырастают. А вот пожилой мужчина с печальным взглядом купил пепельницу. Наверное, не слишком приятно, когда тебе в буквальном смысле плюют в душу, но иногда приходится отрабатывать и так...
Из окон магазина Лорриса видно небо. Сам Лоррис убеждён в том, что небо не только наверху, что его кусочек – точнее, поляна под названием Девятые небеса, находится здесь, на земле. И именно туда уходят все души, когда освобождаются. Находят там приют... вечный или временный. Однажды и мне удалось там побывать. А дело было так...
В тот самый день, когда на окнах магазина появились вазы с маками, в открытую дверь влетел не совсем обычный посетитель. Это была бабочка. Обычная крохотная голубянка. Она покружила немного среди вещей и села на прилавок, шевеля небесными крылышками.
- Смотри, Лоррис! – сказала я. – Бабочка! Неужели она тоже хочет что-то купить?
Лоррис сразу оживился, глаза заблестели искрами звёздной пыли, он тихонько протянул к бабочке раскрытые ладони, и она вспорхнула прямо на них.
- Смотри, - шёпотом сказал он, поднимая небесную гостью с осторожностью и нежностью, - Это не просто бабочка. Это душа... Значит, какая-то вещь отслужила своё, и душа освободилась. Теперь нам предстоит важная работа – показать ей дорогу к дому. Ты пойдёшь со мной?
- Да, - так же шёпотом ответила я, заинтригованная случившимся. 
Надо же... Лоррис – не Бог и не Дьявол, а так – запросто, держит в руках чью-то душу, а она просто доверчиво шевелит хрупкими крылышками, и никуда не улетает, зная о важном предназначении этого странного человека с волшебным взглядом...
- Тогда пойдём, - с улыбкой ответил Лоррис, показывая мне на потайную дверь за прилавком. 
... За дверью среди спутанных высоких трав и кустов тянулась извилистая, едва видная тропинка. У самой её кромки свили гнездо какие-то мелкие степные птахи, синелись незабудки, плела травяное кружево земляника... Вездесущая крапива больно жгла ноги, но я молча терпела, и мы шли – всё дальше и дальше, оставляя за спиной магазинчик нужных вещей. Совсем рядом промелькнула в траве серой лентой некрупная гадюка, и я невольно отступила в сторону.
Мы шли долго. В траве уже завели свои песни вечерние сверчки, и тени стали длиннее, когда мы, наконец, подошли к дощатому забору, выкрашенному в зелёный цвет. На маленькой калитке висела позолоченная табличка с надписью: «Девятое небо». Она тихонько скрипнула, когда Лоррис открыл её. Сразу за калиткой раскинулось необъятное море степных просторов. Летние ветры шептались с травами, трогали венчики полевых цветов... Вдали шумели леса, и, словно гряда облаков, прилёгших на землю, чтобы отдохнуть от небесных трудов, белела у горизонта снежная горная цепь... Зеркалом перевёрнутого мира выплеснулось большое озеро, у самого берега которого виднелись развалины старинного замка, а возле него легли рельсы железной дороги.
Было тихо, словно никого здесь не было, только белый пони с пушистой чёлкой лениво рвал верхушки трав. Лоррис поднял руку, и бабочка вспорхнула ввысь, а затем исчезла на голубом фоне чистых небес.
- Что с ней теперь будет? – спросила я.
- Я не знаю, что здесь происходит с душами, - тихо ответил Лоррис, - Моя работа – просто показывать им дорогу. Ты идёшь обратно?
- Позже, - кивнула я.
- Хорошо. Сама найдёшь дорогу? И не задерживайся здесь долго – нам нельзя...
 ... Оставшись одна, я смотрела вдаль – на снежную гряду, на небеса, которые здесь раскинулись не только над головой, но и под ногами – повсюду... Я думала о тех, кого сама часто провожала сюда... Мыслями, сердцем. Я давно научилась это делать легко, говоря «спасибо» за то, что они были в моей жизни... в моих жизнях... Моя тоска сегодня была светлой. Я перестала звать мёртвых. Здесь, на Девятом небе, действительно было здорово.
... Сидя на крылечке своего магазина, Лоррис задумчиво курил трубку. Я присела рядом на пороге и стала разглядывать песок под ногами.
- Как там? – тихо спросил он, и я словно ощутила его улыбку – как прикосновение крыла бабочки...
- Хорошо, - ответила я, - Только... скажи мне, Лоррис... А как же мы? Ты и я? Почему мы никогда туда не попадём?
- Ну... – он задумчиво пожал плечами, - Для них это пристанище, а мы... мы здесь работаем.
- А ты любишь свою работу?
- А ты – свою? – ответил он вопросом на вопрос.
Я промолчала. Он тяжёло вздохнул и продолжил:
- Никогда не занимайся тем, что чуждо твоему сердцу. Вечность, на самом деле, длится не так долго, как кажется. Если нет неба в душе – ей никогда не стать крылатой... Извини, мне пора работать.
Я кивнула. Лоррис ушёл. Звякнул над дверью крошечный колокольчик. Я люблю свою работу. Иначе я бы ею не занималась... И теперь я всё же понимала, почему ни мне, ни Лоррису никогда не найти дома на Девятом небе. Там заканчиваются все дороги. А моё сердце всегда просит вечного пути. И он вовсе не обрывается за линией горизонта. Мне опять пора было уходить...
Вечерело. В окошко магазина нужных вещей залетела большая лимонно-жёлтая бабочка... 
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 26.09.2013 15:20
Сообщение №: 6037
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Колесо Судьбы

(Рассказ одного мудрого человека)
Далеко-далеко, на самом краю Земли, где на ярко-зелёной траве алеют маки – насколько хватит взгляда, где облака, похожие на взбитые сливки, стелятся мягкими коврами по дорогам, крутится золотое Колесо Судьбы. Все судьбы обозначены на нём древними рунами меж знаков зверей зодиака. Спицы Колеса украшены нитками отборного жемчуга (его самолично собирали китайские принцессы-драконы), изумрудов и сапфиров, обода блистают самоцветами и янтарными каплями. Крутится Колесо под лучами солнца, под светом луны и звёзд, крутится, не останавливаясь, и посмотреть на красоту эту необычайную собираются драконы, грифоны и мудрецы, охраняющие его от простых людей. Вот как-то думали они, думали, скучно им стало сидеть и просто смотреть, как Колесо вертится, и пришла в головы мудрецам мудрая мысль (на то они и мудрецы). Решили они пригласить на созерцание Колеса меня.
А я в это самое время, как им эта мысль в голову пришла, сидр гнал. Знатный у меня сидр, чистый, как янтарь, сладкий, как напиток Богов, нежный, как поцелуй русалки. Трубку курил, смотрел, все ли сони в спячку легли – в моём доме для них всегда гнёзда подготовлены. Три года мудрецы шли к моему дому – через снега и высокие снежные хребты, через жгучие пески пустынь, через солёные воды холодных океанов... Пришли, уставшие, ноги в кровь истёртые, сели у камина, сидр пьют, трубки курят.
- А вот, говорят, добрый человек, есть на свете такая красота – Колесо Судьбы называется. Крутится оно день и ночь, часы жизни каждого человека считает, все судьбы показывает – и прошлое, и настоящее, и будущее. Самоцветами его спицы переливаются, блистают янтарные капли и жемчужины из причёсок китайских принцесс. А вокруг облака по траве стелятся, и маками всё небо алеет – воздух мёдом пьяный, а времени и вовсе нет. Долго мы смотрели на ход Колеса, долго читали чужие судьбы, да вот однажды видим – сидит рядом с нами добрый человек, сидром угощает, табаком, в кармане у него соня спит, а мы вместе на Колесо любуемся, судьбы читаем... Чему быть, того не миновать, идём с нами, добрый человек. Долгий путь до края Земли – три года надо шагать по жгучим пескам, по холодным снегам и горным вершинам, преодолевать воды коварного океана. Но потом тебе откроется такое чудо, что ни один ещё смертный не видел...
- Три года пути, - говорю я, потягивая сидр, - по жгучим пескам, по холодным снегам, по горам и океанам? А потом мне откроется чудо чудное – Колесо Судьбы, и ещё ни один смертный не удостаивался такой чести?.. Да... Заманчиво... Да что ж я, дурак, что ли, переться в такую даль смотреть на какое-то Колесо, когда мне и дома хорошо? У меня сидр, табак, мне надо следить, чтоб все сони спать на зиму легли. Не, неохота...
Ушли мудрецы. Три года добирались они обратно по жгучим пескам, холодным снегам, горам и океану до Колеса Судьбы, что стоит на самом краю Земли. И снова смотрели они на его ход, пили подаренный мною сидр и курили табак, грифоны и драконы у подножия мира играли в золотой мяч, а ветры носили по облакам запах мёда и маков. А Колесо... что ж, оно, неживое, что ли? Оно тоже иногда пошутить любит.
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 26.09.2013 15:20
Сообщение №: 6038
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Ловец звезд

(Моему мужу посвящается)
Чашка самого дешёвого кофе в немытой кружке, помятый батончик мюсли с надорванной этикеткой да завалящий шоколадный батончик… Если вы – гениальный писатель, то всё это безобразие вполне может заменить вам полноценный завтрак. Особенно если вы – гениальный, но непризнанный писатель. 
Наш Писатель именно таким и был. Что поделаешь, если большей части читателей интересны только всякие глупости, а умности читает лишь бедная интеллигенция, и то – считанные единицы? Так как ничего, кроме писательства, наш Писатель в жизни своей не знал, весь его мозг был занят лихорадочной деятельностью – как придумать и написать что-то такое гениальное, чтобы и не стыдно было признаться, что это – результат его труда, и можно было всю жизнь прожить на гонорары? В  то утро закончился даже дешёвый кофе. Зато на открытом подоконнике гордо восседала юная девица в коротеньком летнем платьице. На вид девчонке от силы было лет пятнадцать, у неё были острые худые коленки, такие же плечики, непослушные тёмные кудри до плеч и совершенно бессовестная улыбка. На улице стояла ранняя весна, и в открытое окно тянуло весьма ощутимой свежестью. Небо было словно только что выстирано и поражало просто сияющей синевой.
- Долго же ты спишь! – ехидно хмыкнула девчонка, и её по-детски звонкий голосок больно отозвался в ушах Писателя, который полночи трудился над новым произведением, правда, стоит признать – совершенно зря. Холодный весенний воздух заставил его поёжиться.
- Какого ты… Ты вообще кто? – вопрос, откуда взялась гостья, осенил его минуты через две – когда он вспомнил, что живёт на десятом этаже, а дверь заперта.
- Вот те здрасьте! Сам меня вчера вызвал – а туда же ещё – спрашивает – кто я! – девчонка хитро прищурила огромные тёмно-карие глаза и звонко рассмеялась. – Муза я твоя!
«Совсем малолетки распоясались», - раздраженно подумал Писатель, нервно поправляя указательным пальцем кривоватые очки с дужкой, «залеченной» с помощью скотча. О малолетней преступности вещали все газеты и телепередачи. Главное – сохранять спокойствие и показать пигалице, кто здесь главный. Интересно, что она уже успела спереть? Хотя красть у него было особенно и нечего. Да и куда бы она сложила краденое? Сумки у малолетки не было. Было только это голубенькое дешёвое платьице. Решительно придвинув к себе старый, ещё дедов, стул, Писатель сел и как можно более грозно и серьёзно произнёс:
- Так… Давай по порядку. Как ты сюда попала?
Девочка улыбнулась – мечтательно, и от этого даже показалась милой. Лёгкий поворот головы – и Писателю показалось, что на её длинных ресницах застыло само небо. Обняв острые худющие коленки тонкими, почти аристократичными пальчиками, она чуть передёрнула плечиками:
- Как мы приходим к вам? Очень просто – по небу. Небо на самом деле очень холодное, и ходить по нему неуютно, а обуви нам не полагается…
Только тут Писатель заметил, что девочка - босая. А кожа на ногах посинела – вероятно, от холода.
- Думаешь, я поверю этому бреду? – вспыхнул он.
Девочка перестала улыбаться. Только грустно вздохнула, встала на подоконнике в полный рост – и без предупреждения шагнула за окно десятого этажа. Писатель ахнул – господи, неужели ещё и суицидница? – но девочка, вопреки законам природы, не полетела камнем вниз, а спокойно себе гуляла по кусочку неба рядом с окном.
- Хватит, хватит, верю! – взмолился Писатель. Девчонка вернулась обратно, на этот раз спрыгнув на грязный кухонный пол. Господи, - в ужасе думал Писатель, - неужели друзья были правы? Одинокая жизнь приводит к сумасшествию… Гостья, морща носик с маленькой горбинкой, изучала кухню.
- Ох, и грязища тут у тебя! Как ты в этом живёшь? Впрочем, знаю, - она хитро ему подмигнула, - Раз в год приходишь с лопатой и откапываешь еду, да?
- Пришла в гости – не наглей, - прошипел Писатель.
- Да ладно, - девчонка ехидно улыбнулась, - Я и так знаю все твои проблемы. Живёшь один, тридцать шесть лет, а ты не женат, детей нет, у друзей другие интересы, приличной работы нет, постоянной подруги – тоже, высшее образование, красный диплом – псу под хвост, творчество – единственная отдушина, и пишешь ты талантливо, вот только широкой публике твои произведения не ко времени, верно? Кому сейчас нужна высокая философия? А ещё у тебя четвёртая группа крови, тяга к одиночеству и мерзкий характер. Ну, это не считая того, что ты храпишь по ночам… Ладно-ладно, это я уже придумала! – она небрежно передёрнула острыми плечиками и бухнулась на кухонный табурет. – Так что будем писать? У меня тоже рабочий день по минутам расписан, так что ты не тяни, думай! 
Писатель нервно взъерошил ладонью жёсткие густые волосы, отчего стал похож на худющего злого ежа, и гостья невольно прыснула со смеху. Вспомнив книги своего любимого писателя, Стивена Кинга, непризнанный гений робко спросил:
- Мистика?..
- Придумал! – хмыкнула девочка, - Мистика! Да мистику сейчас никто не читает! Ни к чему народу сейчас нагнетание атмосферы со страданиями и душевными терзаниями вкупе. Ладно ещё - ужасы… Ужасы сейчас читают.
Писатель оживился:
- Вампиры? Оборотни? Призраки?..
- Господи, какой же ты несовременный! Оборотни давно не в моде, призраки – слишком душевно, вампиры… возможно, но только школьники. Обязательно прыщавый обаяшка-вампир, который в следующем году должен выпуститься из школы, родственники, радующиеся за своё талантливое чадо и сосущие мирно кровушку только в домашних условиях, чупакабра вместо домашней зверушки… Обязательные проблемы со сверстниками мужского пола и пылкие страдания со стороны сверстников женского пола, любовная линия – поцелуи, непонимание родственников, и только чупакабра может понять чувства хозяина… Потом девушка кусает вампира – и он превращается в человека – такова сила любви! Или обоих кусает чупакабра…
- Что за бред? – мрачно прервал воодушевившуюся Музу Писатель.
- А то, что про вампиров будут читать только если там будут все эти подростковые страдания – и не иначе, - зло усмехнулась девочка, - Зато твоё фото на оборотной стороне обложке будет обцеловано всеми школьницами мира, по этому гениальному произведению снимут сериал. Хочешь?
- Нет.
- Тогда вариантов нет. Пиши про маньяков-людоедов.
- В честь чего?
- Это сейчас модно. Современным людям нравится бояться других людей. Страх сверхъестественного объединяет, страх соседа делает людей одинокими и уязвимыми. Спасение - сотовый или Интернет - безопасное общение, можно никого не видеть. Потому в таких произведениях сотовые и не работают. Сюжет: сумасшедшая семейка маньяков-людоедов, молодёжная компания, затерявшаяся в лесу, бесконечная расчленёнка с сочным сексом, отрубленные руки-ноги, вопли о помощи, все умирают, кроме главного маньяка. Много экшена, ноль смысла, зато по книге снимут тошнотворный фильм, и ты заработаешь кучу денег. Можно заменить маньяка на свихнувшегося гениального хирурга и предоставить критикам придумывать скрытый глубокий смысл твоего произведения. Здорово?
- Да меня уже тошнит, - пробурчал Писатель.
- Это хорошо, что ты критично относишься к своему творчеству, - девочка подошла к плите и поставила на огонь старый чайник с облупившейся краской на слегка мятых боках, - Можешь написать что-то про жизнь… Там обязательно должны присутствовать террористы, море крови, главный герой – положительный милиционер. Вся его семья – молодая беременная жена и симпотная дочка лет пяти с трогательными косичками и пушистой игрушкой от «Авроры» должна погибнуть при взрыве…
- Нет! – взмолился Писатель.
- Почему? – искренне удивилась Муза, - Это будут читать. Есть ещё два варианта – любовный роман и фэнтези. Главная героиня любовного романа – молодая, интересная и умная владелица большой фирмы…
- Давай сразу к фэнтези, - зло буркнул Писатель, нервно потирая очки о майку.
- Пожалуйста. Драконы вышли из моды. Зато народ полюбил злобных эльфов и тому подобные расы, которые враждуют между собой. Всё предельно просто – есть невесть откуда взявшееся Добро и невесть откуда взявшееся Зло. Здесь не забудь добавить философии – Добро может совершить что-то неблаговидное, а Зло, напротив, для разнообразия потворить что-то доброе, чтоб главный герой, искренне веривший в Добро, засомневался немножко…
- Не хочу, - сердито бросил Писатель, нацепив на нос очки, - Я не хочу больше быть писателем. На свете полно других профессий. Если широкой публике нужен бред – я больше не хочу…
Чайник пронзительно засвистел, Муза выключила его и посмотрела на Писателя уже без тени ехидства:
- Если ты хочешь писать то, о чём говорит сердце – так пиши. Почему ты должен прислушиваться к толпе или к моде? Если ради денег – это другое дело. А если дело не в этом… Напиши то, что действительно хочешь – и какая разница, будет ли оно в роскошной обложке с ценником или на мятом листке ученической тетради? Какая разница – услышат тебя тысячи, или одно-единственное сердце – но отзовётся, в отличие от равнодушных тысяч? Если тебя услышит и поймёт хоть кто-то один – значит, ты уже великий человек. Сделай то, что ты хочешь.
… За окном загорались первые звёзды. В комнате было холодно, но Писатель всё так же сидел за кухонным столом, накрытым поцарапанной выгоревшей клеёнкой, и смотрел в небесную даль. Что за глупости? Не было у него никогда никакой Музы. Не было никакой девчонки с ехидными глазами, способной бродить по небу и знающей, как мёрзнут босые ноги от небесной высоты. Не было… была только широкая публика, ждущая от него прыщавых вампиров, хирургов-маньяков, оторванных конечностей, взрывов и террористов, нелепого Добра и такого же Зла и несчастных в душе удачливых владелиц больших фирм… А за окном было только небо, застелившее вечерний город. Неожиданно Писатель вскочил и помчался в спальню. Долго рылся в ящиках старенького комода, выбрасывая ненужные врачебные рецепты, глупые зарисовки и шарики серой махровой пыли. Наконец – нашёл! Всё, что хотел. Вот, старое школьное фото – их класс, и она – миниатюрная, нескладная, худенькая девочка с огромными карими глазищами, с тёмными кудрями по плечи, с невероятной улыбкой – его Муза, ради которой он когда-то написал что-то глупое, нелепое, но – от сердца… Вот он – этот мятый листок из ученической тетради, который он так и не посмел ей отдать.
Покопавшись в карманах мятого пиджака, он нашёл и другой листок – ведь эта девочка выросла, вышла замуж, развелась. Он знал это, потому что совсем недавно они встретились на в школе на празднике выпускников – и она дала ему свой телефон – позвони, если сможешь… А он так и не позвонил. И теперь, в яростной радости схватив телефон, он набрал номер и почти закричал, услышав знакомый голос:
- Алло! Дашка? Дашка, это я! Ты не представляешь, как я рад тебя слышать!
И после этого он долго-долго читал ей про звёзды. Про то, как здорово пойти ночью к реке с сачком и ведром, про то, что нужно повесить на ветви ивы колокольчик – и тогда доверчивые звёзды, заслыша его звон, спустятся низко-низко – так низко, что можно будет сачком наловить их целое ведёрко, а потом взобраться вдвоём на крышу и выпускать их с ладоней в небо. И впервые, читая это вслух, он не чувствовал себя идиотом, ведь сейчас он читал собственное сердце. На том конце провода молчали. И лишь когда он закончил, знакомый звонкий голосок тихо спросил:
- А пойдём ловить звёзды?..
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 28.09.2013 13:48
Сообщение №: 6218
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Марика и край земли

Сегодня Марика снова позвала меня на край земли – стрекоз смотреть. Вечером работы у  меня не было, поэтому я с удовольствием согласилась. Общаться с Марикой – одно удовольствие. Сама она лёгкая и тоненькая – как стрекоза. Потому, наверное, край земли, где стрекоз в изобилии – её любимое место.
Я беру с собой яблочный сидр и сладкие сухари с имбирём – до конца сновидения нам на двоих вполне хватит. И вместе, по тропинке меж высоких трав, мы идём к краю земли.
А там, где кончается край земли, начинается край неба. Можно сесть у самого обрыва, а босые ноги опустить прямо в облака – они мягкие и чуточку прохладные – как раз то, что нужно жарким летом. Незабудки здесь – не поверите – величиной с ладонь и синие-синие, просто пронзительные. Травы с пушистыми метёлочками шелестят, перешёптываясь с лёгким летним ветерком о своих секретах... Закатное солнце окрашивает облака под ногами в нежное розоватое золото. Марика смеётся и что-то рассказывает о стрекозах – о них, легкокрылых, почти невесомых маленьких хищниках небес, она знает тысячи сказок и легенд... Возможно, что-то из них действительно является правдой. Мы пьём сидр – неторопливо, будто это и не сидр вовсе, а летний вечерний ветерок, а над головой неторопливо загораются первые неясные звёзды.
Марика всегда берёт с собой сачок с серебристой сеткой – но никогда не ловит стрекоз. Они сами садятся ей на кончики пальцев, на ладони, щекочут кожу тонкими лапками, заглядывают в душу огромными зелёными глазищами... Впрочем, я не знаю, есть ли у рыжеволосой Марики душа. Видите ли, она... просто морок, наваждение, выдумка одного благородного оборотня – глупая и нелепая шутка, придуманная им специально для того, чтобы позлить межмирного странника Джека Ларкина. Но... шутка закончилась, а Марика осталась – сном в чужих сновидениях, легкокрылой мечтой, стрекозой, парящей над границей края земли и края небес...
Марика может говорить о Джеке Ларкине много – так же, как и о стрекозах – до самой луны. А луна здесь огромная и серебряная – и оттого в её час облака тоже становятся серебряными – и сидр в стакане тоже похож на лёгкое серебро. Серебряный огонь – волосы Марики. Когда восходит луна, стрекозы садятся на стебельки трав и покачиваются на них, ловя глазами отблески звёзд. Пушистыми стайками поднимаются светляки. Тогда Марика молчит – улыбается и слушает ветер. Когда-нибудь она надеется ещё хоть раз встретить межмирного странника со смешным именем Джек Ларкин – а мне слушать о нём скучно, и я с хрустом жую сухари, стараясь мысленно перекричать тишину, висящую на самом краю земли… Правда, сегодня Марика принесла с собой стеклянный колокольчик-танзаки (интересно, откуда она его взяла?). Если к язычку такого колокольчика подвесить записку с желанием, а сам колокольчик оставить на ветвях дерева – желание, возможно, сбудется. А, возможно, нет… Марикин танзаки висит на ветвях раскидистой ивы, выросшей на самом краю земли. Её ветви окунулись в самый край неба – а кто знает, что там, под ковром облаков?.. Колокольчик тихо и мелодично позвякивает, и, возможно, желание Марики исполнится… Или нет.
Сегодня сидра не хватило до конца сновидения. Жаль. В следующий раз возьму побольше… Мне всё-таки хочется знать – сбудется ли желание Марики?.. А, может, я просто люблю смотреть на стрекоз, парящих на самой границе края земли и неба.
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 28.09.2013 13:52
Сообщение №: 6220
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Сон Алины

Скажи хоть ты мне, птичка весенняя, Бог ли я? Могу ли я одним дыханием своим согревать души людей, пробуждать замёрзшие травы?.. Могу ли я сотворить из камня любящее сердце? Я знаю много, птица. Я знаю, что чувствует старуха перед смертью, и почему она ей улыбается, как юная девочка в предчувствии первой любви, я знаю, о чём поёт первый весенний ручей, и почему грустит самая красивая невеста... Я знаю, как стать тенью и как закрасться в глаза самому мудрому человеку на свете. Пусть решит, что он сумасшедший – ведь это вызовет только лёгкую, как летний ветер, улыбку, на его лице, и он станет ещё мудрее. Бог ли я?..
Алина сидит на подоконнике, я вижу, как ветер чуть колышет её красивые волнистые волосы и кружевную занавеску. Алина мечтает. Знаешь ли ты, птица, о чём мечтает Алина? А я знаю. Только не скажу тебе – говорят, если мечты рассказывать, они не сбываются. Глаза у Алины карие, похожи на горячий шоколад, волосы – как золотые реки, а кожа нежная-нежная... Я люблю смотреть, как Алина сидит на подоконнике, смотрит в звёздное небо и улыбается. Мне кажется, весь мир становится лучше от улыбки Алины. Мне хочется, чтобы все видели, как улыбается Алина, и ты видишь, правда, птичка весенняя? Видишь, какая родинка у неё на щеке? Эта родинка – я. И этот падающий лист – я. И этот узор на обоях – кораблики, уплывающие в Вечность – тоже я... Алина ещё не знает, куда уплывают эти корабли. А я – знаю. Но ведь ей нравятся корабли! Смотри внимательней, птица, ты больше этого не увидишь! Пойдёшь в пищу Богам... Я – Бог. Хоть ты и не успела мне об этом сказать...
А теперь я сяду рядом... Ещё никто не знает, что тебя зовут Алиной. Ещё никто не знает, что ты есть и видишь сны, а во снах – меня. Смотри на меня, Алина. Я люблю тебя и твою улыбку, люблю твои сны и мечты. Жаль, что мы больше никогда не встретимся... Я лягу здесь – можно, я обниму тебя? Не бойся – я тёплый и мягкий, я тебя не обижу. Тебе снятся прекрасные сны, Алина, они мне нравятся... Спи сладко, пока не знаешь зла...

Хозяйка проснулась от того, что ей вдруг стало жарко и тяжело. Открыла глаза, хотела было рассердиться, но вместо этого улыбнулась – на животе у неё уютным клубочком спал старый рыжий кот. На морду его налипло крошечное воробьиное пёрышко.
- Ах, ты старый плут! Неужто тебя плохо кормят?
Кот приоткрыл один глаз и замурлыкал. Хозяйка тихонько спихнула его на одеяло, подошла к зеркалу и стала расчёсывать волосы. В зеркале увидела зевающего кота и улыбнулась. Неожиданно почему-то подумала, глядя на спящего мужа: «Будет девочка – назову Алиной...» 
Алина родилась зимой, у неё были глаза цвета горячего шоколада и родинка на щеке. А кот пропал ещё до её рождения. Но ведь никто и не говорил, что Богам место на земле...

2000 г.
 
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 29.09.2013 09:49
Сообщение №: 6301
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Лунный Пес и Бука

***
Сознаюсь честно и открыто – я не умею писать детские сказки. Не знаю, может, это из-за традиционной европейской методики написания сказок – там обязательно должно быть Добро и Зло. В результате я никак не могу решить, кто я – Добро с кучей недостатков (для Добра это так мило!) или Зло с таким же количеством достоинств? Ну, не важно. Главное, что сейчас я всё-таки попытаюсь написать детскую сказку – сама ещё не знаю, о чём.
Итак. Лето нынче выдалось жаркое (как и несколько прошлых). И мы с сыном, взяв нашего папу под мышку, решили прогуляться к речке, туда, где прохладно и безлюдно... Ну, вообще, конечно, нашу речку снимать только в урбанистических ужастиках, но это же детская сказка!
***
... Знаешь, высокая трава, что растёт у реки, – та, в которой спят по утрам седые туманы, - тоже шепчет свои сказки. Затаи дыхание, прислушайся к её тихим песням – и ты обязательно услышишь... Вчера из облака соткался маленький Дракон – он прилетал сюда за ожерельем из капель утренней росы. Зачем? А просто он сдружился с Солнечной Лисичкой и решил сделать ей подарок. Ты спрашиваешь, кто такая Солнечная Лисичка? Ты видел вчера, как скакали в высокой траве Солнечные Зайчики? А на крылечке нашего дома сидел крошечный Солнечный Котёнок и мыл мордочку?.. Так вот, Солнечная Лисичка – это их сестрёнка. Но сегодня ты услышишь совсем другую историю. Про Лунного Пса.
***
Хорошо в жару у реки, да под деревьями. Бабочки разноцветные в разные стороны от каждого шага брызгами разлетаются, сынишка, зажав в кулачке цветок клевера, восторженно щебечет на своём, только ему понятном языке... Эх, если б так, да и вправду... Открыть дверь в фантазию – и вперёд! В прохладу, вдали от жары...
***
Лунный Пёс никогда не видел солнца. Он с хозяином жил вдали от наших мест – там, где начинается граница между снами и реальностью. Это была страна Бессолнечного Лета. Там краски нежны и лунны, там живут феи, а старый ясень у реки качает на своих серебристых ветвях сонное небо... Хозяин Лунного Пса был охотником на вампиров и прочую нечисть... О, прости, это же детская сказка! Э-э, кто такие вампиры и прочая нечисть? Ну... Это такие существа, которые пугают по ночам детей. Так вот, этот дядя вместе с Лунным Псом выходит в лунные ночи на дороги межмирья и охраняет наши сны от кошмаров. И вот однажды, когда они отправились защищать от ночных кошмаров одну маленькую девочку, Лунный Пёс увидел Буку. Вообще, ему положено было прогнать чудовище, но Бука был очень маленький и одинокий, он прятался в шкафу и очень-очень боялся. У него была пушистая мордочка с крошечным розовым пятачком и длинный хвост... с большой кисточкой. Но даже за ним Бука не мог спрятаться. Вообще, я тебе скажу, что Буки очень стеснительны, и потому выходят только по ночам. А ещё они очень боятся маленьких детей. Поглядеть, что делает маленький ребёнок, поймав кошку... А что они могут сотворить с беззащитным пушистым Букой?.. От то-то! И вот, Лунный Пёс пожалел Буку и пообещал, что будет защищать его от всех бед. И на самом деле – он приходил каждую ночь и рассказывал Буке сказки и истории, подслушанные им у фей, играл с ним в лунный мяч, катал на спине, и вскоре они стали лучшими на свете друзьями.
Но однажды Лунный Пёс не пришёл. Я объясню тебе, почему это случилось. Ты знаешь, что магия возможна только в лунные ночи? И только магия открывает дороги межмирья. Так вот, в ту ночь было новолуние, и все дороги были закрыты. Маленький одинокий Бука этого не знал – какая уж магия в тёмном тесном шкафу детской комнаты! Он дрожал от страха и очень хотел, чтобы пришёл Лунный Пёс. А если чего-то очень хотеть... это, как правило, сбывается. Но немного не так. Лунный Пёс услышал Буку, но дороги были закрыты, а так как в ночь новолуния кругом темно, он не смог найти и дорогу к дому. Он заблудился в звёздах, и в ту ночь на небе межмирья засияло новое созвездие – Созвездие Большого Пса. А бедный Бука свернулся в углу шкафа маленьким пушистым клубочком и горестно плакал, утирая слёзы пушистой кисточкой хвоста.
На следующую ночь показался тонкий лунный рожок. Хозяин Лунного Пса покинул свой дом и нашёл маленького Буку в углу детского шкафа... На самом деле, несмотря на род своей профессии, он был добрым человеком. И потому забрал Буку с собой в межмирье, где поселил в своём доме, что стоял в яблоневом саду. А чтобы шкаф не пустовал, насыпал из кармана в угол тёплых летних снов... А ещё утром девочка нашла в шкафу несколько стеклянных бусин – это слёзы Буки превратились от горя в стекло.
...У хозяина Лунного Пса есть две дочери – взрослая, красавица и умница, и совсем малышка, но тоже умница и красавица. С ними Бука очень подружился – они не таскают его за хвост, а чешут шёрстку и угощают клубникой и яблочным сидром, а по праздникам – пивом. Праздники здесь каждое полнолуние. Целыми днями Бука играет с феями и сонями, а по вечерам засыпает на коленях у хозяина, рядом с камином. Тогда хозяин тихонько перекладывает Буку в корзину, на мягкую подушечку, и отправляется на работу. Но каждую ночь Бука просыпается. Он выходит в сад, взбирается на ветви старого ясеня и долго-долго смотрит в небо. Там сияет созвездие Большого Пса. Каждое полнолуние, когда все дороги открываются, Пёс спускается в сад и играет со старым другом. И Бука счастлив – так, как только может быть счастлив Бука. Только каждую ночь, дожидаясь следующего полнолуния, он тихонько плачет, утирая слёзы пушистой кисточкой длинного хвоста... И слёзы, падая на землю, звенят, как крохотные колокольчики – ты сможешь услышать этот звон, если выйдешь ночью в сад. Только не в полнолуние.
***
Когда мой сын подрастёт, я расскажу ему про Бук. Они живут в шкафах и очень застенчивы. Я постараюсь объяснить ему, почему их нельзя обижать и пугать... А потом, в ночь полнолуния, проведу по дорогам межмирья и покажу страну Бессолнечного Лета. Там феи и сони, и самая вкусная в мире клубника... Ясень качает на ветвях сонное небо, а высоко вдали сияют тысячи новых созвездий.    
 
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 29.09.2013 09:50
Сообщение №: 6302
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Земляничкина сказка

Маленькая Ника обожала землянику. Вообще, другие ягоды и сладости она тоже очень даже уважала, но вот землянику... И вот – повезло ж ей! – нашла такую огромную ягоду – ну, наверное, с Никину ладошку. Вот только – стоило ей протянуть руку к такому сокровищу – как на землянику сел дракон. Ну, в общем, не особенно страшный он был – мелковат для дракона – не больше речной стрекозы – но шипел очень выразительно и явно имел на ягоду свои виды.
Ника села на траву и искренне огорчилась. В конце концов, это нечестно – это её, Никина, земляника! Конечно, дракона можно попробовать согнать, но – вдруг он кусается? И – при этом – пребольно?.. А девочка не хотела, что её пребольно укусили. Поэтому она просто огорчённо сидела и думала, что делать дальше. Дракон же тем временем, убедившись, что ему никто мешать не собирается, потоптался немного на месте своими крохотными лапками, попыхтел от сознания собственной значимости и с явным удовольствием вонзил свои мелкие зубки в сладкую мякоть. И, хотя он был красив – ярко-синий, с позолотой на спинке, с блестящими коготками, с глазами цвета аметистов и нежными-нежными прозрачными крылышками – Ника не любила драконов. В книжках, которые читала ей мама, все драконы отличались вредным для общественности характером, жили в гордом одиночестве и навещали людей только для того, чтобы съесть какую-нибудь очередную принцессу. Интересно, а бывают ли такие маленькие принцессы? Ника замечталась – вот бы увидеть! Наверняка, крохотная принцесса должна быть прехорошенькой, как и сама Ника. Наверное, у неё длинные, до самого пола, светлые волосы, и ходит она в распрекрасном пышном платье из тончайшей розовой ткани... Пока Ника мечтала, дракон схарчил уже почти половину ягоды. Такого стерпеть уже было просто нельзя!
Да в конце концов! – разозлилась девочка и решительно достала из кармана полосатого сарафанчика бутерброд с варёной колбасой, который ей дала предусмотрительная мама – чтобы девочка могла перекусить, заигравшись в саду. Бутерброд был немедленно предложен дракону. Тот думал немного – и яростно вцепился в колбасу. Обрадовавшись, Ника потянулась было к остаткам земляники, но мелкий зверь зашипел так злобно (при этом не выпуская из пасти колбасу), что девочка предпочла обиженно уйти.
Ну и пожалуйста! Какой жадина! Такой и принцессу съест – прямо с розовым платьем, и не подавится...
Ника прошла в одиночестве до маленького прудика, который самолично сделала её мама. Прудик был очарователен – в нём плавали большие кувшинки, а вокруг стояли расписные горшки с разными-разными цветами. Здесь Ника увидела целый табун крохотных лошадок со стрекозиными крыльями – они неторопливо бродили вокруг пруда и объедали мамины цветы. А один маленький жеребёнок умудрился забраться в кувшинку и смешно скакал с лепестка на лепесток. Ника была в таком восторге, что засмеялась и захлопала в ладоши. Крошечные кони немедля унеслись в траву...
- Наш домовой сказал мне, что если рассказать об этих лошадках кому-нибудь – больше никогда-никогда их не увидишь, - грустно делилась со мной Ника.
- Зачем же ты рассказала о них мне? – искренне удивилась я, - Теперь ты их и не увидишь... Они ведь ни за что не покажутся – я-то знаю.
Ника мечтательно улыбнулась:
- Ну и пусть. Ты ведь веришь, что я их видела, правда? И... я ведь подарила тебе кусочек чуда? Я совсем не против, если ты подаришь его кому-то ещё.
Я улыбнулась Нике в ответ.
Больше я с ней не встречалась – ведь Ника живёт в другом мире, но кусочек чуда я всё равно бережно храню, как один из самых дорогих подарков. Если вдруг при полном безветрии мне удаётся увидеть, как качаются травинки... нет-нет, я не ищу в густой траве крохотных лошадок или драконов – я ведь знаю, что не увижу их после того, как поделилась этой историей с вами. Главное, что я в них верю, и мне есть о чём поболтать с семейной парой живущих у меня домовых за чашкой ароматного чая, пока мой сын весело гоняет с малышами-домовятами мячик, скатанный из лунного света...
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 29.09.2013 09:50
Сообщение №: 6304
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Урок для принцессы

Знакомьтесь – это Софи. Кто увидит Софи впервые, скорее всего, сочтёт её дурнушкой. Нос у неё слишком длинный, уши – слишком большие, глаза – навыкате, ножки у неё тонкие и кривоватые, вся она какая-то угловатая и как будто немного изломанная… Но стоит только Софи подойти к вам, стоит тронуть вас своей мягкой лапкой с круглой подушечкой с аккуратно запрятанными коготками… И вы уже не сможете не улыбнуться – вы примете Софи такой, какая она есть – от самого кончика её нежного влажного носика – розового с крохотным тёмным пятнышком – до тонких шерстинок на кончике её длинного беспокойного хвоста. А уж если, получив ваше на то позволение, Софи одарит вас томным взглядом своих огромных голубовато-зелёных глаз, похожих по цвету на диковинные драгоценные камни, и, вспрыгнув на колени, замурлычит – вы немедленно отдадите ей своё сердце. И – можете быть уверены – Софи прекрасно знает, что делать с украденными сердцами – она осторожно несёт их в остых зубках своей хозяйке – настоящей ведьме…
Шучу-шучу! Конечно, ваше сердце Софи оставит у вас в груди. Но её хозяйка – и в самом деле ведьма, самая настоящая. А Софи – просто маленькая кошечка-подросток, любящая все девять своих кошачьих жизней, хороших людей и вкусную еду. Софи – сиамка по происхождению, но не по характеру. Она ласковая, покладистая и – очень любопытная. Любопытство однажды её и подвело. Начнём с того, что у хозяйки Софи – чудесный сад. Он маленький, но действительно волшебный. В этом саду собраны все самые удивительные и красивые цветы из всех миров, есть крохотный прудик с беседкой, здесь в плодовых деревьях живут белки и сони, а многочисленные птицы вьют гнёзда в ветвях и в траве. По утрам хозяйка Софи развешивает на ветвях маленькие серебряные бубенчики, Софи трогает их лапкой, играя в догонялки с ветром – и бубенчики тоненько и нежно звенят. Главное украшение садика – тюльпаны. Большие, яркие, с атласистыми венчиками, винно-красные, ярко-жёлтые, белые и даже чёрные, как платье госпожи Ночи. И в венчиках этих чудесных цветов – колыбельки малюток-фей. Ну, разве может любопытная кошечка пройти мимо? Представьте себе весь ужас, который испытала каждая крохотная фея-мама, когда увидела, что колыбельку, в которой находится её ненаглядное дитя, бъёт лапой какой-то чудовищный монстр с огромными когтями и острыми зубами! А стоило феям попытаться отвлечь Софи, как она начала носиться по всей полянке с тюльпанами, задевая хрупкие венчики и пытаясь поймать и съесть бедных феечек. Конечно, сама Софи просто играла. Но для фей это был настоящий кошмар. К счастью для маленьких садовых обитательниц, проказы Софи увидала её хозяйка, что в этот момент спокойно сидела у окна и вышивала шёлком картину.
- Ах, маленькая негодница! – гневно вскрикнула она. – Немедленно идите сюда, Ваше Высочество!
Ах, да, следует сказать, что хозяйка всегда обращалась к Софи именно так: «Ваше Высочество». Потому как Софи – не просто кошка, а самая настоящая принцесса кошачьего мира. И ей суждено стать королевой – если, конечно, она научится вести себя подобающе. Но сама мысль о том, что она – не простая кошка, а принцесса, давно уже вскружила Софи голову, и она даже не подумала отвлечься на зов хозяйки. Ни на первый, ни на второй.
- Ну, ладно же, Ваше Высочество, - хитро сощурив глаза, сказала ведьма, - Если уж Вы – совсем невоспитанная девчонка и даже не желаете меня замечать, будто я – всего лишь тень, придётся мне научить Вас хорошим манерам. Принимайте же Ваше наказание!
Что произошло в этот миг, Софи не поняла. Вот она весело играла с маленькими смешными светлячками, похожими на куколок, протянула лапку, чтобы уже схватить одного из них – и вдруг – схватила пустоту! Открыла Софи ротик, чтобы возмущённо мяукнуть – а вместо «мяу» получилась тишина. Повернула Софи голову – а прямо над ней – её точная копия сидит! Подняла кошечка лапку – и кошечка рядом тоже лапку подняла. Повела ушками – и та тоже ушками повела. И поняла вдруг Софи, что стала собственной тенью. Испугалась она, бросилась вперёд – и вдруг – бумммм! – кошечка рядом врезалась лбом в дерево. Душа Софи ведь перешла в её тень…
Вот и началась для бедной киски не жизнь, а настоящее мучение. Ничего толком не выходит – мяукать тень не умеет, умыться – целая проблема, молочка полакать – никак… На дерево влезть – не получается. Уж как намаялась бедняжка! А хозяйка только улыбается:
- Вот будете знать, Ваше Высочество, как не слушать меня!
И только когда Софи совсем уж замучилась и пришла прощения просить, сжалилась над ней ведьма. Вернула обратно из тени её душу. Только строго-настрого наказала никого не обижать, особенно тех, кто меньше её самой.
Следующим утром выбежала проказница в сад, да заметила, что на ветвях старой яблони устроил гнездо маленький садовый дракон. Забыла Софи про свои мучения, выпустила острые коготки – да по стволу вверх взобралась. Ближе подбирается – глаза огромные, кончик хвоста чуть подрагивает… Дракончик крылышки прозрачные расправил, шипит, коготками скребёт – пытается хищницу от гнезда отогнать – там у него кладка, скоро малютки-дракончики на свет появятся… Да как бы не пугал дракон Софи, с кошкой ему не справиться – та уже к прыжку приготовилась – вот-вот разорит гнездо! Но только хлопнула внизу дверь – то хозяйка вышла цветы поливать – и вспомнила Софи про свои мучения да про своё обещание. Сделала вид, что дракон ей неинтересен, и что она совершенно случайно на дереве оказалась – развернулась – и королевской походкой удалилась.
Хозяйка у Софи, хоть и строгая, но добрая. Тем же вечером зачерпнула из колодца лунного света, слепила из него мячик – вот им Софи и играет, а маленьких больше не обижает. Не по-королевски это.
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 30.09.2013 08:54
Сообщение №: 6380
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Облачная сказка

Облака из детства обычно самые «вкусные». Нет ничего более белого и лёгкого, ничего более осязаемого и недосягаемого, чем огромные пушистые клочья мягкой воздушной ваты из детства...
Мои родители не любили бездельников. Сами они упорно работали день и ночь и учили нас с братом тому же. Я же любила поваляться на траве, глядя на облака, и помечтать. Например, о том, как стану пограничником. И о том, что мой шпиц Дружок вырастет и станет большой пограничной овчаркой. И мы будем вместе охранять границы – и – ух! – не пропускать в наш славный мир нехороших личностей, обитающих пока «по ту сторону».
- Ай-яй-яй! – говорили мои родители, застав меня за таким занятием. – Чего бездельничаешь? Кто ж тебя замуж такую ленивую возьмёт? Иди посуду вымой или полы, или займись чем-нибудь полезным на огороде. Да и цыплята не кормлены.
И мне становилось стыдно за свои мечты и облака. А они были – ой, какие красивые... И в жаркий летний день тени от них тянулись далеко за горизонт – туда же звало меня и моё сердце, а вечерами, когда сосед выходил на улицу и начинал тихонько бренчать на гитаре... когда детвора собиралась возле вышедших отдохнуть после трудового дня взрослых и тут же – у домов – разводили костры и пекли картошку – для всех, вечерами закатные краски разливались по усталым облачным спинам. И мне хотелось только сорваться с места – и идти, идти – куда угодно, лишь бы по дороге, лишь бы видеть, как лунный свет облизывает серебряные бока небесных странников, как теряются за спиной огоньки сёл и городов... лишь бы знать, что где-то тебя ждут – там, где звёздочкой мерцает самый родной огонёк.
-Ай-яй-яй! – говорили мои соседи, - А ну, марш в постель, а то уже поздно, размечталась так, что о времени забыла!
Облака опускались туманом на ветви черешни за окном, кто-то терялся в серебристых листьях и тихонько напевал мелодии летнего ветра. Луна рисовала в мелких капельках волшебные узоры, облака запутывались в паутине и беспомощно барахтались в ней, я тянулась к ним, чтобы освободить...
- Ты спать будешь? – печально вздыхал брат. – Мне завтра ещё в школу идти, а тебе – в сад!
И мне снова снилась дорога – и рваные клочья разорванных ветром облаков – и дикое, ни с чем не сравнимое счастье свободы... Вокруг вздыхали и печально разводили руками – воспитатели, учителя – что за странный ребёнок. Дети дразнились – а я опять была в облаках. Рассекая их гибким телом крылатого небесного змея...
А однажды мне встретился он. Я не помню, сколько мне было лет, и кем он был – возможно, как многие, просто замещал в нашем классе кого-то из учителей. Я помню только ощущение – прохладное и лёгкое. Он спросил у нас, чем мы любим заниматься, и дети наперебой стали рассказывать ему о рукоделии, домоводстве... я, краснея от стыда, не посмела почему-то соврать. Я сказала:
- А я люблю смотреть на облака и мечтать.
Тогда я ждала, что меня станут стыдить, и уже приготовилась искать оправдания, но... он долго молчал, потом улыбнулся и сказал:
- Я в первый раз встречаю ребёнка, который любит смотреть на облака. Это очень хорошее занятие.
И тогда я перестала стыдиться своего безделия. Смотреть на облака – это хорошее занятие... Я знаю, кто он был, он тогдашний собеседник. Дракон. Я встречала его на границах миров – у него огромные и очень красивые золотые крылья. И ещё – он мой друг... Когда я встречаю его, мы садимся рядом и молча долго смотрим на облака... Это ведь очень хорошее занятие.
 
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 30.09.2013 09:05
Сообщение №: 6381
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

По ту сторону сновидения

Один мой не очень приятный знакомец говорил, что если долго чертыхаться, Чёрт услышит и появится... Не знаю, мне (хоть я в детстве и боялась Чёрта), за всю мою жизнь только один раз Чёрт встретился – маленькая девочка-чертишка. Лет эдак трёх по человеческим меркам. Она сидела на цветочной поляне и играла в большой розовый мяч. Кстати, платьице на ней тоже было розовое, в горошек. Я тогда пыталась устроиться на выгодную работу в Ад... но меня туда в конечном счёте не пустили. В Рай, кстати, тоже – так, на подработки взяли на время, вне штата. И то не заплатили. Больше я с ними не работаю. 
А вообще хорошую работу здесь найти нетрудно. Один мой приятель, например, держит бар на перекрестье миров. Туда много всякого народу заходит. Байки всякие рассказывают. Вот, например, был такой случай. Две подружки-красавицы влюбились в одного парня, так вот, когда с одной  из них, в которую он сам влюблен был, уже и свадьба была оговорена, другая, говорят, к колдуну пошла - приворот делать.Приворот-то получился, только сама девушка знать не знала, что тем самым отдала демонам алмаз его души - его мечты, чувства, надежды...Так теперь и живут - парень как живой мертвец стал - весь её, да в глазах - пустота, самой ей и тошно от такой любви, да бросить его страшно - умрёт  без неё. И к подруге единственной теперь не пойдёшь - сама же её предала... Подруга замуж тоже не вышла - живёт издали их жалеючи. И простить бы, да если б только они хоть счастливы были... Правду, кстати, говорят. Этот парень иногда здесь бывает. Сидит - а в глазах - ничего. Говорят, так и ищет алмаз души
своей. Да разве найдёшь?.. А я говорю - найдёшь. На днях в бар демоны заходили, предлагали купить у них чей-то такой алмаз, только я отказалась. Дорого. Да и на шиша он мне?..
Ещё про облака рассказывают. Красивые истории. Слушать вкусно. Есть у нас такое местечко недалеко отсюда - туда только после смерти попасть  можно, ну или по туристической путёвке. Там травы высокие, по холмам - цветы синие, словно пролившееся на землю небо, само небо - бесконечное, а по нему плавают неспеша облака, похожие на взбитые сливки... Так вот это и есть сливки. Есть у нас мастерица - сладости печёт, и фирменное её блюдо - пироги с клубникой и взбитыми сливками. Объеденье просто! И так она много этих сливок взбивает, что пока пирог готовится, часть из них успевает улететь... А все облака, как известно, такие места ищут, где небо бесконечно.
Много ещё чего говорят. Про духов холодных рек, что привлекают молоденьких девушек, и те навек исчезают. Про хищных болотных зайцев - не, не буду на ночь, а то ещё не заснёте. Про проклятых волков-оборотней. Это те, на которых наговор был сделан. Есть и просто оборотни. По большей части, милые. Но попадаются и не очень... Один такой меня на поединок вызвал. На второй день луны. Недавно опять встретились - напомнил. Только я не знаю, когда у них в оборотническом календаре этот второй день луны... Про домовых говорят, у меня дома тоже такой живёт. Клептоман. В ногах у меня спать любит, или как кот на грудь ложится. Недавно на меня обиделся - я его спросонья спихнула на пол, да и сынишка мой его боится... Теперь домовой бродит обиженно - то ветром по углам, то в зеркале мелькнёт... Ну и на здоровье. На обиженных воду возят. Ещё про странников рассказывают, тех, для кого дорога - вечность... Но про нас рассказывать неинтересно, лучше сами заходите, если послушать хотите.
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 30.09.2013 09:06
Сообщение №: 6382
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Счастье, которое приснилось

***
Посв. В.

... В высокой траве, у самого берега озера, паслась рыжая лошадь. Она осторожно срывала губами венчики степных цветов и задумчиво отражала тёмными глазами небо. Небо - с бегущими по светло-синему полотнищу обрывками тёмных облаков – остатков дождевых туч, стремящих свой полёт в сторону линии горизонта. «Знаешь, я всегда хотел знать, что там – и почему за неё никогда нельзя попасть – за эту линию... Почему, как бы ты ни стремился к ней... она всегда дальше?»
Ветер сегодня был солоноватым и тихим. Он принёс вести с берега далёкого океана – украл, шаля, несколько холодных капель, согрел их в ладонях, протянутых к солнцу, и принёс мне... Я ждала этих вестей, как письма от потерявшегося друга. «А ты знаешь, почему звёзды днём прячутся? Может, на самом деле они следят за нами с небес – и не хотят, чтобы мы об этом догадались? А днём их глаза становятся пронзительными – и находят наши сердца? Тебе когда-нибудь заглядывал в сердце кто-нибудь... кроме звёзд?»
Я никогда не отвечала на твои вопросы... Мы встретились слишком рано – я стояла на самом пороге юности – а у тебя никогда ничего, кроме юности, и не было. Я никогда не отвечала на твои вопросы... Может, я просто не знала на них ответов? Нет, на самом деле было хорошо, что мы встретились слишком рано... ещё немного – и было бы слишком поздно. Ты не задавал мне вопросов обо мне. Прости, что никогда не давала тебе такого повода... «Ты умеешь работать с красками? Я – художник. Люди говорят, что неплохой. Кто-нибудь когда-нибудь рисовал твой портрет?..»
Нет. На самом деле, никто и никогда не рисовал мой портрет. Да и зачем? Кому бы понадобилось вспоминать моё лицо через много лет? Природа способна вылепить сотни и тысячи лиц совершенней. Я согласилась, чтобы ты меня нарисовал, – лишь потому, что ты этого хотел... лишь потому, что, наверное, я – та, стоящая на самом пороге юности, - любила тебя.
Я любила. Мне хотелось всего, что хоть как-то касалось тебя. Я хотела знать всё, что знал ты – чтобы тебе всегда было со мной интересно. Мы редко виделись... Но каждая встреча была для меня сродни полёту. Жаль... мне всегда надо было уходить. Если бы я осталась на месте – просто умерла бы.
«Ты когда-нибудь встречалась со Смертью? Я пару раз видел её. Знаешь, у неё необыкновенные глаза. Красивые, нежные... Такие, наверное, видит младенец, когда впервые встречается с матерью...»
Прости. Твою смерть я пропустила. Ты всегда смеялся над моим деловым «прости, мне пора». Тогда мне тоже было пора... А когда я вернулась, спустя несколько лет... тебя уже не было. Люди сказали, что ты стал военным и погиб в одном из боёв. Ах, да, ты говорил... говорил, что хочешь быть военным... А я никогда не понимала этого твоего желания.
Конечно, я не пошла на твою могилу. Здесь её просто не было. Здесь ты умер, а на самом (а на самом ли?) деле – в мире, который мы привыкли называть реальным, – ты наконец шагнул за порог юности – и перестал видеть сновидения. Ведь это так по-детски... Тебе наверняка говорили, что верить в чудеса – глупо, не по-взрослому. Знаешь, я тоже повзрослела. Но сновидения вижу до сих пор. Это моё проклятие. А в тот вечер я сидела в твоём заброшенном доме и смотрела на твои картины. Море... степи... дорога, ведущая за горизонт... рыжая тонконогая лошадь, срывающая с тонких стеблей трав последние отблески закатного солнца... я... сидящая в твоём доме в окружении картин. Я не плакала – и это было моей слабостью. Влюбляться в сновидения глупо... так не по-взрослому...
Прости. Однажды я полюбила. Прости не за то, что полюбила, – а за то, что – больше, больнее и нежнее, чем тебя. Я ведь тоже шагнула за порог юности. Меня ждала впереди целая жизнь – и как бы она была скучна без любви! Когда я встретила тебя – в твоих глазах не было осуждения. Мы случайно столкнулись в мире реальном – ты спросил, сколько времени, а я сказала, что не знаю, – у меня давно уже не было часов. Ты тоже кого-то любил (но – не так нежно и больно, как меня)... 
Хочешь, я отвечу хотя бы на один из твоих вопросов? И ты проснёшься ночью, отчего-то улыбаясь, обнимешь жену – и даже не вспомнишь моего ответа – твоего последнего сновидения – подарка от меня...
«Ты когда-нибудь летала?..» 
А я до сих пор летаю, любимый. Пусть – редко, пусть не так высоко, как раньше – но это сродни полёту. Вся моя жизнь – это полёт. Может, к облакам, может, в пропасть.
И однажды ты нарисуешь картину (хотя никто и не подозревал никогда в тебе таланта художника). Закатное солнце, разбросав блики по травам, опускается за линию горизонта – только оно знает, что там на самом деле, – рыжая тонконогая лошадь у самого берега озера пощипывает сладкую осоку и венчики цветов, а далеко – на холме... Нет, любимый, на холме никого не будет. Ведь я всегда куда-то спешила... Помнишь?..
 
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 30.09.2013 20:03
Сообщение №: 6470
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Сказки дядюшки Мокси
1. Тишина - прекрасное чувство...

По вечерам дядя Мокси садился на крылечке и закуривал свою любимую трубку. Вокруг него собирались все соседские ребятишки – иногда дядя Мокси, расщедрившись, рассказывал им сказки, которые всегда заканчивались одинаково: дядя Мокси задумчиво произносил:
- А ну прочь по домам, поганцы! – и медленно засыпал в кресле  с трубкой в зубах. Потом выходила тётушка Тоффи, будила дядюшку и шутливо его ругала. Как-то вечером, когда уже стемнело и детвора разбежалась по домам, мимо дома дядюшки Мокси проходил Тиморси, деревенский паренёк. Дядя Мокси окликнул его, и Тиморси подошёл к крылечку.
- Ты, я смотрю, на рыбалку? – строго спросил дядюшка, кивнув на удочку и ведро в руках Тиморси.
- Ага, - смутился паренёк, - К утру – самый лучший улов, а мне ночь на свежем воздухе не повредит.
Дядя Мокси хитро усмехнулся:
- Небось, на Чистое Озеро идёшь, шельмец?
- А что? – зачарованно спросил Тиморси, зная, что просто так дядя Мокси вопросов не задаёт.
- Скажешь, рыбку ловить?
- А то... – совсем смутился Тиморси.
Дядя Мокси неторопливо набил трубку и покачал головой:
- На Чистом Озере, Тимми, как раз в такую ясную ночь, можно увидеть русалочек.
Глаза Тиморси загорелись. Он в детстве сам любил слушать сказки дядюшки, и верил, что добрая их половина – правда. Даже повзрослев, чего уж скрывать, он не переставал искать клады лесных эльфов и ждать у ручейков утренних фей, которые должны прилететь, чтобы умыться холодной водой. А тут ещё дядя Мокси хитро ему подмигнул и шёпотом добавил:
- Я видел! Когда был таким, как ты...
- А... какие они, дядюшка?
- Уф, тебе бы рановато ещё знать об этом... 
- Ну, скажи, дядя, скажи, пожалуйста!
- Хм... Да ты что, Тоффи меня убьёт, – дядя зевнул и погладил круглый живот. – Ушички-то как хочется!
Тиморси понял, к чему клонит Мокси:
- Хорошо. Я принесу тебе лучшую рыбу.
Дядя блаженно улыбнулся и кивнул:
- Я всегда говорил, что ты смышлёный парень, Тимми. Я вот так же пошёл рыбачить, и сел там, где был раньше мостик, у Серебристой Ивы. Когда вышла луна, стало тихо-тихо... Знаешь, малыш, тишина – прекрасное чувство, если ты почувствуешь её, будь уверен – чудо обязательно произойдёт. Я почувствовал. И поэтому она появилась, эта русалочка. Прелестная, голенькая, с прекрасными белокурыми косами... – дядя Мокси зевнул и поднялся. 
- И что? – нетерпеливо спросил Тиморси.
- А?.. Что-то я устал сегодня, пойду спать. 
- Дядя!
- А?.. Спокойной ночи, малыш. Удачной рыбалки.
Тиморси тяжело вздохнул. Как всегда, на самом важном месте... 
Он быстро нашёл то место, о котором говорил дядя Мокси. На Озере было тихо, лишь камыши шептались о своих тайнах, да и те умолкли, когда вышла луна. Небо вылилось в спокойную гладь озера, и Тиморси прислушался. Кроме серебряной тишины ничего не было – тишина воды, тишина неба, тишина уснувшего в ветвях деревьев ветра, тишина собственного сердца... И Тиморси действительно её почувствовал, и ему казалось, что тишина играет с ним, ласкает травы, баюкает цветы, серебряными нитями окутывает спящий мир. Именно в тишине каждый звук обретает волшебную силу, именно в тишине рождается самая красивая музыка, именно за тишиной можно увидеть то, о чём можно услышать в самых прекрасных сказках...
Утром дядя Мокси вышел на крылечко поболтать со старым своим приятелем Фредом. Золотистая дымка стелила по дороге, дядя Мокси и Фред закурили свои любимые трубки и посидели немного молча, наслаждаясь тишиной ещё не совсем проснувшихся окрестностей. Со стороны Чистого Озера шёл Тиморси. 
- Ну, каков улов? – весело спросил дядюшка Мокси.
Тиморси подошёл и гордо показал полное ведро рыбы. Вытащив две самые большие, он подал их дяде:
- Как и обещал, - и, подмигнув, добавил, - Теперь я уверен, что видел их!
- А я что говорил? – заулыбался дядя Мокси, - Волшебное место это Озеро!
Тиморси весь просиял от счастья, попрощался и ушёл домой. Дядя Мокси торжественно разглядывал рыбу.
- И чего это он видел? – усмехнулся Фред.
- А... Русалочек. Я ему рассказал, что как-то в молодости увидел на Озере русалочку. Прелестную, белокурую...
- И что? – заинтересованно спросил Фред.
- Ну, я забыл сказать ему, что потом эта русалочка вышла из воды и у неё оказались ноги... Да, любила моя Тоффи в молодости нагишом купаться! А хороша была, ох, хороша!.. – дядя Мокси мечтательно заулыбался и добавил. – Кстати, приходи сегодня вечерком на уху. Хорошая ушичка будет. Волшебная... 

2003 г.
 
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 30.09.2013 20:11
Сообщение №: 6471
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Сказки дядюшки Мокси
2. Фея абрикосовой косточки

Однажды в одной добропорядочной семье мантикор появился на свет маленький рыжий котёнок. Все его любили – за пушистость и ласковость, и вообще – как можно не любить маленьких котят! Он рос шустрым и забавным, играл день-деньской с кисточкой на мамином хвосте да с черепами, что валялись у входа в пещеру в больших количествах. Надо сказать, что папа-мантикора выбрал очень живописное место для гнезда – вокруг тишь да благодать, и поляна зелёная с цветами да бабочками, и ручей под боком – есть где малышу плескаться, и дорога недалеко – еда то и дело снуёт из города в город по своим человеческим делам... Но как-то раз котёнку мантикоры надоело по одной только поляне бегать, да с черепами играть – мир-то вон какой огромный! Всё хочется малышу узнать, всё хочется на зуб попробовать...
А рядом с пещерой расположилась милая такая абрикосовая рощица. Все плоды на ней отливали золотом и буквально лопались от сладкого сока – да только высоко висели – мало кто достать мог. И жила в этой рощице Фея Абрикосовой Косточки. Когда-то она была доброй, как и все Феи, день-деньской напевала песенки о лете, о цветах, беззаботно порхала с ветки на ветку, но однажды ей всё это наскучило, и вот теперь она сидела на одном из плодов, грустно шевелила прозрачными стрекозиными крылышками и думала о плохом. Может же Фея иногда и о плохом подумать? И вот, под всякий мысленный негатив, и подвернулся ей маленький котёнок мантикоры. Он как раз пытался допрыгнуть до ближайшего плода абрикосы, да всё не мог достать.
- Киса! А, киса! – лениво позвала Фея.
- Это ты мне? – удивился котёнок.
- Тебе, тебе. И, вообще, не «ты», а «вы». Я, всё-таки, старше, умнее и, безусловно, красивее тебя, - скромно заметила Фея, продолжая покачивать прозрачными стрекозиными крылышками, - Ты чего творишь, котик?
- Прыгаю, - в прыжке пояснил котёнок.
- Зачем?
- Хочу достать абрикос.
- Зачем? – опять пожала плечами Фея, всем своим видом изображая: «Вот ненормальный!».
- Чтобы съесть!
- Тьфу ты, - сморщилась Фея. Она всю свою жизнь только и ела, что абрикосы и пила абрикосовый нектар. Рано или поздно всё твоё существование окрашивается в тошнотворно-оранжевый цвет, и ты только и мечтаешь попробовать что-нибудь другое.
Ну, она же была Феей, и потому имела возможность творить волшебство. И предложила она глупому котёнку свои стрекозиные крылышки да малый рост в обмен на то, чтоб иметь возможность покинуть абрикосовую рощицу. А тот взял – и согласился... Ну, абрикосы ему, правда, понравились. А то всё ешь этих путников, ешь – а толку никакого...
- Вот так и появились жуткие насекомые, именуемые плодожорками. Крылышки у них стрекозиные, сами они жёлтые, мохнатые, а как увидят сочный абрикос – набрасываются с яростью льва – и всё – нету абрикоса. Одна только косточка.
- А Фея?..
- А что Фея? Она по натуре пессимистом оказалась. Всё ей было не так и в этом виде. Ходит по миру, критиком, вроде, стала... Поговаривают – плотоядна. Так что если встретите – лучше не связывайтесь – мало того, что съест, так ещё и раскритикует, и, говорят, не бесплатно...
Вышедшая в этот момент на крыльцо тётушка Тоффи в сердцах огрела дядюшку Мокси свёрнутой газетой по голове:
- Вот старый дурак, а! Ты зачем детям на ночь такие страсти рассказываешь? Совсем одурел на старости лет?!
- Всё-всё-всё, я уже закончил, - смиренно бросил дядюшка. Но когда тётушка только-только скрылась за дверью, мстительно прошептал, - Вот же ведьма!
- Что?.. – грозное лицо тётушки тут же не преминуло показаться из-за двери.
- Ничего, дорогая! Я говорю – фея ты у меня, просто фея!
Ребятня с визгом разбежалась по домам. Дядюшка с наслаждением раскачал кресло, закурил трубку и смотрел, как сизый дымок поднимается к небу... Солнце лениво сползало за горизонт. Ещё один долгий летний день подошёл к концу...  
 
Поэт

Автор: Jackylarkin
Дата: 30.09.2013 20:12
Сообщение №: 6472
Оффлайн

Стихотворения автора на форуме

Проза автора на форуме

Оставлять сообщения могут только зарегистрированные пользователи

Вы действительно хотите удалить это сообщение?

Вы действительно хотите пожаловаться на это сообщение?

Последние новости


Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 9 гостей

  Наши проекты


Наши конкурсы

150 новых стихотворений на сайте
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора archpriestVasiliy
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора skukinemailr
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора nicholas1960
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора loralora67
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ПавелМаленёв
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора aleks-tatyana
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора strannikek
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Галина_Безменова
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора vsaprik
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора НинаАкс
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора ИннаГаджиева
Стихотворение автора ИннаГаджиева
Стихотворение автора ЕленаСтепура
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Aladdin
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора Lenchen
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора ROLIK_MAKSIM
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора DINADINADINA
Стихотворение автора Кетлен
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора IrinaHanum
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора Николай
Стихотворение автора СеленаП
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Натаffka
Стихотворение автора Натаffka
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора ВячеславАртего
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора Зинаида
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора Ластивка
Стихотворение автора витамин
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора prelestnica13
Стихотворение автора prelestnica13
  50 новой прозы на сайте
Проза автора Zoya
Проза автора strannikek
Проза автора aleks-tatyana
Проза автора Zoya
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора strannikek
Проза автора belockurova1954
Проза автора IrinaHanum
Проза автора paw
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора Zoya
Проза автора витамин
Проза автора Zoya
Проза автора Николай
Проза автора polotany
Проза автора paw
Проза автора 3674721
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора Zoya
Проза автора Zoya
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора Николай
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора ПавелМаленёв
Проза автора verabogodanna
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора strannikek
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора paw
Проза автора strannikek
Проза автора archpriestVasiliy
Проза автора витамин
Проза автора витамин
Проза автора Николай
Проза автора paw
Проза автора витамин
Проза автора витамин
  Мини-чат
Наши партнеры